Прошлое и будущее


                                             



Тёмная комната. На сцене кровать, зеркало перед которым горит свеча, окно.
Григорий спит на кровати и видит сон.
Голос за кадром:
Мы жили на окраине Москвы. В двухэтажном доме, где кроме нас жили ещё несколько семей. Перед домом был общий двор с огороженной
 тереторией.  Вообще, все соседи жили дружно. Помогали друг другу.  И в радостях и в горестях были вместе, поддерживали,  кто чем может. Сейчас так не живут. Пока мы, пацаны, гоняли мяч, взрослые выносили столы и стулья и устраивали  вечерние посиделки с самоваром и долгими душевными разговорами. Мне очень нравился наш уютный дом. Нравился со всеми нашими соседями.  Я пронёс эту любовь, к этому определённому месту, через года. И даже сейчас, стоит мне вспомнить те тихие вечера во дворе перед домом, и я невольно начинаю улыбаться.  Мой отец был начальником продуктовой базы. Был уважаемым и обеспеченным человеком. Но как и у всех, у него была одна слабость. Он любил женщин. Его постоянно окружали разные женщины, причём каждый раз новые. Мама видела это, но ничего не могла поделать. Она  очень любила отца и поэтому терпела его частые загулы. Из моего детского внимания не ускользало, как мама закрывшись в ванной комнате, открывала воду, и думая что её никто не слышит, плакала.
Я часто выпрашивал у отца деньги на сладости и на эти деньги покупал билет в кино. Первым, увиденным мною фильмом, был "Амаркорд". С тех пор я влюбился в кинематограф. Я бегал смотреть все фильмы, которые привозили в тот открытый, летний кинотеатр. Особенно я любил индийские фильмы. Мне нравилось, как герои весь фильм танцевали и пели. Всё было так красочно. И всегда заканчивалось хорошо. С тех пор я мечтал стать кинематографистом. А если быть точнее, сценаристом. Мне хотелось придумывать разные истории, чтоб потом по ним снимались фильмы. Я даже и не мог представить, что всё получится совсем на оборот. Помню, как в очередной раз попросил у отца деньги на конфетку. Отец протянул мне деньги, улыбнулся и сказал, чтобы я  не оставался на вечерний сеанс. Он был мудрым человеком.

Шумный двор.

Во дворе накрыт длинный стол. Стол заставлен разными явствами и спиртным. На столе горят свечи. Маленький Григорий сидит рядом с отцом и смотрит на него.
Отец: (Смотря на горящую свечу) Вы знаете, что происходит, когда горит свеча?
Марат: А что тут может происходить? Горит свеча, и пускай себе горит.
Павел Петрович: Это простой физический процесс
.
Отец: Нет. Это целое таинство. Нить свечи обращается к воску. Отпусти меня. Я умираю вместе с тобой" На что воск отвечает "Если б не я, ты была бы простым шнурком для туфлей" (Отец поворачивается и смотрит на мать)
Марат: Надо же! Сто тысячи раз видел, как горит свеча, но об этом ни разу не задумывался.
Анатолий: (залпом выпивая стакан водки) Эх, хороша зараза! Между прочим, врачи рекомендуют для очищения организма. Не правда ли, дорогой Павел Петрович?
Павел Петрович: (затягиваясь беломором) Правда, правда Толя. Только они имеют в виду не это (указывая на бутылку водки), а хороший коньяк.
Отец: (беря в руки бутылку и рассматривая её) А что с водкой? Хорошая водка! Вчера только завезли
.
Анатолий: (Отцу) Кстати, о коньяке. Помнишь, ты мне проиграл бутылку армянского коньяка? Когда будешь возвращать должок?
Отец: (улыбаясь) Верну, верну. Скоро будет завоз.
Анатолий: Я уже второй месяц это слышу,
Отец: Потерпи, я сказал что принесу.
Павел Петрович: Толя, завязывал бы ты с этим. Пожалей свою печень, она у тебя одна. Я тебя предупреждаю как врач.
Анатолий: А что? Если  есть кто её делает (указывая на спиртное) то нужен тот, кто её должен пить!  Между прочим, в древней Греции виноделие считалось священным действием. У них на этот счёт даже был свой бог-Дионис-бог виноделия.
Измаил: Дядя Толя, если у них Дионис-бог виноделия, то у нас ты- бог винопития.
Все смеются.
Павел Петрович: А потом нам этих богов лечить?
Лев Сергеевич:  Эх, хотел бы я, чтобы и мой сын стал врачом. Хорошая и уважаемая профессия. А он, балда, пошёл и сдал документы на факультет кинорежиссуры.
Отец:  Почему  балда? Очень даже хорошая профессия! Вот мой сынок
 тоже  наверное режиссёром станет. Он не пропускает ни одного фильма. Будут снимать фильмы, встречаться с красивыми женщинами.
Анатолий: (разливая водку
 по маленьким рюмочкам) Даже Ленин говорил: Важнейшим из исскуств  является кино.
Лев Сергеевич:  И потом, если б он стал режиссёром художественных фильмов, ещё куда бы не шло. Так он выбрал научно популярное кино. Будет снимать разных букашек и таракашек. С красивыми женщинами там встречаться негде. Разве что со старыми лаборантками.
Измаил порывается встать со стула и уйти. Лев Сергеевич придерживает его за плечо и усаживает на стул.
Лев Сергеевич: Сиди уже, никуда не уйдёшь.
Сара: (с окна второго этажа) Ну что вы хотите от ребёнка?  Он уже взрослый человек и сам в состоянии сделать выбор. И потом, с бабами он успеет встретиться и в институте. От отца не будет отставать. (обращаясь к Льву Сергеевичу) Сам - то по молодости не пропускал ни одной юбки.
Марат сидя за столом, начинает смеяться. Сара и Роза спускаются во двор и тоже усаживаются за столом.
Лев Сергеевич:  Ну что ж? Давайте выпьем за прекрасных дам и за тех кого мы берём в жёны.
Отец:  Давайте выпьем за всех дам. В особенности за тех красавиц, которых мы берём в  жёны. Если бы не женщины, то человеческий род остановился бы!
Звук бокалов и рюмок.
Лев Сергеевич: Да ну! Кому нужен такой род?
Измаил опять порывается встать и выйти из за стола. Лев  Сергеевич снова держит его за плечо.
Лев Сергеевич:  Я сказал, что никуда не уйдёшь.
Павел Петрович:  А я хочу выпить за свою жену. Я благодарен ей, что всё это время, она была рядом со мной. Дарила тепло и любовь. Я приходил домой, усталый и злой. А дома меня уже ждал горячий ужин и домашний уют. Именно на таких женщинах держится мир.
Роза: ( Взволновано. Со слезами на глазах)  Дорогой,  я так растрогана.  Мы  уже  шесть  лет  женаты. Всё это время я не требовала от тебя не дорогих украшений, не меховых шуб. Я лишь хотела простых нежных слов. И вот дождалась! (Вздыхает) Дорогой, я так счастлива!
Роза выпивает бокал вина и шумно выдыхает.
Роза:  Дорогой, если так, то я должна тебе признаться. Я иногда, когда ты был особенно молчалив и не уделял мне внимание, заваривая тебе чай, плевала в него. Обещаю, больше так не сделаю никогда. (Начинает плакать)
Наступает молчание. Все с удивлением смотрят друг на друга. Вдруг Марат громко закатывается хохотом.
Анатолий: А, собственно, кто сегодня заваривал чай?
Сара:  Не обращайте  внимание, она пьяна. Вот и несёт всякую чушь. Но на всякий случай, сегодня чай заваривала я.
Отец: (Саре) Отведи свою подругу в комнату, пусть отдохнёт.
Сара поднимает со стула плачущую и одновременно смеющуюся Розу. Они поднимаются по лестнице.
Сара: (Пьяной Розе) С сегодняшнего дня, я сама буду заваривать чай.                                              

Голос за кадром:
Школу я не любил. И не из-за того что не успевал, как раз таки наоборот, предметы мне давались очень легко. Мне просто было не интересно сидеть на уроках. Просидеть 45 минут на одном месте было выше моих сил. Вот я и развлекался, как мог. Любимое наше развлечение состояло в том, что бы с помощью маленького зеркальца, укреплённого на носке ботинка разглядеть нижнее бельё у учительницы. Что и говорить, было опасно! Но это и привлекало! Разумеется, об этом знали всего несколько посвящённых. Среди них был и Максим. Мальчик из нашего класса. Жалкий, трусливый, мелочный, но исполнительный тип. В классе его никто не уважал. Так, терпели как одноклассника. Общение с ним исчерпывало себя простыми поручениями, которые он старался исполнить, чтобы заслужить наше уважение. Но иногда встречаясь с ним взглядом, который он тут же уводил, я читал в нём столько ненависти и злобы, что мне становилось на мгновение страшно.

Школа.

Григорий сидит за первой партой, с вытянутой под партой ногой, на носке которой закреплено зеркало. Мальчики сидящие за Григорием с любопытством вытягивают шею в надежде разглядеть что-нибудь  интересное.
Учительница:  Григорий, я тебя тысячи раз предупреждала, что нужно сидеть прямо.
Григорий:  Анна Петровна, я не могу прямо сидеть. У меня геморрой.
Класс  взрывается смехом.
Учительница:  Если ты болен, обратись к врачу. Пусть он выпишет тебе справку. Или не приходи в школу. Впрочем, я думаю врач удивится такому геморрою, который длится уже год. Или сядь прямо, или выйди из класса.
Григорий:  Но я не могу сесть прямо. Я же сказал, у меня геморрой.
Учительница:  В таком случае, молодой человек, выйди из класса.
Григорий выходит из класса и видит в коридоре двух своих приятелей.
1-ый школьник: Ну что? Опять выгнали?
Григорий:  Да, но мне и самому не нравится химия. Я вообще не понимаю, зачем нужно изучать науку, с помощью которой делают химические бомбы.
2-ой школьник: Ну, я бы так не говорил. Ведь с помощью химии делают лекарства, которые потом спасают людей.
Григорий: Вот так всегда. Одно и тоже, может убить, а может и спасти.
1-ый школьник: (Подойдя по ближе. Шёпотом)  Ну как? Сегодня у неё (указывая на закрытую дверь класса) какого цвета были?"
Григорий: Нет. Сегодня ничего не увидел. Она сразу выгнала меня из класса.
1-ый школьник: Мне брат рассказывал, что в древней Греции, войны, уходя в походы, надевали на жён железные трусы с замком. А ключ брали с собой.
2-ой школьник: Странно. А зачем они это делали?
1-ый школьник: Ну, ты балда. Это же понятно. Чтоб жёны им не изменяли с другими мужчинами.
Григорий:  Дураки, эти древнегреческие войны. Если женщина захочет, то изменит, если даже её запереть в сундук.
2-ой школьник: Ты то, откуда это знаешь?
Григорий: Папа говорил. Он в этих делах понимает.
1-ый школьник:  Интересно. Наш сосед тоже время от времени куда- то на месяц исчезает. Это называется командировка. А его жена за весь этот месяц носа своего не показывала на улицу. Мне кажется, что  сосед тоже одевает на свою жену железные трусы. И перед приходом домой всегда проверяет почтовый ящик.
2-ой школьник: Почему?
1-ый школьник: Потому что, другой мужчина может написать ей письмо.
Григорий: Твой сосед, такой же дурак, как и те древнегреческие воины. Наверное, у неё давно уже есть дубликат  ключа, и она прячет его где-то дома.
Звучит звонок на перемену. Сцена заполняется разговаривающими и смеющимися детьми. Марина вместе с другими девочками стоит в сторонке и о чём-то разговаривает с подружками.

Голос за кадром:
Это Марина, и  я  её люблю. Может я и незнаю, что такое любовь. Кто-то любит шоколад, кто-то деньги, а я люблю Марину. Она учится в параллельном классе, и она самая красивая девочка в школе. Мне говорили, что папа у  Марины капитан дальнего плавания и по национальности он еврей, а мама русская. Марина живёт недалеко от нашего дома, и я часто, по вечерам, бегал к ним во двор в надежде хоть мимолётом увидеть Марину в окне. Несколько раз мне пришлось подраться с дворовыми мальчишками, но я считаю,  что ради любимой нужно идти на подвиги. И свои подвиги я посвящал Марине. Максим тоже любит Марину. По крайней мере я несколько раз видел как он провожал её до дома, и при этом нёс её портфель. Дурак!       На что он рассчитывает? Неужели такая девочка, как Марина, обратит внимание на такого труса? Он ведь ещё и трус. Он боится, что если его мама узнает, что он любит девочку, то накажет его. А вот я не боюсь своей любви. И пусть мама меня накажет. Как я уже говорил, ради любимой нужно идти на подвиги.
Максим с булкой в руках подходит к группе девочек и протягивает булку Марине.  Марина взглянув на Григория, смеясь, берёт булку от Максима. Девочки переглядываются и начинают шептаться.
Марина: Ой, Максимка, спасибо. Ты такой внимательный.
Марина откусывает от булки кусочек.
Максим: Марина, а можно проводить тебя сегодня?.
Марина: Не знаю. Я подумаю.
Марина опять бросает взгляд на Григория.
Григорий: Эй, Максим. Что ты там среди девчонок делаешь? Иди, посиди с мужчинами.
Максим нехотя отходит от группы девочек и подходит к мальчикам.
1-ый школьник: Слыхали, в киоск завезли американские журналы с голыми женщинами. Продают своим из под полы.
Григорий:  Да ну! В какой киоск?
1-ый школьник:  В тот, который рядом с твоим домом.
Григорий: Слыхал Максим? Продавец ведь тебя тоже знает? (вытаскивает горсть монет) На, вот. И что бы завтра без журнала в школе не появлялся.

 

Квартира.

Бабушка: (кричит) Срамота! Посмотрите, что читает этот бесстыдник. Голые бабы на каждой странице! И всё написано на английском"
Дядя: (выкручивает ухо у Григория) Что это такое, а? Откуда ты это взял?
Григорий: (Кричит) Ааааа, моё ухо! В киоске купил, в киоске.
Отец: (проходя в комнату) Что тут случилось?  Что за крик?
Бабушка: (Протягивая журнал отцу) Ты посмотри, посмотри, что творит твой сын.
Отец: (Разглядывая журнал) Ну и что? Люди купаются на море. Отдыхают. Их, во время этого отдыха, сфотографировали.
Бабушка:  И ты туда же? Ты посмотри, сынок, это же не люди. Это голые, бесстыдницы. Совсем ребёнок испортился.
Отец:  (Григорию)  А откуда ты это взял?
Григорий:  В киоске купил.
Бабушка:   Это ж надо такую срамоту продавать. Так же всех детей испортят.
Мать:  Ничего. Я заберу его на 10 дней в деревню. Там дед, живо, выбьет дурь у него из головы.
Григорий:  Мамочка, нет. Я не хочу в деревню. Пожалуйста, не забирай меня туда.
Голос за кадром:
Я боялся не деда, хотя он довольно часто хватался за ремень, когда я баловался. Я боялся остаться на целых 10 дней без моей Марины.

И вот десять дней спустя.
Григорий с матерью поздно вечером возвращаются из деревни. Дома они застают женщину, которая курит у двери. Увидев входящих, женщина бросает сигарету и обращается отцу.
Женщина: Ну,  я пойду, а то поздно уже.
Мать: Ну что вы? Куда вы собрались, на ночь глядя? Останьтесь, сейчас я и на стол накрою. Попотчую вас чаем с вареньем. Такой красивой гостье ночью в городе находится опасно.
Григорий: Папа, а кто это? Прям, как те отдыхающие из журнала.
Женщина: (жеманно улыбаясь)  Нет, наверное, я пойду. А то, знаете ли, хозяин дома устал.
Женщина берёт сумочку и напевая песенку спускается по лестнице.
Мать садится на ступеньки и начинает плакать.
Отец: (выходя из дома) Если расскажу, не поверите. Вечером возвращаюсь с работы, вижу сидит возле лужи одна лягушка и плачет. Спрашиваю её, почему ты плачешь? Она отвечает, что ей холодно и одиноко, потому что никто не хочет её забирать домой.  Ну  вот я её и подобрал и принёс домой. А она дома сбросила с себя лягушачью кожу и превратилась в эту гражданку.
Мать: (рыдая) Не рассказывай мне сказки.
Отец: (пожимая плечами) Ладно.
Отец одевает пиджак и выходит из комнаты. Григорий подходит к матери и гладит её по голове.
Григорий:  Не плачь мама. Может папа правду говорит, она и в правду была похожа на жабу.
Мать: (со слезами на глазах смотрит на Григория) "Ты прав, сынок, она действительно похожа на жабу. (улыбается) Я так люблю твоего отца, но он этого не понимает. Но я знаю, что он тоже любит свою семью, .нас. Но, словом дурак твой папка. (утирает слёзы) Пусть делает что хочет. Никому об этом не говори.

 

 

Школа.

Григорий вместе с мальчиками подходит к Максиму. Максим стоит и на коленке пишет какую-то записку. Один из мальчиков хватает бумажку и бросает другому мальчику, который тут же разворачивает бумагу и читает написанное. Максим бросается к мальчику, и с трудом отбирает бумажку.
Григорий: (Смеясь) Максим, что это? Любовная записка? Ну ладно, ладно не злись. Я тебя искал. На деньги. Сбегай в киоск, купи ещё один журнал.
Максим: (Насупившись) Больше журналов нет. Я спрашивал. Сказали, что последний журнал купил дядя Григория.
Григорий:  Дядя? Странно. И кстати, а что ты такой хмурый?
Максим:  Я?  Хмурый?  Тебе показалось.
Максим спешно уходит.
Григорий:  Странный он сегодня какой-то.
2-ой школьник:  Ну что написано было на бумажке?
1-ый школьник:  Да я не успел прочесть всю записку. Но, по моему, это была записка Марине. Он с ней прощался. Вроде как, она уезжает
Григорий: (взволновано) Что? Уезжает? (взяв в себя в руки и продолжает  более спокойно) Уезжает? Интересно, куда это?
1-ый школьник: Наверное с отцом, он же у Марины капитан дальнего следования.
Григорий: Чёрт. Я же забыл, меня мама просила купить хлеб.
2-ой школьник: Эй, подожди. Ещё ведь уроки не закончились.
Григорий убегает оставив мальчиков одних.
Голос за кадром:
Уезжает, уезжает. Это слово больно било мне по вискам. Уезжает. Как она может? Надолго ли? С кем? Когда? Почему? А вдруг, это навсегда? Последняя мысль обжигала больнее всего! Все эти вопросы требовали немедленных ответов. И я решился заговорить с ней. Первый раз в жизни. Я много раз представлял, как я с ней разговариваю, и  то, как она смеётся на моими шутками. У меня даже были приготовлены несколько удачных фраз для этого разговора. Но теперь всё изменилось. Сейчас было не до шуток. Сейчас я чувствовал, что всё о чём я мечтал, летит к чёртовой матери.
Звенит звонок. Дети высыпаются на улицу. Среди детей видна Марина. Григорий стоит неподалёку и несколько раз пытается подойти к  Марине. Но каждый раз, не доходя пару метров, разворачивается и отходит. Наконец, улучив  момент, Григорий подходит к Марине.
Григорий: (не уверенно) Марина, я, это. Ну как дела?
Марина: (смеётся) Привет, хорошо. Ты что-то хотел сказать?
Григорий:  Да. Я как раз, ну в том смысле, что?
Марина:  Странный какой-то (Марина пытается уйти)
Григорий: ( схватив Марину за ручку, но сам испугавшись своего движения, отпускает) Подожди, я хотел с тобой поговорить.
Марина: Ну,  говори уже
Григорий:  Не тут.  Можно тебя проводить сегодня"
Марина:  Можно. Хотя нет. Я уже обещала Максиму"
Григорий: Кому?  Максиму? Ну и что?
Марина:  Дурак ты, Гришка (опять пытается уйти)
Григорий:  Нет, стой. Хорошо. Тогда я буду ждать тебя вечером у твоего подъезда. Спустишься?
Марина:  Не знаю. Я посмотрю.
Марина уходит к девочкам. Григорий поворачивается и встречается взглядами с Максимом.
Двор с подъездом и скамейкой.
Григорий, в новой рубашке и начищенных ботинках, сидит на скамейке. Появляется Марина. Она тоже садится на скамейку рядом с Григорием.
Марина: Еле отпросилась у папы на пять минуточек. Ну? Ты хотел поговорить.
Григорий: Да. (пауза) Это правда, что вы уезжаете?"
Марина:  А ты откуда знаешь?
Григорий: Знаю.
Марина:  Да, уезжаем. И наверное навсегда. Ты, наверное знаешь, что мой папа капитан корабля. Но он долгое время не работал. Мы здесь жили только из-за мамы, она не хотела никуда уезжать.  И вот он решил, что мы должны уехать в Израиль. Папа говорит, что там ему предложили работу. Но мама, по прежнему, не хочет уезжать. Во всяком случае, пока. Она приедет потом, после нас.
Григорий:  Марина, а мои чувства к тебе? Я же тебя люблю. (Григорий осёкся)
Марина: (улыбнувшись)  Мы слишком молоды, чтобы думать об этом. Может быть,  когда-то мы и встретимся. Но сейчас слишком рано.
Нависла долгая пауза.
Марина: Но я буду писать тебе письма. Хочешь?
Григорий:  Да, конечно. Я тоже буду тебе писать. (пауза) Ты наверное рада, что вы уезжаете? Израиль, это так далеко.
Марина: (после паузы) Нет. (начинает плакать) Я не хочу уезжать. Я не понимаю, почему мы должны уехать? Мне здесь нравится. И я не понимаю, почему я должна с папой уехать, а мама должна остаться тут? (Марина, продолжая плакать, кладёт голову на плечо Григория)
Григорий: (Гладя Марину по голове) Моя Марина, моя Марина.
Марина: (вытирая слёзы)  Ты сам знаешь, как я к тебе отношусь. Ты мне дорог  как друг. И мне очень тяжело оставлять тебя и уезжать"
Григорий:  Друг? Всего лишь? Не называй меня так. Я хочу, чтоб мы были больше чем друзья. Я хочу связать свою жизнь с тобой. (берёт Марину за руки) Марина, Марина (пауза) я тебя….
Из окна дома высовывается голова  Марининого отца.
Отец Марины:  Марина, где ты? Иди домой. Уже поздно.
Марина: Ой, это папа. Я должна идти.
Григорий: Марина.
Марина целует Григория в щёку и убегает.

 

Аэропорт. Отец Марины и Марина прощаются с матерью.
Голос за кадром:
Она уезжала. И, почему то я понимал, что уезжает навсегда.

Марина стояла в красивом голубом платье, в таком же голубом, как небо, в которое сейчас её унесёт самолёт. Я стоял чуть поодаль с букетом цветов. Как я не старался, но найти в себе храбрость, чтоб подойти к ней не смог. Марина с отцом уже прошли во внутрь, когда вдруг к ним подбежал Максим и протянул Марине цветы. Она взяла букет, улыбнулась Максиму и бросив на меня взгляд скрылась за стеклянной дверью. Потом я ещё долго стоял один, с цветами в руках.

 

 

На экране темнеет. Слышится  звук  серен скорой помощи. Встревоженные голоса. Голос за кадром:

Наступила осень. Однажды утром отцу стало плохо. Его сразил инсульт. Он больше месяца пролежал в больнице. И в скором времени его привезли домой. Мне казалось, что он выздоровеет, ведь на свете осталось столько красивых женщин и он просто не может оставить их и умереть. Но ему становилось всё хуже и хуже.
Экран светлеет. На кровати лежит отец Григория. Вокруг него собрались дядя, бабушка и мать Григория, которая сидит у изголовья кровати.
Мать: (гладя отца по голове)  Это всё женщины. Это всё они виноваты. У тебя же гипертония, да и не молодой уже. И всё на лево смотришь. Я же тебя предупреждала.
Отец с трудом подняв руку, пальцами показывает матери чтоб она пригнулась к нему. Мать склоняется над отцом.
Отец:  Милая Гюля. Ты знаешь, что я всегда тебя любил. Что всё, что я не делал, я делал ради вас, ради своей семьи. И если я иногда был не прав, то прости. Я всю жизнь делал тебе больно, старался не замечать твоих страданий, а ты терпела. Ты видела всё и молча терпела, даже слова никогда не сказала на этот счёт. Боже, лучше б ты закатывала скандалы и кричала об этом на каждом углу.
Мать:  Молчи, тебе нельзя разговаривать.
Отец:  Подожди, дай сказать.  Хотя бы раз в жизни я буду честен перед тобой. Однажды, когда ты была в деревне, я прогуливался с очередной женщиной. И вдруг увидел объявление на столбе. Там было написано, что потерялась собака, собака. И вдруг я понял, что эта потерявшаяся собака я!   Я потерялся в этой жизни.

И единственным светом, на который я могу пойти, это ты, дорогая. Ты и наш сын. Только благодаря тебе наша семья ещё существует. Спасибо. Я так виноват перед тобой.
Бабушка:  Сынок, закрой глаза и попытайся заснуть. Тебе нужно отдыхать.
Отец:  Ты права, мама, мне уже пора отдохнуть.
Отец закрывает глаза, и его бесчувственная рука падает на постель.
Мать:  Дорогой, милый (пауза) Милый. (пауза затем крик матери) Он умер!
Бабушка и мать склоняется над отцом и начинают рыдать.
Дядя: (положив руку на плечо Григория) Теперь ты мужчина в доме. Всё будет нормально. Крепись.



 

Голос за кадром:
Может я не всё понимал, но очень старался понять. Спустя семь месяцев, из-за болезни, умерла мать Марины. Умерла в одиночестве. О её смерти не узнали не Марина, не её муж.  Когда она была ещё жива, я часто спрашивал её о Марине. Но всегда слышал один и тот- же ответ, что никаких новостей нет. Я примерно знал адрес Марины, и даже писал ей письма, но не разу не получил ответа. На почте я пару раз встретил Максима. Он тоже отправлял кому-то письма, но в отличии от меня получал ответы. Так сказала мне работница почты. Но отвечать на вопрос, кому он писал, и от кого получал ответы, она решительно отказалась.
Проходило время. Я рос и взрослел. Как и мечтал, я закончил Кинематографический институт по специальности "сценарист". Сейчас, я задумал сценарий фильма про заключённых. С огромным трудом, через знакомых, у одного генерала внутренних дел, я раздобыл пропуск, который открывал для меня любые двери исправительных учреждений. Сам я всегда боялся попасть в тюрьму. И по этому, несколько раз в своей жизни, приходилось идти на сделку с совестью. А вот Марат не захотел это сделать. В последнее время, среди жителей нашего дома, упорно циркулировал слух об отношениях супруги Марата с его другом Измаилом. Вроде бы, их видели вместе, когда Марата не было дома. Но я в это не верил. Ведь Марат и Измаил дружили с детства.
Двор.

Во дворе перед домом накрыт стол. За столом сидят Анатолий, Григорий, Марат и Роман. Они пьют чай.  Павел Петрович, с сумкой в руках, провожает кого-то у калитки.
Павел Петрович проводив бритого на голо, незнакомца подходит к остальным соседям и садится за стол.
Павел Петрович: За сыром приходили.
Все смотрят на Павла Петровича.
Анатолий:  Ты что? Теперь сыром торгуешь?
Павел Петрович: А что мне с ним делать? Директор сырного завода прислал две бочки сыра. Отблагодарил за то, что сына вылечил от алкоголизма. Я половину вам раздал, а вторую решил распродать. Сам то я сыр не люблю.
Анатолий: И напрасно. Закуска из сыра самая лучшая. Мы вот с Маратом вчера это дело опробовали. (Марату) Марат, подтверди. Кстати, а что ты такой хмурый?
Марат: (туша сигарету, а пепельнице) Да так  Гаишник остановил и выписал протокол.
Все с удивлением смотрят на Марата.
Павел Петрович: Купил наконец-то машину?
Анатолий: Эй, когда успел? Вчера ты про машину ничего не говорил. Теперь нужно проставиться. Это ж надо отметить.
Марат:  Да какая машина? Вы что? Мне выписали протокол, за то что я проходил улицу в не положенном месте.
Все смеются.
Лида выходит из дома.
Марат: Ты куда?
Лида: Навестить маму.
Марат: Ты навещала её вчера.
Лида: И что? Сегодня опять иду навещать. Нельзя?.
Марат: Нельзя
Лида: Вот ещё. Будешь мне указывать, что мне делать.
Марат встаёт и преграждает Лиде дорогу.
Лида:  Уйди с дороги.
Марат: Кому ты врёшь? К маме она идёт. Хотелось бы посмотреть на этого  маму.
Лида:  Ты опять за старое. Ты меня ревнуешь к каждому столбу. Шагу не могу ступить без твоего окрика. Да если бы я хотела тебе изменить, ты ничего и не заметил бы.
Марат:  Значит, ты всё- таки думаешь об этом.
Лида: О чём?
Марат: Об измене мне.
Лида: Ну  всё! Ты мне надоел! Отойди и дай мне пройти.
Марат:  Ладно, уходи. Но знай, что когда-нибудь я докопаюсь до правды.
Лида: (уходя) В том дерьме, в котором ты копаешься, правды нет.
Марат входит в свою комнату и крепко хлопает дверью.
Григорий: (Павлу Петровичу) Павел Петрович, может  поговорите с сыном? Всё это может плохо кончиться.
Павел Петрович: Он не хочет говорить со мной по этому поводу. Поговорите сами с ним. Может у вас получиться.
Во двор проходят два человека в костюмах и с папками под мышками.
1-ый человек с папкой:  Добрый вечер
Сидящие за столом:  Здравствуйте.
1-ый человек с папкой:  Как я понимаю, вы живёте в этом доме.
Павел Петрович: Да, вы правильно понимаете.  А в чём, собственно, дело?
2-ой человек с папкой:  Сейчас объясню. Мы здесь, что бы вы поставили свою подпись вот тут. (протягивает бланк договора).
Анатолий:  Ах вот оно что. Да-да, мы уже получали ваше уведомление на счёт того, что нашему дому предстоит снос, из за того, что тут какой-то  олигарх хочет построить торговый центр.
Григорий:  Да-да, я тоже об этом слышал. Конечно, никаких проблем. Давайте ваш договор.
Григорий берёт договор, ставит свою подпись и возвращает документ. Все недоумённо переглядываются.
2-ой человек с папкой: (взяв договор у Григория и ознакомившись с подписью)  Это какая-то шутка? Что вы тут нарисовали? Фигу? Молодой человек, я тут не шуточки пришёл шутить. Это важное дело, и я требую, чтобы присутствующие относились к нему серьёзно"
Во двор входит Лида и поднимается к себе в квартиру. Слышатся голоса:
Что случилось? Почему вернулась?
Деньги забыла взять.
Что? У твоей мамочки на ресторан денег нет?
Как ты мне надоел.
Кстати, что это за майка? Что делает мужская майка у тебя под подушкой?
Это твоя майка.
У меня не было такой майки.
Лида выходит из квартиры и быстро спускается по лестнице. Марат выходи за ней, тряся в руке майку.
Марат:  Стой. Я не договорил. Чья это майка?
Лида выбегает за калитку.
Марат: (спускается во двор и кричит вдогонку  Лиде)  Шлюха. Потаскушка. Я знаю, чья это майка.
1-ый человек с папкой: "Что у вас тут происходит? У кого- то выросли рога?
Марат подходит к 1-ому человеку с папкой и надевает ему на голову майку. Затем берёт со стола нож и вонзает ему в ягодицу.
1-ый человек с папкой: (кричит) Спасите, он ударил меня ножом. Он меня убивает. Звоните в милицию.
Марат осознав что натворил, садится за стол и обхватывает руками голову. Во двор заходит наряд милиции. На руки Марата надеваются наручники и Марата уводят.
                                             

Голос за кадром:
Марата осудили на 2 года с отбыванием наказания в "Матросской тишине". С тех пор прошло 6 месяцев. За всё это время я не разу не навещал Марата. И вот, оказавшись по делам сценария к фильму в "Матросской тишине", у меня появилась отличная возможность навестить своего давнего знакомого.
Комната свиданий.

Григорий и Марат сидят друг перед другом и молча смотрят.
Надзиратель: У вас осталось 5 минут.
Марат: (собирает в сумочку принесённые Григорием гостинцы)  На улице  жарко?
Григорий: Очень.
Марат: А тут прохладно.  (Марат зовёт  надзирателя и они уходят)
К  Григорию подходит старшина и сообщает, что с ним хотел бы поговорить начальник тюрьмы. Они идут по длинному коридору. Открываются и закрываются решётчатые двери. Слышен лязг ключей. Григорий входит в комнату к начальнику тюрьмы. На рабочем столе начальника тюрьмы, лежат колбаса, хлеб, лук и открытая баночка консервов.
Нач. тюрьмы:  Ааа, вот и вы. Проходите, садитесь.
Начальник тюрьмы открывает сейф и достаёт оттуда бутылку водки и гранёный стакан. Наливает в стакан водки.
Нач. тюрьмы: (стукнув бутылку о стакан)  Будем? (пьёт из горлышка бутылки и закусывает колбасой)
Нач. тюрьмы: Это мой кабинет. А это (показывая вокруг) моя тюрьма. Хотя, почему тюрьма? Это мой дом родной в котором всё подчинено моему приказу. Здесь даже пукают по моей команде. И вы знаете, я очень гостеприимный хозяин. Все, рано или поздно, оказываются моими гостями. (снова выпивает из горла) А для меня никакой разницы нет, кого встречать. Будь то инженер или директор школы, водитель или...сценарист. (смотрит на Григория) Я даже подумываю о том, чтобы открыть тут кружок самодеятельности.
Григорий:  Вы хотели со мной поговорить, только из-за того, чтобы сообщить мне об этом?
Нач. тюрьмы:  Да нет, просто я хотел познакомиться. (многозначительно смотрит на Григория) Мало ли.  Может ещё встретимся  у меня.
Григорию становится жарко, он покрывается испариной. Григорий открывает верхнюю пуговицу рубашки и чуть расслабляет галстук.
Нач. тюрьмы: Ну  что вы так разволновались? Вам у меня не нравится?
Григорий:  По правде говоря, здесь у вас душновато.
Нач. тюрьмы:  Ну что вы, голубчик? По сравнению с камерами заключённых, тут практически свежий, горный воздух. Они же сидят по 8-9 человек, в камерах рассчитанных на 4 зека. Вот выпейте. Должно помочь.
Нач. тюрьмы ставит перед Григорием мутный стакан и хочет налить в него водки.
Григорий:  Наверное, я уже пойду. А то, я и так задержался у вас тут.
Нач. тюрьмы: Задержался? (смеётся) Вы сидите у меня всего то, минут пять и уже хотите уйти. А тут у меня сидельцы сидят, по 20-25 лет. Вот они, действительно, задержались. Эх, вот было золотое время, когда я работал начальником женской колонии. Потрясающее было время. Вызывал к себе любую. Представляешь, 1200 баб и выбирай любую. Бывало что залетали. А я как узнавал об этом, то сразу устраивал им встречу с другими мужиками. А потом вешал на них моих деток. Но ты не думай, что я бросал своих детей. Вот (Нач. тюрьмы достаёт из сейфа пухлую папку) Все они здесь. Здесь всё. Где они? Как их зовут? Кем стали? Теперь я, своего рода, отец-герой. Как видишь, и в такой жизни есть свои радости. Просто, чтоб познать их надо тут (выдерживает паузу) пожить.
Григорий встаёт из- за стола и на слабых ногах выходит из кабинета. Нач. тюрьмы следует за ним. В это время по коридору конвоиры ведут арестанта. За арестантом тянется лужица мочи. Нач. тюрьмы, увидев это, с разбегу пинает арестанта в спину. Потом разворачивается, и бьёт одного из конвоира под дых.
Нач.тюрьмы: Еб вашу мать, а! Что вы тут антисанитарию разводите? Как же вы мне надоели!? Всех в могилу сведу, суки!
Григорию становится плохо. Он опираясь о стену, пытается найти выход. Увидев это, нач.тюрьмы приказывает одному из конвоиров вывести Григория на улицу. Нач.тюрьмы смотрит ему в след и многозначительно улыбается.

Город. Книжный магазин. За прилавком стоит молодая девушка и читает книгу.
Григорий проходит мимо магазина. Увидев в за прилавком красивую девушку, Григорий останавливается и, подумав, заходит в магазин.
Григорий:  Здравствуйте. Я только что вышел из тюрьмы. У вас не будет десяти рублей в долг? Я очень есть хочу.
Девушка, оторвавшись от книги,  испуганно смотрит на Григория.
Григорий: Ну что вы испугались? Я не сделаю вам ничего плохого. Дайте мне просто десять рублей. Я обещаю, что верну их.
Девушка дрожащими руками достаёт из кассы всю дневную выручку и протягивает Григорию.
Григорий: Нет. Этого много. Мне нужно всего лишь десять рублей.
Девушка испуганно смотрит на Григория. Григорий улыбается девушке, поворачивается и идёт к выходу.
Девушка: Эй, стойте.
Григорий поворачивается и видит девушку, которая протягивает ему 10 рублей. Григорий берёт их.
Григорий:  Я обязательно верну вам. Обещаю.
Григорий заходит в ближайший продуктовый магазин и покупает булку. Потом, жуя булку, подходит к книжному магазину. Девушка видит, как Григорий  жует булку и смотрит на неё.  Девушка вытирает с глаз слезинку. Григорий уходит.

 

Двор дома. Соседи сидят за столом и что-то бурно обсуждают. Входит Григорий.
Анатолий: (Пьяным голосом) Знаешь, Гриша. Мы все против того, что бы сносили этот дом. Мы ни за что не согласны уезжать отсюда.
Григорий:  Это правильное решение. Этот дом нам очень дорог. Мы провели здесь прекрасные времена. И я ни за что не согласен отдавать его какому-то зажравшемуся толстосуму.
Павел Петрович: Кстати, а знаешь кто этот зажравшийся толстосум?
Григорий: Кто?
Павел Петрович: Ты его отлично знаешь. Это тот самый Максим. Помнишь его? Он с тобой учился ещё в школе.
Григорий:  Да не ужели!? Вот сволочь.
Анатолий:  Сволочь- не сволочь, а своё дело знает. Говорят сейчас он большой начальник. Пол Москвы скупил и замахивается на другую половину.
Григорий: Чего же ему не хватает? Что ему, других мест под застройку мало?
Павел Петрович: Я тоже не могу взять в толк. Прицепился именно к нашему дому. Как бульдог.
Сара: Сегодня опять приходили за подписями.
Григорий: Ну и?
Сара: Что ну и? Я подписала.
Григорий вопросительно смотрит на Сару.
Сара: (засмеявшись)  Подписала неприличным словом.
Григорий тоже смеётся в ответ.
Рая выходит из квартиры и держа в руках какую-то папку спускается по лестнице.
Анатолий: Раечка, доченька. Ты куда-то идёшь?
Рая:  Да, папочка. Мне нужно подписать несколько контрактов. У меня проекты висят. Сегодня продаём несколько новостроек в центре. Проект на несколько сот миллионов долларов.
Анатолий:  Хорошо, доченька. Иди. Удачной сделки. Только поздно не возвращайся, а то мы волнуемся.
Рая уходит. Повисает пауза.
Анатолий со вздохом обращается к Павлу Петровичу.
Анатолий: Неужели нет никакого лечения от шизофрении. Бедная девочка. Сердце разрывается, когда смотрю на неё.
Павел Петрович:  Я уже тебе говорил, Толя, что есть лекарства, которые лишь подавляют болезнь. Полного излечения не существует. У всех пациентов с этим диагнозом, которые наблюдаются у врачей, рано или поздно происходят рецидивы. Раечка спокойная девочка. Она живёт с своём мирке, в котором занимается риэлторством. Просто не надо лезть к ней туда. Пусть продаёт и покупает свои дома и земельные участки. От вас требуется лишь терпение и забота. Это ей сейчас нужнее лекарств и терапий.
Во двор входят Измаил и Лида. Они молча поднимаются в квартиру к Лиде.
Роза: Вот бесстыдники, это уже никуда не годится. Совсем совесть потеряли. Упрятали Маратика в тюрьму, а сами милуются у всех на виду.
Павел Петрович: Не лезь не в своё дело.
Роза: Как это не моё дело? А кто об этом будет  беспокоиться, если не мы? У Маратика никого кроме нас нет"
Из калитки во двор просовывается чья-то бритая голова.
Роза: (Павлу Петровичу) Вставай, опять за сыром пришли.
Григорий:  Что опять за сыром?
Павел Петрович:  Директор маслозавода со мной расплатился двумя бочками сыра. Я ему сына спас от алкоголизма. И что мне с этими двумя бочками сыра делать? Приходится продавать.
Григорий: (смотря на криминального вида покупателя сыра) Что-то он не очень похож на любителя сыра.
Павел Петрович возвращается с пакетом сыра и протягивает его бритому.  Бритый берёт пакет и спешно выходит из калитки.
                                                             

 

                                                                  


Офис. Кабинет Максима.

1-ый человек с папкой: (Прихрамывая на  одну  сторону ходит за Максимом) Я никак не могу заставить их подписать договор. Они сопротивляются. А  за всем стоит этот Григорий. Это он подговаривает их не подписывать договоры.
Максим: (Держа в руке сигару) Этот так просто не согласится. Упёртый. Ну, ничего. (Повернувшись к подчинённому) Представьте, что играете в шахматы. Начните с малых фигур. Нужно, для начала, обработать Марата и его жену. После того, что у них случилось, они вряд ли будут жить вместе. Измаил, думаю, тоже не будет артачиться. А если он согласится, то его престарелый отец, тоже подпишет договор. Кто там ещё?
2-ой человек с папкой: Анатолий с его сумасшедшей семейкой.
Максим:  Ах да. Этот алкоголик. Думаю, если его с одной стороны прижать, а с другой стороны пообещать всяческих благ, то он тоже сломается. (1-ому человеку с папкой) Отправьте туда санитаров из неврологического диспансера. Пусть поднажмут. Скажут, что её дочь должна лечь в больницу в связи с её душевным состоянием. А потом придёте вы и скажите,  мало того что, решите все проблемы с психушкой, но и возьмёте эту девочку на работу в риэлтерскую контору. Думаю такой расклад дел, перевесит его упрямство. (после паузы) Ну что стоите? Действуйте!
2-ой человек с папкой:  Сейчас же исполним.
1-ый человек с папкой: Кстати, Максим Яковлевич, у вас шнурок на ботинке развязался.
Максим: Развязался – завяжи.
1-ый человек с папкой: Но, Максим Яковлевич, мне тяжело наклонятся.
Максим: Может, тебе и работать тяжело? Можешь передать дела помощнику и написать заявление об увольнении.
1-ый человек с папкой, после этих слов, быстро наклоняется и завязывает шнурок ботинка Максима. Максим самодовольно улыбнувшись, затягивается сигарой.

 

Город. Книжный магазин.
Григорий стоит перед витриной книжного магазина. Через стекло он видит, как девушка рассчитывается с очередным покупателем. Подняв голову, девушка, видит Григория. Она знаками показывает Григорию, чтоб он заходил. Григорий заходит в магазин.
Девушка: (доставая из сумки несколько купюр денег) Возьми. Это я тебе принесла.
Григорий:  А откуда ты знала, что я приду именно сегодня?
Девушка:  А я не знала. Я каждый день приносила эти деньги с собой, в надежде, что ты придёшь. Не стесняйся, бери. Я же знаю, тебе нужны деньги.
Григорий: Нет, не надо.
Девушка: Почему? Тебе же нужны деньги. Тебе нужно купить  одежду и обувь.
Григорий: Нет. Спасибо.
Девушка: А зачем же ты пришёл?
Григорий: Не знаю. Я просто хотел видеть тебя?
Девушка: Что?.
Григорий: (смутившись) Ну, в смысле, я (тут, Григорий порывшись в карманах, достаёт десятирублёвую монету) Вот, я тебе принёс должок.
Григорий протягивает изумлённой девушке, десятирублёвую монету.
                                                                 

Двор дома.

Во дворе шум, крики, женский плач. Во дворе стоят два санитара и человек в белом врачебном халате.
Врач: (Анатолию) Поймите. Мы должны отвезти эту девушку в больницу, для обследования. Это в её же интересах. Она может быть социально опасной. У этой болезни могут быть не предсказуемые обострения.
Анатолий: Не дам её отвезти. Не дам и точка! Только через мой труп"
Павел Петрович: (Врачу) Уверяю вас, она абсолютно безопасна для окружающих. Говорю это вам, как врач. У неё просто не большие проблемы с психикой. А скажите мне, у кого их, в наше время, нет?"
Врач: Это ваши предположения. А я просто выполняю свою работу. И если вы мне хотите помешать в этом, мне придётся приехать сюда с милицией.
Роза: Да что же это делается, а? Люди добрые. Да как вы можете быть такими бессердечными? Её же загубят там!  Заколят  разными лекарствами до смерти.
Врач: Женщина, не разводите панику. Никто не собирается её убивать. Это обычное обследование.
Анатолий:  Знаем мы ваше обследование. Оттуда здоровые люди больными выходят. Что говорить уж о больных?
Врач: Ну, всё. Мне это надоело. (санитарам) Забирайте её, и едем уже.
Санитары пытаются пройти в квартиру. Жильцы дома преграждают  дорогу санитарам. Завязывается потасовка.
Во двор заходят люди с папками.
1-ый человек с папкой: Что тут происходит?
Врач:  Ничего особенного. Мы выполняем свой долг"
Анатолий:  Они хотят отобрать у нас мою дочку и увезти в психушку.
2-ой человек с папкой: (Подойдя к врачу и сунув ему в карман долларовые купюры)  Думаю с этим мероприятием можно и повременить.
Врач: Что вы делаете? Это уму не постижимо! Вы даёте взятку при исполнении. Вы в курсе, что это противозаконно?
2-ой человек с папкой нехотя и зло суёт ему ещё денег.
Врач: (санитарам) Эй, ребята. Оставьте это занятие. Придётся приехать сюда с милицией.
Санитары отходят от толпы и вместе с врачом направляются к машине.
2-ой человек с папкой: (шёпотом 1-ому человеку с папкой) Вот пройдоха. Мы с ним так не договаривались. Он взял больше чем положено.
1-ый человек с папкой: Ну, ничего. Вот, обстряпаем это дело, будем в шоколаде. (далее подзывая Анатолия) Анатолий Иванович, можно с вами переговорить?
Анатолий с  недоверчивым видом подходит к 1-ому человеку с папкой. Они уходят со двора.
Григорий входит во двор.
Григорий: (увидев толпу) Что тут случилось?
Роза: Они хотели увезти Раю.
Григорий: Кто?
Роза: Какой-то доктор. Он сказал, что нужно провести обследование. И что Раечка опасна для окружающих.
Григорий: Бред какой-то.
Роза:  Вот-вот. И они говорили, что у неё бредовые идеи.
Григорий: Да я не об этом. А где Анатолий?
Павел Петрович: Они увели его
Григорий: Кто? Доктор?
Павел Петрович: Нет. Они (указывая на людей с папками пожимающие руку Анатолия)
Анатолий, молча, проходит в свою квартиру.
Лев Сергеевич выходит из квартиры и закрывая дверь, не поворачиваясь к присутствующим говорит:
Лев Сергеевич: Я поставил свою подпись.
Присутствующие, молча, смотрят на Льва Сергеевича.
Лев Сергеевич: Что? А что мне оставалось делать? Я старый, больной человек. Я вкалывал на это государство всю жизнь. Каждый день. Из года в год. (Лев Николаевич поворачивается к людям) И как оно меня отблагодарило? Я  за свою жизнь ничего не видел кроме бесконечных гарнизонов, военных приказов, жопализства и стукачества. Мне надоело. Я хочу жить по человечески. Бог не дал нам детей, и нас, с Сарой, тут ничего не держит. Короче говоря, мы решили подписаться. Они пообещали хорошие деньги за эту халупу. В общем, мы уезжаем"
Лев Николаевич спускается по лестнице. За ним следует заплаканная Сара. Они уходят со двора.
                                                       

Кабинет Максима.

Максим сидит в кресле и просматривает бумаги. В кабинет, прихрамывая, входит 1-ый человек с папкой.
1-ый человек с папкой: Максим Яковлевич, пришёл Григорий. Хочет с вами встретиться.
Максим:  А, уже пришёл? Пригласи его.
1-ый человек с папкой уходит и сразу, решительным шагом, в кабинет входит Григорий.
Максим: Гриша, привет. Какими судьбами?
Максим встаёт из -за стола и направляется с протянутой, для рукопожатия рукой, к Григорию.  Григорий, пройдя мимо Максима, не пожав руку, садится за стол.
Максим:  Хм, ну ладно. Зачем пришёл? (Максим садится в кресло)
Григорий:  Отставь нас в покое. Тебе что, мест других мало?
Максим: (Откинувшись на спинку кресла) Каких мест? Я не понимаю, о чём ты говоришь.
Григорий: Ты всё прекрасно понимаешь. Хватит строить из себя идиота.
Максим:  Ты забываешься. Одно моё слово, и тебя выбросят отсюда, как щенка. Ты хотел попросить меня о чём- то? Если- да, то поторапливайся. У меня мало времени.
Григорий:  Попросить? Нет, я пришёл требовать. Требовать, чёрт возьми, чтоб ты не трогал наш дом.
Максим: (закуривая сигару)  Ах, вот ты о чём. Поздно, Гриша. Проект находится уже в разработке.
Григорий:  Проект? Это наш дом, а не твой чёртов проект. Это дом, в котором я родился и вырос. Там прошло моё детство. Мне дорога память этого места. И я не хочу жить в любом другом месте.
Максим:  Да, да. Я слышал эти нюни про ностальгию и другие подобные сантименты. Только, знаешь, уже всё приплачено. У меня проект стоит, серьёзные люди начинают волноваться. Из за вашей, дурацкой, ностальгии я теряю кругленькую сумму. Такую, на которую тебе не заработать и за три жизни.
Григорий: Ты привык всё покупать, да?
Максим: В этой жизни всё продаётся и покупается. Я отношусь к тем, кто покупает. А вот ты (Максим из носа выпускает струю дыма) к тем, кто продаётся. Ты неудачник, Гриша. Ты всегда был неудачником. Ну, хватит об этом. Давай к делу. Сколько ты хочешь? Ну в самом деле, ты же не пришёл сюда, чтобы рассказать мне весь этот сентиментальный маразм.
Григорий:  Мне ничего не надо. Я же сказал, я хочу, мы хотим, чтобы ты оставил нас в покое.
Максим: Да, я думал, ты умнее.
Максим встаёт из- за стола и подходит к окну.
Максим: (Смотря в окно) Гриша, ты помнишь Марину? Ту, которую ты любил в детстве?
Григорий: Причём тут она? Ты знаешь о ней что-нибудь?
Голос Григория становится взволнованным. Максим, заметив это, оглядывается через плечо на Григория. Затем поворачивается к окну и продолжает.
Максим: У тебя на размышления неделя времени. Будь благоразумен, подпиши договор. Незачем попросту тянуть время. Я, всё равно, добьюсь своего. Я всегда добиваюсь.
Григорий: Никогда! Костями лягу, но ты не разрушишь наш дом. Я дойду до генеральной прокуратуры.
Максим: (громко смеётся) Глупый ты человечек, Гришка. В прокуратуру он собрался. А чего тебе туда идти? Я с прокурором сегодня играю в гольф, приходи и ты. Как раз и выразишь ему своё недовольство и подашь жалобу. Григорий, посмотри на нас. Ты никто. Простой сценаристишка. Пустое место. А у меня только прикормленных ментовских начальников по Москве несколько сотен. Я же тебя раздавлю, как букашку. И даже не замечу этого.
Григорий поднимается со стула и идёт к выходу. Задумавшись, он останавливается. Затем достаёт из кармана мелочь и бросает на стол Максиму.
Григорий: Эй, на вот тебе мелочь. В киоск завезли новые журналы. Сбегай, купи мне один номер.
Григорий хлопает за собой дверь. Максим садится на своё место и закуривает новую сигару.
                                     
Квартира.
Мать сидит в кресле и читает книгу. Входит Григорий.
Григорий:  Здравствуй мама. Что читаешь?
Мать: (Встаёт с кресла) Бальзака, сынок. Мой руки и садись за стол.
Григорий:  Все женщины мира читают Бальзака.
Мать: С чего ты так решил?
Григорий: Это же Бальзак сказал: «Женщина  должна  принадлежать  тому мужчине, который избавить её от проблем»
Мать:  Не знаю сынок, может и Бальзак. Но я слышала и другою цитату: «Что   женщина  должна  принадлежать  тому мужчине, который избавить её от проблем и  не  создаст  ей  новые»

Моего Бальзака, твоего отца, у меня украли те же женщины. Хорошо, что ты не похож на отца. Хотя, и на Бальзака тоже не похож. Но сынок, ты знаешь, что тебе пора  жениться.
Григорий: Мама, ты опять за своё.
Мать:  Сынок, ну не ужели ты такой привереда, что ни одна девушка тебе не нравится?
Григорий: Мама, ну нет у меня ни кого. Просто, я ещё не встретил ту единственную, которую я полюблю.
Мать: Что- то мне начинает казаться, что я не доживу до этого счастливого дня.
Григорий: Ну мама, не говори так. Ты всегда этим заканчиваешь любой наш разговор.
Мать: Сынок, я старая женщина. Все мои подруги уже давно нянчить внуков. А чем я хуже? У меня есть только ты и вся надежда на тебя"
Григорий: Ну ладно, ладно. Есть у меня одна девушка на примете.
Мать: Слава тебе, господи. Наконец-то! Расскажи, кто она? Где живёт?
Григорий:  Да не знаю я.
Мать: Как это не знаешь?
Григорий:  Я её видел в магазине. Она продавщица. Она мне просто понравилась.
Мать:  Ну, хотя бы уже что то.
Григорий: Мама, у нас даже денег нет на свадьбу.
Мать: (после паузы)  Сынок, я как раз об этом хотела с тобой поговорить. Недавно звонил человек, представился Максимом. Очень приятный молодой человек. И предложил продать нашу эту квартиру за хорошие деньги. Этих денег хватит и на свадьбу и на новую квартиру.
Григорий:  Мама, очень напрасно ты с ним говорила по этому поводу. Я эту квартиру не продам и точка! Даже, если мне придётся умирать с голоду и прожить всю жизнь холостяком. (Григорий встаёт из -за стола) Теперь это, для меня, уже дело принципа! Посмотрим, кто кого"
Григорий, громко хлопнув дверью, выходит из квартиры.

Двор двора.

Соседи собрались у двери пустой квартиры Льва Сергеевича. К соседям подходит Григорий.
Григорий: Что случилось?
Роза:  Приехали люди в милицейской форме. И вроде как, с ними начальник какой-то тюрьмы. И ещё те двое, с папками. Вызвали Павлика. Сейчас говорят о чём то.
Григорий: А о чём говорят?
Роза: Не знаю, Гриша. Вот сидим, ждём.
Нач.тюрьмы сидит за столом. Перед ним сидит Павел Петрович. За нач.тюрьмы стоят несколько человек в форме и люди с папками.
Нач.тюрьмы: Значит, не будешь подписывать?
Павел Петрович: Я не понимаю, какое отношение начальник тюрьмы имеет к этому делу?
Нач.тюрьмы:  Самое прямое. Если ты не подпишешь бумагу, то у нас будет много времени, чтоб я тебе объяснил.
Павел Петрович: Это не слыханное дело! Вы мне угрожаете? Я законопослушный человек.
Нач.тюрьмы: Ну да, конечно. А как вы объясните вот это?
Нач.тюрьмы кладёт на стол пакет с сыром.
Павел Петрович: (Побледнев. Закуривает) Сыр. Ну да. Продавать сыр теперь уголовное преступление?
Нач.тюрьмы: Нет. Сыр продавать можно. Но вот это (нач.тюрьмы достаёт из кармана несколько ампул морфия и кладёт на стол, перед Павлом Петровичем)  уголовное преступление.
Павел Петрович некоторое время смотрит на ампулы с морфием.
Павел Петрович: (Дрогнувшим голосом) Ну и что это?
Нач.тюрьмы:  Это, Павел Петрович, морфий. Который вы продавали засунув их в куски сыра.
Павел Петрович: Что за бред?
Нач.тюрьмы: Это отнюдь не бред. А, очень даже, хорошая идея. Продавать наркотик в кусках сыра. Такого в моей практике ещё не было.
Павел Петрович:  Я этого не делал. У вас нет доказательств.
Нач.тюрьмы:  Доказательства? На этих ампулах полно ваших отпечатков пальцев. Да, кстати, тот лысый зек, которому вы продали последнюю партию, старший лейтенант правоохранительных органов. Павел Петрович, теперь вы поняли, что последующие несколько лет, мы будем гораздо чаще встречаться. И у нас будет куча времени, чтоб я объяснил вам свою причастность к этому делу?
Павел Петрович покрывается испариной. У него начинают дрожать руки.
Нач.тюрьмы не отрывая взгляда от Павла Петровича делает знак 1-ому человеку с папкой. Тот кладёт на стол бумагу и ручку.

Павел Петрович, молча, берёт ручку и дрожащей рукой ставит свою подпись.
Нач.тюрьмы:  Ну вот и отлично, Павел Петрович. Вы умный человек. Кстати, не будите так любезны, отвесить мне пару килограммов сыра. Уж очень вкусный он у вас.
Павел Петрович встаёт из за стола и выходит из комнаты. На улице встретившись взглядами с Григорием, Павел Петрович, опускает глаза и быстро проходит в свою комнату.
В комнату входит Григорий.
Григорий:  Что тут происходит?
Нач.тюрьмы:  О, а вот и наш кинодраматург. Старый знакомый. Проходите, как раз с вами я и хотел встретиться.
Григорий: Не могу сказать, что мне приятна эта встреча.
Нач.тюрьмы: Ну откуда такая неприязнь?
Григорий:  От предыдущей нашей встречи.
Нач.тюрьмы: Вы напоминаете мне, меня же в молодости. Такой же горячий и дерзкий. Но в отличии от вас, я был благоразумнее. Я не понимаю, почему вы так упрямы? Одна ваша закорючка и все довольны.
Григорий:  Кто это все? Я например, буду очень не доволен.
Нач.тюрьмы:  Слушайте. Когда я был так же молод как вы, то остался совсем один на этом свете. Судьба выбросила мене на обочину дороги. Передо мной были две дороги. Или стать преступником, или стать служителем закона.
Григорий: Я смотрю, у вас хорошо получилось совместить эти два понятия.
Нач.тюрьмы: (громко смеётся) Ты ещё молодой и многого не понимаешь.
Григорий: (вставая со стула) Пожалуй я пойду.
Нач.тюрьмы: Подождите. (кладёт перед Григорием бумагу и ручку) Сделайте это. И можете идти.
Григорий:  То- есть, если я не подпишу, то не выйду отсюда?"
Нач.тюрьмы:  Нет-нет, что вы? Я всего лишь хочу с этим побыстрее закончить.
Григорий:  Да начали вы весьма резво.
Нач.тюрьмы: (Показывая на список соседей) Как видите, мне ещё есть куда стремится.
Григорий:  Я уже Максиму сказал свой ответ.
Григорий выходит из комнаты.

 

 

Город. Книжный магазин.
Григорий, с букетом цветов, стоит перед магазином. Магазин закрыт. На двери вывешено объявление "Продаётся". Григорий с грустью уходит от туда.
Григорий медленно бредёт по улице. Вдруг, он видит в окне Марины свет. Григорий бежит к её дому и поднимается по лестнице. Не успев подойти к двери, дверь открывается и на встречу к Григорию выходит Марина. Она улыбается.
Григорий: (С волнением) Марина, Мариночка. Ты приехала! Ты снова тут! Я всё это время ждал тебя.
Марина:  А ты, наверное, Григорий?
Григорий:  Да, я Гриша. Тот самый. Ты меня не узнаёшь?
Марина:  Столько времени прошло. Ты изменился. Возмужал.
Григорий:  А ты совсем не изменилась. Ты, всё такая же.
Марина:  Да ну перестань. Мы все изменились. (посмотрев на букет) А цветы кому? Не ужели мне?
Григорий: (опомнившись) Ах, да. Ну, конечно тебе. (протягивает цветы Марине).
Марина: (Беря цветы) Ах, какие красивые! А, что это мы стоим в подъезде? Проходи.
Григорий проходит в квартиру.
Марина:  И всё таки, я не верю, что эти цветы предназначались мне. Ты же не мог знать, что я приеду.
Григорий: Я не знал. Я, просто хотел, принести к твоей двери цветы. В знак моей давней любви.
Марина: (смеясь)  Ах ты врунишка. Так я тебе и поверила. Но всё равно я их приму с благодарностью. Спасибо.
Григорий: Наверное, это будет звучать как глупость, но Марина, я так рад, что ты приехала. Я всё это время тебя ждал. С тех пор, как ты уехала, я жил одними воспоминаниями. Я жил только памятью о тебе. Боже мой, что я говорю.
Марина: Всё нормально, Гриша. Можно я тебя буду так называть?
Григорий: Конечно можно.
Марина:  Ну так вот, Гриша. В отличии от тебя, я жила настоящим. Помнишь, я тебе говорила, что для любви мы ещё дети? Мы тогда не понимали, что делали.

Григорий:  Ну сейчас, мы уже не дети.
Марина:  Но сейчас мы уже не те. Слишком многое изменилось.
Григорий: Что изменилось? Я по-прежнему люблю тебя.
Марина: (после паузы) Гриша, я слишком устала. Я хотела бы отдохнуть. У меня был долгий перелёт.
Григорий:  Конечно, извини. Я не подумал. Но, могу ли я надеяться видеть тебя завтра? Приходи ко мне. Я предупрежу маму, она накроет стол. Ей тоже будет приятно увидеть тебя.
Марина: (чуть подумав)  Хорошо, Гриша. Я приду. А теперь иди, уже поздно.
Гриша прощается и уходит.       
                                                               

 

Двор дома.
Во дворе дома накрыт стол. За столом сидят соседи. Один из стульев свободен. Григорий ходит вперёд и назад по двору.
Анатолий: Ну что ты мечешься, как лев в клетке? Наверное, опаздывает. Сейчас придёт.
В этот момент открывается калитка и входит Марина. Григорий встречает её и проводит к столу. Сидящие за столом приветствуют Марину.
Анатолий: Ну, теперь можно начинать.
Марина:  О, какая красивая столовая посуда. У меня тоже есть такая. Это Италия. Начало ренессанса. Откуда она у вас? (Обращается к матери Григория)
Мать:  Это, мой покойным муж привёз из командировки. А я и не знала что это такая редкая вещь. По правде говоря, я не очень то и разбираюсь в этом.
Анатолий: Не понимаю, какая разница откуда посуда? Главное, чтобы в ней было что-нибудь вкусненькое.
Марина: (на ушко Григорию) И ложки с вилками у вас серебряные.
Григорий поперхнувшись пьёт воду.
Мать: (Марине) Дочка, ну рассказывай. Как там твой отец? Как брат?
Марина: Отец два года тому назад умер от гепатита.
Роза: (Матери) Слышала? Умер от гепатита. Посуду в хлорке прополощешь.
Марина: Ну, а брат в Париже. Он ученик Роберта Бартьени, художественного руководителя Французского балетного театра. Мой брат полностью отдался этому искусству. А я работаю исполнительным директором в одной известной европейской компании, которая занимается электрификацией строящихся зданий. Наша компания занимается этим по всему миру. И надо сказать, что моя работа мне очень нравится.
Рая: Кстати, ваша компания может мне пригодиться. У меня на руках, сейчас, несколько многомиллионных проектов. Вы не могли бы дать мне свою визитку?
Анатолий:  Дочка, зачем тебе ещё и электрификация твоих проектов? Ты их и без этого прекрасно продаёшь.
Рая:  Видите, мой отец прекрасно осведомлён о моих делах. И он может подтвердить вам мои серьёзные намерения.
Роман: (Марине) Ваш брат выбрал хорошую профессию. Жаль, что мне не так повезло как ему. А ведь я очень люблю балет. Я бы с удовольствием пошёл бы на премьеру.
Анатолий: Ты бы, лучше, с удовольствием устроился на работу.
Роза: (Анатолию) Ну дай ребёнку тоже сказать. Что ты встреваешь?
Роман: Да, я очень люблю балет. Я даже написал про балет. стихотворение. Хотите, расскажу?
Марина:  Давай.

Роман встаёт.
Роман:   Блистательна, полувоздушна,
                Смычку волшебному послушна,
                Толпою нимф окружена,
                Стоит Истомина; она
                Одной ногой касаясь пола,
                Другою медленно кружит,
                И вдруг прыжок, и вдруг летит,
                Летит, как пух из уст Эола;
                То стан совьёт, то разовьёт
                И быстрой ножкой ножку бьёт.
Марина: Очень красиво. Но это же написал Пушкин в "Евгении Онегине".
Роза: Как это, Пушкин? Это же только, что рассказал Роман.
Анатолий: Рассказать то рассказал. А вот написал Пушкин. Это я как историк говорю.
Марина:  Я хорошо помню эти строчки из "Онегина", посвящённые описанию танцующей Истоминой. Для практиков и теоретиков балета, стихи содержат клад сведений. Потому что, портрет танцующей Истоминой, описанный Пушкиным, отличается реалистической точностью деталей. Поэтические фразы:  одной ногой касаясь пола, другою медленно кружит" или "то стан совьёт, то разовьёт. И быстрой ножкой ножку бьёт" наглядно воспроизводят танцевальные движения rond da jambe, renversee, battement battu. Это позволяет судить о высоком уровне развития выразительных средств хореографии той эпохи.
Повисает молчаливая пауза.
Павел Петрович:  Да, Пушкин был гением.
Григорий: (Встаёт с места)  С вашего позволения, я бы хотел сказать тост. Сегодня Марина наша гостья. Столько лет прошло, а я каждый день мечтал её снова увидеть. И вот, Марина тут и я проживаю эти счастливые минуты рядом с дорогими мне людьми. Я счастлив, и хочу этот тост поднять за Марину, которая даже находясь в дали от меня, продолжала жить в моём сердце.
Анатолий:  У меня дополнение. Как говорил поэт: Мужчина- царь, мужчина-бог. Но он всегда у женских ног.
Все чокаются бокалами и пьют.
Марина: Если позволите, я хотела бы прогуляться с Григорием. Это не займёт много времени. Мы скоро вернёмся.
Марина встаёт из за стола.
Григорий:  С вашего позволения.
Григорий идёт за Мариной.
Григорий и Марина идут по аллее и увидев скамейку, на которой они сидели перед тем как уехала Марина, садятся на неё.
Марина:  Ах, как же здесь красиво. Посмотри, как цветут цветы.
Григорий:  Это последние цветы этой весны.
Марина: Помню, как ещё в школьные годы, находила цветы на своей парте. А, между прочим, я всегда знала, что они от тебя.
Григорий:  Откуда знала?
Марина:  Ну что ты меня, совсем за дурочку принимал, что ли?  Все знали это.
Пауза.
Марина:  Да, многое изменилось с тех пор. И соседи постарели. Жаль, из старых друзей и одноклассников никого не встретила. Ты помнишь Юльку Горбушину?
Григорий:  Юльку? Конечно, помню. Она вышла замуж за какого-то иностранца и уехала с ним. Прошлым летом приезжали отдыхать сюда. Уже двое детей.
Пауза
Марина:  А ещё кого видел?
Григорий:  Ещё видел этого подлеца, Максима.
Марина:  Максимку? Того самого? И почему же он подлец?
Григорий: Сейчас же, он не тот Максимка. Сейчас он большой начальник. Владелец строительной компании. И представь себе, хочет снести наш дом и построить на его месте торговый центр"
Марина: Не понимаю я тебя. А почему ты не хочешь переехать отсюда? Этим домам наверное 100 лет. Если предлагают хорошие деньги, то почему же не согласится?
Григорий: И ты туда же? Сколько раз, за последнее время, слышал эти слова от разных людей. Но я не хочу переезжать. Мне нравится тут. Я здесь вырос. Почему я должен покидать родной дом из-за чьей то прихоти? В конце концов, это дело принципа! Не уеду никуда и точка!
Марина: (внимательно смотрит на Григория) Гриш, а ты меня действительно ещё любишь?
Григорий: (Опешив) Люблю. Я всегда тебя любил"
Марина: А ты уехал бы со мной?"
Григорий: (после паузы) "Марина, это так неожиданно. А как же мама, как же моя работа?
Марина: Ну вот, значит, не любишь.
Григорий:  Как это не люблю? Просто я не хотел бы куда то уезжать.
Марина:  А, это всё из за дурацкого принципа и из- за этой развалюхи, которую ты называешь домом?
Григорий: Да нет, ну просто я даже не  знаю что сказать.
Марина: Ничего и не надо говорить. Просто продай  квартиру и давай  уедем. Начнём новую жизнь. Только ты и я. Когда-то давным-давно, на этой же скамейке я тебе говорила, что мы ещё дети. Что нам ещё рано говорить о таких вещах. Ну так вот, теперь мы уже взрослые люди. И мы сами строим свою жизнь. Просто надо сделать решительный шаг. И только тебе решать, каким он будет. Один очень мудрый человек сказал: «Мы часто отказываемся от предложений судьбы, ожидая чего-то большего в будущем. И не важно, почему ты отказался- из страха или по прихоти. Важно, что второго шанса у тебя может не быть».
Марина встаёт и хочет уйти. Григорий держит её за руку. Марина отстраняет его руку.
Марина:  Гриш, я улетаю через два дня. Если надумаешь, то приходи. Я буду ждать.
Марина уходит.
Григорий в задумчивости входит во двор дома. Соседи по- прежнему сидят за столом. Анатолий встаёт и подходит к Григорию.
Григорий: Знаешь? Лида в больнице.
Григорий: Почему? Она же ещё с утра была здоровая.
Анатолий: Пришло известие,  что Марату продлили срок. Говорят, якобы, он подрался с кем- то там. Лида услышав это, выпила уксус. Григорий: Ужас какой. Что с ней?
Анатолий: Врачи говорят, что жить будет. Но, похоже, на всю жизнь потеряла голос.
Григорий молчит
Анатолий:  Слушай, Гриша, я хотел с тобой поговорить. Не обижайся, но я дал своё согласие на снос дома. Я не могу рисковать детьми. Что теперь? Мне эти камни дороже, чем родные дети? Да и деньги хорошие дают. На них можно две квартиры купить где-нибудь на окраине. И тебе тоже советую не упрямиться. Ты посмотри на это. (указывает на дом) Это же старая рухлядь. Не сегодня, так завтра сама расыпится.
Григорий: Так значит ты тоже?
Анатолий:  Слушай, я всё понимаю. Эта наша память и всё такое. Но нельзя постоянно жить прошлым. Нужно ещё думать о будущем.
Роза зовёт Григория и Анатолия к столу.
Григорий: Дядя Толик. Я уже говорил по этому поводу, что не согласен. И отступать от своего решения не намерен.
Они подходят к столу.
Роза: (Анатолию) Ну? Что говорит?
Анатолий: Упёртый, как осёл. Не хочу, говорит. Ждёт, пока пустят красного петуха, и спалят тут всё к чёртовой матери.
Павел Петрович: (Матери) Может ты повлияешь, как-нибудь, на него?
Мать: А где Марина?
Григорий: Ушла.
Мать:  Так быстро?
Григорий: Да, так быстро.
Анатолий: (Матери) Мы не сказали, спрашивай его о Марине. Скажи что-нибудь по существу вопроса.
Рая встаёт из-за стола и подходит к Григорию.
Рая: Замолчите все. Я сейчас с ним поговорю. (Григорию) Гриш, я понимаю твою боль и горечь. Я понимаю, что тебе дорого это место. Мы все любим этот дом. И в каждом из нас, это место, останется островком тепла и доброты. Но идти вперёд,  думать о будущем - это не значит предавать прошлое. Жизнь не стоит на месте, и мы должны понимать и принимать это. И слепо цепляясь за прошлое, ты делаешь плохо лишь себе. Запомни это место таким, каким оно есть. Ведь таким, оно не будет уже никогда.
Повисает изумлённое молчание
Рая: Ты подумай, я тебе даю хорошие деньги. Мой новый строительный проект связан с новостройками бизнес- класса. Одно лишь твоё согласие, и я тут же дам тебе один миллион долларов.
Роза: Господи, я уж испугалась.
Павел Петрович: Гриша, ну что ты упрямишься? Согласись на этот вариант. Ты вырос у нас на глазах и мы все тебя очень любим. И сейчас не время для глупых принципов. Нужно решать вопросы конструктивно. Прими, их предложение. Возможно,  даже мы купим квартиры в одном доме, и опять станем соседями. Ведь правда?
Все: Да, да. Конечно.
Голоса усиливаются. Все собираются вокруг Григория и громко говорят в разнобой. Анатолий стучит по столу. Павел Петрович, скрестив пальцы, показывает решётку. Роза поднимает руки к небу. Мать гладит голову Григория и что-то говорит. Рая сует Григорию под нос какую-то бумагу. Анатолий наливает в стакан водку, но Роза, опередив его, залпом выпивает содержимое стакана. Анатолий опрокинув стакан в рот, с удивлением замечает что он пустой.
Григорий сидит, обхватив руками голову. Он поднимается и быстро уходит к себе в комнату.


Тюрьма.

Комната свиданий. Григорий и Марат сидят на  против друг друга.
Марат: Спасибо, что пришёл.
Григорий: Слышал, что тебе продлили срок.
Марат:  Да, продлили. Заварушка тут была. Я не удержался, ударил. Да так, что человек попал в больницу. Теперь, вот, говорят состояние тяжёлое. Если помрёт, куковать мне тут до конца жизни.
Григорий: И что теперь думаешь?
Марат:  А что тут думать? Остаётся только надеяться на то, что выкарабкается. Хотя меня могут выпустить, если…
Григорий: Если, что?.
Марат: Короче, мне тут дали понять, если ты подпишешь ту бумагу, то меня выпустят по УДО.
Григорий:  Что за УДО?"
Марат: Условно досрочное освобождение. Но я не в праве у тебя просить.  Поступай, как знаешь. С какой стати, ты ради меня должен менять решение?
Григорий:  Наверное слышал. Лида, услышав, что тебе продлили срок, выпила уксус. Хотела покончить с жизнью.
Марат: (Испуганно) Как? Что за уксус? Какой Ук...сус?  Она жива? Что с ней? (кричит) Говори, не томи.
Григорий:  Успокойся. С ней уже всё нормально. Осталась жива. Только голос потеряла. Врачи говорят, что на всю жизнь. Да и зачем ей голос? Не в опере же поёт.
Марат обхватывает голову руками. Его плечи вздрагивают.
Григорий: Наверное, если она тебя не любила, то такого не сделала бы. Ты должен её простить. Мы должны уметь прощать.
Марат: (Плача) Гриша!
Григорий:  Ладно, ладно. Успокойся уже. (протягивая пакет) Слушай, вот тут гостинцы тебе. Я, наверное, пойду.  Держись.
Григорий выходит из комнаты свиданий. За ним доносится кричащий голос Марата.
Марат: Гриша, подпиши. Умоляю. Заклинаю тебя, подпиши. Пожалуйста. Гриша.
На улице к Григорию подбегает Лида и падает к его ногам. Она плачет и хочет что- то сказать. Но из её уст вырываются только шипящие и хрипящие звуки. Григорий, протягивает её платок, поднимает её и уходит.

Квартира.

Григорий сидит за столом. Мать наливают ему чай.
Григорий: Мама, как тебе Марина?
Мать:  Она красива. Это бесспорно. Выросла, расцвела. Прямо, как её мать. Такая же красавица. Но, мне показалось, что Марина осталась такой же холодной. Нет  в ней человеческой теплоты. Не знаю. Может я чего -то не понимаю, но когда они оставили больную мать и уехали, все посчитали это предательством. Уж не знаю, что у них там произошло, но тогда эта всем показалось дикостью.
Григорий: Но в тот момент она ещё была ребёнком.
Мать:  Да, согласна. Но за всё это время, она даже не написала матери. Впрочем, для меня нет никакой разницы. Лишь бы ты бал счастлив. И окончательный выбор за тобой, сынок.
Григорий: Не знаю, мама. Я сомневаюсь.
Мать:  Знаешь, что говорил Шекспир?
Григорий: Что?
Мать:  «Наши сомнения -это наши предатели. Они заставляют нас терять то, что мы возможно могли бы выиграть, если бы не боялись попробовать».
Григорий молчит.
Мать:  Я знаю, что ты хочешь уехать с ней.
Григорий:  Кто тебе сказал это?
Мать: Гриш, я же твоя мать. Я вижу всё, о чём ты думаешь. Сынок, делай то, что тебе подсказывает твоё сердце. Никого не слушай. Обо мне не беспокойся. Мне много не нужно. Моё спокойствие -это твоё счастье. Поезжай, я тебя благословляю. Лишь бы ты был счастлив.
Мать целует Григория в лоб.
Григорий:  Мама, я не знаю. За этот короткий промежуток времени, я не могу принять решение.
Мать:   Я уже знаю, какое ты примешь решение.   Любовь-это такая вещь, что из-за неё можно переплыть океаны и перейти горы. Хорошо, что Марина приехала, а то твоя женитьба превратилась в такую же не разрешимую проблему как всемирное потепление.
Григорий смеётся
                                                                   

 

Григорий стоит перед дверью Марины. В руках у него дипломат. Григорий стучит в дверь. Дверь открывается и на пороге появляется Марина.
Марина: Гриша? Привет. Проходи.
Григорий:  Марина, я подписал всё. Последнюю бумагу подпишу завтра. Я продал квартиру. Вот деньги. (Григорий показывает дипломат) Я еду с тобой. Ты понимаешь, как тяжело мне далось это решение?
Марина: (Обнимая Григория)  Дорогой, я люблю тебя. Я верила, что ты решишься.
Григорий: Марина, я это сделал только для тебя. Я бы ни за что не согласился.
Марина:  Нет, милый. Ты это сделал не для меня. Ты это сделал для нас. Ради нашего будущего. Теперь всё будет хорошо. Теперь мы вместе навсегда. Да, и как можно разгуливать по городу с дипломатом денег? Дай их мне, я спрячу дома. Сейчас мы поедем и купим для нас билеты на самолёт, а завтра вечером ты приедешь на такси и заберёшь меня. Хорошо?
Григорий: Хорошо, любимая. Хорошо.
Марина: Ну, вот и отлично.
                                                             
Двор дома.

Павел Петрович и Роза с вещами стоят перед домом. Они прощаются с остальными соседями.
Павел Петрович: (Григорию) Будь там по осторожнее. Как обоснуешься, пиши, не пропадай.
Роман:  Да, лучше сюда не возвращаться.
Роза: Сынок, тебе счастливого пути. Береги себя. Ну ладно, пойдём мы.
Павел Петрович и Роза прощаются со всеми и уходят. Григорий поднимается к себе в комнату. 1-ый человек с папкой стучится в дверь. Григорий открывает дверь.
Григорий:  А, уже пришли? Я сейчас.
Григорий выходит из дома. Он ставит свою подпись на протянутой бумаге.
1-ый человек с папкой:  Ну, куда теперь? Я вижу уже с чемоданом. Уезжаете?
Григорий: (Спускаясь по лестнице) Да, уезжаю. И наверное на всегда. Я встретил женщину своей мечты.
1-ый человек с папкой: Уж не Марину Сергеевну ли?
Григорий останавливается и поворачивается.
Григорий: А вы откуда её знаете?
1-ый человек с папкой: (пряча бумаги в папку) Наивный вы человек. Марина Сергеевна жена Максима Яковлевича. Они любили друг друга уже давно. С самого детства. Я даже видел их детские письма друг другу. Только не говорите мне, что не догадывались кто стоит за всем этим. Максим Яковлевич всё разыграл как по нотам. (проходя мимо Григория) Да, и ещё, Марина Сергеевна вот уже 20 минут как в воздухе, летит в самолёте по направлению в Лондон.
Григорий: (В замешательстве) Врёшь, сволочь. Она не могла так поступить со мной. Мы любим друг друга. Тем более у меня её билет на самолёт.
1-ый человек  с папкой:  А с чего ты взял, что она не может купить новый билет? Надеюсь деньги не у неё оставляли. Григорий молчит.
1-ый человек с папкой: Ууу, голубчик, вы попали.
Григорий сбегает по лестнице и бежит к дому Марины. Он стучит в дверь. Дверь не открывается. Григорий спускается по лестнице. Он садится на последнюю ступеньку и обхватывает голову. Вдруг, начинает громко смеяться.

 

Квартира.
Гриша входит в квартиру. На встречу выходит мать.
Мать: (удивлённо) Гриша?  Вы не уехали?
Григорий: "Нет, мама. Не уехали"
Мать: "А почему? Рейс перенесли?"
Григорий: "Да, перенесли"
Мать: "Это, наверное из за того упавшего самолёта"
Григорий: "какого самолёта?"
Мать: "Только что передавали, что самолёт летящий из Москвы в Лондон потерпел авиакатастрофу. Все пассажиры погибли"
Молчание
Григорий: "Мама, что там Шекспир говорил на счёт сомнений?"
Мать: "Наши сомнения- это наши предатели. Они заставляют нас терять то, что мы возможно могли бы выиграть, если бы не боялись попробовать"
Григорий: Так вот, он был не прав.
Фигуры застывают.

 

Голос за кадром:

С тех пор прошло время. Те переживания начали стираться с моей памяти. Из соседей я так и никого не вижу. Все они разъехались кто куда, и потеряли связь друг с другом. Слышал, что Максим сейчас в коме лежит в больнице. Говорят, услышав по радио о крушении самолёта, его машина попала в жуткую аварию. Теперь он в коме. Врачи говорят, что его шансы на выживание минимальны. А дом стоит, как стоял. Проект заморожен на неопределённое время. Я так и не смог закончить свой фильм. Да и работа в киноиндустрии у меня как-то не заладилась. Теперь, я пою в джазовом оркестре в одном из столичных ресторанов. А кино, стало для меня, недосягаемой мечтой. И все мои проекты остались лишь на бумаге.

 

 

Ресторан.

Пианист и Григорий стоят около рояля. К ним подходят три девушки лёгкого поведения.

Одна из девушек: Привет, мальчики. Не хотите отдохнуть?

Пианист: Очень жаль девочки, но мы на работе. Хотите, что-нибудь из репертуара  Армстронга?

Одна из девушек:  А кто это такой?

Пианист: (переглянувшись с Григорием) Да, тут один ходит.

Одна из девушек, оказавшаяся той самой продавщицей: (указывая на Григория)  Ой, а я тебя знаю. Ты, тот самый освободившейся из тюрьмы. А почему ты не сказал что ты музыкант?

Григорий:  А я сам тогда не знал, что я музыкант.

Девушка: Смотри. (показывает на кулон висящий на шее) Это, та самая десятирублёвая монета, которую ты мне вернул.

К ним подходит богато одетый мужчина, и обнимая девушек, за талию уводит  их.

Григорий смотрит на горящую свечу, которая стоит на рояле.

Голос за кадром:

Тогда я вспомнил слова моего отца: Знаете, что происходит, когда горит эта свеча? Нить свечи обращается к воску. "Отпусти меня. Я умираю вместе с тобой" На что воск отвечает "Если б не я, ты была бы простым шнурком для туфлей"

Пианист начинает играть на рояле грустную мелодию.

Конец.

                                                                

       

 

 

 

  Aвторские права защищены. ...

 

 

 

 

 

ЗАЯВКА 

Автор [i] *

Каменев А.Т.

Название [ii] *

 «Прошлое и будущее»

Формат [iii] *

 полнометражный

Жанр [iv] *

  мелодрама     


 

 

ФИО *

АНКЕТА

 

Каменев А. Т.

Псевдоним [i]

Иосиф Верди

E-mail [ii] *

bonjour@pisem.net

Сайт

 

 

 

Страна [iii]

Российская Федерация

Город

Москва

Почтовый индекс

117405

Адрес

Москва. Улица Варшавское шоссе дом 152

Домашний телефон [iv]

389-41-73

Мобильный телефон

8(915) 486 57 86     8(985)2228754

Рабочий телефон

 

Краткая биография

28 лет. Окончил Институт кинематографии. Профиль сценарист.