Сценарий полнометражного фильма

«КЛАДБИЩЕ»

Василий Вялый

По роману Василия Вялого «Пейзаж с видом на кладбище»

 

vialiy@mail.ru

т.(861)232-83-02

моб. 9-928-843-76-77

 

 

 

 

Синопсис полнометражного фильма «КЛАДБИЩЕ»

По роману Василия Вялого «Пейзаж с видом на кладбище».

 

 

 

Время – наши дни.

Место действия – кладбище провинциального городка, православный храм,  детдом, больница, женский монастырь.

В ритуальных мастерских при городском кладбище работают: художник, скульптор, гробовщики, музыканты, сторож. Трудоустроившись на погост, люди предполагают укрыться от, казалось, неразрешимых жизненных проблем, но обретают новые, куда более серьезные. У служителей пантеона возникают сложные отношения не только друг с другом и с начальством, но и с… клиентами – работники постоянно попадают в неординарные, зачастую связанные с погребением, трагикомические ситуации. Или вспоминают о таковых.

Начальник ритуальных мастерских Копылов успевает не только следить за подчиненными, но и лично обогащаться на людском горе.

У каждого из персонажей свои взгляды на жизненные ценности, разная трактовка добродетели и порока. Почти все работники ритуального сервиса ощущают на себе разрушительное действие алкоголя, что приводит к дополнительным внешним и внутренним конфликтам. Но ни водка, ни кладбищенский забор, ни колдовство не могут оградить героев от жизненных напастей.

Ежедневно находясь рядом с покойниками, служители кладбища воспринимают их как клиентов, но когда умирает их коллега – скульптор Калошин, они начинают понимать, что смерть – логическое и неизбежное завершение жизненного пути, и она всегда находится рядом.

Один из главных героев – кладбищенский сторож, за свой уродливый вид получает от местных острословов прозвище Квазиморда.

В раннем детстве он с родителями попадает в страшную автомобильную аварию. Отец и мать погибают, а семилетнего Славку с серьезной травмой позвоночника отвозят в больницу. Ряд операций позволяет ему обрести утерянное движение, но у мальчика появляется горб, который, со временем, становится всё больше. После выписки из больницы Славку направляют в интернат. Но, не выдержав насмешек и унижений не только от сверстников, но и от некоторых воспитателей, он, защищая себя, в драке убивает своего обидчика. Мальчишка убегает из интерната и примыкает к шайке бомжей, добывающих хлеб насущный попрошайничеством. Ночуют они на погосте. Так Славка попадает на кладбище.

Вожак нищих определяет маленького уродца вместе с девочкой Оксаной просить милостыню на церковной паперти. Иногда они заходят в храм, где знакомятся с некоторыми прихожанами и священником, которые рекомендуют детям приобщиться к церкви. Однако они не решаются, хотя искра веры попадает в их души.

Проходит несколько лет. Славка и Оксана взрослеют. У подростков пробуждаются робкие взаимные чувства друг к другу. Но однажды случается беда – один из бомжей глумится над девушкой. Вожак убивает насильника и, чтобы красавица Оксана больше не привлекала к себе мужского внимания, ножом уродует ей лицо.

Вскоре на кладбище приезжает милиция. Облава. Бомжей задерживают и везут в спецприемник. Славке и вожаку удается бежать, но дядя Саша гибнет под колесами автомобиля. Мальчик остается один. Помыкавшись по стройкам и вокзалам, он возвращается на кладбище, где через некоторое время ему предлагают должность сторожа. Квазиморда становится мрачной легендой погоста: его боятся не только местные пьяницы, наркоманы и прелюбодеи, но и посетители пантеона.  Сторонятся горбуна даже сотрудники – работники ритуальных мастерских.

Оксану комиссия по делам несовершеннолетних направляет работать в монастырь. Через несколько лет прилежная набожная девушка становится послушницей.  Она хочет посвятить себя монашеской жизни, но не может забыть своего друга, в чем признается духовной наставнице. Та советует ей возвращаться в мир и искать своего возлюбленного.

Славка-Квазиморда тоже помнит об Оксане. Девушка едет на кладбище, и там они встречаются.

Плотник Николай, могильщики Юрка и Червон – беспробудные пьяницы, и уже не могут жить без водки. Изъян для работников кладбища, по их мнению, малосущественный. Но не для их начальства и жены плотника, которая решает путем колдовства избавить мужа от этого порока. Однако от магических манипуляций гробовщик едва не лишается рассудка. 

Жизненные позиции скульптора Калошина и художника Василия несколько схожи. Талантливый и успешный ваятель, не выдержав испытания славой и деньгами, постепенно спивается. Он утрачивает интерес не только к творчеству, но и к самой жизни. За внешней пьяной бравадой, скептицизмом и даже цинизмом скульптора скрывается чистая и отзывчивая душа  доброго человека – лишь благодаря усилиям Калошина сторож и Оксана обретают жилье и документы.

Художник пытается отыскать смысл бытия на холстах своих картин, но эта непосильная задача оказывается ему не плечу. Он путается не только в красках, но и в своих женщинах.

И художник, и скульптор устраиваются работать на кладбище, полагая, что приблизившись к Смерти, они станут ближе к разгадке мироздания. Но, работая в ритуальных мастерских, друзья замечают лишь насмешку Неба – как над жизнью, так и над смертью. Они часто дискутируют на эту тему:

– Жизнь значительно проще, чем принято об этом думать. У меня хватило ума прожить ее глупо и безалаберно, а вот на старости лет на раздумья вдруг потянуло.  Жизнь наша, как женщина, – философствует ваятель. – И нельзя ее познать или хотя бы почувствовать, немножко не пощупав. А что мы почувствуем? Быт, суета, пьянство, шум… Какая темнота кругом, и грубость, и примитивизм!  Нужно всё это ощутить, понять и желательно полюбить. Ведь нам так настоятельно рекомендуют это делать боги.

– Бог, – поправляет художник.

– Ну, пусть Бог, – соглашается скульптор. Тяжело дыша, опускается на стул. Чиркнув спичкой, закуривает сигарету. Заходится в кашле. – Ты знаешь, мне иногда в голову стала приходить мысль, что похороны – не последнее путешествие в нашей жизни. Хотя существование там, где ничего нет, даже в устах священников кажется бессмыслицей, – Калошин не без раздражения сует окурок в пепельницу. – Но ведь возникают такие вопросы! Я всегда был убежденным атеистом и насмехался над смертью. А вот теперь… – Виталий умолкает на полуслове.

– Что ты подразумеваешь под «теперь»? – спрашивает художник, знающий о неизлечимой болезни коллеги, по возможности стараясь придать своему голосу ровный оттенок.

Ваятель недовольно кривит лицо и продолжает.

– Мы мечемся туда-сюда по своим, сомнительной важности, делам, предполагая, что окружающий мир – яркий бесконечный карнавал, и каждый из нас на нём что-то из себя представляет. Довольно легко думаем о смерти, как о чём-то неприятном, но неизбежном. – Лицо Калошина светлеет. – Жизнь наша дарована Господом, а мы ею так бездарно распоряжаемся… И когда ты поймешь это – значит,  пора помирать.

По обе стороны кладбищенского забора – одни и те же слабости и пороки. На погосте художник знакомится с вдовой, регулярно приходящей на могилу мужа. У них возникает роман, но серьезных чувств он не пробуждает. Более того, судьба предупреждает вдову, что кладбище – не лучшее место для свиданий: однажды лишь сторож спасает ее от насильников.

 

Смерть Калошина напоминает всем остальным о скоротечности жизни, в которой надо еще много успеть. И главное – полюбить. Но удается это лишь Квазиморде и Оксане.

 

 

 

СЦЕНАРИЙ

 

 

НАТ. ТЕРРИТОРИЯ СТАРОГО КЛАДБИЩА ВЕЧЕР

 

Старое городское кладбище. Среди скромных и невзрачных могил высятся массивные, покрытые зеленовато-грязным мхом мраморные, а то и гранитные надгробья, большей частью покосившиеся. На них едва заметны, стертые временем имена и даты усопших. Территорию старого погоста продолжает новое кладбище, с холмиками свежей земли и неубранными еще венками. С пантеона уходят последние посетители. Ветер несет по аллеям последние осенние листья. Быстро темнеет. Над погостом, освещая кресты и обелиски, нависает полная луна. Поглядывая по сторонам, по тропинке идет горбун. Это кладбищенский сторож, за уродливый вид прозванный местными жителями КВАЗИМОРДОЙ. Сторож неспешно обходит вверенную ему территорию. Увидев горбуна, с погоста ретируются засидевшиеся за бутылкой пьяницы. Квазиморда приближается к небольшому памятнику. Садится на лавочку рядом с обелиском. На фотографии молодые мужчина и женщина. Горбун тяжело вздыхает. Подперев голову ладонями, неотрывно смотрит на фото. Вспоминает.

 

НАТ. ДВОРИК ЧАСТНОГО ДОМОВЛАДЕНИЯ ДЕНЬ

 

СЛАВКА стоит рядом с легковой машиной, наблюдая, как ОТЕЦ проверяет в баках количество бензина и масла, постукивает ногой по колесам.

 

ОТЕЦ

(смеясь)

Эх, Славка! Смотри не проспи утром, а то без тебя на море уедем.

Отец хватает  сына подмышки и несколько раз подкидывает.

СЛАВКА

(едва сдерживая смех)

Неправдоподобно хмурится и ворчит:

славка

Ну хватит, не маленький уж…

ОТЕЦ

(хохоча)

Вырос сын.

Ставит Славку на землю.

СЛАВКА

Да, вырос – осенью в первый класс иду!

Подходит Славкина МАМА. У нее заметно округлившийся живот. Она чем-то удручена и даже печальна. Трогает мужа за рукав рубашки и заглядывает ему в глаза.

 

 

 

мама

(жалобно)

Петечка, а может, всё-таки не поедем?

(поглаживая живот)

Ну куда мне ехать в таком положении?

Задерживает взгляд на Славке.

мама

Ему-то когда скажем, что у него скоро появится братик?

Отец

(смеясь)

Сестричка.

Целует жену в щеку.

отец

Вот вернемся домой с моря, и скажем.

 

НАТ. ГОРНАЯ ДОРОГА РАНЕЕ УТРО

 

По дороге движется автомобиль. В салоне автомобиля – Славка и его родители. За рулем автомобиля - глава семейства.

отец

(напевая вполголоса)

Я еду к морю, я еду к ласковой волне…

Славка дремлет, прислонившись к маминому боку. Из-за гор показывается солнце. Перед глазами мальчика мелькают разноцветные кружочки.

Славка

(шепчет, улыбаясь)

Хорошо-то как…

На дорогу, перед автомобилем, выбегает дикая козочка. Визжат тормоза. Отец резко выворачивает руль, и машина, минуя животное, падает с обрыва. Грохочет покореженный металл, звенят разбитые стекла. Ярко-оранжевый шарик перед глазами Славки стремительно увеличивается в размерах и становится очень ярким. Через лобовое стекло Славка вылетает из машины, падает на землю. Кричит от боли. Все исчезает и на него наваливается, пахнущая лекарствами, темнота.

 

ИНТ. БОЛЬНИЧНАЯ ПАЛАТА ДЕНЬ

 

Славка лежит на кровати. Он перебинтован. В руке торчит игла капельницы. Славка открывает глаза, пытаясь спросить у стоящих рядом людей – где он находится. Но не успевает: морщится от боли, теряет сознание. Незнакомые люди в белых халатах что-то говорят, но Славка их не понимает.

Две санитарки убирают палату.

первая санитарка

Бедный мальчишка… Он ведь еще ничего не знает.

Вторая санитарка

Господи… Сирота, да еще калека. Какая ж у него будет жизнь?

Первая санитарка

(тяжело вздыхая)

Ходить-то он хоть будет?

вторая санитарка

Я слышала, главный сказал, что вряд ли: сильно поврежден позвоночник.

первая санитарка

Несчастный ребенок… Сколько ему-то?

вторая санитарка

Говорят, седьмой годок пошел.

первая санитарка

Эх, Господи, неведомы дела Твои…

Славка

(стонет, едва слышно шепчет)

О ком это они? И где этот несчастный ребенок, которого они жалеют? Почему эти тети в белых халатах смотрят на меня, словно это меня касается?

(стонет)

Ох, как болит спина! Где моя мама?

(кричит)

Мамочка, мне больно!

Славка пытается перевернуться на бок.

 

В палату заходит врач и медсестра. Санитарки умолкают, продолжая работать.

врач

(осматривая Славку)

Сделайте укол, а завтра с утра - готовить его к операции.

 

Спустя два месяца

 

ИНТ. БОЛЬНИЧНАЯ ПАЛАТА ВЕЧЕР

 

Заходит медсестра. Делает Славке укол.

голос за кадром

Пребывание Славки в больнице – бесконечный тягостный поток, который прерывается на несколько часов после вечернего укола. Через несколько секунд после инъекции феерический цветной вихрь подхватывает Славку, неизменно забрасывая его в недалекое счастливое прошлое.

 

 

ИНТ. ЖИЛАЯ КОМНАТА ДЕНЬ

 

Славка проверяет содержимое своего нового портфеля. Складывает учебники, тетради, карандаши обратно в портфель и хочет положить его в шкаф. Полка находится высоко, и Славка придвигает стул.

отец

(улыбаясь)

Давай помогу

Славка

Нет, я сам

Пыхтя, Славка влезает на стул. Ставит портфель на верхнюю полку. Комната вдруг качается и Славка, не удержав равновесия, падает на паркет. Подбежавший отец, пытается подхватить сына, но не успевает. Славке морщится от боли.

 

ИНТ. БОЛЬНИЧНАЯ ПАЛАТА РАННЕЕ УТРО

 

Славка просыпается. За окном палаты брезжит рассвет. Соседи по палате спят. Чирикают проснувшиеся воробьи. Невдалеке звенит первый трамвай. Восходит солнце. Славка плачет. Садится вполоборота. Сидеть прямо мешает нарост на спине. Славка трогает его рукой. Морщится. Закрывает глаза. Дремлет.

 

ИНТ. БОЛЬНИЧНАЯ ПАЛАТА УТРО

 

К Славкиной кровати подходят несколько врачей. Старенький седой врач, которого все называют ПРОФЕССОРОМ, садится на Славкину кровать. Щупает горб, постукивает по нему согнутым пальцем.

профессор

(оглядываясь на врачей)

Напомните, как у него обстоят дела?

высокий худой врач

(пожимая плечами)

Репозиция дисков исключена…

Женщина-врач

Возвратить позвонки на прежнее место невозможно.

(рассматривая рентгеновский снимок)

Во-первых, это технически очень сложно, а во-вторых, есть опасность возникновения осложнений…

Врач берет у женщины из рук рентгеновский снимок.

высокий худой врач

Нейродистрофические изменения необратимы и деформация, на мой взгляд, будет возрастать.

Женщина-врач

(пожимает плечами)

Смею напомнить, профессор, что кроме травмы позвоночных дисков, у него нарушена нормальная иннервация некоторых мышц спины.

Профессор некоторое время сидит не шелохнувшись. Затем хлопает себя по коленям ладонями и решительно поднимается с кровати.

профессор

Что ж, будем оперировать еще раз.

Он улыбается и прикасается к Славкиному плечу.

 

 

 

профессор

Не возражаете, голубчик?

(поворачиваясь к врачам)

Это какая будет операция по счету?

женщина-врач

Четвертая, профессор.

профессор

(хмурясь)

Да, да… Будем оперировать.

Подходит к другому больному. За ним двигаются остальные врачи.

 

Спустя месяц

 

ИНТ. БОЛЬНИЧНЫЙ КОРИДОР ДЕНЬ

 

С помощью медсестры Славка на костылях делает первые неуклюжие шаги. На спине, под рубашкой, виден горб.

медсестра

(улыбаясь)

Ну вот… Молодец. А говорили, ходить не сможешь…

Славка

(морщась от боли)

Да…

медсестра

Всё образуется, вот увидишь.

Славка

Да…

 

Они медленно подходят к двери палаты и заходят внутрь.

 

ИНТ. БОЛЬНИЧНАЯ ПАЛАТА ДЕНЬ

 

Славка в изнеможении опускается на кровать. Тяжело дышит. Смотрит медсестре в глаза.

славка

А где мои родители? Они живы?

медсестра

(застыв на мгновение)

Ой, кажется, меня кто-то из больных зовет…

Выбегает из палаты. В палату заходят несколько врачей. Очередной обход. Старичок-профессор задерживает взгляд на Славке, но на сей раз к его кровати не подходит.

 

Профессор

Как дела, голубчик?

славка

(хмуро)

Нормально…

Профессор

(кивая головой)

Ну и славненько…

Осмотрев остальных больных, врачи идут к выходу. Возле двери профессор трогает за рукав высокого худого врача.

Профессор

(кивая в сторону Славки)

Доктор, скажите ему.

Врач вздыхает и останавливается. Подходит к Славкиной кровати. Откинув простыню, садится рядом со Славкой. С минуту сидит молча, что-то разглядывая за окном.

Высокий худой врач

Ты знаешь…

Умолкает. Раскрывает и тут же закрывает папку.

высокий худой врач

Ты уже взрослый и поэтому мы от тебя ничего не скрываем.

Славка вздыхает и отворачивается к окну.

Славка

Еще одна операция?

Доктор тоже смотрит в окно, словно не слышит Славку.

Высокий худой врач

Мы ничего от тебя не скрываем…

(переводя взгляд на Славку)

Твои родители умерли…

Он хочет сказать что-то еще, но умолкает.

Славка

(кричит)

Умерли? Как это умерли?!

Славка теребит край одеяла. Его глаза наполняются слезами.

славка

А что же мне теперь делать?!

(выкрикивает)

высокий худой врач

(быстро и непонятно)

Ты находишься у нас уже почти год и, надо сказать, здоровье твое намного улучшилось. Уже без костылей хорошо ходишь, боли в спине прекратились. А нарост…

Врач раскрывает папку и достает какую-то бумажку.

высокий худой врач

Через некоторое время, при стечении определенных обстоятельств, мы планируем сделать еще одну операцию и искривления позвоночника практически не будет заметно.

Врач подходит к окну. Смотрит в него, затем поворачивается к Славке.

высокий худой врач

Так как состояние твоего здоровья не вызывает опасения, мы выписываем тебя.

(пытаясь улыбнуться)

…а так как других родственников пока не обнаружено, мы оформили документы на твое размещение в специнтернате.

Врач захлопывает папку.

высокий худой врач

Завтра за тобой приедут.

Идет к выходу. В дверях останавливается. Хочет что-то сказать, но лишь разводит руками и выходит из палаты. Славка неподвижно сидит на кровати. Смотрит в одну точку.

 

ИНТ. КЛАДОВАЯ БОЛЬНИЦЫ УТРО

 

КАСТЕЛЯНША собирает для Славки одежду и обувь.

Завязывает шнурки на потертых ботинках, обутых на Славку.

Кастелянша

(смахивая слезу)

Шо ш цэ такэ творицца на свити билом? Жив соби хлопчик жив с папою та с мамою, и вдруг – на тоби!

Кастелянша берет Славку за руку и ведет его по длинным больничным коридорам в приемное отделение, где его уже ждет представитель интерната - чуть полноватая, хорошо одетая женщина.

 

НАТ. ритуальные мастерские УТРО

 

В углу погоста, упершись стеной в кирпичный забор, стоит неказистое здание ритуальных мастерских. Во дворе возвышаются глыбы мрамора и гранита. Лежат штабеля, накрытых полиэтиленовой пленкой досок. Возле входа в помещение – образцы различных памятников и надгробий. Узкий длинный коридор с несколькими дверями. Одна из них прикрыта. Оттуда доносится звук сколачиваемых досок.

 

ИНТ. СТОЛЯРНАЯ МАСТЕРСКАЯ УТРО

 

Возле стенки, на длинном стеллаже стоят уже готовые, оббитые красной, черной, синей тканью, гробы.

Потный, усталый плотник КОЛЯ Белошапка, с прилипшими ко лбу мокрыми волосами, ходит с рубанком вокруг почти готового гроба. Наклоняется к ящику со стружками и достает из него бутылку. Она пуста. Плотник сокрушенно качает головой и, тяжело вздохнув, водворяет ее на место. Отходит на пару шагов и любуется своим творением. Он поглаживает гроб, похлопывает ладонью по свежевыструганным доскам.

 

коля

(вполголоса)

Ну, кажись, Лександер будет доволен.

В мастерскую заходит крупный мужчина с бородой, лет срока. Это скульптор ритуальных мастерских Виталий КАЛОШИН.

Калошин

Лександеру, скорее всего, теперь безразлично, где и как лежать.

Коля

(выглядывает в окно)

Не скажи, Виталик… А ежели в гроб не поместится?

Калошин

(рассеянно)

Ну, тогда конечно, осерчает Сашка.

(поглядывая в окно)

Жена еще не пришла?

Коля

Не, не пришла.

Скульптор садится на доски, достает пачку сигарет.

Коля

Не кури здесь, Виталик, а то пожарник оштрафует.

Калошин.

А, пошел он…

Кладет сигареты в карман.

Калошин

Скажи мне, Коля, одну вещь. Никак понять не могу. Ты работаешь вместе с женой, и она тебе на работу водку носит… Как тебе удалось так ее выдрессировать?

коля

(пожимая плечами)

Так ведь всё равно где-нибудь нажрусь. Она говорит, уж лучше пусть я принесу, да дозировано выдавать буду.

калошин

Понятно. У очевидного либерализма Людмилы, выходит, просто нет альтернативы.

коля

Вроде того…

Скульптор идет к двери. Останавливается в проходе.

Калошин

Ну, ты свисни, как она придет. Ага?

Плотник кивает.

 

 

 

 

голос за кадром

Виталий Калошин некогда творил в скульптурных мастерских художественного фонда города, но пристрастие к спиртным напиткам нанесло ощутимый удар по карьере мастера. Однако изготовленные им барельефы и изваяния великих сограждан украшали некоторые города и веси края, а одна монументальная работа стала иронично знаменитой в столице Кубани. Надо сказать, что скульптор – во всяком случае, внешне это не бросалось в глаза – не страдал от понижения социального статуса. Быть почти постоянно под кайфом для него оказалось ничуть не хуже, чем творить. «Мои нынешние модели не столь знамениты, – он обводил рукой скорбный ландшафт, – но каждая из них имеет право на эпитафию», – баритон Калошина разносился по всему кладбищу и был слышен на расположившейся по соседству фабрике детских игрушек. Громкоголосости ваятеля соответствовала его недюжинная внешность. Порой, направляясь на установку памятника в дальний угол погоста, куда по извилистым тропинкам не мог проехать мотороллер «Муравей», Виталий брал подмышки по мешку цемента и, весело напевая какую-нибудь песенку, не спеша добирался до места.

В мастерской у Калошина всегда царил немыслимый беспорядок. Всюду валялись ломы, лопаты, кирки. Между хаотично расставленными глыбами песчаника, ракушечника и мрамора высились холмики гравия. Обрывки бумажных мешков из-под цемента раздраженно шуршали под ногами. К изысканному камню для богатых клиентов – граниту – мастер проявлял некоторое профессиональное уважение: мрачные глыбы покрывались кусками потрепанного, выцветшего на солнце брезента. Лишь место, где Виталий иногда выполнял творческую работу, находилось в относительной чистоте, и было огорожено древесно-стружечными листами. На эту территорию он никого не пускал. Разницы между работой и удовольствием Калошин не ощущал. Ему нравилось с утра выпить полстакана водки, и его жизнь мгновенно приходила в гармонию с окружающим миром. Когда ваятель на мраморной плите высекал барельеф усопшего или делал форму для отливки бюста, лицо его преображалось. Из опустившегося неряшливого человека с опухшей физиономией он превращался – хотя бы на время – в ощутимого и искусного мастера. Только когда деликатная скульптурная работа была полностью завершена и мастер откладывал в сторону резец или циркуль, он мог позволить себе выпить водки. И тогда снова атмосфера пофигизма и блаженной медлительности воцарялась в мастерской ваятеля.

 

НАТ. ДВОР РИТУАЛЬНЫХ МАСТЕРСКИХ ДЕНЬ

 

Во двор заезжает светлый Nissan. Машина останавливается и из нее выходит начальник ритуальных мастерских - Копылов Иван Владимирович. В это же время в калитку заходит гробовщица Людмила - жена плотника Коли Белошапки.

Копылов

(глядя на часы, хмурится)

Опаздываешь, Людмила.

Гробовщица показывает начальнику пакет.

людмила

Я в магазин бегала, Иван Владимирович.

копылов

(ухмыляясь)

За водкой мужу?

Людмила

(смущенно)

Да нет – за кефиром.

Копылов

Да ладно…

Машет рукой. Закуривает.

копылов

Позови-ка всех сюда.

Гробовщица заходит в мастерские. Копылов обходит территорию, рассматривая заготовки камня. Через несколько минут работники выходят из помещения и становятся полукругом возле начальника. Иван Владимирович осматривает их и подходит к плотнику.

 

Копылов

Коля, ты меня знаешь – я цацкаться не буду. Живо у меня напишешь заявление.

Людмила

Не пил он сегодня, Иван Владимирович.

Начальник обводит взглядом подчиненных.

копылов

Еще раз услышу запах, хоть от кого…

Калошин

(перебивая)

Ты дело говори, Владимырыч. Нам же работать надо.

Копылов

(хмурясь)

Завтра… это… с утра всем быть на местах.

Начальник указывает рукой на могильщиков Юрку и Червона.

копылов

Особенно это касается вас двоих.

(грозя им пальцем)

Эксгимация у нас на завтра намечается.

Калошин

(усмехаясь)

Эксгумация…

Людмила

А что это такое?

копылов

Завтра утром, в присутствии… этих… судмедэкспертов и работников прокуратуры будем вскрывать могилу…

Достает из кармана бумажку и читает:

Арутюняна Самвела Георгиевича.

Людмила тихонько вскрикивает, а помощник скульптора Гришка спешно крестится.

Калошин

А по какой причине, Владимырыч?

копылов

Не знаю, Виталик. Милиция мне не докладывает.

Начальник кивает на копачей – Юрку и Червона. Достает сигарету, закуривает.

копылов

У них спрашивай. Они же его закапывали: может, что слышали от людей.

Все смотрят на копачей.

 

 

 

 

Червон

Хоронили этого армяна в закрытом гробу. Говорят, сильно побился в автомобильной аварии.

А больше мы ничего не слышали.

юрка

Их двое в машине было. И оба – всмятку…

калошин

Видимо, трупы перепутали в морге. Такое иногда случается.

 

Сотрудники расходятся по своим рабочим местам. Копылов снова ходит по территории мастерских.  Быстрым взглядом начальник осматривает доски, пересчитывает заготовки обелисков, мраморные плиты, мешки с цементом, металлические швеллеры.

голос за кадром

Иван Владимирович работу свою любил и в затхлом воздухе тлена чувствовал себя довольно уверенно. Более того, погребальная деятельность приносила ему существенный доход, ибо именно он давал разрешение на подзахоронение к родственникам на старой территории. Копылов также доставал где-то дешевый камень, который проводил через бухгалтерию по завышенной цене. Жизнь, прожитая в непрерывной суете и заботах, отложила отпечаток на его лице. Был он не по чиновничьи смуглолиц и не по годам морщинист. Темно-серый твидовый костюм, который ежедневно носил Иван Владимирович, был бы ему к лицу, если б не слишком торопливая, пружинистая походка. Усталый, настороженный взгляд из-под крупных очков скоро скользил по предметам и людям, моментально давая увиденному не только оценку, но и цену. Копылов был маленькой рыбешкой в очень зарыбленном водоеме Стикс. Кладбищенский бизнес по бюрократично-иерархической каменной лестнице взбирался достаточно высоко. Начальник, по общему мнению коллектива, был не очень хороший человек. Сукин сын, проще говоря. Главным достоинством своей жизни Иван Владимирович считал то обстоятельство, что он некогда организовывал захоронение первого секретаря крайкома КПСС.

 

ИНТ. МАСТЕРСКАЯ СКУЛЬПТОРА ДЕНЬ

 

Калошин снимает брезент с очередной мраморной заготовки. Подходит Копылов.

копылов

Бригадир, ты… это… за порядком следить не забывай. Всё ж прибавка к пенсии будет.

(кивая на дверь)

От Белошапки уже с утра разит, как от бочки.

Пожурил бы его, что ли…

Калошин

(осматривая будущий памятник)

С ног никто не валится, и работу свою все выполняют. А до пенсии мне, Владимырыч, еще как три дня лесом.

(оглядываясь на помощника)

Да, Гриша?

Помощник скульптора ГРИША на несколько секунд перестает размешивать раствор и радостно кивает. Копылов чертыхается, машет рукой и идет к выходу. Слышно, как заводится машина и выезжает в ворота.

Калошин

(усмехаясь)

Стоило ради этого говорить столь долго и искусно.

В мастерскую заглядывает Людмила. За спиной гробовщицы стоит ее муж.

Калошин

Принесла?

Людмила

(раздраженно)

Принесла. Только в столярку не суйтесь – я буду там работать.

 

калошин

(усмехаясь)

Зачем шумишь, женщина?

(повернувшись к плотнику)

Эх, Коля… Не умеешь супругу воспитывать. Политика кнута и пряника – единственно приемлемое сочетание для женщин.

 

 

 

Людмила

Забыла я, Виталик, вкус этих пряников.

(вздыхая)

А кнут… Кнут я могу и сама применить.

Калошин

Понимаю… Правильно, Люда. Нельзя русским человеком управлять с помощью кнута и пряника: ему еще нужна водка.

(поворачиваясь к ХУДОЖНИКУ)

А мы к художнику в мастерскую пойдем. Да, Василий?

Похлопывает художника по плечу.

калошин

Вы, у нас человек новый – вот и пора вливаться, так сказать, в коллектив.

Художник

Как я могу возразить бригадиру?

(улыбаясь)

Культ поклонения начальству был у меня привит еще в эпоху развитого социализма. Вакцинация оказалась стойкой – действует уже в течение нескольких лет.

Калошин

Полку философов прибыло…

Художник

А кто еще философ?

калошин

Каждый из нас. Разве возможно работать на кладбище, не размышляя о смысле бытия? Истинный философ жизни не боится. Смерти, тем более.

 

Художник согласно качает головой. Калошин, Белошапка и художник идут по коридору и заходят в мастерскую художника.

 

ИНТ. МАСТЕРСКАЯ ХУДОЖНИКА ДЕНЬ

 

Художник сдвигает на край стола траурные ленты и банки с красками. Стелет на стол газету и достает из шкафа граненые стаканы.

калошин

(усмехаясь)

Эстет…

Скульптор берет со стола граненый стакан и подкидывает на ладони.

 

 

Калошин

Кстати, не подскажите, коллега, кто автор сего сосуда?

Художник разрезает яблоко и хлеб на мелкие части.

художник

(пожимая плечами)

Думаю, это изобретение входит в категорию «слова и музыка народные».

калошин

Ошибаешься, батенька. Запатентовано знаменитым скульптором Верой Игнатьевной Мухиной. Коллегой, то есть.

Скульптор вздыхает и ставит стакан на место.

Калошин

Такие вещи человеку искусства надо знать.

художник

(хмурясь)

Честно говоря, похоже на байку. Да ладно… Мухиной так Мухиной.

Художник разливает водку по стаканам.

художник

Почему напарника своего не пригласил?

калошин

А он не пьет.

(неумело крестясь)

Божий человек.

Плотник долго смотрит на художника, поднимает руку с оттопыренным указательным пальцем.

коля

(изумленно)

Понимаете, совсем не пьет!

калошин

Что не пьет, понять можно. А он ведь еще почти не говорит.

художник

Немой что ли?

калошин

Не хочет, видимо.

(после паузы)

Да оно и правильно: говорящий не знает, знающий не говорит.

Однажды, при разгрузке с товарняка глыб гранита, ему придавило плитой пальцы, но никто этого не заметил, и бригада ушла на перекур.

(усмехается и качает головой)

Так Гришка терпел боль и не проронил ни звука, пока рабочие не вернулись и не освободили его от тяжести коварного камня.

Да Бог с ним, с Гришей…

Ну, а ты-то как, освоился?

 художник

(пожимает плечами)

Да вроде освоился.

Они поднимают стаканы и, бегло посмотрев друг на друга, замолкают.

калошин

Ну, выпьем за раба Божьего Самвела – на завтра ему уготовлен трудный день.

художник

Думаю, что ему-то, как раз, всё равно. Нам, наверное, будет не легче.

коля

Это точно… Неприятное будет зрелище.

Они выпивают. КАЛОШИН закуривает сигарету и подходит у окну.

калошин

(взглянув на часы)

Время к обеду. Однако пора и поработать…

(вглядываясь в окно)

Кажется, «Виртуозы погоста» прибыли.

художник

(улыбаясь)

«Виртуозы погоста»?

Смешно…

калошин

Вообще-то смешного мало. А вот руководитель духового оркестра – личность уникальная.

Ты с ним знаком?

художник

(качая головой)

Нет…

калошин

(оживляясь)

О, это удивительный человек!

Скульптор садится на стул, готовясь к длинному рассказу.

калошин

Василь Василич – для компактности звучания Вась-Вась в нашем городе известен, пожалуй не менее, чем его знаменитый киношный однофамилец.

художник

А как его фамилия? И чем же он так известен?

 

калошин

Кадочников… Прежде всего Вась-Вась прославился своей неуёмной страстью к противоположному полу.

коля

К бабам, значит…

калошин

(ухмыляясь)

Именно, Коля. И надо сказать, Кадочников зачастую добивался у соблазняемых женщин ответного чувства.

художник

(саркастично)

Местный Казанова?

калошин

Типа того… Зря ты иронизируешь.

Достает из кармана пачку сигарет

Знаешь, в чём секрет его успеха?

Не дождавшись вопроса, прикуривает.

калошин

Вась-Вась предпочитает замужних и не совсем молоденьких прелестниц.

художник

Ну и что? Почему это, обремененные семьями добропорядочные женщины так размякают от ухаживаний музыканта?

калошин

Прищелкивает языком и качает головой.

калошин

То-то и оно… Умеет Кадочников тонко и мягонько влезть в бабью душу: то конфетку из бездонного кармана достанет, от крошек отряхнет и на чай напросится, то цветочек незамысловатый с клумбы сорвет и подарит, а то и просто к локоточку дотронется, да в глаза заглянет.

художник

 (раздраженно)

Всё равно не понимаю…

Калошин

Тушит сигарету в пепельнице.

(вздыхая)

Ты сам-то женат?

Художник

(удивленно)

Нет. А какое это имеет значение?

 

 

 

 

 

калошин

Прямое… Был бы женатый спросил: а когда ты для супружницы в последний раз за цветочком в клумбу лазал? А за руку когда брал, масляно одаривая взглядом? То-то же…

Правда, следует добавить, наш Казанова был не единожды бит обманутыми мужьями.

(смеясь)

Говорю ему, смотри, Вася, заколют они тебя когда-нибудь рогами.

коля

И чё, не боится?

калошин

(подмигивая)

Какой там! Это ж болезнь такая, Николай. Вроде, алкоголизма. И рад бы завязать, а…

(разводя руками)

Коля

(сочувственно)

Вот бедный!

Художник усмехается и разливает водку по стаканам. Открывается дверь и заходит руководитель духового оркестра КАДОЧНИКОВ. Сухощавый, широкий в кости, необычайно подвижный. Постоянно ниспадающий на глаза русый чуб залихватским движением головы скидывает на лысеющий крупный череп.

 

КАДОЧНИКОВ здоровается с присутствующими, садится на стул и, нахмурившись, с отвращением смотрит на бутылку.

калошин

Тяжелый день, Василич?

кадочников

(вздыхает)

Отчебучили мои виртуозы сегодня номер…

художник

Что польку при погребении сыграли?

кадочников

Почти…

Свирепо дергает головой, убирая с глаз челку.

Семь-сорок, паршивцы, сбацали!

калошин

(оживляясь)

Еврея, что ли отправляли в последний путь?

Расскажи, Вася?

 

 

 

 

 

кадочников

(хмурясь)

Хоронили сегодня какого-то коммерсанта по фамилии… Забыл…

(махнув рукой)

Неважно… Всё происходило вроде бы прилично, только тромбонист Эдик заметно фальшивил: видимо, был подшофе. Тем не менее, отыграли чин по чину, без особых накладок. Сели в автобус и поехали, как водится, на поминки. Ну и…

Смотрит в окно.

кадочников

(сердито)

А вот он, мерзавец, сам идет!

 

Открывается дверь и заходит ЭДИК. 

 

эдик

(радостно)

Здравствуйте, могильщики!

Но, увидев руководителя, заметно тушуется.

эдик

Василь Василич, ну выслушай ты меня!

Стучит себя кулаком в грудь. Заметно, что он нетрезв.

кадочников

(устало)

Знаешь, сколько лет жизни ты у меня отнял?

голос за кадром

Трудовую деятельность после службы в армии Эдик начал на фабрике по производству детских игрушек разнорабочим – подносил деревянные заготовки матрёшек к токарному станку. Невообразимый грохот и никогда не оседающая пыль в цеху вскоре значительно укротили трудовой энтузиазм Эдуарда, и демобилизованный хотел уж уйти с предприятия. Как раз в это время Кадочников набирал состав духового оркестра. Эдик решил проверить свои музыкальные способности и остался в творческом коллективе. Подошел, ибо таланта особого от претендентов не требовал. Стоит отметить, что тогда Эдуард различал лишь две ноты: до и после.

Платили музыкантам мало; да, собственно, и работы было немного: ежедневные репетиции по два-три часа, игра на демонстрациях, торжественных собраниях и субботниках. Через пару недель Василий Васильевич полностью сформировал состав – девять человек. Правда, ноты знали только трое, они же и несли основную музыкальную нагрузку. Руководитель на саксофоне вёл основную тему мелодии, а троица не совсем умело подыгрывала. Остальные «виртуозы» лишь подносили инструменты к губам, являясь только статистами ансамбля. Зарплату коллективу выделяли на девять человек, но фактически ее получали четверо. Имитаторам Вась-Вась выделял по сто рублей за проведенное мероприятие, однако не оставлял надежды научить их играть. На каком-то торжественном собрании Эдик впервые познал крутой нрав дирижера. Получив огромную трубу под интригующим названием геликон, новоиспеченный музыкант поднес ее мундштук к губам и просидел до перерыва, не издав – как наставлял Кадочников – ни звука. Скучное, надо признать, занятие для вчерашнего воина.

Пятнадцатиминутный отдых виртуозы использовали весьма плодотворно: скрывшись от руководителя за углом дома, они «приговорили» две бутылки красного портвейна «Кавказ» и вовремя вернулись в зал заседаний. Взяв инструмент в руки,

Эдик тут же ощутил свою эстетическую значимость и необыкновенный прилив вдохновения. Он, стараясь попадать в такт, отчаянно дул во вверенную ему трубу, не обращая внимания на свирепые взгляды режиссера и пинки коллег по ремеслу. Когда же хохот в зале стал заглушать исполняемый музыкантами гимн России, Эдик получил существенный удар по голове футляром от саксофона. Нетрудно догадаться, что это была карающая десница Василия Васильевича. С тех пор молодой музыкант стал более тщательно относиться к своим обязанностям, а вскоре и сам освоил азы исполнительского мастерства. Через полгода Эдик уже знал ноты и Кадочников доверил ему тромбон. Существенным дополнением к зарплате музыкантов были приглашения духового оркестра на похороны. Фабрика находилась рядом с кладбищем, и вскоре группа «Земля и люди» - увы – из-за частых выступлений стала невероятно популярна в городе. Едва ли не ежедневно, а то и по несколько раз в день творческий коллектив исполнял на похоронах траурный марш Шопена.

 

Эдик улыбается. Василий Васильевич злобно осматривается по сторонам, подыскивая предмет для наказания.

Кадочников

Расскажи-ка людям, как вы меня опозорили.

Эдик пятится к двери.

калошин

(ободряюще подмигивая)

Василич, может, эта музыка была приятней слуху покойного, чем традиционно-унылые марши?

эдик

(оживляясь)

Так я это, кстати, и имел ввиду.

кадочников

   (крича)

Да меня из-за вас чуть не избили!

калошин

Успокойся, Василич.

Отодвигает пепельницу подальше от дирижёра.

Пусть расскажет.

эдик

(вздыхая)

А что рассказывать… После похорон автобус привез нас к дому покойного. Шефа пригласили на тризну,

Эдик кивает на руководителя оркестра.

эдик

…а нам принесли тарелку котлет и две бутылки водки.

калошин

Понятное дело… Зажали…

 

 

 

эдик

(с опаской поглядывая на Кадочникова)

Ну, выпили мы, закусили. Снова выпили… Потом стало скучно, и мы заиграли. Хотели потихоньку…

коля

Разве ж на таких больших дудках тихо сыграешь?

Все хохочут. Коля переводит взгляд с одного на другого, не понимая причины общего веселья.

кадочников

А почему именно семь-сорок?

эдик

(пожимая плечами)

Так… Еврей ведь – думали приятно будет.

кадочников

Кому?!

Срывается с места и, схватив табуретку, кидается на Эдика.

эдик

Родственникам…

Не потеряв бдительности, Эдик в несколько прыжков оказывается у двери.

 

нат. ритуальные мастерские вечер

 

Рабочий день окончен. Служащие погоста собираются домой. Скульптор Калошин собирает инструменты. Около него крутится гробовщик Коля, ожидая от бригадира предложения выпить. Помощник Калошина готовит похлёбку собакам. Вдоль забора мастерских, по аллее, идут к выходу последние посетители погоста.

 

инт. комната местной ворожеи бабки евдокии вечер

 

Внутри помещения чисто, но сумрачно. Завешенные плотной тканью окна совершенно не пропускают дневного света. Передний угол занимает большой киот с иконами, перед которыми теплится оранжевый огонёк крохотной лампадки. С потолка свисают пучки лекарственных трав. На столе разбросаны гадальные карты, какие-то потрепанные книжки. Горит свеча, отблески которой отражаются на худом, морщинистом лице колдуньи. Стук в дверь. В комнату входит жена плотника Людмила. ВОРОЖЕЯ бросает короткий взгляд на вошедшую женщину. Людмила делает шаг назад.

ворожея

(строго)

Зачем приперлась?

Допился мужик до ручки? Сама, поди, довела?

Смотрит тяжелым взглядом на Людмилу. Кивает на стул.

ворожея

Садись.

 

Людмила

Понимаете, он…

ворожея

(перебивая)

Всё я понимаю. Будешь рассказывать, когда я спрошу. Хотя, что тут рассказывать? И так всё ясно.

Бабка Евдокия подходит к шкафу, достает из него холщевый мешочек. Достает из него горсть серой травы.

ворожея

Это копытень… Будешь добавлять его в водку по маленькой щепотке.

(усмехаясь)

Пусть пьет…

людмила

(испуганно)

А что будет, после того как он выпьет?

ворожея

А ничего не будет. Только как выпьет – сразу блевать начнет. И так постоянно. Вскоре у него на водку выработается, как дохтора говорят, рвотный рефлекс.

Бабка Евдокия заворачивает траву в кусок газеты и бросает свёрток Людмиле.

ворожея

Если надоест Мыколе рыгать, то пить не будет, но учти: некоторые - самые заядлые алкаши – перебарывают в себе тошноту. Его вырвало, а он снова выпил. И так несколько раз подряд.

Колдунья испытующе смотрит на посетительницу.

ворожея

Так и побеждают этот самый, мать его, рвотный рефлекс.

людмила

И что же в таком случае делать?

 

Бабка Евдокия молча подходит к иконам. Крестится.

ворожея

Господи, прости мою душу грешную.

Колдунья возвращается к шкафу. Достает из ящика огарок тонкой церковной свечи и кладет его на стол. Садится на свое место.

людмила

Что это?

ворожея

(сердито)

Что-что… Не видишь, что ли? Свеча с похорон.

 

 

Людмила

(испуганно)

А зачем она?

Старуха в бешенстве подскакивает со стула.

ворожея

(кричи)

Ты зачем сюда пришла?! Так и заткнись, непутёвая, пока я говорю! Поняла?

Людмила опускает голову и едва заметно кивает. Колдунья, успокоившись, садится на место.

ворожея

Пойдешь в полночь на кладбище, - лучше в полнолуние, - и сунешь этот огарок в одно из последних захоронений. К Сашке Белому, например.

Бабка Евдокия берет со стола кусок бумажки и, нацепив на переносицу очки, пишет на ней какие-то слова.

воржея

Зажжешь свечу и, читая молитву, обойдешь три раза вокруг могилы. Закопаешь свечу и снова прочитаешь эти слова.

Людмила, боясь задавать вопросы, настороженно смотрит на ворожею. Дописав заклинание, старуха сует бумажку посетительнице.

ворожея

Значит так… Если сделаешь всё, как я сказала – пить Мыкола больше не будет.

людмила

(едва слышно)

А если всё-таки выпьет?

ворожея

А если всё-таки выпьет, то сразу сдохнет.

Бабка Евдокия трогает посетительницу за плечо.

ворожея

(меняя интонацию)

Не бойся, не выпьет; ещё не было такого случая.

(вздыхая)

Зато ждут тебя другие беды.

людмила

Какие?

ворожея

(пожимая плечами)

Не знаю… Самые мерзкие на свете люди – это алкаши, бросившие пить. Вскоре сама в этом убедишься.

Старуха подходит к иконам. Крестится. Поворачивается к Людмиле.

 

ворожея

Ты еще здесь? Давай, уматывай к едрени фене.

 

инт. кладбищенская мастерская художника поздний вечер

 

Художник пишет картину. На мольберте стоит холст, на котором изображен кладбищенский пейзаж. Художник увлечен работой. Он нервно ходит вокруг мольберта, иногда нанося на полотно решительные мазки. Наконец решив, что картина готова, опускается на стул. Закуривает. Смотрит на часы. Полночь. Качает головой, вытирает руки тряпкой. Выключает свет, выходит на кладбищенский двор.

 

нат. территория старого кладбища ночь

 

Художник идет по главной аллее кладбища. Над погостом нависает темно-синее небо, с горящими на нём оранжевыми звёздами. Со всех сторон доносятся различные по интенсивности и тембру звуки: шуршание мышей, визг кошачьих драк, вскрики и шум крыльев ночных птиц. Какие-то едва слышимые вздохи, переплетаются и наслаиваются друг на друга. Художник боязливо оглядывается по сторонам.

художник

(вполголоса, успокаивая себя)

И вовсе не страшно… Словно идешь по вечерней безлюдной улице.

Вдруг становится очень тихо, смолкают все звуки. Художник останавливается и оглядывается по сторонам. С размытых мраком портретов на памятниках и обелисках в него вглядываются умершие люди. Художнику кажется, что он слышит чей-то приглушенный голос.

голос

Что тебе здесь надо в полуночный час? Или ты забыл, что это наше время? Мы ведь не ходим к вам днем.

 

Художник поспешно кивает. Достает сигарету и хочет прикурить ее, но дрожащие пальцы не справляются и спички с грохотом рассыпаются по асфальту. Художник зажмуривает глаза и… слышит чьи-то шаги. Он поворачивает голову и среди могил замечает невнятный человеческий силуэт.

художник

(прячась за кусты)

Боже мой! Кто это?

В руках у человека-силуэта щелкает зажигалка. Он нагибается и зажигает на могиле тонкую церковную свечу. Пламя на миг освещает его лицо.

художник

(вполголоса)

Ё моё! Это же Людмила, жена гробовщика Коли Белошапки!

 

Художник еще ниже пригибается за кустами и наблюдает за женщиной. Она что-то бормоча, с зажженной свечой ходит вокруг недавнего захоронения. Вскоре свеча тухнет. Людмила, присев на корточки, отодвигает один из венков и руками зарывает свечной огарок в землю.

художник

(вздыхая)

Всё ясно… Она колдует.

 

Людмила, оглядываясь по сторонам, поспешно уходит. Художник снова достает сигарету и собирается прикурить. Вдруг невдалеке шевелятся кусты, и мелькает силуэт еще одного человека, которого трудно с кем-то спутать – это кладбищенский сторож, горбун Квазиморда. Художник пятится к аллее. Убегает.

 

инт. квартира плотника коли белошапки ночь

 

Коля ворочается в кровати с боку на бок, пытаясь заснуть. Он садится, вытирает пот со лба. Нагибается, шарит ладонью под кроватью. Находит бутылку, встряхивает ее. Она пуста. Застывает в трагичной позе. Тяжело вздыхает.

коля

(шепотом)

Странно… Ведь еще оставалось на пару-тройку глотков.

Снова трясет бутылку. Поворачивается к жене.

коля

Слушай, Людми…

Обрывается на полуслове – жены в кровати нет. Коля, кряхтя, накидывает рубашку. Обходит комнаты.

коля

(зовет)

Людмила!

Никто не отзывается. Жены нигде нет. Коля шарит за комодом и находит полбутылки водки. Идет на кухню. Спешно, дрожащими руками, наливает полстакана. Жадно пьет, занюхивает спиртное куском хлеба. Садится на стул, закуривает сигарету. Смотрит в окно. Хмурится.

Вздрагивает от звука отворяемой двери. Заходит Людмила.

коля

(агрессивно)

Ты где, сука, шлялась?

Поднимается со стула, и, занеся руку для удара, надвигается на жену. Она пятится к двери.

 

 

 

 

 

 

 

 

людмила

(испуганно)

Так у подруги я была, Коля. У Вальки. Не спалось мне что-то. Потихоньку – чтобы тебя не разбудить – поднялась и пошла. Кофейку попили, да видимо, заболтались. Как глянула на часы – а уж половина первого. Ну, я и бегом домой…

Людмила, стараясь выглядеть спокойной, поглядывает на мужа. Снимает с головы косынку, поправляет причёску.

людмила

А ты почему до сих пор не спишь?

Николай опускает руку, садится на стул. Но взгляд его остается злобным и подозрительным.

коля

Что-то раньше ты к ней не особо бегала.

Поднимается со стула. Подходит к жене.

коля

А может, хахаля себе завела?

людмила

Ты что, спятил? Ну, кому я нужна такая? Старая и злая…

Людмила украдкой смотрит на мужа.

людмила

Не веришь – позвони Вальке.

Николай, застонав, опускается на стул. Взявшись руками за голову, раскачивается из стороны в сторону. Людмила подходит к мужу, кладёт ему руки на плечи.

людмила

Тебе плохо, Коля?

Николай резким движением сбрасывает ее руки. С трудом поднимается со стула и, пошатываясь, идёт в спальню. Людмила пытается ему помочь.

коля

(свирепо)

Отойди!

людмила

(обиженно)

Как знаешь…

Обгоняет мужа, заходит в спальню.

людмила

(шепотом)

А что если он решит опохмелится? Он же умрет!

Людмила подносит ладонь к губам.

людмила

(с ужасом)

Боже, что я наделала!

Коля заходит в спальню и, тяжело кряхтя, заваливается на кровать. Ворочается с боку на бок. Громко стонет.

коля

(с трудом ворочая языком)

Что это со мной происходит? Может, за шкафом стояла поддельная водка, и я отравился? Какие-то пятна мелькают перед глазами…

Николай машет руками и пугливо оглядывается по сторонам.

людмила

(испуганно)

Коля, что с тобой?

Людмила берет мужа за плечи. Пытается уложить на кровать.

Николай с ужасом смотрит на жену.

коля

Кто это?

Хочет оттолкнуть жену руками.

людмила

Коленька, успокойся! Это я – Людмила, твоя жена!

Николай визжит, закрывая лицо руками. Затем затихает, с ужасом вглядываясь в лицо жене. Замахнувшись, бьет Людмилу кулаком по голове. Затем еще, еще и еще.

 

инт. мастерская скульптора утро

 

Калошин работает над мраморным изваянием. К Калошину подходит художник. В нерешительности переступает с ноги на ногу. Скульптор, скоро взглянув на коллегу, продолжает работать.

художник

Был я вчера на кладбище…

калошин

(саркастично)

Да что ты говоришь?!

художник

В смысле, ночью.

калошин

(с интересом взглянув на собеседника)

Да ну? По тебе вижу, что в нашем королевстве не всё в порядке.

художник

Да как тебе сказать…

калошин

(откладывая резец в сторону)

Не мнись ты, как девственник. Говори толком, что видел? Если хочешь, конечно.

Художник оглядывается кругом. Смотрит, где бы присесть. Садится на перевернутый ящик.

 

 

 

 

художник

(вздыхая)

Людмилу я ночью видел… Она вокруг свежей могилки со свечой в руках ходила.

Художник подходит к скульптору. Сдувает пыль с мраморной плиты и садится на нее.

художник

(почти кричит)

Зачем?!

калошин

(зевая)

Плотникову жену, что ли?

Утрачивает интерес к рассказу. Берет в руки инструмент и начинает долбить мраморную глыбу.

калошин

Это уже ни для кого не секрет. От пьянства его Людмила избавить хочет, вот и пускается на все ухищрения. Люди ее видели в очереди к местной ворожее, тетке Евдокии. Какие только средства Колькина жена не испробовала, но никак не может понять, что пока мужик сам «завязать» не решится, никакие заговоры не помогут.

художник

А ты откуда знаешь? Может она…

калошин

(перебивая собеседника)

Приворожить тебя хочет.

(смеясь)

художник

(махнув рукой)

Всё равно, не нравится мне это. Колдовство на кладбище ни к чему хорошему не приведет.

Скульптор откладывает инструмент в сторону и пристально смотрит на художника.

калошин

А сам-то никогда к ворожеям не ходил?

художник

(неуверенно)

Вроде, не ходил.

калошин

(усмехаясь)

Вроде…

художник

Ну ладно, я пошел.

Поднимается и идет к выходу.

 

 

инт. мастерская художника день

 

Художник, рассматривая свою картину, сидит на стуле. Вспоминает.

голос художника

Когда-то меня настигла несчастная любовь – от меня ушла любимая женщина и, видя мои довольно продолжительные страдания, знакомые посоветовали обратиться к бабке-ворожее. Я хмуро усмехнулся нетрадиционной рекомендации и продолжал топить кручину в горьком вине. Но однажды пришел день, когда я всерьез занялся поисками крюка в потолке. Уже не помню, кто меня взяли за руку и отвел к колдунье. Звали ее бабкой Евдокией, но за глаза величали Овчаркой, и старуха, обладая нравом крутым и решительным, оправдывала свое прозвище. Высокая, статная, с лицом морщинистым от жизни долгой и трудной, с темной цыганщиной в пронзительных глазах, взгляд которых редко кто выдерживал, бабка Евдокия в колдовских делах могла делать всё: привораживать-отвораживать, наводить и снимать порчу, сглаз, проклятие. Она лечила травами, вправляла вывихнутые суставы, заговаривала болячки, гадала на бобах и картах. Люди поговаривали, что бабка Евдокия могла сделать и «на смерть», если принесешь ей землю со свежей могилки. Местные Овчарку боялись, старенький ее домик обходили стороной и обращались только в случае крайней необходимости.

С незапамятных времен жила она одна и никто не знал, есть ли у нее родственники. Покосившееся строение с черепичной крышей, видевшее, как утверждала хозяйка, последнего российского императора, настороженно прикрывали раскидистые кроны дикой акации. У ворот бабки Евдокии всегда толпились люди; некоторые из них приезжали к ворожее даже из других городов. Страждущие знахарской помощи посетители занимали очередь еще с вечера, а ночью, прислонившись к стволам огромных деревьев, забывались в коротком тревожном сне.

Отстояв почти сутки в очереди, я переступил порог таинственного дома.

 

инт. комната ворожеи бабки Евдокии день

 

Художник заходит в комнату ворожеи.

ворожея

(перебирая карты)

Забыть хочешь женщину али соперника убрать?

Художник хочет ответить, но, волнуясь, издает лишь несколько нечленораздельных звуков.

ворожея

(усмехаясь)

Понятно.

Кивает на дверь.

ворожея

Завтра на рассвете с чёрным петухом приходи.

художник

(хриплым голосом)

С живым петухом?

ворожея

(зевая)

Придурок… Не удивительно, что от таких недоумков бабы уходят.

 

нат. двор колдуньи раннее утро

 

Около крыльца ворожеи топчутся десятка два страждущих приема. Восходит солнце. Художник сидит недалеко от крыльца под деревом. Рядом с ним сумка с петухом. Открывается дверь, на крыльцо, прихрамывая на одну ногу, выходит старуха-колдунья. Вдруг дует ветер, туча закрывает солнце. Петух тревожно квохчет. Ворожея проходит мимо художника.

ворожея

Пойдем со мной.

 

Старуха и художник обходят дом и останавливаются возле дощатого, покосившегося сарая. Колдунья ногой поправляет толстое полено и протягивает руку. Художник тоже протягивает ладонь.

художник

Здравствуйте.

ворожея

(сердито)

Птицу давай, придурок.

 

 

 

Художник подает ей петуха. От удара топора его голова отлетает в сторону. Тело, трепеща крыльями, бьется в конвульсиях. Наконец затихает. Ворожея берет в одну руку тушку птицы, а в другую стакан. Струйки крови стекают в стакан. Старуха достает из кармана бутылку Кагора. Добавляет в стакан немного вина и протягивает художнику.

ворожея

Пей.

Художник, едва сдерживая рвотные спазмы, пьет колдовскую жидкость. Допив, бросает стакан в траву. Садится на пенек и закуривает. Ворожея поднимает стакан.

ворожея

Нехер чужим добром разбрасываться.

Ковыляет к дому. Оборачивается.

ворожея

Из петуха борщ сваришь, а завтра придешь снова.

художник

(испуганно)

Опять кровь пить?

ворожея

(ухмыляясь)

Упырем станешь… Да прихвати с собой гвоздь с кладбища.

художник

А где же я его возьму?

ворожея

Я ж и говорю – придурок! Из лавочки вытащи или из штакетника на погосте. Не из гроба же.

голос художника

Ржавый, согнутый гвоздь я расшатал и выдернул из ветхой оградки в самом дальнем – чтобы не видели посторонние – углу кладбища. Бабка Евдокия вернула мне его через сутки и сказала, чтобы мой соперник непременно притронулся к нему рукой. По известной уже причине не задавая больше никаких вопросов, я взял таинственный предмет и попятился к выходу.

Этим же вечером, дождавшись, когда мой ненавистный конкурент подъедет к дому нашей общей зазнобы и скроется в ее подъезде, я засунул гвоздь в замок дверцы его автомобиля. Надо было еще проследить, чтобы к ржавой страшной железяке никто не прикоснулся раньше моего разлучника. Я ходил возле машины и отгонял от нее гулявших во дворе детей. Наконец, радостно насвистывая мотив известной песенки, сластолюбец вышел из дома и достал из кармана ключи от автомобиля. Свист внезапно прекратился, а гвоздь, брошенный счастливым любовником, ударился об абрикосовое дерево и срикошетил в кусты.

На следующий день мой соперник в альковных делах пропал. То есть, он исчез совсем. Машину обнаружили на берегу реки, а ее хозяин словно испарился. Через несколько дней водолазы обследовали дно водоема, но человек найден не был. Его искали родственники, коллеги по работе, милиция. Однако бросалось в глаза, что мою бывшую подругу вовсе не терзал факт исчезновения нового возлюбленного – с лицом весьма жизнерадостным и, я бы сказал, счастливым, она выходила из дома и куда-то бежала. Видимо, в институт. Меня это обстоятельство несколько обнадеживало: не все шансы потеряны, и она еще ко мне вернется. Жили мы с ней в одном дворе и виделись ежедневно. Но, как оказалось, девушка спешила вовсе не в институт. Как-то законная жена моего конкурента (да-да, он оказался связан узами брака), чтобы хоть как-то отвлечь себя от горя, поехала повозиться на дачу и обнаружила там известную нам парочку в весьма фривольном состоянии. Пропажа была инсценирована хитроумным любовником, чтобы ввести в заблуждение собственную жену. Сведениями о дальнейших его планах я не располагал, ибо сразу утратил интерес к своей бывшей зазнобе. Над всеми героями этой истории, равно как и над незадачливой, на первый взгляд, ворожеей можно было бы посмеяться, если бы не одно «но». Спустя несколько дней я сидел на лавочке и читал газету. Приближалась сильная гроза. Солнце скрылось за темно-лиловыми тучами, под порывами ветра закачались ветки деревьев. Раскаты грома нарушили тишину, и крупные капли дождя стали падать на пыльный асфальт. Я поспешно свернул газету и поднялся, чтобы идти домой, но едва успел сделать несколько шагов, как с неимоверным грохотом на скамейку, разнеся ее в щепки, рухнуло старое абрикосовое дерево.

После этого, знакового для меня случая, я не только перестал манипулировать тонкой материей, но даже старался избегать разговоров о магии и колдовстве.

 

инт. ритуальные мастерские день

 

Скульптор Калошин работает над очередным памятником. Его помощник Гришка разводит в емкости цементный раствор. Художник стоит у окна. Слышны звуки траурного марша – на погосте, в непосредственной близости от мастерских, кого-то хоронят. В помещение забегает гробовщик Коля Белошапка. Николай хохочет, что не совсем соответствует звучащей музыке. Художник с Калошиным удивленно переглядываются.

калошин

Коля, с тобой всё в порядке?

коля

(продолжая смеяться)

А вы сходите и посмотрите.

Ансамбль «Земля и люди» дает бесплатный концерт.

Калошин, художник и гробовщик выходят на улицу и приближаются к забору.

 

нат. двор ритуальных мастерских, часть территории старого кладбища

 

В нескольких метрах от забора хоронят какую-то старушку. Немногочисленные родственники стоят у гроба, прощаясь с усопшей. Чуть в стороне – соседи и зеваки. Снова звучит реквием. Кадочников, высокий и опрятный, выделяется из присутствующих музыкантов. Однако барабанщик Петька пьян до такой степени, что не может самостоятельно держаться на ногах – его крепко держат за плечи двое добровольных помощников. Большой барабан привязан к спине стоящего перед исполнителем мальчишки. Грохот каждого удара сгибает тело юнца в три погибели, но, видимо, мысль о предстоящем гонораре позволяет стойко переносить испытания: мальчик, крепко зажмурившись, снова решительно выпрямляется. Несмотря на очевидную физическую несостоятельность, чувство ритма у Петра сохранилось, и он успешно попадает в такт марша. Однако когда музыка заканчивается, Петр продолжает солировать на своем инструменте, пока руку барабанщика не перехватывает один из держащих его мужиков. Зеваки едва сдерживают смех.

 

художник

(обращаясь к скульптору)

Взгляни на Кадочникова.

Руководитель оркестра делает угрожающие знаки в сторону барабанщика. Лицо Кадочникова принимает пастельно-изумрудные оттенки.

калошин

(вздыхая)

Убьет Вась-Вась сегодня Петьку…

Калошин, художник и плотник возвращаются в мастерские.

 

нат. главная аллея кладбища день

 

Вдалеке виднеются всполохи молний. Лениво ворча, стихают раскаты грома, тёмно-синие облака неспешно уползают на восток. Деревья стряхивают с себя крупные капли. Они громко шлёпаются в охристые от глинозема лужи. Накрывшись газетой, по главной аллее кладбища бежит художник. Он приостанавливает бег, замечая стоящую под огромной липой женщину. Раскидистые ветки не смогли защитить ее от только что закончившегося ливня: темное платье прилипло к телу, длинные темно-каштановые волосы мокрыми сосульками спадают на плечи. Руки женщина прижимает к груди, заметно, что она замерзла. Художник хочет идти дальше, но всё же останавливается.

художник

Смогу ли я вам чем-нибудь помочь?

Женщина смотрит на него, словно не понимает вопроса. По ее щекам текут то ли слёзы, то ли капли только что прошедшего дождя.

художник

Вас проводить к выходу?

(указывая ладонью в светлеющее небо)

Дождь уже закончился, и вы можете идти домой.

женщина

Да, конечно.

Она кивает, посиневшие губы изображают некое подобие улыбки.

женщина

Спасибо.

Женщина вздыхает и медленно бредет к выходу. Пройдя несколько шагов, она останавливается и оглядывается. Ее взгляд застывает на небольшом обелиске, стоящем в нескольких шагах от аллеи. Художник, повернувшись, идет в сторону мастерских. Вдруг останавливается, снимает с себя пиджак и, подойдя к женщине, накидывает его ей на плечи.

 

художник

При случае занесете.

Тычет рукой на сереющее невдалеке здание ритуальных мастерских. Художник идет в сторону мастерских. Несколько раз оглядывается на удаляющуюся женщину.

 

 

 

инт. коридор ритуальных мастерских день

 

Из столярной мастерской выходит КОПЫЛОВ и сталкивается с художником.

копылов

Это… Белошапку когда первый раз видели?

художник

Вчера вечером, в конце рабочего дня.

копылов

Николай был сильно пьян?

художник

Плотник вчера вообще не пил.

Заметно, что художнику не нравятся похожий на допрос разговор, и он пытается зайти в свою мастерскую, но Копылов придерживает его за рукав.

копылов

Вы думаете, я поверю вашим

словам?

художник

Спросите у кого угодно.

(кивая на дверь скульптора)

Да хоть, например, у Калошина.

Из-за дощатой перегородки доносится бас ваятеля.

калошин

Владимирыч, ты что – не русский? Тебе ж говорят – Николай вчера не пил.

Копылов недовольно морщится и, сплюнув на пол, выходит из помещения. Художник, усмехнувшись, оглядывается на начальника. Заходит в мастерскую скульптора.

 

 

инт. мастерская скульптора день

художник

А что случилось, Виталий?

калошин

В принципе, ничего страшного – семейные разборки. Избил муж жену…

(разводя руками)

Обычное дело…

художник

(ворча)

Обычное… Почему же тогда начальство волнуется?

калошин

На какое-то время Копылов может лишиться обоих работников.

Выискивает место, о которое можно потушить окурок. Гасит о мраморную плиту.

 

калошин

Где он им так быстро отыщет замену?

художник

Замену? Что они, друг друга покалечили?

калошин

(вздыхая)

Людмила вряд ли на улицу выйдет, пока синяки с лица не сойдут, а Коля, если жена заявление в милицию напишет, в лучшем случае под «двести шестую» попадет.

художник

Хулиганство, что ли?

(качая головой)

А в худшем?

калошин

Нанесение тяжких телесных повреждений.

художник

За что же он так на супружницу осерчал?

калошин

(пожимая плечами)

Я никак не возьму в толк, почему это произошло – Коля никогда не был склонен к агрессии. А тут, словно дьявол в него вселился…

художник

(задумчиво)

Дьявол… А ты не связываешь этот случай с… С ночным походом на кладбище его жены и определенными манипуляциями на могиле?

Помощник скульптора Гришка перестает размешивать раствор и смотрит на ваятеля и художника.

калошин

Думаю, ты преувеличиваешь влияние темных сил, которое они оказывают на нас.

художник

Лучше переоценить, чем…

калошин

(вспыльчиво)

Вы все какие-то чокнутые!

Скульптор отбрасывает в сторону молоток и, закурив сигарету, ходит по мастерской.

калошин

Тебе никогда не приходила в голову мысль, что чем глубже мы проникаем в механизмы собственного поведения, тем сложнее нам управлять ими?

Садится на мраморную плиту, но тут же поднимается, продолжая ходить по мастерской.

калошин

Почему со мной никогда ничего сверхъестественного не происходит, и я уверен, никогда не произойдет?

Хочу по ночному кладбищу, постоянно тревожу могилы, устанавливая на них мраморных истуканов, пью водку на надгробьях – ничего…

(переходя на крик)

Понимаешь, ничего!

А знаешь, почему? Потому что я не задаю себе подобных вопросов.

гришка

Не зарекайся, Виталик.

Калошин и художник удивленно переглядываются. Виновато улыбаясь, Гришка собирает пустые цементные мешки.

калошин

(изумленно)

За всё время работы со мной, лишь второй раз имею честь слышать его голос.

Ваятель присаживается на табуретку.

калошин

Теперь снова на год замолчит.

(подумав)

Однако общение без слов, для нас обоих, иногда бывает неимоверно полезным.

художник

А ведь он прав, Виталик.

(кивая в сторону Гришки)

Неизвестно на кого завтра укажет перст судьбы. Некоторым из нас, по тем или иным причинам, приходилось ночью бывать на кладбище, но далеко не все это делали с удовольствием.

калошин

(усмехаясь)

Ну, схожу я в полночь на кладбище и что я там увижу? Еще не до последнего предела спившихся дебилов, которые таскают в кусты своих неопрятных пассий? Или уже совершенно спившихся и сладко спящих на могильных холмиках мужиков? Но стоит в это же время туда попасть, например, тебе – мистика обеспечена: то горбатое приведение меж крестов ходит, то колдунья со свечой над могилой парит.

 

художник

Страх мы потеряли, от того и неприятности многие… Страх человеческий и, главное, страх Божий. Правильно ты говоришь: сейчас на нашем кладбище можно увидеть кого угодно и что угодно, и если бы не грозный вид Квазиморды, да не его решительность, то ночной погост давно бы стал вертепом распутников. Попроси свою память, чтобы она тебя вернула на несколько десятилетий назад: нашелся бы среди твоих знакомых хотя бы один человек, который отважился бы преступить ворота кладбища после захода солнца, а уж тем более, решил бы там творить безобразия?

калошин

(успокоившись)

Был один такой. На центральном кладбище – я тогда еще в худфонде работал – устанавливали памятник академику Петракову. Помнишь, это который новые сорта подсолнечника выводил?

Ваятель пересаживается на мраморную плиту, закуривает.

калошин

Установкой руководил мой учитель, известный скульптор N. Он же являлся и автором монумента.

(усмехаясь)

Бабником Иваныч был необыкновенным. Куда нам до него?!

В крайкоме решили, что памятник академику должен быть установлен к годовщине смерти ученого, которая наступала через несколько дней. Чтобы уложиться в срок, коллектив работал едва ли не круглосуточно. Заслуженному скульптору, дабы он неотрывно следил за творческим процессом, на главной аллее кладбища поставили обустроенный почти всеми удобствами вагончик.

 

 

 

 

 

 

 

нат. кладбище место установки памятника академику день

 

На месте захоронения академика идут работы по установке памятника. Невдалеке стоит вагончик. Открывается дверь и из него выходит известный скульптор в сопровождении красивой женщины. Доводит ее к своей машине и велит водителю отвести женщину по адресу, который она укажет. Рабочие, упершись о лопаты, с плохо скрываемой завистью, наблюдают за происходящим.

рабочий

(восхищенно)

Ну, дает Иваныч!

калошин

Это, брат, для вдохновения худфонд скульптору женщин заказывает.

рабочий

(недоверчиво)

Врешь, поди…

калошин

Точно! А ты разве не знал?

 

Известный скульптор N возвращается к памятнику и долго вглядывается в гранитный лик академика. Подходит к Калошину, берет его под руку и отводит чуть в сторону.

извесный скульптор N

(продолжая смотреть на изваяние)

Ты знаешь, Виталий, человек должен умирать неожиданно, в расцвете сил, не подозревая, даже не догадываясь о своей скорой смерти, оставив массу неоконченных дел, новых романов.

Мэтр переводит взгляд на отъезжающую машину со своей любовницей.

рабочий

(истошно крича)

Берегись!!!

Стальной трос автокрана, удерживающий на весу один из многотонных фрагментов подиума, трещит; его, казалось, невероятно прочные проволоки стремительно расплетаются и рвутся, словно нити. Калошин и скульптор N решительно и синхронно прыгают в сторону на пару метров. В то же мгновение на место, где стояли ваятели, злобно рявкнув, падает гранитная глыба.

Все вокруг затихают.

Известный скульптор N

(после продолжительной паузы)

А не распить ли нам, Виталий, по такому поводу

бутылочку коньяка?

Взявшись ладонью за подбородок, философски разглядывает упавшую глыбу. Известный скульптор и Калошин медленно идут к вагончику.

 

 

нат. мастерская скульптора день

 

Выслушав рассказ скульптора, художник встает со стула и подходит к окну. Закуривает.

художник

(повернувшись к Калошину)

А почему ты считаешь, что акция возмездия была направлена именно на N? Может быть, камень был уготовлен тебе?

Калошин некоторое время молчит.

Калошин

Ты знаешь, а я об этом думал. Причём, не один раз. Но один факт, как оказалось, еще в незавершенной тогда истории, стал решающим, чтобы я понял – наказание в тот день предназначалось не мне.

художник

(раздраженно)

Почему ты так решил?

Калошин вздыхает, достает из кармана пачку сигарет. Лениво-медленно чиркает спичкой.

Тогда я не поверил в некий перст судьбы, в провидение, если хочешь…

Калошин хмурится, на его лице появляется задумчивость.

калошин

А потому что умер Иваныч… Той же ночью. В своем вагончике, на кладбище. Вскрытие показало, что у него был обширный инфаркт,

(пожимая плечами)

Но я думаю – инфаркт лишь следствие. А причина…

Калошин неожиданно умолкает. Задирает голову, словно остерегаясь, что с небес снова может упасть камень.

калошин

А нет никакой причины… Смерть делает всё неопровержимым – и талант, и славу, и почёт. Тётка с косой отменяет все частности, оставляя лишь главное.

Калошин, оглядевшись по сторонам, швыряет окурок в мешок с цементом. 

 

инт. ритуальные мастерские столярный цех день

 

Людмила оббивает тканью гроб. Маленький молоточек шустро и зло стучит по крышке, вколачивая в нее гвозди. Гробовщица ловко и споро перебирает руками красный ситец, и сосновые доски исчезают под кумачом. В зажатых губах она держит мелкие гвозди.

 

 

 

людмила

(ворчит в нос)

Говорили мне люди добрые, что все мужики сволочи. Не верила… Всё надеялась – исправится мужик, да пить бросит.

(тяжело вздыхая)

Только через несколько лет поняла: никогда этого не будет. Так и привыкла к тому, что Николай мой неопрятен и почти всегда нетрезв.

Гробовщица опускает молоток. Смотрит в окно.

людмила

Вспоминаю первые дни, когда Коленька, - мать его! - пришел ко мне после службы в армии. Ласковый был, заботливый.

(усмехаясь)

Цветочков нарвет у Митревны на грядке и несёт мне. Там же и самогонки выпьет. А мне даже нравилось – смешным он пьяный становился.

Людмила переворачивает крышку от гроба и расстилает внутри белый сатин.

людмила

(улыбаясь)

Смешной и приставучий. А какой бабе не нравится, когда к ней пристает приглянувшийся парень? Обнял меня как-то крепко в саду, я и растаяла – не очень крепко сопротивлялась, когда милый на травку весеннюю меня укладывал. Делал он это неумело, но усердно; а где нам было учиться? Порнографиев разных тогда не было, сами науку любви изучали.

Дверь в столярную мастерскую тихо открывается и в ней останавливается Калошин. Слушает.

калошин

«Самка крокодила обожает, когда ее насилует возлюбленный».

людмила

(вздрагивая)

Ох, и хам же ты, Виталька, всё-таки!

калошин

(смеясь)

Это не я хам, а Вознесенский, если уж на то пошло.

людмила

Тоже, поди, алкаш, как и вы.

калошин

При моем умеренном воображении не могу предположить алкогольный статус любимого поэта.

Людмила заканчивает оббивать крышку, прислоняет ее к стене. На пару шагов отходит и словно художник, слегка наклонив голову, оценивает свою работу. Виталий, улыбаясь, наблюдает за гробовщицей.

Людмила

Чего скалишься? Помоги лучше гроб на стол поставить. Оббивать его сейчас буду.

Они ставят гроб на стол. Скульптор хлопает ладонью по струганным доскам.

калошин

Гроб – это когда в нем усопший лежит, а без оного – просто ящик. Для хранения картошки хорошая емкость. А ежели, к примеру, просмолить днище, то можно и на реку… Типа порыбачить…

(хохоча)

Вот рыбаки охренеют!

Людмила раскидывает по гробу красную ткань.

людмила

(тяжело вздыхая)

По-моему, не только рыбаки, но и рыба охренеет.

Нет, нельзя, Виталька, так со смертью. Не любит она этого.

калошин

Ты-то откуда знаешь, что она любит, а что – нет?

людмила

(неожиданно рассердившись)

Отойди не мешай! Стоит тут, под ногами путается. Зачем вообще-то приходил?

Гробовщица свирепо смотрит на скульптора. Двумя оттопыренными пальцами – большим и мизинцем - изображает бутылку.

людмила

Если за ней, то нет у меня.

калошин

(тихо ворча)

Все бабы – дуры.

Выходит из помещения.

 

 

 

 

 

 

нат. двор ритуальных мастерских день

 

По главной аллее кладбища, приближаясь к ритуальным мастерским, идут скульптор Калошин и могильщики Юрка и Червон. Они пьяны. Заходят во двор ритуальных мастерских.

Калошин поет песню. Подходи ХУДОЖНИК. Оглядывается по сторонам.

художник

Виталик, здесь только что был Копылов. Вы бы спрятались куда…

калошин

(махнув рукой)

А пошел он…

Художник замечает в руках у скульптора свой пиджак.

художник

Откуда это у тебя?

Указывает рукой на пиджак.

калошин

Это?

Вертит пиджак в руках. Пытается вспомнить.

калошин

Ах, это…

(улыбаясь)

Во время установки памятника к нам подошла женщина, с лицом, хранящим бесконечную тайну. Правда, могильщики?

Поворачивается к Юрке и Червону. Те неопределенно пожимают плечами. Калошин недовольно морщится, скорбно кивая головой. Поднимает вверх указательный палец.

калошин

(назидательно)

Регулярная выпивка и женщины – вещи совершенно несовместимые. Из всех представительниц прекрасного пола нам скоро будет интересна лишь одна женщина – самогонщица Митревна.

Скульптор похлопывает художника по плечу. Протягивает ему пиджак.

Калошин

Просила тебе передать. Описала твою внешность…

Калошин оглядывает художника с головы до ног.

калошин

Совпадает.

(усмехаясь)

Правда, заинтересовать ее можно, думаю, только предложив сесть в стоящий неподалеку от кладбищенских ворот темно-вишневый «Мерседес».

художник

Почему ты так думаешь?

Калошин снова морщит лицо. Делает кистями рук несколько замысловатых движений.

калошин

Сложна больно…

(тяжело вздыхая)

Женщины, как и искусство – должны быть просты, понятны и доступны массовому потребителю. А они, нынешние бабы, как дорогой мобильник – наворотов много, а функция одна.

Скульптор кивает в сторону кладбища.

калошин

Эта вдова пошла к могиле мужа. Кстати, я помню установку этого памятника. Тогда вдова была само воплощение скорби, но время сделало болеутоляющую инъекцию и сейчас она выглядит вполне женственно, то есть, доступна для любви.

художник

(раздраженно)

Как ты быстро сориентировался.

калошин

Да ты не злись, а лучше беги. Может, ее и застанешь.

(усмехаясь)

Когда в женщине много печали, она не раздумывая, идет навстречу любовным приключениям.

Художник накидывает на себя пиджак и идет к воротам.

калошин

Удачи!

(тихо добавляя)

Однако кладбище – не то место, где можно реализовывать подобные, пусть даже романтические увлечения.

 

нат. главная аллея кладбища вечер

 

Художник быстро, почти бегом, идет по главной аллее погоста. Осматривается по сторонам, разыскивая знакомую женщину. Наконец замечает ее. Женщина сидит на скамейке возле памятника. Художник подходит ближе. Почувствовав чьё-то присутствие, женщина оборачивается.

женщина

Вы?

Поднимается со скамейки.

женщина

Пиджак я передала вашему коллеге.

Заметив пиджак на художнике, слегка улыбается.

 

 

 

 

женщина

Этот человек… В смысле, ваш коллега… Он такой смешной. Рабочий, а такие изысканные комплименты говорил. И утешал странно. Сказал, что грех предаваться унынию, когда есть другие грехи.

художник

Да, он такой и есть. Странный. Виталий – известный скульптор, а на кладбище стал работать по прихоти судьбы.

женщина

Вот как? Меня зовут Ирина.

Протягивает руку.

художник

А меня – Василий.

Художник разглядывает ИРИНУ. Ирина смущена. Она поворачивается к памятнику. Одета Ирина в строгий темный костюм с белой блузкой. Каштановые волосы ниспадают на плечи. Некоторое время художник и Ирина молча стоят перед обелиском. Художник смотрит на портрет. На несколько шагов отходит от захоронения. Художник и Ирина идут по главной аллее кладбища к выходу.

 

нат. больничный двор утро

 

Через больничный двор идут Славка и чуть полноватая женщина – ЗАВУЧ интерната,  которая держит мальчика за руку. Они подходят к микроавтобусу, стоящему у ворот.

Шофер открывает дверцу.

Завуч

Проходи, мальчик.

(подталкивая его к автобусу)

Скорее, у нас мало времени.

Славка оглядывается на больничный корпус. Заходит в салон микроавтобуса. Автомобиль трогается с места.

 

инт. салон микроавтобуса утро

 

завуч

(официально-сухо)

Зовут меня Надежда Ильинична. Я – завуч учреждения, куда мы сейчас направляемся. Интернат у нас хороший – в прошлом году нас назвали лучшим коллективом ГОРОНО, и мы были награждены переходящим знаменем.

Надежда Ильинична в упор разглядывает Славку. Машина резко тормозит на красный цвет светофора. Славка вскрикивает, пригибается, закрыв голову руками. Завуч поправляет прическу.

 

завуч

Что с тобой, мальчик?

Поворачивается к водителю.

завуч

(раздраженно)

Осторожнее, Сергей Иванович! Не дрова везете.

(обращаясь к Славке)

Как тебя зовут, мальчик?

Славка

Славка.

Славка отворачивается, смотрит в окно.

завуч

А кто были твои родители, мальчик?

Славка смотрит в окно. Пожимает плечами.

завуч

(строго)

Молчишь? Учти, Вячеслав, у нас таких не любят.

Машина останавливается. Шофер поворачивается к заучу.

шофер

Приехали, Надежда Ильинична. На территорию будем заезжать?

завуч

Выходи, мальчик.

Надежда Ильинична открывает дверцу автомобиля.

 

инт. вестибюль интерната утро

 

Надежда Ильинична и Славка идут по вестибюлю интерната. Навстречу им идет девушка в белом халате.

завуч

(указывая на Славку папкой)

Отведите его в баню, Алла Ивановна. Сделайте санобработку. И карантин на неделю. Затем, по прошествии указанного времени, определите его в… э…

(обернувшись к Славке)

Сколько тебе лет?

Славка, потупившись, пожимает плечами.

завуч

(раздраженно)

Или слишком гордый или слишком тупой…

Определите его в подготовительную группу.

Завуч уходит. АЛЛА ИВАНОВНА берет Славку за руку и ведет по коридору.

 

 

 

алла Ивановна

Да не бойся ты так…

(улыбаясь)

У тебя даже ладошка вспотела. Привыкнешь…

 

инт. душевая комната утро

 

Алла Ивановна заходят в душевую комнату. От грязно-голубых кафельных плиток веет холодом. В помещении сыро и неуютно.

Алла Ивановна

Раздевайся и принимай душ.

(кивая на одну из кабинок)

А я пока схожу за новым обмундированием. У тебя какой размер одежды и обуви?

Славка пожимает плечами.

алла ивановна

Ну, раздевайся, чего ты ждешь? Вот полотенце…

Она сует мальчику в руки вафельное полотенце. Славка отворачивается, снимает с себя куртку, неловко стягивает брюки. Алла Ивановна берет одежду в руки.

Алла Ивановна

Сорок второй, пожалуй.

(вздыхая)

Купайся, я скоро приду.

Алла Ивановна уходит. Славка заходит в одну из кабинок, становится на резиновый коврик. Крутит холодный, скользкий барашек сместителя. Вверху что-то шипит. Из крана льется едва теплая вода. На железной полочке лежит кусок раскисшего мыла. Славка дрожит. Плачет. Намыливает голову, моется. Закручивает кран. Глазами ищет полотенце. Слышатся чьи-то голоса, распахивается дверь. В душевую комнату входят несколько мальчишек. Славка прикрывается полотенцем. Мальчишки разглядывают новичка.

1-й мальчик

Вот это красавец!

Мальчишки смеются. Славка на шаг отступает назад.

1-й мальчик

Ну дела! Горб прямо, как у верблюда…

Мальчишки хохочут. Они обступают Славку. Передают друг другу зажженную сигарету.

2-й мальчик

 А как он у тебя образовался?

3-й мальчик

(указывая на горб)

А что там находится внутри?

1-й мальчик

А откуда ты приехал?

Славка молчит, переводя взгляд с одного мальчика на другого. 1-й мальчик, очевидно заводила, выхватывает у Славки полотенце и бросает его в угол.

1-й мальчик

Ты что, немой, придурок?

Мальчишки снова хохочут. Славка пятится в угол. С одеждой в руках в душевую комнату заходит Алла Ивановна.

Алла ивановна

(строго)

Что здесь происходит? Кто курит? Симонян, ты снова безобразничаешь?

1-й мальчик(симонян)

Мы ничего не делаем, Алла Ивановна.

Прячет сигарету за спину. Кивает на Славку.

симонян

Это… Это верблюд курил.

алла ивановна

(возмущенно)

Симонян, как тебе не стыдно!?

Алла Ивановна поднимает полотенце и подает его Славке.

алла ивановна

Убирайтесь немедленно, а то я доложу Надежде Ильиничне.

Мальчишки, посмеиваясь, идут к выходу.

2-й мальчик

Верблюд… Классно ты, Гарик, придумал.

алла ивановна

Одевайся, Славик. Не обращай на них внимания.

Алла Ивановна складывает на скамейку одежду. Ставит на пол новые ботинки.

 

Инт. столовая интерната день

 

Воспитанники интерната обедают. Рядом сидят Славка и Симонян. Один из одноклассников окликает Славку. Он отворачивается, и Симонян незаметно подсыпает ему в суп горсть соли. Славка ест суп и, отбросив ложку, морщится. Выскакивает из-за стола и пытается бежать к выходу. Схватив за плечо, Славку останавливает дежурный воспитатель.

воспитатель

Ты куда лыжи навострил, Ковальчук?

(усаживая Славку на место)

Или пища сильно не нравится?

симонян

Ага… Говорит, что не нравится.

(подмаргивая одноклассникам)

Жалуется, что соли слишком мало.

 

Воспитатель пожимает плечами и подвигает к Славке солонку.

воспитатель

Так возьми и добавь…

Мальчишки хохочут. Славка снова пытается встать из-за стола, но воспитатель удерживает его за плечо.

воспитатель

Не понимаю, отчего вы смеетесь… Ну, любит человек посолонее.

 

инт. спальная комната интерната ночь

 

Мальчишки спят. Из окна мягко льется лунный свет. Один из мальчиков – Гарик Симонян - поднимается с постели и будит троих своих друзей. Они подходят к месту, где спит Славка, и осторожно привязывают полотенцами его руки и ноги к спинке кровати. Начинают слегка ее раскачивать. Славка вскрикивает и пытается поднять руки.

Славка

(надрывно крича)

Папа! Папа!

Мальчишки смеются, зажав рты ладошками.

симонян

Надо же! Обычно все маму зовут, а этот – папу.

Гарик берет лежащую на тумбочке газету и, оторвав от нее кусочек, скручивает его жгутом.

симонян

(подмигивая друзьям)

А сейчас мы на велосипеде покатаемся…

Гарик вставляет жгут Славке между пальцами ноги. Чиркает спичкой, поджигает жгут. Славка сучит ногами, истошно крича. Он освобождается от держащих его пут и вскакивает с постели. Окружившие его кровать мальчишки хохочут. Славка оглядывается вокруг, пытаясь понять – что с ним произошло.

симонян

(усмехаясь)

Что испугался, дурачок? На велосипеде никогда не ездил?

За окном грохочет гром. Начинается гроза. Славка приходит в ужас. Неуклюже прикрывая голову руками, он приседает на корточки и истошно кричит.

симонян

(удивленно присвистывая)

Да он, оказывается, шизанутый…

Гарик подходит к Славке и ладонью бьет его по голове.

симонян

Ты чё орешь, козел?

Славка перестает кричать и медленно поднимает голову. Пристально смотрит на своего обидчика. Славкино лицо искажается злостью.

славка

(шепотом)

Так вот кто виноват во всём этом…

Славка приподнимается и, зарычав и наклонив голову, бросается на Гарика. От неожиданного напора Симонян отступает и, споткнувшись о чью-то ногу, падает на спину. Славка набрасывается на него. Колотит обеими руками по лицу.

славка

(злобно)

Вот тебе! Вот тебе!

Мальчишки пытаются оттащить Славку от Симоняна, но он, вцепившись мертвой хваткой в своего обидчика, продолжает его валтузить. Дверь спальни открывается и в помещение входит завуч Надежда Ильинична и дежурный воспитатель. Мальчишки, увлеченные зрелищем, их не замечают.

завуч

А ну-ка прекратите немедленно!

Воспитанники, наблюдавшие за дракой, разбегаются к своим кроватям и ныряют под одеяло. Славкина рука, занесенная для очередного удара, застывает на полпути. Славка медленно поднимается и отряхивает руки.

завуч

Так ты, оказывается, еще и хулиган!

Славка тяжело дышит, с удивлением рассматривает свои окровавленные ладони. С пола поднимается Симонян. У него разбит нос и с него капает кровь. Славка снова смотрит на свои руки.

славка

 (изумленно)

Я побил Симоняна?

завуч

Наглец!

(обвернувшись к дежурному воспитателю)

В карцер его!

 

инт. карцер интерната ночь

 

Дежурный воспитатель заводит Славку в небольшую комнату, в которой едва помещаются тумбочка и кровать. На потолке, под колпаком из крупной проволоки, тускло горит лампочка. Время от времени она мерцает. Стены покрашены темно-зеленой краской.

 

 

воспитатель

(сочувственно вздыхает)

Давай, проходи… За что ты его так?

Славка садится на кровать. Дверь закрывается. Слышны удаляющиеся шаги воспитателя. Славка притрагивается к губе дрожащими пальцами. На них кровь. Тело мальчика бьет озноб. Славка зевает и, поджав руки между колен, калачиком укладывается на постели. Вскоре засыпает.

Раздается звук отворяемой двери. С подносом в руках в комнату заходит Алла Ивановна.

 

 

 

алла ивановна

(улыбаясь)

Вот, завтрак тебе принесла, драчун. Поднимайся.

Славка нехотя садится на кровати и без интереса смотрит на тарелки. Отворачивается. Алла Ивановна садится рядом с мальчиком. Заглядывает ему в глаза.

Алла Ивановна

Славик, тебя спросить можно?

Воспитатель касается ладонью Славкиной руки. Мальчик  хмурится, отодвигается от Аллы Ивановны.

Алла ивановна

Скажи, пожалуйста, тебя никто здесь не обижает?

славка

(отдергивая руку)

Нет.

алла Ивановна

Ну, я же видела. Тогда в душевой…

Алла Ивановна гладит мальчика по голове. Славка вздрагивает и застывает. По его щекам текут слезы. Он, кусая губы, пытается не заплакать, но рыдания уже сотрясают его плечи. Славка, закрыв лицо руками и не сдерживая себя, громко плачет. Алла Ивановна прижимает голову мальчика к своей груди.

Алла Ивановна

Плачь, мальчик, плачь… Давай вместе поплачем.

По щеке воспитательницы скатывается слеза.

 

инт. спальная комната интерната вечер

 

Спустя три дня Славку выпускают из карцера. Он заходит в спальную комнату. К Славке подходит Гарик Симонян.

симонян

У тебя должок передо мной. Не желаешь вернуть?

(злобно)

Сегодня ночью, например.

Славка холодно и равнодушно смотрит Гарику в лицо. Пожимает плечами. Симонян отходит в сторону. Воспитанники разбирают постели, готовясь к отбою.

 

инт. спальная комната интерната ночь

 

Стихают шаги в коридоре, дежурный воспитатель, осмотрев лежащих в постелях воспитанников, выключает свет. Славка ворочается с боку на бок. Засыпает. К его кровати, крадучись, подходит Симонян. Резко толкает Славку в плечо.

симонян

А ну вставай, козёл!

Славка приподнимается на локте. Симонян несколько раз бьет его кулаком в лицо.

 

симонян

Ну что, нравится?

Гарик еще несколько раз бьет Славку по лицу. Пытаясь защититься, Славка скатывается с кровати и падает спиной на стоящий рядом стульчик. Симонян подбегает к Славке и бьет его ногой. Славка пытается подняться, но Гарик снова бьет его ногой в лицо. Славка падает на пол. Разноцветные шарики мелькают у него перед глазами.

славка

(шепотом)

Где-то я такое уже видел…

(кричит)

Не хочу! Не хочу!

Славка хватает стульчик и бьет им Гарика по голове. Симонян падает. Воспитанники испуганно смотрят на лежащего на полу Симоняна.

 

нат. территория интерната ночь

 

Славка выбегает из спальной комнаты и бежит мимо дремлющего дежурного воспитателя по коридору к выходу. Выскакивает во двор. Подбежав к кирпичной стене, довольно легко преодолевает ее и спрыгивает на улицу.

 

нат. окраина города ночь

 

Славка, оглядываясь и петляя, бежит по улице пригородного поселка. Перелазит через забор и оказывается на стройке дачного дома. Изможденный мальчик падает на кучу строительного мусора. Тяжело дышит. Засыпает.

 

нат. дачный поселок утро

 

Светает. Слышится крик петуха. Славка, сжавшись в комок, спит на куче строительного мусора. Ворочается, ежится от холода, открывает глаза. Садится. Обхватывает голову руками и раскачивается, вспомнив события прошедшей ночи. Поднимается, стряхивает с себя пыль и стружки. Оглядывается по сторонам. Вокруг высятся остовы недостроенных домов. Слышится шум подъезжающего автомобиля, голоса. Славка прячется за стену, но люди проходят мимо. На деревянных козлах висит рабочая одежда строителей. Славка торопливо перебирает заляпанные раствором брюки и ветхие рубашки без пуговиц. Они очень большие. Славка вздыхает и натягивает на себя брюки. Завязывает их на поясе куском проволоки. Надевает фланелевую рубашку, завязав ее полы узлом на животе.

Рядом с домом останавливается машина. Хлопают дверцы, слышатся голоса, лязг извлекаемых из багажника инструментов.

Славка выпрыгивает в окно и, пригнувшись за сложенным в стопки кирпичом, бежит в сторону от поселка. Поплутав по заросшему бурьяном пустырю, выходит к дороге. Идет по дороге. Впереди виднеются многоэтажки. Славка подходит ближе. Узнает здание интерната.

 

нат. территория интерната утро

 

Славка подбирается к кирпичному забору. Ложится на землю и сквозь щель в заборе заглядывает на территорию интерната. Возле спального корпуса стоят интернатовский микроавтобус, машины «Скорой помощи» и милиции. Славка в ужасе прижимает ладонь к губам. Закрывает глаза, опускает голову. Снова вглядывается в щель в заборе.

Славка

А может, Симонян жив и всё обойдется? Ну разбил я Гарику голову в драке… С кем не бывает? Но не убил же! Да нет, конечно! Просто от удара стулом Симонян потерял сознание, и дежурный воспитатель был вынужден вызвать «Скорую помощь» и милицию. Конечно, меня накажут за это и наверняка снова определят в карцер. Но ничего страшного… Теперь я никогда не буду обращать внимания на глупые шутки и даже на агрессию Симоняна. Пусть говорит, что хочет…

 

Славка с облегчением вздыхает. В спальном корпусе открывается входная дверь. Из помещения выходят двое санитаров. В руках они держат носилки. На них лежит человек, накрытый простынею.

Славка вскрикивает.

славка

Неужели всё-таки убил?!

Из входной двери, вслед за санитарами, появляются два милиционера, Надежда Ильинична, дежурный воспитатель и какие-то незнакомые люди. Из микроавтобуса выходит водитель, открывает заднюю дверцу. Санитары грузят носилки в машину.

Славка дрожит, по его лицу текут крупные капли пота. Мальчик дрожащими руками вытирает лицо.

славка

Надо бежать отсюда… Меня, наверное, уже начали искать.

Славка поднимается и бредет вдоль забора.

 

нат. дачный поселок вечер

 

В темноте Славка приходит к недостроенному дому, рядом с которым провел прошлую ночь. Ползает по грядкам, разыскивая какое-нибудь пропитание. Находит несколько перезрелых помидоров и большой желтый огурец. Выдергивает из земли морковку. Пробирается в дом. На сложенных досках обнаруживает полбулки хлеба и немного кефира в пакете. Жадно ест. Свернувшись калачиком, ложится на доски. Раздается гудок электровоза и стук колес по железнодорожному полотну. Славка прислушивается.

 

славка

Надо скорее уезжать из города…

Поднимается. Заворачивает в обрывок газеты кусок хлеба и сует его в карман широченных брюк. Выходит из дома и, еще раз прислушавшись, идет по направлению к железнодорожной станции.

 

нат. запасные пути железнодорожной станции ночь

 

На нескольких путях стоят товарные составы. Славка подходит к ближайшему из них. Это – цистерны, наполненные горючим. Мальчик подныривает под цистерну и оказывается на другом пути. На нем стоят теплушки. Славка подходит к одной из них, но вагон закрыт на замок. Следующий тоже закрыт. Славка снова ползет между колес. В это время, со страшным лязгом состав трогается с места. Славка едва успевает выскочить из-под вагона. Впереди, с красным фонарем в руках, показывается обходчик. Славка застывает на месте. Оглядывается по сторонам. В нескольких шагах стоит открытая теплушка. Мальчик подбегает к вагону и, облокотившись об основание, с трудом вваливается вовнутрь.

 

инт. вагон-теплушка ночь

 

 Славка поднимается на ноги и натыкается лицом на что-то мягкое и теплое. Мальчик отпрыгивает в сторону, упирается в стенку теплушки.

славка

(испуганно)

Кто здесь?

Славке никто не отвечает, но он слышит чьё-то шумное дыхание. Вскоре глаза мальчика привыкают к темноте, и он видит привязанных к перегородке коров. Славка пробирается в угол вагона и падает в ворох соломы. В проеме двери виден светофор. Он мигает красным светом. Грохочет закрываемая кем-то дверь. Резко звучит гудок тепловоза, состав дергается и трогается. По стенам вагона мечутся отблески станционных фонарей, из громкоговорителя слышится голос диктора вокзала. Славка вздыхает. Смотрит на потолок теплушки. Коровы меланхолично жуют сено, равнодушно поглядывая на гостя. Славка достает из кармана сверток с хлебом. Отламывая кусочки, ест. Зарывается в солому. Засыпает.

Светает. Славка просыпается. Мимо коров подползает в двери и смотрит в щель. Мелькают однообразные поля и редкие пролески. Показываются жилые дома; вначале небольшие, а затем многоэтажные. Поезд снижает скорость, въезжает в большой город. Славка пытается открыть дверь, но она не поддается. Мальчик возвращается в свое убежище – в ворох соломы.

голос за дверью

Санек, стоим четыре часа. В тринадцатый и четырнадцатый вагоны принеси воды и напои скотину.

Лязгает задвижка, открывается дверь. Славка зарывается в солому. В теплушку забирается мужик, берет пустые ведра и спрыгивает на землю.

Славка

(решительно)

Пора!

Мальчик выглядывает наружу. Мужик, гремя вёдрами, удалятся от вагона. Славка хватается за поручни и соскальзывает на землю. Ныряет под вагон. Перешагивая через череду рельс, выходит на перрон.

 

нат. перрон железнодорожного вокзала день

 

Славка, не обращая внимания на прохожих, обследует привокзальные урны. Ничего съестного в них не находит. Понуро идет к скамейке. На ней находит недопитую бутылку газированной воды и надкусанный пирожок. Садится на скамейку, с жадностью поглощая найденные продукты.

Невдалеке, за газетным киоском, сидят трое бомжей. Наблюдают за малолетним горбуном. Предводитель местных нищих ДЯДЯ САША, по кличке Папа тычет клюкой в сторону мальчишки.

дядя Саша

А ну, ГУНЯВЫЙ, приведи-ка этого красавчика сюда.

гунявый

(недовольно, с дефектом речи)

Да на кой он нам нужен, Папа? Еще один лишний рот будет…

Пальцем извлекает из консервной банки остатки кильки.

Вожак замахивается палкой на строптивого бомжа.

дядя саша

Поменьше разговаривай, чмо! Этот горбун десяти, таких как ты, стоить будет.

Гунявый сует банку в карман и недовольно бурча под нос идет к скамейке, на которой сидит Славка. Берет мальчика за руку и подводит к дяде Саше.

дядя Саша

Давай присаживайся, малец.

Вожак отодвигается, освобождая рядом с собой место на картонке. Славка садится. Дядя Саша толкает в плечо, задремавшую бомжиху.

дядя Саша

ЛЮБКА, просыпайся.

Женщина неопределенного возраста поднимает голову и видит перед собой Славку.

любка

(удивленно)

О! А это еще кто?

дядя Саша

(подмигивая бомжам)

Это наш новый друг.

(обращаясь к Славке)

Ты откуда такой… э… смелый будешь?

Славка пожимает плечами. Вожак достает из кармана кусок шоколадки. Отряхнув от крошек, протягивает Славке. Мальчик откусывает несколько долек и сует лакомство в карман.

любка

(одобрительно)

Запасливый, бля…

Похлопывает Славку по плечу, смачно сплевывает на асфальт.

любка

Ты не боись, пацан, никто тебя тут не обидит и мусорам не сдаст.

дядя саша

А как тебя зовут, хлопчик?

Славка ничего не отвечает. Уловив на себе пристальный взгляд вожака, пожимает плечами.

дядя саша

(недовольно хмурясь)

Ну, как знаешь…

Вожак чиркает о подошву спичкой. Прикуривает. Зажав двумя пальцами окурок, глубоко затягивается. Поднимается. Берет Славку за руку.

дядя саша

А теперь пошли с нами, горбатый. Вздумаешь улепетнуть – вот смотри…

Достает из кармана нож и перед носом у Славки щелкает лезвием.

дядя Саша

(мрачным голосом)

Я шутить не люблю…

любка

(вполголоса)

Это точно.

 

нат. территория кладбища вечер

 

Бродяги сидят возле костра в дальнем углу кладбища. В котле варится похлебка. Любка помешивает варево деревянной ложкой. Славка смотрит на огонь. Девочка ОКСАНА вполголоса поет песню. Гунявый лежит на боку, подперев голову рукой. Дядя Саша разминает в руках сигарету и неспешно набивает табаком самодельную трубку. Берет из костра дымящуюся палочку, прикуривает. Пыхтит, выпуская изо рта дым. Широко улыбается, обнажая редкие темные зубы.

дядя саша

Скажи, Гунявый, а вот пил бы ты, как прежде, бормотуху или тройной одеколон, мог бы себе такое позволить?

гунявый

Ой, и не говори, Папа. Поди, давно бы уже там валялся, если бы ты год назад не объявил «сухой закон».

(оборачиваясь к белеющим на могилах крестам)

Много наших тут полегло до этого…

Гунявый ворошит палкой уголья в костре. Дядя Саша выбивает о ладонь трубку. Любка раскладывает похлебку по тарелкам. Бомжи едят. Дядя Саша поглядывает на Оксану.

дядя саша

(ворча под нос)

Мала еще…

Откладывает миску в строну, подсаживается поближе к Славке и Оксане.

дядя Саша

(приобнимая Оксану)

Надежда вы моя и опора.

Глаза его теплятся и масляно поблескивают. Вожак притворно громко вздыхает.

дядя Саша

Красавица подрастает.

(вполголоса)

Надо с этим что-то делать…

Переводит взгляд на Любку. Отхлебывает чай из алюминиевой кружки.

дядя саша

А ну-ка, Любка – бегом в землянку.

Нищенка кокетливо поправляет волосы на голове и неспешно, с утиной грацией, идет к вырытой невдалеке землянке. Дядя Саша ковыляет следом. Гунявый подбрасывает в костер сухие ветки. Ложится на траву, укрывается с головой пиджаком. Славка и Оксана смотрят на вспыхнувший с новой силой огонь. Вскоре костер затухает. Славка и Оксана, прижавшись друг к другу, засыпают. Резкий, неприятный звук заставляет их приподняться.

оксана

(испуганно)

Что это, Славка?

славка

Может, это коты дерутся?

оксана

Нет, не похоже…

Вглядывается в темноту. Над освещенными луной крестами мелькают какие-то тени.

оксана

Вот снова, слышишь?

славка

Слышу.

(вглядываясь в темноту)

Давай спать – тогда не будет страшно.

Дети снова укладываются на траву. Оксана открывает глаза. Смотрит в темноту.

 

 

 

 

 

 

 

голос за кадром

 

Своего отца Оксана не помнила: папа умер, когда она была еще совсем маленькой. Говорили, что ее мама почернела от горя и несколько месяцев ходила сама не своя. А потом вдруг запила. Отчаянно и беспробудно, не желая быть трезвой в этом реальном мире, который так жестоко с ней обошелся. От голодной смерти и прочих неприятностей девочку спасали соседи. Но однажды и они не смогли уберечь дочку от непутевой мамаши – Оксану то ли купили, то ли попросту выкрали бродячие цыгане. Это случилось в теплое время года, когда их пестрый, дымный табор раскинулся на окраине города, в лесополосе, а с первыми холодами – исчез. Вместе с ним пропала и девочка Оксана. Больше ее в тех краях никто не видел. Цыганский период в жизни Оксаны был шумный, грязный, суетливый. На зиму ромалы остановились в одном южном городе, сняв в нем большой, но ветхий дом. Гадали, попрошайничали, развозили по улицам известь, за копейки скупали у местных жителей металлолом, сдавая его затем в пункты приема. Оксана с двумя женщинами собирала милостыню в трамваях. Они «работала» в самой оживленной точке города – возле центрального рынка, в интервале между двумя остановками. Садилась в вагон на одной, где ее отправляла в путь пожилая цыганка Вера, а выходила на другой. Там малолетнюю попрошайку уже поджидала вторая цыганка – Люська. Целый день Оксана моталась между остановками, тут же отдавая заработанные гроши своим старшим подельницам. Городской рынок и церковь были вотчинами дяди Саши, и вскоре ему доложили о «несанкционированных» гастролерах.

 

нат. трамвайная остановка рядом с рынком день

 

К стоящему на остановке милиционеру подходит Гунявый.

Гунявый

(указывая рукой на цыганку Люську)

Старлей, канешна, мое дело маленькое, но та худая цыганка лопатники у людей тырит. Видишь, уже который час на остановке ошивается.

Милиционер подходит к Люське. Отдает честь. Гунявый отходит в сторону. Наблюдает за милиционером и цыганкой.

милиционер

Гражданочка, будьте добры – предъявите ваши документы.

люська

(возмущенно)

Ты чё, начальник? Какие документы? Живу тем, что люди добрые подадут. Нищая я, понял?

Милиционер трогает пальцем вдетую в ухо цыганки массивную золотую сережку. Качает головой.

милиционер

(недоверчиво)

Что-то ты не совсем на нищую похожа.

Берет цыганку за руку.

милиционер

Пройдемте, гражданка, в отделение для выяснения вашей личности.

люська

(вырываясь)

А ну пусти, мент поганый! Ты еще за это ответишь!

Милиционер уводит сопротивляющуюся цыганку с остановки. Подходит трамвай. Из него выходит Оксана. Оглядывается по сторонам. Подходит Гунявый. Берет девочку за руку.

гунявый

Люська сказала, чтобы ты шла со мной. Поняла?

Девочка кивает головой. Гунявый ведет Оксану за руку.

 

инт. землянка на территории кладбища ночь

 

Бомжи спят в землянке на куче тряпья. Дядя Саша и Гунявый, заглушая друг друга, громко храпят. Оксана, уткнувшись в плечо Славки, время от времени вздрагивает. Славка успокаивает подругу.

славка

(шепотом)

Спи, Оксана, спи… Всё нормально.

 

 

 

 

Слышно как на улице идет дождь. Сквозь прохудившийся настил землянки, громко стуча в подставленную посуду, падают капли. Холодно. Дрова в печке-буржуйке давно прогорели. Славка поправляет на спине у Оксаны какую-то тряпку. Чиркает спичка, осветляя лицо дяди Саши. Вожак смотрит на часы.

дядя саша

Подъем, братва! Полседьмого уже…

Бомжи, кряхтя и кашляя, неохотно выбираются из под груды тряпья.

дядя саша

(поеживаясь)

Гунявый, кто за печкой сегодня следил?

Вожак подтягивает к себе посох. Гунявый отдвигается в сторону. Ладонью разглаживает взлохмаченные волосы, с опаской косясь на дядю Сашу.

гунявый

Любка…

Дядя Саша пинает ногой свою подругу. Любка отскакивает в сторону.

дядя саша

Проспала, курва. Из-за тебя сегодня без чаю останемся.

Вожак достает из котомки черствую булку хлеба, несколько конфет. Ломает булку на части, раздает бомжам. Кидает в Любку конфетой.

дядя саша

Курва…

Всё, братва, выходим на работу.

Славка ладонью зачерпывает из ведра воды и плещет себе в лицо.

славка

Хорошо!

Славка задорно трясёт головой. Оксана, глядя на него, улыбается. Славка улыбку замечает и улыбается ей в ответ.

Дядя Саша отворяет дверь. Бомжи выходят из землянки. Идет снег, который уже покрыл кладбище белым саваном.

Нищие, поеживаясь и кутаясь в свои ветхие одежды, идут по кладбищу.

 

нат. церковная паперть утро

 

В церковные ворота, на территорию храма нескончаемым потоком  заходят люди. Среди них Гунявый, Славка и Оксана.

Оксана

Сегодня разве какой-то праздник?

гунявый

(пожимая плечами)

А у них каждый день праздник.

Становитесь на свое место, а схожу в магазин за сигаретами.

Оксана и Славка прислоняются к церковной ограде. Мальчик достает из кармана кружку и держит ее в протянутой руке.

 

 

 

Оксана

(поет псалом)

Да услышит тебя Господь в день печали и защитит тебя имя Бога…

славка

Подайте, Христа ради, люди добрые.

Прихожане с жалостью смотрят на худенькую девушку и горбатого парнишку. Славка смущенно отводит глаза и опускает давно не стриженую голову. Металлические гроши, а иногда и бумажные деньги, щедро сыплются в алюминиевую кружку. К Славке и Оксане подходит Гунявый и забирает подаяние. Перед подростками останавливается женщина. Кладет деньги в кружку и низко кланяется.

женщина

Простите меня, детки, ради Бога.

Оксана и Славка удивленно переглядываются.

 

оксана

За что же нам вас прощать, матушка?

женщина

Сегодня – Прощеное Воскресенье, и все люди должны просить друг у друга прощения.

славка

(задумчиво)

А если у какого-нибудь человека нет никакой вины перед другим человеком?

оксана

Да. Вот как, например, у вас – перед нами.

женщина

У каждого из нас есть доля вины перед ближними.

(задумалась)

Почему вы здесь стоите? Значит, кто-то в этом виноват.

оксана

А почему именно вы за него просите? Каждый пусть сам за свои грехи отчитывается.

женщина

Все мы – дети Божьи. Братья и сестры. Разве ты за своего братика не попросишь прощения?

Женщина внимательно рассматривает Славку и Оксану.

 

 

 

 

 

 

 

женщина

Вы бы подошли к настоятелю храма, отцу Георгию, коли жить вам негде и на хлебушек не всегда деньги имеются.

(крестясь на храм)

С Божьей помощью он поможет вам с кровом и пропитанием. А работа в церкви всегда найдется. Да хранит вас Бог, детки.

Женщина снова кланяется и идет к храму.

оксана

Какая добрая женщина!

(вздыхая)

Если бы моя мама была такая.

 Славка вздыхает. Смотрит в одну точку.

оксана

Что с тобой?

славка

Нет, ничего.

(прокашлявшись)

Подаете, Христа ради, люди добрые.

Звонят колокола. Служба закончилась. Из храма, с добрыми радостными лицами, выходят люди. Кружка снова наполняется монетами. Славка и Оксана оглядывается по сторонам – Гунявого нигде не видно. Подростки, поеживаясь, топчутся возле ворот.

оксана

Давай зайдем?

(кивая на храм)

Заодно и погреемся.

славка

(оглядываясь по сторонам)

Давай…

Славка и Оксана поднимаются по ступенькам храма. В не решительности останавливаются перед дверями. Подошедшая СТАРУШКА легонько подталкивает их в спину.

старушка

Проходите, молодые люди, не стесняйтесь.

 

инт. предел православного храма день

 

После окончания службы в храме пустынно и тихо. По углам, на золоченых подставках мерцают свечи. За низкой перегородкой старенький дьячок монотонно-глухо читает псалтырь. Оксана и Славка, озираясь, идут по храму. Под ногами скрипят крашенные, местами вытертые полы. На стенах висит множество потемневших от времени икон, с которых строго смотрят вытянутые лики святых. Перед некоторыми теплятся, висящие на тонких цепочках лампадки. У большого распятия на коленях стоит мужичок и беспрестанно наклоняется, касаясь лбом пола. Славка пятится к выходу.

Подросток дергает за рукав, рассматривающую иконы, Оксану.

 

славка

Пойдем отсюда…

оксана

(с удивлением)

Нет, что ты! Давай свечки поставим. Нам ведь очень надо…

Оксана останавливает Славку и с мольбой смотрит на своего спутника. Подростки подходят к церковному ларьку. Оксана достает из кармана деньги.

оксана

Мне две свечи, пожалуйста.

(немного подумав)

А каким святым их надо ставить?

Продавщица внимательно рассматривает новых прихожан.

продавщица

Поставьте Спасителю, Богородице и Николаю Чудотворцу.

Она протягивает подросткам три свечи и ладонью указывает на иконы.

продавщица

Приходите к нам на службу.

(улыбаясь)

Вам понравится.

Оксана подходит к иконе Спасителя. Крестится. Славка приблизился к иконе Божьей матери. Разглядывает. Глаза Богородицы излучают необыкновенное тепло. Славка, не отрываясь, смотрит на икону.

славка

(шепотом)

Мама…

Славка закрывает глаза. Съеживается. Подросток открывает глаза. Огонь свечи мечется, словно его кто-то хочет задуть. Пламя почти гаснет, затем снова вспыхивает, неистово трепеща. Фитилек трещит и дымится, оранжевые змейки искр разлетаются в разные стороны.

славка

(испуганно)

Что это?

голос за спиной

Свеча, наверное, отсырела.

Славка оборачивается. Рядом стоит священник. Смотрит на него внимательно и даже строго. На батюшке надет длинный черный балахон, на груди висит массивный золоченый крест. Священник чуть наклоняется, кладет на Славкино плечо ладонь.

священник

На исповеди давно был, отрок?

Батюшка переводит взгляд на «беспокойную» свечу.

славка

На какой исповеди?

священник

Ну, может, ты совершал какие-нибудь нехорошие поступки и хочешь в них раскаяться? Поведать о них Господу.

 

 

славка

(с ужасом, едва слышным шепотом)

Откуда он знает про Симоняна?

священник

У каждого из нас в жизни были беды, лишения и ошибки, но не следует замыкаться в скорби и унынии, а особенно в грехе, ибо Господь любит всех своих детей.

славка

(удивленно)

И меня любит? А откуда же Он обо мне знает?

Священник оборачивается на распятие и крестится.

священник

Христос не только тебя знает, но и видит всё, что происходит с тобой. И хорошее, и плохое.

славка

(едва слышно шепча)

Знает… Но кто же рассказал батюшке о его страшной тайне? Но кто? Бог? Значит, Он действительно всё видит.

(кричит)

Я ведь не хотел! Симонян первый начал.

священник

Тише…

(улыбаясь)

Я знаю… Вот поэтому ты должен всё рассказать и не носить этот грех в себе.

славка

Богу рассказать?

священник

Рассказать мне, а Господь всё услышит.

(крестясь на распятие)

Приходи завтра утром на исповедь, я тебя буду ждать.

Священник уходит. Славка и Оксана выходят из храма.

 

нат. церковный двор утро

оксана

Что он тебе говорил?

славка

Сказал, что нужно исповедаться – покаяться в своих грехах.

оксана

И ты пойдешь?

 

 

славка

(твердо)

Пойду.

Славка и Оксана выходят из церковных ворот. Мартовский ветер гонит по небу темно-синие клочки туч. Выглядывает солнце, полыхая на куполах церкви. Подростки идут по дороге.

 

нат. церковная паперть утро

 

Славка и Оксана, среди других нищих, стоят у церковных ворот, прося подаяние.

оксана

Да услышит тебя Господь в день печали и защитит тебя имя Бога…

славка

Подайте, Христа ради, люди добрые.

Гремят Гоши, падая на дно кружки. Подходит Гунявый. Пересыпает деньги в свой карман.

гунявый

Что-то мало сегодня у вас… Жалостливей, горбатый, надо просить.

славка

А можно я схожу в храм?

гунявый

Чё ты там забыл? Погреться? Так ведь сегодня не холодно…

славка

(потупив взор)

Исповедаться хочу.

Гунявый хохочет.

гунявый

Ты чё, горбатый?! «Крыша» у тебя поехала, что ли?

оксана

Отпустите его… А я пока одна постою. Ну, пожалуйста!

гунявый

(сурово, не обращая внимания на Оксану)

Не занимайся ерундой, горбатый. Стой и работай!

Гунявый уходит.

славка

(вполголоса)

Я всё равно исповедуюсь. Пусть не сегодня, а как выкроится свободное время, но исповедуюсь.

 

 

 

 

 

нат. территория кладбища вечер

 

Весна. От легкого ветерка шелестят на липах листья. В кронах деревьев поют соловьи. На могилках цветут нарциссы и тюльпаны. С кладбища уходят последние посетители. По тропинке идут Оксана и Славка. Приближаются к землянке. Возле костра сидят дядя Саша, Гунявый, Любка. Вожак клюкою ворошит в костре тлеющий хворост. Славка и Оксана садятся чуть поодаль от остальных.

дядя Саша

Чё, в падлу рядом с нами сидеть?

любка

(хихикая)

Голубая кровь, бля…

дядя саша

Заткнись, дура.

Вожак достает из кармана трубку и набивает ее табаком.

Через неделю – на Пасху – на другом конце города открывается новый храм.

В праздник все будем работать там.

Дядя Саша окидывает взглядом подопечных. Останавливает его на Славке.

дядя Саша

А с тобой мы завтра поедем договариваться с местной братвой, чтобы нас оттуда не поперли.

Вожак вынимает из костра головешку. Раскуривает трубку.

дядя Саша

Гунявый, Любка, Оксана – с утра, как всегда, идете к церкви.

 

нат. территория возле нового храма утро

 

Дядя Саша и Славка подходят к новому храму. Славка задирает голову, рассматривая собор. Он большой и красивый. Золоченые купола упираются в голубое небо. Слышится колокольный звон. Славка порывается заглянуть в открытые двери церкви, но дядя Саша придерживает его за плечо.

дядя саша

(хмыкая)

Нечего тебе там делать, горбатый. Наше дело – паперть, а дорогу туда забудь: рылом, брат, не вышел.

Дядя Саша смеется, похлопывает Славку по плечу. Вожак и Славка идут вдоль забора. В кустах сидят нищие. Пьют вино из горлышка, передавая бутылку друг другу. Дядя Саша присаживается рядом, положив клюку на колени.

дядя Саша

Здорово, братва.

первый нищий

Здоров, коли не шутишь.

Дядя Саша достает из кармана несколько мятых десяток и кладет их перед лохматым, краснолицым нищим, судя по интонации ответа, главарем.

дядя Саша

Угостите вином, бродяги?

Краснолицый, немного подумав, протягивает дяде Саше початую бутылку портвейна. Дядя Саша прикладывается к горлышку, делая несколько глотков.

первый нищий

(обращаясь к своему товарищу)

Санек, смотайся-ка за пойлом.

Краснолицый протягивает деньги. Санек ковыляет вдоль забора за добавкой. Славка отходит в сторону. Нищие обсуждают детали сотрудничества, но Славка не прислушивается к разговору. Рассматривает храм.

славка

(шепотом)

Красивое здание, ничего не скажешь… Неужели на самом деле здесь Бог проживает? А в той церкви, возле которой мы стоим – тоже? И сколько их тогда?

(почесывает затылок)

Любка не раз говорила, что Бог един. Тогда как же он везде успевает? Может, оттого, что Бог так занят, Ему не удалось уследить за моими родителями? Почему Он их не спас? И почему Он так сильно наказал меня?

Кого бы – знающего – расспросить об этом?

 

нат. территория кладбища вечер

 

Дядя Саша и Славка идут по кладбищу. Дядя Саша пьяно покачивается. Смеется.

дядя Саша

Вот и я нажрался…

Останавливается. Грозит Славке  пальцем. Тычет рукой в сторону нового храма.

дядя саша

Необходимость была такая, Славка. Для бродяг, непьющий человек подозрительнее мента.

Дядя Саша шумно втягивает в себя воздух. Трясет головой.

дядя саша

А ты не пробовал еще пойло, горбатый?

А кралю свою пощупать не успел?

Вожак хохочет. Набивает трубку. Идут дальше.

 

дядя саша

Пора, брат, пора…

(вполголоса)

А потом и я попробую.

славка

(не расслышав)

Что попробуешь, дядя Саша?

дядя саша

А, это я так… О своем.

(вздыхая)

Однако красивой девка становится. Как бы вокзальные сутенеры не увели Ксюху. Супротив них я ничего не могу сделать.

Дядя Саша снова останавливается. Кладет руку Славке на плечо.

дядя Саша

Есть у меня одна идея, Славка. Уж ты не обижайся – для вас обоих это благом окажется.

Дядя Саша и Славка подходят к землянке. Бродяги, потягивая чай из закопченных кружек, сидят у костра. Вожак оглядывается по сторонам.

дядя Саша

Где девка, Гунявый?

Гунявый

(пожимая плечами)

А я почём знаю? В землянке, наверное.

любка

(сплевывая в костер)

Трахнул он ее, козел.

Славка бежит к землянке.

 

инт. землянка на кладбище вечер

 

Славка вбегает в землянку. Оксана, отвернувшись к стене, лежит на куче тряпья. В землянку вбегает дядя Саша. Сдергивает с девушки ветхое покрывало. Оксана нага, но даже не пытается прикрыться.

дядя Саша

Ничего особенного…

Вожак садится на табуретку.

дядя саша

Я ж и толкую: хороша больно девка, вот и внимания много мужского привлекает.

(вздыхая)

Придется маленько подкорректировать.

Дядя Саша лезет в карман и, достав нож, щелкает лезвием.

дядя Саша

(в сторону Славки)

А ну-ка, пацан, пойди погуляй.

Славка широко раскидывает руки, пытаясь прикрыть собой Оксану.

славка

(с ужасом)

Что ты хочешь делать, дядя Саша?!

дядя саша

Я сказал, вали отсюда, горбатый!

Вожак замахивается на Славку клюкой, но, увидев его глаза, более миролюбиво добавляет.

дядя саша

Волосы ей обрежу покороче, чтобы кобелям принцессой не казалась.

Славка не уходит. Вожак подносит нож к Славкиному лицу.

дядя Саша

(зловеще шепча)

Лучше по-хорошему уйди, малец – ведь порешу.

Славка пятится к выходу.

дядя саша

Любку позови, горбатый.

Славка выходит из землянки.

 

нат. территория кладбища вечер.

 

Славка выходит из землянки. Подходит к сидящим у костра бомжам, трогает Любку за плечо.

славка

(кивая на землянку)

Иди… Зовет.

Славка садится на траву рядом с Гунявым. Из землянки раздается приглушенный вскрик Оксаны. Славка вскакивает, но Гунявый силой усаживает его на место.

гунявый

Поздно за красавицу напрягаешься, браток.

(морща лицо)

Да и не красавица она теперь.

славка

(настороженно)

Это почему – не красавица?

гунявый

«Расписал» ей Папа фейс.

(потягиваясь)

Жаль… Хорошая бабенка могла бы получиться.

славка

Как это – расписал?

гунявый

Шрам на морде ей сделал. Он давно собирался. Я сам ей сегодня хотел рожу малость подпортить.

Бродяга, нахмурившись, смотрит на свою ладонь. Показывает Славке рану на пальце.

 

гунявый

Видишь - укусила Оксана.

славка

Зачем укусила?

Подросток с ужасом смотрит на дверь землянки. Гунявый смеется, лезет в карман за сигаретами.

гунявый

Ты, горбатый, совсем дурачок или только прикидуешься?

(раскуривая сигарету)

Поимел я ее, понимаешь? А чё? Баба она общая, никому ни жена, ни сестра. Правда ведь, братан?

Гунявый скосив глаза, наблюдает за Славкой.

гунявый

Я ж не Любку тронул – она Папина.

Славка смотрит в одну точку, лицо его застывает. Сжимает кулаки и бросается на Гунявого. Слепившись в клубок и хрипя от напряжения, Славка и Гунявый пытаются вцепиться друг другу в горло. Гунявому это удается – он всё крепче сжимает пальцы на Славкиной шее. Подросток, хватая ртом воздух, задыхается. Обмякает, потеряв сознание. Подбегает дядя Саша и бьет Гунявого клюкой по голове. Гунявый падает на Славку. Вожак оттаскивает Гунявого, теребит Славку за плечо.

дядя саша

Эй, горбатый, ты живой?

Славка открывает глаза. С недоумением смотрит на дядю Сашу. Вожак протягивает ему руку. Славка никак на это не реагирует.

дядя саша

Живой, я спрашиваю? Живой, слава Богу…

(вздыхает с облегчением)

Ну, поднимайся.

Славка ладонью притрагивается к горлу. Сморщившись от боли, сглатывает. Приподнимается на локте, смотрит по сторонам. Рядом, неловко подогнув под себя руки, лежит Гунявый. По его лбу, из под черных волос течет струйка крови. Дядя Саша пучком травы вытирает от крови свой посох. Славка вопрошающе смотрит на дядю Сашу.

дядя саша

Допросился, сука.

Вожак сплевывает на землю. Садится рядом со Славкой. Смеется.

дядя саша

Теперь по гроб мне будешь должен – кабы не я, задушил бы тебя Гунявый, как котенка.

Дядя Саша достает из кармана трубку, стучит ею об колено. Набивает табаком.

дядя саша

А за Оксану, горбатый, не обижайся. Так даже лучше: теперь на Ксюху, акромя тебя никто заглядываться не будет.

Славка хмурит брови. Отодвигается от вожака.

дядя саша

Ну, как знаешь, малец… Подрастешь – поймешь, дурачок.

Вожак подозрительно смотрит на Славку. Притягивает к себе клюку.

дядя саша

Сейчас Любка водярой промоет ей морду, и заживет как на собаке. Останется лишь полосочка небольшая… Зато никакой кобель больше на девку глядеть не будет.

(похлопывая Славку по плечу)

Через неделю пойдете работать к новому храму.

Вожак оглядывается на тело Гунявого.

дядя саша

А сейчас, горбатый, давай этот кусок свинины где-нибудь схороним.

(кричит)

Любка, вынеси две лопаты.

Из землянки входит Любка. Бросает на землю лопаты. Пятится назад, увидев Гунявого. Крестится. Возвращается в землянку. Дядя Саша и Славка за ноги тащат труп к недавнему захоронению. Откидывают венки, разрывают могилу.

дядя саша

(хриплым голосом)

Хорош, горбатый. Кажись, до хозяина добрались.

Дядя Саша и Славка вылезают из могилы. Вожак нагибается и сталкивает труп в яму. Тело глухо бьется о крышку гроба.

дядя саша

Ну, будет тебе, Гунявый, земля пухом.

Вожак тыльной стороной ладони вытирает со лба пот.

дядя саша

Загортай, малец, обидчика своей бабы. И научись мстить, горбатый: жизнь не любит добрых и беспомощных, запомни это.

Вожак садится на землю. Достает трубку, раскуривает ее.

дядя саша

Давай пошевеливайся, а то не дай Бог, кто заметит.

Славка зарывает могилу. Дядя Саша молча наблюдает.

Славка, тяжело дыша, бросает лопату на землю. Вожак укладывает на холмик венки. Дядя Саша и Славка бредут к землянке.

дядя Саша

Ну, иди до Ксюхи, Славка, утешь женщину.

(улыбаясь)

Они енто любят…

Славка спускается в землянку.

 

инт. землянка утро

 

Оксана лежит на топчане, уставившись в точку на стене. Славка сидит рядом. Прикасается к девушке ладонью.

славка

Ксюша, тебе ничего не надо? Давай я сбегаю за мороженым?

С бутылкой водки в руке подходит Любка. Садится рядом со Славкой.

любка

Поворачивайся, красавица.

Оксана не реагирует. Любка берет девушку за плечо и силой разворачивает ее к себе. На лице Оксаны виден шрам: бурая извилистая полоска засохшей крови тянется от виска к подбородку. Славка резко поднимается и, сжав кулаки, меряет шагами узкое пространство землянки.

славка

(прищурив глаза, шепчет)

Что я могу сделать?! Броситься на дядю Сашу с ножом? Не вопрос… Но после этого я, скорее всего, составлю компанию Гунявому.

Он трясет головой и смотрит на Оксану. На Славкиных глазах появляются слезы.

славка

(шепчет)

Надо уходить из шайки… Но куда? В церковь, как советовала та сердобольная женщина? Но что мы там будем делать?

Хлопает дверь. В землянку заходит вожак. Садится на табуретку рядом с топчаном.

дядя саша

Ну, хватит прохлаждаться, молодежь.

Кладет рядом с Оксаной яблоко. Девушке в испуге прижимается к стене.

дядя саша

Не боись, дуреха.

(тыча ей пальцем в лицо)

И запомни, что это лучший для тебя вариант. А то б пошла в вокзальные девки и совсем бы пропала.

Вожак поднимается и идет к выходу.

дядя Саша

Всё, что ни делается – делается к лучшему.

Открывает дверь. Останавливается.

дядя саша

Послезавтра выходим на работу к новому храму.

 

 

нат. территория старого кладбища утро

 

Из землянки выходят дядя Саша, Любка, Славка, Оксана. Поеживаясь от утренней прохлады, бредут по тропинке, ведущей к дыре в кладбищенском заборе.

дядя саша

С местными не скандалить, всё уже обговорено.

(вздыхая)

Хотя кому теперь скандалить? Разве что Любке…

Едва, идущая последней Оксана, оказалась за территорией кладбища, как в ту же секунду рядом останавливаются два микроавтобуса и из него выбегают четверо милиционеров.

К бомжам подходит, упитанный майор, видимо, главный из них.

майор

Всем стоять, господа бомжи. Проходим по очереди в автобус.

(постукивая дубинкой по своей ладони)

И не приведи Господи, если кто вздумает бежать.

дядя саша

(возмущенно)

За что, начальник!? Мы – законопослушные граждане, никого не трогаем, живём тем, что люди добрые подадут.

Дядя Саша указывает посохом на своих подопечных. Майор подходит к нему вплотную.

майор

(кричит)

Документы предъяви, законопослушный гражданин! А может, кто из них паспорт покажет?

Свирепо вращая глазами, тычет дубинкой в сгрудившихся бомжей.

майор

До выяснения личности каждого из вас, все направляются в спецприемник.

В машину бегом марш!

Бомжи, подталкиваемые милиционерами, подходят к автобусу.

Оксана и Славка держатся за руки.

 

майор

Мужчины в одну машину, женщины – в другую.

Майор берет Оксану за плечо. Сморщившись, вглядывается ей в лицо.

майор

Что у тебя с лицом? Откуда такой шрам?

Девушка молчит.

майор

Ладно, там разберемся.

Оксана заходит в микроавтобус. Майор подходит к Любке. Подталкивает ее к машине.

любка

(взвизгивая)

Руки убери, мусор поганый!

майор

(усмехаясь)

Я смотрю, среди вас и блатные имеются. Ничего, всех по мастям рассортируем.

Микроавтобусы, покачиваясь на ухабах, выезжают на асфальтированную дорогу, ведущую в город.

 

инт. салон микроавтобуса утро

 

В салоне сидят дядя Саша и Славка. Рядом с ними – два милиционера. Вожак, наклонившись к Славке, шепчет ему на ухо.

дядя саша

(шепотом)

Главное, горбатый, не сболтни чё лишнего. Мол, ничего не знаю, милостыню возле церкви просили, и всё…

(косится на майора)

А то тебе же хуже будет. Ты еще, пацан, не знаешь, как менты гнилить могут.

(вздыхая)

Типа мы всё знаем, а ты только бумагу подпиши. Не вздумай!

майор

Прекращай базар, мужик! Будет еще время в «козлятнике» наговориться.

Машина быстро набирает скорость. Трепыхающиеся на сквозняке занавески хлещут Славку по лицу. Мимо, со зловещим ревом, проносятся встречные автомобили. Славка, вжавшись в сиденье, со страхом смотрит в окно.

майор

(обращаясь к водителю)

Андрей, включи приемник, что ли…

Водитель щелкает ручкой приемника. Звучит песня Шевчука «Осень».

   Голос шевчука

Осень – в небе жгут корабли. Осень – мне прочь от земли…

славка

(шепотом)

Эта песня нравилась отцу. Мы едем на море. Папа вполголоса напевает. Вдруг страшный взвизг тормозов, вскрик мамы… И завертелись в жутком калейдоскопе небо, земля, деревья…

голос шевчука

Осень – это небо под ногами…

Водитель подпевает Шевчуку. Славка переводит взгляд на лобовое стекло. С включенными фарами на них стремительно надвигается огромный желтый КамАЗ.

водитель

(кричит)

Он что, е…нулся?!

Водитель резко выворачивает руль вправо. Визжат тормоза, о днище машины стучит щебенка. Славка зажмуривает глаза.

славка

(шепотом, с ужасом)

Сейчас зазвенят бьющиеся стекла, заскрежещет гнущийся металл, и в мое тело вопьется невыносимая боль. И никуда от нее не деться…

(кричит)

А-а-а-а-а…

Славка обхватывает голову руками и падает на пол. Автобус останавливается у обочины дороги. Над Славкой наклоняется майор.

майор

Что с тобой, пацан?

славка

(кричит)

А-а-а-а-а…

дядя саша

Да больной он на голову, начальник.

Дядя Саша крутит пальцем у виска и приподнимается с сиденья.

 

дядя саша

Убогие мы люди, не понимаешь, что ли, майор?

Отпустил бы ты нас, а?

майор

Сядь, я сказал!

Славка катается по полу и пытается залезть под сиденье.

славка

(кричит)

А-а-а-а-а…

Майор морщится. Открывает дверцу, выходит из машины. Шарит в карманах, достает пачку сигарет. Щелкает зажигалкой и, оглядываясь на автобус, идет к кустам.

дядя саша

(выкрикивает)

Бежим, горбатый!

Вожак спрыгивает с подножки автомобиля и бежит через дорогу.

майор

Стой, козел!

Майор кидается за вожаком, на ходу застегивая ширинку.

Несущаяся на большой скорости черная легковая машина сбивает дядю Сашу. Визжат тормоза. Вожак, раскинув руки, лежит на асфальте. Милиционеры подбегают к дяде Саше. Он мертв.

 

Майор

(разводя руками)

Готов… Вот, бля!

 

Славка спрыгивает с микроавтобуса. Падает. Поднимается и бежит в сторону придорожных кустов. Гремит выстрел. Славка пригибается и на четвереньках продирается сквозь заросли дикой акации. В его руки и плечи впиваются иголки, но он, вскрикивая от боли, всё дальше удаляется от своих преследователей. Наконец обессиливший, падает навзничь на мокрую от росы траву.

славка

(хрипит)

Всё, больше не могу!

Вдалеке шумят проезжающие мимо автомобили. На стволе засохшего дерева выводит дробь дятел. Славка кладет голову на руки. Засыпает.

 

нат. придорожная лесополоса ночь

 

Славка идет по обочине дороги, время от времени укрываясь в кустах от проезжающих автомобилей. Подходит к кладбищу. Оглядевшись по сторонам, через дыру в заборе проникает на территорию старого кладбища.

 

нат. территория старого кладбища ночь

 

Славка идет по тропинке. Кричат ночные птицы, в зарослях кустарника кто-то шевелится. Из бурьяна выскакивает потревоженная кошка. Славка, испугавшись, прыгает в сторону. Озираясь по сторонам, он садится на лавочку и ногой отодвигает лежащий на дорожке венок. Всматривается в могилку и узнает захоронение, в которое они с дядей Сашей закапывали Гунявого. Среди венков ему мерещится лицо Гунявого. Рядом стоит дядя Саша. Печально кивает головой и разводит руками.

дядя саша

Вот такие дела, гобатый…

Славка пятится от страшного захоронения. Бежит по тропинке. Останавливается около землянки, тяжело дыша. Заходит в землянку.

 

нат. территория старого кладбища утро

 

Славка выходит из землянки. Потягивается. Ярко светит солнце, трава сверкает капельками росы.

славка

(шепотом)

Надо навести порядок в землянке.

(вздыхая)

Может, Оксана через время сюда вернется…

 

 

 

 

Славка выносит из землянки тряпье, старую обувь, прогнившие доски. Лопатой ровняет ступеньки. Разводит костер, сжигая в нем ненужный хлам. Запекает в угольях картошку, заваривает чай. Не спеша, ест. Заходит солнце. На кладбище быстро темнеет. Славка сидит возле потухшего костра смотрит на мерцающие уголья. Засыпает, положив голову на колени. Слышатся удары колокола. Славка поднимает голову.

славка

(шепчет)

Почему звонят ночью? Может, что-то случилось?

Славка бьет себя ладонью по лбу.

славка

Сегодня же Пасха! Любка объясняла, что Иисуса Христа распяли какие-то нехорошие люди, вроде как евреи, но Он неожиданно для всех воскрес, «смертью смерть поправ». Но как же это так: когда человек умирает, то он уже никогда не сможет ожить? Но почему тогда люди с такой радостью отмечают этот, как они говорят, светлый день?

Значит, всё-таки…

Славка застывает в секундном замешательстве.

славка

А папа и мама тоже могут вернуться в этот мир? Или в какой-нибудь другой? Выходит, что смерть – это ненадолго, а потом все воскреснут? И родители…

(тяжело вздыхая)

 И Гунявый, и дядя Саша.

Смотрит на звездное небо.

славка

Нет, мне самому никогда не разобраться в этом вопросе.

Славка ладонью приглаживает волосы, тряпкой протирает башмаки.

славка

Всё-таки схожу я к церкви…

 

нат. территория церкви ночь

 

Славка с трудом втискивается среди других нищих, которых сегодня очень много. Кладет кепку на асфальт.

славка

Подайте, Христа ради.

 

 

 

 

 

Прихожане кладут в кепку печенье, конфеты, крашенные яйца, деньги. По каштановой аллее, ведущей к храму, идут празднично одетые люди. Многие держат за руки детей. Открываются двери храма. По ступенькам спускаются священники в бело-голубых праздничных одеждах. В руках они держат хоругви на длинных древках. Следом идут певчие. Между ударами колокола слышно как они читают молитвы. За певчими непрерывным потоком следуют прихожане. Каждый держит в руках зажженную свечу. Славке тоже в руку кто-то сует свечу. Пламя от свечей освещает радостные лица людей. Крестным ходом процессия трижды обходим храм и останавливается возле главного входа. Священники поднимаются на ступеньки. Один из них, мерно раскачивая кадилом, читает молитву.

священник

Да воскреснет Бог и расточатся врази его.

Голос его тонет в громком набате.

священник

(радостно выкрикивая)

Христос воскресе!

Сотни голосов в едином порыве отвечают ему.

паства

(радостно)

Воистину воскресе!

священник

Христос воскресе!

паства

Воистину воскресе!

священник

Христос воскресе!

паства

Воистину воскресе!

Двери храма распахиваются. Священники и прихожане заходят в храм. Рассовав по карманам подаяние, Славка тоже заходит в церковь.

 

инт. предел православного храма ночь

 

В небольшом храме тесно и душно, но, несмотря на это, все люди находятся в приподнятом настроении. Несколько священников ведут праздничное богослужение.

 

первый священник

Христос воскрес из мертвых, смертью смерть поправ и сущим во гробе живот даровав.

второй священник

Христос воскресе!

паства

Воистину воскресе!

Славка не совсем понимает смысл сказанного, но повторяет вместе со всеми.

 

славка

Воистину воскресе!

Славка смотрит на людей. У некоторых из них по щекам текут слезы. Славка переводит взгляд на иконы. Лики святых ему уже не кажутся такими строгими, как в прошлый раз. Напротив – они вглядываются в Славку доброжелательно и спокойно.

славка

(шепчет)

Наверное, сейчас не время просить Бога, чтобы Он обратил внимание на мою несчастную жизнь, но я потихоньку.

Господи, помоги мне, пожалуйста.

Праздничное богослужение заканчивается. С радостными лицами прихожане выходят из храма. Люди обнимаются и целуются, желая друг другу счастья.

 

нат. территория церкви ночь

 

Славка понуро бредет по церковной аллее. К нему подходит женщина, советовавшая им с Оксаной пойти в храм. Протягивает Славке расписное яичко.

женщина

Христос воскресе, молодой человек. А где же твоя девушка?

Славка не отвечает и, сгорбившись, бредет к церковным воротам. Женщина смотрит ему вслед. Славка плачет.

славка

Не помог мне Господь…  Не смог или не захотел?

Славка останавливается и смотрит в небо.

Славка

А может, Его и нет вовсе?

 

инт. кабинет участкового день

 

В кабинете сидят молодой мужчина – УЧАСТКОВЫЙ оперуполномоченный, и молодая женщина – ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ОТДЕЛА по делам несовершеннолетних, Оксана.

участковый

(кивая на Оксану)

Ну а с этой барышней что будем делать?

Участковый вертит в руках авторучку, игриво поглядывая на представителя комиссии – миловидную блондинку. Она неопределенно пожимает плечами.

представитель отдела

Тебе сколько лет, девушка?

оксана

(потупив взор)

Шестнадцать. Кажется…

Участковый переводит взгляд на бюст задержанной.

 

участковый

Замуж пора, а ты среди сявок ошиваешься. Ведь, поди, они тебе лицо разукрасили?

оксана

(не поднимая глаз)

На всё воля Божья…

представитель ОТДЕЛА

(удивленно вздернув бровь)

Верущая, что ли?

оксана

Все мы под Богом ходим.

Участковый хлопает ладонью по столу.

участковый

(повышая голос)

Вот отправлю тебя под суд за бродяжничество, тогда посмотрим, как ты умничать будешь.

представитель ОТДЕЛА

А ты в монастыре поработать не хочешь?

(листая блокнот)

Матушка Степанида давно просила верующих девушек ей прислать.

 

 

оксана

(решительно)

Хочу.

 

нат. территориия женского монастыря утро

 

В сопровождении представителя комиссии по делам несовершеннолетних Оксана входит в монастырский двор. Над побеленной известью небольшой кирпичной церковью, над несколькими двухэтажными зданиями из шлакоблоков, над цветущими кустами сирени нависает густой вязкий туман. Вдоль высокого бетонного забора, окружающего территорию монастыря, тянется недавно скошенная лужайка, в центре которой стоят два стога сена. Оксана, закрыв глаза, вдыхает скошенной травы.

оксана

(шепотом)

Господи, хорошо-то как!

Навстречу идет монахиня с большим крестом на груди.

представитель отдела

Здравствуйте, матушка Степанида!

(указывая рукой на Оксану)

Вот, еще одну девушку вам привезла. Сама изъявила желание поработать.

 

 

матушка степанида

(слегка кланяясь)

Спаси, Господи. Что ж, поработать во славу Божью никому не грех.

Указывает рукой на одно из зданий.

матушка степанида

Проходите.

голос за кадром

Любой монастырь – это семья. В обители, куда направили Оксану, семья состояла из сорока пяти насельниц, которые всё свое время отдавали иной жизни: молились, работали, отдыхали, и всё сообща – как в большой, доброй патриархальной семье. А точнее, матриархальной, поскольку во главе женского монастыря стояла игуменья – матушка Степанида. Обитель была интернациональной – в ней жили послушницы из России, Украины, Белоруссии, Грузии. Поначалу Оксану определили в трудницы. Она вместе с другими женщинами, согласными безвозмездно поработать во славу Божию, выполняла самую трудную и грязную работу. Но никто не роптал – здесь таким не место. Жили они в тесной монастырской гостинице, где даже кроватей на всех не хватало. Их сдвигали попарно, чтобы лечь могли сразу трое. За день трудницы уставали так, что едва голова касалась подушки, как тут же крепкий сон поглощал их дневные труды и заботы. Но уже в шесть часов утра нужно было подниматься, чтобы после молитвы и короткого завтрака снова выполнять свои обязанности: чистку коровника, разборку кирпичных стен старой трапезной и туалета, окучивание картофельного поля. Да мало ли было работы в хозяйстве, к коему отродясь не прикасались крепкие мужские руки?

 

 

 

 

 

 

 

инт. монастырское общежитие ночь

 

Слышны удары колокола. Оксана поднимается с постели, одевается и, перекрестившись на иконы, выходит в коридор. Лунный свет через окно ярко-зеленым пятном ложится на пол. Оксана смотрит в окно. Тускло, в предутреннем тумане мерцают кресты над храмом, темно-синяя тень от колокольни падает на побледневший от ночного светила монастырский двор. Наклонившиеся цветущие пионы слегка покачиваются. Оксана спускается по деревянной лестнице и быстро идет к храму. К его входу, отдавая поклоны и крестясь, спешат монахини. Оксана заходит внутрь храма.

 

инт. предел монастырского храма ночь

 

На клиросе монахини читают псалмы. От колеблющегося огня свечей золотятся иконостасы, мягко теплятся лампадки перед образами. Оксана подходит к распятию. На несколько секунд замирает перед Спасителем. Становится на колени и бьет поклоны. Начинается служба. Священник с кадилом обходит храм. Оксана отходит в угол храма. Священники и монахини читают молитву Символ Веры.

 общий хор

Верую во единого Бога Отца, Вседержителя, Творцу небу и земли, видимым же всем и невидимым. И во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единородного…

оксана

(шепчет)

Как хорошо, что в эту лунную ночь, когда люди спят, несколько десятков человек предстоят перед Богом, любовно и благоговейно направляя к Нему свои души!

Служба заканчивается. Монахини подходят к священнику, прикладываются к кресту и выходят из храма.

 

нат. монастырский двор утро

 

Оксана подходит к трапезной. Около двери стоит старица Марфа. Инокиня внимательно смотрит на Оксану. Девушка кланяется монахине.

старица марфа

(кланяясь в ответ)

Давно в монастыре, сестра?

оксана

(опустив голову)

Вот уже скоро шесть недель будет.

старица марфа

А какое твое святое имя? И крещенная ли ты?

Оксана, не поднимая головы, пожимает плечами.

 

 

старица марфа

(вздыхая)

В каком месяце появилась на свет Божий, отроковица?

Оксана поднимает голову и улыбается.

оксана

В декабре.

старица марфа

(хмурясь)

Не зубоскаль понапрасну – Спаситель твой распят, а ты смеешься.

Монахиня осеняет себя крестным знамением.

старица марфа

В декабре, говоришь? Хорошо, очень хорошо… Значит именоваться Варварой будешь.

 

Прошло полтора года.

 

инт. предел монастырского храма

 

Заканчивается служба в храме. Монахини подходят к кресту, который держит в руках матушка Степанида. Целуют его. Настоятельница жестом подзывает к себе Оксану.

матушка степанида

Сестры! С сегодняшнего дня сестра Варвара назначается келейницей старицы Марфы.

оксана

(кланяясь)

Спаси, Господи.

матушка степанида

(оглядывая монахинь)

Господь привел в наш дом сестру Варвару. А куда бы она пошла? К кому бы прибегла со скорбями своими и недоумением к суете, к злобе мирской?

(вздыхая и крестясь)

Тяжкий крест – сиротство, но еще горемычнее сиротство духовное. Плачет горько сирота такая на распутице жизненной, зовет своего защитника и благодетеля, но теряется ее голос скорбный в сумраке. Бредет она дальше во тьме поникшая, не видя света, и думает: «куда я пойду? Дышать тяжело, ноги устали, а отдохнуть негде».

И плачет, плачет, плачет…

Матушка Степанида вскидывает голову и, блеснув глазами, осеняет себя крестным знамением.

 

матушка степанида

Яко скоты мы все когда-то были привязаны к яслям вертепа, но увидел Господь мытарства наши и послал нам Духа Святого. Теперь мы знаем: нет скорбей – нет и спасенья. Наше дело терпеть, молиться и любить.

Игуменья обводит взглядом монахинь и останавливает его на Оксане.

матушка степанида

Ничего, что ты, сестра Варвара, была бродяжкой. Да и не только ты одна… Однако нищета и смирение – принадлежность благочестивого, и, преступив порог святой обители, ты приблизилась к Господу.

Настоятельница крестится, а за ней и все остальные.

матушка степанида

Земная жизнь дана нам для того, чтобы каждый из нас  избрал свободно или Спасителя, или врага Его – чью волю человек исполняет здесь на земле, с тем будет и после смерти. Каждая, вошедшая суда, должна возродиться Духом Святым и сделаться другим человеком – с новым умом, с новым сердцем и обновленной волей, ибо сказано: «кто во Христе, тот новая тварь».

Иди к сестрам…

Игуменья легонько подталкивает Оксану к монахиням.

матушка степанида

Сестры, приближается Радоница – тот день когда мы молитвами и посещением могил вспоминаем близких и дорогих нам людей, ушедших в мир иной. Некоторые из вас поедут на пригородное кладбище, где находится могила старца Георгия.

(крестясь)

Помяни, Господи, его в Царствии Твоем.

 

нат. территория старого кладбища утро

 

К кладбищу тянется нескончаемый людской поток. Люди идут навестить своих умерших родственников. Инокиня Марфа, Оксана и еще три монахини входят в ворота погоста. Столики возле могил покрыты скатертями, на которых лежит разнообразная снедь и непременно высятся бутылки со спиртным. Среди могилок шныряют опустившиеся пьянчужки. Один из них подходит к ближайшей могилке. Неумело крестится.

пьяница

(бормочет)

Будет ему земля пухом.

Родственники протягивают ему стопку водки. Невдалеке, уже валяется на траве какой-то потрепанный мужичок. Монахини с укоризной смотрят на происходящее.

старица марфа

(возмущенно)

Ну, скажите мне, сестры, кто придумал приносить водку на кладбище в этот день? Ведь только бесов этим ублажаем! И почему батюшки в храмах не просветляют народ?

(крестится)

Господи, прости нам прегрешения наши.

Оксана с любопытством оглядывается по сторонам.

оксана

(шепотом)

Мало что поменялось за это время. Старые, оббитые жестью, деревянные ворота заменили на новые – металлические Сторожка появилась… Вместе с охранником.

В окошке дергается занавеска, на мгновение появляется чьё-то лицо и тут же исчезает. Оксана останавливается, смотрит на окно.

оксана

(тихонько вскрикнув)

Он!

(в секундном замешательстве)

Или не он?

старица марфа

Что с тобой, сестра Варвара?

Оксана вытирает со лба пот и идет вслед за остальными монахинями.

оксана

Нет, ничего… Показалось, сестра Марфа.

Возле захоронения инока Георгия много людей. Они держат в руках зажженные свечи и время от времени крестятся. Церковные певчие читают Псалтырь. Старица Марфа подходит к могиле. Кланяется, крестится.

старица марфа

Прости нас ради Бога, батюшка Георгий.

К могиле подходят остальные монахини. Читают литию.

монахини

Блажени непорочини в путь, ходящие в законе Господни…

После молебна каждая из монахинь подходит вплотную к могилке инока и, поклонившись праху старца, спрашивает что-то свое, сокровенное. Подходит очередь Оксаны.

оксана

(шепотом)

Скажи, батюшка, как мне быть: искать ли мне своего суженого или забыть его навек?

Шелестят листья на березе, чирикают воробьи, издалека доносится людской гомон. И вдруг Оксана слышит:

голос инока георгия

Иди, милая ищи… Твое место в миру.

Отслужив литию, монахини идут по главной аллее кладбища к выходу. Старица Марфа смотрит на Оксану. Прикасается ладонью ко лбу девушки.

старица марфа

Что-то всё же с тобой происходит, сестра Варвара. Лицо побледнело, глаза горят огнем нездоровым, руки дрожат, словно в ознобе. Уж не захворала ли ты?

оксана

Нет, сестра Марфа, не болею я телом. Душой я занемогла…

Оксана останавливается и берет в руки ладонь старицы. В глазах у девушки блестят слёзы.

оксана

Исповедаться я хочу сегодня вечером. Выслушаешь?

Монахиня крестит свою келейницу.

старица марфа

Бог с тобой. Конечно, выслушаю.

 

инт. монастырская келья ночь

 

В распахнутое окошко кельи заглядывает месяц. Возле иконы Богородицы теплится свечка. Друг против друга сидят Оксана и старица Марфа.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

голос за кадром

Всё, как на духу, без утайки рассказала Оксана старице Марфе. Про детство, которого, по сути, не было, про цыганский табор, про жизнь среди бомжей на кладбище, про страшные вещи, которые совершили над ней Гунявый, а затем дядя Саша, – девушка прикоснулась пальцем к своему страшному шраму на лице. И про единственное светлое пятно в ее несчастной судьбе – Славку. И как, потеряв его, утратила всякую надежду. А что есть человек без веры в будущее? Да и вообще – без веры? Но Господь указал ей на путь, ведущий к храму. А она – что?

оксана

Увидела я сегодня Славку на кладбище. Вернее, почувствовала; и уверена – это был он. Права ты была, сестра Марфа: случилось там со мной что-то… Словно подменили меня на погосте.

(тяжело вздыхая)

Что же мне теперь делать, скажи?

Оксана обхватывает голову руками. Тихо в келье. Только оранжевый огонёк потрескивает на кончике свечи, отбрасывая на стены беспокойные тени.

старица марфа

Видно, Богу так угодно.

(крестясь на иконы)

Запомни главное, сестра Варвара: можно и вне монастыря быть монахинею, но и в обители можно стать мирянкою, а не то, - не приведи Господь, - и грешницей. Если ты в Духе Святом, благославенна будешь – хоть сейчас на страшный суд Христов, ибо в чём застанет, в том и судить будет. Если же нет, то надо разбираться, отчего Господь оставил тебя. Или ты оставила Его.

оксана

Да, грешна я – не смогла за эти годы убрать человека из сердца своего.

Оксана опускается на колени. Старица кладет ладонь на голову девушки.

 

 

 

старица марфа

Христос спасает тех, кто осознал свою греховность.

(вздыхает)

Отчего же на исповеди об этом раньше не говорила? Тайна в душе послушницы – знак смерти духовной, и никогда тебе не стать инокиней.

Хорошо, хоть открылась…

Старица Марфа и Оксана сидят молча. Смотрят в окно. На монастырском дворе кукарекает петух. На востоке светлеет небо. Туман растекается по куполам церкви.

старица марфа

Сейчас к заутрене начнут звонить…

(отворачиваясь от окна)

У батюшки Георгия совета просила?

оксана

(кивая)

Просила. В мир послал.

старица марфа

Я ж и говорю, что на всё воля Божья.

(крестит девушку)

Войди в себя и пребывай в сердце своем, ибо там Бог. На что призвана, то и исполняй. Всегда помни, что над голубым сводом есть еще Небо. Ангела Хранителя тебе, сестра…

(запнувшись)

Какое мирское имя носила?

оксана

(улыбаясь)

Оксана.

Инокиня закрывает окно. Чуть заметно улыбается.

старица марфа

Пойдем на службу, Оксана. А затем иди с Богом. Матушке Степаниде я сама все расскажу.

Слышится колокольный звон. Оксана и старица Марфа крестятся, повернувшись к окну.

 

нат. территория старого кладбища поздний вечер

 

По кладбищенской тропинке, раздвигая толстой палкой заросли бузины, идет Квазиморда.

 

 

 

 

 

 

 

голос за кадром

Ежевечерне, когда солнце опускалось за горизонт, а на небе высыпали малиновые звезды, сторож совершал традиционный обход кладбища. Если к этой поре на погосте ничего не случалось, то можно было быть спокойным – пьяницы, наркоманы, распутники уже разбредались по домам. Горбун, не опуская головы, обходил выступы могильных плит, перешагивал утвердившиеся на дорожке корни деревьев, привычно переступал через низенькие ограждения. Вверенный ему объект Квазиморда изучил не хуже своей каморки, в которой теперь жил. Сколько лет он находился на кладбище? Пятнадцать, двадцать? Горбун уже давно перестал считать дни, месцы, годы своего пребывания на погосте. После того, как шайку бродяг разогнала милиция, Славка некоторое время прятался в землянке. Чинил могильные оградки, столики, рвал траву на захоронениях. Однако вскоре городские власти постановили расширить пантеон и привести его территорию в порядок. Централизованно заработал ритуальный сервис. Инженер Копылов набрал в штат необходимых специалистов: могильщиков, скульптора, гробовщиков, музыкантов. Когда встал вопрос о стороже, кто-то ему порекомендовал взять на эту должность горбуна, который уже несколько лет нелегально живет на кладбище, следя за порядком на могилках и отпугивая искателей ночных приключений. Идея инженеру понравилась, и вскоре Славка получил официальный статус сторожа, каморку под жильё и соответствующее его облику прозвище – Квазиморда.

Славка обзавелся не только служебным жильем и небольшой зарплатой в конверте, но и ощущением некоторой свободы. Теперь ему не нужно было прятаться от патрульной милицейской машины, которая иногда заезжала на кладбище, медленно двигаясь по его главной аллее. Но Славка по-прежнему старался избегать общения не только с правоохранительными органами, но и с обыкновенными людьми, от которых не ждал ничего хорошего. Нелюбовь эта была взаимной: едва ли кто из посетителей и работников погоста искал общения с Квазимордой.

Сторож останавливается, достает из кармана сигареты. Закуривает. Невдалеке, укрывшись в темных кронах деревьев, ухает филин. Тропинка выводит Квазиморду к цыганскому склепу. Где-то рядом хрустит ветка, слышатся голоса. Сторож прячется за куст, смотрит, раздвигая его стебли. Возле склепа сидят двое парней, а между ними, неудобно облокотившись на локоть, лежит женщина. Один из парней наклоняется к женщине.

первый парень

Ты пойми, дура, сделаешь по- быстрому весь набор веселых услуг – и вали домой…

(хихикая)

Второй парень бьет женщину по лицу.

второй парень

Санёк, чё ты с ней базаришь?

Он наклоняется к женщине и срывает с нее платье.

женщина

(умоляя)

Прошу вас, не надо! Я сделаю всё сама…

Второй парень валит женщину на траву. Расстегивает брюки.

второй парень

(усмехаясь)

Теперь, конечно, сделаешь…

Квазиморда выходит из-за куста. Издавая утробный звук, размахивает посохом над головой.

Квазиморда

У-у-у-у-у-у…

второй парень

(с ужасом)

Еп твою… Что это?!

Насильники подрываются с места и, шурша кустами, убегают в глубь кладбища. Кавзиморда подходит к женщине. Она сжимается в комок, прикрываясь руками.

славка-квазиморда

Не бойтесь меня… Я работаю здесь сторожем.

Горбун кладет посох на землю, присаживается рядом с женщиной.

женщина

(неправдоподобно быстро кивая)

Да, да… Я вас здесь видела.

славка-квазиморда

Пойдемте, я проведу вас к воротам.

(оглядываясь по сторонам)

Где ваше платье?

Женщина, разыскивая платье, шарит ладонями по траве. Горбун чиркает спичкой о коробок. Мерцающий огонек освещает небольшое пространство рядом со склепом. И в нем - полураздетая женщина в белом кружевном белье. Сторож, не отрываясь, смотрит на женщину.

женщина

Нет ни платья, ни туфель.

Подняв глаза, замечает взгляд горбуна. Умолкает, присев на траву. Прижимает руки к груди. Догорев до конца, гаснет спичка. Квазиморда трясет обожженными пальцами. Зажигает новую.

славка-квазиморда

(кивая на кусты)

Наверное, эти козлы унесли. Пойдемте в сторожку, я дам вам свою рубашку.

Женщина пятится и в нерешительности останавливается.

женщина

Нет, нет! Я не пойду….

славка-квазиморда

Ну куда же вы пойдете в таком виде?

женщина

(вздыхая, разводит руками)

Да, конечно… Пойдемте.

Горбун, раздвигая ветки руками, идет по тропинке. Следом – женщина. Сторож, время от времени, оглядывается на нее.

славка-квазиморда

Осторожно, здесь выступ.

Через несколько шагов останавливается и стучит ботинком по основанию дерева.

славка-квазиморда

Корень… Переступайте.

Впереди виднеется сторожка. Горбун и женщина подходят к домику. Квазиморда долго ковыряется с замком. Протяжно скрипнув, открывается дощатая дверь. Сторож и женщина входят в домик. Горбун щелкает выключателем.

 

инт. сторожка на территории старого кладбища ночь

 

Женщина осматривается. На давно не крашенных стенах из ДСП наклеены картинки из журналов. На маленьких окошках висят неопределенного цвета мятые занавески. В углу сторожки стоит стол, возле него два стула. Посуда на столе прикрыта газетой. В другом углу – застеленный «верблюжьим» одеялом топчан. Рядом – обшарпанный шкаф. На подоконнике стоит старый, еще советских времен, телефон. Квазиморда, не отрываясь, смотрит на полуобнаженную женщину. Он протягивает руку и делает шаг к ней. Женщина пятится к двери. Сторож, зацепившись за стул, едва не падает. Останавливается. Прикасается ладонью ко лбу. Садится на топчан.

славка-квазиморда

Я сейчас чайник поставлю…

женщина

(едва слышно)

У вас рубашки не найдется?

Сторож подходит к шкафу, копается в нем.

женщина

У вас телефон работает? Можно я позвоню?

Горбун, стараясь не смотреть на гостью, протягивает ей рубашку. Женщина проворно натягивает ее на себя. Подходит к телефону, набирает номер. Квазиморда приближается к столу. Включает электрический чайник, перебирает посуду.

славка-квазиморда

(шепотом)

Как я мог? И чем я отличаюсь от тех насильников? Еще бы одна секунда, еще одно движение этой женщины и я бы за себя не ручался.

Закипает чайник. Шипит паром, гремит крышка. Квазиморда выдергивает шнур из розетки. Чайник утихает. Сторож усмехается.

женщина

(по телефону)

Алло, Василий? Да, это я – Ирина. Где? На кладбище.

(оглядываясь на горбуна)

У Ква… У сторожа. Жду. Приезжай скорее.

 

инт. салон такси ночь

 

По ночному городу едет такси. На заднем сиденье сидят Ирина и художник. Ирина дрожит, прижавшись к художнику. Таксист в зеркало рассматривает странную пассажирку – взлохмаченную, без обуви, одетую в поношенную мужскую рубашку без пуговиц.

художник

Может, ты всё-таки расскажешь - что случилось?

ирина

(после длительной паузы)

Дома расскажу…

Художник смотрит на свою подругу. Ирина, заметив его взгляд, отворачивается к окну.

ирина

Приехали.

(прикрывая синяки подолом рубашки)

Остановите здесь, пожалуйста.

Такси останавливается возле многоэтажного дома. Художник и Ирина выбираются из такси и заходят в подъезд.

 

 

 

инт. квартира ирины ночь

 

Художник ходит по комнате, рассматривая обстановку. Из ванной доносится мерное журчание воды. Художник смотрит на часы, подходит к двери. Прислушивается. Легонько стучит.

художник

С тобой всё в порядке?

Щелкает задвижка и из ванной выходит Ирина. Она встряхивает головой. Несколько капель попадает в лицо художнику. Оба улыбаются. Ирина прикасается ладонью к щеке художника.

ирина

Прости…

художник

Что ты? Мне было даже приятно.

Ирина проходит в комнату, садится на диван. Кивает на бар.

ирина

Налей мне вина, пожалуйста. А себе – что хочешь…

Художник подходит к бару. В один бокал наливает сухое красное вино, в другой – водку. Подносит вино хозяйке. Хочет что-то сказать, но не решается. Выпивает водку. Ирина смотрит на него, чуть сморщившись. Художник разрезает яблоко, закусывает. Садится рядом с хозяйкой.

художник

Выпей…

Ирина, вздохнув, отпивает из бокала вина.

художник

Может, ты расскажешь, что произошло на кладбище?

Ирина поспешно ставит бокал на стол и, закрыв лицо руками, плачет. Вытирает слезы ладонями.

ирина

Я, как всегда, зашла на могилу к мужу, потом решила дождаться тебя. Но ты, наверное, ушел раньше, а я всё сидела, задумавшись, и не заметила, как стало темно. И тут – эти двое…

Они потащили меня в кусты. Один из них сорвал с меня платье…

Ирина берет со стола бокал, но тут же ставит его на место.

ирина

А второй бил по лицу.

Ирина рыдает, закрыв лицо руками. Тело ее вздрагивает. Волосы мокрыми прядями спадают на сутулые плечи. Художник, успокаивая, слегка обнимает Ирину.

художник

Так они…

Умолкает. Ирина отрицательно мотает головой.

ирина

Нет, Меня сторож спас.

Ирина снова берет в руки бокал с вином, выпивает его. Ставит бокал на стол.

ирина

Налей.

Смотрит гостю в глаза.

ирина

Я прошу тебя, не уходи сегодня.

художник

(поспешно кивая)

Да, да, конечно.

Художник выходит из ванной. В комнате полумрак. Настенный светильник дает немного света. Ирина лежит на диване, прикрывшись покрывалом. Художник подходит к столу.

ирина

Выпей что-нибудь, если хочешь.

Художник наливает в бокал немного водки. Раздумывает – пить или не пить?

ирина

Подойди ко мне.

Художник ставит бокал на стол подходит к Ирине. Садится на край дивана. Шелковое покрывало рельефно обыгрывает фигуру Ирины. Художник ладонью прикасается к ее руке. Ирину привстает, облокотившись на локоть. Художник наклоняется и целует ее в губы. Ирина обвивает рукой  шею художника и привлекает его к себе.

 

инт. мастерская плотника день

 

Николай Белошапка на верстаке строгает доски. В столярную мастерскую входит скульптор Калошин. Подходит к плотнику. Достает из кармана бутылку водки.

калошин

Будешь?

Николай отрицательно машет головой. Калошин, пожав плечами, берет из шкафчика стакан и наливает водки. Выпивает. Подходит к необитому материей готовому гробу. Залезает в него, укладываясь на бок.

калошин

(кивая на крышку)

Прикрой, Коля. А то еще Копылова сюда черт принесет.

(зевая)

Что-то нездоровится мне сегодня…

Плотник накрывает гроб крышкой и возвращается к станку. Работает. В дверях мастерской появляется подсобник Калошина Гриша.

гриша

Коля, доски привезли. Пойдем разгружать.

 

 

 

 

 

 

Николай и Гриша выходят из столярной мастерской. Тут же в дверь заходит Людмила. Подходит к шкафчику. Надевает халат. Берет с полки отрез красного ситца, ножницы, рулетку, молоточек. Подходит к гробу, в котором спит Калошин. Замеряет ширину и длину домовины, отрезает кусок ткани. Открывает крышку, вскрикивает, роняет ее на пол. Калошин вскакивает в гробу, удивленно смотрит на Людмилу.

людмила

Ну вы уже совсем с ума спятили! Одного «белочка» время от времени навещает,

(кивая в окно)

Другой в гроб спать улегся!

калошин

(разводя руками)

А что тут такого? Вы ж меня зарыть не собирались?

людмила

(замахиваясь на бригадира молоточком)

Ох, и доиграешься ты со смертью, Виталька! Успеешь еще деревянный сюртук примерить.

Калошин нехотя покидает домовину.

калошин

(ворча)

Хорошо, хоть не косой угрожаешь.

Калошин выходит из помещения. Людмила укоризненно качает головой.

 

инт. мастерская художника день

 

Калошин заходит в мастерскую художника, тяжело ступая, приближается к столу.  Художник моет кисточки в  раковине. Бригадир извлекает из кармана начатую бутылку водки.

калошин

Будешь?

Художник неопределенно пожимает плечами, подходит к шкафчику. Достает два яблока, краюху хлеба, стаканы. Ставит на стол. Калошин разливает водку. Звякнув стаканами, художник и бригадир выпивают их содержимое.

Калошин вертит пустой стакан в руке, рассматривая его.

калошин

Молодец всё-таки Мухина – такую память о себе оставила.

Скульптор вздыхает и ставит стакан на стол.

калошин

Не то, что некоторые…

художник

(кивая на теплую куртку ваятеля)

Тебе не жарко в такой одежде?

 

калошин

(зябко передергивая плечами)

Знобит что-то… Наливай!

Художник разливает водку. Соприкоснувшись стаканами, коллеги выпивают их содержимое. Калошин тянется за кусочком яблока.

 

калошин

(морщась)

Какая гадость! Ты знаешь, с недавних пор я заметил, что работать значительно интереснее, чем развлекаться. Тем более, таким способом.

(кивая на бутылку)

Жизнь значительно проще. Чем принято об этом думать. У меня хватило ума прожить ее глупо и безалаберно, а вот на старости лет на раздумья вдруг потянуло.

художник

(кивая)

Возразить, собственно, нечем.

калошин

Жизнь наша, как женщина. И нельзя ее познать или хотя бы почувствовать, не пощупав за груди. Розанова читал? А что это за груди? Быт, суета, пьянство, шум, разврат… Какая темнота вокруг, и грубость, и примитивизм!

Калошин поднимается из-за стола и ходит по мастерской.

калошин

Но нужно всё это ощутить, понять и…

(стучит себя кулаком в грудь)

И желательно полюбить. Ведь нам так настоятельно рекомендуют это делать боги.

художник

Бог.

калошин

Ну, пусть Бог.

Скульптор тяжело дышит. Опускается на стул. Щелкнув зажигалкой, прикуривает сигарету. Закашливается.

калошин

Ты знаешь, мне иногда в голову стала приходить мысль, что похороны – не последнее путешествие в нашей жизни. Хотя существование там, где ничего нет, даже в устах священников кажется бессмыслицей.

Калошин раздраженно тушит окурок в пепельнице.

калошин

Но ведь возникают такие вопросы! Я всегда был убежденным атеистом и насмехался над смертью. А вот теперь…

художник

Что ты подразумеваешь под «теперь»?

Ваятель недовольно морщит лицо, но на вопрос не отвечает.

калошин

Мы мечемся туда-сюда по своим, сомнительной важности, делам, предполагая, что окружающий мир – яркий бесконечный карнавал, и каждый из нас на нем что-то из себя представляет. Довольно легко думаем о смерти, как о чём-то неприятном, но неизбежном. И когда ты поймешь это – пора умирать.

художник

Что ты «лазаря» поешь? Захворал немного, так что же – непременно в гроб ложиться?

калошин

Нет, Василий, чувствую я ее.

Скульптор берет бутылку в руку, но ставит ее на место.

калошин

Да, я чувствую приближение смерти и с профессиональным интересом и нетерпением жду ее. Как художнику, понимаешь, любопытно: как старуха на самом деле выглядит?

(улыбаясь)

«Девушка с веслом» у меня уже была, теперь, видимо, будет с косой.

художник

(хмуро)

Не смешно.

калошин

Не смешно. Но верно. Любой день можно прожить в радости, но он может стать последним. Я стал ощущать, что уже утрачиваю способность бороться за то, что многие годы было для меня желанно и дорого.

Виталий разливает по стаканам остатки водки.

художник

Тебя перемкнула эта тема…

 

 

 

 

 

калошин

Мысли о смерти – размышления о свободе, а мы – художники – всегда стремимся к ней. За пределами жизни есть свобода. И истина есть. Во всяком случае, я на это надеюсь, иначе всё было бы очень просто. Вопрос сложный, а задать его некому.

(усмехаясь)

 Так что я действительно с нетерпением жду старуху, – нет, лучше девушку, – с косой. Мистический конец человеческой души не подвластен логическому объяснению, хотя, единственное, пожалуй, я уяснил – чем глубже в землю, тем ближе к Небу.

Скульптор опрокидывает содержимое стакана в рот. Художник смотрит на ручные часы.

калошин

Да, действительно, ты прав: хватит ныть. Меланхолия вредна для пьяниц – она легко трансформируется в депрессию.

Виталий, тяжело вздыхая, ставит пустую бутылку под стол.

калошин

Я смотрю, ты спешишь куда-то? Очередное свидание с вдовой?

Художник, кивнув, убирает со стола. Снова смотрит на часы.

калошин

Да не парься – сейчас уйду. Ждет уже, поди, Ирина?

(усмехаясь)

Только запомни: «женщина для мужчины – сеть для него». Она всегда будет помехой… Женщины отвлекают и расслабляют. Возьмешь в свой мир одну из них, и если она окажется не та – неприятностей не миновать.

художник

Так женятся же люди, и многие живут счастливо.

калошин

Ты много видел счастливых?

Виталий с трудом поднимается со стула и, держась за бок, ковыляет к двери.

 

 

 

 

 

калошин

Невозможно взлететь, если ты пустил корни – семья, работа, дом…

(глядя в окно)

Пойду-ка я к Коле схожу, отдохну в домовине. Как раз Людмила уже домой пошла.

 

нат. территория старого кладбища утро

 

Люди нескончаемым потоком входят на территорию кладбища.

голос за кадром

Лишь один день в году – на Радоницу, когда горожане шли поминать своих умерших родственников – Квазиморде было неспокойно. Сторож изнутри запирал на засов свою крохотную каморку и, слегка отдернув пальцем застиранную ситцевую занавеску, наблюдал за идущими на кладбище людьми. Они шли на погост семьями, тащили за собой маленьких детей, и Квазиморда недоумевал – зачем мучить малышей необходимостью участия в непонятных взрослых играх? Но более всего возмущал сторожа тот факт, что из приюта скорби и печали, светлой памяти и потустороннего покоя в этот день устраивали увеселительное заведение под открытым небом. Суть праздника – поминовение усопших – отодвигалась на второй план. Это был всего лишь повод для утверждения себя на своеобразном митинге. Хозяйки бережно несли корзинки с различной снедью и, с ревностным любопытством поглядывая на соседние столики, – у кого самобранка побогаче, да спиртное подороже, – выкладывали свои припасы: куличи, крашеные яйца, жареных кур и другие продукты. С нарастающим раздражением наблюдал Квазиморда, как к вечеру пантеон превращается в сонм подвыпивших и даже непотребно пьяных людей. Женщины, с трудом удерживая своих, едва стоящих на ногах мужей, пытались довести их до кладбищенских ворот, чтобы затем усадить на такси и доставить домой. Некоторые напивались до такой степени, что засыпали прямо на могилках. Несмотря на присутствие милиции, нередко в этот день на погосте случались драки. Визжали женщины, тщетно стараясь разнять дебоширов, грубо матерились мужики, добросовестно осыпая друг друга тумаками, плакали детишки. Квазиморда сплевывал на потертый дощатый пол, задергивал занавеску и ставил на электроплитку чайник. Заваривал крепкий, как его называли нищие «купчик», чай, закуривал «примку» и, громко отхлебывая горький напиток, снова подходил к оконцу. В этот день он видел много женщин, и они волновали его. Горбун хорошо помнил тело той вдовы – подружки художника, которую он спас от насильников. Ему надолго врезалось в память шелковое кружевное белье, его дивный запах. Эта женщина часто снилась Квазиморде по ночам. Вернее, ранним утром, когда он возвращался в каморку после традиционного обхода кладбища. Сторож ложился на скрипучий диван и, отвернувшись к стенке, закрывал глаза. Однако воображение его не дремало – рядом садилась белокожая красавица с длинными, распущенными волосами. Горбун протягивал к ней руки, но они трогали лишь опостыло-привычную пустоту. Квазиморда ворочался с боку на бок и, наконец, не выдержав, расстегивал брюки. Утихомирив бушующую плоть, тяжело вздыхал – легче становилось только телу. В мутное оконце сторожки вместе с темно-серым рассветом тут же вползала тягучая, такого же цвета, тоска. «И кому я такой урод нужен? Да еще и ни жилья, ни денег, ни здоровья… Здоровья? – горбун криво усмехнулся. – Его-то как раз хватало. Что же, мне так всю жизнь и придется обходиться без женщины»? Квазиморда брал из пачки сигарету, чиркал спичкой и подходил к окну. Первый луч солнца, осторожно скользя по верхушкам деревьев, опускался на землю. Шурша кустами, пробирался к выходу проспавший всю ночь в траве пьянчужка. В кронах раскидистых лип начинали петь птицы. Таинственный сумрак нехотя отползал в самый дальний угол кладбища – к цыганскому склепу и укрывался в его замшелых глубинах. Однако поздним вечером, словно коварный хищник, он снова выйдет на охоту. Берегись запоздалый посетитель погоста его пронзительных темно-оранжевых глаз, мерцающих из-за покосившегося обелиска; широких лохматых лап, коричневой тенью шныряющих по извилистым, змеящимся среди могил, тропинкам; глухого, словно доносящегося из глубины, топота его шагов. Настигнет, как бы быстро ты не бежал, коснется твоего тела лохматой, зловонной шерстью и… Кавзиморда тряхнул головой. Он не боялся кладбища, но в последнее время, по ночам, ему стали сниться неприятные и даже страшные сны.

 

инт. кладбищенская сторожка ночь

 

Квазиморда, вскрикнув, просыпается и садится на диване. Смотрит на ползающий по стене прямоугольник окна, отражающийся в лунном свете. Горбун накрывается одеялом, но через секунду настороженно выглядывает. Рядом с окном стоит чья-то фигура.

славка-квазиморда

(кричит)

Кто ты?!

Фигура приближается к дивану. Сторож узнает Гунявого.

славка-квазиморда

(шепчет)

Гунявый?!

гунявый

За что вы меня убили, кореша?

славка-квазиморда

(кричит)

Не убивал я тебя! Не убивал! Это дядя Саша!

Гунявый, с завистью смотрит на лежащую на столе пачку «Примы». Пятится к окну. Криво усмехнувшись, исчезает. Горбун вытирает со лба пот, трясет головой. Подходит к выключателю, щелкает им. Комната озаряется оранжевым светом электрической лампочки. Квазиморда пьет из чайника воду, закуривает сигарету.

 

 

 

славка-квазиморда

(шепчет)

Что за чушь привиделась? Это всё от одиночества… Была бы Оксана рядом – я бы ничего и никого не боялся. Где сейчас она?

(вздыхая)

Вчера, среди проходивших мимо монашек была одна очень похожая на Оксану женщина… Не мог же я обогнать монашек, чтобы взглянуть в лицо этой женщине!

Сторож включает электрочайник. Сыпет в кружку заварку. Достает из холодильника яйцо и тут же роняет его на пол. Рассыпает сахар на столе. Прикоснувшись к чайнику, обжигает палец. Садится на стул.

славка-квазиморда

(шепчет)

А почему, собственно, я так дергаюсь? Женщина - всего лишь походкой – оказалась похожей на Оксану. Ну и что с того, даже если это была она? Слишком многое поменялось за эти годы. У нее наверняка уже есть семья, дети…

Горбун рассеянно помешивает ложечкой чай.

славка-квазиморда

А мне, как бурьяну возле кладбищенского забора, уготовлена одинокая, никчемная жизнь. Придет время – завянет, засохнет да сгорит в мусорной куче, и никому не будет до него никакого дела. Был Славка-Квазиморда, и вдруг не стало… Кто вспомнит? Разве что гробовщик Коля Белошапка со скульптором бутылку раздавят.

(усмехаясь)

Может, еще художника позовут. Хотя бригадир в последнее время что-то плохо выглядит. Болеет, наверное…

Ладно, хватит рассуждать: пора делать утренний обход кладбища.

Сторож накрывает газетой посуду на столе и, накинув на плечи пиджак, выходит из каморки.

 

 

 

 

 

 

 

 

нат. территория старого кладбища утро

 

Горбун выходит из каморки. Первые лучи солнца пробиваются сквозь липовые кроны. На могилках распустились тюльпаны и нарциссы. Перелетая с ветки на ветку, задорно тренькают синички. Сторож потягивается. Улыбается. Возле многих могилок виднеются кучи мусора – следы вчерашней тризны. Квазиморда делает первый шаг по тропинке… и останавливается – невдалеке от сторожки, на лавочке сидит Оксана.

голос за кадром

 

Закрутила, завертела Славку с Оксаной новая, счастливая жизнь. Много ли кому доводилось видеть на кладбище радостных людей? А на этом погосте были… Да и сам Квазиморда поменялся за это короткое время. Перестал сторониться посетителей пантеона и своих сотрудников. Старался найти побочный заработок, чтобы добыть лишнюю сотню – как ни крути, теперь, вроде, у него была семья. После дежурства он чинил лавочки да оградки возле могилок, помогал разгружать прибывшие в ритуальные мастерские машины с цементом и камнем. Оксана в это время наводила порядок в сторожке, и вскоре их жилище приобрело более-менее приличный вид.

Странно и необычно в приюте печали было наблюдать за людьми, которые ловят влюбленные взгляды друг друга. Казалось, они не замечали, столь очевидного для других, своего уродства. Все работники мастерских, глядя на коллегу и его подругу, радовались и даже немного завидовали им.

 

нат. территория старого кладбища

 

Квазиморда, Гришка и Коля Белошапка разгружают машину с цементом. Подходит Калошин. Подзывает к себе сторожа.

калошин

Вячеслав, у нас в коллективе принято все радостные и, увы, печальные события отмечать сообща.

(кашляя)

У вас, как мы поняли, прибавление в семействе? Вот это и надо отпраздновать.

 

Скульптор закашливается. Трогает ладонью свой бок. Морщится. Квазиморда молчит, опустив глаза.

калошин

На счет денег не беспокойтесь – в подобных случаях мы скидываемся.

Расположимся в моей мастерской. Там больше всего места. Да и тянуть с корпоративчиком не будем, прям сегодня, после работы, и отметим.

Скульптор вопросительно смотрит на сторожа. Горбун пожимает плечами.

калошин

Ну, вот и славно. Подходите к шести часам вечера вместе с подругой. Как ее, кстати, зовут?

славка-квазиморда

(улыбаясь)

Оксана.

 

инт. мастерская скульптора вечер

 

Посреди мастерской накрыт стол. За столом сидят Калошин, Гришка, гробовщик Коля Белошапка, его жена Людмила, художник, могильщики Юрка и Червон. В мастерской слышится разноголосый шум. Могильщики и плотник в очередной раз наполняют свои рюмки. Людмила безуспешно пытается им помешать. Скульптор и художник о чём-то переговариваются. Оксана и Квазиморда молчат, опустив глаза, и изредка прикасаются к еде. Открывается дверь, заходит Копылов. Многозначительно смотрит на ручные часы.

копылов

(хмуро)

По какому поводу праздник?

калошин

(иронично)

Успех сборной по футболу отмечаем. Как не выпить по такому поводу, Владимырыч?

копылов

Нашли за кого пить… Четыре года – коту под хвост. Даже «волшебник»-Хиддинк не смог помочь.

калошин

Не говори…

(указывая ладонью на сторожа и Оксану)

Вот, к нашему сторожу жена приехала.

Придвигает еще один стул.

калошин

Ты присаживайся, Иван Владимырыч.

копылов

(кривя лицо фальшивой улыбкой)

Жена? И в паспортах обоих супругов этот замечательный факт, надеюсь, отмечен?

Все молчат. Оксана с Квазимордой растерянно смотрят друг на Копылова.

 

копылов

Ладно, гуляйте дальше.

Резко развернувшись, идет к двери.

калошин

Владимырыч, подожди меня во дворе…

Скульптор неуклюже выбирается из-за стола.

 

нат. территория старого кладбища вечер

 

Скульптор выходит из дверей ритуальных мастерских. Подходит к Копылову. Достает из кармана пачку сигарет. Закуривает. Закашлявшись, бросает сигарету в урну.

калошин

Камень хороший в одно место привезли, начальник.

(вполголоса)

За половину цены люди отдают…

копылов

(посветлев лицом)

Ты бы бросил курить, Виталька. Вон как похудел…

Скульптор вытирает платком вспотевшее лицо. Оглядывается на дверь.

калошин

Только с одним условием камень получишь, Владимырыч.

копылов

(настороженно)

Это еще с каким условием?

калошин

Сторожу и его бабе сделаешь паспорта и комнату в малосемейной общаге.

Инженер разглядывает свои ногти. Калошин достает сигарету, ломает ее и бросает в кусты.

калошин

Камня много, Владимырыч… Розовая брехча, черный гранит, ну и, естественно, мрамор.

копылов

Ладно, сделаю, Виталик, только скажи мне…

(после паузы)

Зачем тебе это надо?

Калошин, развернувшись, идет к дверям мастерских. Останавливается.

 

калошин

(повернув голову)

Езжай домой, босс. Боюсь, ты не поймешь. «Когда б вы знали из какого сора»…

Скульптор заходит в мастерские. Копылов, пожав плечами, идет к воротам.

 

инт. мастерская художника день

 

Художник, склонившись над столом, пишет траурную ленту. Открывается дверь, заходит Людмила.

людмила

Виталий уже вторую неделю на работу не выходит.

художник

Болеет, говорят.

людмила

(вздыхая)

Болеет… А ты знаешь, чем он болеет?

художник

Ну, простыл, наверное…

Кашляет постоянно.

людмила

Да нет, Василий, не простыл.

(понижая голос)

Та самая, нехорошая болезнь от которой нет спасения.

Художник отрывается от работы, кладет кисточку на стол. Смотрит на Людмилу.

людмила

Ты бы сходил к нему, Вася. У него же никого нет.

художник

Ни жены, ни детей? И никогда не было?

людмила

А он и никому не рассказывал.

(вдруг рассердившись)

Скрытными вы, мужики, иногда бываете! За достоинство свое мужское опасаетесь, что ли!?

Людмила, хлопнув дверью, выходит из мастерской. Художник смотрит ей вслед, пожимая плечами.

 

инт. лестничная клетка многоэтажного дома вечер

 

Художник стоит перед дверями, жмет кнопку звонка. Художник разворачивается, идет к лифту. Дверь открывается, показывается Калошин.

 

 

 

калошин

(недовольно)

А, это ты… Что ж проходи, коли пришел.

 

инт. квартира калошина вечер

 

Калошин и художник заходят в квартиру. Хозяин медленно передвигается по квартире, одной рукой опираясь о стенку, другой придерживает спадающие с него пижамные брюки.

калошин

(взглянув на художника)

Видишь, как похудел? Прям, хоть подтяжки для штанов покупай. Никогда их не носил…

Дрожащими пальцами Калошин пытается застегнуть пижаму. Уловив взгляд художника, на мгновение замирает. Посиневшие губы растягиваются в некое подобие улыбки.

калошин

Не похож?

(качая головой)

Так-то брат… Как говорит мой помощник Гришка: на всё воля Божья. Как он там, не шалит без меня?

художник

(сдавленно)

Не шалит.

Калошин, кряхтя, опускается в кровать.

калошин

Присаживайся в кресло напротив.

(грозит пальцем)

И больше не смотри на меня так.

художник

Как «так»?

калошин

Взглядом художника, пытающегося запечатлеть триумф смерти над угасающим телом.

Калошину, наконец, удается застегнуть пуговицу. Он смотрит в глаза художнику.

калошин

Однажды Василий Суриков выставил за дверь самого Льва Николаевича, когда тот, придя проведать умирающую жену живописца, слишком уж внимательно наблюдал последние часы несчастной женщины. «Уходи прочь, злой старик»! вскричал в гневе автор «Боярыни Морозовой».

(усмехается)

художник

(фальшиво возмущаясь)

Да не смотрел я так…

калошин

Шучу я.

Скульптор стонет, прижимая руку к правому боку. Ладонью шарит по тумбочке. Берет в руку упаковку с таблетками. Дрожащими пальцами отделяет одну. Постукивая зубами о стакан, запивает ее.

художник

Может, тебе что-нибудь принести надо? В магазин сходить или в аптеку?

калошин

Нет, не надо. Всё необходимое приносит соседка.

Лицо Виталия избавляется от болезненной гримасы. Руки спокойно лежат на коленях.

художник

Ночью хорошо спишь?

калошин

Вечером приходит медсестра. Молоденькая… И делает мне укол.

(улыбаясь)

Пожалуй, впервые я снимаю брюки в присутствии красивой женщины не для того, чтобы заняться любовью.

Ночь проходит в полузабытьи. Я становлюсь стеклышком постоянно меняющегося, причудливого узора калейдоскопа.

Калошин переводит взгляд на столешницу, затем смотрит по сторонам.

калошин

У тебя закурить есть? А то мои сигареты соседка изъяла. Говорит, нельзя – доктора запретили.

(с мольбой в голосе)

Хоть пару затяжек, а?

художник

Нет. На работе оставил.

Отводит глаза. Хлопает ладонями по своим карманам.

калошин

Ладно, не надо.

(вяло махнув рукой)

Все вокруг говорят неправду: о незначительности моей болезни, о диагнозе. Лепечут, отводя взор ясных очей, о том, что я скоро поправлюсь. Переводят разговор на другую, неинтересную мне тему.

Калошин вытирает пот со лба, не отводя от собеседника злого взгляда.

 

 

 

 

калошин

Поймите, дорогие мои! Мне сейчас интересна только моя смерть и всё что с ней связано. А вы тут передо мной «ваньку» валяете, как перед мальчиком.

(размахивая руками)

Смерть – это утешение, награда за всю твою жизнь. Это отдых. Бездумный и, наверное, счастливый.

(вздыхая)

А вы всё  меня жалеете…

художник

(приподнимаясь из кресла)

Хочешь, я схожу куплю сигарет?

Калошин жестом показывает, чтобы гость оставался на месте, и указывает ладонью на книжный шкаф.

калошин

Сиди уж… Хотя, знаешь что? Достань-ка с полки третий и четвертый тома «Истории искусств».

Художник подходит к шкафу и достает из него книги.

калошин

Просунь туда руку.

Художник вынимает из-за книг бутылку коньяка.

калошин

Соседка не только сигареты, но и все мои припасы спиртного из дома убрала.

художник

Видимо ей пришлось изрядно потрудиться.

калошин

Давай хлопнем по рюмахе?

художник

А тебе можно?

калошин

(со зловещим шепотом)

Почему – нет?

художник

От кого прячешь?

калошин

Привычка…

(вздыхая)

Когда втихаря достаешь бутылку, возникает ощущение, что ты не один в квартире.

художник

«Прелести» хронического одиночества… Знакомая, однако, квартира.

Художник достает из серванта рюмки, наполняет их коньяком.

Калошин и художник выпивают коньяк.

калошин

(громко выдыхая)

Вот это, я  понимаю, лекарство! Принеси из кухни конфеты и яблоки.

Художник приносит блюдо с фруктами. Вглядывается в пятно на скатерти, прожженное сигаретой. Накрывает его блюдом.

калошин

Ну, рассказывай, что на погосте без меня творится.

художник

Привезли большую партию гранита и мрамора – так что теперь тебе работы, хоть отбавляй!

В городе убили известного боксера ***, и его родственники уже заказали памятник.

калошин

Знаю такого… Он на мюнхенской Олимпиаде «золото» выиграл. А потом, говорят, в бандюки подался.

(вздыхая)

Вот тебе и результат

художник

Умер также известный писатель ***, лауреат Государственной премии. Городская мэрия, думаю, также закажет монумент литературному мэтру.

калошин

(притворно зевая)

Не читал и не слышал о таком. Скажи мне лучше, как дела у нашего сторожа и его бабы?

художник

Квазиморде Копылов выхлопотал комнату в малосемейке, и они теперь живут там. Оксана работает вместе с Людмилой – собирает венки из искусственных цветов.

Виталий едва заметно улыбается, кивая головой. Молчит несколько секунд.

калошин

Да, ночь проходит в полузабытьи. Боль отступает, и сквозь дремоту я начинаю верить в то, что утром снова прикоснусь к камню.

Скульптор задумчиво смотрит в окно.

 

 

 

 

 

 

калошин

(улыбаясь)

Камень… Ты не представляешь, Василий, каким мягким может быть гранит! И послушным… Камень – он теплый и, ты не поверишь, прозрачный. Для меня прозрачный. Прикоснешься к нему рукой, и начинаешь слышать, как он дышит…

Голос Виталия дрожит. Он машет рукой и кивает на рюмки.

калошин

Наливай! Задремал, что ли?

Скульптор и художник выпивают, закусывают конфетами.  Щеки Калошина розовеют, глаза блестят.

калошин

Ты знаешь, а каменотёсом я стал совершенно случайно. Поступил в суриковский, на отделение графики, но однажды попал в мастерскую скульптора.

(заметно оживляясь)

Борода с крошками в ней камня, ручищи – во!

Виталий соединяет свои ладони.

калошин.

 А глаза, словно лазеры! Стоит ваятель и на глыбу смотрит, как Наполеон на глобус – одолею ли? И я тогда понял: это моё. С большим трудом перевелся на другой курс, потеряв при этом академический год. Впервые прикоснувшись к глине, я замер от счастья – из под пальцев выходила, не плоская, воображаемая живопись, а почти живая осязаемая плоть. Я неделями не выходил из студенческой мастерской. Лепил, обжигал, снимал гипсовые формы, делал отливки. Если что не нравилось – разбивал молотком. И снова лепил… Но прошли-промчались, как один месяц, безалаберные студенческие годы. После окончания университета, мне, как способному, подающему большие надежды скульптору, предложили работу в художественном фонде. Ваял на мемориальных плитах барельефы известных композиторов, ученых, писателей. Выиграл престижный творческий конкурс и стал получать заказы на монументальные работы.

Калошин тычет рукой в окно. Морщится.

 

калошин

Ты, собственно, видел… Одна из них попала в международный каталог. Наверное, это был успех. Однако вместе с ним, как известно, приходят деньги, женщины, снобизм, вседозволенность. И водка… Много водки.

Виталий нервным движением руки отодвигает от себя бутылку с коньяком.

калошин

После сдачи одного объекта моя работа не произвела должного впечатления на высокого партийного босса – он наорал на меня. Я – на него… Мне перестали давать заказы. Совсем, понимаешь? –Денег становилось всё меньше, друзей и женщин – тоже. Но количество выпитой водки, как это ни странно, только увеличивалось.

Калошин наполняет рюмки и сует бутылку в руки гостю.

калошин

Отнеси на место. Да не забудь код тайника: третий и четвертый тома.

Виталий и художник выпивают. Скульптор долго смотрит в окно.

калошин

Однако вскоре заказ я получил - на

изготовление барельефа известного композитора, музыка которого мне никогда не нравилась – не оттого ли бронзовый лик маэстро получился таким унылым? В общем, чем известнее становится художник и больше у него благ, тем хуже получается жизнь: и число завистников увеличивается, и женщины почему-то уже не так волнуют, и друзья предают, и работы выходят не такими удачными. И не только на взгляд критиков и коллег по хладной стали резца, но и на свой собственный.

Калошин берет в руки рюмку и, повертев ее в руках, ставит на место.

калошин 

Не получился у меня тогда барельеф композитора.

(пытаясь улыбнуться)

А затем я пришел работать на кладбище.

Скульптор замолкает. Однако через несколько секунд добавляет.

калошин

Любовь, дружба, идеалы – где всё это? И что осталось? Восьмиметровый бетонный мужик с кувалдой в руках на въезде в город?

(щуря глаза)

Если бы ты знал, как мне его иногда хочется взорвать!

Калошин опускает голову, нервно барабанит кончиками пальцев по столешнице.

калошин

Хорошее… Его с годами становится всё меньше. Ты не поверишь, какой глупой покажется твоя нынешняя жизнь, когда придет время умирать. Оно всё и всегда расставляет по местам. Да и само течение времени почему-то ускорилось. Не успеешь вдохнуть запах цветущей сирени, а на дворе уже лето, которое проходит еще быстрее. Что это? Неужели смерть подгоняет нас – стариков? Но почему сейчас оно для меня словно застыло?

Скульптор морщится, прикасаясь ладонью к боку.

Но как бы то ни было, каждый из нас попадет туда.

(указывая пальцем в потолок)

Сейчас моя очередь... Вскоре Квазиморда распахнет кованые ворота и откроется самое важное. То, к чему ты готовился всю свою жизнь. А если не готовился, то тем хуже для тебя.

Калошин замолкает на несколько секунд.

калошин

Что-то я разговорился.

«На старости я сызнова живу,минувшее проходит предо

мною».

 

инт. ритуальные мастерские утро

 

Возле скульптурной мастерской стоят Коля Белошапка, художник, Людмила, Гришка, Юрка, Червон, Василий Васильевич со своими музыкантами. Людмила плачет. Мужчины молча курят.

людмила

(всхлипывая)

Как же так? Ведь только вечером у него была…

Шутил. Говорит, Коля не следил за тобой – куда пошла?

Подходит Копылов.

копылов

Так… Это… Хоронить Виталия Сергеевича будем мы. Это… Родственников у него нету.

(оглядывая коллектив)

В морг со мной поедут Василий и Николай.

 

инт. вестибюль морга утро

 

Копылов, художник и Николай стоят в вестибюле. Открывается дверь. Из морга два санитара, облаченных в бурые халаты, выносят гроб. Ставят его на стол.

первый санитар

Смотреть будете?

копылов

Что?

второй санитар

(громко)

Покойника смотреть будете?

Копылов поспешно кивает. Санитары снимают крышку. Один из них откидывают тюлевую накидку. В гробу лежит мертвец, с лицом похожим на Калошина. Художник делает шаг назад.

художник

(шепотом)

«Я готов к смерти, а ты – еще нет». Да, наверное, это так.

Один из санитаров накидывает на лицо покойного тюль. Санитары накрывают гроб крышкой.

 

инт. квартира калошина ночь

 

Посреди комнаты на столе стоит гроб. Рядом на стуле сидит художник. Смотрит на покойного. В углу комнаты, на диване, посапывая, спит Гришка. Из кухни доносится шум посуды.

художник

(шепотом)

Ты любил повторять: «Что такое смерть, никто не знает. Но она вызывается либо достижением поставленной цели или прекращением каких-либо устремлений ней же». Говорил, что всю жизнь выдавливал из себя раба, антисемита, мещанина.

(горько усмехаясь)

Выдавил и умер. Вот всё и закончилось… Остался ли ты доволен своей жизнью и успел ли получить ответы на интересующие тебя вопросы? А можем, еще получишь?

Художник смахивает слезы с лица.

 

художник

(шепотом)

Почему от меня так часто уходят люди, которых я могу назвать друзьями? От болезни, от пороков, от нелепых, якобы, случайностей. Кто правит этими, во многих случаях, преждевременными уходами? И почему этот всемогущий Кто-то указал сегодня именно на Виталия, а не, предположим, на меня?

В комнату, держа в руках две чашки, заходит Людмила.

людмила

Кофе будете, мальчики?

(глядя на Гришку)

Однако один мальчик уже спит.

(переводит взгляд на Калошина)

И второй…

(всхлипывая)

художник

Буду.

людмила

Ты бы тоже немного поспал.

Смотрит по сторонам, отыскивая место для чашек. Ставит на стол, рядом с гробом. Художник подходит к столу, берет чашку. Рядом с блюдцем виднеется прожженное сигаретой пятно, которое он заметил вчера.

художник

(шепчет)

Воистину – «где стол был яств, там гроб стоит».

Художник оглядывается на дверь.

людмила

(плача)

Нет, Василий, не придет он больше.

 

нат. территория старого кладбища день

 

Льет дождь. Около вырытой ямы на подставках стоит гроб с телом Калошина. Вокруг стоят люди. Среди них художник, Гришка, Коля Белошапка, Людмила, Копылов, Юрка, Червон. Кадочников со своими музыкантами исполняют траурный марш Шопена. Невдалеке, за соседним памятником, стоят горбун и Оксана. По щекам у сторожа текут слезы.

славка-квазиморда

(шепотом)

Настоящий был человек…

К гробу подходит ЧЕЛОВЕК С ЛИСТОМ БУМАГИ В РУКАХ.

человек с листом бумаги в руках

Наше монументальное искусство понесло невосполнимую утрату…

Художник поднимает голову, не слыша слов оратора. Мокрые листья, подхваченные порывом ветра, ударяясь о стоящих у могилы людей, падают на сырую землю. Священник ходит вокруг гроба, размахивая кадилом.

священник

(распевно)

Простите покойному грехи его вольные и невольные…

Копылов кивает Юрке и Червону – пора. Могильщики накрывают гроб крышкой и заколачивают в него гвозди. На веревках опускают гроб в могилу. Люди бросают в яму горсти земли. Снова звучит траурный марш. По низкому небу плывут рваные темно-серые тучи.

 

инт. мастерская скульптора калошина день

 

Посреди мастерской стоит стол. За ним сидят Копылов, художник, Коля Белошапка, Людмила, Юрка, Червон, сторож, Оксана, Кадочников и его музыканты. Поднимается Копылов.

копылов

Эээ… Товарищи! Эээ… Друзья. Виталик… Эээ… Виталий Сергеевич был исполнительным работником и…

(машет рукой)

Василий Васильевич, скажи ты?

Копылов садится. Поднимается Кадочников.

кадочников

Это был талантливый художник и настоящий человек.

(высовывая язык и качая головой)

Я недавно сочинил музыку и посвятил ее тебе, Виталий.

Музыкант поворачивается к рабочему месту скульптора. Кланяется.

кадочников

(протягивая руку)

Эдик, подай саксофон.

Василий Васильевич играет на саксофоне. Мелодия подозрительно схожа с вальсом «Бостон», но у присутствующих на глаза наворачиваются слезы. Все выпивают по рюмке водки, закусывают. Людмила указывает рукой на один из обелисков.

людмила

(улыбаясь)

Гляньте, что Виталька написал.

На черном мраморе белеет бумажка. Присутствующие поворачиваются в сторону памятника.

червон

(читает вслух)

Продается мраморное надгробие. Недорого. Будет выгодным приобретением гражданину Иванову 1963 года рождения.

Все смеются. Копылов поднимается, выходит из-за стола.

 

копылов

Ну, я пошел. Смотрите тут…

(машет рукой)

Копылов уходит. Присутствующие вновь выпивают по рюмке водки. Лицо плотника расплывается в улыбке.

коля

Однажды Калошин вылил в пустую водочную бутылку несколько флаконов настойки жень-шеня и дал мне похмелится…

Людмила ощутимо толкает мужа в бок локтем.

людмила

(злобно шепчет)

Прекрати!

кадочников

(ухмыляясь)

Знаем, знаем… Потом ты с женой на два часа в столярке закрылся.

людмила

(машет рукой)

Да ну вас… Давайте лучше за Виталия выпьем.

юрка

А однажды Виталька привязал к машине Копылова пустую собачью будку и она, распугивая посетителей, прогромыхала до самых кладбищенских ворот.

Все неожиданно замолкают.

людмила

(всхлипывая)

Как же мы теперь без тебя будем, Виталька?

червон

А где Гришка?

Все оглядываются по сторонам.

славка-квазиморда

Ушел Гришка. Совсем ушел. Сказал, чтобы не поминали лихом.

 

инт. мастерская художника вечер

 

Художник ходит по своей мастерской. Садится напротив «Пейзажа с видом на кладбище», рассматривает холст.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

голос художника

Недавно я перенес картину сюда, чтобы сделать очередные, пусть незначительные, исправления. Недавно я вдруг ощутил, что это полотно стало неотъемлемой частью моего существования, и оно является не только плодом нетрезвого творческого порыва, но уже имеет власть надо мной. «Пейзаж…» никак не хотел отпускать меня от себя. Я почти постоянно думал о смерти, чьё приближающееся дыхание хотел изобразить на картине. А живописец, который слишком много размышляет, ничего путного не напишет. Художнику не нужно думать – он должен доверять своим рукам и сердцу. Не стоит нарушать строгий ритм жизни своими выдумками. Природе не нужен наш интеллект. Она с малым интересом взирает на наши научные открытия, на умение писать картины и романы. Ее не удивишь мастерством актерского перевоплощения. Чихать она хотела на все, сочиненные нами оперы и симфонии. Однако, как это ни странно, именно природа помогает художнику выбраться из очередного творческого кризиса. Оказывается, для более оптимистичной игры воображения нужна самая малость – влюбиться. Такими мы являемся по волеизъявлению Неба, и никуда от этого не деться. Жизнь гораздо проще, чем принято думать. Смерть, впрочем, тоже. Она не является тем, что можно вообразить и от чего можно испугаться. Просто ты уже там, а не здесь – перешагнул черту восприятия окружающего мира. Наверное, это будет выглядеть именно так. Но зачем торопиться? Помыслы наши, как известно, предполагают определенные действия.

 

Художник швыряет окурок в форточку, оставляя ее открытой. Смотрит в окно. Видит, что рядом с кладбищенским забором горит костер. Сдергивает картину со стены, сует в карман бутылку скипидара, выходит во двор.

 

 

 

нат. территория старого кладбища ночь

 

За ритуальными мастерскими - огромное пепелище. На нем теплится небольшое пламя, в котором догорают старые венки. Художник швыряет картину в рыхлую золу и щедро поливает холст растворителем. Чиркает зажигалкой. Холст моментально загорается. Зеленоватые языки пламени охотно пожирают «Пейзаж с видом на кладбище». В огне корежатся дома, обелиски, деревья, становясь прахом. Спустя несколько минут от картины остается небольшая, мерцающая тухнущими угольками, горстка пепла.

художник

«Ничто не будет беспокоить, пока ты не подумаешь, что это беспокоит». Любовь, ненависть, страх – это только мысли. Существует много вещей, способных свести с ума. Мои же попытки при помощи живописи привести всё в ясную и четкую позицию не удались. Творец, скорее всего, не предполагал нашей осведомленности в вопросе смерти.

В костре гаснет последний огонек. Художник пинает ногой золу, развеяв ее по пепелищу. Идет в сторону мастерской.

 

инт. мастерская художника ночь

 

Художник и Ирина лежат рядом на диване. Художник смотрит в потолок. Ирина кладет ему руку на грудь.

ирина

А правда, что Калошин автор «Фантомаса»?

художник

Правда.

ирина

А почему так прозвали этот монумент?

художник

Наверное, из-за невыразительности лица скульптуры.

Художник отворачивается от Ирины. Смотрит в окно. За его темным прямоугольником, среди разросшихся кустов,  в лунном свете серебрятся кресты. Между деревьями, за кладбищенским забором, краснеет черепичная крыша самогонщицы Митревны. Сквозняк слегка колышет алые сатиновые занавески. Тем же материалом застелено временное ложе любви.

 

 

 

 

 

 

 

 

художник

(повернувшись к Ирине)

Слушай, а рождение человека, любовь, смерть – звенья одной цепочки? И возможно, она никогда не прерывается? Видимо, в нашем суетном существовании есть какой-то тонкий смысл, но от нас он хитроумно укрыт? Я вспоминаю один из последних монологов Калошина: «Похороны не последнее путешествие в нашей жизни, я в этом убежден. Хотя существование там, где ничего нет, на первый взгляд, кажется бессмыслицей… Но ведь возникают такие вопросы! За пределами жизни есть свобода. И истина есть, иначе всё бы было очень просто».

Ирина пожимает плечами.

 

нат. территория старого кладбища утро

 

Сквозь утренний туман пробиваются первые солнечные лучи. Художник и  Ирина подходят к кладбищенским воротам. Квазиморда отмыкает калитку, и они выходят на улицу.  Слышится колокольный звон.

 

конец

 

 

 

 

 

 

 

eceived: from spooler by mail-aux7.in-solve.hidden (Mercury/32 v4.52); 14 May 2010 14:14:53 +0400

X-Envelope-To: <post@roskino.com>

Return-path: <vialiy@mail.ru>

Received: from f230.mail.ru (217.69.128.160) by mail.1gb.ru (Mercury/32 v4.52) with ESMTP ID MG002566;

   14 May 2010 14:14:39 +0400

Received: from mail by f230.mail.ru with local

     id 1OCruf-0007Rf-00

     for post@roskino.com; Fri, 14 May 2010 14:14:37 +0400

Received: from [178.34.29.1] by win.mail.ru with HTTP;

     Fri, 14 May 2010 14:14:37 +0400

From: =?koi8-r?Q?=D7=C1=D3=C9=CC=C9=CA_=D7=D1=CC=D9=CA?= <vialiy@mail.ru>

To: post@roskino.com

Disposition-Notification-To: =?koi8-r?Q?=D7=C1=D3=C9=CC=C9=CA_=D7=D1=CC=D9=CA?= <vialiy@mail.ru>

Subject: =?koi8-r?Q?=F3=C9=CE=CF=D0=D3=C9=D3_=C9_=D3=C3=C5=CE=C1=D2=C9=CA_=D0=CF=CC=CE=CF=CD=C5=D4=D2=C1=D6=CE=CF=C7=CF_=C6=C9=CC=D8=CD=C1?=

Mime-Version: 1.0

X-Mailer: mPOP Web-Mail 2.19

X-Originating-IP: [178.34.29.1]

Date: Fri, 14 May 2010 14:14:37 +0400

Reply-To: =?koi8-r?Q?=D7=C1=D3=C9=CC=C9=CA_=D7=D1=CC=D9=CA?= <vialiy@mail.ru>

Content-Type: multipart/mixed;

     boundary="----M0lBuYEY-jAHsUbx6Bwy6eJAM:1273832077"

Message-Id: <E1OCruf-0007Rf-00.vialiy-mail-ru@f230.mail.ru>

X-Spam: Not detected

X-Mras: Ok