«Охота на волков»

 

Петров Дмитрий, Одесса 65007,Старопортофранковская 46-а, кв.1

 

dimavoloshina@rambler.ru

 

Телефоны: (8-10-380-48-714-58-13), (380-48-714-58-13),

(8-10-380-48-09633342081), (380-48-0963342081)

 

 

Синопсис

 

В далеком 1989 году, в крупном российском городе, в день выборов, пропадает без вести кандидат в народные депутаты -  профессор Соколов. Его соперником на выборах был 2-ый секретарь обкома Чернышев. Поэтому в общественном сознании, именно он является виновником исчезновения Соколова. Спустя почти 20 лет,  сын Соколова журналист Дмитрий Белый, которому не дает покоя мысль об исчезновении отца, пытается «докопаться» до истины. В этом, преследуя свои цели, ему берется помочь, прилетевший в город, Денис Шадрин, учившийся с Дмитрием в университете, ныне крупный медиа-магнат. Денис сын генерала КГБ Шадрина, который в 1989 году был начальник обл. упр. КГБ  в этом городе. Генерал Шадрин симпатизировал покойному Соколову, который когда-то, служа в армии, в спец. частях КГБ, спас ему жизнь.  Дмитрий со школы любит Лену, с которой вместе потом учился в университете. Но, появившийся на 4 курсе Денис Шадрин, увозит девушку в Москву, и вскоре женится на ней. Бывший 2-ой секретарь обкома Чернышев, в наше время, губернатор области.  Денис Шадрин хочет поставить губернатором, генерала Соловьева – ставленника столичных финансовых кругов. Денис готов помочь Дмитрию расследовать историю исчезновения его отца, с целью дискредитации Чернышева на ближайших выборах. В город также прилетела жена Дениса - Лена, у которой весьма натянутые отношения с мужем. В местном университете занимается их дочь Юля, пожелавшая учиться подальше от московской тусовки. Она дружит с Витей, сыном Дмитрия. Лена знает истинную правду о смерти профессора Соколова, с которой у нее был роман. Она узнает, что ее муж Денис Шадрин, используя Дмитрия, как  журналиста, собирается «свалить» губернатора Чернышева, обвинив того, кроме всего прочего, и в убийстве Соколова в 1989 году. К чему Чернышев не имеет никакого отношения.  Лена решается раскрыть Дмитрию правду. Встретившись с ним в кафе, она рассказывает, как все было на самом деле, и просит Дмитрия, пока ничего не предпринимать. Профессора Соколова, не преднамеренно, убил Денис Шадрин, у которого с покойным было соперничество из-за Лены.  А Дмитрий, тогда, в 89 году, узнав о связи Лены с его отцом, в состоянии аффекта, написал на отца донос в КГБ. Затем, пытался безуспешно его забрать. То есть, получился своего рода любовный четырехугольник. Генерал Шадрин не дал хода доносу. Теперь этот донос в руках Дениса, и в случае неповиновения Дмитрия, будет использован против него. Лена обещает достать этот донос. Дмитрий, не сдерживает данного Лене слова, и приглашает Дениса 1-ого Мая за город, поохотится, на место, где был убит его отец. Там происходит бурное объяснение, перешедшее в драку. Дмитрий полон желания отомстить за отца. В его руках ружье. Ситуацию разряжает, вовремя приехавшая Лена. Злополучный донос у нее. Кроме этого, она на месте находит улики против Дениса, и обнадеживает Дмитрия, что убийца будет наказан по закону. Однако, коварный Денис, воспользовавшись спрятанным пистолетом, забрав улики, уезжает. Перед этим он ставит Дмитрию ультиматум, что если компромат против Чернышева, не будет в ближайшем номере газеты, то мать Дмитрия ознакомиться с его доносом  на отца. Но вероятно «погода» наверху изменилась. Денис неожиданно попадает в автокатастрофу со смертельным исходом. За телом сына прилетает генерал Шадрин. На поминках, Дмитрий просит его показать могилу отца. Они едут в соседний районный центр, где Шадрин похоронил Соколова. На следующий день генерал и его невестка улетают в Москву. Их провожает Дмитрий. В последний момент Лена передумывает лететь. Она берет такси и возвращается в город. Звонок в квартиру Дмитрия. Открыв дверь, он видит перед собой свою первую и единственную любовь.

 

 

 

Сценарий

«Охота на волков»

 

ТИТРЫ (Май 1989 года)

Ночь. Взошедшая на небосвод круглая, как шар луна мрачно освещает поляну, за которой темнеет густой лес. С правой стороны поляна заканчивается обрывом, под которым голубеет река. Высоко в небе кружит птица. С высоты птичьего полета видно, как внизу, возле палатки, поставленной около двух сосен, на земле возятся два человека. Не совсем понятно, что они делают, борются или балуются. Один мужчина  сверху, другой под ним. Неожиданно, правая рука, находящегося внизу, вонзает нож в грудь, лежащего на нем человека.

 Снизу, крупным планом – лицо мужчины, получившего смертельный удар. Взгляд его удивленных глаз постепенно теряет ощущение жизни. Лица человека, нанесшего удар,  не видно.

(затемнение)

 

 

ТИТРЫ (Спустя почти 20 лет)

На стене комнаты висит фотография, погибшего мужчины.

Дальнейший интерьер составляет; стол с компьютером, телевизор, музыкальный центр. Все, как обычно, если не считать внушительного количества книг на полках, и несколько чучел животных (волка, зайца и орла). Часы на стене показывают- 9 часов утра.  На диване спит хозяин квартиры (мужчина лет сорока). Ему снится странный сон, что-то вроде «клуба кинопутешествий».

 

Несколько волков преследует стадо антилоп. Гнусавый голос за кадром комментирует происходящее: « Животный мир, как и человеческое общество, устроен по единым законам. Побеждает сильнейший. Причем обратите внимание, что тут срабатывает фактор не физической силы, а что-то другое. Ведь антилопы отнюдь не слабее волков. Здесь имеет место превосходство, более, сильной воли к власти над слабой. Природа поделила животные особи на хищников и их жертвы. Хищники пожирают свои жертвы. Такой же механизм работает и в человеческом обществе. Люди с более сильной волей к власти поедают более слабых, и выходят в лидеры. А слабым остается всю жизнь плестись в аутсайдерах».

Во сне волки продолжают преследовать антилоп. Неожиданно морды животных превращаются в человеческие лица. Выражение лиц преследуемых затравленно испуганное, преследующие же охвачены жаждой крови. Внезапно лица убегающих и нападающих меняются местами. Голос за кадром продолжает гнусавить: «Только если в животном мире все предопределено, то в человеческом обществе хищники и жертвы иногда меняются местами».

 

Спящий на диване человек, пробуждается, протирает рукой глаза.

                  —Бред какой-то.

Мужчина встает, подходит к телефону, стоящему на тумбочке, включает его. Затем идет на кухню ставит чайник. Автоответчик озвучивает звонки:

 

ПЕРВЫЙ ГОЛОС

Дима, ты давно не был на тренировках. Это не порядок, айкидо требует самодисциплины.

 

Мужчина, сонно улыбаясь, делает несколько спортивных движений.

 

ВТОРОЙ ГОЛОС

Дмитрий, твой сын совсем отбился от рук, пропускает занятия в университете. Ты же какой ни какой. А отец.

 

ТРЕТИЙ ГОЛОС

Димуля, когда мы увидимся? Ты что совсем разлюбил меня мой зайчик?

 

Дмитрий морщится.

 

ЧЕТВЕРТЫЙ ГОЛОС

Дмитрий Викторович, сегодня совещание у главного редактора. Очень серьезная повестка. Вам надо быть обязательно.

 

Дмитрий, находясь на кухне, слышит телефонный звонок. С чашкой в руке он идет в комнату берет трубку.

—Да?

На другом конце провода женский голос.

—Дима, ты не забыл, что сегодня годовщина твоего отца?

ДМИТРИЙ

Я помню мама. Буду у тебя сегодня. До встречи.

 

Положив трубку, Дмитрий смотрит на фотографию, висящую над его столом. На ней мужчина с красивым волевым лицом (45-48лет), его отец.

 

ТИТРЫ (Вторая половина 80-х)

Дима с отцом на охоте. Отец (высокий статный мужчина)  стреляет в вальдшнепов.

ОТЕЦ

Жаль, «Таймыр» мой помер, а другого пса пока не хочу заводить. Придется самим искать. Когда-то здесь волки водились, а теперь остались одни зайцы и птицы. И чего ты не любишь охоту?

                                     ДИМА

Да как-то не тянет.

ОТЕЦ

Не будь маменьким сынком, пора становиться мужчиной. Товарищ винтовку держи не трусь! Пальнем пулей в святую Русь. В кондовую, в избяную, в толстозадую! (стреляет несколько раз в воздух)

ДИМА

                                     (с укором)

Эх, эх без креста!

ОТЕЦ

Дима, в этой жизни или ты кого-то съешь, или тебя съедят, да так быстро, что и не заметишь.

 

На поляне возле двух сосен палатка. Отец и сын жарят на костре добычу.

ОТЕЦ

Я чувствую, что нам в этом сонном царстве пора просыпаться.

ДИМА

Что ты имеешь в виду?

ОТЕЦ

Знаешь, что такое Советская власть? Надувной корабль. Но Россия ведь не маленький искусственный пруд, а необъятный живой океан, по которому должны плавать не надувные фантомы, а что-то более крепкое. Одним словом, к власти должны придти новые люди. (хватается за голову, его тело сводит судорога).

 

 

ТИТРЫ (НАШЕ ВРЕМЯ)

Дмитрий отводит глаза от фотографии отца, подходит к окну. За ним бурлит жизнь большего областного российского города.

 

Дмитрий выходит из подъезда, подходит к своим видавшим виды «Жигулям». К машине на роликовых коньках подкатывает юноша 18 лет.

                  —Папан, привет. Хорошо, что застал тебя.

ДМИТРИЙ

Привет, Витя, легок на помине. Мне твоя мать утром звонила. Чего пропускаешь занятия?

ВИТЯ

         Да все в порядке папа. Не подбросишь в универ?

ДМИТРИЙ

         Мне в другую сторону. К врачу надо заехать.

ВИТЯ

                  Заболел?

ДМИТРИЙ

Да нет. Плановая проверка.

ВИТЯ

Понятно. Слушай, не подбросишь мне пару копеек?

Чего так смотришь? Скоро у меня намечается хороший заработок.

 

Дмитрий вытаскивает из кармана бумажник, вынимает оттуда несколько купюр.

ВИТЯ

                  Сенькью, ну я поехал.

 

Юноша, с рюкзаком на спине, набирает скорость на роликах.

ДМИТРИЙ

(вдогонку)

         Будь осторожней, Шумахер.

 

Машина Дмитрия останавливается возле здания, на котором табличка «Центральный архив».  Дмитрий подходит к окошку, показывает документы, обращается к служащей.

ДМИТРИЙ

                  Я делал запрос.

СЛУЖАЩАЯ

                  Вам отказано в доступе.

ДМИТРИЙ

                  Уже прошло почти 20 лет.

СЛУЖАЩАЯ

                  Ничего не знаю.

Мужчина отходит от здания, садится в машину и продолжает свой путь.

 

Дом с табличкой «Частная клиника».

Возле кабинета на стульях сидит небольшая очередь, которая недоброжелательно смотрит на  приблизившегося к двери Дмитрия, тот вынимает мобильный телефон и набирает номер. Из кабинета выходит полный, лысоватый мужчина с умным, лукавым лицом (лет 60).

—Дмитрий Викторович, жду вас, дорогой. Заходите.

Обращаясь к очереди.

—Вы что, не узнали Белого Дмитрия? Телевизор надо смотреть по пятницам.

 

Дмитрий заходит в кабинет. Врач и его гость усаживаются в удобные кресла.

ДМИТРИЙ

         Ну что Марк Захарович, жить буду? Как анализы?

ДОКТОР

Будешь дорогой, куда ты денешься. Но скажу, что анализы у тебя могли бы быть и получше. В твоем то цветущем возрасте. Как известно все болезни от нервов, значит, тебе надо менять свое отношение к жизни. Я понимаю, что у тебя сейчас кризис среднего возраста.

ДМИТРИЙ

Вы как всегда правы, Марк Захарович. Как говориться  имей волю изменить, то, что можешь изменить. Имей мужество спокойно принять, то, что не можешь изменить. И, наконец, имей мудрость отличать одно от другого.

ДОКТОР

Слушай, ты прямо, как буддист рассуждаешь. А  теперь моя байка. Одному человеку врач сказал, что ему остается жить один месяц. Он это рассказал католику, протестанту и еврею. Чтобы бы вы сделали на моем месте?- спрашивает он их. Католик говорит: отдал бы всю свою собственность церкви, и каждый бы день молился. Протестант — а я бы все продал и отправился в кругосветное путешествие, оттянулся бы на  славу, перед смертью. Ну а ты? - спрашивают еврея.

—Я? А я бы нашел другого доктора.

ДМИТРИЙ

Ну, собственности у меня, кроме папиной квартиры и его «Жигулей» никакой нет. А такого, как вы доктора я менять не собираюсь. С вами поговоришь и уже на душе веселей становиться.

                                     ДОКТОР

Как мама?

ДМИТРИЙ

Ничего, спасибо на пенсии. Но работает, детям в школе любовь к русской литературе прививает. Хотя, кому она сейчас на фик нужна? Сегодня буду у нее. Годовщина отца.

Почти двадцать лет уже прошло. Может это меня больше всего и гложет. Был человек, и нет. На даже могилу даже некуда сходить.

ДОКТОР

 

Да, Виктора я хорошо знал. Смелый был человек, личность. Дима, здесь как раз тот случай, когда надо иметь и мужество, и мудрость, понять, что ничего не изменишь. Если его убрало КГБ, а больше некому, то ничего не поделаешь. Давай будем просто помнить о нем. И не терзай свою душу упреками. Я слышал в театре скоро премьера твоей пьесы?

                           ДМИТРИЙ

Если деньги найдутся.

ДОКТОР

Вот и радуйся, что творческий дар отца в тебе не умер. Работаешь в газете, на телевиденье, пьесы пишешь. Слушай, может тебе надо любовницу поменять? У меня сейчас двадцатипятилетняя краля. Так я прямо помолодел душой. Такая тебе скажу , горячая ведьмочка.

ДМИТРИЙ

Не обожгитесь, Марк Захарович. Ладно, пойду я , пора в редакцию. А то меня ваши больные своей злостью испепелят.

 

Доктор провожает Дмитрия до дверей.

—Не пропадай, заходи, звони. Кстати, у меня  дома, библиотека раритетами пополнилась. Если, что хочешь взять, пожалуйста. Ты знаешь, даю читать только тебе.

 

 

Дмитрий в машине едет по улице. Возле светофора он останавливается, смотрит по сторонам. На одной стороне улицы блестит стеклянный роскошный супермаркет, а на другой – бомжи, нищие дети. К его машине подходит подросток, лет 14. вместо одной руки у него – пустой рукав. На шее деревянная дощечка «Помогите люди добрые. Мать в тюрьме. Отец пропил квартиру, и бросил нас. Помогите сиротам, чем можете. Бог вас не забудет». Рядом с калекой мальчонка лет шести. Дмитрий  вынимает из бардачка денежную купюру и через окно дает подростку. Тот жалостливо улыбаясь, берет купюру, кланяется.

                  —Храни вас боженька.

 

«Жигули» едут дальше. На тротуаре девушка машет рукой, голосует. Дмитрий останавливает возле нее машину.

                  —Вам куда?

ДЕВУШКА

Подбросьте, пожалуйста, к университету.

ДМИТРИЙ

Мне вообще-то в другую сторону.

ДЕВУШКА

Я вас очень прошу, я опаздываю

ДМИТРИЙ

Ладно, садитесь назад. Сам когда-то там учился.

 

Девушка садиться в машину. Автомобиль трогается с места.

ДМИТРИЙ

         На каком факультете вы учитесь?

                            ДЕВУШКА

         На журфаке.

ДМИТРИЙ

         В мою бытность его не было. Я заканчивал филфак.

ДЕВУШКА

Ой, я кажется вас узнала. Вы Дмитрий Белый, член редакции газеты «Независимый голос»  автор-ведущий передачи «Нескучный разговор».

ДМИТРИЙ

         Ну и как нескучный?

ДЕВУШКА

         Когда как, смотря какой у вас собеседник.

ДМИТРИЙ

         Спасибо за откровенность.

ДЕВУШКА

         Извините, я не хотела вас обидеть.

ДМИТРИЙ

         Да ничего, все нормально.

ДЕВУШКА

Как я вам завидую. Вы уже состоялись в профессии, а я еще только учусь. И не знаю, что из меня получится.

ДМИТРИЙ

Зря завидуете, вы еще не представляете, с какой грязью столкнетесь. Не даром говорят, что журналистика самая древняя профессия. Хотя, если устроитесь работать в гламурный журнал, и будете описывать личную жизнь «поп» и «топ», то возможно и найдете спокойную гавань.

ДЕВУШКА

Нет, что вы я хочу заниматься настоящей журналистикой.

ДМИТРИЙ

         А она сейчас, разве есть?

 

Машина останавливается возле университета.

ДЕВУШКА

         Сколько с меня?

ДМИТРИЙ

Бросьте, считайте, что я вас подвез как коллега коллегу.

 

Девушка выходит из машины. Наклоняется у водительского окна.

—Большое спасибо. Расскажу, кто меня подвез, никто не поверит.

 

Дмитрий смотрит на лицо девушки, он только сейчас ее рассмотрел. Что-то знакомое показалось в ее чертах.

ДМИТРИЙ

         Как вас зовут?

ДЕВУШКА

                  Юля.

ДМИТРИЙ

Знаете, что Юля, вот вам моя визитка, там все мои телефоны. Если возникнут какие-то сложности в постижении профессии, звоните. Всегда буду рад помочь.

ЮЛЯ

         Спасибо.

 

Юля заходит в центральные двери университета. В вестибюле Витя (сын Дмитрия) снимает с ног роликовые коньки и переобувается в легкие туфли, которые он вынул из рюкзака.

ЮЛЯ

Привет Витька! Ты знаешь, кто меня сейчас подвез? Автор и ведущий «Нескучного разговора».

                            ВИТЯ

Нехилого разговора. Ну и что? Это мой папан.

ЮЛЯ

         Не ври. У тебя фамилия Соколов, а у него Белый.

ВИТЯ

Так это его псевдоним, под Андрея Белого косит. Я тебе могу метрику показать.

ЮЛЯ

         И ты мне об этом раньше ничего не рассказывал.

ВИТЯ

Он просил никому не говорить. Юлька все это ерунда. Слышишь, я устроился в избирательный штаб кандидата в губернаторы. Ну этот ,который из Москвы должен приехать, генерал какой-то, герой чеченской войны. Буду ему предвыборные слоганы придумывать. Видно хочет молодым понравиться.

ЮЛЯ

         А чего ты в штаб нашего губернатора не пошел?

ВИТЯ

         Здесь обещали больше платить.

 

Дмитрий, сидящий в машине продолжает смотреть вслед ушедшей девушке. Ему вспоминается.

 

ТИТРЫ (80-е ГОДЫ)

Юный Дима и девушка очень похожа на Юлю стоят возле доски с фамилиями, поступивших абитуриентов.

ДИМА

         Боюсь смотреть. Вдруг меня там нет. Посмотри Лена.

ЛЕНА

(найдя, его фамилия)

Есть ты. Ура, поступил! Будем вместе учиться, как в школе.

 

ТИТРЫ (НАШЕ ВРЕМЯ)

Кабинет главного редактора. На стене фотографии Путина и действующего губернатора. Идет заседание редакционного совета.

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР

Друзья, через месяц выборы губернатора. Не буду говорить какой-то это ответственный для нас всех момент. На прошлых выборах мы с честью выдержали это испытание, помогли остаться губернатором нашему земляку. Он в долгу перед нами не остался.

 

Кто-то из присутствующих шепчет соседу на ухо.

—Пред ним точно не остался. А мы что получили? Куцую премию. Сам-то на «Лексусе» разъезжает.

 

ГЛАВНЫЙ

(продолжает)

Вы сами понимаете, что, несмотря на популярность в городе нашей газеты, благодаря, конечно, присутствующим здесь талантам, без финансовой поддержки мы бы, безусловно, не выжили. А помогает нам, как известно фонд губернатора. На этот раз ситуация осложняется. Соперник Чернышева генерал Соловьев из Москвы. Человек чужой для нашего края, и скорей всего и для нашей газеты. Поэтому нам надо приложить все усилия, чтобы губернатором остался  Чернышев. Премиальные вам уже выписаны. В случае победы, а иначе быть не может, будет еще вознаграждение. Вот собственно, пока все. Все свободны. Дмитрий Викторович, вас попрошу на несколько минут остаться.

 

Все уходят. В  кабинете остаются Дмитрий и главный редактор.

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР

Дима, у меня к тебе такое дело. Не хочешь ликерчика? А ты за рулем. У меня такой ликер, что запаха не оставляет.

 

Дмитрий делает отрицательное движение головой.

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР

Дима, для успеха нашего общего дела, тебе неплохо бы где-то за неделю до выборов, пригласить губернатора к себе на передачу, и провести с ним беседу.

ДМИТРИЙ

Игорь, когда мы с тобой создавали эту газету, то договаривались, что я политикой не занимаюсь. Моя область культура и искусство. И собеседники мои и этой же сферы. Политикой занимался мой отец, за что и поплатился. Мне это не надо. Я еще много лет назад дал матери обещание не лезть в это дерьмо.

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР

Подожди, не горячись. Политикой он не занимается. Ты хочешь, чтобы она занялась нами? На прошлых выборах весь коллектив пахал на Чернышева, кроме тебя. Сейчас ситуация исключительная. Тебе надо просто очеловечить его облик. Вот о культуре и искусстве с ним и поговоришь, предварительно согласовав с ним вопросы, чтобы он не ляпнул какую-то глупость. А вознаграждение будет соответственное. Я думаю,  он сможет помочь  деньгами, и на постановку твоей пьесы. В конце концов, это надо всем нам, и тебе в том числе. Ведь в худшем случае, нашу газету просто закроют. А ты помнишь, сколько мы  с тобой набегались 10 лет назад, пока ее учредили?

ДМИТРИЙ

         Я пока не готов к этому разговору.

РЕДАКТОР

Никто тебя не гонит, время терпит. Но это надо сделать пойми, причем совесть твоя будет чиста. Хватит только о себе думать, надо и о малой родине подумать.

 

Дмитрий иронически смотрит на него.

                            РЕДАКТОР

         Что ты так на меня смотришь? Как твоя жена?

ДМИТРИЙ

         Игорь, я уже сто лет, как развелся.

РЕДАКТОР

         Извини, я забыл. Я ведь тоже развелся. Как мама?

                            ДМИТРИЙ

         Нормально. Сегодня буду у нее.

РЕДАКТОР

         Передай привет.

 

 

ТИТРЫ (МОСКВА)

Роскошная квартира, занимающая целый этаж. Из окон виден Кремль. В  зале для фитнеса женщина в белом халате делает массаж своей клиентке, лежащей на специальном столе.

МАССАЖИСТКА

Елена Николаевна, какое у вас красивое тело. Как у восемнадцатилетней девушки.

ЛЕНА

         Спасибо Галочка.

МАССАЖИСТКА

Елена Николаевна, прочитала ваш новый роман. Аж расплакалась. Как вы хорошо пишите о нашей женской доле. Мне очень понравилось.

ЛЕНА

         Спасибо.

МАССАЖИСТКА

         Правда, у вас все о жизни богатых.

ЛЕНА

         Пишу о чем знаю.

 

Стук в дверь.

ЛЕНА

Ты Денник? Заходи, я уже заканчиваю.

В помещение заходит высокий, статный, но уже располневший мужчина лет сорока.

Массажистка делает последние плавные поглаживания. Лена встает, одевает халат.

МАССАЖИСТКА

         Вы бы полежали.

ЛЕНА

         Не люблю лежать. В гробу належимся.

ДЕНИС

Леночка, что за мрачный юмор, улыбнись. Вот тебе мой подарок. (протягивает футляр)

ЛЕНА

                           Подарок?

ДЕНИС

         Зайчик, сегодня годовщина нашей свадьбы. Забыла?

 

Лена открывает футляр, там красивые серьги с драгоценными камнями.

МАССАЖИСКА

Боже, какая прелесть! Завидую я вам, какая у вас крепкая замечательная  семья. А мой охламон придет с работы, и сразу с пивом к телевизору, футбол смотреть. Букетика не дождешься. До свиданья, Елена Николаевна. Я буду завтра, как обычно.

ЛЕНА

         Да, конечно. Позвоните перед этим. Мало ли что.

МАССАЖИСТКА

         Да, да. До свиданья. (уходит)

ЛЕНА

Ну, спасибо дорогой. Дай я тебя поцелую. (целует его в щеку) Слышал? У нас оказывается крепкая замечательная семья. Наивная дурочка. Она не знает, что мы живем раздельно, ты на «Рублевке», а здесь.

ДЕНИС

Ну и что. Сейчас многие так живут. Дорогая, у меня еще есть для тебя приятное сообщение. На днях в моем издательстве выйдет твоя книга рассказов.

                                     ЛЕНА

                           Правда?

ДЕНИС

Скоро будешь, знаменита, как Петрушевская.

ЛЕНА

         А почему не как Франсуаза Саган?

ДЕНИС

Как хочешь. Я думаю по этому поводу неплохо бы банкет организовать. Но надо  все заранее спланировать. Среди гостей я думаю, будет вся элита. Возможно, даже премьера удастся заманить. На президента, ты знаешь, я еще не имею прямого выхода.

ЛЕНА

Что-то у меня совсем нет желания быть банкетной юбиляршей. Я ведь действительно не Жорж Санд и не Петрушевская. И не стою такого внимания к своей скромной персоне.

ДЕНИС

Стоишь, дорогая, стоишь. Пойми, этот банкет нужен и для меня.

ЛЕНА

Ну конечно для тебя в первую очередь. А я устала от всех vip-персон и первых лиц. Они мне противны.

ДЕНИС

                           Леночка!

ЛЕНА

                           Не хочу.

ДЕНИС

Значит, тебе противны лучшие люди страны. Прекрасно. Ну, это понятно, с молодым любовником в Италию за мои деньги ездить приятней. Дорогая, за все в жизни надо платить.

ЛЕНА

Прекрати, не порти хороший вечер. Я давно за все заплатила, и очень дорого. И ты, тоже, знаешь ли, не святой Франциск. А что касается твоих денег. Не я ли помогала тебе в их накоплении? Вспомни, начало 90-х, у власти новые люди, твой папа уже не у дел. Именно я своей внешностью открывала тебе все двери. Ты забыл, как  твои деловые партнеры смотрели не на тебя, а на меня.

ДЕНИС

(усмехаясь)

Это правда. Они смотрели на твои ноги, и подписывали все бумаги, что я подсовывал.

У Дениса звонит мобильный телефон.

ДЕНИС

Да. Центр избирком зарегистрировал генерала. Соловьева? Отлично. На днях вылечу на место его будущего губернаторства. Будем делать из генерала политика. (отключает телефон, обращается к Лене)

Успокойся, банкет переносится на неопределенное время. Я улетаю в командировку.

ЛЕНА

         Куда?

ДЕНИС

В тот самый город, знакомый до слез, до прожилок, до детских припухших желез. Хочешь, лети со мной.

ЛЕНА

Нет, я дала зарок, там больше не появляться. И ты обещал тоже.

ДЕНИС

Ну, это было давно. Прошло уже столько лет. К тому же я  лечу туда по сугубо деловым соображениям.

ЛЕНА

Послушай, Денис. Чего тебе здесь не хватает? Издательство, газеты, телеканал. Все мало?

ДЕНИС

Мало. Много ведь не бывает. Пойми, в Москве уже все поделено, а провинция лежит невспаханная. Кстати дочь увижу. Два года мы ее не видели.

ЛЕНА

         Это моя вина.

ДЕНИС

Перестань. Ты ни в чем не виновата. Девочка захотела учиться в провинции. Надо только приветствовать ее самостоятельность. А столица от нее никуда не денется. Она в свое время появиться здесь как золушка. Увижу Диму, передам ему привет от тебя.

ЛЕНА

         Я тебя прошу с ним не встречаться. Ты же обещал.

ДЕНИС

Хорошо, раз ты так хочешь. Эх, намечается интересная игра, такие перспективы открываются.

ЛЕНА

Когда уже твоя алчность насытится? Боже, как я могла выйти за тебя замуж?

ДЕНИС

         Могу напомнить, исключительно по любви.

ЛЕНА

         Не ври. Я тебя никогда не любила.

ДЕНИС

Ну  и ладненько, браки по расчету, надежней, чем по любви.

ЛЕНА

         Как ты изменился за эти годы.

ДЕНИС

         Ты тоже изменилась. Мы все изменились.

 

 

ТИТРЫ (РОССИЙСКИЙ ОБЛ. ГОРОД)

Дмитрий выходит из машины, идет к подъезду дома. Заходит в парадное, звонит. Дверь открывает пожилая женщина.

МАМА

Здравствуй, сынок, заходи. Сделала твои любимые пельмени. Может, посмотришь мне утюг, перестал нагреваться, он на подоконнике.

Дмитрий заходит в квартиру, подходит к утюгу. Рассматривает его.

ДМИТРИЙ

         Мама, я тебе лучше новый куплю.

МАМА

Безрукий, ты мой. А твой отец все умел делать своими руками, плюс  имел светлую голову.

ДМИТРИЙ

Да мама. Я не стою ни одного его мизинца.

МАМА

Не  обижайся. Я рада, что тебе от него перешли его литературные способности. Он всегда хотел, чтобы сын продолжал его дело.

ДМИТРИЙ

         Первый раз такое слышу.

 

Дмитрий вспоминает.

 

ТИТРЫ(80-ГОДЫ)

Семнадцатилетний  Дима слышит из своей комнаты через открытую дверь, как мать по телефону разговаривает с отцом.

                                     МАМА

Виктор, ты в курсе, что твой сын в этом году заканчивает школу.

                                     ОТЕЦ

         Да. И что дальше?

МАМА

Витя, я тебя прошу подстраховать Диму при поступлении в университет. Ты все-таки там не последний человек.

ОТЕЦ

         А на какой факультет он собирается?

                                     МАМА

                  На филфак.

ОТЕЦ

                  На филфак?

МАМА

         А что тебя удивляет? У него по литературе пятерка.

ОТЕЦ

         В школе, где ты работаешь?

МАМА

Я у него в классе не преподаю. А первые места  на олимпиадах по литературе в городе, это тоже моя заслуга? Ленка, его одноклассница, золотая медалистка, сочинения у него списывала. Тоже кстати будет у вас учиться.

ОТЕЦ

Если он такой одаренный, то зачем ты меня просишь его подстраховать?

МАМА

Ты же знаешь какой он несобранный, нервозный. Я же          прошу только подстраховать.

ОТЕЦ

Нина, я в своей жизни всего добивался сам. Не пора ли ему оторваться от маминой юбки и стать самостоятельным. Может ему стоит пойти в армию, стать настоящим мужчиной.

МАМА

Ты хочешь, чтоб его забрали в Афганистан, и он вернулся оттуда в гробу? Витя, кроме него у меня в жизни никого нет. Тебя я уже давно потеряла. Я тебя умоляю.

ОТЕЦ

         Ладно, хорошо. Успокойся. Я все сделаю.

 

НАШЕ ВРЕМЯ

 

МАМА

         Как твоя газета?

ДМИТРИЙ

         Все нормально

МАМА

У меня все время в голове один вопрос, почему не ты главный редактор?  Ведь создание газеты была твоя идея.

ДМИТРИЙ

Мама, Кушлинский потому главный редактор, что он находит деньги, спонсоров, рекламщиков. Ты же знаешь, я не практичный человек.

МАМА

Извини, я все время об этом забываю. Ты знаешь, когда я читаю вашу газету, то больше убеждаюсь, какая она не самостоятельная. Нет никакой критики власти. Вы только хвалите губернатора и его команду. Хотя бы название поменяли. А то «Независимый голос» - насмешка.

ДМИТРИЙ

Мама, ты знаешь, я к этому не имею никакого отношения. Моя сфера- культура и искусство.

МАМА

         Но ты член редакционного совета!

ДМИТРИЙ

Мама, оставим это. Лучше поздравь меня. Мою  пьесу опубликовали в московском журнале.

МАМА        

Поздравляю сынок. Вот это приятно. А как с постановкой?              

ДМИТРИЙ

Насчет столицы ничего не могу сказать, а в нашем театре нет денег.

 

У Дмитрия звонит мобильный телефон.

ДМИТРИЙ

Я занят. Да, да для тебя я теперь всегда буду занят. (выключает телефон)

МАМА

Никак не устроишь свою личную жизнь. Все не можешь забыть Лену. Ладно, давай помянем Виктора. Я знаю, что ты за рулем, но думаю рюмку наливки можно выпить.

(выпивают)

МАМА

Твой отец был последний герой, к сожаленью время их прошло. Он был у меня первый и последний мужчина. Дима, неужели мы так никогда ничего не узнаем о гибели? Ты когда-то поклялся узнать правду, чего бы тебе это не стоило.

ДМИТРИЙ

                  Я не забыл мама.

 

Дмитрий прощается с матерью. Он выходит из подъезда, садиться в машину.

Вечерний город живет своей жизнью. Блестят ярким светом витрины супермаркетов. Самодовольный, нарядные люди заходят и выходят из ресторанов. Повсюду навязчивая реклама. Дмитрий возвращается домой по тем же улицам, по каким ехал утром. Он замечает на тротуаре подростка-инвалида, который утром просил милостыню. Только теперь все руки у него на месте, а сам он в «отключенном состоянии» лежит на земле. Рядом валяются тюбики с клеем. Его окружают сверстники, подобно ему, находящиеся в наркотическом опьянении, но еще держащиеся на ногах. Дмитрий отводит глаза от неприглядной картины. Левой рукой включает приемник. Звучит песня Антонова «Поверь в мечту». Дмитрий слушает, слегка улыбаясь кончиками губ. Воспоминания переносят его в 1989 год.

 

ТИТРЫ (1989 ГОД)

Возле входа в университет стоят юные Дима и Лена. У Димы из транзистора звучит эта же песня Антонова.

ЛЕНА

Говорят, профессор Васильковский заболел, лекции не будет.

 

Дима, не обращая на ее слова, продолжает с упоением слушать песню, подпевая знаменитому исполнителю.

ДИМА

Говорят Антон, скоро к нам в город приедет на гастроли.

ЛЕНА

         Ну да? Серьезно? Вот бы билеты достать.

ДИМА        

         Я постараюсь.

 

К университету подъезжает «девятка». Из нее выходят высокий, красивый, спортивный юноша. Он модно по столичному одет. Молодой человек подходит к Лене и Диме.

—Приношу извинения, вы не подскажите, где 303 аудитория и 145 группа?

 

Дима без особого удовольствия смотри т на столичного красавца, Лена, напротив, с удовольствием вступает в разговор.

ЛЕНА

         А ты откуда?

ДЕНИС

         Я из Москвы, перевелся в ваш  университет.

ЛЕНА

         Из Москвы перевелся в наш университет? Странно.

                                     ДЕНИС   

Дело в том, что моего отца перевели сюда работать, а он без меня ни как не может.

ЛЕНА

         Он без тебя или ты без него?

ДЕНИС

(улыбаясь)

Ну, это долгий разговор. Так, где ж мне найти 145 группу?

ЛЕНА

Мы из 145  группы и сейчас собираемся идти в 303 аудиторию, правда, не знаем, будет ли лекция. Говорят, преподаватель заболел.

ДЕНИС

Вы из 145 групп?  Ну тогда , давайте знакомиться. Я  ваш новый одногруппник Денис Шадрин. (протягивает руку)

ЛЕНА

         Очень приятно, Лена. (пожимает тему руку)

ДИМА

Дима.

( у него из приемника продолжает звучать Антонов)

ДЕНИС

Вообще Антонов уже отстой, вчерашний день. В Москве сейчас слушают другое.

ДИМА

         А что слушают в Москве?

ДЕНИС

         Сейчас?  Цой например, хотя и это не самое свежее.

         (достает из «дипломата» кассету и протягивает Диме)

         Слушайте провинциалы.

ДИМА

         А тебе?

ДЕНИС

У меня таких много. Я Цоя, кстати, лично знаю, общался с ним. Ребята подождите секунду, забыл в машине ручку. (отходит к машине)

ДИМА

Воображала столичный, явно сын какого-то начальника.

 

Денис возвращается, и молодые люди втроем поднимаются по лестнице в аудиторию.

 

Табличка на дверях «303 аудитория»

Студенты в ожидании преподавателя переговариваются между собой, балуются. Открывается дверь. Пройдя по проходу, на кафедру поднимается высокий, атлетичного сложения мужчина 45 лет.

—Внимание, товарищи студенты! Профессор Васильковский заболел. Сегодня я его заменю. Надеюсь, на следующей неделе он будет здоров. Меня если кто не знает, зовут Соколов Виктор Иванович. Я профессор этой же кафедры.

 

Лена и Дима сидят рядом. На ряд выше Денис. Лена толкает Диму и шепчет ему на ухо.

                  —Это же твой папа.

ДИМА

         Тихо, он не любит афишировать наши отношения.

ЛЕНА

         Какой интересный мужчина.

 

Соколов продолжает:

 

Профессор Васильковский читал вам лекции по русской литературе второй половины 19 века. Наше сегодняшнее общение будет посвящено этой же необъятной теме. Один из  основных вопросов русской литературы того периода, вопрос о возможности или невозможности применения насилия в целях изменения  окружающего мира. Построение моей лекции будет несколько провокационно по отношению к тому, что читал мой коллега. Не потому, что я с ним в чем-то не согласен, или его оспариваю. Просто у нас с вами будет своего рода игра, в которой возможен диалог, то есть ваши вопросы и свои мнения с места, с соблюдением порядка, конечно. Тема-право  личности на поступок, и какое это отражение имеет в русской литературе. Вам делали акцент на гуманизм и человеколюбие наших классиков в лице Пушкина, который милость к падшим призывал, Гоголя с его любовью к маленькому человеку, Достоевского с его «Униженными и оскорбленными», с его вопросом, если бога нет, то значит все можно, и, наконец, с его известной сентенцией в знаменитой, незадолго до смерти, речи, посвященной Пушкину - смирись гордый человек. Всех этих наших классиков, мы помещали в модель определенного мировоззрения, то есть любви и сочувствия к обездоленным и убогим. Сострадания к ним, и призыва к всеобщему человеческому братству и единению. Все это прекрасно. Но вот вопрос. А если в этом благостном братстве убогих место гордому человеку, бунтарю, ниспровергателю закаменевших общественных устоев. Ведь с точки зрения исторического прогресса - это масса маленьких людей в гоголевских шинелях, вперед историю не двигают. История движется усилиями бунтарей-одиночек, которые в состоянии пойти против течения, и никого не спрашивая, взять себе право на поступок. Могущих подняться над косной толпой. «Кто жил и мыслил, тот не может, в душе не презирать людей» - сказал Пушкин. А Лермонтов добавил: «О как мне хочется веселье их смутить, и дерзко бросить им в лицо железный стих, облитый горечью и злостью».

В греческой мифологии бунтарь- это конечно Прометей. А в человеческой истории, бунтарями, каждый по своему были Христос, Мартин Лютер, Наполеон. У нас Петр  Великий, декабристы, Ленин.

 

Выкрики с места:

         —Гитлер.

СОКОЛОВ

И Гитлер. Правда, он плохо закончил, вы знаете почему, но об этом отдельный разговор. А на вопрос Достоевского: «Если бога нет, то все можно?»   Горький в повести «Трое» через своего героя, ответил так – если бог есть, и терпит всю существующую дисгармонию и  несправедливость, и не наказывает негодяев, то именно поэтому все, и можно. Но Горький не был бы Горьким если бы не уточнил, что под  «все можно» он имел в виду. Это  не право творить зло, а право человеку самому брать в свои руки штурвал истории и менять курс исторического движения. Где примером нам является конечно Западная Европа. Примером, подчеркиваю я, а не образцом слепого обезьяньего подражания. А чтобы личности, условно говоря, все было можно, надо иметь великую цель, в которой жизнь обретает высший смысл. Ни цели, ни высшего смысла не было ни у Онегина, ни у Печорина, тем более у такой нелепой фигуры, как  Раскольников, который конечно в силу своей ограниченности не имел право не свой поступок.

 

 

Денис любопытством слушает и с интересом поглядывает на Лену. Она ему явно нравиться.

 

 

В лекционных курсах все ваше внимание уделялось нашим эталонным классикам и их героям. Я хочу обратить ваше внимание на героев маргиналов. Это и «Бесы» Достоевского, но там много карикатурного. Реальные же персонажи появились у Степняка-Кравчинского, фигуры умолчания нашей литературы. Потом появились босяки Горького и Скитальца. Несколько слов о Степняке-Кравчинском. Революционер-народник, талантливый писатель. Его цель – освобождении народа от гнета власти. Средство – террор против государственных чиновников. При том он был не только теоретиком – вдохновителем, но и практическим воплотителем своих идей. В 1878 году в Петербурге, средь белого дня, он лично кинжалом убил шефа жандармов Мезенцева.

 

С места:

         —Его казнили?

СОКОЛОВ

Нет, он бежал за границу, и там нелепо погиб. Политическое убийство, как средство, может быть и сомнительное, но, тем не менее - это поступок. Это вам не убийство старушки – процентщицы Раскольниковым. И ведь может быть, других средств кроме террора, чтобы всколыхнуть застоявшееся общество, тогда и не было?

Надо подчеркнуть, делалось все это не ради личной выгоды.

В своем романе Кравчинский рисует образ террориста, который ради общественного блага жертвуют собой. Своего рода Люцифер, восставший против бога. И я вас спрашиваю, имеет ли личность право на сильный поступок? На кровь, на убийство, если это обосновано великой целью?

 

С места:

—А разве преступления Сталина  можно оправдать великой целью?

СОКОЛОВ

Это рассудят историки через много лет. А если по фактам, то Россия в 20-м веке совершила гигантский скачок из аграрной отсталой страны в индустриальную, ядерную державу. Повторяю, об этом трезво, без эмоций можно будет судить только через сто лет. А преступлениям сталинского режима, конечно, нет никакого оправдания. Мы с вами должны все сделать, чтобы такое не повторилось. Но мы немного отвлеклись. Давайте рассмотрим пример. Представьте себе концлагерь. Скопление изможденных, изголодавшихся людей обреченных на смерть. И вот среди них находится один сохранивший силы человек. У него есть возможность убить несколько охранников, пробраться на склад с оружием, и раздать его другим узникам. Имеет ли он ,в данном конкретном случае, право на убийство?

С места:

         —Конечно.

СОКОЛОВ

А как же заповедь – не убий.

 

С места:

         —Но без этого узникам не спастись.

СОКОЛОВ

Значит, вы оправдали убийство.

 

С места:

—Но вы же сами сказали, что оно возможно, если есть благородная цель.

СОКОЛОВ

Вот это, я и хотел услышать. Вся сложность, как отличить необходимое активное действие, пусть даже убийство от преступления ради корысти.

 

С места:

         —Но в данном примере – все понятно.

СОКОЛОВ

В данном -  да. В других же случаях разобраться не просто.

Значит постулат «смирись гордый человек»  не всегда применим. Конечно, вы скажите, что Достоевский имел в виду совсем другое. Но в реальной жизни, человек привыкший жить в смирении, при любых обстоятельствах всегда останется рабом. Смириться можно на время, душой, разумом, в силу непреодолимых обстоятельств, но духом никогда.

 

Звучит звонок на перемену. Студенты выходят из аудитории.

ДИМА

         Лена, сходим в буфет?

ЛЕНА

         Не успеем.

ДИМА

         Ладно, тогда я один быстро сгоняю. Возьму пару булочек и бутылку лимонада.  (убегает)

 

К Лене подходит Денис.

ДЕНИС

Интересно у вас. Продвинутый мужик этот ваш Соколов. В Москве таких сейчас много. Слушай, Лена, у меня есть предложение. Не хочешь вечером сходить в филармонию?  Приехал Леонтьев.

ЛЕНА

         И что у тебя есть билеты?

                                     ДЕНИС

         Пока нет, но мне их достать не проблема.

ЛЕНА

         Спасибо, у нас с Димой другие планы на сегодня.

ДЕНИС

         Дима, твой друг?

ЛЕНА

Мы дружим со школы, учились в одном классе. Сидели на одной парте. Еще вопросы будут?

ДЕНИС

         Даже так. Все понятно.

 

Прибегает запыхавшийся Дима. Звучит звонок. Студенты возвращаются в аудиторию. Лена и Дима, прячась за спины сидящих  впереди, уплетают булочки, запивая лимонадом. Лекция продолжается.

 

СОКОЛОВ

Возможно все, что говорилось в первом часе, звучало для вас несколько отвлеченно. Но взгляните на наше время. Перестройка дала мощный толчок здоровым силам снизу. И чтобы эта энергия не пропала зря, не выплеснулась в пустую, ее надо направить в нужное русло. Для этого в руководстве страны нужны новые люди с государственным мышлением, которым по силам, иметь право, повести общество по пути исторического прогресс. Многое зависит от вас.

 

С места:

         —А что мы можем?

СОКОЛОВ

Скоро у нас будут довыборы в народные депутаты, и вы должны сказать свое слово. У вас впервые будет возможность выбора, между старым отжившим и новым  необходимым. Это первые свободные выборы.

С места:

         —А кто кандидаты?

СОКОЛОВ

Точно, пока еще неизвестно. Надеюсь, из всего вышесказанного, вы все поняли правильно. Я ни в коем случае не оспариваю гуманистической направленности русской литературы. Я просто хочу, чтобы слова Достоевского:  «смирись гордый человек» не стали для вас призывом жить по-рабски, мы мошки, мы ждем кормежки. Не то время. Нельзя упускать открывшиеся возможности. В социальных вопросах смирения быть не может.

 

 

Лена и Дима после лекции идут по улице.

ЛЕНА

Интересный у тебя папа. Дима, давай тоже совершим поступок, хотя бы маленький.

ДИМА

                  Какой?

ЛЕНА

Сегодня у нашего школьного историка день рожденья.70- лет. Давай его поздравим.

ДИМА

         Откуда ты знаешь?

ЛЕНА

А у него день рожденья совпадает с днем рожденья моей бабушки, поэтому я запомнила. У меня есть дома книга для него интересная, и еще давай купим бутылку шампанского.

ДИМА

Шампанского?  Как мы его купим? Такие очереди, давка.

                                     ЛЕНА

         А право на поступок?

ДИМА

         Ладно, попробуем.

 

 

КАФЕДРА

В комнате кафедры два преподавателя; один  35-40 лет сидит за столом, другой постарше лет 55-и прохаживается вдоль стены, на которой рядом с портретами классиков русской литературы - портрет Горбачева.

ПОЖИЛОЙ

         Интересная компания. Скоро она  может пополнится.

МОЛОДОЙ

         Вы считаете, здесь кого-то не хватает?

ПОЖИЛОЙ

         Я думаю тут скоро появиться портрет Солженицына.

                            МОЛОДОЙ

         Этого еще не хватало.

ПОЖИЛОЙ

Историю не остановишь. Процесс пошел. Вы в курсе о довыборах в  народные депутаты СССР.

МОЛОДОЙ

Довыборы? А куда ж делся Шершенко, наш выбранный депутат, художник-демократ?

ПОЖИЛОЙ

Гена, вы никогда ничего не знаете. Много времени уделяете амурным делам. Шершенко умер.

МОЛОДОЙ

         Что вы говорите? Не может быть.

ПОЖИЛОЙ

         Правда, правда.

МОЛОДОЙ

         Все ясно, гебешники убрали.

ПОЖИЛОЙ

         Так кому он на хрен нужен болтун - демагог.

МОЛОДОЙ

         А что же случилось?

ПОЖИЛОЙ

Да ничего особенного. Ехал поездом в Москву, решил расслабиться. Пошел в вагон-ресторан, а там как назло ничего нет выпить. Тогда он на ближайшей станции покупает у бабки самогон, пол литра. И сам его в купе выдувает. В Москву прибыл уже труп.

МОЛОДОЙ

         Так что же теперь будет?  Кто вместо него?

ПОЖИЛОЙ

Нам предложили выдвинуть кого-то из наших рядов, из преподавательского состава. Я предложил профессора Соколова. Энергичный, беспартийный, возглавляет в городе движение «Интеллигенция за перестройку».

МОЛОДОЙ

         Соколов? Но он же не всегда адекватен.

ПОЖИЛОЙ

         Что вы имеете в виду?

МОЛОДОЙ

         Я про тот, что он не всегда управляем.

ПОЖИЛОЙ

Ерунда. У нас вся страна сейчас неуправляема. К тому же, сделав его народным депутатом, мы ничего не теряем.  Помогая ему в этом, мы освобождаемся от претендента на место зав. кафедрой. На носу перевыборы заведующего.

МОЛОДОЙ

         Я об этом не подумал.

ПОЖИЛОЙ

Если он станет заведующим, то устроит у нас на кафедре перестройку похлеще, чем в Москве. Пусть лучше будет депутатом.

МОЛОДОЙ

Вы абсолютно правы Сан Саныч, пусть лучше будет депутатом в Москве, чем революционером у нас.

ПОЖИЛОЙ

С нашим ректором и другими общественными организациями все согласовано. Я думаю он не откажется. Честолюбив.

 

В комнату входит Соколов.

ПОЖИЛОЙ

Виктор Иванович, вы знаете, какое несчастье случилось с Шершенко? (Соколов кивает головой)

Наш коллектив намерен выдвинуть вас кандидатом в народные депутаты СССР. Через час общее открытое собрание в актовом зале. Вы понимаете, мы дожили к счастью до лучших времен.  Когда во власть может войти интеллигент-либерал. Надеюсь, вы согласны. Сейчас такое время, что кроме вас на амбразуру не кому пойти.

СОКОЛОВ

Благодарю за доверие, коллеги. Рассчитываю на вашу помощь в избирательной компании, и в дальнейшем.

ПОЖИЛОЙ

         Разумеется. А как может быть иначе?

СОКОЛОВ

         Мой соперник на выборах известен? Кто-то из          аппаратчиков?

ПОЖИЛОЙ

         Да, 2-й секретарь обкома Чернышев.

МОЛОДОЙ

Им все мало. 1-й секретарь прошел по партийному списку. Они еще и по территориальному округу хотят своего просунуть. Номенклатура чертова.

ПОЖИЛОЙ

Старое без боя не сдается. Будем бороться за отмену 6-й статьи конституции. Я думаю у нас шансов больше. Народу партийцы уже порядком надоели.

МОЛОДОЙ

         Даже народу хочется чего-то нового.

 

Соколов берется рукой за голову, садится на стул.

ПОЖИЛОЙ

         Что с вами Виктор Иванович?

СОКОЛОВ

Ерунда. Уже все прошло. Старые раны. Как судорогой иногда вдруг сводит тело. Ерунда. В воскресенье надо провести предвыборный митинг на площади. Для этого необходимо разрешение горсовета.

ПОЖИЛОЙ

         Я думаю, мы его получим.

 

УЛИЦА

Гастроном. В алкогольный отдел огромная очередь, хвост которой выходит на улицу. В очереди, представляющую собой неуправляемую толпу, стоит сдавленный со всех сторон Дима. Лена ждет его на улице. Проезжавший на «девятке» Денис замечает девушку и останавливает машину возле  нее. Поправив прическу,  он открывает дверцу и выходит из автомобиля. В это время Диме, с купленной бутылкой шампанского, удается, наконец, выбраться из плена страждущих. Он с довольным выражением лица, одной рукой держит бутылку, другой вытирает пот со лба.

         —Семь кругов ада!

Внезапно, как будто появившийся из под земли, невзрачный паренек выхватывает из рук Димы бутылку стремглав убегает по улице. Но далеко уйти не успевает. Воришку, как пантера настигает Денис. Он  хватает его рукой за шкирку, а другой ловко выхватывает бутылку. Затем мастерской подсечкой сваливает паренька на землю и пинает его ногой по печени. Когда тот, кряхтя, поднимается, то вдогонку получает увесистый удар кроссовкой по заду.  Денис с видом победителя возвращает шампанское Диме.

ДЕНИС

Вы что гулять сегодня собираетесь? Сказали бы мне, я бы вам этого пойла достал без проблем.

ЛЕНА

Мы собрались поздравить с юбилеем нашего школьного учителя.

ДЕНИС

Благородно. Ладно. Не буду мешать. Пока. (садиться в машину)

ЛЕНА

         Спасибо за помощь.

ДЕНИС

         Ерунда. Не стоит. (уезжает)

                                     ЛЕНА

         Какой сильный, настоящий супермен.

ДИМА

         Да, выручил.

ЛЕНА

Пошли быстрее. Сначала ко мне за книгой, потом к Михаилу Захаровичу. Дай бутылку мне.

 

Ребята уходят вперед по улице. А возбужденная очередь, алчущая горячительного продолжает бурлить. Представители пролетариев и трудовой интеллигенции возмущаются трудностями, которые им приходится преодолевать, чтобы получить желаемое.

ПОЖИЛОЙ РАБОТЯГА

Гребанные  коммуняки, последнюю радость в жизни отнимают. Козлы. Скоро воздух заберут. Горбатый – мать его.

МУЖЧИНА НЕОПРЕДЕЛЕННОЙ КЛАССОВОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ

         Небось, в обкоме у них с этим допингом проблем нету.

ИНТЕЛЛИГЕНТНЫЙ МУЖЧИНА

(со следами регулярного употребления портвейна на лице)

Лишая народ единственного счастья, они рубят сук, на котором сидят. Невежественные люди.

 

 

ОБКОМ ПАРТИИ

В большем кабинете трое мужчин. Один из них в генеральской милицейской форме. На стене большой портрет Горбачева.

 

1-Й СЕКРЕТАРЬ

В воскресенье на городской площади предвыборный митинг. Ты подготовился Николай Иванович?

2-Й СЕКРЕТАРЬ ЧЕРНЫШЕВ

                  Да.

1-Й СЕКРЕТАРЬ

Не забывай, что одновременно будет проходить альтернативный митинг твоего соперника. Я бы хотел, чтобы твои аргументы были повесомее. Если можно, постарайся поменьше заглядывать в бумажку. Народ это теперь не любит.

ЧЕРНЫШЕВ

А нельзя ли перенести его митинг в другое место, а лучше вообще не дать ему разрешение на проведение.

ГЕНЕРАЛ МИЛИЦИИ

         Дайте только команду, я их разгоню в два счета.

1-Й СЕКРЕТАРЬ

Ну что вы товарищи?  У нас сейчас гласность, новое мышление, демократизация.

ЧЕРНЫШЕВ

Петр Иванович, у меня есть одно предложение. Нельзя ли перед выборами сделать послабление с водкой. Народ в очередях совсем озверел.

1-Й СЕКРЕТАРЬ

Ты что Николай Иванович! Ты думаешь, о чем говоришь?  Дойдет до Москвы, Егор Кузьмич меня живьем без десерта съест. Он лично в политбюро этот вопрос курирует.

ЧЕРНЫШЕВ

Докурируется, что мы останемся без поддержки народа.

1-Й СЕКРЕТАРЬ

Да, чуть не забыл сказать. У нас в городе новый начальник областного управления КГБ. Я с ним уже встречался. Вроде толковый мужик, на Западе работал.

ЧЕРНЫШЕВ

         Может, поможет мне на выборах?

1-й СЕКРЕТАРЬ

Вот соберемся все вместе на ближайшем бюро обкома, и там об этом потолкуем.

 

 

Окраина города. Через решетчатый забор свешиваются зеленные ветви деревьев. В глубине, сквозь небольшой цветущий майский сад, виден пятиэтажный дом. На 3 этаже,

в  благоустроенной квартире с казенной мебелью, в кресле возле окна расположился  мужчина 50-лет. Он одет в спортивный адидасовский костюм. Рядом на вешалке висит генеральский мундир. На журнальном столике книги Гессе, Фромма, Ницше на немецком языке. Мужчина, а это генерал КГБ Шадрин, разговаривает по телефону.

ШАДРИН

         Устроился нормально, на высшем совейськом уровне.

ГОЛОС В ТРУБКЕ

         А как настроение?

ШАДРИН

         Самое перестроечное.

                                     ГОЛОС   

         Судя по тону, скучаешь по старой работе.

ШАДРИН

Миша, я ведь все понимаю. Холодная война закончилась, не в нашу пользу. Профессионалы стали уже не нужны. Наши места за бугром занимают сынки прорабов перестройки. Номенклатурные дети.

ГОЛОС

         Что-то ты разговорился?

ШАДРИН

Ты о прослушке? Хрен им. Я взял двух своих ребят из Москвы, они поставили мне хорошую защиту. Так что не стесняйся. Говори, что хочешь.

ГОЛОС

         Обида тебя щемит.

ШАДРИН

Миша, какая обида? Со мной еще по человечески поступили, учли мои заслуги перед Родиной. Повысили в звании, посадили на хорошую должность.

                                     ГОЛОС   

         Генерал Шадрин – это звучит.

ШАДРИН

         Перестань, не то это все. Что нового в Москве?

ГОЛОС

         Съезд нардепов скоро. Будет жарко.

ШАДРИН

         Ну, это у вас, в столице. Здесь тихая гавань –          провинция.

ГОЛОС

Подожди и у вас заштормит, и до вас перестройка с дерьмократией докатится. Придется тебе подушить этих дерьмократов.

ШАДРИН

Ну, это уж уволь. Жандармскому делу не обучен. Другому учили. Если до этого дойдет, попрошусь в отставку. Надоело все.

ГОЛОС

Привыкай Володя к отечеству. Это тебе не Европа. Ладно, не унывай. Если что будет новое, я тебе позвоню. Бывай.

 

Шадрин кладет трубку. Включает телевизор. На экране – большая говорящая голова генсека. Канал переключается – там та же картина. Шадрин выключает телевизор, нажимает клавишу магнитофона в музыкальном центре. Из динамиков льется лирическая мелодия Брамса. Генерал подходит к бару, берет бутылку «Амарето»  и наливает себе  полный бокал. Отпивая ликер , он вынимает из пачки «Мальборо» сигарету и выходит на балкон. В это время в соседней комнате Денис застрачивает папиросу. Его ловкие движения напоминают пластику виолончелиста.

         Шадрин, докурив сигарету, тушит ее в пепельнице. Музыка в кассете закончилась. Шадрин задумчиво смотрит на зеленые кроны деревьев. От созерцания флоры его отвлекает громкая музыка и подозрительный запах. Шадрин выходит из своей комнаты, и подойдя к двери соседней , пытается открыть. Она закрыта изнутри.

ШАДРИН

 Денис, открой.

Денис быстро выбрасывает папиросу в окно и открывает отцу дверь.

ДЕНИС

Что батя?  Громко музыку сделал? (делает музыку тише)

ШАДРИН

 Денис, ты опять за старое взялся?

ДЕНИС

О чем ты батя?

ШАДРИН

О чем?!  Наркоту курил?  Если бы я тебя сюда, с собой не забрал, то в Москве под статью попал бы. Дать тебе по шее, да ты уже меня перерос. Ты же спортсмен, кандидата в мастера по дзюдо, а такой херней занимаешься. В спорт бы лучше вернулся.

ДЕНИС

 Да, что я там забыл. Сборная мне не светит.

ШАДРИН

Может тебя в армию, куда-нибудь подальше, отправить? На Дальний восток, в Морфлот?  Глядишь, человеком тебя сделают. А то разбаловала тебя бабушка, пока я на Западе был. Мать твоя не дожила до такого счастья. Еще раз это увижу -  отправлю в армию.  Тебе уже 21 год – пора делом заниматься.

ДЕНИС

Так мы и пытались в  Москве кооператив создать, свое дело, чтобы деньги зарабатывать. Так ты не разрешил.

ШАДРИН

 Учиться тебе надо, а не  о коммерции думать. О будущем пора задуматься.

ДЕНИС

        Я как раз и думаю. За коммерцией  и есть будущее

ШАДРИН

 У тебя сейчас такой возраст, что пора задуматься о цели в жизни, для чего вообще жить?

ДЕНИС

Сейчас актуален вопрос, не  для чего жить, а  на что?

ШАДРИН

Ты что голодаешь? Тебе чего-то не хватает? Многие бы только мечтали о том, что ты имеешь.

ДЕНИС

Ты отец, живешь вчерашним днем. Сейчас пришло время больших денег.

ШАДРИН

Что тебе не хватает?!

ДЕНИС

Батя, ты генерал, а что у тебя своего есть? Все казенное; квартира, дача, машина.

ШАДРИН

 А на чьей ты собственности ездишь?

ДЕНИС

Подумаешь собственность – Жигули. Сейчас люди миллионерами становятся. Иномарки, дома покупают. За такими будущее

ШАДРИН

Так это твоя цель? Ты тоже этого хочешь? Это мне напоминает одного парнишку у Достоевского, который мечтал стать Ротшильдом.  Читал «Подростка», филолог?

ДЕНИС

Просматривал, к экзамену. Не улыбайся. Я своего, добьюсь.

ШАДРИН

Да ну тебя к черту.

 

Шадрин возвращается в свою комнату. Наливает пол стакана водки. Залпом выпивает и включает Высоцкого  «Охоту на волков».

 

ГОРОДСКАЯ ПЛОЩАДЬ

На деревьях расклеены портреты кандидатов в народные депутаты; Чернышева второго секретаря обкома и Соколова – профессора университета. На трибуне, перед которой обычно проходят демонстрации трудящихся, стоит Чернышев.  Рядом с ним генерал милиции в штатском.

 

Среди зрителей в толпе, есть те же люди, которые стояли в очереди за водкой.

—Сейчас будет агитировать нас за светлое будущее.

ЧЕРНЫШЕВ

Товарищи, мы живем в эпоху больших перемен. Партия, передовой авангард общества, осознав губительность для страны застойных явлений, начала реформы. Перестройка, гласность, демократизация общества – вот лозунги сегодняшнего дня. У нас впервые проходят демократические альтернативные выборы народных депутатов. В случае моего избрания, я, как народный депутат  буду отстаивать интересы моих избирателей.  Позже я зачитаю основные положения моей программы. Товарищи, наша общая задача – реформировать наше общество, нашу страну. Взяв все ценное из прошлого опыта и обогатив его новыми достижениями общественной науки.  Моя главная цель – способствовать повышению вашего жизненного уровня. Все наши недостатки должны быть преодолены.

 

КРИКИ ИЗ ТОЛПЫ:

—Когда кончиться антиалкогольная компания? Дайте народу водку.

ЧЕРНЫШЕВ

Спокойно, товарищи. Сейчас имеют место некоторые элементы волюнтаризма. Смею вас заверить – они будут преодолены. Мы должны вернуться к ленинским принципам построения социализма.

 

В ТОЛПЕ:

—Со  смерти Сталина, к ленинским принципам возвращаются,  никак вернуться не могут.

—А может, и принципов никаких не было. Пошли отсюда.

 

 

На другой стороне площади появляется грузовик. В его кузов ловко залазит Соколов.  Вокруг самодеятельной трибуны, молодежь с плакатами «Перестройка, гласность, демократизация». Среди группы поддержки Лена, Дима, Денис.

Чернышев обращается к генералу милиции.

ЧЕРНЫШЕВ

         А это что еще?

ГЕНЕРАЛ МИЛИЦИИ

Ваш противник, Николай Иванович. У него есть разрешение на проведение митинга.

ЧЕРНЫШЕВ

(продолжает)

Сейчас партии и народу, как никогда надо быть вместе. Все мы должны слиться в единой общей колонне по пути преобразований.

 

Соколов на грузовике, с мегафоном в руке начинает свою предвыборную речь.

СОКОЛОВ

Я слышу слова о единой колоне, непонятно куда идущей. Знакомые слова – то же самое говорил в своих речах  Гитлер. Нет, товарищи. Я не буду призывать вас к объединению с партией, а как раз наоборот. Кончилось ваше время товарищи аппаратчики. Пора положить конец монополии одной партии на истину.

 

Народ стекается к говорящему.

 

 

Одним из главных пунктов моей программы – это отмена 6-й статьи конституции, о руководящей роли партии в обществе. Хватит, доруководились! Нам всем пора проснуться от векового рабского сна. Нет, социальному смирению. А политическим банкротам пора уйти с исторической сцены. К власти должны придти новые люди.  Я спрашиваю здесь присутствующих. Вы хотите жить, как в Германии?  В стране, которую мы победили в Великой Отечественной войне, ценой жизни наших отцов. Уровень жизни побежденных, во много раз выше нашего. Для того, чтобы оказаться на достойном месте в мире, мы должны скинуть кучку партийных бюрократов, стоящих на пути прогресса.  Слышите меня, номенклатурщики! История и наш народ говорит  вам  - нет.

 

Молодежь с перестроечными плакатами подходит поближе к трибуне с Чернышевым, и начинает скандировать

         —Позор, позор!

 

Чернышев обращается к генералу милиции.

ЧЕРНЫШЕВ

 Что еще за хунвейбины?  Разогнать их к черту.

 

ГЕНЕРАЛ МИЛИЦИИ

 Стоит ли? Шуму много будет.

ЧЕРНЫШЕВ

Я приказываю остановить этот балаган.

 

СОКОЛОВ

С отменой 6-й статьи, мы требуем отменить все привилегии аппарата. Пора им пожить одной жизнью с народом.

 

ОМОН начинает оттеснять митингующих, постепенно добираясь к грузовику. Особо активных запихивают в милицейские машины.

 

СОКОЛОВ

 (вошедший в раж)

         Вот полюбуйтесь на их методы. Честной и открытой дискуссии они не выдерживают. Полицейские методы, единственный их способ разговаривать с народом. Когда в 18 году большевистское  правительство, опасаясь наступления белых, перебралось из Петрограда в Москву, то ночью, один озорник написал на памятнике Минину и Пожарскому: « Смотри-ка князь, какая мразь, в Кремле сегодня завелась».

ЧЕРНЫШЕВ

Это уже переходит все границы. Мы его под суд отдадим за оскорбление партии.

 

Омоновцы залазят на грузовик, пытаются оттуда стащить Соколова. У них ничего не получается, бывший десантник Соколов ловко разбрасывает нападающих. Только с помощью газового баллончика его удается «успокоить». На его руки надевают наручники, стаскивают с грузовика и запихивают в милицейскую машину.

 

 

В это время  Шадрин в своем кабинете, по спецприемнику слушает трансляцию митинга. На столе у него досье Соколова В.И.  Он просматривает папку, находит страницы, где написано о службе Соколова в спец.частях КГБ,  о командировках в горячие точки.

 

 

На площади Дима и Лену пытаются защитить Соколова.

         —Это же наш профессор!

Но их самих скручивают стражи порядка.

ДЕНИС

                            (обращается к майору)     

         Товарищ майор, немедленно отпустите моих друзей.

МАЙОР

Ты еще тявкаешь. Поедешь с нами.

ДЕНИС

Я сын Шадрина начальника областного управления КГБ,  у вас будут большие неприятности. Позвоните по телефону (Денис называет спецномер.)

 

ЛЕНА И Дима с интересом смотрят на Дениса.

Милицейский майор звонит из телефона  в машине.

ШАДРИН

         Шадрин у телефона.

МАЙОР

 ( слегка опешив)

           Товарищ генерал?

ШАДРИН

         Я слушаю. С утра еще был генералом.

МАЙОР

Товарищ генерал с вами говорит майор милиции Климов. Тут ваш сын.

ШАДРИН

Денис?  Что он натворил?

Денис вырывает у майора трубку.

ДЕНИС

Папа, я на площади на предвыборном митинге. Только что арестовали Соколова, кандидата в депутаты, нашего профессора. И нас хватают.

ШАДРИН

 Отдай трубку майору.

Денис отдает трубку.

ШАДРИН

 Слушай меня, майор. Отпусти ребят. Понял?

МАЙОР

 Так точно.

ШАДРИН

 Где сейчас Соколов?

МАЙОР

В машине в наручниках.

ШАДРИН

 Почему в наручниках?

МАЙОР

Так он оказывал сопротивление моим ребятам.

ШАДРИН

Соколова доставить ко мне в кабинет. Это приказ. И мой тебе совет – всех задержанных отпусти. Можешь это сделать в отделении. Не наживай себе неприятностей. А то можешь попасть в передачу «Взгляд». Понял меня?

МАЙОР

Я  понял, товарищ генерал. Соколова сейчас к вам доставят.

 

 

Милицейский бобик отъезжает с площади, увозя Соколова. Возмущенная публика выражает протест, скандируя «Позор».

 

Генерал милиции, на трибуне  - Чернышеву

—Зря мы поддались на их провокацию. Завтра демократическая пресса в своих газетах, нас с грязью смешает.

 

Ребята в «девятке» едут вслед за милицейской машиной.

 

Милицейский бобик подъезжает к серому зданию. Соколова ведут по лестнице. Он возле двери с табличкой «нач. обл. упр. Шадрин».

 

В КАБИНЕТЕ

ШАДРИН

 Снимите наручники.

С Соколова снимают наручники.  Шадрин, указывая ему на кресло.

         —Присаживайтесь.

Обращается к подчиненному:

         —Ко мне не кого не пускать.

 

«Девятка» с ребятами подъезжает к зданию. Ребята вбегают в помещение. Денис говорит Лене и Диме, чтобы они его подождали в вестибюле, а сам бежит к кабинету отца. Его останавливает офицер.

—Владимир Иванович сказал, никого к нему не пускать.

 

Денис возвращается к ребятам.

         —Он в кабинете у отца. Будем ждать.

 

КАБИНЕТ

 

СОКОЛОВ

Судя по табличке на двери вашего кабинета, вы начальник областного управления КГБ Шадрин  Владимир Иванович.

ШАДРИН

 Да, недавно назначенный.

СОКОЛОВ

Тогда ответьте мне на вопрос. На каком основании я арестован?

ШАДРИН

 Вас никто не арестовывал.

СОКОЛОВ

Ну тогда, по какому праву я задержан, черт побери?  Вы в курсе, что я кандидат в народные депутаты?

ШАДРИН

Успокойтесь, Виктор Иванович. Я просто пригласил вас к себе на беседу.

СОКОЛОВ

В наручниках? Перед этим, угостив газом?

ШАДРИН

Вас задержала милиция. Об этом я узнал от своего сына, вашего студента, который был в вашей группе поддержки. Он позвонил мне и рассказал, как все было. я приказал привести вас ко мне. Или вы хотели очутиться в отделении милиции, где вам наверняка дали бы 15 суток, тем самым, исключив из предвыборной компании.

СОКОЛОВ

Так это вы, стало быть, меня у ментов перехватили. Спасибо.

ШАДРИН

 Не стоит.

СОКОЛОВ

 Хотя, 15 суток, мне бы скорее не помешало, только бы прибавило рейтинг. Отчего у вас такая забота обо мне? Мы ведь по разные стороны баррикады. Уж не вербовать ли вы меня собрались? Хочу предупредить это бесполезный номер. Такие попытки уже были.

ШАДРИН

Виктор Иванович, а вам не приходит в голову, что вы не один думаете о будущем своей страны? А насчет вербовки. Помилуйте, вы и так находитесь в нашем золотом запасе. Бывших чекистов не бывает.

СОКОЛОВ

Оставьте это. Я никогда вашим не был. А то, что  служил в армии в спец. войсках КГБ, то это было давно.

ШАДРИН

Я сейчас просматривал ваше дело. 64-й год Сирия. Помните?

Соколов молчит.

ШАДРИН

(продолжает)

Я знаю, что вы дали подписку о неразглашении. Я их тоже много давал. Но в этом кабинете, мы можем быть откровенны. Ушей здесь нет. Группа, в которой вы были, освобождала заложника.

СОКОЛОВ

 Да, что-то припоминаю. Наш один погиб при штурме.

ШАДРИН

Так вот, этот заложник. Словом, это был я. Вы спасли мне тогда жизнь.

СОКОЛОВ

Вы? Однако, изменились вы, Владимир Иванович.

ШАДРИН

25лет прошло. (закуривает сигарету и говорит по внутреннему телефону) Кофе, пожалуйста.

  Виктор Иванович, я о будущем страны, думаю не меньше вас.

СОКОЛОВ

  Но по должности вы обязаны защищать эту прогнившую систему.

ШАДРИН

 Я почти 30 лет, находясь за бугром, рискуя свободой, служил Родине. А в роли защитника системы, как вы выразились, оказался недавно.

СОКОЛОВ

 Сочувствую.

ШАДРИН

(показывая на портреты членов политбюро)

   Вы что думаете, я не понимаю в какое дерьмо завели нас эти ребята? Но, слушая по трансляции ваше выступление сегодня, мне стало не по себе.

СОКОЛОВ

 Неужели так страшно? Обыкновенный полемический задор.

ШАДРИН

 Нельзя раскачивать лодку, в которой  мы плывем. Если она перевернется, утонут все.

СОКОЛОВ

 Но что-то делать надо?  К власти должны придти новые люди.

ШАДРИН

 Да, новые люди должны придти, но КПСС сегодня единственная  реальная сила.

СОКОЛОВ

 Гнилая сила. Колосс на глиняных ногах. Поэт сказал по этому поводу: «Нельзя дышать, где твердь кишит червями, и не одна звезда не говорит, но видит бог, есть музыка над нами».

ШАДРИН

 Другой поэт сказал иначе: «О жертвы мысли безрассудной, вы уповали может быть, что хватит вашей крови скудной, чтоб вечный полюс растопить».  Давайте не будем жонглировать цитатами поэтов, они говорят из вечности, а  мы по нашей грешной земле ходим.

СОКОЛОВ

 На дворе конец 20 века. У нас уже напечатан «Архипелаг ГУЛАГ».

ШАДРИН

Печатать «Архипелаг»  было нельзя. Это – ошибка.

СОКОЛОВ

Вы против правды?

ШАДРИН

 Это не та правда, которая нужна народу. От нее он потеряет голову, и все остальное.

СОКОЛОВ

 Мы ему поможем не потерять. Но без свободного человека, у нас нет будущего.

ШАДРИН

 Какова же ваша политическая программа?

СОКОЛОВ

 В перспективе многопартийность. На сегодняшний день – передача власти советам, переход к парламентской форме управления. Запад веками так живет и неплохо.

ШАДРИН

Не идеализируйте Запад. Я там долго жил. Поймите мы для них чужие. Мы Западом никогда не станем. Это я вам не как разведчик говорю, а как историк по образованию. Это как в песне поется: «На лицо ужасные, но добрые внутри»», так и мы с ними, на лицо похожие, но разные внутри.

СОКОЛОВ

Значит, мы так и должны оставаться несчастными людьми-дикарями?  Нет. Между Россией Герцена и Россией Победоносцева я выбираю Россию Герцена.

ШАДРИН

  Только один на Родине трудился, а другой в эмиграции жил на русские деньги.  Оставьте эти пафосные лозунги. Поймите, мы проиграли в холодной войне. А вы знаете, как поступают с проигравшими? Они сделают из нас жертву, и потом будут судить. На нас свалят все мировые грехи. За их улыбками, я  там видел, одно желание, одну мечту – вычеркнуть нас из мировой истории. Вы же русский человек, как вы этого не понимаете?

СОКОЛОВ

 Мы этого не допустим.

ШАДРИН

А в экономике, вы, конечно, предлагаете  внедрение рыночных отношений?

СОКОЛОВ

Разумеется. Свободная конкуренция – так весь мир живет.

ШАДРИН

 Вы открываете ящик Пандоры. Животные потребительские инстинкты черни выплеснуться наружу, и затопят страну в криминале.

СОКОЛОВ

Вы боитесь своего народа?

ШАДРИН

Я не хочу, чтобы он превратился в алчных торгашей. У меня сын растет, он только о миллионах и думает. При капитализме пряников на всех не хватит.

СОКОЛОВ

 Владимир Иванович, вы не хотите, чтобы я победил на выборах?

ШАДРИН

Я этого не говорил. Я не сомневаюсь, что вы победите. Если бы сейчас проходили выборы мэра, вы бы и там победили. Я хочу, чтобы вы понимали ответственность, которая ляжет на вас.

СОКОЛОВ

Первым всегда тяжело.

ШАДРИН

Вы не первые, за вами тысячелетняя история.

СОКОЛОВ

Генерал, я спрошу прямо. Вы мне мешать не будете?

ШАДРИН

Я, нет - мое слово. Когда-то вы спасли мне жизнь. Такое не забывается. Но не забывайте, КГБ в городе ни одна силовая структура. Есть милиция, которая подчиняется обкому.

СОКОЛОВ

 Спасибо за совет.

ШАДРИН

Нам с вами делить нечего. Наши отцы, не по своей воле трудились на стройках коммунизма; мой -  на Беломорканале, ваш -  на Волгодонском.

СОКОЛОВ

Как же вы с такими анкетными данными оказались в этой организации?

ШАДРИН

Так других людей, у которых отцы не сидели, у них уже не осталось.

 

 

ОБКОМ ПАРТИИ

В кабинете 1-ый секретарь, 2-ый секретарь Чернышев и генерал милиции.

1-ЫЙ СЕКРЕТАРЬ

Николай Иванович, Коля, мать твою, ты обделался, как мальчишка! Попался на провокацию. Ты не себя, а меня подставил! Счастье, что на митинге не было телевизионщиков.

ГЕНЕРАЛ МИЛИЦИИ

Я постарался. Мы их не пустили.

ЧЕРНЫШЕВ

Петр Иванович, он перешел все границы, стал оскорблять партию. По закону, за это полагается…

1-ЫЙ СЕКРЕТАРЬ

Какие сейчас законы? У нас теперь демократия. Прав тот, кто покудрявее говорит. Надо учится играть по их правилам. Даже я старый, это понимаю.

 

 

 

Ребята в вестибюле ждут задержанного  преподавателя. Соколов спускается по лестнице.

ДИМА

Папа, все в порядке?

 

Соколов кивает головой.

ЛЕНА

Виктор Иванович, это Денис избавил вас от милиции.

СОКОЛОВ

(обращаясь к Денису)

Шадрин, твой отец?

 

Тот кивает головой.

Ну что ж спасибо. В милиции меня бы встретили с меньшим гостеприимством

 

Все выходят на улицу.

ДЕНИС

 Виктор Иванович, давайте я вас подвезу. Я на машине.

 

Соколов и ребята садятся в «девятку» Дениса. Машина едет по улице.

ДЕНИС

 Вас домой.

СОКОЛОВ

Нет. В избирательный штаб. Не время сейчас дома сидеть. Хорошая у тебя машина. А я все на своей «шестерке» езжу.

ДЕНИС

Это не моя, а отца. Виктор Иванович, можно я буду вам помогать в предвыборной компании?

СОКОЛОВ

 А отец разрешит?

ДЕНИС

Я уже взрослый, сам решаю. Вы же говорили о праве на поступок.

СОКОЛОВ

 Хорошо, я не против

ДИМА

 О чем вы там разговаривали?

СОКОЛОВ

О всяком. О жизни. Честно говоря, не думал, что в этих заведениях встречаются свободно мыслящие люди. В бытность моей службы в армии, там были одни унтер-Пришебеевы.

ДИМА

 Папа, ну ты ж служил не в аналитическом отделе.

СОКОЛОВ

Да, там где я служил, важнее всего были крепкие мускулы и одна правильная извилина в голове.

 

Автомобиль подъезжает к избирательному штабу. Соколов и ребята заходят в небольшое помещение, взятое в аренду у заводского дома культуры. В двух комнатах все вещи перевернуты. Перепуганный сотрудник:

—Виктор Иванович, час назад здесь был ОМОН, все перерыл.

СОКОЛОВ

 И что они искали?

СОТРУДНИК

 Антисоветскую литературу.

СОКОЛОВ

Идиоты, антисоветской литературы у меня и дома нет, не считая подшивок «Огонька» и «Нового мира». Правильно, что не наводили порядок. Надо вызвать московских спец.коров. если это попадет в центральные газеты или в передачу «Взгляд», то тогда наша победа обеспечена. Мне уже начинает нравиться. Не выборы, а настоящая война. (смотрит на свою фотографию на стене)

 

 

ТИТРЫ (НАШЕ ВРЕМЯ)

Дмитрий в своей комнате смотрит на фотографию отца. Из задумчивости его выводит телефонный звонок. Он берет трубку.

ГОЛОС В ТРУБКЕ

         Дима!  Это не выборы, а настоящая война!

ДМИТРИЙ

 Какие выборы?

ГОЛОС

Дима, проснись!  Выборы губернатора. Это война, возможно, скоро будут жертвы. У нас в газете большие изменения, даже скорее потрясения. Завтра в 10 жду тебя. Это не телефонный разговор.

ДМИТРИЙ

Хорошо, Игорь.

 

Дмитрий наливает себе бокал вина и достает с полки папку, в которой находит старые фотографии. На одной из них Дима, Лена, Денис позируют фотографу на улице. Внизу фото дата, 1989 год. Фотография оживает – друзья идут по улице. На одном из домов афиша – «Маленькая вера». Друзья спускаются в подвальное помещение, где находиться кафе с видеопоказом. Дима подходит к кассе, спрашивает 3 билета. Услышав цену, переспрашивает.

                  —Почему такие дорогие?

КАССИРША

          В стоимость входит кофе и пирожное.

ДИМА

Но мы хотим только кино посмотреть.

КАССИРША

Таковы условия просмотра.

Подошедший Денис, вынимает из бумажника деньги, протягивает кассирше.

                  —Три билета, сдачи не надо.

 

Молодые люди заходят в подвальное помещение. Возле стены на тумбе стоит большой телевизор, за столиками сидят их сверстники. Из магнитофона звучит эстрадная музыка.

ДЕНИС

В Москве бы посмотрели премьеру в «Октябрьском».

 

Начинается фильм «Маленькая вера».

 

 

На экране видео эротическая сцена из «Маленькой веры». За  соседним столиком трое ребят с интересом поглядывают на Лену. Они курят папиросу, набитую наркотиком из конопли, передавая, ее друг другу. Подошедший официант, запрещает им курить в помещении.

ДЕНИС

(кинув взгляд на курящих)

У меня есть вещи поинтереснее. Смотрели «Эммануэль» или «Калигулу»?

Дима и Лена отрицательно машут головой.

ДЕНИС

Есть и настоящая порнуха. Батя  скоро уедет на пару дней в Москву. Я вас приглашу к себе в гости. Пойдете?

Дима пожимает плечамию

ЛЕНА

 Пойдем, посмотрим, как живет сын генерала.

ДЕНИС

 Так это ж казенная квартира.

 

Кино закончилось. Ребята выходят из кафе. Вечер. Сумерки.

ЛЕНА

Неужели мы так тошно живем, как в этом фильме? Живем и не замечаем этого? Зачем это все показывать?

ДИМА

         У нас теперь гласность.

 

Молодые люди проходят мимо тройки ребят, тех самых, что сидели за соседним столиком. Лена одета в джинсы, подчеркивающие прелести ее фигуры. Один из троих, самый невзрачный, позволяет себе комментарий по поводу красивых ног и бедер девушки. Денис подходит к говорившему,  и угрожающе спрашивает:

                  —Что  ты сказал,  рахит?

ПАРЕНЕК

Что не слышал? Я два раза не повторяю.

 

Денис сильно бьет его под дых. Тот сгибается от боли. Двое приятелей подходят ближе. Денис вынимает из кармана нож с выкидным лезвием.

                  —Ну, у кого еще либидо разыгралось? Могу освободить место в трусах.

Кто-то из ребят:

                  —Мы еще встретимся.

ДЕНИС

Не советую. Вы даже не представляете кто мой отец.

Из ребят:

—Ну его, к черту. Сынок какого-то начальника, видишь на «девятке» ездит.

 

Лена и Дима ошарашено смотрят на Дениса. Он открывает дверцы машины  и приглашает их садиться. Машина трогается с места.

ЛЕНА

 

 Ты что мог его убить?

ДЕНИС

А что такого? Самооборона. А вообще-то, я бы и без ножа справился. Не забывайте, я кмс по дзюдо, просто хотел попугать.

ЛЕНА

Ты такой смелый, потому что у тебя отец генерал? Обыкновенные ребята – ничего такого не сказали. Я каждый день слышу себе вслед такие реплики.

ДЕНИС

Привыкла жить в хамской стране. А я считаю, что быдло надо ставить на место.

ЛЕНА

 Может, ты и нас считаешь быдлом?

ДЕНИС

Я этого не говорил.  Но среди жлобья долго жить опасно. Постепенно сам начинаешь сливаться со средой обитания.

ЛЕНА

          Останови, пожалуйста. Мы пешком пройдемся.

ДЕНИС

 Вы что обиделись?

 

Лена и Дима выходят из машины.

ЛЕНА

Спасибо за общество.

ДЕНИС

Да ладно вам, покатались бы по городу.

ЛЕНА

Спасибо, мы пешком.

 

«Девятка» уезжает.

ЛЕНА

Ну что пойдем по домам?

ДИМА

Еще ж не поздно. Давай к моему отцу зайдем. Он на этой улице живет.

ЛЕНА

А удобно?

ДИМА

 Мы ненадолго.

 

Ребята подходят к парадному и заходят в него.

 

 

«Жигули» Дениса разворачиваются  и возвращаются к видеокафе. Паренек, которого Денис ударил, еще не ушел. Денис, высунувшись из машины, подзывает его к себе. Тот молчит.

ДЕНИС

Иди сюда, дело есть.

 

Парень подходит.

ДЕНИС

Извини, брат. Хотел перед девчонкой попонтоваться. (протягивает руку) Денис.

ПАРЕНЕК

 Коля.

ДЕНИС

 Садись, разговор есть.

Тот садиться в машину.

ДЕНИС

Почем в городе у вас наркота?

КОЛЯ

О чем ты?

ДЕНИС

Да ладно ты, не кексуйся. Я не мент. (достает из бардачка пачку)  Есть отличный план. Это еще не все. Можно неплохо заработать.

 

 

Дима звонит в квартиру. Соколов открывает дверь. Его рослую фигуру облекает спортивный костюм.

СОКОЛОВ

 Рад вас видеть ребята, заходите

ЛЕНА

Мы не помешали?

СОКОЛОВ

Да нет, я собирался чай пить. Вместе попьем. Заходите в комнату. А я на кухню – чайник поставлю.

 

Лена и Дима заходят в кабинет. Лена с интересом рассматривает комнату; два шкафа набитые книгами, письменный стол на котором пишущая машинка. Но особый интерес вызывают у нее чучела животных – волк, заяц, орел. Соколов возвращается из кухни.

                  —Сейчас закипит.

ЛЕНА

 Виктор Иванович, вы охотник?

СОКОЛОВ

В общем-то, да, но сейчас не очень активный. А раньше был весьма заядлый. Почти каждую неделю выезжал с друзьями за город в лес.

ЛЕНА

                  (указывая на чучела)

 Ваши трофеи?

СОКОЛОВ

Да, моя гордость. Знакомый сделал на память. Я и на медведя не раз ходил. Но сами понимаете, для медведя в квартире места мало.

ЛЕНА

И вам их не жалко?

СОКОЛОВ

Жалко, конечно. Я очень люблю волков. Смотрю на этого красавца, когда усталый, и сам набираюсь сил у него. Представляю себя таким же сильным, смелым, умным зверем.

ЛЕНА

 Если вы их любите, то зачем убивали?

СОКОЛОВ

 Охота одно из первых занятий человека.  И сейчас этот первобытный инстинкт зовет людей. Причем, в этом есть и какой-то мистический момент. На мамонта люди охотились не только ради пропитания. Зачем такая большая туша на одну семью, или даже племя, были звери и поменьше. Холодильников тогда не было. Мамонт, вероятно, олицетворял для них, что-то вроде бога или дьявола. Убив которого, вкусив его часть, а остальное, принеся в жертву, человек становился сам, где-то ближе к богу. Или частицей бога. Так и сейчас, волка или медведя убивают не ради еды, а для утверждения себя, ощущения себя Богом.

ЛЕНА

Как это жестоко. Ради своего тщеславия, человек убивает животных, по сути таких же существ, как и он сам.

СОКОЛОВ

 Леночка, такова жизнь в этом мире. В человеческом обществе ведь такие же волки охотятся на других волков, а также зайцев и более мелких тварей. Проигравшие превращаются в живые чучела. Они сами это не всегда понимают. Для нас с вами главное самим не превратиться в чучела, которыми крутят кукловоды.

ДИМА

Папа, так по твоему – человеческое общество, это волчий мир, с волчьими законами? Человек человеку волк.

СОКОЛОВ

 Не совсем так. Культура, искусство, религия не дает человеку совсем оволчиться. Но когда идет война, человеческое уходит, остается  одно звериное. Тогда стая на стаю, до полного уничтожения.

ЛЕНА

Виктор Иванович, как вам Денис?  Каким зверем вы бы его определи?

СОКОЛОВ

 Денис?  Интересный парень. Пока волчонок, но задатки есть, может стать матерым волком. Далеко пойдет, если не спотыкнется.

ЛЕНА

А его отец?

СОКОЛОВ

Генерал Шадрин?  Пожалуй, мудрый змей. Удав, как в «Маугли». Но время его прошло. Сейчас время волков, а может быть даже шакалов.

ЛЕНА

 А Дима?

СОКОЛОВ

Дима?  Пока трудно сказать. По моему, он еще не сформировался.

ДИМА

 Спасибо, значит, я еще не озверел.

СОКОЛОВ

Бывает, человек проживет жизнь, и до последнего дня не знает кто он? Волк или заяц? Страус или шакал?

ЛЕНА

 А я?

СОКОЛОВ

 Ты? Ты как говорил один герой в пьесе Чехова – красивый   хорек.  Помнишь откуда?

ЛЕНА

Да ну вас.  Это у Чехова в «Дяде Ване».

СОКОЛОВ

(смотрит на часы)

 Ребята, вам уже пора домой. Завтра на занятия.

 

 

Лена и Дима идут по вечерней улице.

ЛЕНА

 Интересный все-таки у тебя папа. Смелый.

ДИМА

 Волк?

ЛЕНА

Наверное. Дима, а ты бы мог, ради меня убить человека? Но не так, как сегодня Денис, одни понты, а по настоящему.

ДИМА

Как это? Защищая тебя или на дуэли?

ЛЕНА

Как угодно.

ДИМА

Ну не знаю.

ЛЕНА

А твой отец, ради женщины смог бы. Он мужчина способный на поступок.

 

Они уже подходят к Лениной парадной.

ДИМА

 Лена, я давно хотел тебя спросить.

 

Лена кокетливо, вопросительно поднимает голову.

ДИМА

Лена, я тебе хоть немножко нравлюсь?

ЛЕНА

Когда ты станешь, похож на своего отца, то станешь мне нравиться  множко. (целует его в щеку)

.

 

ТИТРЫ (НАШЕ ВРЕМЯ)

РЕДАКЦИЯ

Кабинет главного редактора.

РЕДАКТОР

         Коллеги, я пригласил

РЕПЛИКА ИЗ-ЗА СТОЛА

         Чтоб сообщить пренеприятнейшее известие.

РЕДАКТОР

Возможно. Для меня я думаю наверняка. Послезавтра прилетает новый владелец газеты. Я вряд ли здесь останусь. Новый хозяин из команды соперника нашего губернатора, генерала Соловьева, или Соловьев из его команды. Я уж не знаю.

ГОЛОСА С МЕСТА

         Как его фамилия?

РЕДАКТОР

Шадрин. Его отец 20 лет назад возглавлял местное КГБ.

 

Дмитрий с интересом поднимает голову.

РЕДАКТОР

Я, как вы знаете, сторонник нашего земляка, губернатора Чернышева. Поэтому не смогу быть в оппозиционной ему газете. Что будет с вами, не знаю.

ГОЛОСА С МЕСТА

Работали на одного, поработаем на другого. Какая разница, лишь бы платили.

РЕДАКТОР

Напрасно думаете, что если губернатором станет человек из столицы, то для вас ничего не измениться.

ГОЛОСА С МЕСТА

                            (шепотом)

Для него точно измениться, кормушка закроется.

—Ничего он хорошо поднагреб, надолго хватит.

РЕДАКТОР

Я собираюсь основать новую газету. Это дело недолгого, но времени. Уже сейчас я набираю команду. Кто из вас желает работать со мной, на благо нашего края, милости просим. Даю вам время подумать.

 

 Все молчат.

РЕДАКТОР

 Все свободны. Дмитрий Викторович, задержитесь.

 

Оставшись вдвоем.

РЕДАКТОР

 

Такие вот дела, Дима. Ума не приложу, как ему удалось выкупить контрольный пакет. Часть была у меня, вторая у Фишмана. Ты пойдешь со мной в новую газету?

ДМИТРИЙ

Не знаю, Игорь. Хочу увидеть нового владельца.

РЕДАКТОР

Ты его знаешь?

ДМИТРИЙ

 Знал когда-то.

РЕДАКТОР\

 Рассчитываешь стать главным?

ДМИТРИЙ

Ерунда. Меня никогда не интересовала административная работа. И политика тоже. А мой отдел и при новом владельце будет.

РЕДАКТОР

Я вообще-то думал, что ты патриот родного края. И будешь на стороне нашего губернатора.

ДМИТРИЙ

Я не могу быть на его стороне. Чернышев 20 лет назад был активным противником моего отца. Я это не забыл.

РЕДАКТОР

О его  причастности к гибели твоего отца, нет никаких подтверждающих фактов.

ДМИТРИЙ

Тем не менее, он врагом отца.

РЕДАКТОР

Чернышев много делает для края.  А кто старое помянет, тому глаз вон.

ДМИТРИЙ

А кто забудет – тому два. То, что я работал в газете, существующей на деньги из его фондов, и так был большой компромисс с моей совестью. К тому же коррупция при нем, как никогда расцвела.

РЕДАКТОР

Он конечно сукин сын, но наш сукин сын. А коррупция сейчас везде.  В наше время это не преступление, а уклад жизни. Пора это понять.

ДМИТРИЙ

 Судя по твоему загородному дому, ты это давно понял.

РЕДАКТОР

Какой ты дерзкий стал, когда у меня земля из-под ног стала уходить.

ДМИТРИЙ

Игорь, не обижайся. Я сам не ангел, но жить, как все не хочу.

РЕДАКТОР

Дима,  Чернышев, хоть что-то оставляет в области. Новый будет все вывозить. Приватизирует, что еще не было приватизировано. Ты же сам это знаешь на примере других областей. Надо подняться выше старых своих обид, и все сделать, чтобы наш земляк остался. Понимаешь есть высший счет. Если бы ты помог не допустить к нам чужака, твоей совести было бы спокойнее.

ДМИТРИЙ

Для моей совести спокойнее – не вмешиваться в грязные игры.

РЕДАКТОР

          Извини, но я перестаю тебя уважать.

ДМИТРИЙ

Главное, чтобы я себя уважал.

РЕДАКТОР

Нельзя только о себе думать.

ДМИТРИЙ

А ты о себе не думаешь?

РЕДАКТОР

 Мои личные интересы совпадают с общественными.

ДМИТРИЙ

 Да пошел ты Игорь, со своим словоблудием.

 

Дмитрий выходит на улицу, где несколько сотрудников курят.

СОТРУДНИКИ

Викторович, что на тебе лица нету. Пойдем пивка попьем.

ДМИТРИЙ

 Спасибо, не охота. Да и за рулем я .

СОТРУДНИКИ

Что такое, наш бывший тебе испортил настроение? Дима, если будут спрашивать мнение коллектива, по поводу главного редактора, то мы за тебя.

ДМИТРИЙ

 Спасибо, ребята.

СОТРУДНИКИ.

Поставь машину на стоянку, и пойдем, справим тризну о бывшем редакторе Кушлинском.

ДМИТРИЙ

Когда у меня плохое настроение, я иду или в книжный магазин, или дома слушаю музыку с коньяком.

СОТРУДНИКИ

Эстет. А мы попроще расслабляемся.

ДМИТРИЙ

Ладно, пока ребята. Послезавтра увидим, на каком мы свете. (садиться в машину)

 

 

КНИЖНЫЙ СУПЕРМАРКЕТ

Дмитрий осматривает книжные стеллажи. Он замечает Юлю, разговаривающую с продавцов, у философского отдела.  Юля спрашивает, есть ли книги Хайдеггера и Ницше. Продавец дает отрицательный ответ. Огорченная девушка отходит в сторону. Дмитрий подходит к ней.

ДМИТРИЙ

 Здравствуйте Юля. Вас интересуют эти книги?

ЮЛЯ

Да, хочу написать курсовую работу «Влияние Ницше на творчество Горького». К сожаленью, нет тех книг, которые мне нужны. Придется писать родителям в Москву, чтобы прислали.

ДМИТРИЙ

Если хотите, я вам могу их дать. У меня полное собрание Ницше, и сборник Хайдеггера.

ЮЛЯ

Да?  Если можно.

ДМИТРИЙ

Юля, я же вам дал свою визитку, чтобы вы звонили, если будут какие-то трудности.

ЮЛЯ

Да, как-то не удобно. Вы человек, занятый.

ДМИТРИЙ

Перестаньте, поехали. Возьмете книги.

 

В машине.

ДМИТРИЙ

Зачем вам такие сложные темы?  Вы же не на философском факультете?  Вам бы написать курсовую на тему «Роль масс-медиа в манипулировании сознанием масс» или что-то в этом роде.

ЮЛЯ

Мне кажется, что в студенческие годы и  надо браться за самые сложные темы. Пока голова чистая. А современность все равно никуда не денется.

ДМИТРИЙ

 Может вы и правы.

ЮЛЯ

Дмитрий Викторович, говорите мне «ты». Я еще не старушка. Ваше «вы» увеличивает дистанцию между нами.

ДМИТРИЙ

Хорошо, если хочешь. А какая тема у Ницше, тебя больше всего привлекает?

ЮЛЯ

 Переоценка ценностей.

ДМИТРИЙ

Понятно. Это свойственно всем молодым. Я сам такой же был. А меня, сейчас у Ницше волнует тема «вечного возвращения».  Ведь все повторяется, и в истории, и в жизни.

 

 

КВАРТИРА ДМИТРИЯ

 

ДМИТРИЙ

 (открывая дверь)

Прошу.

Юля заходит в квартиру.

ДМИТРИЙ

Располагайтесь. Я пойду, поставлю чайник. Попьем кофе. Я бы сварил, да молотое закончилось, удовольствуемся растворимым. (уходит на кухню)

 

Юля рассматривает квартиру, замечает чучела животных. Громко говорит.

ЮЛЯ

Вы охотник?

ДМИТРИЙ

(возвращаясь в комнату)

Нет. Это трофеи покойного отца. Он был охотником.

ЮЛЯ

                  (замечая фотографию на стене)

         Это его фотография?

ДМИТРИЙ

Да.

ЮЛЯ

Вы на него похожи.

ДМИТРИЙ

 (указывая на книжную полку)

 Вот, кстати, книги. Берите, не стесняйтесь.

 

Свистит чайник. Хозяин уходит на кухню. Юля идет следом. В кухне холостяцкий беспорядок.

ЮЛЯ

Вам помочь?

ДМИТРИЙ

 Спасибо. Я один могу разобраться в своем бедламе.

ЮЛЯ

Дмитрий Викторович, я хотела вас спросить. Почему вы взяли себя такой псевдоним?

ДМИТРИЙ

Как сказать. Андрей Белый, где-то мне, не безразличен. Есть у него отдельные стихи, хотя не Блок, конечно.

«Был тихий час. У ног шумел прибой.

Ты улыбнулась, молвив на прощанье.

Мы встретимся…До нового свиданья…

То был обман. И знали мы с тобой»

Но дело, не в этом.  Главное наверно, было выделиться от отца. Он в свое время был известным человеком в городе. Я не хотел быть вторым Соколовым.

Дмитрий наливает кофе в чашки, ставит их на поднос. Из шкафчика достает вазочку с овсяным печеньем.

ДМИТРИЙ

Пошли в комнату. Куришь?

ЮЛЯ

Иногда, балуюсь.

 

В комнате Дмитрий ставит поднос на журнальный столик и указывает рукой на кресло.

                  —Прошу.

 

Лена садиться в кресло, пьет кофе. Дмитрий сидит в кресле, напротив. В комнате холостяцкий, творческий беспорядок, на полу лежат книги, журналы, рукописи, диски ДВД.

ЮЛЯ

         Вы один живете?

ДМИТРИЙ

Судя по моему беспорядку, не трудно догадаться, что я или холостяк, или моя жена уехала в длительную командировку. Нет, ни кто никуда не уезжал. Я один.

ЮЛЯ

 И никогда не были женаты?

ДМИТРИЙ

Был, конечно. Ты что забыла, что у меня есть сын?

ЮЛЯ

Говорят, что творческие люди должны быть одинокими? Но правда есть еще мнение, что у каждого мастера должна быть своя Маргарита. Как вы думаете?

ДМИТРИЙ

Наверное. Не знаю. А может это просто книжное выражение.

ЮЛЯ

А вы знаете, я еще ни в кого не влюблялась. Только в книжных героев.

ДМИТРИЙ

         Ай, яяй.

ЮЛЯ

Не смейтесь. Правда. Мне в школе нравились некоторые мальчики, но не более. Наверное, это потому что сильно замкнута на себе. В школе, все время думала о своем развитии, и не смотрела вокруг. Может быть любовь, чувства – это одно. А концентрация на своем интеллекте – совсем другое. То есть вещи не совместимые.  Как вы думаете?

ДМИТРИЙ

         Не знаю. Я думаю, что любовь к тебе еще придет.

ЮЛЯ

А вы любили сильно кого-то?

ДМИТРИЙ

Я и сейчас люблю эту женщину, если 20 лет не могу ее забыть.

ЮЛЯ

Расскажите, пожалуйста, если можно.

ДМИТРИЙ

С первого класса я сидел за партой с одной девчонкой. Мы с ней дружили, вместе делали уроки. Словом все, как бывает в детстве; ходили в кино, зимой на каток. Для меня она была другом, разве что с косичками, за которые, я иногда дергал. Но однажды, в классе седьмом или в восьмом, я увидел рядом с собой красивую девушку, без которой уже не представлял свою жизнь. О своих чувствах я ей говорить стеснялся. Я думаю, она догадывалась. По моему, я ей тоже был не безразличен. После школы, а она закончила с золотой медалью, мы оба поступили в университет на один факультет. Опять вместе сидели, вместе готовились к экзаменам. Вот так и проучились до 4 курса. А на 4 курсе, у нас в группе появился парень из Москвы. Красавчик – спортсмен. Он, конечно, выделялся среди нас провинциалов. Лена ему нравилась. Был ли он в нее влюблен, или ради своего самолюбия хотел добиться ее расположения, трудно сказать. Он ей был любопытен, но  по моему, она его не любила, скорее опасалась. Было в нем что-то хищное. Неожиданно, для нас, она влюбилась в нашего профессора, мужчину 45 лет. (Дмитрий закуривает сигарету)

ЮЛЯ

А потом?

ДМИТРИЙ

Потом? Потом Лена,  уехала в Москву с этим парнем, и там вышла за него замуж. Больше я о ней ничего не слышал. Пытался узнать о ее судьбе у ее матери, но та поменяла квартиру

ЮЛЯ

Мою маму тоже зовут Лена.

ДМИТРИЙ

Мне надо было ее забыть. Я пытался, но видно однолюб. Это диагноз. В том же году, назло всем, и ей в первую очередь, я женился на однокурснице. Два года был женат, потом развелся. Юля, ты очень похожа на ту девушку. А может, она была лишь мираж? 

Дмитрий пультом включает песню на диске в музыкальном центре. Звучит Градский:

         «Люби лишь то, что редкостно и мнимо,

         Что крадется окраинами сна,

         Что злит глупцов, что смердами казнимо,

         Как родине, будь вымыслу верна».

 

Не дослушав, до конца выключает.

ДМИТРИЙ

Одному человеку очень нравились эти стихи Набокова. Юля, а теперь расскажи о себе.

ЮЛЯ

Мне особо рассказывать нечего. В 18 лет биография только начинается. Родилась в столице. Сейчас живу здесь у бабушки.

ДМИТРИЙ

Почему не захотела учиться в Москве?  Из-за дороговизны?

ЮЛЯ

Совсем нет. Мой отец очень богатый человек. Просто я хочу начать взрослую жизнь самостоятельно, без опеки родителей. В нашем университете никто не знает кто мой папа. И пятерки я получаю заслуженно, за свои знания.

ДМИТРИЙ

 Молодец. А кто твоя мама?

ЮЛЯ

Мама родилась в этом городе, но уже много лет здесь не была. Ищет себя в литературе. Кстати, они послезавтра прилетают. У папы, какие-то  бизнес-дела тут. Хотите, я покажу их фотографию.

 

 Достает из сумочки тетрадку, из кармана которой вынимает фото, где она пятилетняя с улыбающимися родителями, протягивает ее Дмитрию.  Он берет фотографию в руки, тут же роняет ее на пол. Лицо его бледнеет. Губы произносят:

                  —Лена. Я так и думал.

ЮЛЯ

Что с вами? Моя мама и есть та самая Лена?

 

Дмитрий кивает головой. Он сидит в кресле, погруженный в глубокую задумчивость.

ЮЛЯ

Я пойду, Дмитрий Викторович. Спасибо вам за книги и кофе.

ДМИТРИЙ

До свиданья Юля.

 

Воспоминания уносят Дмитрия на 20 лет назад.

 

ТИТРЫ  (1989 ГОД)

 

Кафе-бар. Среди танцующей молодежи, Дима, Денис и Лена. Все находятся во власти ритмичной музыки. Вращающийся  шар испускает прерывистый свет, который освещает фигуры танцующих. К Денису подходит паренек (с которым он познакомился после просмотра фильма «Маленькая Вера»), что-то шепчет на ухо. Они уходят.

В туалете парень дает Денису деньги. Тот их пересчитывает, какую-то часть отдает обратно.

ДЕНИС

Нормалек. Дела идут.

ПАРЕНЬ

 А еще есть?

ДЕНИС

 Не переживай. Ты пока это продай.

 

Денис возвращается к танцующим.

ДИМА

 Кто это?

ДЕНИС

Так, знакомый. Обещал ему кассеты с тяжелым роком записать.

 

В кафе появляются два милиционера с дружинниками. Они рассматривают тусовку, некоторых парней обыскивают.

ДЕНИС

Явились халдеи, не дадут расслабиться.

 

Музыка замолкает, молодежь рассаживается за столики, часть отходит в стороны. Денис, Дима, Лена выходят на улицу.

ДЕНИС

(закуривая сигарету из пачки «Winston»)

Ну что будем делать?  Здесь оставаться?  Под ментовским контролем?  Козлы, все настроение испортили.

ДИМА

А что ты предлагаешь?

ДЕНИС

Поехали ко мне. У меня никого. Отец улетел в Москву на пару дней. Есть музон, видео. Скучно не будет. Ликер классный, вы такого еще не пили.

ДИМА

(к Лене)

Поехали?

ЛЕНА

          (пожимая плечами)

          Домой нас, потом развезешь?

ДЕНИС

                  (кивая головой)

Конечно.

ЛЕНА

Поехали.

 

Ребята садятся в «девятку». Машина едет по городу. На стенах домов вечернего города перестроечные плакаты, среди них фотографии кандидатов в народные депутаты Соколова и Чернышева.

Машина въезжает в ворота, которые предварительно открывает человек в штатском. По дорожке, мимо зеленых деревьев автомобиль подъезжает к дому. Возле него, еще один человек в штатском. Денис обращается к ребятам, так чтобы охранник слышал.

—В гараж, не буду ставить. Потом вас по домам   развезу.

Фонари освещают деревья, утопающие в зелени.

ЛЕНА

Хорошо у вас.

ДЕНИС

 Ничего, жить можно.

 

Ребята поднимаются в квартиру. Денис ставит диск с французской музыкой (Джо Дассен).

ДЕНИС

 Пойду, посмотрю, что в холодильнике

 

Дима и Лена рассматривают комнату Дениса. Интерьер производит на них впечатление. Ковер, дорогая мебель, музыкальный центр, .видеомагнитофон создают атмосферу комфорта и достатка.

ЛЕНА

Живут же люди. Димка, ты же умный, смотри. Сейчас такое время, когда любой, конечно, достойный человек, может подняться до такого уровня. Сегодня стыдно быть умным и бедным человеком.

ДИМА

По твоему, быть нормальным человеком, это значит обязательно быть богатым. А ты знаешь, что когда Гоголь умер, у него было 46 рублей.

ЛЕНА

 Ну, ты же не Гоголь. А еще я слышала, что материальный достаток ведет и к умственному развитию, особенно у детей.

ДИМА

 Далеко не всегда, скорее наоборот.

 

Из кухни возвращается Денис. В руках у него поднос. На нем колбаса, кусок копченого мяса, на тарелке балычок с маслинами, кусочки ананаса, шоколадные конфеты. Денис ставит поднос на стол. Взяв нож, нарезает колбасу и мясо.

ЛЕНА

          Неплохо. Хорошо живем!

ДЕНИС

Стараемся. О чем у вас разговор?

ЛЕНА

Я говорю – хорошо у тебя, тоже так хотим жить.

ДЕНИС

Чепуха. Здесь почти все казенное. Вот в Москве, у нас гораздо уютнее. А вообще-то ребята, все это ерунда.

ЛЕНА

 А что не ерунда?

ДЕНИС

Я ребята, хочу добиться власти, и не такой как у отца, а настоящей, реальной. Власть дает все. Ладно, мы сейчас устроим свою дискотеку.

 

Денис наливает в бокалы ликер. Включает зажигательную музыку (типа ламбады). После танца ребята пригубливают ликер. Из колонок звучит музыка медленного танца. Денис приглашает Лену. Дима в это время рассматривает видеокассеты.

ЛЕНА

Денис, а ты не боишься, что привилегии скоро закончатся?

ДЕНИС

Для одних закончатся, для других начнутся. Надо только успеть запрыгнуть на подножку поезда, идущего в новую жизнь.

 

Танец заканчивается. Денис предлагает еще выпить, а потом выкурить сигарету с травкой. Лена отказывается. Дима соглашается. Они выкуривают вдвоем сигарету. Денис предлагает выпить еще немного ликера.

ЛЕНА

 Как же ты нас домой развезешь?

ДЕНИС

Ничего страшного, попрошу охранника. ( разливает ликер)

ЛЕНА

 Я пить не буду.

ДЕНИС

Каплю можно. А сейчас, я вам такого вина налью какого вы никогда не пили. Из папиных запасов.

 

Он идет в другую комнату. Наливает в бокалы вина, в один бокал подсыпает какой-то порошок. Возвращается к ребятам, протягивает бокалы, с порошком Диме.

ДИМА

 А себе?

ДЕНИС

 Сейчас, у меня же не три руки.

 

Уходит в комнату отца и возвращается с бокалом.

ДЕНИС

 Я предлагаю киношку посмотреть.

 

Он подходит к видеомагнитофону и ставит «Эммануэль». Ребята садятся в кресла. Дима, выпив вина, постепенно засыпает.

ЛЕНА

Ну, нам пора.

 

Пытается разбудить Диму. Тот в ответ мычит что-то нечленораздельное.

ДЕНИС

Лена, оставайтесь у меня. Места всем хватит. Вы оба в этой комнате, а я у отца .

ДЕНИС

А наши мамы?

 

ДЕНИС

Что за проблемы?  Можно позвонить. Телефон  в комнате отца.

 

Лена идет в соседнею комнату, звонит оттуда по телефону. Денис, услышав конец разговора, заходит в комнату и включает музыку. Звучит лирическая мелодия «Биттлз».

ДЕНИС

Старик мой, битлов любит. Давай еще ликерчика выпьем, за хороший вечер.

ЛЕНА

Нет. У меня голова и так туманная.

ДЕНИС

 Капельку.

ЛЕНА

Ну ладно, капельку.

 

Денис разливает ликер. Звучит музыка, они, обнявшись, танцуют.  Денис прижимается к Лене все ближе, она сопротивляется, но не очень сильно. Денис целует ее в губы. Лена отвечает поцелуем. Танцуя, он постепенно подводит ее к дивану. Целуя девушку в шею, Денис заваливает ее на диван. Лена сопротивляется, Денис настаивает в своем любовном порыве. Изловчившись, Лена освобождается от его объятий, и вскакивает с дивана. Денис хватает ее за кофточку, она рвется. Лена убегает в соседнею комнату. Подбежав к столу, хватает нож.

                  —Не подходи.

ДЕНИС

Извини, ты меня не так поняла. Я больше не буду.

 

Плачущая Лена пытается разбудить Диму. Бесполезно, он крепко спит.

ДЕНИС

 Лена, извини.

ЛЕНА

Не подходи ко мне. Открой дверь.

ДЕНИС

Она открыта. Лена, я пошутил, выпил лишнее. Давай кофточку зашьем.

 

Девушка хватает сумочку и выбегает за дверь. Спустившись по лестнице, она пробегает мимо удивленного охранника. На ее заплаканном лице – размазана косметика. На улице гремит гром, начинает идти дождь. Лена останавливает такси.

ТАКСИСТ

(упитанный мужчина 45 лет)

         Что нагулялась красавица?  Куда тебя?

ЛЕНА

 На улицу Чкалова

ТАКСИСТ

          Садись.

ЛЕНА

 Сколько это будет стоить.

ТАКСИСТ

 Садись. Договоримся.

 

Лена садится в машину.

ЛЕНА

 Отвезите меня на улицу Свердлова.

ТАКСИСТ

 Ты определись, куда тебе надо, интердевочка.

ЛЕНА

 На Свердлова угол Белинского.

ТАКСИСТ

 Поехали.

 

Во время поездки, водитель вожделенно посматривает на молодую пассажирку. Машина подъезжает к дому, где живет Соколов. На часах23.30.

ЛЕНА

 Сколько с меня?

ТАКСИСТ

 Сто рублей.

ЛЕНА

Сколько? У меня нет таких денег.

ТАКСИСТ

Можно и по другому расплатиться, вообще без денег. ( кладет руку девушке на колено)

ЛЕНА

(убирая руку)

 Троните, буду кричать.

ТАКСИСТ

Дура!  Я же хотел, как лучше. Теперь, придется везти тебя в милицию, коль ты не можешь рассчитаться.

ЛЕНА

Не надо никуда меня везти. Здесь живет мой преподаватель, он за меня заплатит. Я сейчас пойду и возьму у него деньги.

ТАКСИСТ

Нашла лоха. Пошли вместе, знаю я вас вертихвосток.

 

 

Водитель и Лена поднимаются по лестнице. Мужчина держит девушку за руку. Поднявшись на третий этаж, Лена пытается позвонить в квартиру Соколова. Таксист не дает ей этого сделать, и звонит сам. Дверь открывает хозяин, одетый в спортивные шорты и майку. Из глубины квартиры доносится негромкая  музыка. Увидев незнакомца, Соколов спрашивает:

                  —Чем обязан?

 

Соколов замечает рядом с мужчиной, промокшую под дождем Лену. Косметика на ее лице размазалась, кофточка порвана.

ТАКСИСТ

Девочка, с доставкой на дом.

ЛЕНА

Виктор Иванович, извините за позднее время. У меня не хватило денег рассчитаться за такси. ( всхлипывает)  Кроме вас, у меня не к кому обратиться. (плачет)

СОКОЛОВ

          Успокойся, Лена. Проходи в комнату.

ТАКСИСТ

Извиняюсь, уважаемый. А деньги?

СОКОЛОВ

 Одну секунду. (идет в комнату)

 

Таксист и Лена в это время заходят в прихожую.

Соколов возвращается с бумажником в руках.

                  —Сколько?

ТАКСИСТ

 Сто рублей.

СОКОЛОВ

Сколько?!

ТАКСИСТ

Позднее время. Доставка девочки на дом, все логично.

 

Соколов вынимает из бумажника 30 рублей и протягивает таксисту.

                  —Пожалуйста.

ТАКСИСТ

Не понял, дорогой. Ты мне беса не гони. Я сказал сотка, и пока ее не получу, отсюда не уйду.

 

 

Не успев закончить фразу, наглец получает короткий удар по печени. Затем его упитанную фигуру разворачивают на 180 градусов, и, заломив руку за спину, наклоняют к низу. Скрученного таксиста Соколов выводит из своей квартиры. Одной рукой он держит наглеца, а другой засовывает ему денежную купюру в карман.

ТАКСИСТ

 Отпусти начальник. Я все понял, был не прав.

 

 

Соколов подводит таксиста к лестнице, и дает ногой пинок ему под зад. Тот кубарем катится вниз.

СОКОЛОВ

Пошел вон, гегемон, проклятьем заклейменный.

 

Лена наблюдает за происходящим, выглядывая из-за двери.

СОКОЛОВ

Проходи в комнату, не стесняйся.

 

Лена заходит в комнату.

СОКОЛОВ

Что случилось?

 

Девушка молчит.

СОКОЛОВ

Не хочешь, не говори. Дома не волнуются?

ЛЕНА

Я звонила маме. Сказала, что буду ночевать у подруги.

СОКОЛОВ

А подруга оказалась мужского пола, и стала приставать.  Ты совсем мокрая. Иди в ванную, прими горячий душ. Наденешь мой халат, он чистый. Подожди. (наливает ей рюмку водки). Выпей.

 

Лена залпом выпивает. Крепкий напиток сбивает ее дыхание.

СОКОЛОВ

 Ничего, сейчас согреешься.

 

Лена, придя в себя, обращает внимание на пишущую машинку на письменном столе, возле которой стопка напечатанных листов. Из кассетного магнитофона, лежащего в кресле, исходит приятная музыка.

ЛЕНА

         Я вам помешала?   Вы работали?

СОКОЛОВ

Пишу статью для московского журнала, уже почти закончил. Немного осталось. Люблю работать под спокойную музыку. Иди в душ. Если не заснешь, выпьем чай с малиной.

 

 

Девушка идет в ванную. Соколов садиться за пишущую машинку

 

 

Лена стоит под душем. Горячий поток воды, как будто смывает с нее неприятные эмоции прошедшего  вечера.

 

 

Соколов печатает на машинке. Остановившись, удовлетворенно потирает руки.

 

 

В комнату в большом не по росту халате, входит посвежевшая после душа Лена.

СОКОЛОВ

 Ну что, стало легче? Одну секунду, я уже практически закончил.

 

Он допечатывает последнее предложение. Его тело сводит почти незаметная судорога. Соколов наклоняется ниже к столу, слегка застонав.

ЛЕНА

Что с вами?

СОКОЛОВ

Ерунда, бывает. Последствия ранения.

ЛЕНА

 (подойдя ближе)

Давайте, я вам массаж сделаю, я умею. Снимите майку.

 

 

Соколов снимает майку, локтями опирается на стол, опускает голову. Лена делает массаж. На шее у Соколова цепочка с жетоном.

ЛЕНА

Что это?

СОКОЛОВ

Специальный жетон, после армии остался. Когда-то он спас мне жизнь. Там группа крови, а она у меня редкая.

 

Лена массирует мускулистую шею. Атлетичный торс мужчины вызывает уважение.

ЛЕНА

 Вы такой сильный. Я вам так благодарна.

СОКОЛОВ

 Пустяки.

 

Девушка целует его в шею, на глазах у нее слезы.

СОКОЛОВ

Не надо, Лена.

ЛЕНА

Виктор Иванович, вы гораздо лучше моих сверстников. (плачет)

 

Соколов оборачивается, обнимает Лену, успокаивает ее. Берет на руки, несет к дивану.

ЛЕНА

Я люблю вас, Виктор Иванович.

СОКОЛОВ

Я думал, тебе мой Дима нравиться.

ЛЕНА

Он еще маленький.

СОКОЛОВ

Ты тоже маленькая. ( кладет ее на диван)  Спи.

ЛЕНА

Я не маленькая. Не уходите.

 

Девушка обнимает его за шею, тянет к себе. Он уступает ее желанию.

 

 

КВАРТИРА ДЕНИСА

Утро. Проснувшийся в кресле Дима, охая, держится за голову.

ДЕНИС

Проспался?

ДИМА

Что вчера было?  Ничего не помню.

ДЕНИС

Все нормально. Потанцевали в баре. А когда менты пришли, поехали ко мне. Продолжили дискотеку здесь. Потом ты заснул.

ДИМА

А где Лена?

ДЕНИС

Лена? Домой уехала. Ты пьяный стал к ней приставать, она и уехала.

ДИМА

 Вот ужас. Как мне плохо. Сегодня воскресенье?

ДЕНИС

 Ну да. Хочешь похмелиться?

ДИМА

Ты что.

 

Вскакивает, бежит в туалет рвать.

 

 

КВАРТИРА СОКОЛОВА

Лена на кухне зашивает кофточку. Соколов в комнате, открыв дверь на балкон, делает гимнастику.

 

 

КВАРТИРА ДЕНИСА

ДИМА

 (с чашкой чая в руке)

 Йо мое, мне же надо писать реферат по Набокову. Сегодня с утра собирался заскочить к отцу за книгой.

ДЕНИС

Поехали. Я тебя на машине подброшу, мне все равно в город по делам надо.

 

 

КВАРТИРА СОКОЛОВА

Лена и Соколов завтракают на кухне. Звонок в дверь. Хозяин идет открывать. Входят ребята. Дима в  прихожей замечает Ленину сумочку.

ДИМА

 Ты не один?

СОКОЛОВ

Ваша подруга утром заскочила на консультацию.

 

Лена, услышав в кухне голоса ребят, быстро убирает тарелки со стола в умывальник. Возвращается  к столу, и пьет кофе с невинно-серьезным видом.

Денис и Дима заходят в кухню, видят Лену. Их взгляды встречаются.

ЛЕНА

Привет, мальчики. Виктор Иванович, спасибо за консультацию. До свиданья. (встает из-за стола)

СОКОЛОВ

До свиданья, Лена. Если что нужно – обращайся, не стесняйся. 

 

Лена уходит. Ребята недокуменно смотрят друг на друга. Каждый думает о своем.

СОКОЛОВ

Ну что орлы, чай будете?

 

По местному радио передают новости, где упоминаются приближающиеся добавочные выборы. Радио: «На предстоящих довыборах, избирателям предстоит сделать выбор между Чернышевым, представителем реформаторского крыла КПСС и выдвиженцем творческой интеллигенции города, лидером движения «Интеллигенция за перестройку» Соколовым».

ДИМА

Мы на секунду, Денис торопиться. Папа, я хотел взять для курсовой, книгу Набокова «Дар».

СОКОЛОВ

Возьми. Ты знаешь, где она.

 

Дима идет в комнату.

СОКОЛОВ

 (обращаясь к Денису)

Как отец?

ДЕНИС

Улетел в Москву, на несколько дней. Скоро съезд начнется.

СОКОЛОВ

Да, будет горячо. Может и мне доведется поучаствовать. А если дадут трибуну, я найду, что сказать.

ДЕНИС

Конечно, вы там будете. Мы в вашей победе, не сомневаемся.

СОКОЛОВ

Ты тоже?

ДЕНИС

Виктор Иванович, обижаете. Мой папа, тоже вам симпатизирует.

СОКОЛОВ

 Ты уверен?

 

Дима, зайдя в комнату, замечает незастеленную кровать, на которой две смятые подушки. Он подходит к книжному шкафу и берет нужную книжку.

 

 

Денис и Дима на улице.

ДЕНИС

 (ухмыляясь)

 Демон, тебе не кажется, что у Ленки и твоего отца что-то было?

ДИМА

Ты что, с ума сошел? Он же ей в отцы годится.

ДЕНИС

Ну и что. Секс ровесника не ищет. Какой ты еще наивный. Как бы там ни было, я ее отобью у него. Спорим?

 

Дима молчит.

ДЕНИС

Чего ты молчишь? Не хочешь поучаствовать?

ДИМА

 Прекрати, скоро выборы. Сейчас не время для ерунды.

ДЕНИС

          Спорим, что я женюсь на ней.

ДИМА

 Не собираюсь я спорить на всякие глупости.

ДЕНИС

 Ладно, тебя подвезти домой?

ДИМА

 Спасибо я пешком пройдусь.

ДЕНИС

Как знаешь. (садиться в машину, уезжает)

 

Дима в задумчивости идет по улице.

 

 

ТИТРЫ (НАШЕ ВРЕМЯ)

 

АЭРОПОРТ

Денис и Лена спускаются по трапу.

ДЕНИС

Я вернулся в свой город знакомый до слез, до прожилок, до детских припухших желез.

ЛЕНА

 Прекрати. Это не твой город, а мой.

ДЕНИС

Леночка, успокойся. Держи себя в руках, сейчас мы увидим Юлю.

 

В аэропорту Юля встречает родителей. Мать и дочь обнимаются.

ЛЕНА

Юленька,  ты совсем взрослая стала. Красавица, моя.

ДЕНИС

Что дочь, по Москве не скучаешь?

ЮЛЯ

Здесь тоже можно жить, и очень даже интересно. И самое главное, никто не знает кто мои родители.

ДЕНИС

Ну, ты прямо граф Монте-Кристо. Ничего через 4 года будешь столицу покорять. Я уж о тебе позабочусь.

ЮЛЯ

Подождите родители, я еще университете не закончила.

ДЕНИС

Пора, пора выходить из провинциальной темноты на столичный свет.

 

К Денису подходит, неся багаж, водитель-охранник.

                  —Денис Владимирович, машина ждет вас.

 

Все садятся в джип. Большая машина трогается с места. Автомобиль едет по шоссе в город.

ДЕНИС

Мне сейчас надо заехать в одно место, по делам. (водителю) В редакцию «Независимого голоса». А вы отдыхайте, общайтесь.

 

Денис посылает SMS-ку со своего мобильного телефона. Ее получает Кушлинский (главный редактор)

ЛЕНА

 Доченька, я тебе подарки привезла.

ЮЛЯ

Мамочка, у меня все есть.

 

 

Машина останавливается у здания редакции.

ДЕНИС

(водителю)

Я тебя, через несколько часов вызову.

 

Он выходит из машины, входит в здание редакции. Джип едет дальше.

ЛЕНА

 Как бабушка? Здорова?

ЮЛЯ

Да, все нормально.

ЛЕНА

 Ну а ты как, не влюбилась?

ЮЛЯ

Не знаю.

ЛЕНА

 Ладно, не смущайся.

 

 

РЕДАКЦИЯ. КАБИНЕТ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА

 

В кабинете за столом  - члены редколлегии, среди них Дмитрий. Входит Кушлинский, вместе с высоким представительным мужчиной.

                  КУШЛИНСКИЙ

 

Коллеги, представляю вам нового владельца нашей газеты  Шадрина Дениса Владимировича. Он вам расскажет об изменениях в политике нашей газеты, то есть уже его газеты. А я здесь видимо, сегодня в последний раз.

ДЕНИС

Игорь Николаевич, зачем же так трагично. Возможно, ваш опыт еще понадобиться. Хотя, незаменимых у нас нет. (обращается к присутствующим)  Коллеги, смею вас так называть, так как в свое время закончил филфак МГУ, затем получил экономическое образование. В настоящее время возглавляю медиа-группу «Икар». Итак, коллеги, безусловно, некоторые изменения произойдут. Что касается кадровых перемен, то все зависит от вас. Те, кто будут поддерживать генеральную линию, могут спокойно работать. В материальном плане, я вам обещаю изменения только в лучшую сторону.

 

Дмитрий с интересом смотрит на Дениса, тот замечает его взгляд. В ответ делает дружелюбный знак глазами.

 

Буквально, несколько слов о новой политике. Вы уже в курсе, что я представляю интересы кандидата в губернаторы генерала Соловьева, который на предстоящих выборах будет соперничать с пока еще действующим губернатором Чернышевым. Пусть вас не смущает, что генерал Соловьев из Москвы. Он, кстати, родился в ваших краях. Закончил рязанское десантное училище, затем получил экономическое образование. . в наше время, как вы понимаете, в связи со сложившейся вертикалью власти, все важные решения принимаются в Москве. А Соловьев вхож на самые верхние этажи. Поэтому при нем качественно улучшится инвестиционный климат в крае. Возрастет приток западных инвесторов. Я уже и не говорю о личной честности Соловьева и его принципиальной позиции в борьбе с коррупцией, которая к сожаленью имеет место и у вас, как впрочем, и везде. После избрания его губернатором,  на конкурсной основе будет сформирована новая администрация, куда войдут самые достойные люди вашего края. Не хочу ничего плохого сказать о Чернышеве. Он много хорошего сделал на посту губернатора. Но, как вы понимаете, приходит время новых людей. Люди во власти должны меняться, это главный принцип демократии. У руля должны быть личности соответствующие своему времени. Вот вкратце, задачи нашей газеты на текущее время. В ближайшем номере надо напечатать предвыборную программу Соловьева. (достает из кейса программу) Извините, я прямо с самолета. Поэтому организационные вопросы отложим на завтра. Вопросы есть? Вопросов нет, все свободны. Дмитрий Викторович, останьтесь.

 

Все выходят. Денис подходит к Дмитрию.

ДЕНИС

Совсем не изменился. Возмужал, конечно. (протягивает руку, тот в ответ подает свою)

ДЕНИС

 Ну, здравствуй, Дмитрий.

ДМИТРИЙ

 Здравствуй.

ДЕНИС

         Что с тобой?  Не рад мне?

ДМИТРИЙ

Да нет, рад. Просто все неожиданно.

ДЕНИС

Сейчас такая жизнь. Прошли, пройдемся, выпьем где-нибудь по рюмке кофе. Какое у вас поблизости самое приличное место?

 

Мужчины выходят из дверей редакции.

ДЕНИС

Ваш дурак, до сих пор не может понять, как я купил газету. Фишман, поняв куда дует ветер перемен,  без проблем продал мне свой пакет. А акции Кушлинского были оформлены на его бывшую жену. Которая, конечно ,не в восторге, что ее поменяли на более молодую пассию. Поэтому она, без колебаний, выгодно для себя, продала мне акции. Я дал хороший совет дамочке, куда вложить деньги.

 

 

Денис и Дмитрий идут по улице. По дороге им попадается нищий (старик интеллигентного вида), просящий милостыню. Дмитрий дает ему несколько купюр. Старик благодарно кланяется. Денис же вместо денег протягивает старику газету «Независимый голос».

ДЕНИС

Духовная пища, дедушка. Не хлебом единым сыт человек.

 

Дмитрий удивленно смотрит на происходящее.

ДЕНИС

 Один философ сказал, падающего подтолкни.

ДМИТРИЙ

Неужели ради этого была перестройка, и все последующее за ней?

ДЕНИС

Реальная жизнь не похожа на рекламную или предвыборную заставку. Выживает сильнейший.

ДМИТРИЙ

 Скорее подлейший.

 

Они заходят в дорогой ресторан.

 

 

БЛАГОУСТРОЕННЫЙ ЗАГОРОДНЫЙ КОТТЕДЖ

 

Лена и Юля на веранде.

ЮЛЯ

Мама, когда ты будешь у бабушки?

ЛЕНА

Завтра, наверное.

ЛЕНА

С папой?

ЛЕНА

Нет, одна. Ты же знаешь, твоя бабушка нашего папу не особо жалует.

ЮЛЯ

Мама, ты знаешь, я познакомилась с человеком, который был в тебя влюблен со школы.

ЛЕНА

 Да?  Как интересно.

ЮЛЯ

Даже со школьной парты.

ЛЕНА

Ты знаешь Дмитрия Соколова?

ЮЛЯ

Дмитрия Белого, такой у него псевдоним.

 

 

РЕСТОРАН

Дмитрий и Денис за отдельным столиком в уеденном месте. Стол роскошно сервирован.

ДМИТРИЙ

Все-таки удивительно, столько лет не виделись, а сейчас сидим, как ни в чем не бывало.

ДЕНИС

Что эти годы для истории. Один миг. Давай выпьем за встречу

 

Выпивают по бокалу вина.

ДМИТРИЙ

 Как Лена?

ДЕНИС

Нормально. Пробует себя в литературе. Недавно вышли две ее новые книги.

ДМИТРИЙ

Молодец.

ДЕНИС

У нас есть дочь. Кстати, учится здесь, не захотела в Москве. Говорит, что надо учиться подальше от столичной тусовки.

ДМИТРИЙ

Серьезная девушка. Я с ней недавно познакомился.

ДЕНИС

Правда? Приятно, что она тебе понравилась. Ну а ты как? Женат, есть дети?

ДМИТРИЙ

Сын учится вместе с твоей дочерью. Я, давно в разводе. Так общаюсь с женщинами, но все не то.

ДЕНИС

Да. Как сказал классик – все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему.

ДМИТРИЙ

 Скажи, а вы с Леной счастливы?

ДЕНИС

Я тебя прошу. Что такое счастье? Один миг радости, а потом лишь одни воспоминания. Я понимаю, куда ты клонишь. Не трави душу. Конечно, я виноват перед тобой.  Ты знаешь, когда я первый раз увидел Лену, то влюбился в нее по уши. И тогда я поставил себе цель, добиться ее взаимности. А если я ставлю какую-то цель, то всегда ее добиваюсь.

ДМИТРИЙ

 Супермен. Так она тебя называла.

ДЕНИС

После долгой осады, я сделал ей предложение, и она согласилась. Виктор Иванович, твой папа, между прочим, при этом присутствовал. Мой отец предложил нам уехать в Москву, помогал на первых порах.

ДМИТРИЙ

Для меня, тогда все это было неожиданно. История с отцом, ваш отъезд в Москву.

ДЕНИС

Да, мы с Леной, конечно, виноваты. Тогда за городом, если бы мы не уехали, а остались с Виктором Ивановичем, возможно все сложилось бы  по другому. Ведь убирать сына генерала КГБ Шадрина, как свидетеля, вряд ли бы кто посмел. Надо поставить твоему отцу мемориальную доску, как первому демократу в этом городе. Я об этом позабочусь.

ДМИТРИЙ

 Этим его не вернешь.

ДЕНИС

Нет, нет, город должен помнить о своих лучших людях. Я твоего отца запомнил на всю жизнь. Общение с ним много мне дало. (закуривает сигарету, вспоминает)

 

ТИТРЫ (1989 ГОД)

Денис и Виктор Иванович на улице, недалеко от университета.

ДЕНИС

Виктор Иванович, можно вас спросить?

СОКОЛОВ

 Конечно.

ДЕНИС

 Виктор Иванович, какие у вас отношения с Леной?

СОКОЛОВ

 (обрывая)

 Есть вопросы, которые мужчина мужчине не задает.

ДЕНИС

Извините, тогда спрошу у Лены.

СОКОЛОВ

Не на все вопросы женщина или девушка обязана отвечать. Разве что жена мужу, но мы с тобой вроде холостые.

ДЕНИС

Виктор Иванович, можно я буду говорить напрямую

СОКОЛОВ

Конечно. Я только такие разговоры уважаю. Если конечно, есть предмет разговора.

ДЕНИС

Виктор Иванович, я люблю Лену. И хочу добиться от нее взаимности. У меня серьезные намерения.

СОКОЛОВ

Дерзай, все в твоих руках.

ДЕНИС

Я, безусловно, во многом не могу с вами соперничать, но кое в чем попытаюсь.

СОКОЛОВ

 Ты в этом уверен? Попробуй.

 

НАШЕ ВРЕМЯ

 

ДЕНИС

Твой отец научил меня добиваться поставленной цели. Он говорил мне – вся наша жизнь, это игра. Своего рода охота на волков. Когда одни волки охотятся на других.

ДМИТРИЙ

Я думаю, он бы не был в восторге, от той жизни, которая сейчас у нас. Не об этом он мечтал.

ДЕНИС

Подожди, еще не конец истории. Все только начинается.

ДМИТРИЙ

 Началась эта история давно, все закончиться не может.

ДЕНИС

Твой отец призывал к поступку. Его идеал – не быть на обочине истории.

ДМИТРИЙ

 Он слишком дорого за это заплатил.

ДЕНИС

 Дима, у меня к тебе есть деловое предложение. Я хочу тебе предложить место главного редактора вашей газеты.

ДМИТРИЙ

Я же не люблю рутинной работы, я творческий человек.

ДЕНИС

Для тебя ничего не изменится. Всю черную работу будут делать твои замы. А ты сам улучшишь свой социальный статус, и соответственно доходы. Я слышал от Кушлинского, тебе нужны деньги на постановку твоей пьесы. Я тебе их дам.

ДМИТРИЙ

 Покупаешь?

ДЕНИС

 Перестань. Мы же друзья.

ДМИТРИЙ

Но как ты сегодня обрисовал, ближайшие планы газеты, участие в предвыборной компании. А мне как-то все равно, кто станет новым губернатором. Я политикой никогда не занимался.

ДЕНИС

 Один раз, еще не водолаз. Неужели ты хочешь, чтобы губернатором остался Чернышев?

ДМИТРИЙ

 Какая разница, кто им будет. Хрен редьки не слаще.

ДЕНИС

Не скажи. Чернышев весь погряз в коррупции.

ДМИТРИЙ

Кто в ней сейчас не погряз.

ДЕНИС

Чернышев наверняка имел отношение к убийству твоего отца.

ДМИТРИЙ

Это предположения, а не факты. Я пытался попасть в архивы. Мне не дали допуска.

ДЕНИС

Завтра ты будешь в архивах. Я это устрою. С моими связями, это не проблема. Кроме того, у меня есть папка компромата на Чернышева по экономическим вопросам. Надо вывести его на чистую воду. Дима, это нужно сделать ради памяти твоего отца, и восстановления истины. Давай его помянем.

 

Выпивают по рюмке коньяка.

ДМИТРИЙ

Хорошо, ради памяти отца, я сделаю это. Ты у него, правда, научился одному, а я другому.(вспоминает)

 

 

ТИТРЫ (1989 ГОД)

Дима стоит у входной двери квартиры отца. Смотрит на свои часы – 16.30. звонит в дверь. Ее открывает отец. Заметно, что он недавно принимал душ. Волосы его влажные, на его атлетичной фигуре халат. Лицо гладко выбрито.по всему видно, что он в хорошем настроении. В квартире звучит музыка Вивальди.

ДИМА

 Папа, к тебе можно?

СОКОЛОВ

Ну конечно. Заходи сынок. Но не очень долго. Пошли пить кофе. Я только что его заварил.

 

Они идут на кухню.

ДИМА

 Зашел спросить, как тебе мой реферат по Набокову?

СОКОЛОВ

 (наливая в чашки кофе)

Ты знаешь, мне понравился. Есть такой афоризм – поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан. Так вот, не знаю,  можешь ли ты быть гражданином, но публицистом- литератором вполне.  Сырой, конечно, ты пока, но перспектива есть. Не хватает архитектуры в твоей работе, каркаса, это приходит с годами. Зато ты хорошо чувствуешь тему, стиль автора, его особенности, структуру произведения. И что мне нравится, улавливаешь ход мысли писателя, ее зигзаги, главное, что под мыслью-образом прячется. Молодец, советую самому пробовать писать. Задатки у тебя есть.

ДИМА

 Спасибо, папа. Мне твоя похвала очень важна.

СОКОЛОВ

 Ладно, ладно, я не Белинский, и не Лотман.

ДИМА

Не важно, ты мой отец. И человек сведущий в мире литературы. А ты что куда-то собираешься сегодня, в воскресенье?

СОКОЛОВ

 В оперный театр. На «Риголетто».

ДИМА

 Один, или с кем-то?

СОКОЛОВ

(слегка замявшись)

 С одной, с одним приятным человеком.

ДИМА

А я сегодня, с девушкой во Дворец спорта иду, на группу «Форум».

СОКОЛОВ

 «Форум»? Это стоит внимания?

ДИМА

Да, что ты, папа! У них самые забойные мелодии, солист Салтыков. ( напевает «островок»)

СОКОЛОВ

Да, интересно. Знаешь, это музыка для ног, а есть для души, для сердца. Впрочем, может я, не совсем прав. Стар стал. А в молодости танцевал лихо, любил эстраду, правда, больше зарубежную; Эдит Пиаф, Ив Монтана, «Биттлз». Хотя, знаешь, недавно друзья подарили мне пластинку одного нашего современного рок-музыканта, композитора. Мне понравилось. Хочешь, поставлю одну песню.

 

Дима кивает головой. Соколов ставит на проигрыватель пластинку. Звучит голос Градского: «Люби лишь то, что редкостно и мнимо…»

СОКОЛОВ

Стихи, кстати Набокова. Как видишь у него и поэзия интересная.

ДИМА

Папа, слушая тебя, я не понимаю. Зачем тебе политика, депутатство, вся эта суета?

СОКОЛОВ

Сынок, нельзя только соловьиные трели слушать – надо и землю пахать.

ДИМА

 Но ведь это опасно.

СОКОЛОВ

 Не без этого. Но мужчина должен любить опасность.

ДИМА

Отец, кого из своих противников, ты больше всего опасаешься, КГБ, обком?

СОКОЛОВ

Комитет? Шадрина? Нет, ворон ворону глаз не выклюет. Опасны Чернышев и менты, которые под ним. Но ты сынок, не переживай. Все будет нормально, прорвемся. Моя интуиция меня не подведет. (смотрит на часы) Слушай, если ты собрался идти на концерт, то поторопись. Зайди домой, переоденься.

ДИМА

 Да, да папа. Я пошел.

СОКОЛОВ

 Пока. Все будет нормально.

 

Дима выходит из подъезда. У него в голове звучат запомнившиеся строки: « Люби лишь то, что призрачно и мнимо, что крадется окраинами сна, что злит глупцов, что смердами казнимо, как родине будь вымыслу верна». Внезапно он вспоминает сцену у отца.

ДИМА

Ты один или с кем-то идешь в театр?

СОКОЛОВ

 С одной, с одним приятным человеком.

 

 

Дима подходит к телефон-автомату, бросает монету, набирает номер.

ДИМА

Ленка, привет. Сейчас был у отца. У него такая классная пластинка есть, вокальная сюита на стихи Набокова, в исполнении Градского.

ЛЕНА

Здорово, зайдем к твоему папе, послушаем.

ДИМА

Слушай, ты не забыла, что через 1,5 часа концерт. Ты готова?

ЛЕНА

 Ой, Димочка, дорогой, я не могу пойти.

ДИМА

 Как?! Ты ж хотела. Я с таким трудом билеты достал!

ЛЕНА

Миленький, я заболела, у меня температура. Иди один, или с приятелем, потом расскажешь. Извини, я ж не специально заболела.

ДИМА

Очень жаль. Ладно, пойду один. Выздоравливай.

 

 

ГОРОДСКОЙ ОПЕРНЫЙ ТЕАТР

Возле входа в театр собирается нарядная публика. В пол сотне метров, прячась за деревьями, стоит Дима. Он рассматривает подходящих к театру людей. Его глаза замечают подъехавшую  знакомую машину, из которой выходит в элегантном костюме его отец. Оставив машину на стоянке, он упругой походкой идет к театру. Остановившись, смотрит на часы. Ждать ему приходится недолго. К нему подходит, стуча каблучками, в нарядном платье, красиво причесанная девушка. Они целуются. О чем-то радостно переговариваются, и идут к центральным дверям. В девушке Дима узнает Лену. В сердцах он футболит, лежащую на земле, пустую пачку сигарет.

 

 

Расстроенный Дима, чуть не плача, идет по улице. Ему навстречу выходящий из магазина Денис. Его «девятка» стоит рядом.

ДЕНИС

          Димка, привет!  Тебя куда-то подбросить?

ДИМА

 Спасибо, не надо. Я пешком.

ДЕНИС

Что с тобой, на тебе лица нет? Тебя кто-то обидел? Поехали, разберемся.

ДИМА

Денис, все нормально. У меня зуб сильно болит.

ДИМА

А, бывает. Ты не забыл, что через неделю, в субботу мы вчетвером едем за город, прыгать с парашютом? У меня 10 прыжков было в Москве.

ДИМА

Я об этом сейчас не думаю.

ДЕНИС

 Что такое, сдрейфил?

ДИМА

 Да нет, говорю же тебе, зуб болит.

ДЕНИС

Понятно. Ну тогда, я полетел. (садиться в машину)

 

Дима заходит в свою квартиру, его встречает мама.

МАМА

 Что с тобой?

ДИМА

 Все нормально, зуб болит.

 

 

Он заходит в сою комнату, бросается на кровать, головой зарывшись в подушку. Рыдает.

К его комнате, со стаканом  воды и таблетками подходит мама. Ей слышны всхлипы сына. Женщина стучит в дверь, всхлипы прекращаются.

ДИМА

Что?

Мама входит в комнату, видит заплаканное лицо сына.

МАМА

Так болит зуб? Выпей две таблетки, через 5 минут пройдет.

ДИМА

 Да ничего у меня не болит.

 

Хватает стакан с водой и залпом выпивает.

МАМА

 Ну, тогда, что с тобой? Кто тебя обидел?

ДИМА

 Да никто меня не обидел.

МАМА

Мне кажется, тебя девушка бросила. Молчи, ничего не говори. Если это так, то плюнь и не переживай. Будь мужчиной. Бери во всем пример с отца.

ДИМА

 Мама, все хорошо. Ты иди. Я хочу побыть один.

 

Мать уходит. Дима сидит на кровати, держась руками за голову. Встает, тихо выходит из своей комнаты. Неслышно проходит мимо комнаты матери, тихо открывает дверь и выходит на лестницу. Поднявшись на последний этаж, он выходит на крышу. Вечер. Багровое солнце следует к закату. Дима подходит к краю крыши. Внизу маленькие люди сидят на лавочке, играют в домино. Диме вспоминается отец, говорящий ему: «В нашей жизни нельзя быть слабаком. Слабак это потенциальная жертва, которую надо сожрать». Дима отходит от края крыши. Тихо возвращается в свою комнату. Он садится за письменный стол, и что-то пишет на тетрадных листах, несколько раз переписывая.

 

 

ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР. ЗДАНИЕ КГБ

 

Дима заходит в вестибюль. Там сидит дежурный лейтенант. На одной из стен висит ящик для писем и заявлений трудящихся. Дима подходит к ящику и кидает в него сложенный листок бумаги. Дежурный с интересом смотрит на юношу. Опустив листок, Дима выходит на улицу. Пройдя два квартала, он останавливается возле дерева. Его возбужденные глаза производят неприятное впечатление. Проходившая мимо женщина, шарахается от него в сторону, приняв за наркомана. Постояв несколько секунд, Дима возвращается обратно. Войдя в здание КГБ, юноша подходит к дежурному.

ДИМА

Товарищ лейтенант, я  несколько минут назад бросил одну бумагу в ящик. Вы знаете, я передумал. Можно ее забрать обратно?

ЛЕЙТЕНАНТ

Не положено.

ДИМА

Я вас очень прошу, это очень важно.

ЛЕЙТЕНАНТ

Не положено. Мальчик, чтобы стучать, для этого тоже надо иметь мужество. Здесь серьезная организация, а не забегаловка. Надо уметь нести ответственность за свои поступки. Иди домой, уже поздно. По твоей бумаге разберутся.

 

Дима, как лунатик бредет домой. Мимо него проезжает на «девятке» Денис. Дима его не замечает.  Денис видит друга, но не останавливается.

 

КАБИНЕТ ШАДРИНА

За столом сидит генерал Шадрин, как всегда в штатском. Постучав, к нему входит лейтенант.

ЛЕЙТЕНАНТ

Товарищ генерал, сейчас в нашем ящике появилась интересная бумага.

ШАДРИН

Хорошо. Давай на стол. Свободен.

 

Шадрин читает, что написано на тетрадном листке бумаги.

«Довожу до вашего сведенья, что профессор университета, кандидат в народные депутаты  Соколов В.И. вступает в интимные связи со своими студентками, пороча облик советского интеллигента. Достойно ли такому человеку, быть народным депутатом, и представлять интересы нашего края в высшем законодательном органе страны? Если в не примите меры, то мы сами найдем способы воздействовать на него».

Прочитав, Шадрин закуривает сигарету. Встает и прохаживается по кабинету. Звонит телефон местной связи.

ШАДРИН

 Да.

ДЕЖУРНЫЙ

К вам ваш сын, товарищ генерал.

ШАДРИН

 Хорошо, впустите.

 

Он закрывает донос чистым листом. В  кабинет входит Денис.

ШАДРИН

Что случилось?  Чего тебе не гуляется?

ДЕНИС

Батя, я к тебе с просьбой. Надо выручить хорошего парня.

ШАДРИН

 Какого-то наркомана?

ДЕНИС

Нет, клянусь, отличный парень. Пол часа назад, сам видел, на дискотеке за девчонку заступился. Надавал по шее кому надо. А его менты, не разобравшись, со всеми покрутили. Он работает на заводе, и учиться в университете на физмате. Если менты пришлют бумагу на завод или в университет, то у него будут большие неприятности, жалко парня, помоги.

ШАДРИН

Ладно,  я пока пошел позвонить в сортир. А ты напиши его данные. (выходит в соседнею комнату)

 

Денис садится за стол и пишет на чистом листе данные приятеля. Написав, он сдвигает лист, и ему на глаза попадается донос Димы. Он читает его.

ШАДРИН

 (возвращаясь в кабинет)

Написал?

ДЕНИС

Да, вот. Я смотрю, у тебя донос сына на отца. Вот что делает ревность.

ШАДРИН

 (раздраженно, но, не повышая голос)

 Денис, я же тебя просил, никогда не читать мои бумаги.

ДЕНИС

Батя, извини. Пока я писал данные парня, нечаянно сдвинул листок, и увидел это. Я не специально.

ШАДРИН

Почему ты думаешь, что это его сын написал?

ДЕНИС

Так я же Димкин почерк хорошо знаю. Мы с ним на лекциях, если разговаривать нельзя, записками перекидываемся.

ШАДРИН

Понятно. Я этой бумаге ход давать не собираюсь. Понял?  Ты ничего не видел.

ДЕНИС

Батя – могила. Ты  же знаешь, когда я в школе учился, то никто не знал, где ты работаешь.

ШАДРИН

В школе ты был хороший мальчик, потом студентом испортился.

ДЕНИС

Я исправлюсь. Нельзя валить Соколова. Он достойный человек.

ШАДРИН

 Я смотрю, ты его любишь больше меня.

ДЕНИС

Батя, ты у меня самый лучший. Но ты же не идешь в народные депутаты?

ШАДРИН

 Ладно, иди лицемер. Дома есть, что поесть?

ДЕНИС

Да.

ШАДРИН

Иди, у меня много работы. Я о твоем приятеле позабочусь.

 

ТИТРЫ (НАШЕ ВРЕМЯ)

РЕСТОРАН

Денис и Дима за столом.

ДМИТРИЙ

Как твой отец?

ДЕНИС

Нормально. Вышел в отставку. Живет на даче. Два раза в неделю ездит читать лекции в одно заведение. Старик, конечно, не вписался в наше переходное время. А так ничего, общаемся.  (вспоминает)

 

ПОДМОСКОВНАЯ ДАЧА

Веранда. На столе бутылка коньяка, стакан, блюдце с нарезанным лимоном.

ШАДРИН

                  (кричит на сына)

Хапуги, чертово племя! Продали, разворовали страну! Ничего святого у вас нет. Я Родине служил, а вы его величеству доллару. Забери свои поганые деньги. (показывает на конверт)

ДЕНИС

Папа, я хотел, чтобы ты себе ремонт сделал. Посмотри на соседние дома.

ШАДРИН

 Там, такие же барыги живут, как ты.

 

РЕСТОРАН

 

ДМИТРИЙ

Я помню, как твой отец приходил к нам в университет. Только теперь я понял, что он тогда говорил.

ДЕНИС

Я тоже помню. Но понимаешь, время идеалов прошло. Мы живем в эпоху чистой материи.

 

 

ТИТРЫ (1989 ГОД)

 

УНИВЕРСИТЕТ

Аудитория. Прозвенел звонок. Студенты переговариваются между собой:

—Я слышал, что «Научного коммунизма» сегодня не будет.

         —Так чего мы сидим?  Пора домой валить.

—Сейчас, к нам должен вроде прийти начальник областного КГБ, с лекцией.

         —Нам только, не хватало глубинного бурильщика.

         —Как ты говоришь?

         —Что не слышал?  Диссиденты называли КГБ –

контора глубинного бурения.

—А на кой черт, он к нам придет? Вербовать что ли будет?

—Наверное, расскажет о тлетворном влиянии идеологии Запада, который все загнивает, но при этом так ароматно подванивает.

 

Все эти разговоры слышит Денис, но не подает вида.

 

В аудиторию входят Соколов и Шадрин. Поднимаются на кафедру.

СОКОЛОВ

Товарищи студенты, разрешите представить нашего гостя. Генерал Шадрин, в недалеком прошлом разведчик. Ныне начальник областного управления КГБ.  Владимир  Иванович захотел с вами пообщаться. Будьте гостеприимны. Пожалуйста, Владимир Иванович.

 

Соколов спускается в зал, садиться в первом ряду. Шадрин обращается к студентам, среди которых Дима, Лена, Денис.

ШАДРИН

Я действительно много лет работал за границей, и давно не имел общения с молодым поколением, не считая собственного сына, но этого конечно мало.  Мне хочется пообщаться с вами, со студентами глубинки Росси, нашей интеллектуальной сменой. Чтобы узнать, чем вы живете, чем дышите. Построим наше общение в виде диалога. Можно вопросы с места. Давайте пообщаемся откровенно.

ИЗ ЗАЛА

Давайте. Расскажите как там за бугром.

ШАДРИН

Я с вами буду разговаривать, как с взрослыми образованными людьми, имеющими причастность к проблемам своей Родины, и несущими за нее ответственность.

ИЗ ЗАЛА

 Это мы уже где-то слышали. Хотим про заграницу.

ШАДРИН

Вы изучали и изучаете историю, поэтому для вас не новость, что Россия и Запад противостоят друг другу, как цивилизации, не только последние 70 лет. Это противостояние или соперничество длится без малого 1000 лет. Читайте Карамзина.

ИЗ ЗАЛА

Эта концепция давно устарела. Еще Брежнев говорил – «мирное сосуществование»

ШАДРИН

 Не путайте дипломатию с реальной жизнью.

ИЗ ЗАЛА

 Мы хотим жить так, как они.

ШАДРИН

Поймите, за годы, проведенные там, я понял, что такого материального уровня у нас никогда не будет. На это много причин. У нас другое предназначение в истории.

ИЗ ЗАЛА

 Прозябать в навозе?

ШАДРИН

 Россия никогда не прозябала. Поймите,   что у нас абсолютно разные истории, традиции, корни. То, что у нас происходило в 20-м веке, при всех издержках, ошибках – все равно это был прорыв. Великий проект, своего рода – вызов обществу потребления. Не идеализируйте Запад. Его культурные достижения это альпийские вершины человеческой мысли, но внизу, к сожаленью, зияющие пустоты мещанского потребительства. И вам хотят привить не высокий культурный вверх, а бездуховный низ. Человек рожден не только для развлечения и гастрономического изобилия. Не хлебом единым сыт человек.

ИЗ ЗАЛА

Конечно, хочется еще и колбаски.

ШАДРИН

Наш социальный проект привлекал лучшие умы Европы. Выходцы из аристократических семей его принимали, и нам оказывали помощь. Идейно-духовные мотивы, а не корысть, их к этому побуждали. Вы слышали, о таком человек, как Ким Филби?

ИЗ ЗАЛА

 Предатель своей страны.

ШАДРИН

Филби служил великой идее. Я не знаю, историки говорили вам,  в чем коренное отличие западной цивилизации от нашей?  Для западного общества раствором, скрепом, чтобы оно не распалось, служил и служит закон.

ИЗ ЗАЛА

 А религия?

ШАДРИН

О религии я не говорю, она давно приняла декоративный характер.   В Росси же на первом месте всегда был не закон, а совесть. Недаром, всегда спрашивали, судить по закону или по совести? И все выбирали по совести, так как нравственность выше закона.  Об этом хорошо сказано в Евангелии.

ИЗ ЗАЛА

Верующий чекист. Это что-то новенькое.

ШАДРИН

В России, цементом, скрепляющим нас от распада и гибели, стала культура. В 19 веке она заменила церковь. Русская идея – это путь к себе идеальному. То есть служение высшим духовным началам, а не золотому тельцу. Сейчас мне кажется, что русская культура подвергается серьезной опасности.

ИЗ ЗАЛА

Вы что, против перестройки?

ШАДРИН

Уважаемые студенты, что вы под этим словом подразумеваете? Если вы имеете в виду перестройку нашей жизни, исторических традиций, духовных ориентиров, то я конечно, против. Не перестраивать, а улучшать и реформировать нашу жизнь надо, беря лучшее из прошлого.

ИЗ ЗАЛА

А что у нас было хорошего в прошлом?  На человека всегда плевали. Колбасы, и то не всегда хватало.

ШАДРИН

 Родина – это не Макдоналдс с пепси-колой и гамбургерами. Это даже не наша несовершенная власть.

ИЗ ЗАЛА

 А что такое Родина?

ШАДРИН

Родина – это наша бескрайняя земля. Наша культура, наша история, наши люди. Я это хорошо понял там. Вы же филологи, черт возьми. Вспомните Есенина, если крикнет рать святая: «Кинь ты Русь, живи в раю! Я скажу: «Не надо рая. Дайте Родину мою».

ИЗ ЗАЛА

 А вы могли бы ради Родины, убивать людей, как их убивали, недавно в Тбилиси?

ШАДРИН

 Я не диверсант, а разведчик. Мое оружие не автомат Калашникова, а мозги. Что касается тбилисских событий, то ими будет заниматься следственная комиссия. Но бывают ситуации, это не касается Тбилиси, когда если идут военные действия, то  уничтожение противника, разве  не в логике войны. Космодемьянская, Матросов, разве не совершали подвига?

ИЗ ЗАЛА

 Эти герои давно вышли из моды. Космодемьянская, Корчагин – это вчерашний день.

ШАДРИН

 Какие же у вас идеалы? Что вы читаете? Кто ваши герои?

ИЗ ЗАЛА

 Мы читаем журнал «Огонек». А герои у нас, Тарасов, Боровой, Стерлигов – люди, заработавшие миллион долларов.

ШАДРИН

Эти персонажи не представляют наше будущее.

ИЗ ЗАЛА

 Они создают основы рыночной экономики, где будет совсем другое качество нашей жизни.

ШАДРИН

Поймите, пряников сладких не хватит на всех. Я понимаю, что вы хотите попасть в число избранных. Уверяю вас, это удастся единицам.

ИЗ ЗАЛА

Скажите, как вы  кадровый разведчик, согласились ботать в жандармском управлении, которое всегда в России душило свободную мысль.

ШАДРИН

 Извините, я никогда жандармом не был. У вас какое-то ложное представление о нашем обществе и моей организации. У меня и в России, и за границей было, и сейчас  много знакомых среди инакомыслящих.

ИЗ ЗАЛА

 Но если вы получите приказ, давить свободомыслящих людей, вы же будете его исполнять.

ШАДРИН

Приказ против своего народа, пусть даже обманутого, я  исполнять не буду. А если получу такой приказ, то уйду в отставку.

ИЗ ЗАЛА

 Мы вам не верим.

ШАДРИН

 Жаль, что наша беседа не получилась. Жаль. Извините. Я ждал другого. (уходит)

 

Денис хочет пойти за отцом, встает с места. Но передумывает и остается.

 

СОКОЛОВ

                  (обращаясь к студентам)

Что же вы такие не гостеприимные?

ИЗ ЗАЛА

 Он же сам предложил откровенный разговор.

 

 

Шадрин выходит из здания университета. Он подходит к черной «Волге», забирает из нее свой портфель, отпускает водителя. Машина едет в одну сторону, Шадрин идет в другую. Выбежавший вслед за Шадриным Соколов видит уехавшую «Волгу». Машинально повернув голову налево, он замечает, кого искал. Издали генерал КГБ выглядит, как интеллигентный мужчина с преподавательской внешностью. Он не спеша, идет по улице.  Соколов догоняет Шадрина.

СОКОЛОВ

Владимир Иванович, подождите. Извините, что так получилось.

ШАДРИН

Все нормально, не беспокойтесь. Меня не так легко удивить.

СОКОЛОВ

По-моему, вы за границей оторвались от наших реалий.

ШАДРИН

 Я думал, что передо мной образованные молодые люди, которым интересно выслушать другую точку зрения, пусть и не совпадающую с их мнением.

СОКОЛОВ

Если бы вы сами не предложили живое общение, они бы сидели и молча слушали. А так… Вы понимаете, свежий воздух гласности пьянит и не такие головы. А это же 20-летние мальчишки.

ШАДРИН

Да я и не обижаюсь. Не приятно лишь то, что они все, как роботы, в которых вложена программа составленная из текстов журнала «Огонек». Давайте присядем. Я вас не сильно отвлекаю?

СОКОЛОВ

 Нет, у меня есть время.

 

Они присаживаются на скамейке в сквере. Шадрин достает из портфеля бутылку коньяка, шоколадку и стакан.

ШАДРИН

 Давайте выпьем.

СОКОЛОВ

 Нас не арестуют, товарищ генерал?

ШАДРИН

Удостоверение со мной. Я думаю, как-нибудь отобьемся.

 

Они выпивают по 150 грамм.

ШАДРИН

Вот, теперь голова светлеет. Я ведь на самом деле, долго не был на Родине. И теперь все, что здесь вижу, не совсем понимаю.

СОКОЛОВ

Владимир Иванович, как это для кого-то не прискорбно, но социализм потерпел неудачу. Во всяком случае у нас. Он обанкротился.

ШАДРИН

Выслушайте меня, Виктор Иванович. Вся человеческая история, это цепь неудач; христианство, просвещение, Великая французская революция, русская идея третьего Рима. Не перебивайте, под неудачами я имею в виду то, что человечество в эти периоды, не достигало тех целей, которые перед собой ставило. По большому счету – удача или неудача, не есть критерий истины. Неудачи всех грандиозных исторических проектов в их бездарном воплощении в реальность. Но из всего надо извлекать опыт.

Удача или неудача, важен замысел, масштаб проекта. Обогатиться – это не сверхидея. Американская мечта не для нас.

СОКОЛОВ

 Вы не сторонник исторического прогресса.

ШАДРИН

Не совсем так. Я говорю, чтобы добиться поставленной цели, человечество или общество должно сделать сверхусилие. А вообще-то история разрешима только за ее пределами.

СОКОЛОВ

Владимир Иванович, все это бердяевщина. Я вас, как русский человек прекрасно понимаю, но посмотрите вокруг. Им все хочется жрать и пить, как это делает наша верхушка. Надо их накормить, одеть, а сверхцель и  сверхидею мы потом придумаем.

ШАДРИН

Потом будет поздно. Или многое уже будет утеряно. Мы Запад никогда не догоним, но рискуем потерять себя. Знаете, когда я там был, на грани провала, то о не о жратве думал. Казалось, сдайся сам, сдай всех своих, и живи себе ,как Гордиевский, среди коньяка и ветчины, слушая Гершвина. А я знаете, все вспоминал «Очарованного странника»  Лескова. Тот момент, когда его герой был в полоне у татар. Я себя с ним отождествлял: «Выползешь потихоньку и начнешь молиться, и молишься так, что даже снег под коленями протает, и где слезы падали – утром травку увидишь».

СОКОЛОВ

Это прекрасная лирика,  а тбилисские события  - наша горькая реальность.

ШАДРИН

Там была страшная провокация. Генсек не владеет ситуацией, или сознательно создает хаос. Что не случается, его нет. Он или за границей, или в отъезде, или еще где… А потом появляется и начинается бессодержательная болтовня.

СОКОЛОВ

Так скиньте болтуна. Разве нет достойных людей.

ШАДРИН

 Вот как вы заговорили, демократ.

СОКОЛОВ

 Вы же  говорите, что у нас земля под ногами горит.

ШАДРИН

А что вы сейчас слышали в университете? Нас никто не поддержит. Общество деморализовано. Да и сделать это не кому. Верхушка КГБ, армия, партийный аппарат – все прогнило. Все это понимают, но никто не знает, что делать. Наступают смутные времена.

СОКОЛОВ

Так что выхода нет?

ШАДРИН

Выход всегда есть. Но сейчас можно уповать только на господа.

СОКОЛОВ

       Вы верующий?

ШАДРИН

Стал им, еще в Сирии, откуда вы меня освобождали. Может, молитва тогда меня и спасла, как и потом.

СОКОЛОВ

         Это правда, что вы собираетесь в отставку?

ШАДРИН

Хрен им. Еще поборемся.

СОКОЛОВ

 Вы остаетесь?

ШАДРИН

 Остаюсь, чтобы таких, как вы не сожрали.

СОКОЛОВ

Я рад, что мы нашли общий язык. Плесните еще коньяка. (оборачивается назад)  По-моему, сейчас нас заберут или в милицию, или в вытрезвитель.

 

К ним направляется сержант милиции. Невдалеке милицейский газик.

СЕРЖАНТ

 Что здесь происходит? Всем оставаться на своих местах.

ШАДРИН

 Что не видишь, сержант. Коньячок пьем.  Могу тебе налить, ты такого, наверное, еще не пил в жизни.

 

СЕРЖАНТ

 Встаньте, и пройдите в машину.

ШАДРИН

Пошел ты на хрен, сержант!

СЕРЖАНТ

Что!?  Я кому сказал. (пытается дать Шадрину затрещину, но его руку перехватывает Соколов) Что!!! (говорит по рации) Первый, первый у нас пьяный дебош, оказывают сопротивление, вызываю помощь.

 

К нему бежит напарник, держа наготове дубинку. Шадрин вынимает из кармана удостоверение и сует сержанту.

ШАДРИН

          Открой, и посмотри внимательно придурок.

 

Тот открывает книжицу. Лицо его меняется. Он кричит напарнику, приготовившего для атаки дубинку.

СЕРЖАНТ

Отставить. Извините, товарищ генерал. Вам ничего не надо? Может вас подвезти?

ШАДРИН

Я же сказал, пошел на хрен.

СЕРЖАНТ

 Есть, товарищ генерал. (милиционеры уходят)

 

Соколов и Шадрин остаются вдвоем.

СОКОЛОВ

Вы только что на 3 буквы послали представителя власти.

ШАДРИН

Каковым представителем власти сам и являюсь. Продолжаю вашу мысль, если я послал власть, то и другие это могут сделать. А ее скоро и пошлют, да только не на три буквы, а значительно дальше. Причем пошлют и внизу и наверху. Да, чуть не забыл. Виктор Иванович, я сейчас вам одну вещь скажу, вы мне ничего не отвечайте. Будьте аккуратней в вашей личной жизни, хотя бы до выборов.

 

 

НАШЕ ВРЕМЯ

Ресторан. У Дениса звонит мобильный телефон.

ДЕНИС

Да, Коля. Подъезжай к ресторану «Каштан», это не далеко от редакции. (встает из-за стола) Да, Дмитрий, есть что вспомнить. Как с парашютом прыгали, не забыл?  Завтра у тебя будет допуск во все архивы города.

 

 

Табличка на дверях «Архив МВД».

 

 

 Сотрудник говорит Дмитрию, что дело об исчезновении  кандидата в народные депутаты Соколова В.И. отсутствует. Видимо этому делу придали политическую окраску, и его расследованием занялось КГБ.

 

 

Табличка на дверях «Архив ФСБ».

Сотрудник архива сообщает, что дело об исчезновении Соколова В.И.  закрыто за недостаточностью улик, и изъято из архива. Вероятно, находится   в центральном архиве ФСБ в Москве.

 

 

Бывшее здание обкома партии, где сейчас находится горисполком. В архиве сотрудник дает Дмитрию папку со стенограммами заседаний бюро обкома, за май 1989 года.

Дмитрий с папкой садится за стол в комнате, в которой в 1989 году был кабинет первого секретаря.

 

 

В это же время, два человека, одетых в спецодежду работников коммунальной службы, не слышно открыв дверь квартиры Дмитрия, устанавливают в его телефон прослушивающее устройство.

 

 

Дмитрий в архиве читает сухие строчки стенограмм. Но у него, как у провидца всплывает реальная картина того времени. Комната архива превращается в кабинет первого секретаря.

 

 

ТИТРЫ (МАЙ 1989 ГОДА)

В кабинете; 1-ый секретарь, 2-ой секретарь Чернышев и начальник  гор. Управления милиции. На стене портрет генсека. На столе бутылка коньяка, большая плитка шоколада и три большие стопки.

1-ЫЙ СЕКРЕТАРЬ

Ну, еще по стопке, и хватит. Сейчас Шадрин должен приехать.

ГЕНЕРАЛ МИЛИЦИИ

А водки нет, Петр Иванович? Я коньяк употребляю только в будние дни, а сегодня все-таки выходной.

1-ЫЙ СЕКРЕТАРЬ

Теперь такое время, что не до выходных. (идет к сейфу, достает бутылку водки)

ГЕНЕРАЛ МИЛИЦИИ

А закусить?

1-ЫЙ СЕКРЕТАРЬ

 (доставая палку сервелата)

 Тебе бы только жрать, Василий. Лучше бы помог Николаю на выборах.

ГЕНЕРАЛ МИЛИЦИИ

 (нарезая колбасу)

Петр Иванович, выборы дело политическое. Пусть гебешник помогает. А я что могу?  Это дело комитета.

1-ЫЙ СЕКРЕТАРЬ

Разве сейчас это комитет государственной безопасности? Так одно название, клуб по интересам. Вот в годы моей молодости  это была организация! Тогда для них, человека убрать, что зубы почистить. Давайте выпьем за нашу партию, а значит и за нас.

ЧЕРНЫШЕВ

 (кивая на портрет генсека)

 Я боюсь, что пить скоро будет не за что. С таким генсеком, у партии нет будущего.

1-ЫЙ СЕКРЕТАРЬ

Да, у нас к сожаленью, не Китай. Танками мы эту демократическую шваль не можем передавить. Ну, дай бог, может все и устаканиться. Не самоубийца же он, чтобы нас резать по живому, останется без опоры. (выпивает)

ЧЕРНЫШЕВ

Вы что не видите, он сейчас ищет другую опору. Поэтому надо все сделать, чтобы среди депутатов, нас было побольше.

 

У главного мента падает нож.

ГЕНЕРАЛ МИЛИЦИИ

 Сейчас приедет.

 

Через открытое окно слышно, как подъехала машина.

ЧЕРНЫШЕВ

(подойдя к окну)

 Приехал, Джеймс Бонд.

1-ЫЙ СЕКРЕТАРЬ

                            (менту)

 Василий, убери бутылки.

 

 

Внизу черная «Волга». Шадрин, сидящий в машине, делает несколько глотков из фляги. Затем обращается к водителю.

ШАДРИН

Толя, через пол час, вызови меня под каким-то предлогом. Нет у меня желания, с этими мудаками засиживаться.

 

 

КАБИНЕТ 1-ОГО СЕКРЕТАРЯ

Все сидят за столом.

ЧЕРНЫШЕВ

По данным соцопроса Соколов имеет более предпочтительные шансы на победу. 85% опрошенных за него.

ШАДРИН

 Я в курсе.

1-ЫЙ СЕКРЕТАРЬ

 И вы так спокойно это говорите, Владимир Иванович?

ШАДРИН

Что вы от меня хотите?  Чем я могу помешать естественному ходу событий?

1-ЫЙ СЕКРЕТАРЬ

Владимир Иванович, вы работаете не в обществе «Охраны памятников», а в комитете государственной безопасности, и должны помогать нам, руководящему органу партии.

ШАДРИН

Говорите конкретнее, что вы от меня хотите?

1-ЫЙ СЕКРЕТАРЬ

 Надо сделать все, чтобы он не победил на выборах.

ЧЕРНЫШЕВ

Он, что ангел небесный? У него, что все идеально, на работе, в личной жизни?  Покопайтесь в его прошлом, неужели нельзя набрать компромат? Или создайте его сами, наконец-то. Неужто, мы вас должны учить, как это делается. До выборов остается неделя.

ШАДРИН

На работе у него все чисто. Об интимных связях со студентками информации не поступало. Много лет в разводе, помогает бывшей жене и сыну. А прошлое  его, пожалуй, будет пообразцовей, чем у присутствующих здесь.

А что касается замечания, чтобы я что-то придумал, то знаете ли, я не писатель-фантаст.

1-ЫЙ СЕКРЕТАРЬ

Владимир Иванович, вы абсолютно не помогаете партийному руководству. Я буду вынужден ставить перед Москвой вопрос, о нецелесообразности вас в нашем городе.

ШАДРИН

 Это ваше право, Петр Иванович.

 

Входит водитель

ВОДИТЕЛЬ

Владимир Иванович, извините. Звонили из управления, вас вызывает на селекторное совещание Москва. Это срочно.

ШАДРИН

          (вставая)

Извините, товарищи. А что касается выборов, то может, стоит, хоть раз  провести их по настоящему.( уходит)

ЧЕРНЫШЕВ

Какой идиот, к нам этого либерала прислал?  Он же нам ни хрена не помогает.

ГЕНЕРАЛ МИЛИЦИИ

Возможно, ведет какую-то свою игру? Я слышал, что он несколько раз встречался с Соколовым. Может, они там, в Москве на Лубянке, хотят заварить какую-то свою кашу.  Кто их знает? Мутные они люди. Лучше с ними не связываться.

1-Й СЕКРЕТАРЬ

Как бы там ни было, одна надежда на тебя Вася осталась.

ЧЕРНЫШЕВ

Надо любым способом вывести Соколова из политической жизни, я подчеркиваю – любым.

 

 

ТИТРЫ (НАШЕ ВРЕМЯ)

Дмитрий в архиве перечитывает строки: « Надо любым способом вывести Соколова из политической жизни, я подчеркиваю – любым».

 

 

 

Дмитрий входит в здание редакции, ему навстречу молодой сотрудник.

СОТРУДНИК

Дмитрий Викторович, вас в кабинете Шадрин дожидается. А где-то, два часа назад заходил какой-то хмырь, вас спрашивал. Я ему дал ваш домашний телефон.

ДМИТРИЙ

 Ну и зря.

СОТРУДНИК

Извините, но он так просил, что я не мог отказать.

ДМИТРИЙ

Хорошо, больше так не делай.

 

Дмитрий заходит в кабинет, его ждет Денис.

ДЕНИС

Здравствуйте, главный редактор.

ДМИТРИЙ

Я еще не главный редактор.

ДЕНИС

Не скромничай. Это вопрос решенный. Был в архиве? Ну что убедился, что Чернышев по уши в дерьме.

ДМИТРИЙ

Ну там все неопределенно, одни слова.

ДЕНИС

А ты что хотел? Сам понимаешь, стенографистка же не может записать приказ на убийство. Такие вещи решаются келейно. Но ты убедился, что Чернышев был ярый враг твоего отца?

ДМИТРИЙ

 Да я , это и раньше знал. Нужны конкретные факты.

ДЕНИС

Будут тебе и факты. А пока держи папку. Здесь почти все по его экономическим делам. Тут и незаконная приватизация алюминиевого комбината, и нецелевое расходование бюджетных средств, всевозможные откаты, словом много чего. Дай кому-то, пусть подготовит материал. На этой неделе, в каждом номере будем печатать анонсы о сенсационном материале. А через неделю материал запустим в номер, как атомную бомбу. Что касается дела  твоего отца, я думаю, что если у Чернышева провести тщательный обыск, то какие-то улики может и найдутся.

ДМИТРИЙ

Через столько лет.

 

 

КВАРТИРА МАТЕРИ

Дмитрий в гостях у матери, она кормит его обедом.

МАМА

Ешь, ешь, борщ вкусный, тебе он всегда нравился. Что-то ты плохо выглядишь? Питаешься, наверное, не регулярно.

ДМИТРИЙ

Все нормально, мама. Работы просто много.

МАМА

Знаю. Ты же теперь главный редактор. Все-таки есть справедливость на свете.

ДМИТРИЙ

Не главный, а И.О. И откуда ты знаешь?  Ты же сказала, что не читаешь нашу газету.

МАМА

Иногда, читаю. Что-то узнал по отцовскому делу?

ДМИТРИЙ

 Кое-что накопал.

МАМА

Нашел убийц?

ДМИТРИЙ

Пока, об этом говорить рано, но есть надежда, что найду.

МАМА

 Это кто-то из прежней власти?

ДМИТРИЙ

Пока об этом говорить преждевременно.

 

 

ЗАГОРОДНЫЙ КОТТЕДЖ

Ранний вечер. Лена и Денис обедают или ужинают на веранде. Их обслуживает прислуга, девушка лет 25. Юля в одной из комнат, обложившись книгами, печатает на компьютере.

ДЕНИС

 А Юля, почему не ужинает?

ЛЕНА

Занята рефератом. Говорит, что надо работать, пока есть вдохновение.

ДЕНИС

Молодец. Целеустремленная девочка. Вся в папу.

ЛЕНА

Не дай бог.

ДЕНИС

Ну, в маму. (подзывает девушку)  А кофе, милая ты заваривать не умеешь, хотя и в ресторане работаешь.

ЛЕНА

Перестань, ты же не в Москве. Это Россия. Смотри лучше, какая прелесть кругом, какой воздух. Хорошо здесь.

ДЕНИС

А ты не хотела ехать. Италия Италией, но и здесь отдыхать можно.

ЛЕНА

Может быть, может быть. Как у тебя дела?

ДЕНИС

Лучше, чем я ожидал. Все идет по плану. Мой предвыборный сценарий мною же и режиссируется.

ЛЕНА

Как ты скучен.

ДЕНИС

Леночка, ты уже два дня здесь, а мать не проведала. В гараже все машины в твоем распоряжении.

ЛЕНА

Завтра проведаю. Нет у меня особого желания в город ехать, с ним давно порваны все связи. И ты знаешь почему.

 

У Дениса звонит мобильный телефон.

ДЕНИС

Да, Игорь Владиславович, я вас слушаю. (он встает и отходит немного в сторону) Все идет, как было задумано, с некоторыми импровизациями в лучшую сторону. У меня появилась идея, повесить на нашего «друга» убийство двадцатилетней давности. Да, будут и доказательства. Скоро в городской газете, уже нашей появиться супербомба на него. Редактором я поставил нашего человека Дмитрия Белого. Он играет по нашим правилам. До свиданья. До связи. (возвращается к столу) Администрация президента.

ЛЕНА

Ты общался с Димой?

ДЕНИС

 Я делаю его главным редактором.

ЛЕНА

Зачем тебе вешать на Чернышева убийство Соколова? 

Как всегда блефуешь?

ДЕНИС

Так надо

ЛЕНА

Обман, подлог, блеф – твои любимые методы.  Я не забыла, как ты блефовал, когда мы прыгали с парашютом 20 лет назад.

ДЕНИС

Ты не забыла тот прыжок?  Тогда счет был в мою пользу.

 

 

ТИТРЫ (1989 ГОД)

Маленький учебный аэродром за городом. Возле самолета, облеченные в летную одежду с парашютными   рюкзаками за спиной, Лена, Дима, Денис и Соколов. С ними инструктор. Денис и Соколов о чем-то тихо переговариваются. Лена и Дима разговаривают друг с другом.

ЛЕНА

Боишься?

ДИМА

 Немного. Первый      раз все-таки. А ты?

ЛЕНА

Я тоже, немного.

 

 

Самолет в воздухе. Салон самолета.

ЛЕНА

(инструктору)

 Можно, я первая?

ИНСТРУКТОР

Хорошо. все помнишь, что я говорил?

Лена кивает головой.

ИНСТРУКТОР

Ну тогда вперед.

 

Лена подходит к двери, и исчезает в ее проеме. Через несколько секунд над ее головой трепещется белый купол парашюта.

ИНСТРУКТОР

Кто следующий?

 

Поднимается белый, как полотно Дима.

ИНСТРУКТОР

 Все помнишь?

ДИМА

 Да.

 

Дима исчезает вслед за Леной.

Удачно приземлившись, Лена отстегивает парашют, и начинает его собирать. Прыгнувшего вслед за девушкой Диму, ветер несет прямо на нее. Он пытается спланировать в сторону, это ему удается. Но при приземлении Дима сильно подворачивает ногу. Он  пытается встать, но со стоном опускается на землю. К нему подбегает Лена.

ЛЕНА

Что с тобой?

ДИМА

 Неудачно приземлился. Ногу подвернул.

ЛЕНА

Можешь идти?

ДИМА

По-моему нет.

ЛЕНА

 Давай подождем всех.

 

Лена садится рядом с ним. Они смотрят вверх. Им видно, как от самолета отделяется фигура человека. Она приближается к земле, не раскрывая парашюта. Следом из самолета выпадает еще одна фигура. Она настигает первую, хватает ее рукой. Над ними «выстреливает»  купол парашюта.

 

КРУПНЫЙ ПЛАН

СОКОЛОВ

Я тебя отпускаю, открывай свой парашют. Идиот, Ромео хренов.

ДЕНИС

 Я выиграл.

 

Он отделяется от Соколова, парашют над его головой трепещется белой материей.

 

 

Лена и Дима на земле.

ЛЕНА

 Что они вытворяют. Опять Денис выкаблучивается.

 

 

Первым приземляется Денис, за ним Соколов. Лена подбегает к Денису.

ЛЕНА

Что случилось?

ДЕНИС

Ничего. Все нормально. Лена спешит к Соколову.

ЛЕНА

С вами все в порядке, Виктор Иванович?

СОКОЛОВ

(в разъяренном состоянии)

Где этот идиот?  Я ему сейчас шею сверну.

ЛЕНА

Виктор Иванович, Дима ногу поломал. (хватает его за руку, тянет к сыну)

 

Соколов подходит к сыну, осматривает его ногу.

СОКОЛОВ

Нет, это не перелом. Сильный ушиб, может быть и связки повреждены. Как минимум, две недели лежачий режим.

ЛЕНА

Как жаль. Мы же послезавтра все вместе собирались за город на природу.

 

Она  обнимает Диму за шею, и целует его в щеку.

ЛЕНА 

Герой ты мой. Как жаль, что ты не сможешь поехать с нами.

СОКОЛОВ

 Если мать разрешит, мы можем взять его с собой.

ДИМА

Нет, не надо. Я не хочу быть вам обузой.

 

 

ТИТРЫ (НАШЕ ВРЕМЯ)

Загородный  коттедж.

ДЕНИС

У нас с Соколовым был спор, кто больше выдержит затяжной прыжок. Мои нервы оказались крепче. Счет стал 1:0 в мою пользу.

ЛЕНА

 (повышенным тоном)

 Подлец! Ты же знал, что он не может допустить, чтобы ты разбился. Он же нес за тебя ответственность перед твоим отцом.

ДЕНИС

 Именно это я и учел.

 

Юля, через раскрытую форточку, слышит обострение разговора между родителями, невольно начинает прислушиваться.

ЛЕНА

Вы тогда, как два средневековых рыцаря устроили турнир, где призом должна была стать, я.

ДЕНИС

Как видишь, я победил. Я всегда побеждаю.

ЛЕНА

Ты в этом уверен?  Ты не боишься, что я могу тебе все поломать?!  Зачем ты втягиваешь Диму в свои грязные игры?

ДЕНИС

Я сделаю его главным редактором, он мне за это спасибо скажет.

ЛЕНА

Спасибо? За то, куда ты его втягиваешь? Ты не подумал, что я могу ему кое-что рассказать. И у твоего отца закончиться заслуженная старость.

ДЕНИС

Чтобы ты ему не рассказала, это не имеет значения. Он вот, где у меня. (показывает сжатый кулак)  У меня есть одна бумага, написанная его собственной рукой 20 лет назад. И чтобы   никто о ней не узнал, он сделает  все, что я бы не сказал. Мне бы пока, не хотелось прибегать к этому средству.

ЛЕНА

 Я могу рассказать правду, не только Диме.

ДЕНИС

Кто тебе поверит? Чтобы что-то весомое говорить, надо иметь доказательства. А их больше у меня, чем у тебя.

ЛЕНА

Мерзавец!  Как я тебя ненавижу! (хватает чашку, и бьет ее об землю)

 

 

КВАРТИРА МАТЕРИ ДМИТРИЯ

МАМА

Неужели сынок, через столько лет мы узнаем правду? И убийцы будут наказаны.

ДМИТРИЙ

Я очень на это надеюсь, мама.

МАМА

Ты помнишь, когда мы впервые узнали об исчезновении отца?

ДМИТРИЙ

Конечно. (достает сигарету, и выходит на балкон)

 

 

 

ТИТРЫ (1989 ГОД)

КВАРТИРА МАТЕРИ

Поздний вечер. Мать в своей комнате смотрит телевизор («Рабыню Изаура»). Дима, опираясь на костыль, выходит из своей комнаты, и идет на кухню, где свистит чайник. Мать, слыша его шаги, поворачивается к нему.

МАМА

Ты поменьше бы ходил. Сказал бы мне, я бы тебе принесла чаю.

ДИМА

 Не хочу отвлекать тебя от телевизора.

МАМА

 Ерунда. Ты отцу не звонил?

ДИМА

Его дома нет. Сегодня же были выборы.

 

 

Дима в своей комнате, полулежа на диване, отпивает чай, и крутит ручку приемника. Из него слышны позывные «Голоса Америки».  Радио:  «Голос Америки из Вашингтона. У микрофона Белла Никифорова. Сегодня в Советском Союзе, где впервые были демократические выборы в народные депутаты, в отдельных округах походили довыборы, вместо выбывших по разным причинам народных депутатов. Как нас информируют наши источники, победу одержали: в округе 232 – Бельский С.А., в округе121 – Токарчук Н.Н., и в округе 465 – Соколов В.И.  (звучит музыка)

ДИМА

                  (кричит маме)

 Мама, иди сюда. Отец победил.

 

В комнату входит мама.

МАМА

 Что случилось?

ДИМА

 «Голос» только что передал, что отец победил.

МАМА

 Да что они могут, знать там, через океан?

ДИМА

Они всегда сообщают раньше, чем у нас. Так и с

Чернобылем было.

 

Радио:  «Срочное сообщение. По непроверенным данным от наших источников, избранный народным депутатом Соколов В.И., пропал без вести. Его машина найдена в соседнем районом центре Ленинске. Повторяю, по непроверенным данным. Если это подтвердиться, то мировая общественность еще раз сможет убедиться, что советский тоталитарный режим, опирающийся на партийный аппарат и КГБ, пытается репрессивными, карательными методами, сохранить свою монополию на власть. Переходим к следующим темам дня».

ДИМА

 Ты слышала?

МАМА

Врут так, что Хлестаков отдыхает. Позвони отцу еще раз.

 

Дима звонит отцу, никто не берет трубку.

Звонок в дверь.

МАМА

Вот и наш депутат, наверное, пришел.

 

Женщина открывает дверь. В квартиру заходят два милиционера.

МАМА

 Что случилось?

МЕНТ

Извините, у вас нет Соколова Виктора Ивановича?

МАМА

Нет. Он отдельно живет. А что случилось?

МЕНТ

И вы не знаете, где он может быть?

МАМА

 Нет. Скажите, что случилось?

МЕНТ

Просто сегодня были выборы. Он победил. А его нигде нет.

ДИМА

Он вчера за город поехал. Сегодня должен был вернуться.

МЕНТ

Он один поехал?

ДИМА

Да. Я должен был с ним ехать, но растянул ногу, и поэтому не смог.

МЕНТ

 (обращаясь к матери)

 Извините, скажите какие у него особые приметы?

МАМА

Зачем вам?

МЕНТ

Так полагается.

МАМА

Шрам на шее, ниже затылка. И он всегда носит на шее десантный жетон, который у него после армии остался.

МЕНТ

Спасибо. Если вам что-то будет известно, звоните нам. (оставляет телефон) До свиданья. Заранее не расстраивайтесь. (уходят)

МАМА

 (в слезах)

 Я так и знала, что все этим закончится. (плачет)  Поклянись мне, что никогда не будешь заниматься политикой.

ДИМА

 Хорошо мама. Успокойся.

 

 

НАШЕ ВРЕМЯ

Дмитрий выходит с балкона.

ДМИТРИЙ

 Спасибо за обед, мама. Поеду я домой, много работы.

МАМА

 До свиданья. Спи побольше, вид у тебя усталый.

 

 

Дмитрий открывает дверь своей квартиры, слышит телефонный звонок. Он подбегает к аппарату.

ДМИТРИЙ

 Алло.

ГОЛОС

 Дмитрий Викторович?

ДМИТРИЙ

 Я вас слушаю.

ГОЛОС

 Я к вам сегодня заходил в редакцию, но вас не застал.

ДМИТРИЙ

Да, мне говорили. Что вы хотите?

ГОЛОС

Я бы хотел рассказать вам правду о смерти вашего отца.

ДМИТРИЙ

 Кто вы?

ГОЛОС

Я бывший работник комитета, имею непосредственное отношение к истории с вашим отцом.

ДМИТРИЙ

Почему сейчас, спустя столько лет, вы об этом вспомнили?

ГОЛОС

Я узнал, что в вашей газете завтра появятся анонсы разоблачительных материалов о Чернышеве. В них будут намеки о его причастности к убийству вашего отца.

ДМИТРИЙ

Они были соперниками на выборах в 1989 году.

ГОЛОС

 Дмитрий Викторович, вы на ложном пути.

ДМИТРИЙ

 Почему я должен вам верить?

ГОЛОС

Я знаю место, где похоронен ваш отец.

ДМИТРИЙ

Хорошо. Я согласен с вами поговорить. Где мы встретимся?

ГОЛОС

Через час, в парке имени Свердлова, на центральной аллее, возле места, где был памятник Свердлову.

ДМИТРИЙ

Хорошо.

ГОЛОС

 Подождите, есть еще один момент.

ДМИТРИЙ

Вы хотите денег?

ГОЛОС

Извините, но мое материальное положение сейчас, оставляет желать лучшего.

ДМИТРИЙ

 Сколько вы хотите?

ГОЛОС

300 уе.

 

Пауза.

ГОЛОС

Дайте пока, 100 авансом.

ДМИТРИЙ

 Хорошо. Через час я буду в парке.

 

 

Мужчина в наушниках, сидя в автофургоне, слушает этот телефонный разговор. По окончании его, звонит кому-то со своего мобильника.

 

 

 

Поздний вечер, почти ночь. Городской парк. Качающиеся на столбах от ветра фонари освещают центральную аллею. Возле основания, где был памятник пламенному революционеру, стоит невзрачный человек. Увидев, появившегося в конце аллеи Дмитрия, машет ему рукой, и не спеша, идет навстречу. Неожиданно, из-за спины Дмитрия появляется машина. Просигналив, так что он едва успел отскочить в сторону, машина набирает скорость, и на полном ходу врезается в незнакомца. Удар такой силы, что тот перелетает через автомобиль, и замертво падает на землю. Подбежавший Дмитрий видит перед собой уже бездыханное тело.

 

 

Солнечный день. Дмитрий входит в редакцию. По пути в кабинет, его останавливает сотрудник.

СОТРУДНИК

Дмитрий Викторович, город бурлит. Если такая реакция на анонсы, то что будет, когда мы напечатаем весь материал. Звонят самые разные люди, выражают поддержку.

ДМИТРИЙ

 Хорошо.

СОТРУДНИК

Звонили из администрации губернатора, угрожали судебным преследованием за клевету.

ДМИТРИЙ

 Прекрасно.

 

Дмитрий сидит в кабинете, просматривает бумаги. В кабинет входит Денис.

ДЕНИС

Ну что, кое для кого начинает штормить. Они еще не знают, какое цунами их ждет. Что ты такой мрачный? Закончатся выборы, займешься своей пьесой. Я помогу.

ДМИТРИЙ

Денис, мне вчера звонил человек, хотел что-то рассказать о смерти моего отца.

ДЕНИС

Да? И что?

ДМИТРИЙ

Мы договорились, встретится в парке. Но когда я шел ему навстречу, из-за моей спины выскочила машина, и сбила его насмерть.

ДЕНИС

 Он успел что-то сказать?

ДМИТРИЙ

Нет.

ДЕНИС

 А по телефону?

ДМИТРИЙ

Он говорил, что Чернышев не причастен к гибели отца. И что здесь рука комитета.

ДЕНИС

Бред. Мой отец благосклонно относился к Соколову.

ДМИТРИЙ

Так как это все понимать?

ДЕНИС

Это была провокация команды Чернышева. Их реакция  на публикации в газете.

ДМИТРИЙ

Ничего не понимаю. Со мной хочет встретится человек, чтобы выгородить Чернышева, и они сами же его убивают.

ДЕНИС

Ты ничего не понимаешь в этих грязных технологиях. Смотри, я тебе разложу их комбинацию. Все очень просто, до гениальности. Они находят любого оборванца, дают ему пару «зеленных».  Объясняют, что тот должен сказать тебе по телефону, а в момент вашей встречи, убивают его. В результате, у тебя должна создаться полная иллюзия, что человек шел – рассказать тебе правду. А какие-то враги Чернышева, как-то об этом узнав, решили этому помешать. Понятно, на кого намек?

ДМИТРИЙ

 Ты считаешь, что это был чистый блеф?

ДЕНИС

Естественно.

ДМИТРИЙ

 И ради этого убить человека?

ДЕНИС

Сейчас такое время, что убить человека, все равно, что зубы почистить.

 

На столе у Дмитрия звонит телефон.

ДМИТРИЙ

 Алло.

ЮЛЯ 

(на другом конце провода)

Дмитрий Викторович, это Юля. Мне с вами надо встретится. И лучше не в редакции, я не хочу столкнуться с отцом.

ДМИТРИЙ

 Да, Танечка, слушаю тебя дорогая.

ЮЛЯ

Вы не можете прямо говорить. Вы не один?

ДМИТРИЙ

         Ты угадала, милая.

ЮЛЯ

Давайте, через час в сквере, недалеко от вашей редакции.

ДМИТРИЙ

Хорошо, целую. (кладет трубку)

ДЕНИС

Смотрю, что твоя личная жизнь не застаивается.

ДМИТРИЙ

 Я человек свободный.

ДЕНИС

Так и надо. Ладненько, я поехал по делам. А ты в завтрашнем номере подкинь еще что-нибудь остренькое.

 

 

Юля идет по улице, у нее звонит мобильный телефон.

ЮЛЯ

Да, Витя.

ВИТЯ

Юля, у меня случайно на  пол второго есть два билета в кино. Пойдем.

ЮЛЯ

 (смотрит на часы)

На пол второго не могу, если бы попозже.

ВИТЯ

 Ну ладно, пойду  с Мишкой.

 

Небольшой городской сквер. Дмитрий и Юля прогуливаются по аллее.

 

Скользящий на роликовых коньках по дороге Витя, замечает в сквере, Юлю и своего отца. Они о чем-то разговаривают. Засмотревшись на них, он не замечает стоящего перед светофором велосипедиста, и на всей скорости в него врезается. Оба падают. Велосипедист в гневе чертыхается.

 

СКВЕР

 

ДМИТРИЙ

 Юля, что случилось?  Что за конспирация?

ЮЛЯ

Дмитрий Викторович, может все это пустяки, плод моего воображения. Но я случайно, подслушала разговор своих родителей. Они так громко объяснялись, что мне через открытую форточку было все слышно. Говорили о вас.

ДМИТРИЙ

Нехорошо, подслушивать.

ЮЛЯ

Мама кричала отцу, что он вас втягивает в какую-то нечистоплотную игру, используя против нынешнего губернатора. И что Чернышев, не имеет никакого отношения к кому-то давнишнему убийству.

ДМИТРИЙ

Она так и говорила?

ЮЛЯ

Да, я точно слышала.

ДМИТРИЙ

 (как бы про себя)

          Если не Чернышев, тогда кто? Неужели комитет.

ЮЛЯ

 О чем вы?

ДМИТРИЙ

Рассуждаю про себя.  Спасибо Юленька.

ЮЛЯ

Это не все. Я слышала, как отец говорил, что у него есть одна бумага, написанная вами 20 лет назад. И ради того, чтобы она не получила огласки, вы сделаете для него все, что угодно. Этой бумагой он  держит вас, вот где. (показывает кулачок)

ДМИТРИЙ

Я догадываюсь, о чем шла речь.

ЮЛЯ

Я прошу вас, будьте осторожней с моим отцом. Он человек, для которого нет никаких нравственных границ. Я поэтому и захотела учится здесь, чтобы быть подальше от родителей.

ДМИТРИЙ

Я  тебя понимаю. Спасибо, что предупредила.

 

 

«Ауди», которую ведет Лена, притормаживает возле светофора. Лена, закуривая женскую сигарету, поворачивает голову направо. Она замечает, разговаривающих в сквере, Дмитрия и свою дочь Юлю. Взгляд Лены приковывается к ним. Загорается зеленный свет. Движение возобновляется. Машина позади «Ауди» сигналит.

 

 

Лена звонит в дверь квартиры. Ей открывает пожилая женщина.

ЛЕНА

Здравствуй , мама.

МАМА

Здравствуй, доченька. Дорогу видно, забыла? Два дня, как в городе, и только сегодня проявилась.

ЛЕНА

Мама, я себя плохо чувствовала, после перелета.

 

Сидя на кухне.

МАМА

Мы с тобой видимся почти, раз в пятилетку. Не забудь хоть на мои похороны приехать.

ЛЕНА

Мама! Прекрати, ты у меня еще сто лет проживешь. Юли нет?

МАМА

Еще не приходила.

ЛЕНА

 Мама, ты хоть интересуешься, чем внучка живет?

МАМА

Тем, чем все в ее возрасте. Учеба, занятия, компьютер, книги.

ЛЕНА

 И все?

МАМА

Ходит в театр, в кино. Мальчиков возле нее я не замечала. Ты в ее годы была побойчей.

ЛЕНА

А ты знаешь, что она общается с мужчиной, который старше ее на 20 лет?

МАМА

 Впервые слышу.

ЛЕНА

Ей всего 18 лет, рано еще о взрослых мужчинах думать.

МАМА

Лена, я, уже не в том возрасте, чтобы за ребенком шпионить. Ты ее мать, оставайся здесь, и смотри за дочерью.

ЛЕНА

 Бросить Москву и остаться здесь? Легко сказать.

ЛЕНА

Но тогда меня не упрекай. Я что могу все делаю для ребенка. Учится, кстати, она на одни пятерки. Вообще-то ты тоже рано замуж выскочила, почти за первого встречного.

ЛЕНА

Ну во-первых мне было уже 20 лет. Во-вторых, Денис, не первый встречный.

МАМА

А в-третьих, он с юности был прожженный делец, у которого одни деньги в голове, а ты их всегда любила.

ЛЕНА

Ах, мама перестань затягивать старую песню. Я сейчас о дочери говорю.

МАМА

Ты надолго здесь?

ЛЕНА

Не знаю, как получится. (смотрит на часы)_ Ну, мне пора, у меня на 3 часа назначено в салоне.

 

Слышно как открывается дверь.

МАМА

Вот, и Юля.

 

Входит Юля, здоровается с матерью и бабушкой.

ЛЕНА

 Юля, я уже ухожу. Проведи меня.

 

Мать и дочь выходят на улицу. Они останавливаются возле Лениной машины.

ЛЕНА

Юля, я хочу сказать тебе несколько слов. Выслушай меня, и ничего не говори. Ты уже взрослая, поэтому должна все понять. Я тебя прошу, не увлекайся мужчинами старше тебя. А если уж начала с ними общаться, никогда в отношениях не заходи очень далеко. Это все может плохо закончиться. Ты меня поняла?

ЮЛЯ        

Я тебя поняла, мама. Но по моему ты ошибаешься. Все совсем не так.

 

 

КВАРТИРА ДМИТРИЯ

Дмитрий за компьютером. Звонок в дверь. Хозяин открывает, входит сын.

ДМИТРИЙ

Привет. Давно не виделись. Что? Деньги нужны?

ВИТЯ

Нет. Был в этом районе, решил зайти.

ДМИТРИЙ

 Ну раз зашел, иди поставь чайник. Я сейчас закончу.

 

Витя идет на кухню, ставит чайник. Возвращается в комнату. Дмитрий закончил набирать на компьютере, встает, разминает пальцы.

ВИТЯ

 Статью  пишешь?

ДМИТРИЙ

 Нет, придумываю новую пьесу.

ВИТЯ

Пьесу? Я думал, судя по вашей газете, что ты только о выборах думаешь?

ДМИТРИЙ

 В газете есть, кому о них думать, и без меня.

ВИТЯ

А я был в избирательном штабе генерала Соловьева, придумывал предвыборные слоганы.

ДМИТРИЙ

 Ну и как?

ВИТЯ \

Надоело, бросил.

ДМИТРИЙ

Что так? Мало платили?

ВИТЯ

Не в этом дело. Противно стало. Столько усилий затрачивается, чтобы обмануть людей.

ДМИТРИЙ

Ну ты даешь. Слышу несовременные, но не по годам мудрые слова.

ВИТЯ

Да ну тебя.  Действительно же так. А я теперь пещерами увлекся.

ДМИТРИЙ

 Да?

ВИТЯ

У нас за городом нашли глубокие пещеры. Их исследует группа спелеологов. И я к ним присоединился. Думаю написать очерк.

ДМИТРИЙ

Очерк, это хорошо. Ну почему пещеры?  Мы в ваши годы, стремились вверх, в небо. А вы куда-то вниз идете. В подполье. Самозакапывание какое-то?

ВИТЯ

Ничего ты не понимаешь. Если с точки зрения Фрейда, то это скорее подсознательное желание проникнуть в глубину, в суть вещей.

ДМИТРИЙ

 По моему, если по Фрейду, это скорее желание вернуться в чрево матери, снова стать эмбрионом. Страх жизни, бегство от нее.

ВИТЯ

 Тебе все лишь бы критиковать.

ДМИТРИЙ

 Ладно, ладно не обижайся.

ВИТЯ

Папа, можно я у тебя одну вещь спрошу?

ДМИТРИЙ

 Спрашивай хоть две.

ВИТЯ

 Я тебя видел в сквере вместе с Юлей.

ДМИТРИЙ

 И что? Я был в двусмысленном положении? Хочешь меня на дуэль вызвать?

ВИТЯ

Я серьезно. У тебя с ней какие-то отношении?

ДМИТРИЙ

 У меня с ней, сугубо деловые отношения. На  твоем пути к ее сердцу я не стою, поверь мне.

ВИТЯ

А что же вы делали в сквере?

ДМИТРИЙ

Она мне позвонила, и попросила встретится, чтобы рассказать что-то важное, как ей показалось. Ты знаешь кто ее родители?

ВИТЯ

 Они в Москве живут. Юля ничего мне о них не рассказывала.

ДМИТРИЙ

 Они сейчас здесь. Ее отец – теперешний владелец нашей газеты. Я его знал почти 20 лет назад. Он учился со мной в университете.

ВИТЯ

Да?

ДМИТРИЙ

А ее мать, (достает из ящика стола фотографию Лены, студенческой поры) училась со мной в школе, потом в университете.

ВИТЯ

 (рассматривая фотографию)

Как они похожи. Красивая. Ты был в нее влюблен?

ДМИТРИЙ

 Так вот, Юля услышала из разговора своих родителей кое-что обо мне,  и ей показалось необходимым это мне сообщить. А ты, что подумал?

ВИТЯ

Извини, мне совсем другое показалось.

ДМИТРИЙ

 Эх ты, Отелло. А вообще, если хочешь понравиться девушке, особенно такой, как Юля, то будь личностью. Девушки любят сильных и уверенных, и конечно, не дураков. Ты вроде не дурак. Осталось самое малое – стать личностью.

 

 

ЗАГОРОДНЫЙ КОТТЕДЖ

Денис играет в бильярд, с удовольствием загоняя шары в лузы.

 

К дому подъезжает машина. Из нее выходит Лена.

 

Лена заходит в бильярдную.

ЛЕНА

 Привет, дорогой. Играешь сам с собой? Без партнера?

ДЕНИС

 (продолжая играть)

Сам с собой? Дорогая, я отдыхаю в игре вообще-то требуется не партнер, а противник. А мои партнеры, это участники моих игр, которые играют по моим правилам, на меня. Им, конечно, тоже что-то обламывается, если правильно себя ведут.

ЛЕНА

Денис! Я видела вместе Дмитрия и Юлю.

ДЕНИС

Ну и что? Он говорил мне, что с ней знаком. Ты считаешь, что у них роман?

ЛЕНА

Ты так спокойно об этом говоришь? Тебя это не волнует?  Юля  - твоя дочь.

ДЕНИС

И твоя тоже. По моему страсть к мужчинам, старше лет на двадцать, у вас семейная. Не так ли? Я в принципе не прочь с ним породниться. Или ты ревнуешь Юлю к нему? А по моему ты все преувеличиваешь. Она учится на журфаке, а он уже опытный журналист, акула пера. Все идет по плану.

ЛЕНА

Ты всех судишь по себе, даже собственную дочь.

ДЕНИС

Прекрати морализировать. Извини, я забыл, что ты у нас писательница.

ЛЕНА

Ты когда-то обещал, что не будешь с Димой встречаться. Ты думаешь, он все забыл?

ДЕНИС

Когда-то. Все течет, все меняется. Нет ничего вечного. Я общаюсь с людьми, исходя, только из интересов дела, независимо от того, что они думают обо мне. Он мне сейчас полезен.

ЛЕНА

Разговаривая с ним, как ты можешь спокойно смотреть ему в глаза?

ДЕНИС

Я ему тоже нужен. Если пойдет все, как надо, то он получит деньги на постановку своей пьески.

ЛЕНА

Ты считаешь, что всех можно купить?

ДЕНИС

Естественно. Только это надо делать с умом. А вот и первые результаты, нашей с ним совместной работы.

 

Он берет с кресла газету, и протягивает ее Лене. В газете на первой странице анонс разоблачительных материалов о губернаторе Чернышеве.

ЛЕНА

И это он напечатал?

ДЕНИС

Как видишь. Дима – пешка в моих руках. А пешкой всегда можно и пожертвовать. Но я думаю, до этого не дойдет. Мне нравиться, когда и волки сыты и зайцы целы.

ЛЕНА

 Не боишься, что я с ним встречусь?

ДЕНИС

В каком смысле, я должен боятся? Ревновать? Нет, эти страсти я оставил в юности. Если хочешь, закрути с ним роман, я не против. Внешне, он изменился только в лучшую сторону. Стал похож на отца. Правда, тот был матерый волчина, а этот наивный зайчик. А если ты имеешь в виду, что-то другое, то я уже тебе говорил, он у меня вот где (показывает кулак).  Его донос на собственного отца, у меня здесь в городе, в сейфе офиса. И чтобы его мать не узнала об этом доносе, он сделает все, что я ему скажу. Но по моему он сам заинтересован в нашем сотрудничестве. Сейчас он и.о. главного редактора, с перспективой стать главным.

 

У Дениса звонит мобильный телефон.

ДЕНИС

Извини, дорогая. Москва. Администрация президента. (уходит в другую комнату)

 

Лена, через пару секунд, сняв туфли, не слышно подкрадывается к двери, за которой происходит телефонный разговор. Ей все слышно.

ДЕНИС

Все идет по плану, Игорь Владиславович. Третьего мая, после праздников, в городской газете «Независимый голос» выйдет разгромная статья о Чернышеве. После нее – он политический труп. В статье будет сказано, кроме всего прочего, о причастности Чернышева к убийству в 1989 году, одного из первых демократов в городе. И если у него будет произведен обыск дома, вы уж постарайтесь этому поспособствовать, то и улики найдутся. Об этом я позабочусь. Какие улики? Десантный жетон покойного. Я его, случайно, у отца своего нашел. Нет, все будет нормально. Тут, правда, пытался объявиться один свидетель, той давней истории. Пришлось отправить его, как можно дальше. Дорожное происшествие. Что вы говорите? Редактор газеты? Он под моим контролем. Сын, кстати, того погибшего в 89 году демократа. Нет, неожиданностей  я думаю не будет, во всяком случае до выборов. Он ничего не заподозрит. В крайнем случае его тоже можно заменить, причем полностью. У него такая старая машина. А вообще ситуация под полным контролем.

 

 

Лена тихо уходит к себе в комнату. Стоя у окна, она закуривает тонкую сигарету.

 

 

Идущий к выходу Денис, по дороге заглядывает к ней.

ДЕНИС

Я уехал в город по делам. А ты здесь не скучай. Поплавай в бассейне, посмотри кино.

ЛЕНА

 Спасибо за совет.

 

Черный джип Дениса отъезжает от дома.

 

 

Лена звонит со своего мобильного телефона.

ЛЕНА

Юля, дай мне, пожалуйста, телефон Дмитрия Соколова,  или Белого, как он себя называет

ЮЛЯ

Мама, ты хочешь устроить беспочвенный скандал. Я не дам его телефон.

ЛЕНА

Юля, мне он нужен совсем по другому поводу. К тебе это не имеет никакого отношения.

ЮЛЯ

Мама, я тебе не верю. И не хочу потом перед ним краснеть. Позвони в справочную, там скажут. Все. Извини мне некогда. До свиданья. (отключается)

 

Лена подходит к городскому телефону, передумывает. Берет в руки газету, находит телефон главного редактора. Набирает номер.

 

 

Здание редакции. Кабинет главного редактора. На столе, за которым сидит Дмитрий, раздается телефонный звонок.

ДМИТРИЙ

Алло. Я слушаю.

ЛЕНА

 Дима, это Лена Разлогова.

ДМИТРИЙ

 Лена? Ты? Вы?

ЛЕНА

Давай лучше на ты. Дима, нам надо срочно встретится.

ДМИТРИЙ

Встретится? Зачем? Мы не виделись почти 20 лет, у каждого своя жизнь.

ЛЕНА

 Это не телефонный разговор. Но это очень важно.

ДМИТРИЙ

Хорошо. вообще-то я очень занят. Надо подумать, когда.

ЛЕНА

Некогда думать. Я повторяю, это очень важно, для тебя. Давай через 2 часа в нашем старом кафе. Не забыл, где оно находится?

ДМИТРИЙ

 Я то помню. Хорошо. договорились. Через 2 часа.

 

Дмитрий достает из ящика письменного стола фотографию Лены студенческой поры. Смотрит на ее красивое юное лицо.

 

 

 

                            КАФЕ

Небольшое уютное кафе. Звучит спокойная мелодичная музыка. Дмитрий сидит за столиком, напротив дверей. Подняв глаза, с волнением видит входящую Лену. Она замечает Дмитрия, подходит к его столику, присаживается.

ЛЕНА

Здравствуй. Ты почти не изменился, разве что стал больше похож на отца.

ДМИТРИЙ

Ты тоже  не изменилась.

ЛЕНА

Не изменилась? Спасибо за комплимент. А почему у тебя псевдоним Белый? Ты же всегда любил Гумилева? Все читал мне стихи из самиздатовской книжки.

«В моих садах – цветы, в твоих -  печаль.

Приди ко мне, прекрасною печалью,

Моих садов мучительную даль».

ДМИТРИЙ

 (продолжает)

         «Ты – лепесток иранских белых роз.

         Войди сюда, в сады моих томлений,

         Чтоб не было порывистых движений,

         Чтоб музыка  была пластичных поз»

ЛЕНА

.Не забыл?

ДМИТРИЙ

Нет. Понимаешь,  Белых много, а Гумилев один.

ЛЕНА

Не соглашусь, «Петербург» - самобытная книга.

 

 

Некоторое время мужчина и женщина молча смотрят друг другу в глаза.

ЛЕНА

(улыбаясь)

Ты знаешь, наша встреча мне напоминает встречу Штирлица с женой.

ДМИТРИЙ

Ты предлагаешь разговаривать глазами? И заметь разницу, Штирлиц сидел напротив своей жены, а я рядом с чужой.

ЛЕНА

Ревнуешь? Поздно. А это кафе ненамного изменилось. Помнишь, как мы студентами здесь ели мороженое?

ДМИТРИЙ

 Хочешь мороженое?

ЛЕНА

Наверное. Оно навеет воспоминания о прошедшей юности.

 

Дмитрий заказывает мороженое и кофе.

ЛЕНА

Живешь в квартире отца, среди чучел? Или ты их выбросил?

ДМИТРИЙ

Лена, я думаю, ты не ради мороженого и воспоминаний о беззаботной юности, меня сюда позвала?

ЛЕНА

Нет, конечно. Просто я собираюсь с мыслями. Не знаю с чего начать.

ДМИТРИЙ

 Как говорят острословы – начинай с конца.

ЛЕНА

 Дима, ты считаешь Чернышева виновником смерти своего отца?

ДМИТРИЙ

          Почему ты об этом спрашиваешь?

ЛЕНА

Я читала в твоей газете анонсы будущих разоблачительных статей, где были явные намеки на это.

ДМИТРИЙ

Я был в архиве. Читал стенограммы заседаний бюро обкома. Там, Чернышев яростно выступал против моего отца. Отец, как ты помнишь, был его противником на выборах в народные депутаты. То, что они были политическими  врагами, ни для кого не было секретом.

ЛЕНА

Чернышев не имеет никакого отношения к смерти твоего отца.

ДМИТРИЙ

А кто имеет? Генерал КГБ Шадрин, твой тесть? Мало вероятно, он и отец друг другу симпатизировали.

ЛЕНА

Дима, ты на ложном пути. Денис, тебя использует. Я слышала, что уже убили какого-то свидетеля, под видом дорожной аварии.

ДМИТРИЙ

Почему я тебе должен верить? Может у тебя с мужем размолвка, он тебе надоел, и ты решила ему насолить. Если ты знаешь правду кто виновен в смерти моего отца, то скажи. Я тебя спрашиваю, кто его убил?

ЛЕНА

Виктора Ивановича Соколова, твоего отца убил Денис Шадрин.

ДМИТРИЙ

 Я тебе не верю.

ЛЕНА

Выслушай меня. Я тебе все расскажу. Тогда в 1989-ом , перед  выборами, в субботу, мы поехали за город. Собирались в воскресенье вернуться в город, и проголосовать. Ты не  поехал с нами, так как накануне ушиб ногу, при прыжке с парашютом. Помнишь?

ДМИТРИЙ

 Я все помню.

ЛЕНА

Денис был на своей машине, а я была с Виктором Ивановичем. Может, ты слышал, что у них между собой было мужское состязание, вроде рыцарского турнира.

ДМИТРИЙ

Рассказывай. Я тебя слушаю.

ЛЕНА

Это было не преднамеренное убийство. Но все так, и должно было закончиться.

 

 

ТИТРЫ (1989 ГОД)

По проселочной дороге движутся две машины. Вечер. Машины едут, то одна за другой, то поравнявшись друг с другом.

ДЕНИС

 (высунувшись из «девятки»)

Виктор Иванович, дорога пуста. Давайте кто быстрее? Пока счет 1:0 в мою пользу.

 

Автомобили прибавляют в скорости. Соревнование длится с переменным успехом. Но в итоге, к небольшой полянке над обрывом, первой приходит машина, где  находятся Соколов и Лена. Из подъехавшей за ними  «девятки» выходит Денис.

ДЕНИС 

Счет 1:1, Виктор Иванович, ничья.

 

 

НАШЕ ВРЕМЯ

Кафе.

ДМИТРИЙ

Денис, мне говорил, что хочет добиться от тебя взаимности, а моего отца считал своим соперником. Что было дальше?

 

 

1989 ГОД.

Вечер. Сумерки. Небольшая поляна над обрывом. Внизу течет река. Невдалеке лес. Возле двух сосен разбита палатка. Рядом два автомобиля. Лена достает из сумки консервы, картошку. Соколов готовит место для костра, роя лопаткой небольшую яму.

СОКОЛОВ

Сейчас соорудим очаг, и приготовим ужин. Хорошо здесь. А завтра с утра постреляем  вальдшнепов. Вернемся домой не с пустыми руками. Ребята надо собрать веток для костра.

 

Денис вынимает из багажника топорик и фонарь, дает их Лене в руки.

ДЕНИС

         Лена, иди. Я тебя догоню.

СОКОЛОВ

 Пускаешь девушку одну в лес. Лена, далеко не заходи.

 

Лена кивает головой, и идет в лес .

ДЕНИС

(кричит ей вслед)

 Лена, я тебя догоню.

 

Убедившись, что Лена скрылась среди деревьев, Денис подходит к Соколову.

ДЕНИС

Виктор Иванович, у нас счет 1:1. Предлагаю еще один тур.

СОКОЛОВ

Какой?

ДЕНИС

Я знаю, что в рукопашном бою, или в боксе у меня шансов нет. Давайте поборемся по правилам дзюдо. Вы имеете понятие о дзюдо?

СОКОЛОВ

Разумеется.

ДЕНИС

Болевой или удержание  - победа. Мы оба в штурмовках, почти, как в кимоно.

СОКОЛОВ

Я не против.

 

Он отходит назад, иронично кланяется, по ритуалу единоборства. Денис отвечает ему тем же. Противники сходятся , берут друг друга в захваты. Денис, неплохой борец, пытается бросить противника вперед (подхватом). Атака почти удается, правая нога Дениса подбивает ноги соперника. Соколов отрывается от земли, но перегруппировавшись в воздухе, приземляется на ноги. Поединок продолжается.

ДЕНИС

А вы не так просты.

СОКОЛОВ

 Не отвлекайся.

 

Денис еще раз пытается поймать противника на бросок, но увлекшись, пропускает контратаку. Соколов эффектной задней подножкой укладывает молодого соперника на землю. Лежа на нем, обхватив правой рукой Дениса за шею, он делает борцовское удержание.

СОКОЛОВ

30 секунд? Правила не изменились?

ДЕНИС

         Нет.

СОКОЛОВ

          (держа мертвой хваткой)

Я буду считать вслух, а ты можешь пытаться вырваться.

 

Не спеша, досчитав до цифры 30, Соколов продолжает удерживать Дениса. Тот хлопает его рукой по плечу.

ДЕНИС

Все сдаюсь.

 

Но Соколов, не разжимает правой руки. Напротив, хватка его становиться еще крепче. В глазах появляется какая-то бессмысленность. Денису становиться, труднее дышать.

ДЕНИС

 Все, все сдаюсь, Виктор Иванович.

 

Соколов, как будто не слышит криков поверженного противника. Денис, тщетно пытается выбраться из под железных объятий. У него ничего не получается. Левой рукой, он разрывает цепочку на шее Соколова,  на которой десантный жетон. Правая рука тянется к заднему карману джинсов. Он что-то достает оттуда. Блеснувшее в сумерках лезвие ножа вонзается в сердце соперника. На мгновенье, взгляд Соколова приобретает осмысленность, но уже через несколько секунд, взгляд тускнет, по глазам видно, что жизнь уходит. Прибежавшая на шум из леса Лена,  видит мертвое тело Соколова и рядом тяжело дышащего Дениса.

ДЕНИС

Он меня чуть не задушил! Я не хотел! Так получилось. Я предложил просто побороться.

ЛЕНА

У него бывают припадки, как судороги. Тебе нужно было подождать несколько секунд, и он бы тебя отпустил. Что ты наделал!? Ты его убил!

ДЕНИС

Я не хотел, я только защищался. Я думал, он меня задушит.

 

Лена, плача склоняется над телом Соколова.

         —Ты его убил!!!

 

 

НАШЕ ВРЕМЯ (КАФЕ)

 

ДМИТРИЙ

 Что было потом?

ЛЕНА

Я была в шоке, Денис тоже. Он не знал, что делать. Затащил меня в машину. Мы доехали до ближайшего телефон - автомата. Денис позвонил своему отцу. Что он говорил, я не слышала. Потом мы поехали к нему домой. Я была, как в тумане. Мне казалось, что все это происходит не со мной. Помню, что мне сделали какой-то успокоительный укол. Потом аэропорт, на следующий день, мы с Денисом были уже в Москве.

ДМИТРИЙ

Машину отца нашли в соседнем районом центре.

ЛЕНА

Да, потом я узнала, что генерал Шадрин послал своих людей на то место, для зачистки. Они имитировали похищение Соколова, а машину перегнали в Ленинск. Видимо, один из этих людей хотел с тобой встретиться.

 

Дмитрий сидит потрясенный.

ДМИТРИЙ

И ты столько лет молчала?! Что было с тобой дальше?

ЛЕНА

Генерал Шадрин сделал все, чтобы дело закрыли из-за отсутствия доказательной базы. Вернулся в Москву, попросился в отставку. Нас с Денисом на лето отправил в Крым. Денис вел себя хорошо, заботился обо мне. А в сентябре, мы с ним стали студентами филфака МГУ. Как-то само собой получилось, что я вышла за него замуж. А что мне оставалось? Обратной дороги домой мне не было. Как я могла вернуться, и спокойно смотреть в глаза тебе, твоей матери? Еще в университете, у меня родилась дочь. Ты ее знаешь. По окончании учебы, в школу я работать, не пошла. Работала в разных местах; в литературном архиве, в газете. А как в 91 году развалился союз,  и Денис, благодаря отцовским связям, сделался постепенно «новым русским» на ниве информационного бизнеса, я уже больше не работала. Пробую себя в литературе. Вышло несколько книг. Может, слышал? Вот, и все, в общем.

ДМИТРИЙ

Мерзавец!   Мало того, что он убил моего отца, так он спекулируя моей памятью об отце, использовал меня, как газетного киллера против невинного человека. Все хватит! Больше так не будет. Ты готова дать показания против Дениса?

ЛЕНА

Дима, успокойся, не горячись. Я все обдумала. Пока, делай вид, что ничего не знаешь.

ДМИТРИЙ

Я тебя не понял? Что это значит?

ЛЕНА

 Выслушай меня. Пока, у Дениса лежит твой донос на отца, у тебя связанны руки. В случае твоего неповиновения, он грозил этот донос показать твоей матери, и  опубликовать в печати. Он лежит в сейфе его офиса, здесь. Я попробую его достать. Кроме того, там еще есть десантный жетон твоего отца. Его, он хочет  с помощью ментов, подбросить Чернышеву, как улику. Когда я достану жетон и твою бумажку, можно будет что-то предпринимать. Понимаешь?

ДМИТРИЙ

Да.

ЛЕНА

Может быть, там на полянке остался нож Дениса. По моему, он в испуге его там бросил. Мне кажется он остался в ямке, где должен был быть костер. Если удастся его найти – будет неплохо. Я тебе все это сказала, что бы ты не торопился печатать материалы против Чернышева. Оттяни это, как можешь. Хорошо?

ДМИТРИЙ

 Я понял.

ЛЕНА

Дай мне слово, что ничего не будешь, пока предпринимать.

ДМИТРИЙ

 Хорошо.

ЛЕНА

 Вот мы и нашли согласие.

 

В кафе звучит мелодичная музыка. Неожиданно две пары встают из-за соседних столиков, и начинают танцевать.

ЛЕНА

 Давай, потанцуем, как 20 лет назад.

 

Обнявшись, они плавно движутся в медленном танце.

ЛЕНА

 Как тебе моя дочь?

ДМИТРИЙ

Она похожа не тебя, но ты лучше.

ЛЕНА

Правда?

ДМИТРИЙ

Копия всегда хуже оригинала. Ты знаешь, я уже думал, что никогда не увижу тебя.

ЛЕНА

Все в нашей жизни могло бы быть по другому. (прижимается к нему) Это ты во всем виноват. Если бы ты поехал с нами, ничего бы не случилось

 

Дмитрий  молча смотрит на нее

ЛЕНА

Извини. Дай мне еще раз слово, что ничего пока делать не будешь.

ДМИТРИЙ

Хорошо.

 

 

РЕДАКЦИЯ

Кабинет главного редактора. Дмитрий закрывает ящики стола, собираясь уходить домой. Открыв дверь, входит улыбающийся Денис. Он пожимает руку Дмитрию.

ДЕНИС

Димитрий, что такой серьезный?  С  наступающим тебя 1-ым Мая.

ДМИТРИЙ

Спасибо. Тебя также.

ДЕНИС

Где ты будешь первого?

ДМИТРИЙ

Дома, наверное. Поработаю. Начал новую пьесу. Потом заеду к маме.

ДЕНИС

Слушай, я хочу пригласить тебя к себе. Я за городом снимаю уютный коттедж. Сделаем шашлыки, посидим, пофилософствуем. С Леной увидишься, Юля наверное будет. Договорились?

ДМИТРИЙ

Не знаю. Я подумаю.

ДЕНИС

Опять, твое подумаю. Хватит думать. Надо радоваться жизни.

 

В кабинет входит сотрудник газеты.

СОТРУДНИК

Дмитрий Викторович, включите телевизор, там Чернышев дает интервью. Между прочим это время вашей передачи.

ДЕНИС

Не переживай, восстановим твою передачу.

 

Дмитрий включает телевизор. На экране телевизора губернатор Чернышев отвечает на вопросы интервьюера.

ЧЕРНЫШЕВ

Я решительно отвергаю все обвинения в мой адрес, которые появляются в городской газете «Независимый голос». Они абсолютно беспочвенны. Нашу экономическую деятельность, неоднократно проверяли многочисленные комиссии из Москвы. Никаких значительных нарушений ими найдено не было.

ЖУРНАЛИСТ

В газете также были намеки о вашей причастности к убийству одного из первых демократов в городе Соколова В.И. Это события почти двадцатилетней давности. Что вы скажите по этому поводу, Николай Иванович?

ЧЕРНЫШЕВ

Это настолько безосновательно и нелепо, что даже говорить об этом не хотелось бы. Уголовное дело есть в архивах МВД и ФСБ. Желающие могут ознакомиться.

ЖУРНАЛИСТ

Вы считаете, эти обвинения – часть грязных предвыборных технологий?

ЧЕРНЫШЕВ

Разумеется. Это же гебельсовские приемы. Чем нелепей ложь, тем легче в нее поверить.

ЖУРНАЛИСТ

Газета обещает 3  мая, после праздников, напечатать большой материал против вас.

ЧЕРНЫШЕВ

 Люди, земляки, не поддавайтесь на провокации

 

Дмитрий выключает телевизор.

ДЕНИС

Смотри, как засуетился сучонок, когда запахло жаренным. Он еще и не представляет, какие сюрпризы его ждут.

ДМИТРИЙ

Ты знаешь, я бы не стал торопиться с публикацией материалов против него. У меня появились сомнения о причастности Чернышева к убийству моего отца.

ДЕНИС

Сомнения? Дима, я не верю своим ушам. Ты в своем уме ли?

ДМИТРИЙ

 До меня дошла кое-какая информация.

ДЕНИС

Какая информация? Откуда?

ДМИТРИЙ

Пока, я ее не проверил, не могу разглашать источник.

ДЕНИС

Дима! Я тебя не понимаю, перед тобой открываются такие перспективы, а у тебя какие-то сомнения. Ты становишься главным редактором городской газеты, я уж постараюсь раскрутить ее до хорошего рейтинга. Поверь, я это умею. Будет восстановлена твоя передача на местном телевидении. И ты не забыл, что я обещал быть спонсором постановок твоих пьес в театре.

Начинай писать сценарии, у меня большие связи в кинобизнесе.

ДМИТРИЙ

Ух, ты. Аж голова идет кругом. Сколько призов. Покупаешь?

ДЕНИС

Перестань. У каждого Вагнера должен быть свой Людвиг.

ДМИТРИЙ

И это все, мне  будет платой за уничтожение Чернышева?

ДЕНИС

Пожалел преступника? Опомнись, несчастный. Скорее это будет твое заслуженное вознаграждение за восстановление истины. Ты ведь согласишься со мной, что любому преступнику полагается возмездие. Да?

 

Дмитрий от гнева сжимает под столом кулаки.

ДМИТРИЙ

Конечно, ты прав. Что-то я засиделся. Пойду, пройдусь.

 

Выходит из-за стола, идет к выходу.

ДЕНИС

                            (вслед ему)

Не забудь, завтра 1-ое мая. Ты обещал приехать к нам.

ДМИТРИЙ

Хорошо, постараюсь.

 

Дмитрий подходит к своей машине, открывает багажник. Найдя в нем спортивную сумку, он садиться за руль и спешно отъезжает.

 

СПОРТИВНЫЙ КОМПЛЕКС

Дмитрий, облеченный в кимоно, открывает дверь спортивного зала. На борцовском ковре тренируются борцы айкидо. Занятием руководит тренер, худощавый, жилистый мужчина. Увидев Дмитрия, походит к нему, и пожимает руку.

ТРЕНЕР

Давно, тебя не видел. Две недели пропустил! На Востоке, за это отлучают. Но так, как мы не Восток, а почти рыночный Запад, и платишь ты аккуратно, то разомнись и подключайся.

 

Тренировка идет своим ходом. Участники – публика 30-40 лет, в основном интеллигенция, жаждущая духовного и физического совершенствования. Тренер руководит процессом, указывая на ошибки. Дмитрий в стороне делает разминку. Разогревшись, он подходит к основной группе. Тренер предлагает поработать с партнером. Противник нападает, Дмитрий с холодной яростью, тушит его атаки, ловкими выверенными движениями, укладывая нападающего на ковер.

ТРЕНЕР

Я вижу, ты не потерял форму. Усложним задачу.

 

Число нападающих противников увеличивается. Теперь уже двое нападают на Дмитрия. Он удачно отражает их атаки. Число нападающих возрастает до трех. Спортивный азарт охватывает всех участников. Дмитрий, с каким-то звериным упоением, разбрасывает соперников. Вся его внутренняя злость находит выход в физических действиях. Поверженные на ковер, охая, встают и снова бросаются в атаку, чтобы опять оказаться внизу. Тренер останавливает поединок.

ТРЕНЕР

Хватит, довольно. Так ты мне перекалечишь всех учеников, не кому платить будет. Ты, что дома тренировался?

 

Дмитрий кивает.

 

ДУШЕВАЯ

Дмитрий стоит под струями прохладной воды, охлаждающими его душевную смуту.

 

 

ЗАГОРОДНЫЙ ДОМ

Денис смотрит телевизор, переключая пультом каналы. Мимо него проходит одетая, по выходному Лена.

ДЕНИС

Дорогая, ты куда-то собираешься?

ЛЕНА

Дорогой, с каких это пор, я тебе должна давать отчет

ДЕНИС

Леночка, ты не поняла. Ведь завтра 1-ое мая. Можно хорошо отметить этот день трудящихся. Сделаем шашлыки, посидим. Дима обещал приехать.

ЛЕНА

Я сегодня буду ночевать у матери.

ДЕНИС

Любовь к матери – это очень похвально. Но завтра ты будешь?

ЛЕНА

Не знаю. Может быть. Хотя особенного желания участвовать в фальшивом спектакле не имею.

ДЕНИС

Зачем все усложнять?  Вся наша жизнь – это не совсем искренний спектакль.

 

 

КВАРТИРА ДМИТРИЯ

Звонит телефон.

ДМИТРИЙ

 Алло.

ЛЕНА

Это я . Денис приглашал тебя завтра за город?

ДМИТРИЙ

 Да.

ЛЕНА

 Ты поедешь?

ДМИТРИЙ

Не знаю. Я с большим удовольствием задушил бы его своими руками.

ЛЕНА

Успокойся, пожалуйста. Я сегодня попытаюсь сделать, что обещала. Я тебя очень прошу, не делай глупостей. Договорились?

ДМИТРИЙ

 Хорошо.

ЛЕНА

 Завтра утром, я тебе позвоню.

 

ЗАГОРОДНЫЙ ДОМ

У Дениса звонит мобильный телефон.

ДЕНИС

Да.

ГОЛОС

Денис Владимирович, только что к Белому звонила ваша жена. Даю запись разговора.

 

Прослушав запись, Денис говорит в трубку.

         —Хорошо.

 

Закуривает сигарету, набирает номер телефона Дмитрия.

ДЕНИС

Дима, привет. Так завтра, я тебя жду. Не забыл? У тебя в последний раз был утомленный вид. Тебе явно надо подышать свежим воздухом.

ДМИТРИЙ

 Хорошо, Денис, почти уговорил. Завтра созвонимся.

 

Дмитрий выходит на балкон, смотрит на огни вечернего города. Возвращается в комнату, садиться в кресло. Встает, снова выходит на балкон. Звонит по мобильному телефону.

ДМИТРИЙ

Денис.

ДЕНИС

Да, Дима.

ДМИТРИЙ

Слушай, ты прав, надо отдохнуть. У меня есть лучшее предложение. Давай завтра, с утра махнем за город.

ДЕНИС

А я куда тебя приглашаю?

ДМИТРИЙ

Нет, в другое место, ближе к природе. Давай вдвоем проведем время на любимом месте моего отца. Поляна возле леса, рядом обрыв, внизу река, сосны. Мы вдвоем, никто не мешает. У меня есть палатка. Первого приедем, второго вечером вернемся. Может, удастся поохотится. Ты, как к этому?

ДЕНИС

(немного подумав)

Ты знаешь, я не против. Я к тебе утром заеду, часов в 10, люблю поспать.

ДМИТРИЙ

Договорились. Давай, чтобы никто не знал, где мы. Исчезнем для всех.

ДЕНИС

Хорошо. До завтра.

 

Денис, задумавшись, подходит к бару. Наливает себе бокал вина.

 

МОСКВА

В это же время. В большой комнате, окна которой выходят на Кремль (или другую столичную достопримечательность), двое мужчин, сидящих в креслах, смотрят мультфильмы  на экране огромного телевизора. Но, судя по всему, их больше занимает тема разговора. Они сидят спиной к нам, лиц их не видно.

ПЕРВЫЙ МУЖЧИНА

Есть мнение, что выборы губернаторов пора отменить.

ВТОРОЙ МУЖЧИНА

 Солидарен. Рано, нам еще играть в западные игры.

ПЕРВЫЙ МУЖЧИНА

В связи с этим, мне кажется, что Денис Шадрин становится анахронизмом.

ВТОРОЙ МУЖЧИНА

Да, он не вписывается в новую парадигму. Но, на определенном этапе он был нам полезен.

ПЕРВЫЙ МУЖЧИНА

Что ж, незаменимых нет. Время волков закончилось.

 

 

 

Лена оставив машину за углом, подходит к офису мужа. Стучит в дверь. Ей открывает охранник.

ЛЕНА

Добрый день, я жена Шадрина Дениса Владимировича.

 

Она показывает свой паспорт, в которой вложена фотография, где она вместе с мужем и дочерью.

ОХРАННИК

 Елена Викторовна, чем я могу быть вам полезен?

ЛЕНА

Мне надо отправить электронное письмо, а мой ноутбук, как назло накрылся.

ОХРАННИК

 Проходите, пожалуйста.

 

Лена заходит в офис. Охранник указывает на компьютеры.

ЛЕНА

Я бы хотела сделать это в кабинете мужа.

ОХРАННИК

 Вообще-то это не положено.

ЛЕНА

Не переживайте, я не собираюсь открывать его файлы. Думаю, в его кабинете не один компьютер?

ОХРАННИК

 Нет, конечно.

 

Поднявшись, вместе с Леной на второй этаж, охранник показывает в кабинете место секретарши. Затем помогает включить компьютер. Лена, сидя за столом, набирает текст. Охранник находится рядом.

ЛЕНА

 Извините, как вас зовут?

ОХРАННИК

Константин, можно Костя.

ЛЕНА

Костя, вы бы не могли сделать мне кофе.

ОХРАННИК 

 Конечно, одну минуту.

 

Когда он вышел из комнаты, Лена, сняв туфли, подходит к сейфу. На его внешней части  специальное табло, под которым клавиши  с цифрами. Набрав нужную комбинацию из шести цифр, женщина открывает дверцу сейфа. Услышав на лестнице шаги охранника, она, прикрыв дверцу быстро, но бесшумно возвращается обратно к компьютеру.

ОХРАННИК

Елена Викторовна, я забыл спросить, вам кофе с молоком?

ЛЕНА

 Нет. Черный крепкий, одна ложка сахара.

ОХРАННИК

          Сейчас, одну минутку. (уходит)

 

Лена вновь подходит к сейфу, находит там, то что ей было нужно. Закрыв дверцу, возвращается к компьютеру. Входит охранник, принесший кофе. Совершив ряд манипуляций на компьютер, выпив кофе, Лена благодарит охранника за любезность. Прощается с ним, и уходит.

 

 

КВАРТИРА ДМИТРИЯ

Мерцающий в темноте ночник, отбрасывает тусклый свет на чучела животных. Дмитрий спит на диване, лежа на правом боку. Ему снится сон.

 

СОН

Безлюдное место среди скал. По ночному небу низко несутся облака. Дмитрий ступает по единственной узкой песчаной дороге, на которой отпечатаны человеческие следы. Навстречу идет его мать.

МАМА

Неужели убийца твоего отца не будет покаран? Зло должно быть наказано.

ДМИТРИЙ

 Мама.

 

Он протягивает к ней руки, но фигура матери растворяется в воздухе. Вслед за матерью появляется Лена (студенческого возраста).

ЛЕНА

Ты бы мог смог убить человека, ради справедливости?

ДМИТРИЙ

Я не палач, Лена!

 

Он тянется к ней, но она также исчезает в воздухе. Впереди, Дмитрий видит знакомую фигуру, одетую в штурмовку. Приблизившись ближе, он узнает отца.

ДМИТРИЙ

Отец, что мне делать?

СОКОЛОВ

Человек ты, или тварь дрожащая?

Ты способен на поступок?

 

Отец поворачивается к сыну спиной, надевает капюшон на голову, и уходит вперед. Дмитрий спешит за ним, догоняет, хватает за плечо. Фигура оборачивается. Дмитрий видит лицо Дениса.

ДМИТРИЙ

 Денис, ты?  Это же было не преднамеренное убийство?

ДЕНИС

Наверное, но по другому не могло закончиться.

ДМИТРИЙ

 Что мне делать?

ДЕНИС

Старое правило: «Око за око, зуб за зуб», еще никто не отменял

 

Фигура Дениса исчезает в воздухе. Перед Дмитрием  вновь Лена, но уже сегодняшняя.

ЛЕНА

 Дима, ты дал мне слово, не делать глупостей.

 

Дмитрий пытается схватить ее за руку, но никого уже нет рядом. Сзади на его плечо ложится тяжелая рука. Он оборачивается – это отец. Какое-то время они молча идут рядом.

СОКОЛОВ

Что тебе делать, ты должен сам решать.

 

Уходит вперед, оборачивается.

СОКОЛОВ

Но помни, что убивая, ты убиваешь и часть себя. ( идет вперед)

 

Сын догоняет отца, хватает его за плечо. Тот поворачивается, Дмитрий с ужасом видит под капюшоном штурмовки свое собственное лицо.

Фигура удаляется вдаль, сливаясь с облаками.

 

 

ЗАГОРОДНЫЙ КОТТЕДЖ

Утро. Денис собирает необходимое на охоту. Он выносит из дома, и укладывает в багажник джипа палатку, емкость с мясом, и другие вещи. Одет он в просторную камуфляжную форму. Охранник с интересом наблюдает за происходящим.  Денис возвращается в свою комнату, звонит с мобильного телефона

ДЕНИС

Здравствуй, Юленька. С первым мая, тебя, моя труженица.

ЮЛЯ

Тебя также, папа с праздником.

ДЕНИС

Что мама делает?

ЮЛЯ

Спит еще.

ДЕНИС

Пусть спит. Когда проснется, скажи ей, что у меня планы поменялись. Думал сначала, провести праздники здесь, пригласить вас, сделать шашлык, потом передумал, решил отдохнуть в другом месте, куда меня пригласил старый друг. Будем с ним вдвоем без шумных компаний.

ЮЛЯ

 Хорошо папа, передам.

ДЕНИС

 Целую. Пока.

 

 

Денис достает из  ящика стола маленький ремешок с кобурой.  Из другого ящика вынимает миниатюрный пистолет. Проверяет его боеготовность. Затем садится на диван, низко наклоняется, и совершает внизу какие-то манипуляции. Его крупная спина выгибается, как большое колесо. После всех приготовлений, он выходит из дома. Заинтригованный охранник спрашивает.

ОХРАННИК

На охоту собираетесь, Денис Владимирович?

ДЕНИС

Да уж. Поохочусь.

ОХРАННИК

 Когда едем?

ДЕНИС

 Нет, Коля, я один поеду.

ОХРАННИК

 Я же отвечаю за вашу безопасность.

ДЕНИС

На охоте, я буду с другом. И к тому же бывают такие вопросы, которые надо решать самому, без свидетелей. Понимаешь?

ОХРАННИК

 Наверное.

ДЕНИС

Молодец. Ты представляешь, что у нас еще встречаются наивные мечтатели, которые всерьез думают, что осталась традиционная нравственность, вроде христианской. Не понимая, что де Сад, Ницше, Зюскинд – не литература эстетического созерцания, а руководство к действию. Понимаешь?

ОХРАННИК

         Не читал. Как вы говорите, Зюскин? Еврей какой-то?

ДЕНИС

А ты вообще что-то читаешь?

ОХРАННИК

Обижаете.  Чейза, Корецкого всего перечитал. Сейчас за Пикуля взялся.

ДЕНИС

Да ты что? Серьезно? Так ты и до «серебреного века» доберешься. Высоколобым станешь, голова в дверь не пролезет.

ОХРАННИК

Зря вы так, Денис Владимирович. Всегда подкалываете. А я ведь свое дело хорошо знаю. В бутылку с 20 метров попадаю.

ДЕНИС

Успокойся, Коля. Все нормально. Кесарю кесарево, слесарю слесарево.  Все я уехал. Если будут спрашивать обо мне, скажи, что не знаешь, где я. Или скажи, что в Москву улетел. Как хочешь.

 

 

Черный джип отъезжает от дома.

 

 

КВАРТИРА ДМИТРИЯ

Дмитрий держит в руках охотничье ружье в чехле. Вздрагивает от звука звонка в дверь. Кладет  ружье на большую спортивную сумку и открывает дверь. За порогом сын. Увидев отца в туристкой штурмовке, спрашивает.

ВИТЯ

 Привет. Ты куда-то собираешься?

ДМИТРИЙ

На охоту. Только не кому не говори.

ВИТЯ

 Как скажешь.

ДМИТРИЙ

А что ты хотел?

ВИТЯ

Фонарь большой, хотел у тебя попросить. Я же тебе говорил, собираюсь в пещеры. И Юля со мной пойдет. Это через пару дней.

ДМИТРИЙ

Будьте осторожны. Присматривай за Юлей.

ВИТЯ

Папа, не парься. Мы будем не одни. С нами спелеологи – очень опытные ребята, твоего возраста и старше.

ДМИТРИЙ

Хорошо. Возьми фонарь на антресолях.

 

Витя уходит в прихожую, возвращается с фонарем.

ВИТЯ

Давно, ты на охоту не ездил. Я вообще не припоминаю такого.

ДМИТРИЙ

Это особый случай. Главная охота в моей жизни.

ВИТЯ

Ну да!

ДМИТРИЙ

Сегодня, Витя может окончательно разрешится, то что меня волновало почти 20 лет. Справедливость должна восторжествовать.

ВИТЯ

 И это на охоте?

ДМИТРИЙ

Да. Понимаешь сын, надо все-таки так прожить свою жизнь, чтобы на все вопросы получить исчерпывающие ответы. Чтобы потом не было стыдно пред богом.

ВИТЯ

Папан, что за пафос, в духе раннего соцреализма. Говоришь так, как будто уходишь в последний бой.

ДМИТРИЙ

 Да, ты прав. Извини. Видно не то на ночь читал.

ВИТЯ

А куда ты едешь?

ДМИТРИЙ

На одно старое место, куда мой отец любил ездить. Никому не говори. Понял?

ВИТЯ

Буду молчать, как глухонемой партизан на допросе. (кладет фонарь в сумку) Я поскакал.

 

 

Витя на роликах отъезжает от подъезда отца. Черный джип притормаживает возле дома.

ДЕНИС

(из машины по мобильному)

Дима, я внизу. Палатку не бери. У меня своя в багажнике.

ДМИТРИЙ

 Уже спускаюсь.

 

Дмитрий выходит из дома и садится в черный автомобиль. Джип отъезжает от дома, выезжает на улицу, и набирает скорость.

ДЕНИС

Ты знаешь, я и мясо взял. Оно у меня в маринаде. Сделаем шашлыки, посидим, выпьем. А завтра с утра поохотимся, и поедем домой. Правильно?

ДМИТРИЙ

 Конечно.

 

Машина мчится по шоссе. У Дмитрия звонит мобильный телефон.

ДМИТРИЙ

          И в выходные дни не дают покоя.

ДЕНИС

Отключи. Я свой отключил.

 

Дмитрий отключает звук телефона

ДЕНИС

         Что-то пишешь сейчас?

ДЕНИС

 Да, пьесу набрасываю.

ДЕНИС

Я тоже пытаюсь написать одну вещь, в духе Зюскинда. Сделал наброски. Да все времени, пока не хватает.

ДМИТРИЙ

 Ты же бизнесмен. Зачем тебе литература?

ДЕНИС

Кому не хочется плюнуть в вечность.

ДМИТРИЙ

 Искусство и коммерция вещи не совместимые.

ДЕНИС

Ты уверен? Гений и злодейство вполне совместимо, а уж это и подавно.

ДМИТРИЙ

То, что ты имеешь в виду, это не искусство. Все эти перфомансы и инсталляции – чистый выпендреж. Ответь мне, разве черный квадрат и Мона Лиза совместимы?

ДЕНИС

Вполне. И там, и там есть загадка. Дима, ты безнадежно отстал от современности.

 

Джип выезжает на поляну.

ДЕНИС

 Вот и приехали. Ты это место имел в виду

ДМИТРИЙ

 Да.

ДЕНИС

Давай, ты займешься палаткой, а я займусь шашлыком.

 

 

ГОРОД

Лена, проснувшись в квартире матери, звонит с мобильного Дмитрию. В ответ – абонент в зоне недосягаемости.  Так и не дождавшись ответа, она идет в соседнюю комнату, где Юля сидит за компьютером.

ЛЕНА

Доброе утро, Юленька. С первым мая тебя.

ЮЛЯ

И тебя мама. Долго ты спала.

ЛЕНА

 Да. А где бабушка?

ЮЛЯ

На демонстрации.

ЛЕНА

Понятно. Ностальгия по прошлому. Ну что, едем к отцу?

ЮЛЯ

Мама, я забыла сказать , что у него планы поменялись. Его какой-то старый друг пригласил куда-то на природу. На охоту, что ли.

ЛЕНА

Все понятно. У него семь пятниц на неделе.

 

Возвращается в комнату, звонит мужу на все телефоны – ответа нет. Снова звонит на все телефоны Дмитрию – ответа нет.

 

 

 

 Еще раз заходит в комнату, где Юля.

ЛЕНА

Отец не говорил, куда он поехал?

ЮЛЯ

Да нет же мама, я не знаю.

ЛЕНА

Странно. Ни Денис, ни Дмитрий не отзываются.

ЛЕНА

Праздник, каждый отдыхает по своему. Может, отключили телефоны.

ЛЕНА

Оба одновременно. Что-то здесь не так. Я договаривалась с Дмитрием утром созвониться.

ЮЛЯ

Забыл, наверное. Бывает.

ЛЕНА

Нет, не нравится мне это. Юля, позвони Вите, может он знает , где его отец.

ЮЛЯ

         Мама, зачем?

ЛЕНА

Юля, это очень важно. Если они сейчас вместе, это может плохо закончится.

ЮЛЯ

 Почему?

ЛЕНА

Дочка, это очень серьезно. Я пока не могу все рассказать.

ЮЛЯ

Хорошо. (звонит Вите )  Витя, привет. Ты не знаешь, где сейчас твой отец?

ВИТЯ

(сидя за компьютерной игрой)

 Понятия не имею.

 

ЛЕНА

(стоящая рядом, шепотом)

 Спроси, когда он видел его в последний раз.

ЮЛЯ

Витя, когда ты видел его в последний раз? Только не ври, а то я с тобой поссорюсь.

ВИТЯ

Сегодня утром.

ЮЛЯ

Какие у него были планы?

ВИТЯ

Я не знаю. Юля, не отвлекай. Мне такую игру классную принесли. Пока

ЛЕНА

 Он дома?

ЮЛЯ

 Да, сидит на компе, играет.

ЛЕНА

Поехали к нему. Я не верю, что он ничего не знает.

 

Машина с Леной и Юлей мчится по городу.

 

 

ДВОР

Лена, Юля и Витя во дворе.

ЛЕНА

Витя, где твой папа? Это очень важно. Я уверена, что ты знаешь, где он.

ВИТЯ

Я не знаю.

ЛЕНА

Не ври.

ЮЛЯ

Говори правду.

ВИТЯ

Я не могу сказать. Я дал слово.

ЛЕНА

Если твоего отца сегодня убьют, или он сам станет убийцей, то ты останешься со своим  словом. Ты этого хочешь?

ВИТЯ

Я толком не знаю. Он сегодня утром был какой-то странный. Говорил, что справедливость наконец-то восторжествует.

ЛЕНА

Куда он поехал?

ВИТЯ

Он прямо не сказал. Я понял лишь, что он будет с каким-то человеком на любимом месте своего отца. Взял охотничье ружье.

ЛЕНА

Взял ружье?!  Никому ничего не говорите.

 

Бежит к машине, садится за руль. Юля бежит следом.

ЮЛЯ

 Мама, я с тобой.

 

Заскакивает в машину. Автомобиль срывается с места.

ВИТЯ

 А я?!

 

 

ЗА ГОРОДОМ

Вечер. Ранние сумерки. Палатка, поставленная на поляне. Несколько сосен. Черный джип. Тлеет потушенный костер.

За раскладным столиком, на таких же стульях сидят Денис и Дмитрий. На столе шашлык, овощи,  большая бутылка водки, бутылка коньяка, банки с пивом. Недалеко два расчехленных ружья.

ДЕНИС

 (попивая пиво)

Хорошо здесь, тихо. Солнце идет к закату. Красота

ДМИТРИЙ

Да, только на природе, человек может почувствовать свою первозданность. Где нет этой навязчивой цивилизации с ее суетой, политикой.

ДЕНИС

Ты прав. Но от жизни никуда не денешься. Не в монахи же идти?

ДМИТРИЙ

Сейчас, по-моему, и монахи становятся политиками.

ДЕНИС

Значит такое время на дворе:  «И не церковь, не кабак, ничего не свято, нет ребята все не так, все не так ребята».

ДМИТРИЙ

Двадцать лет назад, мы мечтали о другом. Будущее нам виделось не в таком непотребном свете.

ДЕНИС

Тебе не нравиться свобода?

ДМИТРИЙ

Это не свобода. Ты считаешь, что это потребительство,  пожирающее души людей, жажда денег и власти любой ценой, есть свобода? Нет, я так не думаю.

ДЕНИС

Перебродит. Дорогой мой, надо жить в согласии со своим временем. Идеала никогда не было. Почитай классиков – они тоже всегда были недовольны своим временем.

ДМИТРИЙ

Ты считаешь, теперешнее свинство, чем-то оправдано?

ДЕНИС

Ерунда. Обычное  российское «смутное время». Я ж тебе говорю, со временем все устаканится. Мой отец генерал КГБ Шадрин любит пофилософствовать на тему -  власть и народ. Он говорит, в народе есть две составляющие; высокая ангельская и низкая свинская. Задача власти быть задвижкой, которая удерживает низкое от выхода наружу. В 90-е  годы наше слабое  государство открыло, или не удержало эту задвижку, и свинья выскочила наружу, вожделенно захрюкав.

ДМИТРИЙ

 До сих пор хрюкает.

ДЕНИС

А вот сейчас, пришло время загнать свинью обратно в подполье. Что и будет сделано.

ДМИТРИЙ

Думаешь, это так просто?

ДЕНИС

Если им это надо (показывает наверх), они это сделают.

ДМИТРИЙ

 И как это получится без насилия?

ДЕНИС

Дима, не парь себе мозги. Это не наша  забота. Пусть в Кремле об этом думают. Давай лучше за наших детей выпьем. Они исправят наши недоработки. 

 

Денис наливает в стопки водку. Они выпивают.

ДМИТРИЙ

Самая удобная позиция, говорить, что наши дети, за нас все потом доделают и исправят.

ДЕНИС

А почему бы и нет? Как тебе моя Юля? Я, конечно, хотел сына, но теперь не жалею. У нее мой характер. В жизни не окажется на последних ролях. И я  помогу. Я слышал, ты у нее чуть ли не кумир. Между вами там, ничего такого не было?

ДМИТРИЙ

Не говори ерунду.

ДЕНИС

А что? Я серьезно. Я бы не отказался от такого зятя, как ты. Выглядишь ты гораздо моложе своих лет.

ДМИТРИЙ

Перестань. Мой сын к ней по моему не равнодушен. Но он еще мальчик, боится женского пола. Да и Юля не такая страстная, как ее мать.

ДЕНИС

Да уж. Наши дети немного декоративные растения, выросшие в тепличных условиях. Мы были другие. Наши дети, лишь слабые наши копии. Нет нашей энергетики. Не та потенция. Я где-то читал, что процент изнасилований сейчас стал гораздо меньше, чем в наши времена. Хотя, число убийств заметно выросло. Нет в этом поколении сексуального огня. Я в их годы, членом орехи колол, да и сейчас еще кое-чего могу.

ДМИТРИЙ

По твоей логике получается, что им убивать интересней, чем овладевать, чем-либо, или кем.

ДЕНИС

Получается так. Но зато в них больше практичности. Они умеют считать и зарабатывать деньги. Ты этому и сейчас не научился. А они все хотят стать Ротшильдами.

ДМИТРИЙ

 Не приложив, к этому никаких сверхусилий.

ДЕНИС

А мы им поможем. Давай еще выпьем. (наливает водку и выпивает свою стопку)

ДМИТРИЙ

         (смотрит по сторонам)

 Тебе знакомо это место?

ДЕНИС

Да, вроде.

ДМИТРИЙ

 Любимое место моего отца.

ДЕНИС

Вот, давай его и  помянем. Достойный был человек. Я его очень уважал. (наливает стопку, выпивает) Слава богу, скоро его убийца получит по заслугам. Чего ты не пьешь?

ДМИТРИЙ

 А я ведь знаю, кто его убил.

ДЕНИС

Конечно, знаешь.

ДМИТРИЙ

Знаю. Ты ведь его  убил.

ДЕНИС

Ты с ума сошел!

ДМИТРИЙ

Денис, давай без театра. Лена мне все рассказала. Она же тоже была здесь, когда это произошло.

 

 

Небольшая пауза. Денис наливает себе стопку водки, выпивает. Закуривает сигарету. Смотри прямо в глаза Дмитрию.

ДЕНИС

Ну хорошо. Раз ты все знаешь, будем играть в открытую. Я ведь действительно его очень уважал, хотел быть на него похожим. Но и ненавидел одновременно. Завидовал. Ты помнишь, когда я поклялся, что любой  ценой отобью у него Лену. Ты тогда сделал вид, что ничего не понял. Ушел в кусты. Меня бесила и угнетала мысль, чем я двадцатилетний столичный парень, хуже сорокапятилетнего мужчины, в глазах девушки. А она, от его одного вида млела. Сильно он девчонке закружил голову.

ДМИТРИЙ

 Может, она его любила.

ДЕНИС

По моему она вас обоих любила. Только не могла сделать выбор между желторотым птенцом и матерым волчиной. Тебя она держала на потом. А я тогда мальчишка-волчонок, решил не сдаваться, доказать всем, что у меня тоже есть характер. Это ведь я ему предложил состязание, вроде рыцарского турнира. Первым туром были прыжки с парашютом. Помнишь? Мы с ним поспорили, кто больше выдержит затяжной прыжок. Тогда мои нервы оказались сильнее.

ДМИТРИЙ

 Он просто нес ответственность за твою жизнь.

ДЕНИС

Хорошо. Но я то думал, что набираю очки в глазах Лены. Я  ошибался. Она была по прежнему, на его стороне. Он был просто непробиваем, его абсолютная уверенность в себе, меня подавляла. У тебя сохранились его чучела?

ДМИТРИЙ

Да.

ДЕНИС 

Когда я их впервые у него увидел, а это было в тот самый день, когда мы застали  у него Лену. Помнишь? Конечно, помнишь. Мне так, тогда захотелось превратить его в такое же чучело.

ДМИТРИЙ

 Мерзавец.

ДЕНИС

С твоей бесхребетной  позиции, конечно. Ты боялся соперничать с родным отцом. А я с детства знал, что не надо ничего  бояться, нет никаких преград, если их не признаешь. Я его ненавидел, но и повторяю уважал, может даже по своему любил. Когда я увидел его мертвое лицо, и он на моих глазах стал превращаться в чучело, я испытал непередаваемое наслаждение, почти оргазм. Испуг пришел позже. Такого удовлетворения я не испытывал больше никогда в жизни. Тебе кишкотонкому этого не понять. Ты не то, что человека, ты и муху не в состоянии убить.

ДМИТРИЙ

 Подонок!!!

 

Он  переворачивает стол, бьет Дениса по лицу. Завязывается драка.

 

 

На шоссе, в метрах 200 от поворота на поляну, стоит огромный грузовик. Мужчина в кабине разговаривает по радиотелефону.

МУЖЧИНА

  Объект пол контролем. Он не один. Понятно.

 

 

 

 

Шоссе. Автомобиль «Аудио»  мчится по трассе. Лена и Юля в машине.

ЛЕНА

Только бы успеть, иначе они поубивают друг друга. Он еще не знает, на что тот способен.

ЮЛЯ

Кто не знает?

ЛЕНА

Дима.

 

Юля внимательно смотрит на мать.

 

 

ПОЛЯНА

Драка  проходит с переменным успехом. В итоге более тренированный, и более трезвый Дмитрий берет вверх в поединке, отправляя соперника в нокдаун. Затем Дмитрий хватает охотничье ружье, приводит его в боевое состояние, и направляет на Дениса.

ДЕНИС

Ну что дальше? Убьешь меня?

ДМИТРИЙ

 Мне бы этого очень хотелось.

ДЕНИС

Тогда вперед. Хочешь мне отомстить за отца, или за то, что я увел Лену от вас обоих?

ДМИТРИЙ

С каким бы удовольствием, я всадил бы тебе пулю между глаз, за все. Ты хотел использовать меня в своей грязной игре, спекулируя моей памятью об отце, моим чувством вины перед ним.  Третьего мая материала против Чернышева не будет. Я распорядился опечатать типографию. Без моего разрешения ребята не будут набирать эту хрень. Убить бы тебя гада.

ДЕНИС

Попробуй. Стреляй, если сможешь. Но ты на это не способен.

ДМИТРИЙ

Не провоцируй меня. Я не буду тебя убивать. Сейчас ты напишешь признание в убийстве Соколова В.И. Тебя  будут судить.

ДЕНИС

Ты это серьезно? Свежий воздух и 200 грамм водки, так помутили твой рассудок?  Разве Лена забыла тебе сказать, что твой донос на отца у меня? Твоя мать будет не в восторге, прочитав его. Мою вину ты все равно не докажешь, улик нет, а мать свою убьешь. Не говоря уже о твоей репутации порядочного человека, в городе. Интеллигентская общественность не любит обнаруженных доносчиков, она предпочитает «постукивать» втихаря. Ты же не сможешь переступить через свою мать, через общественное мнение.  Не сможешь! У тебя один выход – убить меня.

 

 

«Аудио» Лены поворачивает с трассы на поляну. Это попадает в поле зрения мужчины, сидящего в кабине грузовика.  Он говорит кому-то по радиотелефону.

МУЖЧИНА

 К объекту проследовала желтая «Аудио». Понял.

 

ПОЛЯНА

Дмитрий держит под прицелом Дениса.

ДМИТРИЙ

Мерзавец! Ты отнял у меня отца, любимую девушку, все! И ты уверен, что я не прострелю твою подлую голову!

ДЕНИС

Попробуй. Убить человека, это не донос написать.

 

Дмитрий стреляет, пуля проходит рядом.

ДЕНИС

 Не попал.

 

Еще одни выстрел, мимо. Непонятно сделан он специально мимо, или стрелявший промахнулся.

 

 

Из подъехавшей машины выскакивают Лена и Юля.

ЛЕНА

 Не надо Дима! Не делай этого!

ДМИТРИЙ

Я убью его! Хорошо, что ты здесь. Ты когда-то спрашивала меня, способен ли я убить человека? Помнишь? Теперь я созрел для этого.

ЛЕНА

Не делай этого. Не надо. Убив его, ты станешь таким же, как он.

ДМИТРИЙ

Ты считаешь меня лучше?

ЛЕНА

 Ради моей любви к тебе, не делай этого.

ДМИТРИЙ

 Ты меня любишь?

 

Лена кивает.

ДЕНИС

Браво, признание Татьяны, Онегину. Значит, ты дорос до уровня своего отца.

ЛЕНА

(Денису)

 Заткнись.

Обращается к Диме.

ЛЕНА

Он будет наказан по закону. (достает из сумочки лист бумаги) Вот этот проклятый донос.  (поджигает бумагу зажигалкой) А вот десантный жетон Соколова. Этот негодяй хранил его, как трофей, и собирался подбросить Чернышеву, как улику против него.

ДЕНИС

Откуда у тебя все это?  Это же было в моем сейфе. Я один знал его код.

ЛЕНА

Эх, ты комбинатор хренов. Неужели ты думал, что я за столько лет, живя с тобой вместе, не узнала, что твой секретный шифр – это дата, месяц и год твоего рожденья. Но и это еще не все.

 

Лена берет лопатку и роет яму в метре от одной сосны.

ДЕНИС

 Ты кому-то могилу роешь, дорогая?

 

Из вырытой небольшой ямы, Лена извлекает нож и маленький кассетный магнитофон. Складывает все в пакет.

ЛЕНА

Это знакомые тебе вещи? А ты говоришь, нет доказательств. Еще будут мои показания. Может быть и генерал Шадрин согласиться помочь. Лена с пакетом подходит к Дмитрию.

ЛЕНА

 Я же просила тебя, не пороть горячку.

Юля, ошарашенная всем происходящим, подбегает к отцу.

ЮЛЯ

 Папа, это все, правда?

ДЕНИС

 Интересное кино получается.

 

Сидя, он подтягивает носок на правой ноге. Внезапно выхватывает из под штанины пистолет. Левой рукой хватает дочку за шею, прикрывшись ее, а правой приставляет пистолет к ее виску.

ДЕНИС

Брось ружье, Дима. Иначе у Юленьки в голове будет дырочка.

ЛЕНА

Подонок!

ДЕНИС

Я жду. Вы, что сомневаетесь в моих намерениях?

ЛЕНА

Дима, брось ружье. Он на все способен.

 

Дмитрий бросает на землю ружье.

ДЕНИС

Оставьте на земле пакет, и отойдите к палатке.

 

Дмитрий и Лена отходят к палатке.

ДЕНИС

Иди  девочка к маме. Успокойся. Я бы тебя не убил. Но хороший блеф, дорогого стоит. Не правда ли друзья?

 

Дмитрий, Лена и Юля стоят возле палатки. Денис,  левой рукой забирает ружья, и кладет их в машину, туда же попадает и пакет с уликами. Все это время правая рука держит под прицелом его оппонентов.

ДЕНИС

Господа, спектакль закончился. По моему, вы меня не до оценили. Вам не кажется? Давно, я не испытывал такого удовольствия, как сегодня. Дима, ты в роли убийцы был хорош. Но это роль тебе не по плечу. (пьет коньяк из горлышка бутылки) Но все равно, пощекотал мне нервы. Когда ты в меня стрелял, это было что-то, вроде русской рулетки. Я, правда, не понял, ты специально стрелял мимо, или промахивался? А этих улик (кивает на пакет в машине) мне, как раз и не хватало. А вообще-то господа, давайте искать консенсус. Ведь жизнь продолжается. Давайте будем считать, что здесь ничего не произошло. А что касается Диминого доноса, у ведь есть копии. Уничтожение оригинала ничего не меняет. Дима, если 3 мая материалы о Чернышеве не будут в газете, то тогда твоя мать получит копию твоего доноса. Подумай. Ты же любишь, это делать? Будьте здоровы, друзья. (попивая коньяк) по моему дождь начинается. (садится в машину) Я  думаю, мы еще подружимся.

 

 

Джип отъезжает.

ЛЕНА

 (обращаясь к Дмитрию)

Что будешь делать?

ДМИТРИЙ

Не знаю.

ЛЕНА

Я к нему больше не вернусь. Что ты решил?

 

Дождь усиливается, все бегут к машине

 

 

Джип Дениса выезжает на шоссе, и поворачивает в противоположную от города сторону. У Дениса звонит радиотелефон.

ДЕНИС

Да, Игорь Владиславович. Все идет по плану. Что?!

Не может быть!

 

 

Мужчина в грузовике, разговаривает по радиотелефону.

МУЖЧИНА

 Объект выехал на трассу.  Понял.

 

Грузовик трогается с места.

 

 

Отпивая из бутылки коньяк, Денис едет дальше. Навстречу, ослепляя фарами, движутся встречные машины.

 

 

«Аудио» выезжает с поляны на трассу. Машина едет по шоссе в город.

ДМИТРИЙ

 Неужели справедливости, нет?

ЛЕНА

Кто знает?

ДМИТРИЙ

 Или, чтоб справедливость была, надо стать убийцей?

ЛЕНА

Нет. Хорошо, что ты им не стал. Я почти 20 лет прожила с убийцей.

ДМИТРИЙ

 Пол часа назад, я им тоже мог стать.

ЛЕНА

 Не стал же.

ДМИТРИЙ

Неужели я мог его убить?

ЛЕНА

Нет, Дима, ты не рожден быть убийцей. Ты как чеховский дядя Ваня, стреляешь, но не убиваешь. И, слава богу, что так все закончилось. Человек не зверь, не волк. Не в этом его сила. В конце концов, волки всегда погибают, даже благородные. Тебя домой?

ДМИТРИЙ

 Отвезите меня к матери.

 

 

 

Поздний вечер. Дмитрий звонит в дверь квартиры. Мать открывает.

МАМА

Ты весь мокрый. Где был, что под дождь попал? А у нас дождя не было.

ДМИТРИЙ

За городом был, мама, на маевке. Друзья только что привезли.

МАМА

Правильно сделал, что зашел. Сейчас чай с пирогом попьем.

 

Дмитрий заходит в комнату, видит цветы на столе.

 

Мать и сын, сидя за столом, пьют чай.

МАМА

 Внук заходил, поздравил. Цветы принес.

ДМИТРИЙ

Витька?  Обо мне ничего не говорил?

МАМА

Нет. А что случилось?

ДМИТРИЙ

 Ничего, все нормально.

МАМА

Ну, как твои дела?  Что твой старый знакомый, теперешний твой начальник, помогает раскопать отцовскую историю?

ДМИТРИЙ

Да мама, кое-что проясняется.

МАМА

 Слава богу, а то умру, и не узнаю правду.

ДМИТРИЙ

Тебе еще рано умирать. Ты уверена, что, правда, всегда нужна? Что справедливость всегда должна восторжествовать?  То что, всем обязательно должно воздаться по их делам?

МАМА

Конечно, сын. А как иначе? Тогда, какой вообще смысл во всем?

ДМИТРИЙ

Наверное, ты права?

МАМА

Что-то у тебя вид усталый. Не отдохнул?

ДМИТРИЙ

Да так. Думаю все об одном.

МАМА

О чем, если не секрет?

ДМИТРИЙ

Мама, а можно ли простить сына, если он написал донос на родного отца. Пусть это, и не имело никаких последствий?

МАМА

 Дима, о чем ты? Что Витька, на тебя донос написал?

ДМИТРИЙ

Да, нет, мама. Это я такой сюжет для своей новой пьесы придумываю.

МАМА

Напишешь, дашь почитать. А так сразу, я сказать не могу. Донос на отца, конечно, это большая подлость. А в чем, там у тебя фабула?

ДМИТРИЙ

Расскажу, потом. Вообще-то это случай из реальной жизни.

МАМА

Давай, после новостей. Я ведь сегодня на демонстрацию ходила. Может, себя по телевизору увижу. Хорошо? (включает телевизор)

ДМИТРИЙ

Ходила на демонстрацию? Ностальгируешь по прошлому?

МАМА

 Скорее по ушедшей молодости.

 

По телевизору идет обзор местных новостей 1  мая. Неожиданно, праздничное выражение лица диктора сменяется на серьезную мину.

ДИКТОР

Срочное сообщение. Несколько часов назад, в 200 километрах от города произошло крупное ДТП. В результате  аварии, погиб известный бизнесмен Шадрин Денис Владимирович, находившийся в нашем городе, по предвыборным делам. Возможная причина аварии – мокрая дорога и нетрезвое состояние, сидевшего за рулем. Ведется следствие.

ДМИТРИЙ

 Вот те на.

МАМА

Какое горе близким.

ДМИТРИЙ

Его смерть, мама, теперь все закрыла. Правды о смерти отца, ты теперь не узнаешь.

МАМА

 Жаль. Я 20 лет надеялась

ДМИТРИЙ

Мама, я тебе точно, только одно скажу, Чернышев к этому не причастен

МАМА

Да? А я на него все время думала. Жаль, что правду не узнаем.

ДМИТРИЙ

Ты думаешь, людям всегда нужна, правда? Разве с ней можно жить?

 

Он вспоминает.

 

 

ТИТРЫ (2 МАЯ 1989 ГОДА)

Площадь возле здания обкома партии. На площади митинг студенческой молодежи. Молодые люди держат в руках плакаты, на которых написано «Где профессор Соколов?», и скандируют – палачи, палачи.

 

Из окон дома за этим наблюдают 1-й секретарь обкома, начальник городской милиции, и Шадрин.

1-ЫЙ СЕКРЕТАРЬ

Что делать? Куда делся ваш Соколов?

ШАДРИН

Понятия не имею. Найдена только его машина.

1-ЫЙ СЕКРЕТАРЬ

Что делать? Если они ворвутся в здание, они разорвут нас.

ГЕНЕРАЛ МИЛИЦИИ

Сейчас вызову подкрепление, спецназ с дубинками и газом. Разгоним всех к чертовой матери.

1-ЫЙ СЕКРЕТАРЬ

Нельзя. 2 мая. Будет скандал.

ШАДРИН

Не надо спецназа. Я знаю, что делать. Что там за концертная площадка?

1-ЫЙ СЕКРЕТАРЬ

Хотели сегодня, бесплатный концерт духовой музыки для народа устроить. Военный оркестр сейчас должен прибыть.

ШАДРИН

Не надо оркестра. Я вижу, там есть аппаратура. Врубайте рок- музыку. Вызывайте ведущего. Отдайте приказ через горком комсомола.

1-ЫЙ СЕКРЕТАРЬ

 Это поможет?

ШАДРИН

 Делайте, что я говорю. Увидите.

 

 

На площади, в 20 метрах от протестного митинга, начинает звучать современная молодежная музыка, под комментарии развязного ди-джея.

Достаточно быстро, митингующая, возле здания обкома, молодежь рассеивается, и стекается   к извергающим буйные ритмы, динамикам, образуя пританцовывающую толпу.   Дима и еще несколько ребят остаются в одиночестве.

 

 

Из окна обкома.

ШАДРИН

Я же говорил. Психология толпы. Более заманчивый позыв вытесняет предыдущий.

1-ЫЙ СЕКРЕТАРЬ

 И где же их принципы?

ШАДРИН

 У толпы? Как всегда, ниже пояса.

 

 

 

НАШЕ ВРЕМЯ

Уютное городское кафе. (где встречались Дмитрий и Лена)

В зале, за столами, накрытыми обильной закуской и выпивкой,  сидят сотрудники газеты и работники охраны Дениса Шадрина. Отдельно за столом сидят Лена  и Дмитрий, здесь же Юля и Витя. На стене портрет покойного с траурной лентой. Охранник (любитель Чейза и Корецкого), предлагает помянуть Дениса.

ОХРАННИК

Давайте помянем, Дениса Владимировича. Большая утрата для всех нас. Сильный был человек, таких сейчас не хватает нашей стране. И такая нелепая смерть.

 

Все присутствующие выпивают. В дальнейшем, уже  с аппетитом едят и пьют без поминальных тостов.

 

Разговоры среди поминающих:

         —Здесь похоронят?

         —Нет, конечно. В Москву повезут. Отец сегодня

прилетел за телом.

         —А кто его отец?

         —Не знаешь? Генерал КГБ. Сейчас на пенсии.

         —Сюда придет?

         —Кто знает?

         —Говорят, губернатор заедет, выразить   

соболезнование.

         —Чернышев? Так они же были враги.

         —Дипломатия.

 

 

К кафе подъезжает черный «Мерседес». Из него выходит отец Дениса – Шадрин В. И.   Он заходит в кафе. Ему уступают место  возле невестки и внучки. В зале становится тихо. Лена наливает свекру водку в рюмку. Шадрин встает.

ШАДРИН

Помянем покойного. (выпивает, садится за стол) Пейте, ешьте, меня не стесняйтесь. Покойный любил застолье.

ЛЕНА

Нормально долетели Владимир Иванович?

ШАДРИН

Нормально. Завтра полечу обратно, вместе с сыном. Ты со мной?

ЛЕНА

 (после небольшой паузы)

Да.

ДМИТРИЙ

 Владимир Иванович, мне надо с вами поговорить.

ШАДРИН

Хорошо, чуть позже.

 

 

В зал входит губернатор Чернышев. Он подходит к родственникам покойного, выражает соболезнования. Выпивает одну рюмку. Затем, принося извинения, объясняя своей занятостью, откланивается. Дмитрий идет за ним следом, застигая Чернышева, на выходе.

ДМИТРИЙ

 Николай Иванович, можно вас на минутку.

ЧЕРНЫШЕВ

Я слушаю.

ДМИТРИЙ

Я Белый – сын Соколова.

ЧЕРНЫШЕВ

Я знаю.

ДМИТРИЙ

Николай Иванович, я хотел перед вами извинится, за те материалы, которые были в газете против вас. Меня ввели в заблуждение, спекулируя памятью об отце.

ЧЕРНЫШЕВ

Я знаю. Но того человека, который ввел вас в заблуждение, теперь уже нет.

ДМИТРИЙ

Извините, я ведь все эти годы вас подозревал.

ЧЕРНЫШЕВ

Не удивительно. Мы в вашим отцом были соперники. Но к его гибели, я отношения не имею. Хотя тогда, может по молодости,  если сказать честно, всякие гнусные мысли в голове мелькали. Но видно, бог спас от греха. До уголовщины я никогда не опускался.

ДМИТРИЙ

 Извините.

ЧЕРНЫШЕВ

Все нормально. Инцидент исчерпан.

ДМИТРИЙ

 Я принесу извинения в газете. Ведь скоро выборы.

ЧЕРНЫШЕВ

Вы, что не слышали? Выбор отменили. Наверху посчитали, что рано еще нам играть в демократические игры. Заигрываемся. По решению президента, я остаюсь губернатором. А газета «Независимый голос» была незаконно куплена Шадриным, и его группой. Сегодня арбитражный суд опротестовал, и отменил эту сделку.

ДМИТРИЙ

Значит, вернется прежний редактор, Кушлинский?

ЧЕРНЫШЕВ

Нет, Дмитрий. Работайте, нам нужны честные независимые журналисты. Извините, спешу. Мне сегодня, еще вице-премьера встречать. До свиданья.

ДМИТРИЙ

До свиданья.

 

Джип с губернатором уезжает. Дмитрий смотрит ему вслед.

Из кафе на улицу выходят перекурить Шадрин и Лена.

ДМИТРИЙ

 А выборы-то отменили в результате.

ШАДРИН

Ну и правильно, коль не доросли.

ДМИТРИЙ

 (беря Шадрина за руку)

 Владимир Иванович, извините, может я не кстати, но вы завтра улетаете.

ШАДРИН

 Я слушаю.

ДМИТРИЙ

Я все знаю. Я о том, что произошло 20 лет назад.

ШАДРИН

(кивает на Лену)

 Я догадался.

ДМИТРИЙ

Владимир Иванович, где могила моего отца?  Вы же знаете.

ШАДРИН

(после небольшой паузы)

Поехали.

ЛЕНА

 Я с вами.

 

Шадрин, Дмитрий и Лена садятся в «Мерседес». За рулем водитель. Машина набирает скорость. Шадрин рядом с водителем. Лена и Дмитрий сзади.

 

Машина, выехав за город, движется по шоссе.

ШАДРИН

 (оборачиваясь к Дмитрию)

 Дмитрий, сегодня, когда у тебя самого есть сын, ты можешь меня понять. Я не мог тогда поступить иначе. Ты бы на моем месте поступил бы также.

ДМИТРИЙ

Я не знаю, как я бы я поступил на вашем месте, но я вас понимаю.

 

 

 

 

 «Мерседес», в котором Шадрин, Лена и Дмитрий, подъезжает к кладбищу, находящемуся в районном центре.

ДМИТРИЙ

 Но ведь, не здесь, была найдена папина машина?

ШАДРИН

Нет.

ДМИТРИЙ

А, ну да, вы же старый разведчик. Профессионально умеете заметать следы.

ШАДРИН

 (вздыхая)

  Когда это произошло, то машина была перегнана в Ленинск, а Виктора я похоронил здесь. Сторожу сказал, что это мой брат. Он за могилой присматривает.

 

 

Шадрин, Лена и Дмитрий выходят из машины, и идут по аллее кладбища. Шадрина приветствует седой старик.

СТАРИК

 Доброго здравия, вам Владимир Иванович. Два года не приходили.

ШАДРИН

Болел, Петрович.

СТАРИК

За могилой вашего брата я присматриваю, все как положено.

ШАДРИН

(вынимая из бумажника деньги)

 Спасибо, старик.

СТАРИК

Я же не ради денег, а по человечески.

ШАДРИН

 Бери, выпей за упокой его души.

СТАРИК

 Благодарствую. Как ваши дети, внуки?

ШАДРИН

 Внучка, нормально – учится. А сына я на днях потерял.

 

СТАРИК

Вот горе-то, какое. Как это случилось?

ШАДРИН

 Иди старик, не трави душу.

 

 

Шадрин, Лена и Дмитрий подходят к ухоженной могиле с оградкой. Дмитрий видит скромный, но оригинальный памятник. Он представляет собой, сделанный из камня, кусок ствола дерева с пересекающей по диагонали трещиной. На памятнике фото  двадцатилетнего Соколова. Под ней надпись,  Соколов и годы жизни.

ШАДРИН

 Фотографию в архиве взял, у меня там есть люди.

ДМИТРИЙ

Это вы памятник поставили?

ШАДРИН

Да. Я ему обязан. Он мне жизнь много лет назад спас. Памятник я поставил через год.

ДМИТРИЙ

 И вы столько лет молчали?

ШАДРИН

А как бы ты поступил на моем месте, имея сына убийцу? Что-то мне не по себе. Флягу с коньяком, забыл в машине.

ЛЕНА

Вам нельзя много пить, Владимир Иванович. У вас же целый букет болезней.

ШАДРИН

Об этом уже поздно говорить. Лена, я вижу возле церкви, бабулька цветы продает. Сходи, купи.

 

 

Лена идет за цветами.

ШАДРИН

Давай, Дмитрий, постоим несколько минут молча. Потом помянем Виктора в машине. Жаль, что не такие люди, как он сейчас у власти в стране.

 

 

В это же время, к соседней, довольно свежей могиле с крестом, подходит компания, состоящая из четырех человек. Все уже навеселе; мужчина 50 лет, два его сына, один из которых с молодой девахой, вероятно женой. Один из парней вынимает из хозяйственной сумки 2 бутылки водки, стаканы, и не хитрую закуску. У девахи,  в руке кассетный магнитофон. Брат замечает, что одна бутылка, почти на половину опорожнена. Это не приводит его в восторг.

КОЛЯ

Петька, тебе ничего нельзя поручать. Ты сучок, пол бутылки по дороге всосал.

ПЕТЬКА

 Один глоток сделал, Колька.

 

Мужчина берет магнитофон из девахи.

МУЖЧИНА

 Кассету , ту поставила?

ДЕВКА

Конечно, папа – Пугачиху.

МУЖЧИНА

(разливая по стаканам водку)

Помянем Аньку. Говорил ей, не бери в магазине  шкалик, нельзя то пить. Николаевна, наша, хоть вонючий самогон гонит, но у нас еще никто от него не скопытился.

 

Все выпивают.

ПЕТЬКА

 Да, жалко, мамку.

 

Брат, Коля, более агрессивный, показывает глазами на Шадрина и Дмитрия.

КОЛЯ

Видали, на мерсе приехали. Я, на такую, за всю свою жизнь не заработаю.

ДЕВКА

С ними, еще баба, вон возле церкви, цветы покупает. Явно, явно москвичи, я их блядей, за километров чую

МУЖЧИНА

Ладно, Катя, поставь Анькину любимую.

 

Деваха включает магнитофон, из него раздаются кабацкие интонации Аллы Пугачевой.  Она поет «Настоящий       полковник», или что-то в этом роде, такой же образец «высокого искусства».  Колька специально делает громче звук.  Шадрин, не выдерживая, делает компании замечание.

ШАДРИН

Господа, постыдитесь. Это все-таки кладбище, а не кабак.

КОЛЬКА

А не пошел бы ты на хрен, папаша. Господа в Москве, там и командуй. А у нас еще товарищи.

ШАДРИН

У вас хоть что-то святое осталось, совесть, наконец, какая-то?

КОЛЬКА

Там, где была совесть, вырос хрен. А святое у нас, вот. (кивает на водку)  Вы гады, на мерсах раскатываете, а нам остается только самогон жрать, чтобы от тоски не сдохнуть.

 

Шадрин, отойдя на шаг назад, неожиданно оседает на землю, держась рукой за сердце. Дмитрий, едва успевает его подхватить, усадив на могилу. Шадрин тяжело дышит.

МУЖЧИНА

Выключи музыку, Колька. Видишь мужику плохо.

 

Дмитрий растерявшись, не знает, чем помочь Шадрину.

ДМИТРИЙ

 Где у вас таблетки, Владимир Иванович?

 

Шадрин не в силах ничего ответить. Подбежавший с соседней могилы мужчина, отталкивает Дмитрия.

МУЖЧИНА

Отойди.  Я знаю, что надо делать. Он расстегивает ворот рубашки Шадрина, оттягивает галстук. Затем другой рукой вливает ему в рот водку. После, слегка бьет по лицу.  Через несколько секунд после глотка живительной влаги, жизнь к пострадавшему возвращается. Он открывает глаза, возле него уже собралась вся честная компания.

ШАДРИН

 Спасибо.

КОЛЬКА

Вот, и я говорю, если не похмелишься, то не человек. А вы, видно, папаша, на днях хорошую банюру дали.

ШАДРИН

 (кивая)

  Спасибо, товарищи.

ДЕВКА

 Беречь себя надо, папаша, не молодой уже.

 

 

Лена, вернувшаяся с цветами.

ЛЕНА

Что здесь происходит?

ДМИТРИЙ

Владимиру Ивановичу стало плохо. Спасибо, люди помогли.

МУЖЧИНА

Да ладно уж, что мы не человеки. А кто у вас тут лежит?

ШАДРИН

 Мне как брат, а ему отец.

 

Мужчина наливает всем по сто грамм.

МУЖЧИНА

Давайте, помянем. А у нас мамка померла, водкой паленной отравилась.

 

Все выпивают.

ШАДРИН

Но мы пойдем, я хочу еще в церковь зайти.

 

Вынимает деньги, протягивает мужчине.

МУЖЧИНА

Обижаете, мы же не ради денег, а по людски. Разве мы не русские люди, не православные?

ШАДРИН

 Спасибо, товарищи.

 

Лена, Дмитрий и Шадрин направляются к церкви.

 

 

В убогой, покосившейся церкви, Лена, Шадрин и Дмитрий, поставив свечи за упокой душ умерших, и помолившись у главного иконостаса, выходят наружу. Они идут к выходу. А там, где находится «честная компания», в самом разгаре безобразная пьяная сцена, переходящая в мордобой. Людям не хватило водки.

ПЕТЬКА

Не надо было московским наливать. Помогли старому, и будя.

КОЛЬКА

Не в этом дело. Ты крыса, по дороге пол бутылки всосал. Все из-за тебя гнида.

ПЕТЬКА

Я схожу к Петровичу, у него одолжу. У него всегда есть.

КОЛЬКА

Мне не сейчас надо, а сию секунду. Ты, что не понимаешь, что мне 150 грамм для счастья не хватило. Падло!  (бьет его по лицу)

ПЕТЬКА

 Батя!

 

Шадрин наблюдает всю эту непотребную сцену жития –бытия российской глубинки.

ШАДРИН

         Такая нелепая, неуклюжая страна – эта наша Россия.

 

 

Мерс едет по дороге. Шадрин, глотнув коньяка из фляги, просит водителя поставить диск.

ШАДРИН

 Поставь, Володю.

 

Звучит песня Высоцкого:

 «В синем небе, колокольнями проколотом

Медный колокол, медный колокол

То ль возрадовался, то ли осерчал

Купола в России кроят чистым золотом, чистым золотом,

Чтобы чаще господь замечал.

Я стою, как перед вечною загадкою,

Пред великою да сказочной страною

Перед солоно да горько кисло-сладкою,

Голубою, родниковою, ржаною.

В грязь, вьючив коня жирной да ржавою,

Вязнут лошади по стременам

Но влекут меня сонной державою,

Что раскисла, опухла от сна.

Словно семь покатых лун

На пути моем встает.

То мне птица Гамаюн

Надежду подает.

Душу стертую утратами да тратами,

Душу сбитую перекатами,

Если до крови лоскут истончал,

Залатаю золотыми я заплатами,

Чтобы чаще господь замечал».

 

 

 

Утро следующего дня. Аэропорт. Дмитрий провожает Лену и Шадрина.

ЛЕНА

Я сказала Юле, чтобы нас не провожала. Скоро вернусь.

ШАДРИН

 (обращаясь к Дмитрию)

 Не знаю, когда здесь еще буду. Меня больше ничего тут уже не держит. Где отец лежит, ты теперь знаешь. Матери скажешь?

ДМИТРИЙ

 Не знаю.

ШАДРИН

 Может, и мне скоро, грешному – туда уходить.

ДМИТРИЙ

 Перестаньте, Владимир Иванович.

ШАДРИН

 Прости меня, не уберег я твоего отца.

ДМИТРИЙ

 Берегите себя, Владимир Иванович.

ШАДРИН

Прощай.

ДМИТРИЙ

 До свиданья.

 

Шадрин идет к выходу на летное поле. Лена  и Дима остаются вдвоем.

ЛЕНА

Если бы можно было начать жизнь с начала.

ДМИТРИЙ

Так не бывает.

ЛЕНА

Я знаю. Но если бы перекрутить все наше кино назад. То ведь мы, могли бы быть вместе? Ты ведь любил меня?

ДМИТРИЙ

Я и сейчас тебя люблю. Прощай, Лена.  Иди, тебя ждет Владимир Иванович.

 

Лена идет вслед за тестем. Дмитрий выходит из здания аэропорта, садится в свои «Жигули», и едет домой.

 

 

Взлетная полоса. Лена и Шадрин стоя возле трапа самолета. Из подъехавшего  автобуса выносят большой гроб, и транспортируют в грузовой отсек самолета.

ШАДРИН

 Через пол часа взлетаем. Пойдем в самолет?

ЛЕНА

 Вы идите. Я позже.

ШАДРИН

Прости меня дочка, за все. Я тебе, наверное, жизнь испортил. Если бы не я, то все у тебя могло случиться по другому.

ЛЕНА

Бог с вами, Владимир Иванович, вы здесь не причем. Я сама во все виновата.

 

 

КВАРТИРА ДМИТРИЯ

Дмитрий выпивает рюмку коньяка, затем вторую. После садится в кресло напротив чучел животных. Расслабившись, он задумчиво смотрит на волка, зайца, и на орла над ними. Включает через пульт музыкальный центр.

 Звучит Градский:

Люби лишь то, что редкостно и мнимо

Что крадется окраинами сна,

Что злит глупцов, что смердами казнимо,

Как родине, будь вымыслу верна.

Как звать тебя?

Ты полу-Мнемозина

Полумерцанье в имени твоем-

И странно мне по сумраку Берлина

С полувиденьем странствовать вдвоем.

 

 

АЭРОПОРТ

Летящий в небе самолет. Лена идет по зданию аэропорта к выходу. Выйдя наружу, берет такси, и возвращается в город.

ТАКСИСТ

 Вы без багажа прилетели?

ЛЕНА

Я просто решила, не улетать.

ТАКСИСТ

 А, понятно.

 

 

Такси едет по шоссе, затем  по улицам города. Лена из окна машины видит, как ее дочь Юля и сын Дмитрия Витя, ни кого не замечая, веселые  по юному счастливые, катаются на роликовых коньках. Катящаяся впереди Юля теряет равновесие, но подхвативший ее Витя, не дает девушке упасть. Они, смеясь, обнимаются и целуются.

ТАКСИСТ

Какие все счастливые в эти годы.

 

Включает радио, крутит настройку.

ЛЕНА

 Оставьте это, пожалуйста.

 

Звучит Градский:

         Наш час настал

         Собаки и калеки одни не спят.

         Ночь летняя легка

         Автомобиль проехавший

         Навеки, последнего увез ростовщика.

 

 

КВАРТИРА ДМИТРИЯ

Дмитрий, сидя в кресле, задремывает. В его спящем сознании, чучела животных оживают. Он видит лесную поляну, по ней бежит заяц, рядом с ним отец и волк.  Агрессии в их движении нет. Они бегут, как в замедленной съемке, словно в пантомиме. А высоко в небе, распахнув крылья, парит орел. На пригорке, за всем этим наблюдают, обнявшись счастливые юные Лена и Дима. Где-то далеко позади надвигается огромное стадо антилоп.  Звонок в дверь пробуждает Дмитрия от грез. Он встает с кресла и идет открывать. За порогом стоит Лена. Удивленный Дмитрий, думая, что все это ему еще снится, отступает назад. Лена остается стоять на пороге. Отойдя  несколько шагов назад, Дмитрий, наконец, понимает, что это не сон, а реальность. Он идет к Лене, она навстречу. Сойдясь, они обнимают друг друга.

 

А Градский все поет:

         Но вот скамья под липой освещенной

         Ты оживаешь в судорогах слез

Я вижу, взор сей жизнью изумленный

И бледное сияние волос.

Есть у меня сравненье на примете

Для губ твоих, когда целуешь ты,

Нагорный снег, сияющий в Тибете

Горячий ключ, и в инее цветы.

Ночные наши бедные владенья-

Забор, фонарь, асфальтовую гладь

Поставим на туза воображенья,

Чтоб целый мир у ночи отыграть.

Не облака - а горные отроги.

Костер и лес – не лампа у огня.

О, поклянись, что до конца дороги,

Ты будешь, только вымыслу верна.

 

 

КОНЕЦ

 

 

«Контактные данные: Петров Дмитрий, Одесса 65007,Старопортофранковская 46-а, кв.1

Петров Дмитрий Викторович

dimavoloshina@rambler.ru

 

 

Телефоны: (8-10-380-48-714-58-13), (380-48-714-58-13),

(8-10-380-48-09633342081), (380-48-0963342081)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

абирает скорость, и на полном ходу врезается в незнакомца. невзрачный человек. алов о Чернышеве. х походили довыборы

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

        

        

        

 

 

 

 

.

 

 

 

 

 

 

 

 

                  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

          

 

 

 

 

 

 

 

 

 

        

 

 

 

 

 

 

 

 

        

 

 

 

                  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

        

 

 

 

 

 

 

,