Дом в цветах

 

Угарин Николай

 

Оригинальный сценарий

 

 

СИНОПСИС мелодрамы «Дом в цветах»

Распалась семья пасечника: жена ушла к другому, Марк, сын его стал наркоманом. Успокаивает душу лишь светлая память о той единственной, которая погибла трагически. И посещает он часто место гибели возлюбленной, кладет цветы.

Андрей, главный герой пьесы, решил исполнить свою мечту - навестить место гибели матери. По дороге в кафе в драке он ранит пьяного Марка, который приревновал его к своей девушке Марине. Убегая от друзей Марка, он находит убежище на пасеке, не зная, что пасечник является его отцом, а Марк - братом.

 

Чувашская Республика, с.Шемурша, ул.Космовского д.33 кв.10

Угарин Николай Васильевич, драматург

 

 

Электронные адреса автора:

ugarin-nikolay@yandex.ru

www.drama-chuv.ru.gg

 

 

   Тел: 8 927 66 55 910 (мобильный)

       Тел: (83546) 2-40-95 (домашний)          

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

НАТ. Шоссе. Вечер. Ливневый дождь.

Икарус мчится по шоссе.

 

ИНТ. Движущийся автобус.Вечер.

Андрей сидит у окна. У него в руках букет цветов.

Он смотрит в окно. Рядом сидит бабушка.

За окном иногда промелькают небольшие памятники на местах гибели людей.

 

АНДРЕЙ

Разрешите…

 

БАБУШКА

Ты куда, милок? До поселка еще минут пять.

 

АНДРЕЙ

Мне раньше надо.

 

БАБУШКА

Куда раньше-то в такой ливень? Лес же кругом.

 

Андрей проходит к водителю. Автобус останавливается около придорожного кафе.

 

ИНТ. Придорожное кафе.

Марина стоит у окна.

В сторону кафе бежит Андрей.

Марина быстро скидывает чепчик и фартук и идет к двери.

Входит Андрей. В руках у него букет цветов.

 

МАРИНА

Нет-нет, кафе закрыто.

 

АНДРЕЙ

Я на минутку.

 

МАРИНА

И горячего не осталось.

 

АНДРЕЙ

А я не собираюсь есть.

 

МАРИНА

Послушайте, вы всегда такой нахальный?

 

АНДРЕЙ

Нет, только с вами... С тобой впервые. В самом деле, почему мы должны на “вы”?

(из букета берет один цветок и протягивает Марине.)

Это вам, то есть тебе.

 

МАРИНА

Спасибо, но...

 

АНДРЕЙ

Тебе не понравился этот цветок? Тогда прими вот этот? Или этот? Извини, но весь букет подарить не могу.

 

МАРИНА

Я же не просила.

 

АНДРЕЙ

А я бы и без просьбы подарил, но только в другой раз.

 

МАРИНА

Ты всем так даришь цветы?

 

АНДРЕЙ

Нет, только тем, кого люблю или просто приятным. Приятно же дарить цветы приятным людям. Жаль, я не сумел раскрыть твою душу, даже цветы не помогли. Но я думаю, ты нарочно делаешь вид недовольный девушки. В душе ты не такая, так?

 

МАРИНА

А я, что, обязана перед каждым встречным раскрывать душу? Вы ведь, мужчины, сразу все истолкуете по-своему.

 

АНДРЕЙ

Это ты напрасно, я ни о чем таком не думал. Просто хотелось переждать дождь под крышей... Да, такие ласковые деньки стояли, а сегодня и дождь, и ветер... А здесь тепло. Тут даже замерзший оттает.

 

МАРИНА

Замерзший может и оттает, но… У меня в самом деле нет времени. Прошу тебя, мне действительно пора закрыть кафе и уйдти...

 

АНДРЕЙ

Ладно, запирай свое заведение, а то я в самом деле окажусь наглецом. И зачем мне надо было именно на сегодня все это запланировать? Да, погоду не предугадаешь: только что сияло солнце, а то вдруг разразился самый настоящий шторм... То ли матушка-природа таким образом покой обретает, то ли грешных путников наказывает...

 

МАРИНА

Какой же она покой обретает, если злые силы на людей обрушивает?

 

АНДРЕЙ

Ну, обретает не обретает, а все же, наверное, полегчает. Пусть это мнимый, ложный покой, но все-таки покой. Иногда даже миг все решает. Не хочется же все время ходить по лезвию, хочется временами и покоя.

 

МАРИНА

Слова у тебя какие-то странные, аж в дрожь бросают.

 

АНДРЕЙ

Коль нет другого выхода...

 

МАРИНА

Ладно, что будешь есть?

 

АНДРЕЙ

Тебе же надо идти...

 

МАРИНА

(неожиданно рассвирепев)

А тебе до этого что за дело?! Всегда вот так: врываются без разрешения, а потом... Будешь есть или нет?

 

АНДРЕЙ

Не знаю... Ты прости меня, я…

 

МАРИНА

(успокоившись)

Сам прости. Я не хотела, как-то само вырвалось. День был трудный.

 

М а р и н а уходит на кухню. Андрей, приметив в углу гитару,

берет ее в руки, начинает негромко перебирать струны.

 

НАТ. Небольшой магазин. Вечер.

 

Подъезжает «Жигуленок». Из него выходит Марк и направляется в магазин. Он слегка пьян.

 

ИНТ. Магазин. Вечер.

 

Появляется Марк.

 

МАРК

Дай один пузырь. В долг.

 

ПРОДАВШИЦА

Не дам. И тот долг не вернул.

 

Марк протягивает руку и легким движением хватает с прилавка одну бутылку водки.

Продавшица хватает Андрея за руку.

 

ПРОДАВШИЦА

А ну верни!

 

МАРК

Отстань!

(Сбивает продавшицу.)

 

ПРОДАВШИЦА

Вор проклятый! Что, ребенок родится и его будешь краденным кормить?

 

МАРК остановился.

 

МАРК

Какой ребенок?

 

ПРОДАВШИЦА

Будто не знаешь. Весь поселок знает, а он не знает.

(Указывая на старика.)

Что от него что ли Марина собирается рожать.

 

МАРК возвращает бутылку.

 

МАРК

На подавись.

 

ИНТ. Стоящий «Жигуленок».Вечер.

В машине еще трое парней, один из них заметно пьян.

Марк садится в машину.

 

МАРК

Поехали в «Кукушку».

 

ТРЕТИЙ

А где водяра?

 

МАРК

(в ярости)

В кафе быстрей гони сказал!

 

НАТ. Пасека. Вечер. Надвигается дождь.

Отец смотрит ульи.

 

ОТЕЦ

Сейчас, сейчас, успокойтесь. Сам вижу что погода портится. Что-то расплода не вижу. Где матка-то ваша? Погибнет ведь семья без матки.

 

ОТЕЦ сворачивает работу, гасит дымарь. Снасти заносит в ошарник. Натыкается на бидон, видит что он пустой.

 

ОТЕЦ

Опять украл. Ну что за человек. Родного отца грабит.

 

ИНТ.Кафе. Вечер.

Марина возвращается с подносом, на котором дымится горячий чай и еда.

 

МАРИНА

Вот, пожалуйста.

 

АНДРЕЙ

Спасибо.

(Кивает на гитару.)

А это чья?

 

МАРИНА

Оставил тут один...

 

АНДРЕЙ

(попробовав еду.)

Вкусно. А может, ты тоже со мной?

 

МАРИНА

Нет, я сыта.Кто ты? Здесь останавливаются либо проезжающие на машинах, либо те, кто заблудился в лесу. Заслышат шум дороги и выбредают на нее.

 

АНДРЕЙ

Пожалуй, правильней меня отнести ко вторым, к заблудшим.

 

МАРИНА

Ты сошел с последнего автобуса.

 

АНДРЕЙ

Заблудиться можно и не заходя в лес, так же, как споткнуться на ровном месте, упасть ни с того, ни с сего, замерзнуть при сорокаградусной жаре...

 

МАРИНА

А ты не разглядывай меня. А по мне - так я сама себе хозяйка: хочу - дрожу, хочу - плачу... Люди разные, кто в тепло стремится, кто под холодный дождь. Иногда душа сама просится на холод - там легче дышится. А те, кто привык к теплу, боятся холода, чуть на них морозцем пахнуло - они и скисают сразу. Я же... Меня не пугают ни холод, ни дождь, могу прямо хоть сейчас шагнуть за порог и пойти куда глаза глядят. Я привыкла не к тому, чтоб мне цветы дарили, а наоборот, чтобы у меня все вырывали. Вдобавок еще меня же и обвиняли...

(плачет.)

 

АНДРЕЙ

К такому не надо привыкать.

(Предлагает ей чай.)

Вот выпей, успокойся. Вкусный, сладкий он, не то что слезы. Слезы были бы такими сладкими!

(Ладонью вытирает со щек Марины слезы.)

 

МАРИНА

(выпив чаю.)

Удивительные у тебя глаза - не пугают, а наоборот, все страхи развеивают. Такие редко встретишь. А для кого эти цветы?

 

АНДРЕЙ

Для самого близкого мне человека.

 

МАРИНА

Понятно, не близким кто же дарит?

 

АНДРЕЙ

А тебе что, никто не дарит цветов?

 

МАРИНА

Отчего же не дарят? Дарят. Вот только что подарил один...

(Смеется.)

 

АНДРЕЙ

Вот так-то лучше, чем плакать. В другой раз я целых два букета захвачу.

 

МАРИНА

Сердце на две части не разделишь.

 

АНДРЕЙ

А я и не стану делить. Да не горюй ты, не ты одна страдаешь на земле.

(Берет гитару.)

 

МАРИНА

Иногда это и успокаивает. Стой, говорю себе, терпи, есть такие, кому в сто раз хуже, чем тебе... Бывает, иду пешком домой после работы, здесь идти-то всего два километра, а вдоль дороги пять памятников: кто-то на машине разбился, кого-то убили, кто сам себя за ветку старой липы... Жизнь безжалостна, жестока.

 

АНДРЕЙ

(отложив гитару.)

У тебя там бутылки стоят. Можноя возьму одну? Деньги у меня есть.

 

МАРИНА

Бери.

 

НАТ. шоссе. Вечер.

Машина грубо обгоняет другие машины, создав аварийные ситуации.

 

ИНТ. Кафе.Вечер

А н д р е й приносит бутылку и два стакана. Открыв пробку, разливает вино, протягивает один стакан Марине.

 

АНДРЕЙ

Вся жизнь состоит из случайностей. Люди случайно встречаются друг с другом, случайно расходятся, и счастье порой приходит случайно, и беда настигает случайно. Одним словом, и добро, и зло - тоже дело случая. Предлагаю выпить за то, чтобы нам случайно никогда не повстречалось зло, никогда!

(Пьет.)

Ты меня подожди, до поселка пойдем вместе. Я сейчас!

(Берет букет и быстро скрывается за дверью.)

 

НАТ. Шоссе. Вечер. Дождь.

По обочине идет Андрей.

 

ИНТ. Пасека.

Отец достает графин и рюмку. Наливает и пьет.

 

ОТЕЦ

Ну зачем мне такая жизнь? Ради кого?

 

НАТ. Памятник на обочине. Кругом растут цветы, они ухоженные.Вечер.

АНДРЕЙ на памятник ложит букет цветов. По щекам стекает дождь.

 

ИНТ. Едушая машина.

 

ПЕРВЫЙ

Что случилось-то?

 

МАРК

Убью суку.

 

ТРЕТИЙ видит Андрея, стоящего около памятника.

 

ТРЕТИЙ

Привидение что-ли?

 

ВТОРОЙ

Ты сам привидение.

 

НАТ. Кафе «Кукушка».Вечер.

Подъезжает «Жигуленок». Еще на ходу распахивается дверь. Из машины выскакивает Марк быстро идет в кафе.

        

ИНТ. Кафе. Вечер.

Марина испуганно встрепенулась. С шумом распахивается дверь, пулей врывается М а р к, подбегает к Марине и больно хватает ее за руку.

 

МАРК

Кто, кто тебе велел трезвонить на всю округу? Кто?!

 

МАРИНА

Я никому ничего не говорила...

 

МАРК

“Не говорила...” Весь поселок знает.

 

МАРИНА

Мама догадалась, может она и... Да пусти же, больно.

 

МАРК

Больно? А мне не больно? Тебе только руку больно, а у меня душа кровью обливается... Ну скажи, скажи на милость, зачем ты собираешься его родить - на счастье или на горе? Или я тебе просил его родить? Может, думаешь, с ребенком я буду вынужден на тебе жениться, так? Ну беги, беги в милицию, скажи, надругался, мол, обрюхатил. Только заруби себе на носу: я никогда твоим не буду! Я свободен! У меня нет никого и ничего, лишь свобода для душевного покоя. И если ты надумала отобрать и ее у меня...

 

МАРИНА

Уходи, сейчас же уходи! Я тебя не умоляла, не бегала за тобой по пятам... Ты сам являлся сюда, когда тебе становилось невмоготу. А так ты обо мне и не вспоминал, тешился с другими. Я наперед знала: тебя не переделаешь, да я и не надеялась ни на что хорошее, только...

 

МАРК

Да, я не собираюсь всю жизнь заглядывать в одни глаза! Потому что не люблю, более того - ненавижу! Всех ненавижу! И ты ненавидишь. Не только сейчас, давно ненавидишь.

(Марина что-то пытается сказать, но Марк перебивает ее.)

Не возражай, потому что меня нельзя любить. Я - шпана, я вор, алкаш, насильник, бес... Что-то еще забыл? Ребенка же рожают ради счастья, а не для мук. А ты хочешь родить его на муки. Может, думаешь, маленький ничего не поймет, а коль и поймет - не обидится, а то и вовсе простит, если купишь игрушку иль конфетку. Но вот тут

(стучит себя кулаком в грудь

тут засела такая заноза, такая боль, что ее ничем оттуда не выкуришь! Так что зря торопишься явить его на свет, зря. Даже если бы ты захотела родить от меня, я бы сам тебе об этом сказал, когда б время пришло, и замуж бы тебя взял, но сейчас... Сейчас ни за что не позволю появиться на свет еще одному такому, как я, слышишь? Не позволю! Так что освобождайся от него, пока не поздно!

(Хватает Марину сзади и давит ей в живот.)

 

МАРИНА

(вырываясь.)

Нет, нет! Уходи, отстань от меня! И не приходи никогда, живи со своей свободой! К тому же он не твой, не от тебя он!

 

МАРК

Что? Что ты сказала? Да я тебя, суку!

 

Бьет Марину по щекам, потом, скорчившись в углу, плачет, содрогаясь всем телом.

 

МАРИНА

Марк, прости, прости меня. Я не хотела, я сказала, только чтобы ты отстал от меня, потому и сказала так...

 

МАРК

(отстраняясь от Марины.)

Уйди! Сгинь с моих глаз!.. Да, все было у меня: и отец, и мать, и на тебя глаз положил. Мечтал о сыне, матерью которого видел лишь тебя... Если б ты не торопила, я бы женился на тебе и на руках бы носил, но только сам, по своей воле. А из-под палки - никогда! Тем более по приказу этого пасечника!

 

МАРИНА

Он не пасечник, он - твой отец...

 

МАРК

Ненавижу его за его тупость, мягкотелость, за то, что отдал свою жену другому! Закопался среди своих пчел и не видит больше ни черта на свете! Цветы, видите ли, развел. Вытопчу все их к чертовой матери! И ульи разобью, и дом сожгу! Следов пусть не останется! Он все равно не для меня старается. Да и не надо мне от него ничего - ни дома с его цветами, ни ульев, ни машины, ничего не надо! Я для них никто, они для меня - тоже ноль! Нет долга – нет и ответственности.

 

МАРИНА

Прежде чем отрекаться от отца с матерью, ты бы лучше от своих дружков отрекся. Это они твою жизнь мутят-отравляют, они затянули твои глаза черной повязкой. Так что никакой ты не свободный, а самый что ни на есть пленник, в плену ты у своих друзей. И добром твоя жизнь не кончится, помяни мое слово. Образумься, Марк, пожалей себя, родителей. Ты вот все отца укоряешь, мол, утонул в цветах, в пасеке... Утонуть в цветах - это не то, что погрязнуть в болоте... Сам-то ты сделал хотя бы полшага отцу навстречу, взглянул хоть раз на него по-доброму?

(Марк выпивает наполненный стакан.)

И не пей, не пей, прошу тебя, ведь все твои беды от вина. И отца расстраиваешь - напьешься, придешь к нему и буянишь. А потом и он идет сюда и тоже берет бутылку и пьет. У самого слезы градом из глаз... Он же хороший, он твой отец. И любит тебя, хоть и обижается иногда, но все равно любит. Пожалей ты его.

 

НАТ. Кафе.Вечер.

Андрей проходит мимо «Жигулей» и идет в кафе.

 

ИНТ. Стоящая машина. Вечер.

 

ПЕРВЫЙ

А это еще что за чмырь?

 

Второй

(Ухмыляется)

Ангел небесный.

 

ТРЕТИЙ

Черт он из леса. Все, я больше не могу. Дай затянуть.

 

ИНТ. кафе. Вечер.

 

МАРК

Жалеть надо тех, кто достоин жалости, а таких, как он... Что, он сейчас сюда приходил? Здесь вы с ним выпивали? И цветочки эти тоже его, да? Может, потому ты за него так заступаешься? Зачем он сюда приходил? Что говорил? Может приглашал поселиться на пасеке? В качестве кого? В качестве снохи? Так я тебе слова не давал, что женюсь, а потому через меня ты переступить не можешь. А может, женой стать предлагал? Мол, Марк тебя бросил, а я подберу, и тебя, и ребенка пригрею. Так он сказал? Ну, что молчишь, говори. Если так, то я вас обоих...

 

Марк хватает со стола нож и замахивается на Марину. В это время входит Андрей, он подбегает к Марку и заламывает ему руку.

 

АНДРЕЙ

Ты что делаешь?

 

МАРК

Это еще кто такой?

 

АНДРЕЙ

Брось нож! Сейчас же брось нож!

 

В ходе борьбы Марк нечаянно вонзает нож в себя, дико

вскрикивает и падает на пол.

 

МАРИНА

Господи!

(Андрею.)

Ты что наделал?

 

АНДРЕЙ

Я только нож хотел отнять...

 

ИНТ. Стоящая машина.Вечер.

 

ТРЕТИЙ

Ну скоро он там?

 

ВТОРОЙ

Быстро бывает только у кошек.

 

ТРЕТИЙ

Все, я не могу больше ждать.

 

ПЕРВЫЙ

(идет вслед за ним)

Куда ты?

 

МАРИНА

(выглянув в окно)

Дружки сюда идут. Они убьют тебя! За него они на что угодно пойдут!

 

АНДРЕЙ

Да я и не думал его ранить, он сам на свой нож напоролся...

 

МАРИНА

А теперь не все ли равно?

 

АНДРЕЙ

В больницу его надо скорее, в больницу!

 

МАРИНА

Без тебя отвезут, беги скорей через заднюю дверь!

 

АНДРЕЙ

Бежать? Бросить вас так?

 

МАРИНА

Беги в лес скорей, пока еще одним покойником не стало больше... Беги! Только так мы оба останемся живы.

 

Выталкивает Андрея через кухню.

Появялются ребята.

 

ПЕРВЫЙ

Марк. Что это с ним?

 

ВТОРОЙ

Он весь в крови.

 

ТРЕТИЙ

Мамочка!

 

ПЕРВЫЙ

(Марине)

Кто его?

 

ВТОРОЙ

Тот чмырь? Где он?

 

ПЕРВЫЙ

Он через кухню ушел.

 

ВТОРОЙ

Надо догнать его.

 

Первый и второй уходят через кухню.

 

ТРЕТИЙ

Куда вы? Он же умирает.

(Марине.)

 Вызови скорую!

 

НАТ. Лес. Вечер. Дождь.

Андрей бежит. Его преследуют первый и второй.

 

ИНТ. Кафе.

Марина стоит на коленях около Марка. Третий набирает номер телефона.

 

МАРИНА

Марк, ну что ты наделал? Боже, прости меня.

(Плачет.)

 

НАТ. Лес. Вечер. Дождь.

 

Андрей бежит иногда оглядываясь.

Второй спотыкается и падает. Кричит от боли. Первый остановился. Подходит ко второму.

 

ПЕРВЫЙ

Что еще?

 

ВТОРОЙ

Ударился.

 

ПЕРВЫЙ

Из-за тебя мы его потеряли. Лицо хоть запомнил?

 

ВТОРОЙ

Темно же было.

 

ПЕРВЫЙ

Все равно найдем. Пошли обратно.

 

Андрей бежит из последних сил. Отсановился, оборачивается и никого не видит. Прислонился к березке и сползает на землю.

 

ИНТ. Кафе. Вечер.

Второй и третий на руках выносят Андрея и сажают в машину.

Первый подходит к Марине и бьет. Марина ударилась животом об стол. Кричит от боли.

 

ИНТ. Едущая машина.

 

МАРК кричит от боли.

 

ТРЕТИЙ

Быстрее. Он умирает.

 

МАРК

Кто это был?

 

ВТОРОЙ

Черт его знает.

 

МАРК

Достаньте его мне.

 

ПЕРВЫЙ

Бля буду, но из-под земли достану.

 

НАТ. Пасека. Вечер. Дождь.

Андрей идет сквозь ряда ульев, оглядывается. Идет в сторону избы.

 

ИНТ. Кафе. Вечер.

Марина руками держит живот, кричит от резкой боли. Берет кофточку и еле тащится к двери.

 

ИНТ. Дом пасечника. Вечер.

Отец сидит за столом. Он разливает остаток водки и выпивает. В дверь сильно стучат.

 

ОТЕЦ

(не вставая с места.)

Вернулся, беглый? Зачем вернулся? Ступай своей дорогой, глаза бы мои тебя не видели. Не для того я породил тебя на свет, не для такой беспутной жизни... Не открою! Хоть дверь в щепы разнеси, хоть дом порушь - все равно не открою. Иди к своей беспутной матери!

 

ГОЛОС АНДРЕЯ

Откройте! Пожалуйста, прошу вас…

 

ОТЕЦ

(вскочив.)

Что? Кто это? Кто там?

 

ГОЛОС АНДРЕЯ

Это я... Откройте, пожалуйста.

 

ОТЕЦ

Кого еще принесло среди ночи?

(Выходит и возвращается с Андреем.)

Проходи, садись.

 

АНДРЕЙ

Дождь все льет, устал, вымотался, дальше идти нет сил.

 

ОТЕЦ

Что, заблудился?

 

АНДРЕЙ

Да, заблудился. Я там набрел на ульи. Это что пасека?

 

ОТЕЦ

Пасека и есть. Да ты вымок весь до нитки. Снимай одежду.

(Приносит сухие рубашку и брюки.)

На вот надень сухое, сына моего одежа, тебе враз будет.

 

АНДРЕЙ

Я не замерз. Я...

 

ОТЕЦ

Не годится в мокрой одеже сидеть, простудишься. Я сейчас принесу нам согреться, там, кажись, еще осталось...

 

Отец взяв пустую бутылку, уходит. Андрей переодевается.

 

ИНТ.  Больница. Вечер.

На каталке лежит Марк. Врач бегло осмотрит.

 

ВТОРОЙ

Его ножом пырнули.

 

ВРАЧ

(сестре)

Срочно в операционную.

 

ПЕРВЫЙ

(врачу)

Он должен жить.

 

Санитарки везут каталку дальше по коридору.

 

ИНТ. Дом пасечника. Ночь.

Входит отец с графином.

 

ОТЕЦ

Вот как раз для тебя осталось, как говорят, остатки сладки...Не держится у нас вино долго - сын приведет своих друзей - и пошло-поехало... Да и сам в последнее время частенько стал прикладываться... Не зря, видать, говорят, если бог хочет наказать человека, наказывает непутевыми детьми. Вот и я думал, продолжателем рода сын-то мой станет, все для него старался... А он... Ладно, не будем о нем, давай садись за стол.

(Андрей идет к столу, садится)

На выпей, согреешься.

(Протягивает Андрею рюмку, тот пьет.)

 

АНДРЕЙ

(прислушиваясь.)

Стучат?

 

ОТЕЦ

Да ветер это крышу задирает, она и стучит. Вон непогода-то как разгулялась, в такую ночь не то что ты, сам могу заблудиться. Видать, осень приближается, вот погода и портится. Так-то у нас места прозрачные, в них трудно заблудиться. Ежели ветер не с запада, ясно слышно, как машины на дороге гудят, одна за другой пролетают... Сам-то из каких краев будешь?

 

АНДРЕЙ

Из дальних.

 

ОТЕЦ

Сюда по каким таким делам забрел?

 

АНДРЕЙ

По нужде.

 

ОТЕЦ

Понятно, понятно... Так ведь без нужды, поди, и человека на свете не сыскать, нету таких, чтоб без нужды-то жили. Она и гонит нас в путь-дорогу. А иной раз мы сами себе нужду создаем. Ни с того ни с сего, что-нибудь вытворяем и… Кто вот думал, что все оно так сложится? Кого теперь винить: его иль девушку? Она-то вон какая добрая, душевная, как ее винить-то? Такую любить, беречь надо, а мой негодяй вместо того, чтоб ее на руках носить... Ты можешь этого понять?

 

АНДРЕЙ

Я сейчас…

 

ОТЕЦ

Вот и я не понимаю. Совсем голову потерял парень. Ну ничего, девку я все равно в обиду не дам. Потом он поймет свою ошибку, поймет и образумится. Только пока из-за своих дружков-подонков. Связался с подонками, вот и… Да, ошибиться легко, а вот исправить эту ошибку иной раз и всей жизни не хватит.

(Подняв рюмку.)

Ну что, еще по одной?

 

АНДРЕЙ

Если можно...

 

ОТЕЦ

Отчего ж нельзя? В своем дому мы сами хозяева. Иные и рады бы похозяйничать, да кишка тонка... Ох, тяжело, тяжело слышать от близкого человека худое слово, аж душа разрывается от обиды. Ну пускай разорит-разрушит все - и пасеку пусть продаст, и мед раздаст направо-налево, и машину пусть забирает, все-все, что захочет делает. Но зачем на меня волком смотреть? Ты бы видел его глаза - они мне душу наизнанку выворачивают, огнем ее жгут. Ладно, я могу на него и не глядеть, а уши-то заткнуть я не могу и слова его поганые слышу!

(Выпивает рюмку.)

 

НАТ. Больница. ВЕЧЕР.

Ребята садятся в машину.

 

ВТОРОЙ

Ну и куда сейчас?

 

ПЕРВЫЙ

Поехали обратно.

 

ИНТ. Дом пасечника. Ночь.

 

ОТЕЦ

Выпей ты, и медом вон заешь, полезно... Я ведь раньше вовсе не пил, пчелы не любят спиртного запаха. А теперь вот... Ну нету больше никаких сил терпеть, вот и прикладываюсь все чаще... Ладно, ты уж прости меня, что беды свои на тебя взваливаю, прости... Из каких краев, говоришь, ты будешь?

 

АНДРЕЙ

Родился в ваших краях, на Волге городишко небольшой есть - Сенгилей называется, а жить довелось на севере.

 

ОТЕЦ

(вдруг схватившись за сердце)

Сенгилей, говоришь? Знаю, знаю, бывал я там, хороший город, мне понравился. Из армии я тогда вернулся и на шофера туда учиться поехал. Правда, доучиться не довелось, жизнь так повернула, что пришлось учебу бросить. Нужда вышла, как ты говоришь. Малюсенькая ошибка, а так исковеркала жизнь, вовек не поправишь... Вот и бродишь, будто пьяный, тычешься туда-сюда как неприкаянный. Не зная куда податься и что делать.

 

АНДРЕЙ

А коль и знаешь что делать, теперь уж толку нет.

 

ОТЕЦ

Да, теперь толку нет. Теперь уж мертвого не оживишь... А мы все еще живем. Ради чего живем, ради кого суетимся?

 

АНДРЕЙ.

Не знаю… Не знаю, я ничего не знаю!

 

ОТЕЦ

Откуда ж тебе знать? Давно это было, о том уж все забыли, а я вот не могу. Разве любимого человека можно забыть? Ты уж прости меня, опять я за свое. Но ведь иной раз так хочется излить душу, выплеснуть все, что наболело. Сын меня не понимает, о его матери и говорить нечего. Это все равно сказать, что вот этот мед, мол, горький... А мед он должен же быть сладким... Но самое дивное - это вот здесь

(стучит кулаком в грудь.)

Оно терпит, терпит, а потом вдруг... Хватит терпеть, в эту же зиму надо туда съездить. Вот подготовлю пчел к зимовке - и поеду. Счастье само в дверь не постучится, жди не жди... Семья все равно распалась, оно, может, и к лучшему. Вот бог даст съезжу к нему, вернусь, может, из-за него и Марк образумится. И тогда сыграем свадьбу, а может и не одну. Вот и придет счастье! Другого счастья мне и не надо больше. Так, говоришь, Сенгилей на месте же стоит?

 

АНДРЕЙ

На месте же, и Волга все вниз течет. И березы на берегу так же кланяются проплывающим мимо пароходам - встречают и провожают.

 

ОТЕЦ

Ух, высокие небось стали, березы-то, аж до небес достают! Двадцать лет я там не был, двадцать лет... И почему я оттуда вернулся?

 

АНДРЕЙ

Жизнь иногда такие изгибы делает, что и опомниться не успеешь.

 

ОТЕЦ

Это ты верно подметил.

 

АНДРЕЙ

Не все же от нас зависит, много препятствий встречается на пути. Вот тут-то и задумываешься: неужели на этом жизнь твоя и заканчивается? Ведь жить-то только начал, любить еще по-настоящему не любил, вкуса счастья не познал, а какая-нибудь нелепая случайность взяла и все перечеркнула крест-накрест?..

 

НАТ. Кафе. Вечер.

Подъезжает «Жигуленок». Первый и второй выходят из машины и подходят к двери. На нем висит замок.

 

ВТОРОЙ

Смылась, сука.

 

ПЕРВЫЙ

Поехали на пасеку.

 

ИНТ. Дом пасечника. Вечер.

 

АНДРЕЙ

Шоссейная дорога отсюда далеко?

 

ОТЕЦ

В трех верстах. А ты что, уходить собрался? И не думай, в такую непогодь я тебя никуда не отпущу.

 

АНДРЕЙ

Да я же отдохнул, согрелся.

 

ОТЕЦ

Размокнешь ты под этим дождем.

 

АНДРЕЙ

Но до утра я не могу остаться.

 

ОТЕЦ

Как же ты доедешь? Средь ночи ни одна машина не остановится и не посадит.

 

АНДРЕЙ

Да я пешком доберусь. Здесь недалеко, повидать мне кое-кого надо.

ОТЕЦ

Не хочется тебя отпускать, душевный ты, с добрым сердцем, не то что Марк. Вот бы ему на тебя походить! Не понимаем мы друг друга. Сказать по правде, мы с ним ни разу вот так, как с тобой, и не говорили. Негодяй он, конечно, только ведь родное дитя все равно не удушишь. Да в душе-то он не такой уж мерзавец. Чую, беспокоит его что-то сильно, душу бередит, вот и не дает жить ни себе, ни мне, ни матери. Ходит по краю могилы иль тюрьмы, это точно. И других за собой туда же тянет. Думаешь, охота мне вот это пить? Ни чуточки, просто душа болит. Эх, знать бы, где упасть, соломки б подстелил. Ведь можно, можно было эту беду отвести...

 

АНДРЕЙ

Кто же знал что беда случится.

 

ОТЕЦ

Верно, верно говоришь, сынок. Плотские наслаждения они ведь временные, только любовь вечная. А уж с нелюбимым человеком и жизнь как ад. Как тут не запьешь? Выпьешь - и на душе вроде легче становится.

 

АНДРЕЙ

Это тоже временное облегчение, ложное.

 

ОТЕЦ

И опять ты прав, сынок. Умный ты парень, тепло от тебя идет. А как Марк заявится, меня сразу дрожь пробирает. А ведь так не должно быть, он же плоть от плоти, родной мне человек... Ладно, доживем до утра, попробую еще раз с ним поговорить...

(с улицы доносится шум подъехавшей машины)

Кого еще принесло? Неужто моего непутевого привезли? Напился небось как свинья, трезвый-то он сюда и не заходит. И чего пьет такой молодой? И не сдохнет ведь, собака, прости меня, Господи! Ох, тяжело с ним, как тяжело! Не пущу, не открою, пусть везут к матери. Коль при живом муже с чужим мужиком живет, и за сыном пусть присмотрит. К тому ж, говорит, мол, не твой он сын, Марк-то, это чтоб меня больней укусить. А не думает, глупая башка, что тем самым не только меня, но и сына ранит, нас обоих...

 

НАТ. Пасека. Вечер. Ливневый дождь.

Стоящая машина. Первый все время сигналит.

 

ИНТ. Дом пасечника. Вечер.

 

ОТЕЦ

Не пущу! Убирайтесь, откуда приехали!

(Машина упорно сигналит.)

Ну, что вам надо-то в конце-концов?

 

Отец выходит.

Андрей следит в окно. Появляется отец.

 

ОТЕЦ

Докатился! Говорил же я ему, говорил... Мне в больницу надо, сын в тяжелом состоянии. Его в кафе кто-то ножом пырнул...

 

АНДРЕЙ

Я... я...

 

ОТЕЦ

А ты оставайся, куда ты посередь ночи? До утра я вернусь. А не вернусь – вот замок, закроешь и ключ над дверью в наличнике оставишь.

 

АНДРЕЙ

Да я все равно не усну, пойду я... Ну ладно, ладно, будь по-вашему. Но почему же все так случилось?

 

ОТЕЦ

Потому что он другой, не так как ты. Будь он как ты, глядишь, и этой беды бы не случилось. А теперь вот... Хотел еще посидеть с тобой, поговорить. Такой гость, как ты, редко у меня бывает. Ладно, мне идти надо. Эх, жизнь-горемыка, чего она еще нам уготовила?

Отец уходит.

 

НАТ. Больница. Утро.

Марина выходит из гинекологического отделения.

 

НАТ. Памятник на обочине. Утро.

Андрей стоит на коленях.

 

АНДРЕЙ

Мама, прости меня, прости.

 

НАТ. Лес. День.

 

Марина идет сквозь лес. Навстречу ему идет Андрей.

 

МАРИНА

Ты?

 

АНДРЕЙ

Я.

 

Марина

Почему ты здесь? Я думала ты уехал.

 

Андрей

Я уезжал. Теперь вернулся.

 

МАРИНА

Дурак. Всегда являешься неожиданно.

 

Андрей

Не появись тогда я, он бы тебя…

 

Марина

Что – меня? Разве обо мне теперь речь? Теперь все тебя ищут.

 

Андрей

Знаю, потому и вернулся. Мне и тогда не стоило убежать.

 

Марина

Если б ты не убежал, они бы тебя на месте и прикончили. Ты еще не

знаешь их.

 

АНДРЕЙ

Тогда бы я хоть покой обрел, а теперь… Почему ты хотела чтоб я убежал? Другая бы на твоем месте… Ты же…

 

Марина

Ты за это меня обвиняешь?

 

АНДРЕЙ

Я хочу знать кто был этот парень.

 

МАРИНА

Марк, сын пасечника.

 

АНДРЕЙ

Это я знаю. Для тебя же… Кем он был для тебя? Почему он в кафе на тебя… Не зря же.

 

МАРИНА

Не спрашивай ни о чем.

 

АНДРЕЙ

Почему не спрашивать?

 

МАРИНА

У меня нет ответа. Я не знаю что тебе сказать. Уходи, оставь меня. Я хочу одна остаться. Никого не хочу видеть. Ну и кто тебя вынудил в тот вечер посреди леса в ливень с последнего автобуса сойти? Ехал бы до конца.

 

АНДРЕЙ

Может нас тогда судьба свела? Может быть именно там в это время мы должны были встретиться втроем? Он же должен был… Я никогда не думал, что из-за меня вот кто-то…

 

МАРИНА

Ты в руки нож не брал.

 

АНДРЕЙ

Этого-то они не видели. Они думают что я его ножом…

 

МРИНА

Это произошло случайно.

 

АНДРЕЙ

Случайно, не случайно – теперь не все ли равно? Что сделано – то сделано. Что уготовано судьбой, того не миновать.

 

МАРИНА

Почему же ты вернулся?

 

АНДРЕЙ

Где же мне после этого быть?

 

МАРИНА

Тебе надо уехать. Не знаю куда, но далеко-далеко. Мне же…

 

АНДРЕЙ

Мы теперь связаны с тобой и в разные стороны идти не сможем.

 

МАРИНА

Сможем. Здесь меня все знают, тебя же – никто. Ты же не здешний. Если ты будешь рядом со мной, эти мерзавцы легко до тебя доберутся. Чем угодить в их лапы…

 

АНДРЕЙ

Куда бы не угодил, теперь мне все равно.

 

МАРИНА

Нет, не все равно. Тебе возможно все равно, но мне… Уезжай, пожалуйста.

 

АНДРЕЙ

Я должен быть здесь, я обязан.

 

МАРИНА

Перед кем обязан? Что, думаешь те кто его хорошо знал больно уж убиваются? Говорят так ему и надо, сам себя угробил, мол. Может друзья для вида и убиваются, потому что больше он их обеспечивал отца ограбив, мелких коммерсантов, проезжающих частников, дальнебойщиков. Родители конечно убиваются, больше никто. Да, это ужасно слышать, но в памяти людей иным он не остался. Что поделаешь, плохое люди больше помнят.

 

АНДРЕЙ

Ты же? И ты так думаешь? И для тебя он…

 

МАРИНА

Прекрати!

 

АНДРЕЙ

Прости, это ужасно.

 

МАРИНА

Ужасно. Но впереди нас может ждать и пострашнее. Что у них на уме? Ведь они не успокоятся. Что будет с нами?

(Плачет.)

 

АНДРЕЙ

Не плачь.

(Обнимает Марину.)

 

МАРИНА

Что же мне делать?

 

АНДРЕЙ

Ты сходила к нему?

 

МАРИНА

Да. Вчера. Но меня не пропустили. Сказали нельзя беспокоить.

 

АНДРЕЙ

Люди про меня что говорят?

 

МАРИНА

Ничего не знают.

 

АНДРЕЙ

А ты не рассказала? Тебя никто не допрашивал?

 

МАРИНА

Допрашивали. Рассказала. Сказала, что незнакомец. Про внешность спрашивали. Сказала был кудрявым, узкоглазым, лет за тридцать.

 

АНДРЕЙ

Почему? Почему не сказала правду?

 

МАРИНА

Уезжай скорее. Они за мной могут следить. Если не менты, то эта шпана. Ты же не здешний. Кроме меня тебя здесь никто не видел. Друзья Марка если и видели, то только из далека. В темноте они может и не углядели твое лицо. Не стоило тебе вернуться. Уезжай.

 

АНДРЕЙ

Причина была вернуться.

 

МАРИНА

Какая еще причина?

 

АНДРЕЙ

Знаешь до кудова я добежал в ту ночь?

 

МАРИНА

Ты в лес убежал.

 

АНДРЕЙ

Они гнались за мной недолго, из вида быстро потеряли. Я все равно бежал, куда – не знаю. Потом хотел вернуться, но заблудился. Шел, шел и… Я в лесу не ночевал, был под крышей, в тепле. И вино пил, и медом угощался.

 

МАРИНА

На пасеке?

 

АНДРЕЙ

Да. Сначала сына ножом, а потом пошел к его отцу и угощался. Когда я пришел, он обрадовался, назвал душевным. А я ничего не подозревая наслаждался и вином, и теплом. Это по-человечески? И как мне теперь жить? Я сейчас пойду на пасеку.

 

МАРИНА

И я с тобой.

 

АНДРЕЙ

Нет. Ты же сама сказала, что если нас вместе увидят, то… Я к нему должен идти один. Мне надо задать ему один вопрос. Один вопрос меня сильно мучает.

 

МАРИНА

Что за вопрос?

 

АНДРЕЙ

Пока и сам не знаю, после расскажу. Пока и сам не уверен. Ладно, что бы там ни было, я в руках судьбы.

 

МАРИНА

Как звать тебя? Скажи хоть имя.

 

АНДРЕЙ

Андрей. Прощай. Нет, еще увидимся на суде или…

 

МАРИНА

Будь осторожен.

 

Андрей уходит.

 

ИНТ. Кафе. День.

 

ХОЗЯИН КАФЕ

На свою трудовую и убирайся отсюда.

 

МАРИНА

Вы меня увольняете?

 

ХОЗЯИН КАФЕ

Из-за тебя здесь кровь льется. Мне не нужны такие работнички. Выметайся.

 

НАТ. Пасека. День.

Андрей видит ухоженные цветники. Андрей вспоминает цветник у памятника на обочине.

 

ИНТ. Дом пасечника. День.

Отец сидит в углу под божницей, в руках у него Библия: он то ли читает, то ли молится. В дверь стучат, но отец не реагирует. Входит Андрей.

 

АНДРЕЙ

Это я...

 

ОТЕЦ

А, ночной гость. Проходи.

 

АНДРЕЙ

Ничего, я здесь постою.

 

ОТЕЦ

Не пристало у порога ютиться, чести не будет.

 

АНДРЕЙ

Чести? Мне - честь? Разве я достоин чести?

 

ОТЕЦ

А разве нет? Что же тогда будет с нами, ежели люди друг друга не будут чтить?

 

АНДРЕЙ

Не знаю... Может быть, кому-то и надо оказать честь, а кому-то... Я же...

 

ОТЕЦ

Прошлой ночью мне уйти понадобилось, ты не забоялся тут один?

 

АНДРЕЙ

А я здесь не ночевал. Я...

 

ОТЕЦ

Я только на другой день пришел, тебя не было.

 

АНДРЕЙ

Я следом за вами ушел, дверь запер, как вы велели.

 

ОТЕЦ

Горе у меня случилось.

 

АНДРЕЙ

Я слышал.

 

ОТЕЦ

Сына моего...

 

АНДРЕЙ

Знаю.

 

ОТЕЦ

Потому вот...

(Указывает на Библию)

 

АНДРЕЙ

Это хорошо.

 

ОТЕЦ

Веры она придает.

 

АНДРЕЙ

Жаль его...

 

ОТЕЦ

Жаль, ведь ему всего-то двадцать... Не уберег я тебя, сын, уму-разуму не наставил. Да ты и сам не принял меня. Теперь поздно искать виноватых, один Бог нас только рассудит. То, что можно простить, авось простит, а чего нельзя - его воля...

 

АНДРЕЙ

Он у вас единственный сын? Больше у вас нет детей?

 

ОТЕЦ

Нет, никого у меня нет, один я, совсем один остался. Разве что пчелы чтоб душу успокоить.

 

АНДРЕЙ

Почему один? Он же не умер?

 

ОТЕЦ

А сейчас он меня вовсе возненавидит. У нас с ним такое, всего не перескажешь. И все-таки сердце по нем болит: сын ведь он мне, сын...

 

АНДРЕЙ

Что же ваша супруга?

 

ОТЕЦ

Кто?

 

АНДРЕЙ

Ну, жена ваша...

 

ОТЕЦ

Не получилось у нас супружеской жизни, не получилось... Супруги-то они без слов друг друга понимают, а мы... Она вот сейчас по деревне пьянствует, а я тут... А Марк - сам знаешь... И виноват в этом не тот парень, что случайно в кафе забрел, а мы, мы с его матерью виноваты. Расспалась семья, совсем распалась. И в том, что Марк с дурной компанией связался, тоже наша вина. Он ведь с четырнадцати лет как перестал быть ребенком, от семьи отошел. Пить-курить начал, драться, а потом... Детская душа она ведь чуткая, нежная, все близко принимает, каждое слово в ней отдается. Это мы, взрослые, можем что-то и мимо ушей пропустить, и вытерпеть обиду, у нас души зачерствели, а дети они ранимые... Их сломить - раз плюнуть. Знаю, конечно, мать эти слова говорила, чтобы мне насолить за то, что я никак не мог позабыть прошлое. Мстила мне даже за то, что я цветы разводил, мол, не для пчел стараешься, а для своей зазнобы. Так мало-помалу мы и отдалились друг от друга, разошлись, можно сказать. Она с Марком в деревне жила, я тут, на пасеке. В первое время заглядывала сюда, а потом перестала. Я в деревню не мог наведаться: пчел нельзя бросить, тут как тут шпана налетит и разорит все. Зимой, конечно, можно было жить и в деревне, но не хотелось. Оказывается, ненависть может сменить любовь в два счета. Теперь на нашем пути все равно что крест дубовый стоит.

 

АНДРЕЙ

Как это - крест?

 

ОТЕЦ

Да-да, крест, что разделил нашу жизнь надвое. Конечно, можно взвалить его на спину и тащиться дальше, вперед, да больно уж тяжел он, крест этот.

 

АНДРЕЙ

Его тяжесть сровен степени нашей вины. Виноват - значит, тащи, пока не упадешь. За нас его никто не понесет.

 

ИНТ. Едущая машина. День.

 

Машина проезжает мимо памятника на обочине.

Третий смотрит на памятник и вспоминает.

 

ТРЕТИЙ

Стой! Стой говрю!

 

ВТОРОЙ

Че дергаешься как припадочный.

 

ТРЕТИЙ

Я вспомнил.

 

ПЕРВЫЙ

Что вспомнил?

 

ТРЕТИЙ

Того, кто Марка… Давай назад!

 

Машина отъезжает назад. Ребята выходят из машины.

 

Он там стоял. Перед этим памятником.

 

ПЕРВЫЙ

Ты ничего не путаешь?

.

ТРЕТИЙ

Точно здесь стоял в маечке такой, оранжевой.

 

ВТОРОЙ

Так это же памятник любовницы этого…

 

ПЕРВЫЙ

Так, молоток ты однако же. Теперь-то мы его быстро вычислим. Поехали на пасеку.

 

ИНТ. Дом пасечника. День.

 

ОТЕЦ

Так, так, сынок, гляжу на тебя: с Марком годами ровесник, а рассуждаешь... Чем с подонками какими-то связаться, подружился бы он с таким, как ты... И что бы тебе пораньше тут появиться, познакомились бы с ним. Авось и он бы переменился. Света, тепла ему недоставало, да-да, далекого света, чтоб к нему тянуться. Такой свет каждому нужен. Не будь его - и жить незачем. Когда он к Марине стал ходить, я подумал: вот она для него и станет тем светом. Славная она, мне нравится. Думал, женится на ней и переменится. А уж как по деревне стали болтать, что Марина от него ребенка ждет, уж как я обрадовался: значит, скорее поженятся. А он вон что удумал, вместо того, чтобы цветы ей носить, с ножом заявился... В башке не укладывается все это. Знать, рано я обрадовался. Вот и кукую теперь один-одинешенек.

 

АНДРЕЙ

Вы не правы, вы не одни. Когда на земле живет столько людей, человек не одинок. Я сам себя так успокаиваю. Иной раз думаешь, все, конец, нет больше сил оставаться на этом свете. А посмотришь на другого - и уходят грустные мысли.

 

ОТЕЦ

А где же он, другой-то? В каком уголке земного шара? Вот бы он заявился сюда, как ты пришел, а?

 

АНДРЕЙ

Нет, что вы, как я не надо, не надо...

 

ОТЕЦ

Нету его, вот он и не идет. Для меня, по крайней мере, нету... Это как тяжелая рана болит, ноет и никогда не заживет. И в этом моя вина. А может, не вина - ошибка? А ошибиться можно и по наивности, не намеренно. За это разве тоже винить человека надо?

 

АНДРЕЙ

Не знаю, может быть и нет... Здесь какая-то тайна. С одной стороны, вроде бы все ясно. Но с другой - туман стоит в глазах. Там, за туманом, правда, поблескивает и свет, но то ли это настоящий свет, то ли мираж...

 

НАТ. Заброшенный сарай. День.

 

Подъезжает «Жигуленок». Выходит первый и идет в сарай.

 

ИНТ. Сарай. День.

 

Первый разбрасывает гору мусора, достает два пистолета, вытаскивает магазин патронов и сует обратно, ставит на предохранитель, прячет в пояс.

 

Первый садится в машину.

 

НАТ. Дом пасечника.День.

 

АНДРЕЙ

Скажите, а того парня... ну, что сына вашего ножом... Его, конечно, следователи разыскивают и непременно сыщут? Что вы ему скажете, что сделаете, когда его найдут?

 

ОТЕЦ

Не знаю...

 

АНДРЕЙ

Как не знаете? Он же виноват, а значит...

 

ОТЕЦ

Да простит меня бог, что говорю такое про свое дитя: когда он меня, бывало, допечет дальше некуда, я про себя думал, уж лучше бы ты умер... Ты вот ответь мне: поднимал ли ты когда-нибудь руку на мать или отца своего?

 

АНДРЕЙ

Нет, что вы?

 

ОТЕЦ

Вот ведь. А он...

 

АНДРЕЙ

Я же не жил его жизнью, у меня все по-другому: меня любили, у меня все было. И впереди я видел ясный свет. Но сейчас речь не обо мне. Я сюда пришел... я хотел сказать...

(взглянув в окно)

Сколько цветов у вас! Рай настоящий! Вы любите цветы выращивать?

 

ОТЕЦ

(пошатнувшись)

Ой, что-то сердце кольнуло.

 

АНДРЕЙ

Вам помочь?

 

ОТЕЦ

Ничего, сейчас отпустит. Тебя как звать-то, сынок?

 

АНДРЕЙ

Меня? А зачем вам это?

 

ОТЕЦ

Как же? Не звать же тебя: “Эй!” Так к человеку не обращаются.

 

АНДРЕЙ

Андрей...

 

ОТЕЦ

Ишь, тезки мы с тобой, оказывается. Я вот к чему: как-то нежданно появился ты в ту ночь. Не думал что тебя еще увижу. Но все равно ждал. И ты пришел. Уж больно ты прикипел к сердцу моему. С виду вроде ты как все, а душа, душа...

 

АНДРЕЙ

Чувствует что я…

 

ОТЕЦ

Да не то что чувствует, я еще сам до конца не разобрался что это со мной... Ну вот вы - мой сын и ты, ровесники, а какая между вами пропасть... Слушай, может, ты в чем-нибудь нуждаешься? Может, тебе деньги нужны? Иль машина, чтоб лес заготовленный вывезти? Я помогу, у меня много друзей, я им помогаю, они мне.

 

АНДРЕЙ

Нет-нет, мне ничего от вас не нужно! Я вижу, вы что-то хотите мне сказать, а все ходите вокруг да около. Не мучайте себя и меня, скажите прямо. К тому же я и сам пришел за этим. Не надо, чтобы между нами ставались какие-то тайны. Скажите первым вы, потом откроюсь я.

 

ОТЕЦ

Да нет у меня к тебе никаких вопросов и тайн тоже нету. Я...

 

Отец вдруг опускается на колени и обнимает Андрея.

 

Спасибо тебе, сынок!

 

АНДРЕЙ

Спасибо?! За что?

 

ОТЕЦ

Да, спасибо. Обрадовал ты меня.

 

АНДРЕЙ

Что-то я вас не понимаю...

 

ОТЕЦ

Оно и не удивительно: сын там, в больнице, со смертью борется, а его отец радуется... Но ты не суди меня строго, я ведь давным-давно тепла ни от кого не видел, а ты вот пришел - и мне с тобой тепло и радостно. Бывает же такое: первый раз вижу человека, а уж прикипел к нему всем сердцем, отпускать неохота, даже на короткое время, не то что насовсем. Со мной такое впервые. Нет, вру, было до женитьбы, а потом... Это, наверно, оттого, что мы с тобой без слов друг друга понимаем. Душа моя стосковалась по таким людям, как ты. Оттого и радостно у меня теперь на сердце. Ты вот уходить собрался, а я... Тут уж ничего не поделаешь - у каждого своя жизнь, своя семья. Ты семейный?

 

АНДРЕЙ

Нет, не успел еще.

 

ОТЕЦ

Успеешь. Только женись на любимой. За нелюбимой и шагу не делай, как бы она тебя ни обольщала. Не сочти, что поучаю, - моя жизнь тому примером. Ну, а с делами-то все получилось, сложилось?

 

АНДРЕЙ

С делами?

 

ОТЕЦ

Так ты вроде насчет леса хлопотал, сам говорил...

 

АНДРЕЙ

А-а-а, да-да, все получилось.

 

ОТЕЦ

Жаль... Нет-нет, я рад, что дело у тебя сладилось, дай Бог, и наперед чтоб удача с тобой была. Я ведь вот о чем: как мне дальше-то быть - с домом, скотиной, пасекой... Ну да ладно, ты небось торопишься. Дорога тут недалеко, будешь еще по какой нужде в наших краях - не проходи мимо, обязательно зайди.

 

АНДРЕЙ

Да нет, я не спешу. Хотя у меня здесь еще одно дело есть, последнее... Может пока не ушел вам по хозяйству чем-нибудь помочь, так я могу...

 

ОТЕЦ

(утирая слезы.)

Это я так, от радости. Вот такими и должны быть отношения между отцом и сыном. Этого нам как раз и не хватало. А чего, кроме этого, человеку надо? Да ничего. Позволь-ка я тебя обниму еще раз на прощанье.

 

Отец обнимает Андрея.

Входит Марина, в руках у нее гитара.

 

МАРИНА

Дядя Андрей, я...

 

ОТЕЦ

Марина?! Входи, входи, дочка! Вот моя отрада, вот мое солнышко! Знакомься: это вот...

 

АНДРЕЙ

Да мы...

 

МАРИНА

(протягивая Андрею руку)

Марина.

 

АНДРЕЙ

(тоже подает девушке руку)

Андрей.

 

МАРИНА

(отдает гитару отцу)

Это гитара Марка, он ее в кафе оставил.

 

ОТЕЦ

Стоило ее тащить...

 

МАРИНА

Там она может пропасть.

 

ОТЕЦ

Да и бог с ней...

(Андрею.)

Сынок, ты умеешь на ней играть? Может, сыграешь чего?

 

АНДРЕЙ

Сыграть? В такой день?

 

ОТЕЦ

(откладывая гитару в сторону.)

И то правда, только душа все равно поет, потому что вы рядом. Марина, давайте все вместе чаю попьем. С молодым медом. Я сейчас принесу.

(Берет посуду и уходит.)

 

АНДРЕЙ

Ты зачем сюда пришла?

 

МАРИНА

Тебе надо немедленно уходить. Милиция в кафе приходила, все расспрашивали, что да как. Меня уже допросили, теперь других допрашивают. С минуты на минуту могут и сюда прийти.

 

АНДРЕЙ

Ты мне снова предлагаешь бежать?

 

МАРИНА

Бежать не бежать, просто я хочу тебе помочь. Конечно, всю жизнь не пробегаешь, но чем быть убитым... Я ведь больше не следователей боюсь, а дружков Марка. Говорят, они уговорились раньше следователей тебя разыскать и убить. Так что чем погибать от их рук, лучше бежать. Что ты сказал дяде Андрею?

 

АНДРЕЙ

Ничего.

 

МАРИНА

Он тебя “сынок” называет...

 

АНДРЕЙ

Ты не думай, я не двурушник, я затем и пришел, чтобы все ему рассказать, но он... Он такой ранимый, он может совсем надломиться. Может быть, подождать до завтра?

 

МАРИНА

Если ты останешься, завтра для тебя может и не наступить.

 

АНДРЕЙ

Ладно, так и быть, вот он сейчас вернется - и я расскажу ему все, как было. В самом деле, пора поставить на этом точку. Пора, так или иначе.

 

МАРИНА

(сквозь слезы.)

Умоляю тебя, уходи лучше!

 

АНДРЕЙ

Не плачь, он скоро войдет. Зачем тебе меня спасать? Ну ладно, он не знает, а ты-то ведь знаешь все от начала до конца?

 

МАРИНА

Не знаю, не знаю, ничего не знаю! Одно знаю: с той ночи вся моя жизнь пошла кувырком. Боже, в кого же я обратилась? Но ведь помогать - это не значит совершать грех? Если честно, то я сейчас должна быть рядом с Марком, но ты вернулся, и я...

 

АНДРЕЙ

Не надо было мне возвращаться, ни сюда, ни в кафе...

 

МАРИНА

Нет-нет, не говори так. То, что ты пришел, для меня все равно что спасенье, но для тебя...

 

АНДРЕЙ

Не сойди я в тот вечер с автобуса - ни тебя, ни его бы не повстречал, может, и беды бы этой не случилось. А теперь вот круг сужается, сужается... Ты говоришь, следователи остались в кафе? Значит, скоро они будут здесь. Вот и славно. Придут и...

 

ОТЕЦ

(входит.)

Пчел уж несколько дней не смотрел, дел с ними по горло. Так что сидеть да охать времени нет, только вот где взять силы?

 

МАРИНА

Может, я сумею чем-то помочь?

 

ОТЕЦ

Помогла бы, дочка, когда б невесткой стала... Эх, Марк, Марк, что же ты натворил? Как жить теперь дальше, как жить?

 

АНДРЕЙ

Вы у меня спрашиваете?

 

ОТЕЦ

И у тебя, и у Марины,и у Бога. Только он, видать, не слышит меня. Неужто я так грешен? Вроде и зла никому не желал, не делал, наоборот, помогал как мог людям, грехи других на себя взваливал. Может, вся причина в том, что добрый был, незлобивый? Ты, дочка, почитай-ка эту книгу, авось полегчает.

(Протягивает Марине Библию.)

 

МАРИНА

(принимая книгу)

В каком месте читать?

 

ОТЕЦ

А в любом, открывай и читай. Там все истинная правда..

 

МАРИНА

(читает.)

“... всякий, не делающий правды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего. Ибо таково благовествование, которое вы слышали от начала, чтобы мы любили друг друга. Не так, как Каин, который был от лукавого и убил брата своего.

(Останавливается.)

Нет-нет, это неправда! Неправда!

(Откладывает Библию.)

 

АНДРЕЙ

(читает по Библии дальше.)

“Не дивитесь, братия мои, если мир ненавидит вас. Мы знаем, что мы перешли из смерти в жизнь, потому что любим братьев; не любящий братьев пребывает в смерти. Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей. Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою; и мы должны полагать души свои за братьев...”

(“Новый Завет”. 1-е послание апостола Иоанна, гл.3, стихи 10-20.)

 

МАРИНА

(взглянув в окно)

Сюда машина едет. Андрей, слышишь, едут!

 

АНДРЕЙ

Ментовская машина?

 

ОТЕЦ

Опять эта шпана. И чего им еще надо? Сына отобрали, машину захватили, сколько ульев увезли...

 

МАРИНА

Что же теперь будет?

 

АНДРЕЙ

Ничего, не бойся. Пусть едут.

 

МАРИНА

Зачем они сюда едут? Иль видели, как я сюда шла? Или Марк в больнице... Нет! Нет!

(Опускается перед отцом на колени.)

Дядя Андрей, прости нас, спаси нас от них! Андрей не виноват! Он в руки нож не брал. Из-за меня все это случилось. Я виновата, а не он. Спаси его, умоляю! Они его убьют.

 

АНДРЕЙ

Марина, о чем ты? Что ты говоришь? Поднимись, родная, поднимись! Все же в порядке. Иль ты прослушала? Сказано же: “Мы должны полагать души свои за братьев”.

 

ОТЕЦ

(Андрею.)

Сейчас же беги на чердак! Там медогонка, бочка такая большая, спрячься за ней и затихни.

 

АНДРЕЙ

Не пойду.

 

ОТЕЦ

У тебя нет времени раздумывать.

 

АНДРЕЙ

Зачем мне теперь прятаться? Вы же все знаете.

 

ОТЕЦ

Об этом потом поговорим. Быстро на чердак!

(Выталкивает Андрея из избы.)

 

НАТ. Пасека. День.

 

Отец выходит из избы. Запирает дверь на замок.

 

ПЕРВЫЙ

Куда торопишься, отец?

 

ОТЕЦ

В больницу к Марку.

 

ПЕРВЫЙ

К Марку или к той, которой ты все время цветы несешь?

 

ОТЕЦ.

Ребята, мне сейчас не до вас.

 

ПЕРВЫЙ

Знаем, что у тя есть те за кого ты больше печешься, чем за своего собственного сына.

 

ВТОРОЙ

Может в дом пригласишь, медом угостишь?

 

ОТЕЦ

Вы и так достаточно меда забрали.

 

ПЕРВЫЙ

И еще заберем, коль надо будет. Не ради себя, ради твоего сынка стараемся. Ну и где он?

 

ОТЕЦ

Сами знаете где. В больнице.

 

ПЕРВЫЙ

Я не про Марка.

 

ОТЕЦ

Про кого же? У меня кроме него никого нет.

 

ПЕРВЫЙ

Темнишь ты, отец, ох как темнишь. Думаешь мы ничего не знаем? Может мне просто спалить тебя вместе с твоим гостепреимным домом, а?

 

ОТЕЦ

Что тебе нужно?

 

ПЕРВЫЙ

Ребята, вынесите еще одну флягу.

 

Ребята монтировкой ломают замок, выносят флягу меда и грузят на машину. Первый оглядывается по сторонам. Слышит шорох на чердаке.

 

ПЕРВЫЙ

Так говоришь, здесь никого, да?

 

ОТЕЦ

Никого.

 

ПЕРВЫЙ

Оттойдем-ка.

 

АНДРЕЙ через щель видит как отец и ПЕРВЫЙ оживленно разговаривают.

 

ПЕРВЫЙ

Ну что же, поехали. (Отцу.)Садись, садись и ты. Ты же к Марку собирался. Отвезем тебя.

 

ОТЕЦ

Я пешочком.

 

ПЕРВЫЙ

Ну как знаешь. Воля твоя. Тогда до завтра.

 

Машина уезжает. Отец входит в дом.

Появляются Андрей и Марина.

 

ОТЕЦ

Солнце садится, опять все в темноту уходит. Не люблю темноту. День-то в делах, работе, а ночью... Вот и ворочаются в мозгу сотни вопросов, а ответа ни на один нету. Старею, видать, жизнь стал не понимать. Не то что жизнь, иногда самого себя не понимаю. Живу как в тумане, на ощупь.

 

АНДРЕЙ

Туман рассеялся, теперь все ясно.

 

ОТЕЦ

А иной раз из тумана и выходить неохота. Оно и боязно: живешь всю жизнь в тумане, а тут раз! - и ясно солнышко, от радости вовсе свихнуться можно. Так и счастье - нет, нет его, а то вдруг как свалится оно на голову…

 

АНДРЕЙ

Какое счастье?

 

ОТЕЦ

Что?

 

АНДРЕЙ

Какое счастье, говорю, сейчас у вас?

 

ОТЕЦ

Ах, счастье... Да я так, к слову... Говорю же, в голове у меня все спуталось. Вот ночь пройдет, тогда...

(Берется за бутылку.)

 А-а, да тут еще нам до утра хватит. Помогает, черт, когда совсем невмоготу.

(Пьет.)

 

АНДРЕЙ

Напрасно вы это делаете...

 

ОТЕЦ

Согласен. Чем чертей тешить

(берет Библию),

лучше книгу умную почитать, а вот ленимся, говорим, не понимаем, мол, что в ней написано. Хотя там нет ничего непонятного, все ясно как божий день. Дураки мы, к свету божьему не тянемся, живем в тумане, а коль и выберемся, боимся опять в него попасть.

(Марине.)

Ты почитай, почитай, дочка.

 

АНДРЕЙ

Теперь уж что читай, что не читай, обратно ничего не повернуть.

 

ОТЕЦ

Верно, какой толк мне читать, мне скоро умирать, а вот вам еще жить да жить. Вы молоды, у вас все впереди - и счастье, и любовь, и детишки - все-все. Только потом, когда дети вырастут, можете сказать: ладно, мол, как живем - так и живем. А сейчас, когда силы и здоровья через край...

 

АНДРЕЙ

Да и вы еще вовсе не слабый и не старый. Чего вы ждете? Я - здесь, и нож тут. Возьмите его и делу конец... Тут все началось, тут пусть и завершится. Иначе никому не будет покоя. Чего теперь читать божье писание?.. Бог нас не спасет. Да и читать просто так, не пропуская через сердце, незачем... Куда стремился, я пришел, для меня это - конец пути.

 

ОТЕЦ

Конец, говоришь? А не слишком ли быстро прошагал ты свой путь? Иль хочешь сказать, дорога твоя была чересчур гладка, что и не понял как оказался в конце пути?

 

АНДРЕЙ

Да нет, не была она гладкой, наоборот, путаной и неровной, как лесная.

 

ОТЕЦ

Неровной, говоришь?

 

АНДРЕЙ

Да, не гладкой.

 

ОТЕЦ

И все-таки это не конец твоего пути, пока только перекресток, распутье. А на распутье не грех и остановиться, подумать и решить, по какой дороге дальше идти.

 

АНДРЕЙ

Для меня теперь одна дорога.

 

ОТЕЦ

Та, что сам выбрал?

 

АНДРЕЙ

Нет, ее мне выбрал Бог.

 

ОТЕЦ

Да не выбирал он тебе такую долю! Он тебя для счастья на свет явил! Ну, поначалу, может, и помучаешься малость, а потом будет только счастье. На одну голову Бог не может посылать одни только беды, неправильно это. Человеку и счастья надобно повидать.

 

АНДРЕЙ

Счастье? Зачем мне мнимое счастье? Я им и так сыт по горло. У меня было все, меня любили, мне в холод было тепло. Но это тепло было иного свойства: по спине пот струится, а на душе - лед. Ведь и любовь, если она не искренняя, а вымученная, не греет душу. Ребенком, конечно, этого не понимаешь и не чувствуешь, а как повзрослеешь... Тогда главное научиться отличать ложь от правды и уметь заверить всех в своей любви, чтобы не ранить ничью душу, и уйди.

 

ОТЕЦ

Это как же не поранится душа, коль близкий человек уходит из дома?

 

АНДРЕЙ

А если больше нет сил жить в этой мнимой любви, как тут не уйти?

 

ОТЕЦ

Уйти навсегда?

 

АНДРЕЙ

Да, навсегда. А если и возвращаться, то совсем другим человеком. По крайней мере, если хочешь стать другим, обязательно надо уйти, ведь без этого не будет пути к возвращению... Я на вас удивляюсь: как у вас хватает терпенья? Почему вы ничего не делаете? Почему? Вот нож, возьмите его!

(Протягивает отцу нож.)

 

ОТЕЦ

Нет!

(Выхватывает из рук Андрея нож и отшвыривает в сторону. Трясет его за плечо.)

Ты чего наделал, а? Чего наделал? Неуж я от тебя этого ждал? Кончил ты нас всех, мечты все наши оборвал. Ведь тебе всего-то двадцать, всего двадцать!

(Порывисто обнимает парня, потом резко отталкивает.)

Иди, я прощаю тебя, отпускаю с миром.

 

АНДРЕЙ

(с удивлением и ненавистью.)

Вот опять ложь, ложь, ложь!.. Я вас ненавижу! Вы не любили его. Родить родили, а не любили. Потому он от вас и отошел, потому сдружился с этими подонками, и на Марину накинулся из-за вас же...

(Обнимает Марину.)

Нет, я не виню тебя, о тебе речь особо. Душа у него переполнилась, вот в чем дело. Ему нужен был малейший повод, чтобы выплеснуть наружу все, что в нем скопилось. Тут-то ты ему и подвернулась под руку. Так что ты ни в чем не виновата. Может, ему в этот миг самому жить не хотелось. Вот мы ему и помогли в этом.

(Отцу.)

А меня не надо выгораживать да спасать, я не затем сюда пришел. Я не нуждаюсь в вашей защите! Над своей жизнью я сам хозяин. Так что живите спокойно. До свидания, Марина.

 

МАРИНА

Не уходи! Андрюша, не уходи! Я не пущу тебя. Или возьми меня с собой!

 

АНДРЕЙ

Ты должна оставаться здесь и ждать. Ты слово дала. Прощайте!

(Уходит.)

 

МАРИНА

Андрей!..

 

ОТЕЦ

Не отпускай его, беги следом! Нет, постой! У тебя сколько нынче в кассе набралось? Давай их все сюда!

 

МАРИНА

Да нет у меня ни копейки - меня же сегодня с работы выгнали!

 

ОТЕЦ

У меня есть деньги в банке, только он нынче закрыт. Они же прямо сейчас требуют деньги

 

МАРИНА

Кто? И зачем им деньги?

 

ОТЕЦ

Потом, потом все объясню. Я все равно найду им деньги, сколько бы они ни потребовали. В поселок пойду, а ты беги, беги, вороти его. И ждите меня до утра. Утром все образуется. Только сюда не приходите, здесь опасно. Одну ночь и в лесу можно переждать. Беги за ним!

(Оба уходят.)

 

ИНТ. Больничная палата. День.

Марк лежит на койке. Появляется Первый

 

ПЕРВЫЙ

Ну как ты?

 

МАРК

Терпимо. Ну что, нашли его?

 

ПЕРВЫЙ

Почти.

 

МАРК

Только живым доставьте его мне. Я сам с ним расквитаюсь.

 

ПЕРВЫЙ

Как скажешь.

 

ИНТ. Милиция. День.

 

К дежурному подходит Андрей.

 

ДЕЖУРНЫЙ

Чего тебе?

 

АНДРЕЙ

Пришел сдаваться.

 

ДЕЖУРНЫЙ

А ты кто такой?

 

АНДРЕЙ

В кафе поножовщина была.

 

ДЕЖУРНЫЙ

А… Что же ты его лишь слегка? Прикончил бы сразу этого подонка. Это я шучу так.

(Берет трубку телефона.)

Товарищ капитан, тут к вам с чистосердечным признанием. Понял.

(Андрею.)

Поднимись на второй этаж.

 

ИНТ. Банк. День.

 

Отец в кассе получает деньги, делит их пополам и кладет в разные карманы.

 

НАТ. Банк. День.

 

Отец выходит из банка и подходит к «Жигуленку». Дает ПЕРВОМУ кипу денег.

 

ПЕРВЫЙ

Что-то не густо.

 

ОТЕЦ.

Все, что имел.

 

ПЕРВЫЙ

Мы так не договаривались.

 

ОТЕЦ

Машину себе забери.

 

ПЕРВЫЙ

Лады. Марку пикнешь про это, пожалеешь.

 

ИНТ. Дом пасечника. День.

 

Там же, спустя несколько дней. Марина сидит на стуле, обхватив голову руками. Тихо входит Андрей.

 

АНДРЕЙ

Марина!

 

МАРИНА

Андрей!

(Обнимаются.)

Слава Богу, ты живой. Тебя отпустили из милиции?

 

АНДРЕЙ

Да, отпустили до суда.

 

МАРИНА

А я уж думала, тебя не выпустят. Хотела узнать про тебя у дяди Андрея, а его самого нет. Как хорошо, что ты на свободе! И хорошо, что шпана эта не знает, что тебя отпустили, иначе... А ты тоже хотел повидать дядю Андрея?

 

АНДРЕЙ

Сам не знаю. Сейчас я ничего не знаю - что делать, куда пойти. В голове все смешалось. Мне надо побыть одному. Обо всем подумать. Мне надо...

 

МАРИНА

Одному? Тебе сейчас одному? Ни в коем случае! Ты пугаешь меня, Андрей. У тебя такой взгляд...

 

АНДРЕЙ

Пожалуй, ты права: без тебя мне сейчас не выжить, это точно. Нет-нет, за мной никто не следит, никто меня не преследует. Я сам себя боюсь. Да, мне страшно. Спаси меня, Марина...

 

МАРИНА

Бог тебя спасет, Андрюша. Ты постарайся впустить к себе Бога, и он простит тебя...

 

АНДРЕЙ

Простит?

 

МАРИНА

А ты попробуй, попроси...

 

АНДРЕЙ

Попросить? Да-да, попрошу, и он, наверное, простит. Но как мне простить самого себя, как? Тяжкий крест от этого не станет легче, для этого есть один путь: собрать всю силу, какая есть, и шаг за шагом нести его дальше. И сила эта - в тебе. Без тебя я развалюсь на части, я это знаю. Скажешь: наивный, ждет помощи от человека, который должен проклинать...

 

МАРИНА

Да я и сама жду от тебя этой силы! Если б ты не вернулся, я не знаю, что б со мной было...

 

АНДРЕЙ

А я мог и не вернуться, мог пропасть, исчезнуть, как ты велела.

 

МАРИНА

Нет-нет, ты не мог. Другой бы смог, но не ты.

 

АНДРЕЙ

Почему ты так уверена? Ты же меня не знаешь нисколечко.

 

МАРИНА

Сколько мне надо - знаю. Считай, с того самого вечера, когда ты зашел в кафе... Туда много народу забредает - водители, проезжающие пассажиры останавливаются. И среди них встречаются самые разные - кто-то пытается приударить за мной, строит глазки, кто-то еще что. Но ты... Окажись тогда на твоем месте кто-то другой, я бы его и на порог не пустила, а тебя... Бывает же такое, когда сердцу, говорят, не прикажешь. Не надо было мне тебя впускать, тебе же было бы лучше. А теперь вот...

 

АНДРЕЙ

Да, если бы не впустила, я бы тебя никогда не встретил. Мы сюда, в Сенгилей, приезжали на похороны бабушки. Уж как меня уговаривали отец с матерью не оставаться, уехать вместе с ними, как уговаривали... Да-да, у меня есть и отец, и мать, но не те, что меня родили, а тетя с дядей, я их так и зову - мама, папа. Когда умерла моя мама, они взяли меня на воспитание, и я им очень благодарен, они славные, любят меня. А я, зная, кем они мне доводятся, все время боюсь их обидеть нечаянно брошенным словом или необдуманным поступком. Словом, душа моя из-за этого будто в плену. И вот смерть бабушки для меня явилась как бы спасением: я сказал им, что останусь в ее доме, чтобы он не пропал. Они долго не соглашались, но я их все же уговорил и в тот же день проводил до Москвы - им надо было лететь самолетом в Норильск. И вот когда я возвращался обратно...

 

МАРИНА

Так они и не знают, что с тобой произошло?

 

АНДРЕЙ

Нет, и надеюсь, не узнают. Для них это будет страшным ударом. Я в глаза им не посмею взглянуть. Когда я вернулся в Сенгилей, я хотел утопиться в Волге - бабушкин дом стоит на самом берегу.

 

МАРИНА

Нет-нет, Андрей, что бы ни случилось, дороже жизни ничего нет. Будет жизнь - будет и счастье. Пусть даже в самом конце ее, и все равно стоит жить. Теперь мы вместе, а когда я была одна, у меня тоже были такие мысли, как у тебя. Я вышла из кафе, иду краем леса, а в голове такие мысли... И вдруг ты, будто ангел-спаситель, предстал предо мной...

 

АНДРЕЙ

Я - ангел-спаситель. Ну у тебя и сравнения! Разве может грешник быть ангелом?

 

МАРИНА

Для Бога, возможно, и не может, а для меня может... Пойми: это же надо не только Богу, но и мне, и тебе, и другим. Как же иначе можно освободиться от зла? Так что не для красного словца назвала я тебя ангелом. Можешь со мной не соглашаться, но я для тебя готова...

 

АНДРЕЙ

Я согласен с тобой, Марина. Иначе разве я искал бы в тебе спасенья?

 

ИНТ. Больница. Вечер.

Ребята уводят Марка.

 

СЕСТРА

Куда вы его?

 

ПЕРВЫЙ

Воздухом подышать. Душно здесь у вас.

 

СЕСТРА

Ему нельзя ходить.

 

ВТОРОЙ

Не бойся, ничего не случится.

 

ИНТ. Стоящая машина. Вечер.

Ребята садятся в машину.

 

МАРК

Достали что просил?

 

ПЕРВЫЙ

(дает пистолет)

Держи.

 

МАРК

Где он сейчас?

 

ПЕРВЫЙ

На пасеке. Ребята проследили.

 

ИНТ. Пасека. Вечер.

 

Андрей

Когда я был маленьким, мне втолковывали, что Бог знает все про каждого живущего на земле. У него, говорили, есть большая книга, вот в ней все и прописано про нас с самого рождения и до конца жизни. Я знаю, моего имени в той книге не должно было быть, потому что я и не должен был родиться. А если и родился, должен был умереть вместе с матерью. И остальным, кто приносит другим несчастье и горе, тоже не надо появляться на свет. Тем более, если Бог задумал создать рай на земле, - зачем мы ему, такие? А ведь у Бога такая цель, чтобы на земле был рай. И если уж он позволил родиться таким, как я, собрал бы нас всех накануне грешного дня на крутом берегу Волги, выстроил бы в ряд у края обрыва и...

 

МАРИНА

Что ты говоришь, Андрюша?!

 

АНДРЕЙ

А что? Если Бог хочет, чтобы на земле больше не проливалась кровь, только так ему и надо поступить. А Волга она скроет все следы.

 

МАРИНА

Нет, Андрей, нет. Бог дарует людям только добро.

 

АНДРЕЙ

То ли оттого, что я долго жил на Севере, бывало, приеду в Сенгилей и целыми днями брожу по лесам и лугам, и они казались мне настоящим раем. Обратно и ехать не хотелось. А сейчас, когда оказался возле пасеки, и вовсе очаровался: это же настоящие райские кущи, что в Библии описаны. Кругом цветы, жужжат пчелы, щебечут птицы, резвятся ягнята, телята, кудахчут куры, мяукают кошки - и все, все вместе, все чувствуют себя свободно и счастливо... И это чудесное озеро, лес... Все есть, и все-таки чего-то не хватает. Возможно, звери и птицы этого не чувствуют, для них это и в самом деле настоящий рай, а вот люди... Сколько среди них несчастных?! Выходит, для них это и не рай. А может, его и нет вовсе, никакого рая? И Бога, пожалуй, нет?

 

МАРИНА

Есть. Бог есть, Андрей.

 

АНДРЕЙ

Если Марк останется жив, возможно, я и поверю, что Бог есть. Когда ты читала про Каина...

 

МАРИНА

(перебивая.)

Нет, Марк не Каин, нет-нет! Таких людей вообще нет на земле. Есть заблудшие, вроде тебя, вроде Марка, вроде меня. Но мы выберемся из тьмы, обязательно выберемся, я уже вижу свет перед собой. И свет этот - ты...

 

АНДРЕЙ

Я?!

 

МАРИНА

Да. Ты - светлый, чистый. Это ты нарочно на себя наговариваешь, а внутри ты - самый настоящий ангел. И если тебе поможет моя любовь...

 

АНДРЕЙ

(удивленно.)

Любовь? Ты говоришь это всерьез? Да знаешь ли ты, что меня ожидает?

 

МАРИНА

Знаю.

 

АНДРЕЙ

Тебе будет очень тяжело, Марина.

 

МАРИНА

Я сама выбрала свою судьбу. Будет ли хлестать холодный ветер, палить беспощадное солнце, мучить душу проклятое прошлое иль страшить предстоящая дорога - я всегда буду с тобой, навеки.

 

ИНТ. Магазин. Вечер.

 

Отец

Дай-ка мне шампанское и торт.

 

Продавшица

Что, праздник намечается?

 

ОТЕЦ

Да, долгожданный.

 

ИНТ. Пасека. День.

 

АНДРЕЙ

А знаешь, я тогда, на берегу Волги, вспомнил о тебе и подумал: как же я оставлю тебя одну с твоей бедой? Значит, как бы ни заледенело сердце от боли и горя, оно чувствует тепло и заботу - значит, это и есть любовь? Да-да, это ты отвела меня тогда с крутого берега и сейчас снова протягиваешь руку помощи. И я тоже боюсь расстаться с тобой, больше, конечно, боюсь за тебя, не за себя. Выходит, это в самом деле любовь?

 

МАРИНА

Да, любовь. Вот только пройдут эти тяжелые деньки и тогда...

 

АНДРЕЙ

И тогда я тебе каждый день буду дарить цветы, буду рассыпать их на постели, в которой спишь. Они наполнят все вокруг своим нежным ароматом. И наши дети будут такими же нежными, добрыми. Их дети, в свою очередь, будут еще нежнее и добрее наших. И так из поколения в поколение станет продлеваться наш род. А мы с тобой построим на берегу Волги новый дом, вырастим много-много красивых цветов, посадим разные деревья. По весне наш дом будет утопать в цветах. В саду будут петь птицы, а вокруг нас резвиться наши дети - их у нас будет много-много. С Волги наш дом будет овевать прохладный свежий ветер. Вечером мы будем засыпать, а утром просыпаться под пение неугомонных пташек в нашем саду. И мы будем счастливы и заживем полнокровной жизнью.

 

МАРИНА

Послушай! Ты слышишь? Эту мелодию играет только Марк! Господи, спаси и сохрани нас!

 

Входит Марк с гитарой в руках.

Андрей и Марина застывают как изваяние.

 

МАРИНА

Марк?! Ты?

 

МАРК

О, кого я вижу! Здесь, среди ночи... Ты меня извини, но тебя я никак не ожидал здесь встретить. Нет, ждать, конечно, ждал, но чтобы застать тебя здесь... Видать, крепка ты духом, крепка. Да оно так и бывает: люди, которые должны встретиться, обязательно находят друг друга. Ну, подай хоть голос, что молчишь?

 

МАРИНА

Ты зачем здесь, Марк?

 

МАРК

Ты затем и пришла, чтобы это узнать? А что в этом удивительного? Это - мой дом, я в него пришел. А вот вы как сюда попали? Уж не с неба ли свалились, как ангелы? Этот еще кто такой?

(Кивнув в сторону Андрея.)

Кажется, я его где-то видел, а где - не помню. Пьяный, наверно, был, не запомнил. Пьяный я ни черта не помню. Может, познакомишь?

 

МАРИНА

Это... Да ты сам все помнишь.

 

МАРК

Братишка, что ли? Разве что в седьмом колене... А может, двоюродный забор нашему троюродному плетню? Ха-ха... Тоже не он? Тогда, может, жених, а? А что, с виду ничего, хорош...

 

МАРИНА

Марк, перестань!

 

МАРК

Значит, не жених. И в самом деле - слишком молод, ты же выбираешь постарше. Э, какой же я дурак! Это же твой дальний родственник, прибыл по приглашению. Угадал? А может, это - дружка? У вас что, нынче вечером свадьба? И мне ничего не сказали? Я бы поздравил папашу с новой избранницей, непременно поздравил. А что-то его не видно. Иль помчался в загс зачеркивать в паспорте фамилию законной жены? Мне сказали, он, как мальчишка, все по юристам бегает. Ну что ж, поздравляю тебя, моя новая мама! Пусть твои уста будут слаще меда, потому как, думаю, не откажешь и мне их попробовать, когда отец в сторонке?

 

АНДРЕЙ

Послушай, ты!..

 

МАРК

О, да твой гость, оказывается, говорить умеет, а я подумал он немой. Ну, здравствуй. Меня родители нарекли Марком, хотя мне это имя ничуть не нравится. Да и не только мне - другим тоже. Я не знаю, что оно означает: то ли негодяй, то ли людоед, то ли дьявол, то ли душегуб. Но стоит кому услышать мое имя, как у них душа в пятки уходит. Все скорей с моих глаз стараются смыться, не понимают, что я из-под земли достану, кто мне нужен. Сам не найду - друзья разыщут. Это здорово - иметь друзей, с ними рядом и дышится свободно. Все могут про тебя забыть, а друзья помнят...

 

МАРИНА

Да что они стоят без тебя, твои друзья?

 

МАРК

Не скажи! Уж больно высоко ты меня ценишь. Не знал, а то бы... И все же ты ошибаешься: они намного способнее меня, имей это в виду.

 

МАРИНА

Да уж, коль понадобится - своему же товарищу горло перережут. Это они тебя сюда доставили? Конечно, это очень по-товарищески. Чтобы ты тут истекал кровью.

 

МАРК

А почему я должен истекать кровью?

 

МАРИНА

Тебе же всего три дня как операцию сделали.

 

МАРК

И что? У тебя же не болит?

 

МАРИНА

Дурак ты!

 

МАРК

Согласен.

 

МАРИНА

Ни людей, ни себя не жалеешь.

 

МАРК

И это правда.

 

МАРИНА

Небось наркотиками тебя дружки твои накачали?

 

МАРК

Нет, они сделали больше - нашли тебя и дружка твоего. Сказали, вы с того самого вечера здесь хоронитесь. Понимаю: от тебя все отвернулись, надо же тебе куда-нибудь приткнуться. А тут местечко теплое, нагретое, и язык почесать с пасечником можно. Как же, радостью-то, то бишь, горем надо же с кем-то поделиться. Жаль, на вашу беду я не окочурился.

 

МАРИНА

Ты что городишь? За кого ты меня принимаешь? Да я из-за тебя...

 

МАРК

Из-за меня? Выходит, ты тут из-за меня? Когда за мной по пятам смерть ходит, ты сюда пришла из-за меня?

 

МАРИНА

Я приходила к тебе в больницу, меня не пустили. Хотела нынче вечером пойти, только...

 

АНДРЕЙ

Марина, не оправдывайся ты перед ним.

(Марку.)

А ты не ходи вокруг да около, говори: что тебе от нас нужно?

 

МАРК

Вижу, хочется юноше побеседовать напрямки.

 

АНДРЕЙ

Да, напрямки. Для того я здесь и стою.

 

МАРК

Что ж, закончим предисловия. Раз хочешь поговорить напрямик – поговорим. Выйди на улицу.

 

АНДРЕЙ

Что?

МАРК

То, что слышал. Мне сначала надо с ней потолковать

(кивает в сторону Марины.)

 

АНДРЕЙ

У нас нет секретов друг от друга.

 

МАРК

Даже так? А не слишком быстро?

 

АНДРЕЙ

Ты неверно понял. С тех пор, как с тобой случилась эта беда...

 

МАРК

Беда то, что ты стоишь в этом доме рядом с ней! И еще этот пасечник... Ладно, выметайся! Если у тебя нет секретов, у меня они есть.

 

МАРИНА

Андрей, выйди!

 

АНДРЕЙ

Да он же тебя опять...

 

МАРК

“Опять” будет тебе касаться, если ты сию же минуту не исчезнешь! Марина давеча верно сказала: я и пьяный все помню, никогда ничего не забываю. Надеюсь, ты понимаешь, что я сюда не просто так заявился? Иди, просвежись немного, только не забредай далеко - можешь в капкан угодить.

 

АНДРЕЙ

Марина, я буду рядом.

(Уходит.)

 

МАРК

Андрей... Так, кажется, ты его называешь? Неужто мне так и

суждено от Андреев погибнуть?

 

МАРИНА

У него и в мыслях не было тебя убивать. Ты сам начал, а теперь хочешь свалить все на нас? Ты зачем сюда пришел? Чтобы отомстить нам? Ну давай-давай, ты на это мастер. Ни жить, ни любить не даешь, душу только терзаешь... Да, я виновата, что близко к сердцу приняла твою боль, виновата, что пыталась образумить тебя, вывести на верную дорогу. Надеялась, мол, ребенок родится - ты изменишься. Я виновата, признаю. Тебе что, от этого легче?

 

МАРК

Ты считаешь меня пропащим человеком? Может быть, и так, но там, внутри, на самом донышке души... Я думал, ты это чувствуешь, потому к тебе и тянулся, надеялся, что поймешь меня. Может, мне и самому опостылела такая жизнь. Хочется покоя, семьи, хотя бы с тобой. А внутри все равно бурлит, волнуется. В последнее время только и хочется вусмерть напиться и ничего не видеть и не слышать. И не просто водки, а какого-нибудь яду, чтоб остановил кровь в жилах.

 

МАРИНА

Ты никому не даешь жить: ни отцу с матерью, ни мне, ни кому другому. Скольких девчонок обманул, обесчестил, скольких разорил-ограбил! Ты всем приносишь зло. Наверно, в тебя и вправду бес вселился.

 

МАРК

Если несчастных людей называют злодеями, то я такой, да.

 

МАРИНА

Да таким несчастным, как ты, некоторые завидуют. У тебя же все есть. Чего тебе еще надо?

 

МАРК

Мне нужен тот, кто счастливее меня. Думаю, хоть краем глаза глянуть на этого сосунка, что в любви купается. А он мне небось и руки не подаст, хотя знает, что сам и украл у меня любовь. Как думаешь, подаст он мне руку? Если подаст, мне больше ничего и не надо. Уж мы с ним вдвоем сумеем распутать клубок, найдем конец и начало.

 

МАРИНА

Он еще и не знает, что его любят, а ты его уже обвиняешь.

 

МАРК

Знает или нет - не важно, главное - его любят, его ждут. А меня... На мою могилу цветка никто не бросит...

 

МАРИНА

Это ты так думаешь. Тебя ведь тоже любят.

 

МАРК

Кто? Кто меня любит? Покажи мне его. Отец? Его думы не обо мне. Мать? На любимого дитя таких слов не навешивают. Или ты меня любишь? А знаешь, зачем я тебя обесчестил? Зачем ножом на тебя замахнулся? За то, что ты старика, этого пасечника, обольстила. Для всех Божьей матерью не станешь, запомни это. Пусть получает то, чего заслужил: раньше он мне белый свет застил, теперь я ему. И ему, и его жене. Помню, раздерутся меж собой, а мать ему: “Он не твой, не от тебя Марк!” Что ж, раз я не их, значит, я сам по себе.

 

МАРИНА

Марк!

 

МАРК

Не уговаривай, все равно не остановишь, пусть терпят, как я терпел. А почему я один должен терпеть? Я и той не дам спокойно жить, что меня родила. Вот увидишь, останется одна-одинешенька, сопьется и пропадет. Они оба загубили мою молодость, втоптали в грязь, из-за них я потерял смысл в жизни. Все ушло в прах, в темноту, вот и шарахаюсь туда-сюда, не вижу, что передо мной - бездонная пропасть иль высоченная гора? Бреду без всяких дум в голове - и ладно. И мне все равно, нарвусь я на беду иль угожу в рай. Разве в том моя вина? Это больше похоже на боль. Знаешь, как иногда болит у меня внутри? Только никто этого не замечает и замечать не хочет.

 

МАРИНА

А если все-таки замечают...

 

МАРК

Ты - да, ты не такая, как все, ты чувствуешь чужую боль. Потому, наверно, и терпишь меня. Но ведь терпению тоже когда-то приходит конец, и тогда... Я больно тебя поранил в тот вечер?

 

МАРИНА

Да уж, это ты умеешь - причинять боль. И она долго не утихает. А я ведь всего-то хотела, чтобы ты научился радоваться солнцу, цветам вот этим, жизни, что вокруг нас. Но ты все видишь сквозь черные очки, никак не хочешь с ними расстаться.

 

МАРК

Но и у нас были же хорошие времена, Марина!

(Берет гитару.)

Вспомни, как мы раз вечерком остались в кафе вдвоем, и тогда родилась вот эта песня. Ты сочинила слова, я - мелодию. И на душе было так сладко, так покойно, наверно, струны наших душ звучали тогда одинаково. И если бы ты тогда сказала мне о будущем ребенке, я бы тебя поднял на руки и носил бы всю оставшуюся жизнь. А назавтра свататься бы пришел, вот только... Прости меня, дурака. Давай забудем все плохое и будем помнить только хорошее, давай? Спой ту песню, Марина, спой, прошу тебя. Не хочешь? Жаль, хорошая была песня.

(Пауза.)

Ты парня этого знаешь только с того вечера?

 

МАРИНА

Да.

 

МАРК

А чего он сейчас тут с тобой делает? Может, вас беда сблизила или еще что?

 

МАРИНА

Он не такой, как ты, он другой. Душа у него добрая, не злая. И здесь он затем, чтобы рассказать всю правду и попросить прощенья. Он не прячется, нет, но и чужую вину на себя брать не хочет. Не из-за него в тот вечер все случилось, ты знаешь это не хуже меня. Так что прости его и не заставляй мучиться из-за вины, которой на нем нет. Знай ты его получше - сразу бы простил. Какое у него щедрое сердце, как с ним приятно быть рядом! Поговоришь с ним - и боль, страх куда-то уходят. Таких людей не хочется от себя отпускать, хочется их любить... Ты же не глупый, Марк, ты должен это понять...

 

МАРК

Стоп! Хватит! Не говори больше ни слова! Что-то голова закружилась...

 

МАРИНА

Ты болен, тебе надо лежать. И врачи тоже: человек после операции от них уходит, а они и в ус не дуют, не ищут...

 

МАРК

Не спеши меня туда отправлять, успею. Позови его.

 

МАРИНА

Зачем? Что ты хочешь ему сказать? Простишь его?

 

МАРК

Позови, тебе говорят!

 

МАРИНА

Вижу, хочешь его обвинить. Марк, умоляю тебя ради Бога... Давай договоримся: хочешь кого-то обвинить - вини меня, его не трогай. Пойми, я не из жалости сегодня вместе с ним, я - люблю его. Да-да, люблю. Ты, конечно, можешь нас разлучить, сказать, что это он тебя поранил, посадить его или отправить на тот свет. Но любить его ты мне не запретишь, не можешь...

 

МАРК

Заткнись! Еще посмотрим, как ты его любишь!

 

АНДРЕЙ

(врываясь.)

Марина, брось перед ним оправдываться! Поднимись! Не знаю, какой приговор ты мне вынес, тем не менее прошу у тебя прощения. Будь я волшебником, и твою рану принял бы на себя, жаль, я не волшебник.

 

МАРК

Рану, говоришь... Да разве это рана? Так, пустяк, царапина. А вот в сердце у меня рана так рана. Жалко, нож до него не дошел, я то пребывал бы я сейчас в раю.

 

МАРИНА

Ты что несешь, Марк?

 

МАРК

А вам бы я навредил, коль умер: вас бы все равно обвинили, неважно, отчего и как я умер. А так...

 

МАРИНА

Значит, ты прощаешь его? Спасибо, Марк...

 

АНДРЕЙ

Если тебе нужна моя помощь...

 

МАРК

Нужна. Уйди, сию же минуту сгинь с глаз! Я прощаю тебя и отпускаю на свободу. Менты про тебя забудут. Но только я тебя здесь больше никогда не увижу, понял?

(Марине.)

А ты... Мы с тобой остаемся тут, вдвоем, как и договорились.

 

МАРИНА

О чем это мы “договорились”?

 

АНДРЕЙ

Нет, Марину я не оставлю.

 

МАРК

Марина, скажи ему, пусть уходит.

 

МАРИНА

Марк, прошу, умоляю, отпусти меня.

 

АНДРЕЙ

Ты решил мстить Марине вместо меня? В таком случае я остаюсь, а ее отпусти. Обвинить вместо меня другого я не позволю.

 

МАРК

Поторопи своего гостя, Марина.

 

МАРИНА

Марк, какой же ты мерзавец! Ты режешь меня на части, отрезаешь по кусочку. Неужели я в самом деле не заслуживаю счастья? Рассчитываешь стать счастливым, силой отобрав его у меня? А ведь я тебя жалела, хоть и не любила, старалась отогреть твою душу, а ты... С самого начала я знала: добром это не кончится, и все же хотелось верить. Потому что привыкла доверять людям. Что ж, видать, нам Бог так предписал. Уходи, Андрей...

 

АНДРЕЙ

Без тебя - ни за что! И не бойся его, ничего он нам не сделает. Идем отсюда.

 

МАРК

(выхватывает из кармана пистолет и наставляет на них.)

Стой! Я тебя предупредил, ты не послушал. Тогда оставайся. Здесь всего одна пуля. Не знаю, кого из нас она больше любит, - тебя или меня, если не меня, я бы посчитал себя счастливчиком. Сейчас ты у меня на мушке, будешь дергаться - тут же переведу ствол на Марину.

 

АНДРЕЙ

Вот ты каков - пистолетом пугаешь.

 

МАРК

Не хорохорься, тебе это не идет. Стой на месте. А ты, Марина, иди ко мне.

 

АНДРЕЙ

Не слушай его, Марина

(Берет девушку за руку.)

 

МАРК

Марина, ты хочешь увидеть, как он умрет?

 

АНДРЕЙ

Стреляй, я все равно не отпущу Марину.

 

МАРК

Будь по-твоему, так даже лучше. Как бы мне ни было тяжело - рана все-таки, я разденусь сам. А девушке самой не пристало раздеваться и ложиться рядом с парнем, не сочти на труд - раздень Марину.

 

АНДРЕЙ

Ну, ты! Знаешь, кто ты после этого?!

 

МАРК

Знаю: ее кавалер. Удивляешься? Думаешь, мы с ней первый раз? Ребенок-то без этого небось не заводится.

 

МАРИНА

О каком ребенке ты говоришь? Думаешь, отстудишь от меня Андрея, и я всей душой повернусь к тебе? Да ты меня хоть в грязи вывози, не вернусь я к тебе, не буду твоей. Ты ведь не на меня, на ребенка своего нож занес, может, потому он и не захотел жить. Ты убил его, убил! И не боюсь я ни пистолета, ни ножа твоего! Все, что ты мог из меня вынуть, ты вынул. Ненавижу тебя!

 

Хлещет Марка по щекам, толкает в грудь, бьет куда попало. Тот припадает, схватившись за живот.

 

Андрей, прости меня, надо было раньше тебе обо всем рассказать, но я...

 

АНДРЕЙ

Не вини себя. Я знал, что ты ждешь ребенка. Это ничего не меняет. Я люблю тебя, я счастлив с тобой. Но сейчас... Зачем мы пришли на эту пасеку? О чем говорим? Чего ждем? Еще одной беды? Идем отсюда, идем скорее, только... В кафе есть телефон?

 

МАРИНА

Есть.

 

АНДРЕЙ

Вызовем сюда “скорую помощь”. Идем!

 

Собираются уйти, в это время входит отец.

 

ОТЕЦ

Ребята! Слава тебе, господи, вы оба тут! Наконец-то, наконец настал долгожданный день! Какая радость! Какое счастье! Ну, давайте накрывать стол.

(Увидев Марка.)

 Марк? А ты как здесь оказался?

 

МАРК

А что, со мной не хочешь делить свою радость?

 

ОТЕЦ

Отчего ж? Это хорошо, что ты здесь, очень даже. Я как раз и хотел всех вас вместе собрать. Только вот твоя рана... Тебе же тяжело, тебе лежать надо.

 

МАРК

Забудь о моей ране. Лучше сообщи нам свою радость.

 

ОТЕЦ

Уж и не знаю, поймете ли вы меня, но для меня это счастье, большое счастье.

 

МАРК

Счастье, говоришь? Ты тоже счастлив сегодня?

 

ОТЕЦ

Да, да, счастлив, ты даже представить не можешь, как я нынче счастлив.

 

МАРК

Да нет, я, пожалуй, понял, отчего вы так все счастливы. Вот оно, ваше счастье.

(Отнимает от живота ладони, они все в крови.)

 

МАРИНА

Боже, кровь! У него же рана открылась!

 

МАРК

Кровь? Что такое кровь? Хозяйка счастья? Да-да, и как она пульсирует, как смешивается с другой, как льется - все это счастье! Да, да, и когда льется – тоже счастье. Это когда она из другого течет - страшно, а когда из тебя самого... Это можно вытерпеть, чтобы потом смотреть на мир другими глазами. Когда я пришел в себя, я лишний раз убедился: люди - настоящие шакалы, они тоже любят пить кровь. А я до сих пор пытаюсь найти людей с человеческим лицом. Иногда мне даже казалось, вот, нашел! А поглядишь на этого человека с другой стороны - блевать охота. Но вы не берите мои слова в свой адрес, я и сам из таких. А знаете, отчего ошибается человек? Оттого, что видит свое счастье в грехе, в сладости греха. Из-за этого он и вступает во грех, доводит ли до слез своего врага и наслаждается этим или освобождается от нежеланного ребенка и тоже упивается радостью. Не все ли равно, от чего испытывать сладострастье? Лишь бы поймать этот миг, а потом опомнится и поймет, что сладость эта обманчивая, ложная. Грех-то имеет другой вкус - горький. Тот, кто не испытал его, мнит себя окрыленным и совершает все новые и новые грехи. Сладкое всегда притягивает, и его хочется все больше и больше, и когда люди берут его без меры, то чувствуют себя на седьмом небе от счастья.

(Указывая на окровавленные руки.)

Может, и она сладкая? Никто не желает попробовать? Чего вы боитесь?.. Что ж, спасибо вам - благодаря вам, я многое понял.

(Отцу.)

Тебе особое спасибо. Эх, до чего ж красива жизнь! И грех не горьким кажется, асладким! Но сладость его не для меня. Надоело! Ничего мне больше не надо! Живите, наслаждайтесь.

(Пытается уйти.)

 

ОТЕЦ

Марк, постой, не уходи.

 

МАРК

Прочь с моей дороги, навсегда! Забудь мое имя, я - твое.

 

ОТЕЦ

Признаюсь, виноват я пред тобой, но позволь мне все рассказать, сынок...

 

МАРК

Не смей, не смей называть меня сыном! Не смей! Я не твой сын, не от тебя я! Ну, откройся, скажи правду: что ты таишь в душе?

(Кивая на Андрея.)

Почему он тут стоит, почему? Ты же знаешь, я из-за него... Почему ты так спокоен? А-а, чего спрашивать, и так все ясно. Ты и тогда был спокоен, когда тебя мать бросила, и когда я от тебя отрекся, и сейчас...

 

ОТЕЦ

Потому что...

 

МАРК

Потому что не любил ты нас, ни мать, ни меня.

(Отец пытается что-то сказать.)

Не лги, не любил. Ты любил ту, единственную, которой поставил памятник там, чуть пониже кафе, у обочины, которая всегда в цветах утопает. Так что не пытайся убедить меня в ложной любви. Иди неси, как всегда, ей цветы. Иди.

 

МАРИНА

(сообразив.)

Цветы?.. Господи, как же я тогда не догадалась? Я же знала, что дядя Андрей туда ходит... Да об этом весь поселок знает. Андрей, ты тоже  в ту ночь появился с букетом? Для самого близкого человека говорил ты тот букет? Конечно, конечно, что еще могло заставить человека сойти с последнего автобуса под проливным дождем, посреди леса?!

 

МАРК

Не может этого быть! Вранье все это! Не верю!

 

ОТЕЦ

Я ведь тебя, Андрей, в первый же раз, как ты вошел сюда, полюбил, только не сообразил - то ли пьяный был, то ли еще что. Да и не думал, что ты вот так придешь. А когда друзья Марка сказали, что видели тебя в ту ночь возле памятника, я так и ахнул...

 

АНДРЕЙ

Я тоже чувствовал... Чувствовал, что где-то тут живут близкие мне люди. Когда мы всей семьей в отпуск в Сенгилей приезжали, всегда ехали этой дорогой, чтобы положить к памятнику матери цветы. И каждый раз я удивлялся: другие памятники, что стоят вдоль дороги, сплошь поросли высокой травой, а мамин был всегда ухожен и утопал в цветах.

 

ОТЕЦ

(обнимая Андрея.)

Сынок...

 

АНДРЕЙ

(протягивая Марку руку.)

Марк...

 

МАРК

Нет, не могу. Это какае-то сумасшествие.

 

ОТЕЦ

Это счастье, Марк, большое счастье.

 

МАРК

(Андрею.)

Знаешь, как я ненавидел тебя, проклинал? Я ведь ребенком уже знал о твоем существовании, потому как свары в нашей семье начинались всегда из-за тебя. Тогда, когда-то давно твоя мать пришла не за медом, а чтоб тебя отцу показать. А моя услышала, как отец тебя взял на руки и ласково “сынком” назвал, так и взбесилась. Твоя мать с перепугу бросилась на дорогу, а по ней то и дело машины снуют, ну и... Но ни мать, ни я не повинны в смерти твоей матери. Это он

(указывает на отца)

виноват. Знал ведь, что она ждала ребенка, тебя то есть, а женился на моей матери.

 

ОТЕЦ

Виноват, виноват, дети, каюсь... Но ей-богу, не знал я о ее беременности, не сказала она мне ни слова! Может, потом бы и сказала, да только... Как-то на выходной приехал я из Сенгилей домой и попал на гулянку. Там и мать Марка была. Ну, на гулянке, само собой, пьют, гуляют, а потом... Молодые были, кровь играла, ну и сошлись не то чтобы всерьез, а так... А в другой раз я в поселок приехал - она меня уж жениться заставила. Мать Андрея тогда заметила, что я сам не свой, - догадалась. Ну и я не стал запираться. Вот с того и началась вся эта беда.

 

МАРК

Коль не любил, зачем женился?

 

МАРИНА

Ошибиться всякий может. На себя посмотрите - кто вы сами? Других легко обвинять, а вы хоть полшага сделали, чтоб понять своего отца? Мать вместо этого с другим связалась, а ты... Он же любит тебя, любит! Чего еще-то вы от него хотите?

 

МАРК

Любит нежеланного ребенка, да?

 

ОТЕЦ

Не говори так, Марк. Пусть я женился не по своей воле, но когда ты родился, мы стали жить в мире и согласии. Ты нас с матерью повязал, сблизил. А как с матерью Андрея беда случилась... Конечно, я понимаю твою мать: кому понравится, ежели муж день и ночь думает о другой? Но как, скажи, забыть ту, которую любил? Как бы ты себя повел на моем месте?

 

МАРК

А почему у нас этот разговор зашел только сегодня? Почему ты раньше молчал? Я ведь тоже ждал его, чтоб друг другу душу открыть. Чтоб жить одной семьей, как прежде жили.

(Андрею.)

И тебя я тоже ждал.

 

АНДРЕЙ

Мне тоже хотелось тебя увидеть. И на север я из-за этого не полетел. Верил, что найду тебя.

 

ОТЕЦ

А ты еще удивляешься, отчего я такой счастливый. Да за такое счастье никаких денег не жалко! Эти беспутные псы, дружки твои, однако, умеют хранить тайну, но и продать ее умеют. Да, цену заломили немалую. Они ведь знали, кем тебе Андрей приходится, а молчали. Мне же условие поставили: не дам им требуемую сумму, убьем, говорят, Андрея...

(Андрею.)

Неужто я стал бы считать деньги после того, как узнал, кто ты есть? Деньги - тьфу, навоз, нынче нету - завтра воз... Только не ленись, работай.

 

МАРК

Ах, вот как они со мной... Ну я им покажу!

(Собирается уходить.)

 

ОТЕЦ

Куда ты, Марк? Не ходи к ним, плюнь ты на них. Кто знает, чего еще они надумают. Они ведь неспроста тебе не сказали про Андрея-то, и тебя сюда не с добром забросили.

 

АНДРЕЙ

Марк, я с тобой...

 

МАРК

Не надо, я сам.

 

ОТЕЦ

(преграждает путь.)

Не пущу!

 

МАРК

(изо всех сил толкает отца.)

Уйди с дороги!

(Хватается за живот и падает на пол.)

 

МАРИНА

У него рана открылась. Сколько крови!

 

ОТЕЦ

Эх, сынок, сынок, и почему ты никогда не слушаешь, что тебе говорят...

 

АНДРЕЙ

Нужна машина. Я сейчас выбегу на шоссе...

(Убегает.)

 

МАРК

Нет! Не ходи!.. Отец, останови его... Они убьют его. Они думают, он убегает...

 

ОТЕЦ

Да нет, не сделают они этого. Сейчас-то, когда я им... Нет, не посмеют...

 

МАРК

Они засели там, в лесу... Мы договорились: если Андрей вздумает бежать, то... Марина, беги!

 

ОТЕЦ

Я же им столько денег отвалил, чтоб не трогали...

 

МАРК

Они знают, когда я выкарабкаюсь, души из них повынимаю за эти деньги, потому... У-у, гады двуликие! Теперь я понял, чего они хотели: чтобы я убил Андрея, а потом бы и меня прикончили... Прости меня, отец, спаси Андрея.

(Вынимает из кармана пистолет, подает отцу.)

 

ОТЕЦ

Ну я их, мерзавцев!..

 

Отец убегает с пистолетом, слышны выстрелы, шум-гам. Марк пытается встать, но от боли падает вновь. Ухватившись за стол, делает еще одну попытку, но снова падает, заодно содрав со стола скатерть. Вместе с ней на него падает лежавшая на столе Библия. Входит отец, неся на руках мертвого Андрея, укладывает его рядом с Марком. Со стоном опускается над братьями Марина.

 

МАРК

(c трудом поднимая голову.)

Боже, прости...

 

 

Электронный адрес автора: ugarin-nikolay@yandex.ru

  

Тел: 8 927 66 55 910            

 

Received: from spooler by mail-aux3.in-solve.hidden (Mercury/32 v4.52); 18 Oct 2009 18:20:05 +0400

X-Envelope-To: <post@roskino.com>

Return-path: <ugarin-nikolay@yandex.ru>

Received: from forward12.yandex.ru (95.108.130.94) by mail.1gb.ru (Mercury/32 v4.52) with ESMTP ID MG000D12;

   18 Oct 2009 18:20:00 +0400

Received: from webmail111.yandex.ru (webmail111.yandex.ru [95.108.131.134])

               by forward12.yandex.ru (Yandex) with ESMTP id AFCB215D0689

               for <post@roskino.com>; Sun, 18 Oct 2009 18:19:58 +0400 (MSD)

Received: from localhost (localhost.localdomain [127.0.0.1])

               by webmail111.yandex.ru (Yandex) with ESMTP id A0AD12BC42A4

               for <post@roskino.com>; Sun, 18 Oct 2009 18:19:58 +0400 (MSD)

X-Yandex-Spam: 1

X-Yandex-Front: webmail111

X-Yandex-TimeMark: 1255875598

Received: from 085.215.81.95.chtts.ru (085.215.81.95.chtts.ru [95.81.215.85]) by mail.yandex.ru with HTTP;

               Sun, 18 Oct 2009 18:19:57 +0400

From: =?koi8-r?B?9cfB0snOIO7Jy8/Mwco=?= <ugarin-nikolay@yandex.ru>

To: post@roskino.com

Subject: =?koi8-r?B?08PFzsHSycogySDTyc7P0NPJ0w==?=

MIME-Version: 1.0

Message-Id: <9861255875597@webmail111.yandex.ru>

Date: Sun, 18 Oct 2009 18:19:57 +0400

X-Mailer: Yamail [ http://yandex.ru ] 5.0

Content-Type: multipart/mixed;

               boundary="----==--bound.987.webmail111.yandex.ru"