Сценарий-пьеса Юрия Свищёва.

 

 

 

 

 

 

 

И ЕЩЁ РАЗ ПРО ЛЮБОВЬ.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Контактный телефон: +79110812695

Е-mail: yurotchka@yahoo.com.

 

 

1 часть.

Сцена №1.

- Я люблю тебя! Несмотря ни на что я всё ещё люблю тебя! А ты… ты… Когда-то ты был таким нежным, таким чутким… Когда-то я волновала тебя… Что произошло в последние несколько лет? Ты будто перестал меня замечать. Мы встречаемся с тобой на кухне, иногда даже в спальне, но всё это происходит так, будто… будто во сне… Никаких эмоций, никакой страсти. Смешно признаться, но мне не хватает ссор с тобой. Ты пропадаешь целыми днями на работе, я сижу дома. Я чувствую, что постепенно схожу с ума…

В уголках глаз молодой женщины скапливается влага, капелька которой скатывается слезой по щеке. Стремясь как можно натуральнее изобразить глубокое внутреннее переживание, сидящая на стуле в ослепительном сиянии сверхмощных ламп актриса неестественно заламывает руки.

- Стоп! Спасибо!

В павильоне телестудии происходят пробы актёров для съёмок очередного сериала. Павильон полон людей, осветителей, декораторов и прочих творцов великого искусства. Руководит всем процессом продюсер, хорошо одетый, внешне довольно привлекательный тридцатилетний мужчина.

Свет ламп притухает, только что предложившая свою версию требуемого образа актриса покидает площадку, приближается к продюсеру.

- Я правильно сыграла? – задаваемый вопрос сопровождается умоляющим взглядом.

Павильон живёт своей жизнью, помощник оператора уточняет фокусировку камеры, администратор приглашает на съёмочную площадку очередную будущую звезду. Стоящий чуть поодаль от продюсера крепкий рослый мужчина внимательно наблюдает за ним.

- Да, всё хорошо, вам позвонят, - следует стандартный ответ.

- Если вам не понравилось, я могу лучше, - отчаянно восклицает актриса, что тут же и начинает демонстрировать: - Я люблю тебя! Несмотря ни на что я всё ещё люблю тебя!

Рукав пиджака продюсера хватают цепкие пальцы, он делает попытку высвободиться. Ещё одна гениальная интерпретация новой роли непризнанным дарованием выглядит на редкость не убедительно и фальшиво. Но не для крепкого рослого мужчины, внимательно наблюдающего за происходящим.

- Я так и знал! – восклицает он и бросается к продюсеру. По пути налетает на один из осветительных приборов, роняет его на пол. Увидев это, актриса в ужасе вопит. Сотрудники студии в растерянности замирают. Подбежав к продюсеру, мужчина резким движением отталкивает от него актрису, которая падает на пол. Мужчина замахивается для удара, но тут его руку перехватывает здоровенный верзила с бейджиком охранника на рубашке.

- Я так и знал! – кричит, пытающийся вырваться из крепких объятий теперь уже двоих охранников, дебошир. – Проститутка! Тварь!

Продюсер довольно спокойно созерцает эту безобразную, но и довольно смешную сцену. Мужика уволакивают вон из павильона, за ним подвывая, следует его жена-актриса.

- Как ты, Серёжа? – заботливо спрашивает продюсера его помощница, симпатичная тридцатилетняя женщина. – Ужас-то какой, и смех и грех…

- Много ещё… талантов? – вопросом на вопрос отвечает продюсер.

- Человек двадцать, но если ты устал, то можно и прекратить.

- Ну почему же… продолжим.

 

Сцена №2.

В своём кабинете продюсер разговаривает по телефону.

- Уже слышали? Да… да, какой-то идиот приревновал ко мне свою жену, сцену закатил прямо в павильоне. Совсем себя мужик не уважает. Ещё бы на дуэль вызвал. Кто она? Не запомнил даже. Но хватит о пустяках. Документы я подготовил, вечером встречаемся, как договорились.

Продюсер кладёт трубку, окидывает взглядом стол, заглядывает в ящики стола, нажимает на кнопку местной связи.

- Света, я передавал вам проект договора с Груздевым?

- Нет! – звучит в ответ.

- Вот как? Неужели я его дома забыл?

Продюсер звонит по обычному аппарату. В трубке гудки – никто не отвечает. Тогда он нажимает пару раз на кнопки мобильного телефона, но и в этот раз на его зов не откликаются. Продюсер поднимается и выходит из кабинета.

- Света, - говорит он секретарше, молодой и очень красивой, - мне придётся съездить домой. Если будет что-то ОЧЕНЬ срочное и важное, то пусть звонят мне на мобильный.

- Хорошо, Сергей Николаевич! – глаза секретарши лучатся любовью и преданностью.

 

Сцена №3.

Проезд в подворотню перегорожен «Жигулями». Продюсер пару раз сигналит, но владелец крутого авто не объявляется. Продюсер смотрит на часы, ему ничего не остаётся делать, как припарковать свой «Лексус» на обочине тротуара. «Нелли» - высвечивает дисплей дорогой модели телефона. Ещё раз неудачно попытавшись связаться с женой по сотовой связи, продюсер вылезает из салона, захлопывает дверь, ставит «Лексус» на сигнализацию. Не успевает продюсер зайти под арку, как его сбивает с ног молодой парень с огромным букетом алых роз.

- Простите! – кратко извиняется парень и растворяется в пространстве подворотни. Продюсер поднимается, отряхивает брюки, проверяет карманы, мобильник не сломан, наконец, продолжает свой путь домой. В тот момент, когда он подходит к двери подъезда, та открывается, и появляется молодая эффектно одетая женщина. Проводив её взглядом, наш герой проникает внутрь дома, не используя домофон и собственный ключ. Дверь закрывается за его спиной.

Сцена №4.

Лифт занят и, не желая дожидаться, когда его освободят, продюсер поднимается наверх пешком. Большой палец правой руки невидимого полностью мужчины давит на кнопку звонка. Услышав звонок, продюсер замирает на площадке между вторым и третьим этажом. Делает пару шагов наверх, прислушивается. Дверь одной из квартир третьего этажа открывается. Ноги в брюках переступают через порог, дверь закрывается. Лифт спускается с верхних этажей вниз, на первом этаже кто-то выходит сначала из него, а потом из подъезда. Медленно, задумавшись, наш герой поднимается ещё на несколько ступенек, пока не оказывается напротив своей квартиры, расположенной как раз на третьем этаже. Хочет нажать на кнопку звонка, но замирает. Оторванный лепесток алой розы лежит на пороге его квартиры. Продюсер достаёт из кармана свой ключ, поворачивает его в замке, слегка приоткрывает дверь в квартиру, прислушивается. Постояв так пару секунд, делает движение головой, будто бы стряхивающее сомнения, и уверенно входит внутрь. Собирается громко хлопнуть дверью, но тут в глаза ему бросается лепесток алой розы, лежащий на коврике уже внутри квартиры. Муж закрывает дверь уверенным, но бесшумным движением.

 

Сцена №5.

Некоторое время муж молча стоит в прихожей, прислушиваясь к происходящему в квартире. Из ванной комнаты слышен шум льющейся воды. Сняв обувь, муж проходит в гостиную, оглядывается. Гостиная  блещет идеальным порядком, вся вычищена и убрана. Муж проводит пальцем по поверхности стола, поражённо, мол, с чего бы вдруг такая чистота, присвистывает. Садится на диван, берёт пульт дистанционного управления телевизора, вроде хочет включить его, но передумывает. Поднимается, осторожно направляется вглубь квартиры, к спальной комнате. На телевизионном пульте, брошенном им в кресло, видимо сработал-таки сигнал, потому что на экране телевизора появляется изображение титров. Муж приближается к спальной комнате, хочет открыть дверь, но секунду медлит.

- Ты?

Застуканный женой муж вздрагивает. Жена в махровом халате, сушит полотенцем волосы.

- Я? – на мгновенье муж теряется, но тут же находится: – Я. Почему ты не отвечаешь на звонки?

- Я? – жена в свою очередь на мгновенье теряется, но тут же находится: - Ходила прогуляться, забыла мобильник дома.

Некоторое время муж с женой молча стоят друг напротив друга.

- Какими судьбами? – наконец прерывает молчание жена.

- Я здесь живу.

- Ах, да!

- Выдалась свободная пара часов, решил зайти домой, отдохнуть.

- Неужели?

- Представь себе.

Жена чуть краснеет.

- А почему не раздеваешься?

- Да, конечно, - отвечает муж, возвращается в прихожую, снимает плащ, после чего решительно направляется к спальне.

- Поесть не хочешь? – слегка дрожащим голосом жена останавливает мужа в тот самый момент, когда он уже почти дошёл до спальни. Муж замирает, смотрит на дверь спальной комнаты, протягивает руку, чтобы распахнуть её и… не делает этого.

- Да, конечно.

 

Сцена №6.

Явно взволнованная жена включает телевизор на кухне, звук ставит на ноль, после чего из кастрюли, стоящей на плите, наливает в тарелку суп. Муж наблюдает за всем этим с неким выражением удивления на лице. Принимается за еду.

«Ты смотри-ка, вкусно!» - не произносит на словах, но демонстрирует мимикой муж.

Жена также молча наблюдает за ним, щёки её пылают румянцем. На минуту выходит из кухни, идёт в ванную комнату, смотрится в зеркало, хватает расчёску, тщательно расчёсывает волосы. Муж в этот момент внимательно изучает кухню, заглядывает в кухонные шкафчики. Хмыкает, обнаружив в одном из шкафчиков бутылку дорогого коньяка. Закрывает шкафчик, садится на своё место.

- Смотри-ка, - замечает муж вернувшейся на кухню жене, - совершенно случайно зашёл домой, а у тебя обед готов. С чего бы это?

- Да, действительно, с чего бы это? – таинственным тоном отвечает жена.

Муж проглатывает последнюю ложку супа. Жена заботливо забирает у него тарелку, ополаскивает её в раковине, протирает кухонным полотенцем, затем накладывает в неё картошку с мясом.

- Моя любимая картошка?! – восхищается муж. С аппетитом ест. Жена в это время вновь бежит в ванную комнату, хватает зубную щётку и пасту, быстро чистит зубы.

Едва не давясь, муж заталкивает картошку в глотку, вскакивает, собирается последовать за женой, но не успевает сделать этого, как она вновь предстаёт перед ним, ещё чуточку похорошевшая.

- Добавки можно? – оправдывает свой рывок муж.

- Конечно!

Вторую порцию картошки муж поглощает с куда меньшим энтузиазмом, ковыряет вилкой картофелину, пытается подцепить сразу три кусочка, но один всё равно соскакивает с зубца.

- Знаешь, - неожиданно заявляет муж, - а не пойду я сегодня больше никуда. Позвоню на работу, скажу, что заболел.

- Как хочешь, - покорно отвечает жена.

Минута молчания, во время которой жена смотрит в телевизор,  а борющийся с едой муж изучает жену. Очевидно, что силится, но не может адекватно оценить ситуацию.

- Слушай, - прерывает он, наконец, паузу, - а нет ли у нас чего-нибудь выпить?

Жена поворачивает голову в сторону мужа, как бы озадаченно смотрит на него.

- Есть. Коньяк. Твой любимый.

- Да ты что! Ну надо же, я его уже полгода нигде купить не могу, пропал куда-то из магазинов. А у тебя есть.

- А у меня есть, - спокойно отвечает жена.

- Наливай.

Жена в некотором замешательстве.

- Может, всё-таки переберёмся в гостиную, я приведу себя в порядок, посидим по-человечески? – предлагает жена.

- Да, - соглашается муж, - ты права. Я и сам это хотел предложить.

 

Сцена №7.

Супруги проходят в безупречно убранную гостиную.

- Какая чистота! - замечает муж. - Мы что, ждём кого-то в гости?

- С чего ты взял? – как радетельная домохозяйка жена старательно организует стол, и пока муж открывает бутылку коньяка, приносит соответствующую закуску и посуду. Когда всё готово к пиршеству, уже сидящий в кресле муж предлагает жене занять место рядом, в кресле напротив.

- Две минуты, только оденусь.

Жена уже готовится исчезнуть в спальной, когда муж её останавливает.

- Нелли! – жена замирает. – И надень, пожалуйста, то ожерелье, что я подарил тебе на день рожденье. Оно мне так нравится!

Дверь в спальную комнату закрывается за женой. Муж в это время поднимается с дивана и продолжает изучать квартиру, заглядывает в туалет, сидюлька от унитаза поднята, проверяет в ванной водопроводные краны, те чересчур сильно закручены, осторожно подкрадывается к двери спальной комнаты, прислушивается к происходящему внутри. Там что-то падает, муж прикасается к дверной ручке, но дверь открыть не хочет. Муж стучит, жена не откликается, муж стучит громче.

- Что случилось?

- Я сейчас, - наконец слышится из-за двери.

- Ничего не случилось? – вопрошает муж.

- Всё нормально, я сейчас, подожди в гостиной.

Но муж не хочет ждать в гостиной. И входить в спальную тоже не хочет. А стучать снова после ответа жены совсем не резон. Осторожно прикладывает ухо к двери. Наконец дверь отворяется, муж отскакивает, нарядная и подкрашенная жена возникает перед ним. Красивые, распущенные до плеч волосы, убийственный макияж, платье, подчёркивающее бюст, да и вообще все прелести едва ли не безупречной фигуры. Но муж всего этого не замечает, он пытается разглядеть что-нибудь внутри спальни. Жена захлопывает туда дверь.

- Что произошло, я слышал какой-то странный шум, - интересуется муж.

- Я плечики уронила, - отвечает жена, - ну что, идём?

- Да, конечно.

Муж пропускает жену вперёд, сам же замирает в раздумьях, не заглянуть ли всё-таки в спальную.

- Ну что же ты? – окликает его жена, и он… следует за ней.

 

Сцена №8.

Супружеская пара сидит за столом. Муж разливает коньяк.

- За что пьём? - бросив острый взгляд на мужа, спрашивает раскрасневшаяся жена.

- Ты не надела ожерелье, - в свою очередь, оглядев жену, и пытаясь понять причину такого её счастливого состояния, мрачно замечает муж. - Почему?

- Прости, я что-то разволновалась, забыла…

- Но, может, всё-таки наденешь?

Жена в замешательстве. Она так старалась, а ею остались недовольны.

- А разве так плохо?

- Но я его так тщательно выбирал. И оно тебе так идёт.

- Ну, раз ты настаиваешь… - слегка расстроенная жена поднимается на ноги.

- Впрочем, прости, ты права! – останавливает жену муж, возвращая свет на её лицо. – Ты итак выглядишь просто волшебно.

Жена садится на место.

- За что пьём? – задумчиво отвечает муж. – За твою… то есть за мои… или, как это будет правильнее, за наши…

Жена вся сияет.

- Первые ро… ро… А может и не первые… - муж замирает в некоторой прострации.

- Ну? Что? Что первые? – добивается жена. Муж испытующе смотрит на жену и решается:

- Ты?

Жена не понимает.

- Ты? – повторяет муж. – Когда мы только что столкнулись с тобой в коридоре, ты почему-то очень сильно удивилась и воскликнула: «Ты?»

- И что?

- Что могло так сильно тебя удивить?

Жена отвечает не сразу. Пытается осознать происходящее.

- Если честно… что это ты сегодня так рано? – наконец осторожно отвечает она вопросом на вопрос.

- А тебя это волнует?

- Что ты имеешь в виду?

- А ты что имеешь в виду?

- Просто… ты… обычно уходишь очень рано, а приходишь очень поздно. А сегодня явился вдруг посреди рабочего дня, я и подумала…

- Что подумала?

- Подумала, что…

- Что?

Шокированная допросом жена совсем потерялась.

- Ну… что это не совсем типично… для нашей с тобой совместной жизни… в последние несколько лет.

- А что типично для нашей с тобой совместной жизни в последние несколько лет?

Жена смотрит на мужа, румянец на её лице сменяет смертельная бледность. 

- Так, стоп! Что это за допрос?

- Ты не понимаешь?

- Я? Не понимаю.

- А что тут понимать! Я вообще случайно сейчас дома оказался! Я документы забыл!

- Документы?

- Да, проект договора на сериал. У меня через час встреча назначена, меня Груздев на переговоры ждёт!

Жена поражённо хмыкает.

- Ха! – и будто бы сползает по креслу. - Так, значит, документы?

Молчат, изучая друг друга враждебными взглядами.

- И что же происходит? – спрашивает муж.

- Ты меня спрашиваешь?

Чтобы скрыть своё волнение жена поднимается с кресла, открывает дверь на балкон и выходит наружу. Звуки города обволакивают её на минуту. Щебетание птиц, крики детей, лай собак, визг автомобильных тормозов. Наконец она берёт себя в руки, багрянец возвращается на её щёки, а в глазах появляется мстительный блеск.

 

Сцена №9.

Муж тем временем собирается-таки выпить коньяка.

- Слушай, а ведь ты, кажется, спешишь?

Муж, взявший было в руку бокал, замирает.

- И пить тебе сейчас, наверное, не стоит.

Муж отставляет бокал в сторону.

- Ты не ответила.

- Ты о чём?

- Кого ты ожидала увидеть, если не меня?

- Так тебя мучает вопрос: а кого же это может ожидать увидеть у себя дома в середине рабочего дня замужняя женщина, уверенная в том, что муж вернётся только ночью?

- Точно.

- Ответ напрашивается сам собой.

- Точно… - ответ напрашивается сам собой, но муж не хочет выглядеть смешным, поэтому не спешит бросаться в дальнейшие разбирательства, наоборот, притихнув, пытается осмыслить ситуацию.

Жена тем временем приносит с кухни две тарелки с картошкой, для себя и для мужа, ставит недоеденную тарелку перед мужем.

- Остыло, - замечает жена. - Хочешь, подогрей в микроволновке.

Муж бросает на жену злой взгляд. Но тоже усилием воли заставляет себя успокоиться, сесть за стол и приняться за уже остывшую еду.

- В самый раз, - произносит он, отправляя в рот кусок мяса.

- Я рада, - отвечает жена.

Некоторое время чинно и благородно, словно английские лорды, они поглощают пищу, запивая её минеральной водой. Напряжение, казалось бы, спадает, супругам самим становится почти смешно от подобной сцены. Сначала жена тихонько хмыкает, затем и муж невольно начинает улыбаться.

- Ты права, - произносит муж, поднимаясь из-за стола, - мне действительно пора. Очень важная встреча.

На секунду муж будто замирает в растерянности:

- Так куда же я положил документы… Может в спальной, проглядывал перед сном… Да, надо там посмотреть!

Муж срывается с места, жена позволяет сделать ему несколько шагов.

- Серёжа! – зовёт она его пока не очень громко.

Исчезнувший в просторах квартиры муж не реагирует.

- Серёжа! – через пару минут изо всех сил кричит жена, и чтобы привлечь внимание мужа хватает со стола стакан, из которого пила минеральную воду, разбивает его об пол.

 

Сцена №10.

Не дождавшись отклика, жена поднимается, оборачивается. Муж стоит в проёме дверей гостиной комнаты, чуть прищуренным взглядом оценщика смотрит на жену.

- Что случилось? – задаёт он вопрос.

- Почему тебя всегда надо звать по сто раз? – как ни в чём не бывало, отвечает жена.

Муж смотрит на жену, смотрит на осколки разбитого стакана.

- Да, - спокойно замечает он и садится в кресло, - это что-то новенькое. Видимо, сегодня день сюрпризов?

Муж принимает вежливую позу готовящегося слушать человека.

- Ты, кажется, хочешь что-то мне сказать?

- Ты, кажется, очень спешишь?

Муж достаёт мобильный телефон, отворачивается в сторону, нажимает кнопки, разговаривает:

- Александр Николаевич? Это я… Нет, с договором всё в порядке, но у меня дома проблемы. Жене плохо. Перенесём встречу на завтра? Да, созвонимся.

Отключает телефон, демонстративно кладёт его перед женой.

- Итак, тебе плохо. Расскажи мне, что с тобой происходит, и попытаемся вместе решить проблему.

Жена молча собирает посуду, уносит её на кухню. Оставляет на столе только коньяк, бокалы и блюдце с нарезанным лимоном. Праздник закончился. Возвращается в гостиную с подносом и тряпкой, чтобы протереть стол.

- Я свободен, - настойчиво произносит муж.

- Мне плохо, - произносит жена, протирая стол, - я больна. А он свободен. Не будешь? – спрашивает жена и, не дожидаясь ответа, ставит на поднос коньяк, бокалы и блюдце с лимоном.

Муж наблюдает за действиями жены. Завершив свою возню со столом, она исчезает на кухне.

- Так, - не выходя из гостиной, громко говорит муж, - я отменил встречу. Ты слышала?

Жена не откликается.

- Я отменил встречу. Ты слышала? – ещё раз громко и внятно повторяет муж.

Жена не откликается. Муж поднимается с места и идёт на кухню. Жена моет посуду.

- Я отменил встречу. Ты слышала? – повторяет муж ещё раз на пороге кухни. Садится на табуретку. – Так что теперь, будь добра, выговорись.

Жена молча ополаскивает тарелку, протирает её, ставит на полку, ополаскивает вторую тарелку, протирает её, ставит на полку. Муж тоже молчит. Когда вся посуда вымыта, жена выключает воду, снимает с рук резиновые перчатки.

- А мне нечего сказать, - произносит она, не оборачиваясь к мужу. –  Дела важнее. Катись к своему Груздеву.

- Я остаюсь дома, - членораздельно, как врач с больным говорит муж, - я никуда не иду. Все дела отложены. Я хочу побыть дома со своей женой. Я хочу понять, что с ней происходит. Говори, я слушаю.

- Ты слушаешь? Он слушает! – будто в восхищении произносит жена, всё ещё не оборачиваясь к мужу.

- Да, я абсолютно серьёзен, - всё тем же тоном продолжает муж. – Я хочу, чтобы ты понимала, что я твой муж и мне отнюдь не наплевать на то, что с тобой происходит.

- Тебе не наплевать? Ему не наплевать! – всё с тем же восхищением в голосе произносит жена.

- Напрасно иронизируешь. Ты моя жена. Поэтому меня крайне волнует твоё душевное состояние. Будь добра, объясни мне, как бы ты провела сегодняшний день, не окажись я случайно дома?

- Тебе интересно? – жена оборачивается к мужу.

- Мне очень интересно, - отвечает муж.

- Ему интересно! – жена садится на табуретку напротив мужа. Восхищённо смотрит ему в глаза. Муж смотрит в ответ с выражением сочувствия, понимания и добродетели.

- Раскройся, выговорись! Тебе станет легче! – произносит муж.

Муж делает ободряющее движение психолога, готового слушать всё, чтобы ему не говорили.

- Ты пойми, - вкрадчиво начинает жена. Муж старательно кивает, мол, обязательно пойму. – Пойми меня только правильно… - Муж кивает. – Когда ты в последний раз был дома днём? – Муж задумывается. – Не помнишь? Не помнишь. Три года назад. Когда перед отъездом в Америку заехал домой переодеть рубашку, на которую тебе вылил кетчуп неряха-официант в ресторане.

Муж несколько озадаченно молчит.

- Ты пойми, - продолжает жена. – Пойми меня только правильно… Твоя жизнь заполнена содержанием, какими-то действиями, событиями, происшествиями. Ты не помнишь большинство из них, так часто они сменяют друг друга. В моём же таком очень тихом, спокойном, вялотекущем существовании любая мелочь обретает значение целого события. Поэтому я запомнила тот день, а ты нет. Понимаешь, да?

Муж задумчиво кивает.

- Ты всё время куда-то спешишь, ты всё время чем-то занят, тебе не надо задумываться над тем, как убить время. Мне же наоборот постоянно приходится что-то изобретать, чтобы чем-то занять себя.

Муж сочувственно глядит жене в глаза.

- Последний раз ты был дома днём три года тому назад. С тех пор я, видишь ли, привыкла к определённому образу жизни… Понимаешь, да?

Муж по инерции сочувственно кивает, но что-то очевидно начинает его смущать, глаза его широко раскрываются, он замирает. Жена же наоборот, поняв, что он что-то понял, начинает кивать в подтверждение того, что он понял правильно.

- К к-какому образу жизни ты привыкла? – вдруг осипшим голосом произносит муж.

- К такому образу жизни, дорогой, когда в середине рабочей недели в середине рабочего дня тебя НЕТ дома.

«Вот оно что» - кивает муж.

- И?.. – продолжает он разговор.

- Что «и»? – спрашивает жена.

- Как это выглядит?

- Ты действительно хочешь это знать, дорогой? – в свою очередь очень заботливым тоном спрашивает жена.

- Я же спрашиваю.

- Почему вдруг?

- Как я уже сказал, потому что ты моя жена, и мне небезразлично, что... – уже не очень уверенно произносит муж. Глаза жены полны сочувствия, понимания и добродетели.

- Как это прекрасно! – поддерживает она мужа.

- И… так всегда было, есть и… будет, - кое-как заканчивает муж.

Жена понимающе кивает.

- Ты сам-то в это веришь?

Муж задумывается. Молчит. Берёт тайм-аут. Поднимается с табуретки, подходит к окну, с минуту смотрит на улицу. Внизу во дворе разворачиваются и выезжают через подворотню «Жигули». Муж возвращается на место.

- Хорошо, - соглашается он с доводами жены. – Ты права. Что ж, давай сегодня, когда в середине рабочей недели в середине рабочего дня муж вдруг оказался там, где, оказывается, ему оказываться уже давно не полагается, попытаемся разобраться в том, кому, как и во что полагается верить.

- Ты думаешь, оно того стоит?

- А как иначе ты представляешь себе нашу с тобой дальнейшую жизнь?

- Дорогой! Я уже давно себе ничего такого не представляю. Насчёт нашей с тобой совместной жизни. А ты? Представляешь?

- Во всяком случае, не мешало бы попытаться в этом разобраться.

- А тебе всё ещё что-то не ясно? – насмешливо спрашивает жена.

В глазах мужа проскальзывает искренняя обида, и даже боль.

- Что мне должно быть ясно?

- Всё.

- Что всё?

- Всё, дорогой.

 

Сцена №11.

Муж берёт второй тайм-аут. Достаёт из тумбочки убранный туда женой поднос, выпивает коньяк из одного из бокалов, закусывает лимонной долькой.

- Ты меня больше не любишь? – сухо спрашивает он.

- Ты не правильно ставишь вопрос, - отвечает жена.

- Да? И… как правильно… я должен был?..

- А любила я тебя вообще когда-нибудь?

- Вот как!

- Именно так.

Муж на пару секунд задумывается.

- Хорошо, я попробую поставить вопрос иначе.

- Попробуй.

- А любила ты вообще когда-нибудь кого-нибудь кроме себя?

- Ты же прекрасно знаешь, что да, - насмешливо произносит жена. Муж превращается будто бы в затравленного зверя, приготовившегося к смерти.

- Я очень рано и очень сильно полюбила… искусство, - совсем уже было согнувшийся муж слегка расправляет плечи. - С детства любила разыгрывать разные сценки. Представляла себя то Офелией, то Ниной Заречной.

Муж не знает, как реагировать. Жена работает бенефисный монолог.

- Мать – ткачиха на фабрике, отец-алкаш – грузчик. Кто меня слушал в маленьком районном городке? Только Надежда Ивановна – учительница литературы. Она в меня верила, она и посоветовала после школы в столицу ехать, на профессиональную актрису учиться. Но уже тогда… уже тогда я поняла, что значит любить… Уже тогда я полюбила одного человека… полюбила и потеряла.

Муж опять сникает.

- Он был мальчик, совсем ещё мальчик, да и сама я в ту пору была ещё так молода. В шестнадцать лет и вдруг такое откровение – любовь! И всё сразу, сполна, без остатка. Словно ослепительный свет выхватил вдруг разом что-то, всё время скрывавшееся в полутени, - так засверкал весь окружающий мир…

Жена вся светится, произнося свой монолог. Муж по мере прослушивания текста тоже постепенно приходит в себя.

- Но не было мне счастья! Поманило и всё. С мальчиком этим творилось что-то неладное: он оказался нервным, бесхарактерным, и совсем как-то не по-мужски, недотрогой… хотя по виду и не подумаешь – ничего женственного… Но было это в нём, да было… Он искал у меня помощи. А я… что я тогда понимала! Ничего я не знала. Только одно – что люблю его безумно, а помочь не в силах – ни ему, ни себе. А потом я прозрела.

Муж внимательно слушает, глаза его оценивающе прищуриваются.

- Вышло так, что хуже и не придумаешь: просто я вошла, не постучавшись, в комнату, думала, никого нет… а она, как оказалось, не пуста, там были двое: этот мальчик и один его давний друг, постарше… И вот прожектор, освещавший целый мир погас, и уже не было с тех пор в жизни света ярче, чем от лампочки…

Совсем пришедший в себя муж сочувственно кивает.

- Хотя потом, когда я приехала сюда, в этот огромный город, моя жизнь резко переменилась. Я вдруг ощутила себя в центре вселенной! На меня раньше никогда не обращали столько внимания! Чуть ли не каждый день мне кто-нибудь признавался в любви. Педагоги были от меня без ума. Конечно, я была счастлива, поражена, ослеплена! Но всё-таки мне не хватало чего-то настоящего, не хватало этого ослепительного света. И вот я встретила… - жена делает паузу, - Сашу.

Муж опять напрягается.

- Ты всё ещё хочешь, чтобы я продолжала? – интересуется жена.

- Не уверен. Зачем ты всё это затеяла?

- Я затеяла? Сам явился как гром среди ясного неба. Ни в то время, ни в то место.

- Может быть, ты хочешь, чтобы я сейчас встал и ушёл туда, где мне место?

- Может быть, хочу.

- Хорошо.

Муж действительно поднимается, идёт в прихожую, одевается и уходит.

 

Сцена №12.

Звучит сигнал отключения автосигнализации. Сергей оглядывает площадку для манёвра. «Жигули» исчезли. Сергей садится в свой «Лексус», заводит его и, немного помедлив, въезжает под арку. Останавливается во дворе, напротив своего подъезда, выходит из автомобиля, ставит его на сигнализацию, возвращается домой. Нелли наблюдает за ним из окна.

 

Сцена №13.

Дверь в квартиру открывается, муж возвращается. Жена сидит в гостиной, работает телевизор. Муж появляется на пороге гостиной. Оба молча смотрят в телевизор.

- Никогда не предполагал стать героем анекдота, - прерывает молчание муж. - Ну и где ты его спрятала?

Жена, будто бы увлёкшаяся телепередачей, не замечает его присутствия. Муж некоторое время смотрит на неё, потом разыгрывает некую пантомиму, призванную вроде бы привлечь внимание жены, не произнося, тем не менее, ни слова. Жена по-прежнему совсем «не замечает» мужа. Муж изображает поиски любовника, обходит всю квартиру, заглядывает в шкафы, под диваны, в тумбочки, минует только спальную, возвращается в гостиную. Останавливается за спиной жены, вежливо, интеллигентно кашляет. Жена не реагирует. Прикасается к её плечу. Жена вздрагивает, оборачивается.

- Ты? – как бы изумлённо спрашивает она.

- Я! – улыбаясь во весь рот, отвечает муж.

- Какими судьбами?

- Я здесь живу.

- Ах, да!

- Выдалась свободная пара часов, решил зайти домой, отдохнуть.

- Неужели?

- Представь себе.

Жена чуть краснеет.

- А почему не раздеваешься?

- Да, конечно, - отвечает муж, возвращается в прихожую, снимает плащ, после чего решительно направляется к спальне.

- Не хочешь есть? – слегка дрожащим голосом жена останавливает мужа в тот самый момент, когда он уже почти дошёл до спальни. Муж замирает, смотрит на дверь спальной комнаты, протягивает руку, чтобы распахнуть её и… не делает этого.

- Нет. Но вот выпить, пожалуй, было бы неплохо.

Жена поднимается с кресла, идёт на кухню, муж следует за ней.

- Мой любимый коньяк? – восклицает муж, увидев поднос с бутылкой. - Ну надо же, я его уже полгода нигде купить не могу, пропал куда-то из магазинов. А у тебя есть!

- А у меня есть, - спокойно отвечает жена.

- Ну, поскольку ты уже прекрасно одета и выглядишь просто волшебно, то сразу перейдём к делу.

Муж наливает коньяк в пустой бокал, оглядывает жену, чуть морщится.

- Но вот только… если бы на тебе было то ожерелье, что я подарил тебе на день рожденье, ты вообще была бы неотразима.

Жена вздыхает, поднимается, делает шаг, но муж её останавливает.

- Нет, нет, прости меня, действительно не стоит.

Жена садится на место.

- За что пьём? – спрашивает жена.

- За что? – очередь мужа глядеть на жену восхищёнными глазами. - За твою… то есть за мои… или, как это будет правильнее, за наши…

Жена вся сияет.

- Первые ро… ро… А может и не первые… - муж замирает в некоторой прострации.

- Ну? Что? Что первые? – добивается жена. Муж испытующе смотрит на жену и решается:

- Ну и где ты его спрятала?

Жена разочарованно вздыхает.

- Кого?

- Его.

- Ты не мог бы высказываться определённее?

- Ты прекрасно понимаешь, о ком я говорю.

- Так ты о любовнике? Он там, в спальной, в шкафу.

- Да, конечно, - скептически произносит муж. - Любовник. У тебя. У тебя. Любовник.

Жена поражённо разводит руками.

- А что, по-твоему, у меня не может быть любовника? Ну ты и свинья!

- Ого, какие слова. А ведь интеллигентная женщина, оканчивала театральный институт. Героям-любовникам супружеских спален нравятся подобные выражения?

Жена краснеет.

- Скотина, - без особого выражения произносит она. Вообще, весь разговор ведётся в отнюдь не приподнятых, а во вполне обычных интонациях.

- Да, судя по всему, у тебя там не один любовник спрятан, а целая армия. Любовников.

- Ну зачем же армия. Достаточно одного молодого, красивого, сильного. У которого всегда найдётся для меня свободное время.

Смотрят друг другу в глаза.

- И давно? - спрашивает муж.

- Что давно?

- У тебя...?

- Любовник? – жена кротко опускает глаза. - Ты которого имеешь ввиду?

Муж криво улыбается.

- А были и другие, - не вопросительно, а утвердительно произносит он. – Много?

- Кого? Любовников?

Муж молчит.

- Любовник! – жена намеренно смакует это слово. – Любовник! Любовник! От слова любовь, любить. Любовник!

- Перестань!

- Но ты же сам спросил. Какой ты, право!

- Ты могла бы не кривляться? – раздражается муж.

- А как бы ты ответил на подобный вопрос?

- Никак. Я гетеросексуал.

- Ха! У нас прорезалось чувство юмора? Ты прекрасно понял, что я имела в виду.

- Сейчас речь не обо мне, а о тебе. Когда ты застанешь в подобной ситуации меня, тогда и будем обсуждать меня.

- Вывернулся. Умница, - раздражается в свою очередь жена. - Ну а сам-то ты как думаешь? Лично у тебя есть какие-то предположения?

Муж молча смотрит на жену.

- А? Всё-таки я твоя жена. Ты мой муж. Так ты только что рассуждал? Неужели же ничего не замечал, ничего не подозревал?

Муж задумывается.

- Совсем-совсем ничего? Ни-ни?

Жена с тоскливой улыбкой и обидой в глазах качает головой.

- Да нет, конечно, - устало произносит она. - Я сижу дома, почти никуда не хожу, нигде не работаю. Откуда мне брать поклонников в гигантских количествах?

«Вот и расскажи!» - вопрошает выражение лица мужа.

- Зато ты, - в глазах жены проскальзывает блеск настоящей ревности, - ты у нас успешный продюсер. Вокруг тебя толпа секретарш, помощниц, актрис, мечтающих стать звёздами. Миллион красивых, талантливых и очень активных женщин готовых на всё ради своих пятнадцати минут славы!

- Так вот в чём дело! – понимает муж. – Значит, ты просто мне мстила?

Муж вскакивает с табуретки, нервно шагает по кухне.

- И главное, за что? За что?

- А не за что было?

- Господи! Да конечно… - муж осекается. Жена отмечает его осечку. Муж берёт себя в руки, садится на место. – Бред какой-то!

- Отчего же? Что это ты вдруг так возбудился?

- Будешь тут спокойным. Так значит, ты ревнуешь?

- Нет, развлекаюсь.

- Водя домой мужиков?

Жена не отвечает.

- То есть, - муж переходит на шёпот, - если сейчас я пойду в спальню и открою шкаф, то на самом деле, НА САМОМ ДЕЛЕ обнаружу там его?

Жена невинно хлопает глазами.

- Вообще-то, я уходил… - продолжает шёпотом размышлять муж. - Если в доме кто-то и был, то наверняка ты его уже выставила.

- Ха! – кратко восклицает жена с таким выражением лица, будто бы только что что-то вспомнила.

- Разумеется, если ты не предположила, что я не вернусь…

Жена утвердительно кивает головой.

- Тогда… - муж замирает.

- Дошло? – тоже шёпотом, широко раскрыв глаза, произносит жена. Муж поднимается со стула. Жена с любопытством наблюдает за ним. Муж направляется к выходу с кухни, потом останавливается, чешет в затылке, возвращается на своё место.

- Что остановился? Страшно? – спрашивает жена.

- Страшно, - соглашается муж. – Открою сейчас шкаф, а там твой тренер по фитнесу, разукрасит меня всего, а у меня завтра важные переговоры.

- Правильно, - подтверждает жена. – Бойся! Трус!

- Ну, раз ты так! – муж опять поднимается героем, опять собирается выйти из кухни и… опять возвращается обратно.

- Что? Опять испугался? – усмехается жена.

- Ты не права. Не права и не справедлива.

- Так что тебя останавливает? Твоя жена изменила тебе, как ты думаешь. В  семейной спальной прячется её любовник, осквернитель брачного ложа. Ну же, вытащи его наружу, избей его, убей его. Ты мужик или что?

- Да, да, формально ты права, но… и не права. Эти традиционные, культурные стереотипы… Застал жену с другим мужчиной, разыгрывай шоу безумной любви и ревности, защищай свою честь. Может мне его ещё и на дуэль вызвать?

- Был бы настоящим мужиком, вызвал бы. Слабак!

- Блудница. Мягко говоря, - отмахивается муж.

Жена усмехается.

- Как интеллигентно! Ты забыл, что я девушка из простой семьи? Можешь не стесняться.

- Так вот оно в чём дело, - понимающе произносит муж. – Вот чего тебе не хватает. Простого мужика, обыкновенного хама, да? Чтобы никакого сюсюканья, простота обращения, грубость и мат, запах пота и перегара?

- Как ты угадал! – усмехается жена.

- Это очевидно. Годы общения с культурными образованными людьми видимо так и не пошли тебе на пользу. И ты как была, так и осталась простой провинциальной…

Во взгляде жены читается вызов.

- …девушкой, - сдерживается муж.

Жена победно улыбается.

- Так вот, дорогая, - продолжает муж, - причина, по которой я не спешу познакомиться с твоим хамом-возлюбленным отнюдь не в том, что я боюсь его кулаков.

- Тогда в чём же, дорогой? – интересуется жена.

- Да, всё очевидно, - ставит диагноз муж. - Трудное детство, воспитание в среде представителей социальных низов... Опять же тесное общение с крепкими и здоровыми, но интеллектуально недоразвитыми самцами в последнее время и - вот результат. Ты рассуждаешь как… как…  Крайне поверхностно.

- Упс! – произносит жена.

- Вот именно, - соглашается муж, - и это тоже. Как всё-таки хорошо, что мы решили…

- Мы решили?

- … с тобой всё это обсудить. Да, теперь я совершенно точно понимаю твои проблемы.

- Да ты что! – восклицает жена.

- Совершенно точно! Ты и впрямь слишком засиделась в четырёх стенах, дорогая. Дефицит полноценного духовного общения, воздействие на сознание, - муж кивает на телевизор, - низовой массовой культуры, мыльные оперы со всеми этими примитивными страстями для умственно отсталых… Всё это наложило характерный отпечаток на твой лексикон, на твои манеры, привёло тебя к деградации как личности, что в результате выразилось в неразборчивости и беспорядочности в половых сношениях.

- Хочешь, - скептически замечает жена, - я скажу всё то же самое, но простым человеческим языком?

- Не стоит. Пока ты ещё моя супруга и я, как потомственный интеллигент, хотел бы, чтобы ты хотя бы чисто формально соответствовала некому достойному культурному уровню. Достаточно того, что вследствие деменции ты уже потеряла способность к логическому рассуждению и адекватному восприятию действительности.

- Ты где? – спрашивает жена.

- Что ты имеешь в виду?

- Ха! Способность рассуждать потеряла я, а не понимает он. Ты сейчас интервью в ток-шоу даёшь или с женой разговариваешь?

Муж выдерживает паузу.

- А низовую массовую культуру, - жена в свою очередь кивает на телевизор, - между прочим, ты создаёшь.

- Сейчас не об этом, - продолжает муж. - До того, как ты прервала меня своим примитивным пещерным выпадом, я собирался раскрыть истинную причину своей не торопливости касательно знакомства с твоим, с позволения сказать, близким другом.

- Я слушаю тебя.

- Понимаешь ли ты, что такое брак?

- Наверное, вряд ли, - разводит руками жена. – Но ты мне сейчас объяснишь?

- Брак, дорогая, это, прежде всего, обязанности. То есть когда ты сочетаешься с кем-нибудь браком, ты не можешь больше думать только о себе и о своих личных прихотях. В твой мир входит другой человек, к которому ты должна относиться не потребительски, не как к кому-то, у кого ты сможешь только что-то брать, но и к тому, которому ты должна и что-то отдавать.

- Отдавать, - как бы пытается осмыслить услышанное жена. – Вот ведь как - отдавать. Да я бы!.. Только ты в последнее время что-то не очень хочешь… брать!

Муж вздыхает.

- Да, всё действительно очень серьёзно. Кто бы мог подумать, что я женился на нимфоманке, которая всё время думает только о…

- О чём? О чём? – подзадоривает мужа жена. – Ну же, произнеси это слово вслух!

Муж по-младенчески краснеет.

- Подумала бы о душе, - тоном священника замечает он.

- Да, в моём возрасте только о душе и думать.

- О душе надо думать в любом возрасте.

Лицо мужа превращается в просветлённый одухотворённый лик святого с проблеском очень чистых слёз в уголках глаз.

- Я не знаю, - продолжает муж, - может тебе сходить в церковь, помолиться, покаяться, причаститься? Очиститься от всей накопившейся в тебе скверны? Или знаешь, я знаком с одним очень хорошим психологом, он мог бы помочь тебе. Ты находишься сейчас в абсолютно ненормальном, нездоровом, тёмном душевном состоянии. Ты заблудилась, Нелли. Тебе необходимо помочь. Тебя необходимо вылечить. Это моя обязанность как мужа, как духовного образа и подобия божьего… Ведь мы же не какие-нибудь там животные, Нелли. Мы высшие существа, Нелли. Мы не можем всё время думать только о бренном, низком, грязном, телесном, мерзком…

В своём чувстве долга муж словно бы воспарил в высшие сферы духовного. Жена довольно серьёзно воспринимает этот пассаж мужа.

- Это всё, что ты хотел рассказать мне о браке?

- Брак! – в таком же возвышенном проникновенном тоне будто бы в прострации продолжает муж. - Это есть такое дело! Это не то, что взял машину, да и поехал куда-нибудь, это обязанность совершенно другого рода. Теперь вот только мне времени нет, а после я тебе расскажу, что это за обязанность.

Муж замирает весь в порыве запредельного божественного экстаза, жертвенности и наслаждения собой от сознания своей жертвенности и своего духовного совершенства. Воспарив в эмпиреи, он словно бы выпадает из реальности и замирает так на некоторое время, перестав реагировать на окружающую действительность.

- Эй! - жена проверяет реакции мужа, проводит рукой перед его глазами, но он ничего не видит и не слышит. Жена тихонько поднимается с места, выходит с кухни, идёт по коридору, исчезает в спальной.

 

Сцена №14.

Муж тем временем приходит в себя. На кухне слышно, как в просторах квартиры падает что-то очень громоздкое. Брови мужа отыгрывают озадаченность, он выпивает бокал коньяка, закусывает лимоном. За его спиной бесшумно возникает жена.

- Пропал! – произносит муж, не замечающий жену. – Совсем пропал. Всё, во что я верил, любил, ценил, поругано и втоптано в грязь. Как я мог? Как я мог столько лет… сколько лет? – тут жена особенно внимательно вглядывается в мужа и вслушивается в его слова. – Да неважно! Важно то, что мы оказались совершенно чужими друг другу людьми! Какие низменные интересы, вкусы, потребности! Как я был слеп! Как я мог полюбить это ужасное, не способное понимать меня существо? Это же надо, она считает меня трусом! Она не понимает, что причина, по которой я не хочу сталкиваться нос к носу с её жалким жеребцом отнюдь не в том, что я испытываю чувство страха за себя. Всё куда тоньше и серьёзнее. Я действительно боюсь, но боюсь не за себя, а за неё и за нас. Меня беспокоит и тревожит наше будущее. Как мы сможем жить дальше со всем этим? Вся наша будущность оказалась на волоске. И из-за чего? Из-за каприза и глупой ревности. Да-да, совершенно глупой и совершенно беспочвенной ревности.

Муж в смятении вскакивает и расхаживает по кухне. Жена отступает в глубину коридора так, чтобы он не смог её заметить.

- Всё то, во имя чего я жил, рухнуло в одночасье! А если завтра об этом узнают на работе, в прессе. Какое унижение, какой позор! Можно ли всё это исправить, можно ли теперь хоть что-то изменить?

Муж замирает в раздумьях и глубоком внутреннем переживании.

- О собственность общественная! Презренная блудница! Как ты могла! Как ты могла! Что же делать, что делать? Как очиститься от позора? Убить её? Как убить?

Глаза жены оценивающе прищуриваются.

- Как убить? Пистолет? Нет, я его продал. Топором? У нас дома нет топора. Задушить? – смотрит на свои руки: - Нет. Ненавижу насилие! Ножом? – муж достаёт из стола нож, некоторое время смотрит на него, потом с отвращением запихивает его обратно. – Ненавижу кровь! Может быть газом отравить? – муж смотрит на плиту – она электрическая. – Не годится. Взорвать микроволновку, устроить пожар? Квартиру жалко. Отравить таблетками? Может быть, может быть… Или всё же самому не мараться, а заказать убийство профессионалу? Но у меня не так много денег, новый проект на носу, надо быть экономным.

Муж садится на табуретку.

- Эх! Всегда завидовал химикам: из обыкновенного сахарного песка могут сделать яд, который не определит ни одна экспертиза.

- И ведь что главное, - продолжает вслух рассуждать муж, - будет ли подобное наказание адекватным и справедливым? Да, она грешна. Но, казнив её в мире этом, не облегчу ли я её участь в мир ином? Всё-таки надо уметь прощать, надо уметь прощать… Так что же, оставить всё как есть? Принять позор и смириться? Нет, я не могу, я не могу…

- Да! – муж снова вскакивает с места. – Может ли быть более страшное наказание, чем муки совести? Нет, самое сильное наказание, это не смерть. Самое сильное наказание, это жизнь полная страдания и чувства вины. Я не буду убивать её! Я убью себя! Я покажу ей, что такое настоящая любовь! Да, да! Я принесу в жертву себя!

Муж переживает принятое им решение.

- Ведь теперь для меня всё кончено. Если бы я сам был злой человек, как она. Я бы теперь грыз себе руки, колотился головой об стену, если б я сам её обманывал, я бы её простил. Но я человек добрый, я ей верил, а она так коварно насмеялась над моей добротой. Над чем хочешь смейся: над лицом моим, над моей фамилией, но над добротой!.. Над тем, что я любил её, что после каждой ласки её я по часу сидел в кабинете и плакал от счастья! Во мне оскорблено не самолюбие, а душа моя! Душа моя убита, осталось убить тело.

Муж открывает кухонное окно, отчаянным взглядом смотрит в неизвестность.

- Когда б земля могла беременеть от женских слёз, то каждая слезинка рождала бы, наверное, крокодила!

Муж поднимается на подоконник.

- Заберите мой труп куда хотите, пока он не ляжет где-нибудь под кустом, под заставой. Господи благослови! – муж шагает в бездну за окном.

 

Сцена №15

Жена появляется в проёме кухонных дверей, пару секунд смотрит в распахнутое окно, затем спокойно закрывает его створки. Когда она оборачивается, муж по-прежнему сидит на своём месте.

- Да, бесспорно, ты похоронил свой актёрский талант. Твои репетиции роли Подколесина на втором курсе были весьма, помнишь Николаева, педагога по актёрскому мастерству, - жена имитирует интонацию, - весьма не дурственны!

Со стороны улицы видно, что балкон простирается от кухонного окна до гостиной.

- Куда мне до тебя! Поступил только с третьего раза, когда ты уже во всю блистала, да и проучился всего два года. А ты гениально играла Анну Каренину в дипломном спектакле. Не хочешь под поезд броситься?

- Только после вас, дражащий супруг.

Жена наливает воду в электрический чайник.

- Будешь чай? – муж согласно кивает. Жена достаёт чашки, чайник с заваркой, сахарный песок, акцентируя внимание мужа на песке, кладёт его чайной ложечкой в чашку.

- Ты всегда любил послаще.

- Да, - соглашается муж. - Когда я в последний раз делал этот трюк? Перед свадьбой?

- Перед свадьбой, - подтверждает жена. – Перед свадьбой ты вообще делал очень много такого, чего никогда не делал потом.

Чайник вскипел. Жена наливает кипяток в чашки. Муж аккуратно размешивает сахарный песок в своей чашке. Жена же очень громко стучит чайной ложечкой о стенки своей чашки. Муж весь напрягается от инстинктивного неприятия подобной процедуры, зло смотрит на руку жены, водящую ложечкой по чашке.

- Да, - соглашается он. – Ты тоже перед свадьбой не делала очень много такого...

Отпивают по глотку. Муж с удовольствием поглощает горячую жидкость, по-стариковски, как видимо, делали это наши прадеды, пыхтит. Наступает черёд жены сдержать себя, чтобы брезгливо, по-кошачьи, не передёрнуть спиной.

- И многого же мы не знали друг о друге до свадьбы, - замечает она.

- Да и сейчас, как выясняется, не всё… друг о друге знаем.

Жена отпивает из своей чашки. Муж отпивает из своей. Муж оглядывает все яства, которые жена явила на стол к чаю: торт, пирожные, варенье в блюдце, сладости разных сортов и вкусов.

- Ты, пташка моя, тоже любишь сладенькое и вкусненькое. Правда, милая!

- Правда, дорогой!

- А как зовут тех пташек, которые вечно сорят денежками?

- Знаю, знаю – мотовками.

- Птичка мила, но тратит ужасно много денег. Просто невероятно, как дорого обходится мужу такая птичка.

- Фу! Как можно так говорить! Я же экономлю сколько могу!

- Вот уж правда истинная! Сколько можешь. Но ты совсем не можешь.

- Гм! Знал бы ты, сколько у нас, жаворонков и белочек, всяких расходов.

- Это точно, я не знал.

Муж допивает свою чашку, ставит её на стол.

- Это точно, я не знал, - повторяет муж. С насмешкой смотрит на жену. - Слушай, - а может позвать этого? Твоего? Из шкафа? Сколько ему там ещё сидеть? Сядем, поговорим по-мужски, как будем бабу делить? Готов ли он тебя не только… - муж делает многозначительную паузу, - но и кормить, одевать, в свет выводить?

Жена, не успевшая допить свой чай, тоже ставит чашку на стол. Теперь её очередь выглядеть затравленным, приготовившимся к смерти, зверем.

- Ну да, ты ведь у нас великая актриса. Ты ещё в институте так играла, что тебе будущее Татьяны Дорониной прочили. Или Марины Неёловой, я точно не помню?

Чем далее развивается возникшая тема, тем сильнее сникает жена.

- Так что же произошло с нашей великой актрисой? Мания величия, головокружение от успехов, звёздная болезнь? Ах да, её пригласили в ведущий столичный театр! И дали роль. Одну. Зато самую главную. А потом молодой перспективный режиссёр, сын директора театра, пригласивший актрису на главную роль, нашёл себе заграницей ещё более красивую, ещё более талантливую, ещё более перспективную приму и переехал к ней на ПМЖ в Лондон. И оказалось после этого, что наша звезда, наша Татьяна Доронина, наша Марина Неёлова никому не нужна! Кроме одного глупого студента, влюблённого в неё ещё с первого курса института.

Побледневшая жена молчит.

- И вот этот глупый студент, имени которого наша великая актриса на пике своей звёздной карьеры и знать не знала, и помнить не помнила, бросил этот самый институт и пошёл любыми путями добывать деньги, чтобы хоть как-то поддерживать привыкшую к лучам славы и обеспеченному существованию рухнувшую с небес звезду. И вот теперь, спустя годы супружества, нашу великую актрису опять перестало устраивать её положение. Видимо, ей опять захотелось перемен! Так что же ты задумала? Бросить меня? Думаешь, с кем-то другим тебе будет лучше, чем со мной?

Муж поднимается с места.

- Думаешь, кто-то другой разыскал бы и вытащил тебя со старой съёмной квартиры, за которую тебе уже нечем было платить? Ведь после своего феерического триумфа мы уже не могли вернуться в свою провинциальную дыру к мамочке-ткачихе и папочке-алкашу. А делать ничего кроме как актёрствовать мы не умели. А все друзья разбежались, когда мы нашли своего принца. А все подруги испарились, когда наш принц нас бросил. Хотя нет, осталась одна, всего одна действительно чистая и светлая душа. Она-то и рассказала мне, что ты уже на панель собираешься. А я и прибежал спасать любимую!

Жена молчит. Муж возвышается над ней высшим судиёй.

- Тебе захотелось перемен? Хорошо, флаг тебе в руки. Хочешь развестись, давай разведёмся. Я не собираюсь ограничивать твою свободу. Я, к счастью, сейчас вполне уверенно стою на ногах, смогу выплачивать тебе алименты, в разумных, разумеется, пределах. Главное, чтобы ты, в конце концов, сама разобралась в том, чего хочешь. Я без тебя не пропаду. Видимо, ты без меня тоже.

2 часть.

Сцена №16.

Муж уходит в гостиную, садится в кресло, переключает телевизор с канала на канал.

- О! Мой проект! – останавливает он свой выбор на одном из ситкомов. Смеётся шутке, прозвучавшей с экрана.

- А что, смешно!

Жена тем временем складывает грязную посуду в раковину, включает воду, берёт в руки резиновые перчатки, собирается их надеть, но останавливается, бросает перчатки, выключает воду. Муж смеётся над очередной ситкомовской шуткой, когда она появляется на пороге гостиной.

- Так, значит! – произносит жена. – Тебе, значит, всё ясно и понятно! – муж смеётся. – Ты уже всё решил! За себя. За меня. За нас обоих!

Муж делает вид, что не замечает её выпадов. Жена подходит к телевизору, нажимает кнопку сети, изображение на экране гаснет. Жена садится в кресло напротив мужа. Он как бы с удивлением смотрит на неё.

- А ты действительно очень сильно изменился в последнее время. Стал злее, жёстче, циничнее. Безжалостнее стал. Не могу себе представить, чтобы ты позволял себе такое, когда мы только познакомились. И что же с тобой произошло?

- Женился на тебе, дорогая! – парирует муж.

Жена грустно усмехается.

- Молодец! С девочками своими на работе ты так же лихо обходишься?

Глаза мужа принимают выражение наглости и похотливости.

- Это ты мне теперь мстишь? – спрашивает жена.

- Я? - не понимает муж. – Странно, с чего бы это мне тебе мстить? За что?

- За что? – усмехается жена. – За то, что был не первым.

Муж молчит.

- Далеко не первым.

Взгляд мужа наливается свинцом.

- Ага, - зло улыбается жена. – Прошибает? Я ведь совсем не замечала бедного мальчика поначалу. Увлекалась разными другими молодыми людьми. Более достойными и привлекательными. А он, несчастный, страдал. А он, такой невинный, застенчивый и стеснительный, безумно ревновал меня тогда ко всему миру.

Муж опускает голову.

- И ведь только поначалу была лишь эта студенческая и провинциальная общежитская публика, - продолжает жена. - Но ведь потом появился он – принц! Принц появился! Из сказки! Как и полагается, на белом коне! Ты для меня тогда, конечно, просто не существовал.

- Я был не вариант, - мрачно вклинивается в монолог жены муж.

- Что? – не понимает жена.

- Сейчас в таких случаях говорят: это не вариант.

- Ещё бы! Столичный бо монд, знакомство со знаменитостями, критиками, режиссёрами. Художники приглашали меня позировать для картин. Поэты посвящали мне стихи. Режиссёры называли меня своей музой. Я их раньше только по телевизору видела, а тут: персональное внимание, улыбки, комплименты, поцелуи в щёчку, приглашения на свидания. Лимузины, обеды в ресторане Дома Кино. Это для меня-то, девчонки привыкшей только к картошке и макаронам!

- Коньяк и ананасы для девчонки, привыкшей только к спирту и кильке в томате, - уточняет муж.

- Да, - не спорит жена. – Да! Я оказалась на вершине. А где тогда был ты?

- Вены себе резал в общаге.

- Брось! Вены он себе резал! Тот, кто действительно хочет убить себя, не выживает. Это ты для меня шоу устраивал. Мол, передайте моей любимой, как сильно и безнадёжно я её люблю! Устроил тогда точно такой же фарс, что и сейчас. Жалкое ничтожество!

Муж молчит.

- Зато какими крутыми мы стали теперь, твою мать! Наше имя не сходит со страниц бульварной прессы. Один проект, другой, третий! Сергей Захаров в команде президента, Сергей Захаров продюсер нескольких успешных сериалов планирует снять блокбастер, Сергей Захаров попробует себя в качестве режиссёра. Где, судя по газетам, я в твоей жизни? Где? Ах да, Сергей Захаров разводится с женой, потому что у него роман с молодой открытой им звездой! Каково мне всё это читать, ты не задумывался?

Муж молчит.

- Денег я много трачу! Да подавись ты своими деньгами! На что я их трачу? На что мне их и тратить-то? Пара платьев в месяц, и еда – всё! Я у тебя очень дешёвая жена, дорогой! Цени меня хотя бы за это! Раз больше теперь тебе меня ценить не за что.

Муж молчит.

- Что с тобой произошло? – продолжает жена. – Сейчас, вот сейчас ты  можешь честно, ЧЕСТНО и откровенно признать, что любишь меня? Без крокодиловых слёз, отелловских цитат и клоунских трюков? Когда мы с тобой в последний раз проводили вечер вместе? А день? А неделю? Когда мы с тобой в последний раз проводили вместе отпуск?

- Вероятно, давно, - соглашается муж, - учитывая, что ты не работаешь, а я… да как раз года три уже в отпуске не был.

- Я не работаю. Я не работаю! Тебе так нравиться попрекать меня этим.

- Почему же, дорогая, я не попрекаю. Я констатирую. Сколько лет ты борешься со своим страхом сцены, а другой работой заниматься не хочешь? Ведь, видишь ли, только в искусстве, причём в великом, твоё призвание.

- Не будь жестоким. Ты стал очень жестоким в последнее время.

- Прости, - не то в шутку, не то всерьёз отвечает муж. – В последнее время… Такое непонятное, странное, экстраординарное последнее время. В последнее время постоянно случается что-то неприятное, в чём, как правило, виноват я.

С минуту молчат.

- Страх сцены? Да, страх сцены. После того позора, который я пережила…

- Ну, какой же это позор, - муж даже отбрасывает свой скептический тон, - сняли твой спектакль с репертуара, а новых ролей не дали? Всего лишь. Не ты первая, не ты последняя. Вон вас, будущих звёзд, каждый день в Москву тысячами приносит. И каждую здесь ждёт свой принц. Твой оказался даже вполне приличным. Главная роль, лимузины, рестораны… А у кого-то паспорт отобрали и на субботник… Принцы… Все вы хотите всего и сразу. Вкладываться не хотите, тратиться боитесь. Сделай своего принца! Такого заголовка на обложках глянцевых журналов не увидишь!

- Этого-то ты мне и не прощаешь, да? Что не разглядела тебя сразу? В заросшем, небритом прыщавом подростке сразу не распознала мужчину своей жизни? Смешно!

- Мне тогда смешно не было.

- Ха! - захлёбывается жена, - да таких как ты вокруг меня тогда толпы роились! И каждый обещал мне любовь до гроба, молочные реки, кисельные берега, ванны шампанского и постели с шёлковыми простынями!

- Кое-кто сдержал обещание, - вставляет муж, но жена будто не замечает этого.

- Все вы хотели меня. МЕНЯ. Я была для вас главным призом, наградой. Я. Вы выбирали меня. Ни кого-то другого, а именно меня. Почему? Потому что я была хуже других? Или наоборот?

- Ну…

- Так чем же ты можешь быть не доволен, если в результате я досталась тебе? Главный приз оказался твоим! Будь счастлив!

- Главный приз… - бормочет муж. – Главный приз.

- Да – главный приз! Или с тех пор я сильно изменилась? Постарела, подурнела, - жена вертит пальцем у своего виска, - слегка тронулась?

- Если честно – да! – не то в шутку, не то всерьёз произносит муж.

- Сколько можно! – взрывается жена. – Сколько можно меня оскорблять!

- Брось!

- Что, брось! Да, оскорблять! Ты постоянно унижаешь меня! Для тебя это стало настолько привычным, что ты даже не замечаешь этого! Мы с тобой почти не разговариваем, а когда такое вдруг случается, ты начинаешь меня оскорблять. Оскорблять тонко, хитро, по-садистски изощрённо. Ты пользуешься тем, что я полностью завишу от тебя. А я не вещь, пойми ты это, я - не вещь. Я живой человек!

Муж с иронией кивает.

- Нет, - растерянно произносит жена, - ты не понимаешь, ты не понимаешь…

- Не понимаю, - соглашается муж. – Что я должен понимать? Ты мечтала об обеспеченной жизни? Ты её имеешь. Ты мечтала о карьере актрисы? У тебя была масса возможностей, я как мог продвигал тебя. Тебе не захотелось дешёвой славы звезды телесериалов. Объясни мне, пожалуйста, в чём я-то виноват? Я делал всё от меня зависящее, выполняя все твои капризы. Я был очень терпелив и внимателен, дорогая. Я у тебя очень понимающий и заботливый муж, попытайся хотя бы немного ценить это. Хотя бы немного, если полностью адекватно ты оценить это не способна.

Жена затравленно молчит.

- Да, такая вот я неблагодарная дрянь! – наконец произносит она.

- Не я это сказал. Хм! Главный приз!

- Да, это я во всём виновата… Я оказалась плохой актрисой, плохой женой, неблагодарной сволочью, просто никчёмной, бесполезной тварью…

- Ну, вот видишь, иногда ты употребляешь бранные слова по назначению, - скептически замечает муж. - Скажем так, главный приз оказался далёким от совершенства.

- То есть, сейчас ты бы не стал связывать свою жизнь со мной?

- Скажем так, сейчас я бы очень серьёзно подумал, сделать ли мне подобный выбор.

Несколько секунд жена переваривает услышанное.

- Да кем бы ты стал без меня? Ты же меня боготворил, ты же жил ради меня! Не будь меня, ты бы ничего не добился! Служил бы сейчас каким-нибудь актёришкой в провинциальном театре, работал бы реплику «Кушать подано» раз в месяц при полупустом зале. Я тебя сделала! Да вот такая вся для тебя теперь несовершенная! Я была твоей музой, я была твоим стимулом. Только для того, чтобы я тебя любила ты к чему-то и стремился в этой жизни. И это теперь для тебя тоже ничего не стоит?

Муж вздыхает.

- Ты уверена, что не страдаешь манией величия, дорогая?

- Я? – жена захлёбывается в бессильном недоумении.

- Поверь, у меня тоже был кое-какой выбор, и ты не была для меня единственным вариантом.

- И много у тебя было ещё вариантов? – тут лицо жены принимает достаточно самоуверенное, мол, она действительно не сомневается в своей неотразимости для мужа, выражение.

- Были… Были!

- Ах да, - скептически улыбается жена. – Я и забыла, что от тебя всегда балдели толстые девчонки.

- Ты итак упрекаешь меня в излишней жестокости. Зачем же подливать масла в огонь?

Жена самодовольно улыбается.

- То есть, ты хочешь сказать, что я ничего для тебя не значу?

- Я этого не говорил.

- Более того, ты хочешь сказать, что я вообще никогда ничего для тебя не значила?

Лицо мужа принимает неопределённое выражение.

- Так может быть, ты хочешь сказать, что с радостью развёлся бы со мной?

- А я этого уже не сказал?

- То есть, если я правильно тебя поняла, я могу прямо сейчас собрать свои вещи и уйти?

- Ну, квартира всё-таки принадлежит мне, и было бы странно именно мне уходить из неё.

Жена не понимает, насколько искренни произнесённые мужем слова.

- Ты прав. Действительно мы всегда были очень разными людьми. Что вообще могло свести нас вместе?

- Не представляю.

Минута обоюдного молчания.

- Ты серьёзно? – всё-таки не верит жена.

- А мы что – шутим? – отвечает муж.

Жена замолкает.

- То есть… - ещё раз пытается она осознать происходящее.

«Да! Всё абсолютно серьёзно! Ты что – сомневаешься?» - отвечает выражение лица мужа. Жена вскакивает.

- Так, - не соглашается принять всё это всерьёз жена, - давай я тебя накормлю. А то за всеми этими разговорами я, кажется, проголодалась.

- Ты сама-то поняла, что только что сказала?

Жена замирает.

- Проголодалась ТЫ. Так?

Жена не понимает.

- У тебя возникло какое-то желание. Ты не поинтересовалась, а возникло ли у меня такое же желание. Не задумываясь, а чего собственно хочу я, ты автоматически приняла за меня решение.

- Но я же только из лучших побуждений…

- Не важно. Важен принцип. Ты подумала и решила за меня. Ты упрекаешь в этом меня, а сама поступаешь по-другому?

- Ну вот, - жена опять садится. – Начинается. Опять всё сваливаешь на меня.

- Вот именно. Как ты всегда всё сваливаешь на меня. А ты не думала, дорогая, что может как раз для того, чтобы избегать подобных разговоров, я и стал так редко бывать дома днём?

Жена молчит.

- Поэтому можешь не утруждать себя.

- Нет, ну как же не утруждать, - пытается защититься жена, - всё-таки так давно муж не приходил домой днём, надо о нём позаботиться…

- Спасибо, дорогая, я сыт. Поешь сама. И отдохни. Ты наверняка очень устала.

- Да что ты, мне совсем не трудно.

- Я серьёзно. Не переживай за меня, я обойдусь.

- Ну может быть ты что-нибудь хочешь?

- Попытайся понять то, что я тебе говорю. Хорошо? Я хочу просто посидеть перед телевизором, как любой русский мужик. Я действительно уже очень давно не проводил вечера, сидя дома перед телевизором.

Видимо, муж устал в парадном одеянии. Он касается галстука и делает свободнее узел на шее. 

- Можешь лечь на диван, тебе будет удобнее. И сними пиджак и галстук, к чему дома этот официоз.

Муж, действительно собравшийся совсем снять галстук, после слов жены отказывается от такого намерения.

- Спасибо, право же, ты совершенно напрасно беспокоишься, я прекрасно себя чувствую. Ты что – не торопишься?

- Я? Куда?

- Не знаю, ты, кажется, куда-то собиралась? С вещами.

- Но мы же просто шутили. Шутили? - растерянно бормочет жена.

- Ты шутила? Лично я – нет.

- Послушай, я ведь…

- Да отстанешь ты от меня или нет! – взрывается муж. – Развод и девичья фамилия? Как желаешь! Я десять лет угождал каждой твоей прихоти. Вот и сейчас угождаю. Оставь меня в покое и уматывай куда захочешь! Пока я тоже не начал пользоваться всем лексиконом великого и могучего русского языка!

Жена молчит.

- Bye-bye, darling!

Муж вполне серьёзно смотрит на жену, включает сетевую кнопку телевизора, берёт пульт и начинает переключать каналы.

- Я же… - снова открывает рот жена.

- Да отъебёшься ты от меня когда-нибудь, блядь такая! Так понятно?

Жена стоит некоторое время в прострации, не понимающе смотрит на мужа, на телевизор. Для мужа она будто бы перестала существовать. Жена замечает на полу осколки от разбитого стакана, приносит с кухни веник и совок, заметает осколки, но не спешит уйти, маячит долго по комнате перед глазами мужа, якобы в поисках незамеченных осколков, наконец, удаляется на кухню, высыпает их в мусорное ведро. Домывает всю оставшуюся грязной посуду, убирает коньяк в шкаф. Замирает в растерянности – чем бы ещё заняться. Действительно идёт в прихожую, одевается и выходит из квартиры.

 

 

Сцена №17.

Нелли стоит на углу дома, на выходе из-под арки, ведущей в её двор. Ветер развевает её волосы, мимо проносятся автомобили, проходят люди. Муж в этот момент переключает телевизор с канала на канал. Выражение лица у него довольно расстроенное. Нелли заходит под арку.

 

Сцена №18.

В прихожей слышится хлопок двери. Муж останавливает выбор на одном из каналов, делает вид, что внимательно смотрит на экран, прислушиваясь при этом к происходящему в квартире. Жена не появляется в гостиной. Муж не спешит её разыскивать.

 

Сцена №19.

Через некоторое время за спиной мужа слышится хихиканье. Вернувшаяся домой жена входит в гостиную, садится в кресло, с загадочной улыбкой смотрит на мужа.

- За что мне нравится твой коньяк, - произносит жена, - так это за то, что выпил один бокал и весь в ощущении безграничного счастья.

Муж достаточно серьёзно воспринимает жену, не спешит отвечать.

- Значит, всё? Вот и вся любовь? – хихикает жена. – Какая же я всё-таки дура! Какая же я всё-таки безнадёжная дура! Всё! Квартира твоя, вещи твои, деньги твои, здесь ничего моего. И ни одной подруги, к которой можно было бы уйти переночевать. Всё твоё, вся твоя! Собственность хозяина, которая ему наскучила!

Муж молчит.

- Браво! Молодец! Ничего не скажешь! А я-то старалась, думала… А ты вот как. Надоела – брысь! А ведь когда-то едва ли не в ногах у меня ползал. С ума сходил. И вены резал.

Муж молчит.

- Помнишь, что ты говорил мне, когда мы только познакомились? Настоящая любовь стремится к полному обладанию и абсолютной власти над предметом своей страсти. Если бы я мог, говорил ты мне тогда, я бы увёз тебя на необитаемый остров, чтобы ты больше никому, НИКОМУ не могла принадлежать, и была бы только моей навсегда! Ты добился этого и что же? В конце концов, я тебе наскучила!

Жена на минуту замолкает в прострации.

- Мне-то казалось тогда, вот единственный человек, который видит во мне не только игрушку, который не только поразвлечься со мной хочет, а по-настоящему любит. И что вышло? Ты оказался таким же, как все!

Муж не отвечает.

- Ну, наверное, да… Да! Поначалу я тебя не замечала. Ну, возможно, да… Да! Поначалу я над тобой слегка издевалась. Чуть-чуть. Самую малость. Ну, вероятно, поначалу ты для меня как мужчина просто не существовал. Ну и что? Что? Теперь всю жизнь будешь мне это припоминать? Будешь помнить и мстить?

Муж молчит, позволяя жене выговориться. Жена продолжает свой монолог.

- Я казалась тебе неприступной? Доступной для других, но не для тебя? Дурачок! Девушки всегда стараются так выглядеть. Так они проверяют чувства тех, кто пытается за ними ухаживать. Ты думал, что я на тебя не обращала внимания, а я тоже тебя сразу…- жена задумывается, - заметила…- вздыхает. - Заметила! Выделила из толпы. Высокий, нелепый, смешной. Длинные волосы, признак свободомыслия и анархизма, и прыщавый, прыщавый, прыщавый, - дразнит жена, - небритый подбородок.

Муж с выражением некоторой заинтересованности на лице прислушивается к словам жены.

- Но таким ты был до того… до нашей встречи. Таким я увидела тебя в первый раз, помнишь где? На вечеринке в студенческой общаге.

Муж не делает очевидных жестов, демонстрирующих его реакцию.

- А в следующий раз ты предстал передо мной уже побритым и подстриженным, в чистой рубашке и дешёвой двойке, пахнущий дешёвым одеколоном и с гвоздиками в руках. Ты был очень милым и забавным. Как все парни, стоящие в очередь, чтобы признаться мне в любви.

Муж молчит.

- И потом, - поворачивается жена к мужу, - разве не помнишь принцип Достоевского: если женщина кого мучает, так потому только, что думает – сейчас я его мучаю, но зато уж потом своей любовью так его вознагражу!

Муж молчит.

- Ты помог мне, когда случилась вся та ужасная история. Да помог. И что же? Мне теперь всю жизнь каяться, рыдать и целовать тебе руки? Я благодарна тебе, я безумно благодарна тебе. Но когда тебе делают благо, а потом годами требуют благодарности, постоянно напоминают тебе: а вот помнишь, ты была в полном дерьме, а я ведь тебя вытащил, то начинаешь думать, что лучше было бы остаться в том дерьме, чем менять то дерьмо на это.

- Да-с, - наконец отзывается муж, - Фёдор Михайлович – великий был психолог. А ещё он сказал «Красота спасёт мир». Ну или… за него это сказали.

- Где? – восклицает жена. – Где, где тот чистый, наивный мальчишка, которым ты когда-то был?

- Где? – восклицает в ответ муж. – Где та великая любовь, которой ты вознаградила меня за мои безумные страдания? В спальной, в шкафу прячется?

Жена грустно усмехается.

- Ну… это от тоски, пойми. Тебя вечно нет. Я всё время одна. Я же всё-таки женщина…

- Женщина она. А я для тебя уже не мужчина!

- Ну, сам посуди, - осторожно замечает жена, - когда мы с тобой в последний раз любовью-то занимались?

Муж вроде хочет уверенно ответить, но поскольку подобное событие видимо и впрямь случалось достаточно давно, только глотает ртом воздух.

- А это не повод, чтобы шататься по улицам и таскать в супружескую постель тренеров по фитнесу! – находится он.

- Он не тренер.

- А кто?

- Так, парень один. Случайно мимо проходил.

- Здорово. И часто мимо нашей квартиры случайно проходят парни?

- Не часто. Практически, в первый раз.

- Да, сегодня у нас действительно знаменательный день, настоящий праздник!

- Так ты вспомнил? – радуется жена.

- Что? – не понимает муж.

- Ничего, - вздыхает жена. – Странная это всё-таки штука – память. Что-то ты никак не можешь вспомнить, а что-то никак не можешь забыть. Забыть и простить.

Муж не отвечает.

- Значит, будешь дуться?

Муж не отвечает.

- Всю жизнь. Дуться, обижаться, мстить? Как дитя малое.

Теперь муж грустно усмехается.

- Кто бы говорил. Да нет, конечно. Обижаться, не прощать, мстить. Это ведь чувствовать что-то надо.

- А ты ничего ко мне больше не чувствуешь.

Муж изображает что-то неопределённое на лице.

- Спасибо, конечно, за такие трогательные воспоминания, ты меня действительно растрогала, но я хочу побыть один.

Некоторое время оба вместе смотрят в телеэкран.

 

Сцена №20.

Жена вздыхает, бредёт в ванную комнату, смотрит на себя в зеркало. Все её усилия на сегодня оказались бесполезными и жалкими. Она истерически смеётся в своё отражение, открывает кран и начинает смывать всю свою косметическую красоту. Умывшись, вытирается, замечает бритвенный станок, разбирает его, берёт лезвие в правую руку, в задумчивости смотрит на левую руку. После полуминутного размышления отбрасывает лезвие в сторону, которое падает на дно ванны, присаживается на край ванны, задумывается.

 

Сцена №21.

Зажигается свет люстры. Муж вздрагивает. Включается музыкальный центр, по гостиной распространяется мелодичная приятная музыка. Жена в ещё более ослепительном макияже, в ещё более эротичном наряде, с чудесным ожерельем на шее предстаёт перед мужем с подносом с коньяком в руках. Муж тяжело вздыхает.

- Ты думаешь, что от меня так легко отделаться, дорогой?

- Знаешь что, - тут же встаёт на дыбы муж, - не я от тебя отделывался, помнишь? Это тебе захотелось свежих ощущений и новых жизненных перспектив!

- Ты прав, - пританцовывая под музыку, жена кружится по гостиной. – Ты всегда во всём прав. Ты такой умный, рассудительный, всё знаешь, всё понимаешь.

Жена бухается в кресло так, что задравшееся платье на пару секунд демонстрирует мужу её ножки.

- Упс! А вот танцевать толком так и не научился!

Муж слегка морщится.

- Это моя жена, господа! Мне весь отдых обо… гадила, и теперь довольна! Браво! Что ещё ты хочешь мне открыть?

Жена вздыхает.

- Чем реже я тебя вижу, тем дороже ты для меня.

Выражение запредельной тоски появляется в глазах мужа.

- Что с тобой? – принужденно произносит он. – Такая перемена меня удивляет.

- Да разве я не живой человек, разве я не женщина? Зачем же я выходила замуж? Мне незачем стыдиться своей любви к тебе! Я не девочка, мне тридцать лет. Не знаю, как для других, а для меня муж всё, понимаешь – всё. Я итак долго дичилась тебя, но вижу, что совершенно напрасно.

- Совершенно напрасно, - всё так же отстранённым голосом говорит муж.

- Теперь уж, когда мне придёт в голову задушить тебя в своих объятьях, так и задушу, ты мне позволь.

- Да как не позволить.

- Я не знаю, что со мной сделалось. Я не любила тебя прежде и вдруг привязалась так страстно. – Жена приникает к мужу. - Слышишь, как бьётся сердце? Друг мой, блаженство моё! Стучит? Стучит?

- Но об чём же ты плачешь?

- От счастья!

- Да, - отстраняется муж от жены. – Это сильно!

- Ты понимаешь меня? Ты способен понять меня? – вопрошает жена.

- Да, дорогая, я пытаюсь, - отвечает муж. – Чего ты хочешь?

- Тебя, любимый, только тебя! Я устала от одиночества, я устала от случайных встреч с тобой и… с другими... Я хочу стабильности и уверенности в завтрашнем дне. Я просто хочу быть счастлива.

- Отлично, - соглашается муж. – Разумное желание. Но что ещё я, по-твоему, должен сделать, чтобы исполнить его?

- Милый, ты ведь в нашей семье глава, неужели я буду тебя учить, как поступать?

- Случайные встречи!

- Вот это место мне очень нравится! – жена имеет в виду фрагмент музыкальной композиции, водит по воздуху воображаемой дирижёрской палочкой.

- Случайные встречи! – повторяет муж.

- Да не виновата я в этом! – всё-таки отвечает жена. - Я никогда этого не хотела и… не хочу. Меня побудила на это жестокая судьба и злой рок. Поверь, я совершенно спокойно могу обходиться без них. В смысле, не с тобой, а с… Ну ты ведь понял?

Муж будто бы в раздумьях.

- И что же ты скажешь, милый? – продолжает жена.

- Я думаю, милая! – передразнивает её муж.

- Думай лучше, милый!

- Лучше некуда, милая!

Некоторое время жена выжидательно смотрит на мужа.

- Не верю, - резюмирует он.

- Штамп.

- Штамп, - соглашается муж.

- Я не убедительна, - констатирует жена. – Я не задеваю глубоких внутренних струн твоей души.

- Увы! – подтверждает муж.

- Извини, отсутствие постоянной практики, и вот актриса теряет свою профессиональную форму, - разводит руками жена.

Муж наливает себе коньяк, выпивает, смотрит в телевизор. Жена подходит к окну, смотрит во двор.

- Штампы, штампы, штампы… Весь мир цирк, а люди в нём клоуны. Ни одной оригинальной мысли, ни одной новой фразы, всё уже кто-то когда-то думал, всё уже кто-то когда-то говорил, - произносит она.

- И все ошибки с маниакальным упорством повторяются бесчисленное множество раз. Подумай, чтобы не совершить сейчас одну из таких ошибок, - предупреждает муж.

- Фарс, бесконечный фарс. В молодости ещё пытаешься вырваться из всех этих дурацких клише, стандартов и стереотипов, смеёшься над родителями, думаешь, что у тебя-то всё будет по-другому. Подрастаешь, сбегаешь от родителей, чтобы понять, что сбежать невозможно. На весь мир натянута эта тонкая, но безумно прочная паутина лжи, лицемерия, ханжества…

- Это называется культурой.

- И разбив себе об эту паутину пару раз лоб, и почувствовав на своей шее всю её прочность, ты, наконец, смиряешься, и становишься таким же как все. Как твои родители, как твои деды и прадеды. И ты всё время лжёшь, лжёшь, лжёшь…

- Это называется святой ложью, ложью во спасение.

- Тебе говорят, что у тебя есть выбор, что ты абсолютно свободен, но выясняется, что свободен ты только умереть, всё остальное за тебя уже давно придумано, решено, и тебе остаётся только разыгрывать роль, что ты свободен.

- Это называется традицией.

- И этот мир калечит нас по своему образу и подобию, и вот уже мы сами ратуем за то, что вчера так ненавидели. И вот уже своим детям мы втолковываем то, от чего нас самих ещё вчера тошнило. И свято верим в то, что так оно и должно быть.

- Какой сложный текст. Думаешь, тебе он идёт? Подходит к роли?

- Это называется великим искусством.

Жена выключает музыку.

- Ты помнишь нашего сына? - произносит жена.

- Что? – не понимает муж.

- Ты помнишь нашего сына? – повторяет жена.

Муж молчит.

- Нашего маленького сыночка. Страх сцены, - ухмыляется жена. – Маленький светленький мальчик с голубенькими глазками. Плод любви. Ты ведь любил меня тогда, правда?

Муж молчит.

- Ты, ставший теперь таким сильным, могучим, уверенным в себе мужчиной, не разу не задумывался над тем, что может быть все твои представления о нашей с тобой жизни – это обман? Ты видел только то, что хотел видеть, или то… что я хотела, чтобы ты видел.

Муж с интересом прислушивается к жене.

- Иллюзии, иллюзии, иллюзии… Сразу после школы я казалась себе такой умной, такой взрослой. Я думала, что прекрасно понимаю весь этот мир, всё могу объяснить и просто гарантированно проживу стопроцентно счастливую лучшую жизнь. Всё у меня было распланировано: карьера, семья, в двадцать лет оканчиваю театральный институт, в двадцать пять получаю «Оскара», замуж выхожу за принца Монако, ну или… за Харисона Форда. И всё ведь начинало сбываться! Но вот мне уже тридцать, и что: диплом об окончании вуза валяется среди прочих ненужных бумаг, никаких «Оскаров» и муж… - тут жена скептическим взглядом оглядывает мужа, наливает коньяк себе, выпивает и хмелеет.

- Слушай, а что ты вообще здесь сидишь? Катись-ка к своему Груздеву, решай свои бизнес-проблемы, а я тут…

- Успокоишься, отдохнёшь, расслабишься…

- Да.

Муж, тем не менее, не спешит уходить, наблюдая жену.

- Великое искусство, говоришь? Да, великое искусство! Потому что каждый должен что-то после себя оставить, потому что каждый должен сделать что-то такое, чтобы…

- Не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы… - с запредельной серьёзностью переходящей в иронию продолжает муж.

- Это была моя реплика!

- Извини!

- И оставить после себя надо не какую-нибудь ролишку, - тут жена изображает брезгливую гримасу, - в мыльной опере – хи-хи-хи, ха-ха-ха! А сделать надо что-то такое, ТАКОЕ! Важное, фундаментальное, моральное и нравственное! Вечное!

Муж качает головой.

- И много ты сделала?

Жена опускает глаза. Спокойствие покидает мужа, в раздражении он начинает ходить по комнате.

- Я тоже с детства мечтал сделать что-то очень разумное, самое доброе, гарантированно вечное. Какая глупость! Какая дурь! Мечты ущербно воспитанных идиотов. Ладно, я из семьи учителя и библиотекарши, а ты-то откуда всей этой чепухи набралась?

Жена не отвечает.

- Куда полезла, зачем, для чего? Не могла в своей Тмутаракани замуж выйти за обычного парня, детей нарожать и жить спокойно? 

- Пожил бы ты в этой Тмутаракани, - отвечает жена.

- А что там люди не живут?

- Не живут.

- А здесь живут?

Жена не отвечает.

- Собственность моя! Там ты наверняка была бы свободной, никому бы не принадлежала и вечного могла бы натворить штук шесть. Может я ошибаюсь, ты поправь. Как живут простые российские семьи? Не думающие о великом значении культуры и искусства, о духовности и о Боге? Им, наверное, даже разговаривать не о чем? Как правильно толковать вот этот библейский стих? Символом чего является лошадь в этом кадре Тарковского? А что вообще-то изображено на этой картине великого художника? Можно ли полноценно жить, не задумываясь над всеми этими такими важными вопросами? Твоим родителям, наверное, даже говорить было не о чем.

- Ты ошибаешься. Поверь, там бреда не меньше. Уильямса и Ибсена, Шекспира и Островского они, конечно, не цитируют. Лексикон у них вообще несколько ограничен. И твоё любимое «отнюдь» не услышишь от рабочего швейной фабрики. Но придумывают они себе проблемы, поверь, с не меньшим упорством и морочат ими друг друга так, что захочешь убежать не только в Москву, но и на Северный Полюс.

- От скуки, должно быть? Развлечения ради?

- Можно и так сказать. А может просто любят друг друга.

- Как мы с тобой?

- И всегда одно и то же, - не замечает последней фразы мужа жена. - Каждый день одно и то же! Просто задыхаешься. Что не говори, а столица для провинциалов – это надежда. Когда всё вокруг обрыдло до тошноты, кажется, что стоит только вырваться из своей дыры, этого уже будет достаточно для счастья.

- Но тебе ведь и здесь всё обрыдло. Как же теперь быть? В столице пожила, куда теперь, на Северный Полюс?

- Ну…- неопределённо отвечает жена.

- О! Так у тебя есть выбор? Какой же?

Жена загадочно улыбается.

- А какой был выбор у тебя? – уходит от ответа жена.

- У меня? Ты о чём? – соображает муж. - Ах, об альтернативе тебе...

Теперь муж загадочно улыбается, перестаёт ходить по комнате, замирает, вспоминая.

- Хорошо, раз ты настаиваешь. Скажем… Наташка Крылова была в меня очень серьёзно влюблена.

- Это возможно, - припоминая девушку, соглашается жена.

- И Тамара Кузнецова…

Жена с сомнением смотрит на мужа.

- А ещё девушка с чудесным прибалтийским акцентом Инга.

- Ой! – явственно выражает своё недоверие жена. – Ой, ой, ой!.. А педагог по русскому Полина Николаевна Демченко в тебя случайно тоже не была влюблена?

- Может быть. Смотря, что ты называешь любовью.

- Любовь. Любовь… - мечтательно произносит жена. – Да что ты знаешь о любви!

Муж усмехается.

- Да, ты права, немного. Я ведь рос книжным мальчиком. Всю информацию о жизни получал из книжек и телевизора. Классическое культурное воспитание полунищих идеалистов-интеллигентов. Гоголь, Пушкин, Достоевский, телевизионный театр и очень авторское кино. Никакого представления о реальной жизни. Голова забитая сказочным бредом сочинённым лучшими людьми для воспитания лучших людей. Потому и поражаюсь: а что это тебя, девушку выросшей на грубом реализме жизни понесло в великое искусство? Когда у тебя был первый опыт познания настоящей любви?

- Это пошло.

- Отчего же? Любовь, это когда ты очень долго ухаживаешь за девушкой. Вы встречаетесь в парках, театрах, консерваториях, ты даришь ей цветы, конфеты и книжки. Потом вы осознаёте свою духовную близость, и тогда идёте в ЗАГС и расписывайтесь. После чего спите вместе, но сексом не занимаетесь, потому что секса нет. Если верить традиционному классическому наследию, то секса нет! Все отношения между мужчиной и женщиной сводятся к разговорам о великом, гуманном, духовном, божественном. От этих разговоров совершенно непорочным образом рождаются дети. Ну, может быть ещё от поцелуев. Вот когда парень в пятнадцать лет имеет такое представление о любви – это пошло.

Муж грустно качает головой.

- Смешно вспоминать, от гормонов-то ведь никуда не денешься, так я мечтал о том, что когда-нибудь, когда женюсь, ночью раздену жену, и пока она будет спать, изнасилую её. Ну потому что она-то ведь будет святой девой, которая и представления не будет иметь о сексе, а я же как порядочный муж не захочу оскорблять её грязным и мерзким. Вот это действительно пошло. Упаси бог растить детей на нашей традиционной культуре и искусстве! Если бы мы с детства не ходили в туалет и не знали, что надо писать и какать, то, получив традиционное образование, так и не научились бы этого делать.

Муж опять начинает злиться.

- Любовь! Что можно узнать о любви от тех, кто и не знает, что это такое? Ведь любви, как правило, учат те, кто сам никогда не любил, и любить не умеет, фригидные учительницы и импотенты-учителя. Оттого-то у них на первом месте духовное.

Покрасневшая жена молча выслушивает тираду мужа.

- Постой, а в какой это книжке я узнал, что женщина сначала даёт, а только потом задумывается о том, нужны ли ей серьёзные отношения с этим мужчиной? – задумывается муж. - Так это же ты меня просветила!

Жена усмехается.

- Так ты меня всё-таки ценишь?

- Ты меня многому научила! – признаёт муж. - Что нас не убивает, то делает сильнее. Признаю, именно ты учила меня реальной человеческой, а не этой придуманной больной, книжной любви, что лучшие люди придумали для воспитания лучших людей. Кто же учил тебя?

- Кто, кто… Сама училась, - жена лукаво улыбается. - Так говоришь, мания величия?

- И до сих пор учишь… - задумчиво качает головой муж. – А помнишь, после премьеры спектакля на четвёртом курсе я подарил тебе букет цветов. Девять белых роз, на больше у меня денег не было. А ты бросила цветы на стул и ушла, забыла… Помнишь?

Жена довольно улыбается.

- Главное, что ты помнишь.

- Почему? Ты хотела унизить меня?

- Просто забыла.

- Просто забыла. Просто забыла… Дать бы тебе сейчас по морде! Да воспитание не позволяет.

Муж смотрит на жену некоторое время изучающим взглядом.

- И что же я в тебе нашёл? А, главный приз?

- Я похожа на твою маму.

- Нет.

- Сестру.

- У меня нет сестры. Хотя… Нет, и на тётю ты тоже не похожа.

- Может, я с детства тебе снилась?

- Нет.

- Твоя любимая актриса была похожа на меня?

- Нет.

- Тогда феромоны.

- Скорее всего. Иного объяснения нет.

- А как же стрелы Амура, судьба, божественное провидение?

Муж корчит кислую мину.

- Как-то унизительно, знаешь ли, осознавать, что тебя полюбили только из-за запаха. Как животное.

- Прости, если ты умная женщина… - муж прерывается, озадачившись. - Ты умная женщина? Тогда ты должна понимать, что мы живём уже в двадцать первом веке, то есть сказать кому-то, что он похож на животное больший комплимент, чем назвать его образом и подобием божьим. Впрочем… Тот кому ты это скажешь, может оказаться не настолько умным человеком как ты и не понять. Поэтому на подобные темы лучше вообще помалкивать.

Муж вздыхает.

- А вот теперь я действительно проголодался. Поедим?

 

Сцена №22.

Супруги сидят за кухонным столом, едят.

- Определённо феромоны, - прожёвывая пищу, говорит муж. - Другого объяснения своего влечения к тебе я не нахожу. Ну, приятная мордашка. Ну, умение нравиться. Главный приз. Ха-ха, главный приз. В театральный институт, знаешь ли, не берут девушек, которые не годятся в главные призы. Ум? Проблематично. Прекрасная душа? Ой, ой! Нет, определённо феромоны. Иначе то, что я так из-за тебя свихнулся и объяснить невозможно.

- Давай, давай, что ещё придумаешь? – подначивает жена.

- А ещё я на тебя поспорил.

- С кем?

- С Мишкой Козловым.

- Серьёзно? И на что же?

- На… ящик… водки!

- Уже тогда ты оценивал меня так дёшево?

- Не скажи! При моих тогдашних доходах…

- О! То есть я могу гордиться!

- А то! И потом…

- Что? Что ещё?

- Я всегда терпеть не мог таких мальчиков, как твой принц! Смазливенький, хорошенький, из обеспеченной семьи. Бабы на таких толпами вешаются, карьера с детства обеспечена. Дольче вита на всём готовом. Чувствуют себя хозяевами жизни, ведут себя как хозяева жизни. А ведь на самом деле полные, ничего не стоящие ничтожества, ровным счётом ничего не сделавшие в этой жизни! Всё на готовом! Может, я не так сильно тебя любил, как его ненавидел.

- Спасибо за откровенность. Есть ещё что добавить?

- Да… Однажды Наташка Крылова зажала меня в углу и…

- И?..

- Призналась, что у неё никогда не было парней.

- Ты воспользовался моментом?

- Нет. Видимо, запах у неё был не тот.

- Это всё?

- По сравнению с тобой я невинная овечка!

Жена на пару секунд прерывает диалог, задумывается, очевидно, что принимает какое-то решение. Муж в это время жуёт.

- Невинная овечка, говоришь? – спрашивает жена. - А кетчуп?

- Какой кетчуп?

- Тот самый, дорогой, тот самый!

- Не понимаю, о чём ты?

- Вот видишь, дражащий супруг, какая у тебя оказывается на некоторые события плохая память.

Муж вполне искренне не может понять, о чём идёт речь, но жевать перестаёт.

- Ну разумеется, откуда тебе это помнить? В твоей жизни за три года произошло столько всего! Это я из дома не выходила, всё запоминала, миллион раз одно и то же пережёвывала.

Муж всё равно не в состоянии ничего понять.

- А я всё о том же. О любви. Так что же это всё-таки за чувство? Как оно проявляется?

Муж растерянно смотрит на жену.

- Что ты хочешь сказать?

- Ты, мальчик, испорченный культурным воспитанием! По-твоему, любовь это только секс и обладание предметом вожделения?

Ничего не понимающий муж отодвигает от себя тарелку.

- По-твоему, купил себе куклу, попользовал, спрятал затем её в клетку, вот и вся любовь?

- Опять начинается!

- Начинается? Что начинается? Ты даже не понимаешь, о чём я! Любить его, видишь ли, учителя не научили! А когда водкой накачивают, чтобы потом в полусознательном состоянии трусы с тебя стащить, это, по-твоему, учёба? Вот оно пришло, чистое и светлое чувство! Всеми восьмьюдесятью килограммами! И хорошо если один… учитель, а то бывает, что и несколько учителей сразу… любви учат.

Муж растерянно моргает.

- Ты… ты зачем мне сейчас всё это говоришь?

- А затем, чтобы подумал… О любви.

Некоторое время молчат. Жена вглядывается в мужа. Муж не понимает, в чём дело.

- Он даже не помнит! – говорит жена. – А я ночами не спала, в подушку ревела, места себе не находила. А он бросил рубашку с кетчупом в ведро и умотал на две недели развлекаться.

Муж бледнеет.

- А под кетчупом-то помада оказалась! И ловко же придумал, молодец! И хорошо если вообще что-то думал, скрыть хотел, а то может просто бросил жене, на – знай и утрись!

До мужа, наконец, доходит, о чём идёт речь.

- И ты всё это время об этом помнила и думала? Так вот оно что…

Муж даже нервно сглатывает.

- Но ты же помнил про брошенный букет?

- Что же это получается, ты меня действительно любишь? – ошеломлённо бормочет муж.

Какое-то время муж очень серьёзно смотрит на жену, затем не выдерживает и разражается громким смехом. Смеётся больше минуты, пытается перестать, но вновь останавливает взгляд на жене, и его поражает новый приступ. Смеётся от души, чуть ли не до истерики и слёз из глаз. Жена изображает непонимание.

- Прости, - сквозь смех произносит муж. – Я же в тебя с первого взгляда влюбился. А ты то с одним, то с другим, то с третьим… А потом вообще этот появился - принц. И поверь, вены я себе резал совсем не понарошку.

Жена молча смотрит на мужа.

- Ты, знаешь, а ведь я тебе не изменял. Ни разу. Да, кругом молодые, привлекательные, интересные женщины. А я вот дурак такой, не пользуюсь своим служебным положением.

Жена молча смотрит на мужа. Он с как бы искренним восхищением смотрит на жену.

- Ну надо же! Ты меня действительно любишь? Ты меня действительно любишь… Я же никогда в это не верил! Думал, от безнадёги снизошла, деваться некуда было, вот и опустилась до меня… Ха! За это надо выпить!

Муж сам сгребает со стола грязную посуду, приносит из гостиной поднос с коньяком, разливает алкоголь по бокалам. Жена молча наблюдает за ним.

- За это надо выпить! Не на каждый юбилей свадьбы узнаёшь, что твоя жена тебя всё-таки любит.

Пришёл черёд удивляться жене.

- Что? Так ты помнил? Ах ты…Так зачем же ты всё это разыграл?

- Просто хотел узнать, что за тараканы прячутся в твоей голове! - отвечает счастливый муж.

- Какой же ты подлец! Какая же ты сволочь! Я так готовилась, так старалась, а он явился и всё… Как ты мог!

- Главное, что ты меня любишь. Значит, оно того стоило!

Жена задумчиво улыбается.

- За нас! – произносит тост муж. – За наш десятилетний юбилей!

Муж выпивает свой бокал. Жена не спешит выпить свой.

- Чего ждёшь? – спрашивает муж.

- Я не поняла, чему ты радуешься?

- А что - нет повода?

- А что - повод есть?

- Мне кажется… показалось, - осекается муж, - что есть...

- Да? – усмехается жена. – Да. Почему бы и нет.

- Вот видишь, - воодушевляется муж.

- Действительно!

- Конечно!

- Теперь, когда всё разрешилось, стало таким ясным и понятным, почему бы и не выпить?

- Ну же!

Жена выпивает свой бокал. Муж спешит её поцеловать, но жена выскальзывает из его объятий.

- Нет, подожди, я же не могу так сразу. Всего полчаса назад ты выгонял меня из дома, а теперь лезешь с поцелуями. Всё это надо как-то переварить.

- Забудь! Всё забудь! С завтрашнего же дня начинаем новую жизнь! Я договорюсь с Груздевым и передам основные полномочия по руководству проектом ему. А мы… А мы с тобой первым же рейсом на Гавайи, на новый медовый месяц.

- Упс!

- Не ожидала! Я тоже не ожидал. Да! Целых десять лет вместе! Это срок, старушка моя, это срок!

- Ты так радуешься, что можно подумать, что ты меня любишь.

- А ты сомневалась? Неужели же ты сомневалась?

- Но ты же сомневался в моей любви.

- Ну что ты… Прости. Тоже, как последний кретин, придумывал себе всё время что-то. Вот как ты с этой рубашкой.

- А что же всё-таки было с рубашкой? – настойчиво интересуется жена.

- Да там вообще смешная история приключилась, когда-нибудь расскажу…

- Ну зачем же когда-нибудь. Зачем откладывать на завтра то, что можно сделать сегодня?

- Да как хочешь. Был у меня тогда кастинг на роль графини Орловой. А на пробах оказался муж одной из актрис, жутко глупый и ревнивый тип. И вот в тот момент, когда она читала мне фразу, сейчас уже точно не помню какую, что-то вроде «Я тебя люблю», этот идиот выскакивает из толпы и бросается на нас с воплями «Проститутка! Дрянь!» Сбивает её с ног, она падает, вытирает свои губы о мою рубашку, и неизвестно чем вообще всё бы это  кончилось, если бы ребята из охраны вовремя не оттащили от меня эту безумную парочку. Вот. И всего-то!

- Ты уверен? А откуда взялся кетчуп?

- Сама посуди, до самолёта два часа, тебе просто так всё не объяснить, ты ведь не поверишь. Ты же у меня всё-таки не дура, - делает муж заискивающий комплимент. – Начались бы расспросы, выяснения, что, как, почему… А поездка для меня на самом деле была очень важной. Поэтому заскочил в первую попавшуюся забегаловку и вылил на рубашку кетчуп.

Жена недоверчиво смотрит на мужа.

- И всё-то соврал. Не стыдно?

- Ну, ты скажешь. За что? Я потомственный русский интеллигент, мне как существу высшего порядка, не может быть стыдно за себя. Только за других. Ни слова лжи! Всё так и было на самом деле! И ты столько времени морочила себе голову! Всё просто понимаешь? Всё просто! И я морочил себе голову! Какие же мы всё-таки дураки! Дожили с тобой до тридцати лет, а любить по-настоящему так и не научились! А ведь любовь, это, прежде всего доверие и откровенность, правда?

Жена неуверенно качает головой.

- Но ведь теперь всё кончилось, правда? Теперь всё будет хорошо?

Жена молча смотрит на мужа.

- Ну, успокойся… Всё… всё кончилось…

- Как же я тебя ненавижу! – взрывается жена. - Да меня просто тошнит от тебя! Поначалу я была ещё слишком подавлена и принижена, я чувствовала себя настолько обязанной тебе, боялась что-то сделать не так, как-то оскорбить и обидеть тебя. Да и ты тоже не сразу поверил своему счастью, и пылинки с меня сдувал. А потом постепенно, день за днём во мне начало копиться отвращение к тебе, ко всему тебе, к тому, как ты выглядишь, как ведёшь себя. Эти твои дурацкие привычки, это твоё запредельное занудство, поучительный тон, игра в большого дядю, опекающего маленькую девочку. Это твоё стариковское пыхтение, когда ты пьёшь чай! И всё это было ещё терпимым, я прощала тебя, пока чувствовала, что ты любишь меня. Но когда я поняла, что ты стал равнодушным ко мне, когда ты перестал обращать внимание на то, как я одеваюсь, как выгляжу, какими духами и косметикой я пользуюсь… Когда тебе совсем стало наплевать на то, как я провожу время, чем интересуюсь… Я не случайно спрашивала тебя, замечал ли ты что-нибудь, потому что ты ничего не замечал! Я перестала для тебя существовать! И вот тогда я возненавидела тебя всем своим естеством, всем своим нутром. Когда мы оказывались вместе в постели, я едва сдерживалась, чтобы не выдать себя. Когда твоя внушающая мне отвращение и ужас туша храпела рядом, я ночами не могла заснуть и ворочалась, мечтая о том, чтобы ты как-нибудь вдруг случайно умер. Я на полном серьёзе воображала себе способы, которыми можно было бы убить тебя. Я начала выпивать – ты не заметил! И я бросила, потому что без твоей оценки моё пьянство теряло смысл. Одно время я думала, что слишком подурнела и поэтому перестала интересовать тебя как женщина. Я записалась в фитнес-клуб, я использовала все новейшие косметические средства, но тебе было всё равно! Я смотрела все твои сериалы, я изучала все твои проекты, мне так хотелось показать, насколько небезразлична мне твоя жизнь, но мы ведь совсем перестали разговаривать, и все мои усилия пропали даром! Что, что мне оставалось делать?

Муж не отвечает.

- Только завести любовника! Но и этого ты не заметил! Или не захотел заметить. Ты думаешь, я действительно тебя люблю! Забудь! Только ненависть и отвращение, ненависть и отвращение!..

Муж молчит.

- Любовь, это, прежде всего доверие и откровенность, правда? – ставит точку жена.

Некоторое время муж осмысливает услышанное.

- Да, - произносит он, наконец. – Всё-таки надо было тебе хоть какую-то работу найти. Ты, родная, совсем с жиру бесишься. Ладно, ты посуду помой, а я пойду дальше телевизор смотреть.

Муж уходит, жена же остаётся одна на кухне. Сидит какое-то время в прострации, потом берёт одну тарелку, бьёт её об пол, берёт вторую тарелку, тоже разбивает её. Муж в гостиной, не обращая внимания на шум на кухне, поудобнее устраивается на диване.

 

Сцена №23.

- Саша развёлся! – кричит с кухни мужу жена. Муж не отвечает.

- Ты слышишь меня? Са-ша, - по слогам произносит жена, - раз-вёл-ся!

- Саша развёлся! – повторяет ещё раз жена, появляясь на пороге гостиной.

- Что ещё? – старается ответить нейтральным тоном муж.

- Саша, тот самый Саша, в Лондоне, развёлся с женой.

- Как интересно! Я в шоке! И откуда ты об этом узнала?

- Он приезжал вскоре после того, как мы с тобой поженились, и мы с ним тогда виделись. И все эти годы поддерживали связь…

- Половую?

- Электронную.

- Сюрприз.

- У меня получилось? Я сумела тебя поразить?

- Я потрясён.

- Я хочу потрясти тебя ещё сильнее.

- Неужели?

- Да. Если помнишь, наш с тобой сын родился в сентябре. Так вот. В тот год Саша приезжал в Москву на новогодние праздники.

Муж садится на диване, лицо его явственно бледнеет.

- Чёрт! Не может быть! – восклицает он, широко раскрытыми глазами уставившись на жену. Вскакивает и распахивает дверь на балкон. В квартиру проникает рёв автомобильной сирены. Муж спешит в прихожую и выбегает из квартиры. Жена смотрит в окно, наблюдает, как муж крутится вокруг своего автомобиля, осматривает его со всех сторон, открывает салон и отключает сигнализацию. Жена занимает место мужа на диване, вытягивается во весь рост. Из прихожей слышится звук открываемой двери, муж вернулся.

3 часть.

Сцена №24.

Муж появляется на пороге гостиной. Некоторое время задумчиво смотрит на жену. Жена смотрит в телевизор. Муж садится на диван в ноги жены. Изучает жену взглядом от кончиков пальцев на ногах до причёски. Снимает пиджак, развязывает галстук. Поначалу жене удаётся делать вид, что это её нисколько не волнует, но постепенно она краснеет, невольная улыбка появляется у неё на губах.

- Когда мы только поженились, - вкрадчивым голосом произносит муж, - здесь была коммуналка. Мама была ещё жива, она уходила в гости к тёте Тане, оставляя нас с тобой наедине. Так мы и проводили с тобой вечера: ты смотрела телевизор, а я смотрел на тебя, любовался.

Жена старается не реагировать.

- Я всегда любил смотреть на твои ноги, они у тебя такие красивые, ухоженные, сексуальные, так и хочется их целовать, целовать, целовать, облизать и съесть.

Сергей прикасается к ногам Нелли, она подбирает их под себя.

- Главный приз, - не с иронией как раньше, а с нежностью произносит Сергей. – Мой главный приз. Краса моя неземная! Чудо моё ненаглядное! Я и забыл, как ты прекрасна! Ну сделай мне Бэмби, сделай Бэмби!

Нелли некоторое время сдерживается, потом её лицо принимает такое милое  детское выражение, которое действительно напоминает мордашку очаровательного зверька из диснеевского мультфильма.

- Прелесть! Просто прелесть! Лучшая девушка в Москве и Московской области. Лучшая девушка в бывшем СССР. Самая лучшая. Во всём мире. Ну как тебя можно было не полюбить?

В глазах мужа действительно читается любовь и нежность.

- Обычно ведь как бывает: увидел мельком девушку, она тебе понравилась. В воображении тут же нарисовал себе портрет исключительного неземного существа, такого совершенного совершенства, что при следующей встрече эту же самую девушку и не узнаёшь, настолько фантазия ярче и притягательнее оригинала. Ты ожидал увидеть перед собой богиню, а это что? И ноги-то у неё, оказывается, какие-то кривоватые, шея и спина вся в родинках, а лицо всё в прыщах и вообще рябое. Неважно, что сам я такой же, я же не себя, а её любить собираюсь. А она при ближайшем рассмотрении ну совсем урод уродом. Но ты… - Сергей потихоньку начинает поглаживать ноги Нелли, ей это очевидно приятно. - Ты меня не разочаровала. Всё в тебе хорошо… всё в тебе безупречно… было.

Нелли недовольно дёргает ножкой.

- А какой был медовый месяц! Господи, повторить бы это счастье! И ездить никуда не пришлось, тем более что и не на что было. Весь месяц в комнате… в той самой, где сейчас у нас спальня…

Нелли невольно вздыхает.

- И что мы только не перепробовали, сутками из постели не вылезали! Ты оказалась такой затейницей! – вспоминает Сергей с нескрываемым удовольствием. Нелли вся пунцовая, но не рассерженная.

- И мне почему-то не казалось тогда, что всё это было тебе так уж отвратительно! Мне даже казалось иногда, что я для тебя совсем не так уж и плох.

Сергей продолжает разглядывать Нелли. Она по-прежнему делает вид, что ей интересна телевизионная передача.

- А мои первые успехи в бизнесе. Когда в доме начали появляться первые деньги. Разве не оба мы радовались этому тогда? Наконец выкупили всю эту квартиру. Ты меня поддерживала, вдохновляла. И… ты права, вряд ли я добился бы всего, что имею сегодня, не будь в моей жизни тебя.

Нелли явно довольна признанием.

- Так, говоришь, Саша? – меняет тему муж.

Жена старается сделать нейтральное лицо.

- Развёлся с женой и мечтает воссоединиться с тобой?

Жена старается не реагировать. Муж качает головой.

- Ну да… Ну да! Красивый парень, обеспеченный, не без таланта. Что тут скажешь! Мечта женщины! Настоящий принц!

Жена деланно улыбается.

- И ведь, что характерно, совсем не дурак! Умеет устраиваться в жизни, добиваться того, чего хочет. Всегда ему завидовал!

Жена переключает пультом телевизионные каналы. Отражение от телеэкрана мелькает по лицам супругов.

- Да, с ним ты будешь как за каменной стеной. Уж он-то наверняка устроит тебе жизнь по высшему классу, не то, что я.

Жена молчит.

- Будешь жить в Лондоне. Ходить в Лондонские музеи и Гранд-опера. Сверять время по Биг Бену! Познакомишься с королевской семьёй, Полом Маккартни, с Березовским. У твоего Саши там ведь наверняка уже всё схвачено.

Жена усиленно прячет улыбку.

- Только вот… Хм… Вспоминая вот этот твой монолог Бланш… Мне всегда было любопытно… а он вообще-то не голубой?

- С чего ты взял! – не сдерживается жена.

- Да… так… ходил когда-то на пару его спектаклей. Чё-то он мужиков на сцене раздевать очень любит. Бабы, смотрю, все одетые ходят. А мужики из угла в угол без трусов так и сигают, так и сигают, своими причиндалами так и трясут, так и трясут.

- Это всё твои культурные комплексы.

- Да, конечно, ты, безусловно, права, комплексы. Ох уж это традиционное воспитание, никуда от него не денешься! Борюсь с культурой в себе, борюсь, но когда с детства тебе эту заразу в голову засадили – тяжело… Просто мне всегда казалось, что нормальный мужик всегда бабу хочет раздеть, а тут мужики из угла в угол без трусов так и сигают, так и сигают, своими… так и трясут, так и трясут…

- Ты просто ревнуешь, поэтому и хочешь облить его грязью.

- Упаси боже! Я ведь исключительно о тебе забочусь, всё-таки не чужой мне человек, десять лет вместе прожили. Хочу, чтобы всё у тебя сложилось по высшему классу, чтобы ни в чём не нуждалась, была счастлива.

- Спасибо!

- Да не стоит благодарности! Если ты будешь обеспечена, так и мне о тебе больше заботиться не придётся, сэкономлю кучу денег!

- Я так и знала, что ты только о себе думаешь.

- И даже если он и голубой, то это ведь тоже ничего! У них, говорят, душа тонкая, чувствительная. Ну кто поймёт женщину лучше другой женщины, правда?

- Хватит!

- А голубые вообще часто специально женятся, чтобы скрыть… ну, чтобы все думали, что они нормальные мужики.

- Да перестанешь ты! – жена хватает подушку с дивана и пытается запустить ею в мужа, но муж перехватывает руку жены и привлекает всё её тело к себе.

- Отпусти, – произносит Нелли.

Но Сергей только крепче прижимает её к себе. Несколько секунд их лица в максимальной близости.

- Ты и в подмётки ему не годишься! – восклицает жена и отталкивает мужа, он скатывается с дивана и взвывает. Его рука напоролась на один из осколков разбитого час назад стакана.

- Замечательно! Чудесная жена! Заботливая, хозяйственная! Так заботится о своём муже! Полчаса осколки выметала и вот результат! Молодец!

Нелли, действительно обеспокоенная произошедшим, соскакивает с дивана.

- Давай промывать быстро!

Вместе с Сергеем они идут в ванную комнату, он чуть поднывает, разыгрывая страдания. Нелли открывает кран, промывает ему рану, изучает руку, достаёт из аптечки йод, обрабатывает порез, заклеивает его пластырем. Сергей всё это время с вполне довольным видом наблюдает за её действиями. В тот момент, когда Нелли заканчивает свою работу, он наклоняется и целует её в шею.

- Перестань! – отстраняется Нелли. Сергей делает вид, что падает от её толчка.

- Ой!

Нелли подхватывает его и «помогает» удержаться на ногах. Выражение сопереживания и любви, возникшее было на её лице на пару минут, теперь сменяется маской отчуждения.

- Всё! Хватит! – жена протискивается мимо замершего на месте мужа, удаляется, он провожает её взглядом.

 

Сцена №25.

- Значит, всё это настолько серьёзно? – спрашивает муж, когда они вновь оказываются в гостиной.

Жена не отвечает.

- Столько лет вы были в разлуке, но так и не смогли забыть друг друга! Так и не смогли преодолеть то великое чувство, что когда-то связало вас. Я сейчас обрыдаюсь!

Жена не отвечает.

- Как это прекрасно! Вас связало как раз такое чувство, о котором мечтал я в пору своего младенчества: любовь с первого взгляда и до гроба! Да и кто в этом мире не мечтает о таком великом чувстве!

Жена не отвечает.

- И он приплывёт сюда на корабле с алыми парусами, чтобы увезти тебя в Эдем? Какая любовь! – вздыхает муж.

Жена молчит.

- Нет, это же представить себе невозможно: десять лет ждать воссоединения с любимой женщиной! – муж замирает в позе восхищения. – Ты уверена, что он не голубой?

«Ну хватит!» - не словами, но взглядом произносит жена.

- Да, - соглашается муж, – ты права. Не стоит пытаться очернить что-то действительно чистое и светлое. Выходит, мне останется только не мешать вашему счастью и отойти в сторону. Чтобы самому зачахнуть и скончаться в безутешном горе!

- Не паясничай, - тихо произносит жена.

- Да, не стоит. Такие чувства действительно встречаются и менее всего они достойны осмеяния.

Муж вздыхает.

- Мне ли не знать.

- Прости, - тихо произносит жена.

- Годы ожидания, отчаяния и надежды, боли, страдания, сознания того, что любимый человек никогда не будет рядом с тобой и всё-таки счастья, - словно в прострации говорит муж.

- Прости, - повторяет жена, приближается к мужу, ласково гладит его по плечу.

- Не у каждого человека в жизни встречается такая любовь, а мне вот посчастливилось. Но я её не оценил! Возможно, наконец, пришло время сделать это.

- Постой! – жена отстраняется от мужа. – Ты о чём это?

- Страшно подумать, а ведь в моей жизни тоже есть женщина, которая ждёт меня вот уже десять лет! Чистая и светлая душа!

- Ты о ком? – спрашивает жена.

- Я? – муж не понимающе смотрит на жену и начинает смеяться: - А ты что, думала, что всё это сейчас я о своей любви к тебе говорил? Впрочем, если ты так хочешь думать, то, пожалуйста.

В глазах жены появляется любопытство.

- Так, давай тогда определяться! – с энтузиазмом произносит муж. - Когда ждёшь своего принца, когда покинешь меня навсегда? По тебе и я свою дальнейшую жизнь планировать буду.

- С кем?

- Без тебя.

- С кем?

- С женщиной своей жизни. Для которой именно я был, есть и буду мужчиной её жизни, её принцем.

- Я её знаю? – спрашивает жена. Теперь пришла очередь мужа отмалчиваться.

- Десять лет, говоришь? Значит, я наверняка её знаю…

Муж отводит взгляд в сторону. Жена в раздумьях ходит по комнате. Останавливается возле музыкального центра, импульсивно берёт пульт и нажимает кнопку. Начинает звучать красивая музыка.

- А помнишь? – произносит Нелли, повернувшись к мужу.

- А помнишь? – одновременно с женой произносит Сергей.

- Что? – спрашивает Нелли.

- Как ты учила меня танцевать, а я наступал тебе на ноги, и ты всё никак не могла понять, как это меня такого неуклюжего смогли принять в театральный институт.

Нелли приближается к Сергею, они принимают танцевальную позу и начинают кружиться по гостиной. Несколько минут танца, мелодия заканчивается и оба падают на диван.

- Ты смотри-ка! Где это ты напрактиковался?

- На корпоративных вечеринках.

- Там обучают бальным танцам?

- Да. А ещё есть специальные курсы.

- Что? Не может быть! Никогда не поверю! Ты ходил специально учиться танцам!

- Ты же заставила меня комплексовать по этому поводу, вот я и…

- И ты всё равно всё ещё мной не доволен?

- А ты всё равно всё ещё не довольна мной?

Музыка продолжает играть.

Нелли с Сергеем с вожделением смотрят друг на друга. Их лица и тела сближаются, они целуются. Но Нелли опять вырывается из объятий Сергея.

- Так ты сказал мне правду или опять соврал?

Сергей недовольно рычит.

- Какое это имеет значение? Какое это СЕЙЧАС имеет значение?

- Как это, какое? Ведь если завтра ты будешь мужем другой, то это значит, что сегодня ты ей изменяешь.

- Ну так и ты завтра будешь женой другого, что из того?

- Это не честно и не порядочно по отношению к нашим будущим супругам. Так это правда? Или нет?

- Нет!

- Я так и знала! – довольно смеётся жена.

- Да, - признаётся муж и отодвигается от жены. Жена в растерянности.

- Ты права, не стоит оскорблять доверие и предавать тех, кто тебя действительно любит.

Жена поднимается с дивана, выключает музыку.

- Так. И кто она? Кто эта сука, которая у меня за спиной десять лет морочила голову моему мужу?

- Ого, ты вспомнила, что я всё-таки твой муж! Именно я, а не кто-то там в Лондоне. Так мы дойдём и до того, что именно меня ты признаешь мужчиной своей жизни.

- Никогда! Ты ничтожество, всегда им был, и всегда им останешься!

- Тогда очевидно, что мы не пара. Что ж, отправляйся к своему принцу made in England, а я уж как-нибудь здесь попытаюсь дожить дни своей жизни. Да! И не забудь рассказать ему историю про сыночка, плод вашей любви. Чтобы он сразу понял, какая прекрасная из тебя может получиться Офелия, пациентка сумасшедшего дома!

Жена некоторое время молчит.

- Это была ложная беременность.

- И ложные роды. Игра воображения.

- Такое случается. Психоз.

- Или очередная роль? Дорогая! У нас никогда не было детей. И ты никогда не была беременной. И на это у тебя духу не хватило.

- Что ж, я актриса. Хорошая актриса.

- Очень хорошая актриса! – соглашается муж. – Только есть сцена, театр, кино, а есть реальная жизнь. И не надо путать одно с другим!

- Ты ушёл от ответа.

- Что?

- Ты ушёл от ответа. Ты соврал мне или нет?

- А что есть правда? Что есть правда, когда есть только игра? Была ли ты беременна или только играла беременность? Рожала ли ты ребёнка или только играла это? Что есть истина в семейной жизни, кроме того, что почему-то два человека связаны друг с другом? Чего мы не знаем друг о друге после десяти лет совместной жизни? Начиная ссору, мы уже точно знаем, чем она закончится и что? Это нас останавливает? Мы всё равно продолжаем играть. И каждый всё равно пытается победить, переспорить другого. И когда прекратится эта игра, если не с расставанием или смертью?

- Кто она?

- Какое это имеет значение?

- Кто она?

Муж делает секундную паузу.

- Ты её знаешь.

- Я так и думала. И по закону жанра она должна быть моей лучшей подругой.

- Скорее именно мне она всегда была лучшим другом.

- Ну конечно! – догадывается жена. - Тут даже и гадать не нужно.

- И заметь, когда мужчина твоей жизни сбежал от тебя в Лондон, женщина моей жизни привела меня к тебе. Чувствуешь разницу? Ведь именно она прибежала тогда ко мне и рассказала всё про тебя. Не порадовалась твоему несчастью, не повисла на мне, заставляя себя полюбить, а свела нас вместе. Такая вот простая человеческая любовь. Молчаливая, искренняя, преданная. Даже без этой молитвы из трёх затёртых слов, которые уже давно не для кого ничего не значат.

- Наташка Крылова…

- Да! И ты что-нибудь знаешь о её нынешней судьбе? А ведь она отказалась от своего счастья ради твоего.

- Да… - задумчиво произносит Нелли.

- Да! – подтверждает Сергей. – Ты по-прежнему уверена в том, что всё знала и замечала, всё подозревала и пережёвывала?

Нелли молчит несколько минут, в течение которых лицо её становится всё более и более довольным.

- Такая любовь. А ты всё равно выбрал меня.

- А я всё равно выбрал тебя...

 

Сцена №26.

Нелли призывно смотрит на мужа и исчезает в спальной комнате. Сергей подходит к двери. Замирает на секунду перед ней и распахивает. Спальная прекрасно убрана, постель заправлена в шикарное бельё, поверх него и вообще по всей комнате разбросаны десятки алых роз. Нелли во всей своей волшебной красоте сидит на постели.

- Это был твой сюрприз! – произносит Сергей. Покрасневшая Нелли молчит.

Сергей растерянно смеётся.

- Да, жизнь всё-таки прожита не зря.

Сергей садится на постель рядом с Нелли.

- В такие моменты действительно не знаешь, как реагировать и вести себя.

Полностью растаявшая Нелли томно молчит. Сергей подсаживается к ней ближе, обнимает, начинает ласкать, она поддаётся на его ласки. В шкафу в этот момент раздаётся какой-то шум. Муж замирает, жена наоборот начинает проявлять повышенную активность, страстно обнимает мужа. Но и на этот раз муж отстраняется от жены, вырывается из её объятий.

- Подожди! – произносит муж. – Я сейчас…

Муж поднимается с постели, разгорячённая жена внимательно следит за ним. Муж застёгивает пуговицы и заправляет в брюки рубашку. Подходит к шкафу, протягивает дрожащую руку к ручке шкафа. Жена вся в напряжении замирает на постели. Но муж не открывает шкаф, а выходит из спальной, плотно прикрыв за собой дверь.

 

Сцена №27.

Сергей устремляется в комнату, служащую кабинетом, включает компьютер, выходит в Интернет на почтовый сервер, заходит в почтовый ящик, читает письма. Выражение его лица выражает изумление и озадаченность. На экране монитора файлы жены, в которых действительно вся информация о работе Сергея, его фотографии, рецензии на его работы, сплетни жёлтой прессы. Нелли в это время приводит себя в порядок, но не раздевается. Садится на постель, некоторое время ждёт Сергея, затем подходит к шкафу и открывает его. В углу кабинета висит боксёрская груша. Со всех сил Сергей молотит по груше.

 

Сцена №28.

Муж на кухне заметает осколки разбитой женой посуды, сметает их в мусорное ведро. Садится на табуретку, наливает себе коньяк.

- Ну зачем же в одиночку! – говорит появившаяся на пороге жена.

Садится напротив мужа. Муж наливает второй бокал.

- Куда же ты сбежал?

Муж не отвечает.

- За что пьём? – спрашивает жена.

Муж словно в прострации не реагирует.

- Ау! За что пьём? – повторяет свой вопрос жена.

- За что? – придя в себя, загадочно усмехается муж. – За любовь!

Супруги чокаются, выпивают. Некоторое время молча смотрят друг другу в глаза.

- Я никогда не верил в то, что ты можешь полюбить меня, - начинает муж. – Меня с детства не приучили, знаешь ли, к любви. Поначалу я всё ещё мечтал об этой сказочной, книжной любви, но пару раз обломавшись, как-то перестаёшь ждать это великого, неземного, чудесного и обязательно взаимного чувства. Не игры в него, а самого чувства. Уж играть-то в него все мы горазды, кривляться нас с детства приучают. Почему-то нельзя просто дружить, просто любить, просто общаться. Не выполнять набор традиционных ритуалов как бы обозначающих что-то, не играть жизнь, а жить. Как только я сталкивался с тем, что девушке не столько важна сама моя любовь, сколько важно исполнение определённого ритуала, представляющего любовь как в театре или в кино, у меня тут же пропадало всякое желание что-либо чувствовать.

- Любовь, говоришь? – подхватывает жена. – Какая девочка не мечтает о великой взаимной любви! Какая девочка не мешает о своём… - тут жена осекается, не желая задевать мужа произнесением слова «принц», - о том, чтобы её безумно любили, носили на руках, были готовы ради неё на всё, на любое безумство! И что же получаем? К тебе относятся только как к телу, тобой хотят только попользоваться и всё!

- А чего ты хочешь? - перебивает муж. – Как к тебе ещё относиться, если ты хочешь, чтобы тебя купили? Как к тебе относиться, если ты хочешь, чтобы за твою любовь тебе платили? Деньгами, вещами, красивой, обеспеченной жизнью? И даже если не какими-то материальными вещами, то обязательно какими-то жертвами, унижением, обязательной имитацией каких-то формальностей?

- А как ты хотел? Ты меня полюбил и всё? Я сразу вешаюсь тебе на шею, прыгаю к тебе в постель, иду с тобой в ЗАГС расписываться? То, что легко достаётся, как правило, низко и ценится. Докажи мне, что ты меня действительно любишь. Мне важны не вещи и деньги, мне важно, чтобы ты любил меня, любил именно как человека, а не только за мою привлекательную внешность и тело.

- Почему когда речь заходит о любви, сразу возникает вопрос торговли? Любовь без торговли и обязательного обсуждения цены за неё, выходит, вообще невозможна? А ты не задумывалась, что может получиться так: ты платишь, платишь, платишь за товар, и вдруг понимаешь: а он ведь того не стоит. И всё – прошла вся любовь! Так долго и много платил, что предмет любви не только не стал для тебя дороже, но и вообще потерял в твоих глазах любую, даже минимальную ценность? Или вы все в себе настолько уверены, что думаете: ну уж теперь, когда он уже столько за меня заплатил, он меня наверняка любит и наверняка не бросит? Какая наивность! Какая больная самовлюблённость! Вас много, дорогая! Женщин вообще-то больше, чем мужчин, ты слышала об этом? Нам есть из чего выбирать! И даже если после стольких усилий, стольких затрат, материальных и не только, стольких трудов, переживаний и прочего, от тебя не будут отказываться не потому, что действительно всё ещё любят, а потому только, что будет жалко затраченных усилий и потерянного времени, то что это будет за любовь? О таком все вы мечтаете?

- Каждая женщина мечтает о настоящей любви…

- Так что же ты не полюбишь нищего, который искренне тебя любит, но не может содержать? В нём ты обязательно найдёшь миллион различных недостатков. Он для тебя окажется и недостаточно красивым, и недостаточно умным, с отвратительным, грубым, эгоистичным характером, а почему? Потому что не может дать за все твои великолепные и исключительные достоинства устраивающую тебя цену? То есть единственным его недостатком будет только тот, что он нищ. Зато парни с приличным счётом в банке, разъезжающие на дорогих машинах, способные купить тебе роскошные наряды и лучших друзей – бриллианты, почему-то обладают необъяснимой прелестью и очарованием, чутким, добрым и всё понимающим характером! И даже если внешне они не очень привлекательны, есть в них всё-таки что-то такое, перед чем не может устоять ни одна женщина! Что же это? Ах да! Их огромная, вселенская любовь, которую они с радостью готовы подарить тебе отнюдь не за твоё тело, а как раз и именно за твою прекрасную божественную душу!

- Ты не понимаешь...

- Нет, это ты не понимаешь! Если ты хочешь, чтобы тебя оценивали в твёрдой валюте, то это значит, что ты вещь, и по-другому к тебе относиться невозможно! Ни о какой любви здесь и речи быть не может! Ты предоставляешь услуги, тебе за них платят. Этот бизнес называется проституцией, дорогая!

- Как ты можешь так говорить! Я честная, порядочная женщина!

- Вот именно! Именно честные, порядочные женщины берут за свою любовь такую плату, которая уличным проституткам и не снилась!

- Ты! Ты… - жена не знает, что ответить.

Некоторое время молчат.

- Я ничего не замечал. Я перестал обращать на тебя внимание… - произносит муж. – Да я и представить себе не мог, что ты действительно можешь меня любить! Ведь как всё это было тогда, вначале. Да я был счастлив, и… не счастлив. Ты говорила мне какую-то фразу, а я думал: то же самое она уже говорила много раз. Сколько раз, скольким мужчинам? Возникала какая-то ситуация, а я думал: она уже переживала точно такое же, совершенно точно такое же и не однажды. «Я тебя люблю» – одному, второму, третьему, десятому мужчине. «Я тебя люблю» - от одного, второго, десятого... На сцене и за сценой. Первый поцелуй, первое прикосновение – с одним, вторым... – муж делает паузу. - На сцене и за сценой. Самые интимные слова, самые интимные движения – всё это для неё не в новинку. Вот сейчас мы занимаемся с ней любовью, и если для меня это какое-то откровение, то для неё это очередной повтор стандартных процедур. Она уже точно знает, что изобразит в следующем эпизоде! Есть хоть что-то живое и искреннее в том, что она делает?

Муж замолкает, побледневшая жена слегка стучит пальцами по столу.

- Я содержал тебя, ты расплачивалась со мной тем, что жила со мной. Всё! Чистый бизнес! Но сколько в таком состоянии можно просуществовать? Сколько можно продержаться вместе, когда один любит, а другой лишь снисходит, позволяет любить себя? Ну да, были какие-то приятные моменты, но никогда ни на секунду я не мог избавиться от этой мысли: она не любит меня, она не может любить меня, она играет, всё это не по-настоящему!

Муж переводит дыхание.

- Ах да, при подобного рода семейном союзе не принято говорить о бизнесе! Это всего лишь традиция! Муж приносит домой мамонта, жена ждёт его у очага. Сейчас ты наговоришь мне кучу оправданий того, что так и должно быть, и что я дурак, ничего не понимаю в женщинах, любви и семейной жизни!

- Ты рассуждаешь как неопытный ребёнок, а не взрослый мужчина, - тихо произносит жена.

- И что теперь? Что теперь? Я должен чувствовать себя виноватым за то, что все эти годы не справедливо относился к тебе? Не понимал тебя и… - муж грустно усмехается, – недостаточно ценил?

Жена отворачивается в сторону. Муж ещё раз грустно усмехается.

 - А в чём, собственно, моя вина?

- По-твоему, это я должна чувствовать себя виноватой?

- А кто виноват? Кто?

Тишина виснет над кухней.

- Хорошо, объясни мне, пожалуйста, по-взрослому: почему так получается, что мы вот уже десять лет живём вместе и при этом абсолютно не способны понимать друг друга?

- Всё очень просто: ты мужчина, причём совсем ещё ребёнок, а я женщина.

В глазах мужа появляется тоска.

- И что? Что нам мешает понимать друг друга? Ты можешь мне это объяснить? Конкретно, без всех этих обычных увёрток.

- Ты мужчина – сильный пол, я женщина – слабый пол.

- Ага. То есть я должен относиться к тебе как к инвалиду?

- Совсем наоборот.

- Но согласись, фору ведь дают больным и инвалидам. Ты ведь не хочешь, чтобы я относился к тебе как равноценному человеческому существу. Ты ведь не хочешь, чтобы я уважал тебя как себя. Ты хочешь, чтобы я ухаживал и трясся над тобой, как над калекой в инвалидной коляске!

- Глупости! Какие глупости ты говоришь! Ты мужчина, я женщина. Ты должен заботиться обо мне, оберегать меня… Да - и содержать! Быть снисходительным ко мне, всё понимать и прощать. Чтобы я чувствовала себя женщиной. Так должно быть, понимаешь. Так полагается.

- Я должен. Так должно быть. Да кому я должен? Кем так полагается? Кто так решил?

- Ну если ты хочешь считать себя настоящим мужчиной. Если ты хочешь, чтобы я считала тебя настоящим мужчиной…

- Не надо. Не надо считать меня настоящим мужчиной. Если быть настоящим мужчиной, это быть законченным идиотом, то я не хочу им быть.

- Но так всегда было!

- И что из того? Мы должны кривляться и играть в игры и ритуалы, не быть честными и искренними, а без конца врать и изображать что-то только потому, что так всегда было? Потому что наши родители кривлялись, потому что наши предки кривлялись, потому что кривляться это традиция, а традиции надо чтить и соблюдать? А сами по себе, сами по себе ты и я, мы с тобой, что-нибудь представляем? Мы с тобой самостоятельные личности, или ксерокс с первобытных полуобезьян?

- Глупости!

- Всё – стена! Ты существуешь в каком-то тесном мирке, к которому тебя с детства приучили, по каким-то понятиям, которые в тебя с детства вдолбили и совершенно не способна выбраться за стены, возведённые для тебя другими! Так принято! Так положено! А все так живут! А всегда так было! Общинное сознание дикаря-неандертальца! Ни одной оригинальной мысли, ни одной своей идеи! Всё по утверждённым тысячи лет назад лекалам! И всё, что не подходит под принятые в твоём мирке стандарты, ты сразу же с такой святой уверенностью объявляешь глупостью! Ну, тебе это не понять! Ну что ты как ребёнок! Я тебе говорю: это на самом деле не белое, а чёрное, а ты мне отвечаешь: какой же ты дурак, как ты не можешь понять, нас же с детства приучили к тому, что это не чёрное, а белое! А свои мозги у тебя есть? Сама ты рассуждать, думать, осмысливать что-то способна? Хотя, конечно, зачем, если за тебя уже давно обо всём подумали и решили? Так ведь куда проще, не правда ли? Копии копий копий! И ведь при этом каждый воображает себя жуткой индивидуальностью и оригиналом!

- И всё-таки ты выбрал меня! – победительно резюмирует жена.

Муж замирает с открытым ртом. Жена встаёт и уходит с кухни. Муж остаётся в одиночестве.

 

Сцена №31.

Муж поднимается с места, идёт в спальную, подходит к шкафу и раскрывает его створки. Шкаф пуст. Муж замирает в недоумении. Переворашивает шкаф, заглядывает под кровать, изучает все закоулки спальной комнаты. Ищет жену по квартире, на кухне её нет, в гостиной тоже. Жена сидит в кабинете за компьютером. Муж останавливается на пороге кабинета.

- Куда он делся? – спрашивает муж жену.

- Ты о ком? - не понимает жена.

- О парне, который в шкафу сидел.

- В каком шкафу?

- В спальной!

- С чего ты взял, что там кто-то сидел?

Муж взвывает, будто от больного зуба.

- Брэк, ладно! Я действительно уже очень устал. Два часа общения с женой… После того как столько времени не практиковался…

- Читал? – жена кивает на компьютер.

- Читал.

- Доволен?

- Доволен. Где парень?

Жена вздыхает.

- Ну что ты ещё выдумал?

- Что мне ещё выдумывать. За меня всё уже давно выдумано. Я люблю тебя, родная. Люблю и ревную. Поэтому пока ты тут стаканы била, я как самый тупой, заурядный, пошлый муж из анекдота полез в спальный шкаф и обнаружил в нём…

- Что?

- Курьера доставляющего цветы. Решила пошутить?

Жена вздыхает.

- Или это был призрак отца Гамлета?

- Кто знает, когда-то ты и Гамлета пробовал репетировать...

- Прекрасно! Прекрасно, сумасшедший в нашей семье – это я.

- Ну зачем же так. Всего лишь переутомление. Три года без отпуска и вот результат.

- Хорошо. И как же принято вести себя сошедшим с ума мужьям?

Жена изображает что-то неопределённое на своём лице.

- Нет, я так не буду, - обижается муж. – Я не хочу выглядеть идиотом.

- Ты ревнивый муж, твоё амплуа выглядеть идиотом.

- Ой, всё! Всё! Давай я куда-нибудь пойду, а ты тут по привычке поиграй что-нибудь… сама для себя, - муж делает шаг из кабинета. Жена вскакивает.

- Прости!

Муж делает ещё шаг.

- Ну ладно, ладно, – немного заискивающе и даже покорно соглашается жена, протягивает мужу свой мобильный телефон. - Мой e-mail ты уже проверил, теперь проверь мобильный.

- Зачем? – муж замирает. – Что ещё ты от меня хочешь?

- Проверь исходящие звонки.

Муж нажимает кнопки. Вдруг неожиданно пугается как пойманный на проказе мальчишка и краснеет.

- Ты звонила моей секретарше? Зачем?

Увидев такую реакцию мужа, жена тоже несколько теряется.

- Время посмотрел? Чтобы узнать, где ты. Она мне сказала, что ты едешь домой.

- Почему ей, а не мне?

- Потому что я хотела знать, что ты делаешь, а не то, что ты мне скажешь.

- И давно ты общаешься со Светусиком? А… В смысле, что? Что? В чём дело? Не понимаю.

- Тут как раз явился этот мальчик, которого я вызвала, чтобы подготовиться к нашему с тобой юбилею. Ну… я и попросила его немного в шкафу посидеть. За дополнительную плату, конечно.

- Зачем? Что всё это означает?

- Хотела как-то тебя спровоцировать, встряхнуть. Только и всего. Но когда всё и так покатилось, я его выпустила. Мне показалось, что мы с тобой и так хорошо во всём разобрались и даже… может быть поняли друг друга.

Лицо жены принимает милое и просветлённое выражение. Муж же машинально продолжает изучать данные с мобильного телефона жены.

- Просто я хотела узнать, что за тараканы прячутся у тебя в голове! – пытается подвести итог жена.

Муж читает смс.

- Ничего себе! Это кто это тебе такие письма пишет? – муж ошалело смотрит на текст. Жена не понимающе смотрит на него, на телефон, тут до неё кажется что-то доходит.

- «Люблю. Надеюсь. Жду». И номер какой-то очень знакомый! – муж глотает ртом воздух.

- Что? Ты спрашиваешь, что всё это означает? Всё очень просто. Я люблю тебя! Несмотря ни на что я всё ещё люблю тебя! А ты… ты… Когда-то ты был таким нежным, таким чутким… Когда-то я волновала тебя… Что произошло в последние несколько лет? Ты будто перестал меня замечать. Мы встречаемся с тобой на кухне, иногда даже в спальне, но всё это происходит так, будто… будто во сне… Никаких эмоций, никакой страсти. Смешно признаться, но мне не хватает ссор с тобой. Ты пропадаешь целыми днями на работе, я сижу дома. Я чувствую, что постепенно схожу с ума…

 

Сцена №32.

- Стоп! Сняли!

Свет ламп притухает.

Нелли покидает съёмочную площадку. Её приветствует помощница Сергея.

- Молодец! Отлично сыграла.

- Слушай, Наташа, а ты превосходно выглядишь! – делает ей комплимент Нелли.

- Ты тоже, - отвечает любезностью Наталья.

- Не могу поверить, столько лет тебя не видела, а ты…

- А я вечный пом, зам и все прочие второстепенные персонажи.

- Прости, Наташ!

- Брось! Тебя уже ждут!

Обе женщины оборачиваются и видят Сергея в компании ещё двоих мужчин наблюдавших за съёмками. Нелли приближается к ним.

- Знакомься, Нелли! – представляет Сергей жену. – Это мой компаньон по проекту, Груздев Александр Николаевич. О нём ты уже наслышана.

- Очень приятно познакомиться! – улыбается Груздев. – Чудесно сыграли! Я в полном восторге! Скоро подъедет наш новый партнёр, из Англии, я уверен, он тоже будет рад встретиться с вами.

- А вот это наш новый режиссёр, - представляет Сергей второго мужчину, но его имени мы уже не слышим. Студийный шум перебивает разговор в одном из уголков огромного павильона. Павильон полон людей, осветителей, декораторов и прочих творцов великого искусства. Появившаяся на площадке секретарша Сергея делает ему приветственный жест. Сергей с улыбкой кивает ей в ответ. Нелли замечает это переглядывание, с укором смотрит на Сергея, его лицо принимает выражение абсолютной невинности. В этот момент на их группу налетает молодой парень с букетом алых роз в руках. Останавливается, хочет что-то спросить, но узнаёт Нелли и вручает ей букет. Сергей довольно подмигивает секретарше. Та в ответ кивает Сергею. Нелли всё-таки с ревностью в глазах отмечает это перемигивание. Впрочем, тут же многозначительно улыбается Груздеву, тот отвечает ей подобной улыбкой. Наступает очередь Сергея изобразить беспокойство. Павильон живёт своей жизнью, помощник оператора уточняет фокусировку камеры, администратор приглашает на съёмочную площадку очередную будущую звезду… Всё происходящее в павильоне оказывается изображением на телеэкране монитора с камеры, висящей на самой высокой точке. Идут титры. После последнего титра изображение исчезает как у выключенного телевизора.