Ю.А.Потапенко

 

                                                                         САМ.

                                             Рассказик с претензией на киносценарий.

 

1.

-  Слушайте, «клиент», мы не менты, не бандиты... Мы, как бы Вам объяснить, что-то вроде маркетинговой компании, исследуем общественное мнение, проводим психологические эксперименты.

-  Фашисты Вы!!! Эксперименты на людях – это фашизм...

-  Не надо бросаться  чужими афоризмами, а то мы обидимся и уйдем...

-  Что Вам надо? Обманом затащили меня сюда...

-  Неужели? Саня, мы его обманули?

-  Да нет, вроде...

-  Есть разговор, тема – Ваши конкуренты. Мы – журналисты, всё правда. Внештатные, ха-ха, да, Саня?

-  Точно,  Ваня...

-  Это у нас псевдонимы журналистские, ха-ха, Саня и Ваня... Кстати, мы Вас не держим, если только Вас информация о конкурентах совсем не интересует... То, можете, конечно, идти... Только...

       «Клиент» посмотрел на дверь.  Он не знал, что и думать. День с утра начинался так хорошо,  все было так предсказуемо, а тут... Встать, и уйти?  Но что-то сдерживало бывшего ветеринара, а ныне преуспевающего мелкого бизнесмена... Информация о конкурентах  его, как ни странно, действительно, интересовала.

-  Что «только»?

-  Кое-какая информация о кое-каких светлых,  точнее - сильно засвеченных  пятнах в биографии вашей фирмы оказалась у некоего лица, которое очень заинтересовано убрать вас с дороги...

-  Ерунда, - сказал «клиент».

       «Клиента» звали Смартин Афиноген Михайлович, сокращенно САМ, как обычно его называли в близких к нему кругах, полукругах, и всякого рода окружностях.  «Сам!» -  говорил он в детстве родителям, когда те рвались наказать его обидчика.  И шел мстить. Но мстил он обычно так, чтобы никто не догадывался, что  это и правда сделал он сам. Обычно ему это удавалось, бывшие обидчики обходили его за три версты, но никто никогда  ничего не рассказывал о своих бедах.  Иногда они исчезали на некоторое время, на один-два дня. А когда находились, хранили гробовое молчание. Однажды один его обидчик исчез навсегда. САМ активно участвовал в поисках, а когда  труп обидчика всплыл, вместе со всеми  оплакивал  одноклассника. Так он добился такого положения, когда  все сторонились его, побаивались,  но никто толком не мог сказать, почему.  Учителя его любили. САМ  был со всеми вежлив и учтив, но было в этой вежливости, а особенно в его взгляде, нечто леденящее душу... В  смуте начала девяностых он почувствовал себя как рыба в воде...

-  На своем  праведном  пути в  ваш честный бизнес Вы допустили все-таки одну ма-аленькую ошибочку, и теперь некоторые очень хотели бы вас заполучить... Попробуйте все вспомнить, может, догадаетесь, где?

-  Блеф, у Вас ничего нет. И быть не может!!!

-  Возможно, это дезинформация, происки конкурентов, тогда вам нечего опасаться, дверь не заперта,  трубка при вас, делайте, что хотите, только...

-  Что опять «ТОЛЬКО»???

-  Местоположение по  трубке  узнать не трудно...

       САМ быстро выключил мобильник. Он ничего не понимал. В его жизни бывало всякое. Давили, угрожали, даже пытали. Подсылали провокаторов, внедряли агентов. Все напрасно.  Природная хитрость плюс САМообучение,  произведенное им в детстве на материале своих сверстников-обидчиков,  - все это не прошло даром. Он всегда выпутывался из самых сложных ситуаций... А это – ни на что не похоже.

-  И что, по-вашему, я должен делать теперь?

-  Сущие пустяки. Вы должны во всем признаться.

-  Ну, знаете ли...

       САМ  был вне себя от ярости, но старался держаться. «До свидания, уважаемые», - сказал он и повернул ручку двери.  Дверь спокойно открылась, и он вышел в коридор. Осторожно пройдя несколько шагов вниз по лестнице, он остановился как вкопанный.  Внизу кто-то в черном стоял, завернувшись в плащ, а правая рука его была засунута за отворот, как бы наготове. Сзади не было никаких движений. Незнакомец, не вынимая руки,  медленно повернулся в сторону САМа . Тот, леденея от нахлынувшего внезапно ужаса,  попятился назад.  Через секунду САМ был в том же помещении, откуда так гордо совсем недавно выходил.  «Журналисты» стояли в тех же позах, на тех же самых местах, и,  как ни в чем не бывало, вели свои странные речи...

САМ выглянул в глазок двери.  Рука незнакомца в черном плаще медленно вынырнула из-под плаща, и протянула красную  розу девушке, которая  в одно мгновение слетела откуда-то сверху в объятия незнакомца.  САМ про себя рассмеялся. Он вдруг отчетливо увидел себя того,  как это было давно... Он протягивал розу, а она сбегала сверху в его объятия... Что-то, однако, портило, сладость воспоминания. Что, он сразу не понял. По крайней мере, не эти два придурка, которые стояли у него за спиной. Но что, все-таки им надо? 

-  Вот  это...

САМ обернулся. Тот, который высокий, Саня, протягивал ему школьную тетрадку в клеточку и авторучку.

-  Вы пишете изложение. Уточняю, из-ло-же-ни-е, а не сочинение...

Окиньте взглядом ваш путь в бизнесе, и подробно напишите, какими розами он был усыпан...

       Что-то неприятное, лишнее, ненужное снова как бы прикоснулось к нему.

-  Пишите, не стесняясь, мы даже читать не будем.

       Но тут САМ вдруг все понял. Черт, как он сразу не догадался...  Изложение, сочинение, - психоаналитические штучки!!! Он ведь сам  все это и придумал. С А М!!!  Ввергнуть себя в ситуацию, которая бы его встряхнула как следует, и освободило подсознание от  смутных  нехороших предчувствий и неприятных переживаний.   Это он дал задание своему заму разработать сценарий и запустить его так, чтобы он ни о чем не догадался... И вот она, ситуация. Да,  напугали они его не на шутку. Лихо, лихо, даже слишком...

Он вроде успокоился. Но что-то мешало ему окончательно признать эту версию. Наверно, это «слишком». Уж слишком профессионально они его подцепили. Как-то слишком талантливо для зама, которого САМ считал полным идиотом. «Интересно, где он откопал этих чудиков?»

       Ну что ж,  в любом случае, надо было идти до конца. Ему стало даже интересно, появился какой-то даже азарт, что ли;  это состояние, однако, было двойственным,  на него вдруг нахлынули  воспоминания далекого перестроечного прошлого... Те, что он так старательно и упорно  постарался предать забвению. Прямо как видения перед кончиной, за какие-то доли секунды перед его взором проскочили все более-менее значимые события его тернистого пути к таким  неодолимо манящим горизонтам  развитого капитализма...

-  И все? – спросил САМ, уставившись в зеленую тетрадку. Он только сейчас заметил, что на обратной стороне тетрадки красовалась красная роза, нарисованная от руки...

-  И все, -  ответили «журналисты».

-  И потом я узнаю имя  этого  диггера?

-  Примерно... Правда, есть одна тонкость,  - продолжил  псевдоним Саня, и, помедлив, добавил -  вы должны вспомнить абсолютно все, ничего не утаив, и изложить письменно.  Когда все закончите, быстро догадаетесь,  кто против вас копает, и как просто можно  избежать неприятностей.

Псевдоним Ваня добавил:

-  Это и правда окажется очень просто, ха-ха... Значительно проще, чем вам могло казаться ранее... Только  надо  ВСЕ  написать. Потом можете сжечь, можете оставить себе на память.

-   Или издать брошюрку, ха-ха, в назидание потомкам -  закончил псевдоним Саня.

       САМ  был в  некотором замешательстве.  Круговорот противоречивых чувств не находил выхода, приводя его в легкое покачивание, и ему пришлось опереться о стену... «Если  они хотели меня убить,  давно бы это сделали. Они хотят заполучить мои признания, а потом  отберут или убьют, сымитировав  мое самоубийство... Но  дверь открыта, телефон при мне, ничего не понимаю» - пытался  шевелить извилинами САМ.

Он долго соображал,  голова гудела, но ничего подходящего так и не выдала.  Ошибок он не допускал... Оставалась одна версия -  это его зам  все подстроил, по его же просьбе.  Да, он просил сделать это так, чтобы было  натурально и  правдоподобно,  да,  его зам о многом догадывается,  и что?  Решил его  убрать, использовав подходящую ситуацию?

«Потомки,  потомки...»  САМ подумал: какое счастье,  что детей у него нет,  шантаж здесь исключен...

Он поднял глаза. «Журналисты» стояли спиной к нему, о чем-то между собой тихо беседовали,  не обращая на него никакого внимания. Несмотря на то, что все выглядело зловеще убедительно, ему пришло вдруг  в голову, что он бы мог легко от них избавиться,  такими беззащитными они сейчас казались...

-  Сколько у меня времени?

-  За ночь вы, думаем, справитесь... Часиков в 10, с божьей помощью мы отсюда Вас выведем...

-  Вот ключи, но мы вас предупредили... Информация из надежных источников.  Здесь вы в безопасности. Если что,  ха-ха, звоните 01...

       Дверь захлопнулась,  САМ остался один.

«Ноль один, ноль один» крутилось у него  в голове. Глупая ситуация... Прояснения в мозгах не прибавлялось. Неожиданно наступившая тишина,  такая манящая, физически осязаемая  свобода,  телефон, ключи...  Спокойно уйти домой и выспаться, а завтра убрать этого  придурковатого зама за плохо проведенное мероприятие...

Сам  направился к двери, взялся за ручку, и  ...быстро запер дверь на ключ. Он обернулся.

Если бы кто видел его в это мгновение, пожалуй, не узнал бы...

Тетрадка в клеточку лежала на столе и манила его  к себе...

 

2.

Простая зеленая школьная тетрадка за 2 копейки, какие только и были в далеком школьном детстве.

Он повертел тетрадку в руках.

На обратной стороне  обложки красным карандашом была нарисована роза.

САМ  открыл  первую страницу, взял ручку, и застыл в неопределенной позе.

Бросил ручку, чертыхнулся,  подошел к окну.

Лазерный зайчик от детской указки  заплясал на  оконном косяке и исчез.

Что-то жуткое было в этом.

САМ быстро отошел от окна, прошелся по комнате, вычислил кухню, нашел бутылку водки...

Он все писал, писал, зачем он это делал, не мог бы объяснить и видавший виды психоаналитик. Благополучный российский махинатор,  каких было много,  но не все дожили до этих светлых времен. Спокойно и расчетливо, проявляя каждый раз незаурядную фантазию, избавившийся от всех и всяческих врагов, да так, что ни один гениальный сыщик не смог бы  ничего раскопать.

Азарта от самих бумажек он не испытывал, предпочитая вкладывать в дело, и оставлял себе на минимальные удовольствия,  которые никак нельзя было назвать новорусскими. Он вообще мог бы сойти за крестьянина, одень его соответственно. Только-только наступила какая-то стабильность и уверенность,  не было никаких признаков для беспокойства. Он уже подумывал о семье, а почему бы нет? И вот эта неожиданная депрессия, из которой ему взбрендило  выйти таким экстравагантным способом. Раньше он любил вести дневники, в которых изрядно фантазировал и завирался, представляя себя в наилучшем свете,  придумывал реальные жизненные ситуации, из которых он с достоинством и  новыми духовными достижениями якобы выходил. В дневниках фигурировали реальные люди, но он так умело все описывал, что, прочитав его опусы, ни один из них не рискнул бы их опровергнуть. Зачем он вел эти записи, для подстраховки? Может быть... Оправдание для потомков? Вполне вероятно. Он и сам бы не ответил внятно. Может, тут была замешана клиника...

Поэтому  записывал он быстро,  к трем часам ночи половина тетрадки была уже заполнена, соответственно половина бутылки опустошена.

Писал он мелким почерком, так, на всякий случай, чтобы в случае видеонаблюдения, ничего нельзя было разобрать.

Это был такой потрясающий компромат на самого себя, что у него захватывало дух.

Он описал все свои грехи со времени вступления его во взрослую жизнь.

Он был беспощаден к дуракам, какими считал практически всех, кто вставал у него на пути. Их достаточно было легонько подтолкнуть, и они сами катились в пропасть. Конечно, попалась и парочка вполне достойных соперников, которых он втянул в разборки между собой, выйдя сухим из воды. Непосредственно САМ  никого не убивал. Ему приписывали несчастный случай с одноклассником, так тот просто плавать не умел, а перевернуть лодку посредине реки ему не составило никакого труда. Все выглядело так. что одноклассник сам утонул. Он решил описать и этот случай в своей тетрадке.

Ему вдруг полегчало. Он понял, что то, что он здесь описал, это ВСЁ!!! И даже из этого никакой суд не сможет состряпать никакого более-менее приличного  обвинения... Все было правдой, но все было настолько абсурдно, и не вязалось с  его чистым моральным обликом и многолетними дневниковыми философско-религиозными рассуждениями, что он вдруг понял – он гений.

И он непобедим!

Что он будет делать с зеленой тетрадкой, когда придут эти два придурка-псевдонима, САМ  пока не придумал. Время еще было. Дверь была заперта изнутри. В принципе, он успеет все сжечь. А неплохая встряска!!!

САМ подошел к окну. Вспомнил про недавний лазерный зайчик и снова быстро отошел.

 

3.

Да, видеонаблюдение было установлено. САМ был в творческом порыве.

«Пишет» - сказал зам и удовлетворенно улыбнулся.

Нет, он, конечно, иногда представлял себя в кресле САМа, но был не из тех людей, кто способен на крайние меры. Все и так когда-нибудь случится. Будучи по природе тонким наблюдателем, он не мог не заметить, что САМ сильно изменился за последние годы. Чем стабильнее становился бизнес, тем рискованнее выглядело бытовое поведение САМа. Когда все усиливали охранные мероприятия, САМ отказался от телохранителей, под предлогом, что они стесняют его свободу. Как-то на охоте он  разошелся и заставил его, зама стрелять по пустой пивной банке, которую себе поставил на голову. Вот натерпелся он тогда, на той охоте. САМ заставил его с приличного расстояния стрелять до тех пор, пока не попадет в банку. А когда злополучная банка, наконец, слетела с головы САМа, тот вдруг затрясся, сел, и просидел неподвижно более часа.  А потом, как ни в чем не бывало, продолжил охоту. Все чаще впадал в депрессии, и после последнего депрессняка САМ и придумал себе это психотерапевтическую игру. Хочешь стресса – получишь, так думал зам. А там глядишь, до инфаркта недалеко.

Найти подходящих исполнителей не составило труда. Оба были дипломированные психологи,  один уже давно захаживал к ним в фирму,  но САМ его не видел и не знает. Психолог общался только с замом. Заму он показался странным,  хотя не было на него никакого компромата, на промышленный шпионаж было не похоже. Просто человек предлагал свои услуги по психологическому консультированию сотрудников фирмы.  Уже готовился договор, и зам соображал, как  всю эту затею представить САМу  в выгодном свете. Зам чувствовал нутром, что этот психолог может ему очень пригодиться, правда, пока не представлял, в какой роли. Но вот роль, кажется, нарисовалась...

Второго он подобрал сам  через надежных знакомых,  обеспечив, таким образом, полноту информации о каждом из них.

САМ на мониторе закрыл тетрадку и  вышел на кухню.

 

4.

Богдан Викентьевич Бульбашин,  тайный охранник САМа, ждал. Он тоже наблюдал за САМом на своем мониторе и ждал результатов анализов содержимого той бутылки водки, которую он изъял и подменил на  квартире, где этот придурковатый заместитель САМа задумал разыграть свое представление.

САМ был не настолько глупым, чтобы совсем отказываться от охраны. Просто он  не верил в эти тела,  которые всегда рядом, но которые при случае никак не спасут его от верной пули. Он верил в тайное наблюдение и профилактику. Ради этого он и нанял этого БВБ, в прошлом профессионального разведчика. САМ был им вполне доволен,  тот реально предотвратил несколько неприятных ситуаций, и это была не последняя причина, почему он так относительно спокойно повел себя  с этими «псевдонимами». С другой стороны, САМ также не мог гарантировать, что  это на 100 % надежный и преданный человек. Поэтому он и не мог быть спокойным до конца. Либо вся эта ситуация не опасна, либо БВБ прошляпил эту смертельную для него западню...

Но Богдан Викентьевич все контролировал.  Прослушка дала ему полную информацию. Он не доложил ее по просьбе самого САМа, который предупредил, что если будет готовиться безобидная комедия, не беспокоить его подробностями, а делать свое дело, т.е. обеспечивать безопасность.

Телефон прозвонил вовремя, и  знакомый голос доложил, что содержимое бутылки – безобидный разбавленный этиловый спирт, то бишь  обычный рашн водка.

 

5.

Он давно охотился за  Смартиным. Даже натравил как-то одного конкурента. Только после того, как этот конкурент разорился и больше руки не подавал, понял что непросто будет  с этим Смартиным  справиться. Тогда он и решил действовать напролом. Воспользовавшись  своим психологическим образованием, он пошел прямо в фирму якобы предложить свои услуги. Он и предположить не мог, насколько правильным окажется это его решение. Просто делал свою работу. И ничего более...

Единственно, что он себе позволил – это рисунок розочки на обратной стороне тетрадки, ну и сама тетрадка советского типа с цитатой из Толстого...

С этого он решил начать то дело, которое задумал.

 

6.

Эта розочка на тетрадке опять неприятно кольнула в самое сердце САМа. Что-то никак не могло всплыть из тайников его смутного прошлого...

 

 

7.

Все уже давно закончилось.

Смартина преследовала  последняя фраза  психолога: «А Вы точно все вспомнили? Все с самого начала?»

Конечно все, а как же?

В то утро так ничего и не случилось.

«Псевдонимы» пришли, как и обещали.

Вместе с замом, довольные. Он позвонил БВБ, который подтвердил, что все в порядке.

Психологи получили свою зарплату. Зам. получил свою... Никаких угрожающих конкурентов похоже и в помине не было. Что ж,  поразвлекся на славу. Тетрадку оставил себе. На память. И вот теперь с этой тетрадкой, в которой была вся его настоящая жизнь, он спокойно отдыхал за бугром, на курорте. Что бы еще такого придумать?

Прыжки с парашюта и  всякие популярные «экстримы» его не интересовали. Он любил эксклюзив.

Но  все никак не мог придумать что-нибудь из рада вон выходящее.

«А Вы точно все вспомнили? Все С САМОГО НАЧАЛА?» - крутилось в голове.

И вдруг он все понял!

 

8.

Чрез две недели САМ  должен был вернуться  из отпуска. Но до дома он не доехал.  Не появился он и в фирме.

Вскоре выяснились некоторые подробности.  Его нашли на обочине дороги, сбитого машиной, с завязанными бинтом глазами. На скамейке недалеко от этого места был его дорожный чемодан.  Все это было очень странно. По словам очевидцев, он  долго сидел на скамейке у дороги, с завязанными глазами, чем, естественно привлекал к себе внимание, а потом вдруг быстро пошел на проезжую часть. На скамейке нашли  зеленую тетрадку с известным содержимым,  на обложке которой была нарисована розочка. Под розочкой  было приписано: «Спасибо. Теперь я вспомнил все.»

 

9.

Он отомщен, слышишь, девочка? Он отомщен. Прости, что поздно, я  боялся его, также как и все...

 

10.

40 лет назад.

У мамы восьмилетнего Фини день рождения. Папа за несколько дней до этого дал ему деньги на подарок и цветы. Это первый раз, когда ему доверили деньги, и Финя  благополучно  потратил их на свои маленькие детские удовольствия.  Время шло, пора было возвращаться домой. И тут он растерялся. Отец был строг,  тут шлепком не обойдется. Тогда и  увидел он эту девочку. Она сидела с забинтованными глазами на скамеечке недалеко от больницы,  видимо, после операции, и  ждала маму. В руках она держала детский кошелек, а рядом с девочкой лежала красивая красная роза. Он подошел к ней. То, что он сделал потом, еще долго странными ощущениями преследовало его по жизни. Но,  с возрастом, и с тем опытом, о котором он сам и поведал, все благополучно забылось.

- Хочешь мороженого? – спросил он.

- Хочу, а ты кто? – сказала девочка.

- Твой друг. Дай  деньги, я сейчас сбегаю -  сказал он, а сам наблюдал, правда ли она ничего не видит.

Убедившись, что это так, он схватил кошелек и цветок, и побежал по зеленому сигналу через дорогу.

- Я здесь, я здесь!!! -  кричал он с другой стороны дороги...

Девочка сначала робко, а потом быстрее побежала на голос. Но уже давно горел красный свет. Он увидел все...

Потом быстро и спокойно пошел  дарить своей маме цветок.

Без подарка, так как денег в кошельке той девочки не оказалось.

 

11.

Психолог вспоминал, и слезы стояли у него в глазах...

Он был свидетелем. Видел все из окна своего дома. Сразу узнал и мальчика, с которым учился в одной  школе. Видел все, и промолчал. Долгие годы он носил в себе это груз, а потом, повзрослев, неосознанно стал следить  за  Смартиным,  всегда  был в курсе его дел, но ни на что не решался.  Долго, слишком долго  он ни на что не решался. А тут все произошло как бы само собой. Единственное, что он сделал, был рисунок на  обложке тетрадки. Красная розочка  на белой деревянной скамье.

Но этого оказалось достаточно.

Все остальное доделал САМ.

 

© Ю.А.Потапенко, 2006