svetal30@yandex.ru

 

  тел. (3462) 77-65-82,  35-16-76, Сургут

 

 

 

 

 

 

ПОДТАСОВКА

 

Светлана Кожевникова

 

 

 

Оригинальный сценарий фильм

 

Авантюрная комедия

 

 

 

Посвящаю Владимиру Александровичу РОГАЧЕВУ, научруку

 

 

 

 

ИНТ. КОРИДОР УНИВЕРСИТЕТА. СТЕНДЫ.

В КОРИДОРЕ КУЧКУЮТСЯ СТУДЕНТЫ, ОБЩАЮТСЯ ПРЕПОДАВАТЕЛИ. РАЗДАЕТСЯ ЩЕЛЧОК РЕПРОДУКТОРА.

 

ДИКТОР

Работает "Ритм", радиостанция университета. Добрый день сотрудникам и студентам! В традиции радиостанции вошло напутствие начинающим авторам-исполнителям. Послушайте песню Стаса Сергеева. Она - про студентов, для абитуры, называется "Поступай!"

 

Звучит песня под гитару.

 

Перед  сессией мы -

люди серьезные.

Даже ночью зубрим,

в россыпи звездные.

Был бы тут космодром

межгалактический,

по обмену студент

шел бы мистический.

Здесь пытаем судьбу -

каждый по-своему.

Кто не выдержал, тот

сыпет причинами.

В вузе каждый второй

гений непризнанный.

Слава позже придет -

вместе с морщинами.

Все философы здесь,

хоть и профессии

мы другие себе

для жизни выбрали.

Мы по духу, друзья,

люди свободные!

Только б годы у нас

это не выкрали!

 

Если по сторонам

Взгляд бросить пристальный,

может, даже любовь

здесь повстречается.

Подчинись ей одной -

нежной, неистовой.

И удача с тобой

здесь обвенчается.

 

 

1-Й ПРЕПОДАВАТЕЛЬ

Говорят, ректор хочет объявить досрочные перевыборы.

2-Й ПРЕПОДАВАТЕЛЬ

Почему бы это? Ему осталось целых полгода. Или хочет переехать? Было бы неплохо - а то в последнее время диктат его просто невыносим.

1-Й ПРЕПОДАВАТЕЛЬ

Размечтался. Зачем это он станет переезжать? Вроде бы не собирался. А выборы-то будут альтернативные? Интересно, а кто будет соперничать? Кто осмелится? Есть уже кандидатуры?

Входит преподаватель ОФИЦЕРОВ с газетами и, оглядываясь, предлагает свежий номер "Умграда". Газеты быстро расхватывают. Студенты тоже просят для себя экземпляры. КУЗНЕЦОВ взволнованным голосом сообщает преподавателям новость.

КУЗНЕЦОВ

Коллеги, в газете - письмо от сотрудников университета. Суть его такова: ректор подделал проект Устава от учредителей, подменив-подтасовав строчки об альтернативных перевыборах. Теперь в проекте вот что (читает): "Если работа ректора оценена конференцией удовлетворительно, он автоматически остается ректором на следующий срок". Сотрудники просят-требуют помощи: запретить выборы из одного человека.

 

Гул голосов. Студенты показывают друг другу строчки в газете, которые кажутся наиболее эпатажными.

Шесть человек (преподаватели) достают сотовые телефоны, быстро набирают номера, и теперь из гула выделяются возгласы.

 

1-й. Ректор подделал Устав!

2-й. Хочет пожизненной власти?!

3-й. Как же он всех нас достал!

4-й. Это же просто несчастье!

ВСЕ. Это же просто несчастье! 

5-й. Наш властолюб обеспечит себе пожизненное царствование!

6-й. А кто эти самоубийцы, кто подписал статью?

 

Преподаватели читают статью вслух: сначала хором впятером, потом по одному. Концы фраз читают про себя (делают паузы). Всё это слышится то из одной, то из другой подгруппы - как перекличка.

 

ПЯТЕРО (вместе)

 Обращаемся к вам как к последней инстанции...

1-й. В университете тяжелейшая обстановка...

2-й. Пренебрежение логикой, отсутствие элементарного уважения к сотрудникам...

3-й. Перестановка кадров и увольнения без объяснения причин...

4-й. Ухудшение морального климата в коллективе...

5-й. Учредители вуза заложили в Уставе необходимость альтернативных выборов...

6-й. Ректор исправил проект, подделал под себя - с целью править всю жизнь...

7-й. Теперь в проекте Устава строчки: если работа оценена удовлетворительно, ректор остается на новый срок...

8-й. Это может продолжаться годами...

9-й. Просим вмешаться, подготовить и провести конференцию...

10-й. Невротическое поведение его жены унижает коллектив...

11-й. Налицо болезненная зависимость ректора от настроений супруги...

12-й. Кандидатур на место ректора предостаточно, есть и доктора наук...

 

Все на сцене собрались в круг. Говорят шепотом, все - со всеми, поворачиваясь и смотря то на одного, то на другого. Постепенно нарастает шум из однослогов:

"ля-ля-ля-ля, шу-шу-шу-шу, ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой, нет-нет-нет-нет-нет-нет, ох-ох-ох-ох-ох, вай-вай-вай-вай-вай, да-да-да-да-да-да-да, ну-ну-ну-ну-ну, эх-эх-эх-эх-эх-эх-эх, хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи, ах-ах-ах-ах-ах-ах-ах, но-но-но-но-но-но, ай-ай-ай-ай-ай, фу-фу-фу-фу-фу-фу-фу!!!"

 

И в конце "Скандал! Скандал! Скандал!" - слышим мы отовсюду, и шум этот нарастает многократно за кулисами (с помощью радиотехники), переходит в общий крик, в ор.

 

 

ИНТ. КАБИНЕТ РЕКТОРА.  В ЦЕНТРЕ -  РЕКТОРСКИЙ СТОЛ. ПОЛУКРУГОМ РАССТАВЛЕНЫ СТУЛЬЯ. ИДЕТ ЗАСЕДАНИЕ УЧЕНОГО СОВЕТА.

 

РЕКТОР

Нашему вузу, Умградскому университету, исполнилось пять лет. Конечно же, это необходимо отпраздновать с шиком, чтобы в городе заговорили. Я присмотрел Дворец культуры "Экспрессия". Все будет красиво, с почетными гостями. Есть что отметить: получена государственная аккредитация, лицензировано 11 специальностей. В университете 23 кафедры, 6 научных лабораторий. Подана заявка на 5 специальностей по аспирантуре, скоро откроем совет по защите кандидатских. Работает спорткомплекс. Вот, в основном, и всё, что я хотел рассказать о планах саморекламы университета. А о будущем процветании УмГУ читайте в перспективном плане развития. И еще об одном важном компоненте я хотел бы сказать - об эффективной демократической системе управления вузом. Хотя нет, об этом в другой раз. Можно сказать, это была репетиция моей предвыборной речи. Кстати, я решил сменить декана медицинского факультета. Нет, претензий к нему не имею. На период становления вуза он был идеальным. Но пришло время, так сказать, менять коней. Всё течет, все меняется... Заседание Ученого совета считаю закрытым.

 

Присутствующие переглядываются. Слово берет профессор КУЗНЕЦОВ.

 

КУЗНЕЦОВ

Разрешите мне…

СЕКРЕТАРЬ УЧЕНОГО СОВЕТА

Герцогий Петрович, профессор Кузнецов просит слова.

КУЗНЕЦОВ

Герцогий Петрович, в городской газете есть статья, подписанная Вами, о нашем УмГУ. И, если говорить прямо, в ней Вы все наши заслуги и достижения приписываете только себе. Как это понимать?

РЕКТОР (высокомерно)

Вздор, сплетни завистников. Давайте лучше уточним значение слов "заслуги" и "достижения". Отделим, скажем так, мои заслуги от моих достижений. Шучу. Кто первым выскажется? Филологи? Философы? Побыстрей, господа. (Ехидно). А то, если больше нечего обсудить, следующим вопросом я поставлю финансовый: выделение средств на развитие кафедр, лабораторий и назначение премий сотрудникам. Ну, что приуныли? До свидания, господа.

 

Медленно встает, взглядом понукая к уходу. Все уходят. Двое, Черненко и Тимов, сопровождают ректора, соперничая за его расположение, соревнуясь в угодливости: помогают нести бумаги, открывают перед ним дверь.

 

 

 

ИНТ.В КАДРЕ затемнение.

Тревожная музыка. Слышны осторожные шаги, шорох бумаги, звенящий шепот.

 

А вдруг вверх ногами?

Фонарь включи!

Охрана заметит!

Включай! Лейкопластырь где? Ножницы давай! Выключай!

Ой, кажись, ножницы забыл! Наскоряк собирался... А-а, вот они!

 

Зажигается на секунду фонарь, не освещая лиц. Виден только плакат. Фонарик выключают. Слышно, как эти двое вешают плакаты на скотч.

 

Расходимся!

 

Расходятся в разные стороны. Пауза. Затем включается прожектор, освещает плакат. Слышны уверенные шаги. Два охранника. Они делают осмотр корпусов. Подойдя к плакату, включают свет и читают вслух по очереди, по две строки.

 

Что, будем жить теперь по-сёмински,

чтя им подделанный Устав?

Мадам его, до денег жадная,

опять вползет на пьедестал?

 

1-й ОХРАННИК

Вот, опять. Уже пятый плакат. Надо сорвать.

2-й ОХРАННИК

А по мне, так пусть висит. Не нравится мне, что ректор затеял. Никому шанса не дает высунуть голову, только себя на это место определил. Навечно. Будто самый умный-достойный. Не годится Устав под себя подгонять. Учредители другой проект давали - с альтернативными выборами.

1-й ОХРАННИК

А ты-то откуда знаешь?

2-й ОХРАННИК

Да все только об этом и говорят. Такого не скроешь. Оставим, а? Если что - на себя возьму: мол, я один здесь проходил, не заметил, вроде всё было в норме.

1-й ОХРАННИК

Ну, бог не выдаст, Герцог не съест. О, вот еще один (читает вслух).

 

Нет, наш ректор не так уж

и прост,

как поют нам Черненко

и Тимов.

Просто - рвущийся к власти прохвост...

Как же любит он нас, подхалимов!

 

А что с этим делать? Тоже оставим?

2-й ОХРАННИК

Тоже.

Уходят. Затемнение.

 

ИНТ. КОРИДОР УНИВЕРСИТЕТА. СЛЕВА - ДВЕРЬ С ТАБЛИЧКОЙ "ПРИЕМНАЯ". ЗДЕСЬ ОЧЕРЕДЬ.

ВЫХОДИТ ХИМИК. РАЗГОВОР В ОЧЕРЕДИ.

 

СОТРУДНИК

Что-то не приглашают - и никто не выходит. Ректор-то на месте? Зачем он нас всех навызывал?

ХИМИК (осторожно оглянувшись, негромко)

Нет его пока. Он будет здесь агитировать за себя. Обрабатывает. Спрашивает всех, кому что надо. Хочет провести "чистое" голосование - чтоб стопроцентно были "за". Второй раз вызывает. Спросил, что нужно для химлаборатории...

СОТРУДНИК

Вам что-нибудь пообещал?

ХИМИК

Только выслушал.

СОТРУДНИК

Мадам его там?

ХИМИК

Нет. По университету носится, цепляется-придирается ко всем и ко всему.

СОТРУДНИК

Счастливый человек! Занята любимым делом.

 

Звенит звонок на большую перемену. Включается университетское радио. Все вслушиваются. Голос диктора-корреспондента.

 

ДИКТОР

Сегодня мы расскажем вам о человеке с необычным именем: Герцогий. В детстве он жил и учился в Москве, после школы поступил на математический факультет МГУ. Учился всегда хорошо. Были ли у Вас увлечения, хобби, Герцогий Петрович?

РЕКТОР

Я любил спорт, особенно бокс, которым много занимался. Имею дипломы и призы. Многие помнят мою руку. Некоторые до сих пор зовут меня рукосуем - за быстроту реакции.

ДИКТОР

Мы все читали в местной прессе о Ваших достижениях и заслугах.

РЕКТОР

Давайте эту фразу вырежем, а я сам расскажу-повторюсь. Пусть послушают, оболтусы: им полезно будет, и мне уважения прибавится.

ДИКТОР (приглушенно, смущенно)

Ой, Герцогий Петрович, у нас же прямой эфир сегодня.

РЕКТОР (зло)

Надо предупреждать.

ДИКТОР (сконфужено)

Я говорила, Вы просто забыли.

РЕКТОР

Я никогда ничего не забываю.

ДИКТОР

Извините... А теперь Герцогий Петрович прочитает вам своё любимое стихотворение.

РЕКТОР

Оно называется «Порыв».

(с чувством декламирует)

Хватит, всё! Я хочу

управлять своей жизнью.

Созерцательность - прочь!

Дня без дела не мыслю!

Кличу девственность – «Ну!»

Это ж дурость какая -

Заниматься собой,

Жизнь в себя не впуская!

Я меняюсь. Точна

Соразмерность обмена.

Вижу цель - и добьюсь.

Всем клянусь – непременно!

И, уже режиссер

Своей жизненной драмы

Слышу зрителей стон,

Хор суфлеров из ямы.

Не позволю во мне

- никому! - сомневаться.

Проповедую: "Б ы т ь !".

Прежде было - "казаться".

ДИКТОР

Какое многозначное стихотворение. Скажите, Герцогий Петрович, а есть у Вас достойный соперник?

РЕКТОР (весело)

А зачем нам два генеральных секретаря?

 

Пауза. Диктор смущенно кашляет.

 

РЕКТОР

Это была шутка. Из анекдота.

ДИКТОР

 (натянуто смеется)

А какие взаимоотношения у вас с противниками?

РЕКТОР

Как я не раз рассказывал, я боксер.

ДИКТОР

Это тоже шутка?

РЕКТОР

Я совершенно серьезен. Тут главное - экономить силы, ждать, когда противник откроется, быть внезапным и непредсказуемым.

ДИКТОР

(неуверенно, пытаясь увести разговор в сторону)

Как всё сложно в этой жизни!

РЕКТОР

Напротив, напротив. А сейчас мне пора - меня ждут.

ДИКТОР

Спасибо за участие в нашей передаче, Ректор Петрович.

РЕКТОР

Что это, вы мне кличку даете?

ДИКТОР

Ой!.. Извините, Герцог Пет... Герцогий Петрович. Удачи. До свидания.

РЕКТОР выходит из двери с надписью "Пресс-центр", расположенной справа сцены, приостанавливается у кулис. В микрофон, который не выключен, вслед ему несётся фраза диктора.

 

Уволит, блин.

 

РЕКТОР

Конечно, ублИню. Тьфу! Уволю, блин. Давно пора.

 

Идет по коридору. Останавливается перед очередью в приемной.

Добрый день, господа. Заходите все в приемную. Ну, а потом прошу входить по одному.

 

Все заходят в приемную, последний закрывает дверь.

 

**

Коридор  университета. Дверь с надписью "Пресс-центр", здесь находится редакция газеты и радиорубка. 

Идут занятия, поэтому в коридоре никого нет, только студент ОЛЕГ демонстрирует диктору свое умение говорить голосами артистов и политических деятелей: Жванецкого, Карцева, Путина, Брежнева, Горбачева, Ельцина. Пародирует и голос ректора.

 

ДИКТОР

Олег, ты просто клад. А может, запишешь мне на пленку вот этот текст голосом ректора? Пригодится для розыгрышей.

ОЛЕГ

А мне за это по башке не попадет?

ДИКТОР

А кто ж тебя сдаст? Сам не проговорись. Затаись пока со своим талантом. Как хорошо, что ты новенький, и никто не знает, что ты у нас такое чудо, Галкин ты наш. Но предупреждаю: подумай. Текст убойный. Прочти.

 

Олег пробует одну фразу с разными интонациями.

 

ОЛЕГ

Бывает идеальным и декан... Бывает идеальным и декан... Бывает идеальным и декан...

ДИКТОР

Класс! Очень похоже! Отпад!.

Олег внимательно просматривает текст до конца.

 

ОЛЕГ

Бывает идеальным и декан.

Но - только на период становленья.

Мы ж, Сёмины, нужны УмГУ всегда...

 

Пауза. Еще раз просматривает текст.

 

 

ОЛЕГ

Ладно, будет что вспомнить. Я готов.

ДИКТОР

Пошли записывать!

 

Они открывают дверь, заходят в "Пресс-центр". Пауза.

Жена ректора, плотная пожилая особа по прозвищу Мадам, идет по коридору. Останавливается перед дверью пресс-центра. Пытается подслушать, делая вид, что ищет что-то в папочке. Резко открывается дверь. Мадам отшатывается.

 

ДИКТОР (удивленно, всё сразу поняв)

Здравствуйте, Лилия Сергеевна. Я опять... Вас напугала. Не подходите так бесшумно к двери - бывает, из нее выбегают опаздуны и несутся на лекцию, могут наскочить. С другими так уже было. Вы к нам?

МАДАМ

Да. Заходить не буду - некогда. Хотела выяснить следующее. У нас выходит много методичек, случается, с грамматическими ошибками. Нельзя ли вменить вам в обязанность их вычитывать?

ДИКТОР

Ну, если за дополнительную плату... А лучше наймите корректора.

МАДАМ

Это дорого. Университет должен экономить.

ДИКТОР

Только не на мне. У меня маленькая зарплата и большая нагрузка. Я совмещаю дикторство с редакторством и поздно ухожу, а в свободное время мне приходится подрабатывать - чтобы одеваться не хуже студентов.

МАДАМ (настойчиво)

Но вы подумайте, подумайте... (Пауза). Так что мне передать ректору?

ДИКТОР

Если за дополнительную плату - я подумаю. Зависит от суммы.

МАДАМ

Гм... Еще я хотела сказать, что, в принципе, газета ваша всем нравится, интересная, но мне хотелось бы (пауза; продолжает агрессивно) внести ряд изменений в концепцию.

ДИКТОР

А вот об этом я буду говорить с ректором. Насколько я помню, вы химик и ваши прерогативы там, на химфаке.

МАДАМ

Да вы нахалка, милая!

ДИКТОР

Ну, какая же я вам милая. Скорее наоборот.

 

Мадам резко поворачивается и уходит. Редактор провожает её взглядом, убеждается, что она ушла и закрывает дверь.

 

**

ИНТ. Коридор университета.

Навстречу друг другу идут женщина, завкафедрой философии, и мужчина, завкафедрой социологии.

ФИЛОСОФ

Коллега Социолог, приветствую Вас.

СОЦИОЛОГ

И вас также, о коллега Философ.

ФИЛОСОФ

Поговорим о делах земных-насущных. Есть такая болезнь, как рак совести. К сожалению, ректор ею болен. Вероятность излечения нулевая. А ведь как хорошо, как демократично начинал!.. Но сейчас - ни вздохнуть, ни охнуть, ни высказаться. А я так любил его ум, живость, наш обмен мнениями. Теперь он вредит всем и сам себе.

СОЦИОЛОГ

Позвольте цитануть: "Законы - это паутина. Крупные мухи сквозь неё прорываются, а мелкие застревают". Он прорвется.

ФИЛОСОФ

А я напомню следующее: "Короля делает окружение". Герцога - тоже. Можно просто не прийти на выборы.

СОЦИОЛОГ

Попробуйте. Я потом возьму ваши полставки.

(После паузы)

Шучу. Но вот заказал мне Герцог статью - о том, что корабль тонет, когда на нём смута. А у меня квартирный вопрос не решен, снимаю угол...

ФИЛОСОФ

И Вы её сочинили?

СОЦИОЛОГ

Да. Можете взглянуть.

Вытаскивает из папки и дает три листа с текстом.

ФИЛОСОФ

(После паузы, с удивлением полистав бумаги)

И где хотите опубликовать?

СОЦИОЛОГ

В университетской газете, естественно. И по радио прочтут.

ФИЛОСОФ

Возьмут?

СОЦИОЛОГ

Ну, вы меня удивляете, коллега. А кто ж их будет спрашивать?

ФИЛОСОФ

Редактор - человек прямолинейный, с независимым характером. Железная женщина. Не любит прогибаться. Но... мой вопрос - риторический, наверное.

СОЦИОЛОГ

А вот посмотрим, как они будут голосовать. Сначала ректор, раз уж его застигли в чужом кармане, поставит на голосование поправки в Устав. И струсит народ под его герцогским взглядом. И сделает "за-за". И вступит в закон абсурдлогика, что ректор, получивший, извините, "уд" за работу, автоматически остается начальствовать. А потом на повестке дня конференции будет вопрос оценки труда ректора - а кто ж ему поставит "неуд", да и за что? На трояк всегда наскребается, у любого руководителя.

ФИЛОСОФ

Была сейчас в приемной, где "доступ к телу" продолжается. Там ожидают в очереди на сканирование те, кого избрали делегатами кафедры, отделы, подразделения. Не все там. Ректоропослушных не зовут, только независимых, без угодливой робости. Некоторых делегатов ректор, без соблюдения приличий, отклонил: "Этот голосовать не пойдет". Целеустремил себя - чтоб за него проголосовали стопроцентно. И дались Герцогию эти сто процентов! Заметочку, что ли, хочет публикнуть, что все его обожают? Опозориться ж можно. "Умград" опять статью дал, редакционную. И что он сыну квартиру без очереди сделал, в то время как наши по столько лет ждут, и про его грубость... Называется "Профессорский полубокс".

СОЦИОЛОГ

Не читал. О, супруга Сёмина идет. Не хотел бы я попадаться ей на глаза. Мадам явно не в духе.

МАДАМ

Здравствуйте, коллеги. Что это вы прохлаждаетесь? На кафедрах полный порядок, ноу прОблем? А как проходит работа с заочниками? Кстати, на день рождения ректора от ваших кафедр были самые слабые поздравления. Герцогий был в гневе. Что, уже уходите? Ну вот, и работа нашлась...

 

***

Звенит звонок на перемену. Мадам, Философ и Социолог уходят. В коридор выходят студенты и преподаватели. Подходит сотрудник ОФИЦЕРОВ, достает из пакета газеты "Умград" и молча раздает желающим. Все кучкуются. Преподаватели читают новую статью вслух, то по одному, то хором. Группы студентов делают то же самое, но тише. Когда замолкают в одной подгруппе, начинают в другой - это как перекличка, и так зритель узнает продолжение статьи, доходит до финала.

 

"Всего год назад ректор вызвал из Иркутска сына, устроил к себе на работу, сразу дал лабораторию..."

"Сделал ему тут же через вуз трехкомнатную квартиру (это на два человека!) - в то время как сотрудники ждут годами..."

"В пьяном состоянии пришел к преподавателям Васильевым домой, устроил там разборки..."

"И этот человек хочет остаться ректором навсегда!"

Из гула голосов, выделяются-повторяются возгласы: "Надо что-то делать!"

ГОЛОС

К мэру нужно обращаться, он мужик толковый, честный.

 

Снова все на сцене собрались в круг. Говорят все - со всеми, поворачиваясь и смотря то на одного, то на другого, то обращаясь ко всем сразу. Устанавливается громкий шум из однослогов:

"ля-ля-ля-ля, шу-шу-шу-шу, фу-фу-фу-фу, нет-нет-нет-нет, ох-ох-ох-ох, вай-вай-вай-вай-вай, да-да-да-да-да-да, ну-ну-ну-ну-ну, эх-эх-эх-эх-эх-эх, хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи, ах-ах-ах-ах-ах-ах-ах-ах, но-но-но-но-но.

 

И в конце многоголосое

"Скандал! Скандал! Скандал!"

слышим мы отовсюду, и опять шум нарастает многократно, переходя в общий крик, в ор. Резко устанавливается тишина: идет ректор.

 

РЕКТОР

Что тут за галдеж? Просто карканье воронье. Нечего без дела стоять! Идите, готовьтесь к лекциям: спрашивать-отвечать, ставить-получать.

 

Сдержанно, подавленно здороваются с ним сотрудники, осторожно обходят студенты. Все уходят.

 

***

ИНТ. Затемнение в кадре: поздний вечер. Коридор университета; выключен свет.

Тревожная музыка, слышны торопливые осторожные шаги, шорох бумаги, шепот двоих.

Посветив фонариком, двое вешают плакат. Один из них, осветив текст, с чувством декламирует.

 

Перед конференцией нас некто

подкупал посылами бесчестно.

Не лицо он университета.

…Он его совсем другое место.

 

Голос другого

Тихо ты! Услышат! Давай клеить листовки!

Слышно шарканье клеевых карандашей, шуршание бумаг о стену. Слышны удаляющиеся шаги. Пауза.

 

ИНТ. Утро. Коридор освещается.

Идут преподаватели - ВЛАДИМИРОВ и АЛЕКСАНДРОВА; в руках у них папки, тетради. Они подходят к плакату.

 

ВЛАДИМИРОВ

О, и тут... Да уж... Куда ни пойдешь, "и всё это о нём".

 (Читают вслух текстовку на плакате)

Актуально. Тут опасно стоять, коллега. Статью могут припаять. Давайте отойдем. Вот стулья чьи-то. Приблудились. Наверное, студенты перетаскивали в другую аудиторию, да из сил выбились.

(Галантно)

Присядете?

 

 Это можно. Целый день на ногах, эти каблуки...

 

Александрова присаживается. Владимиров раскладывает свои тетради и прочее на стуле, сам остается стоять. В продолжении разговора он то и дело принимается ходить, стоит, слегка раскачиваясь, часто жестикулирует.

 

ВЛАДИМИРОВ

Плакатная война... Этого можно было ожидать. Да-а, напряг в вузе нарастает, и теперь без взрыва не рассосется. Всё у нас в прежнем проценте сволочизма. Надо пытаться выжить - и чтоб нас не выжили. Увы, педагогические новации, дифференциация обучения, учет интересов студентов - всё идёт кое-кому под хвост. Печально... Жизнь всё время дорожает. А тут еще мой главред журнала, где подрабатываю - расшифрую как "главный вредитель" - по каким-то своим причинам изменил отношение к моим гитикам. Пишу зачастую в стол. Тут почти ясно, ибо надоедает манера подачи материала, стиль и прочая. Везде свои заморочки. Я уже лишний раз не хочу и спрашивать "ну когда, когда, когда?", чтобы не натыкаться на раздражение. Эта новая жизнь - сплошь проедание денег. Приходится много публиковаться в газетах, заполнять рецензиями на театральные постановки страницы. Но это - крохи, закрывает лишь сигареты.

АЛЕКСАНДРОВА

Найду себе работу - уйду. С одного места меня скинули, думаю, думаю, сработал звонок отсюда. Есть тут гимназия. Я вела там журналистику как дополнительное образование. Осенью сказали, что "желающих мало, не умеешь завлекать детков". Есть рукопись, её бы продать, но... Самолюбие не позволяет бегать за вузтузом и просить издать.

ВЛАДИМИРОВ

Что-то я расстонался. Прям как «лунный вампир» - читали о таких?

АЛЕКСАНДРОВА

Сама исстоналась. Но, если честно, встречала.

ВЛАДИМИРОВ

  А-а (смеется).

На меня намекаете? Вот анекдот для разрядки. Выпускной вечер у экономистов. Размякшие и подпитые студенты - отпрыски новорусской аристократии пристают к своему любимому профессору:

Профессор, в натуре, хотите, на прощание, мы сбросимся группой и купим вам, чиста, компьютер?

Нет, не хочу.

Профессор, в натуре, хотите, мы сбросимся потоком и купим вам, чиста, машину?

Нет, не хочу.

Профессор, в натуре, хотите, мы сбросимся факультетом и купим вам, чиста, виллу?

Нет, не хочу.

Профессор, шо за базар, вам шо, западло сказать, шо вы хотите?

Нет, что вы, господа. Есть у меня одно заветное желание. Если можно, никогда и ни кому не говорите, что вы у меня учились.

АЛЕКСАНДРОВА (смеется)

Нормально... Надо запомнить. Очччень актуально.

ВЛАДИМИРОВ

Еще немножко постенаю, раз уж вы, Наталья Александровна, включили терпение на все сто. Деньги в университете дают (пока), но их хватает только до двадцатого. Бесплатно писать в газеты я уже не могу - жить-то на что? Все боятся, дрожат за места. Кончились пять лет моего заведования, и на совете факультета, нашего достопочтенного филфака, меня еле выбрали снова - я ведь не в мафии. Наш зав, прохвостофессор Думкин, держал пламенную речь. Мол, Владимиров брал отпуск на докторскую и не представил её. Наезд! Садист, знает, что нужно несколько раз съездить в ОмГУ, а это громадные личные траты. Тем более что он может взять трубку, звякнуть: "Приедет местный недоносок - Владимиров, завалите его". В ОмГУ его считают придурком, но старая солидарность сработает.

АЛЕКСАНДРОВА

Я вот что думаю о сокращениях в вузах. Может, сверху хотят всё ужать, и наслаждаются нашей возней пауков в кандидатско-докторской банке, ждут, кто кого слопает? Да, жизнь собачья. Грызня внутри вуза зарделась со страшной силой. В каком дурдоме мы живем! Боже праведный, вступись! С подработками туго. В журнале "Литвзгляд" мурыжили мою статью аж с ноября прошлого года, потом заставили переделать в беседу - для оживленья.

ВЛАДИМИРОВ

 А кто там сейчас рулит?

АЛЕКСАНДРОВА

Редактором номинальным - Игорь Волков. А на самом деле - некто Степнов. Ситуация смешная: глава процветающей турфирмы сажает своего мужа замом редактора. Чтоб муж меньше пил и сибаритствовал, чтоб благородно выглядел, был при деле. Его "блистательный" стиль мелькает иногда в издании. Раз в месяц они проводят уик-энд в Лондонах, Эмиратах - как новые русские. Думаю, что и остальные умгородские издания растащат фирмачи.

ВЛАДИМИРОВ

Ну, надеюсь, что не все... Прошло лето - каждодневный кошмар, сессии и дипломники. В вузе обстановка по части настроений не меняется. Возрастает злоба студов и препов, все готовы терзать друг друга. Скоро начнется аттестация. Сие - знак зла, ибо по Конституции остается бесплатное высшее образование, но проблемы налетели, как вороны. Пока держим ситуацию в руках, нас подпитывают - за аренду - всякие крутые ребята, студентам уже предложено искать деньги и кредиты за обучение. Но если число препов на нашей кафедре задумают сократить до пяти человек, с пятнадцати... какая грязь, какие стрёмчики пойдут! А при нынешнем самовластии всё будет решать наша Мадам.

 

Звонит сотовый, Владимиров отвечает.

 

О, вери велл, зер гут и прочее, спасибо за новости. Было бы хорошо, если бы сей опус вышел. Согласен на все редакторские правки. В связи с моим интеллигентнищенством смешно говорить по поводу гонорара - тут ваша власть. Сколько положите.

 

АЛЕКСАНДРОВА

Что-то сдвигается? Поздравляю. И с выходными, коллега, ибо благо их - не видеть кой-какие рожи и не входить в "хлам науки". Нет, есть, конечно, хорошие люди, и их немало. Но по нашему офигенному вузку определенно плывут миазмы распада. Плутократии мы с вами не нужны, ибо остались в нас определенно этические элементы. Остальная братия, предвидя скорые сокращения, борется хоть за какое слабооплачиваемое местечко. Создали тута-здеся-вчерася кафедру журналистики, ее возглавил приезжий прохвессор Каменев, принципиально неписучий, ну, и выжили всех соображающих журналистов-практиков. Мол, новых-свежих вырастим. Вырастят, ага - теперя, тама и потома. Со студентами тоже проблема. Некоторые точно пришли учиться и получить профессию. А некоторым просто деть себя некуда... Вкладываешь, вкладываешь в них, и - ничего...

ВЛАДИМИРОВ

Да уж. В вузе всё хужеет с тех пор, как воцарился Сёмин... Меня вчера потащила моя новая завша к деканше на предмет деления кафедры на две, литературоведение и журналистика. Но в верхах, видимо, свои планы. Вопрос провис, а мои славные коллеги подняли шум: "Опять этот литжурфил хочет властвовать!" Плитова прошипела, что она тут же подаст заявление об уходе. Я ей ответно сказал, что подпишу незамедлительно.

Сейчас мне угрожает какая-то комиссия, ибо веду теорию литературы не по минстарой программе... А у меня - честный, нормальный, здравомыслящий плюрализм. Устоявшиеся, доступные по источникам темы я дал обзором, а подробно читаю направления, до недавних пор бывшие под запретом - сюрреализм, психоанализ, экзистенциализм, герменевтика, деконструкция, русский религиозный философский космизм…

АЛЕКСАНДРОВА

Логично. Самый конструктивный вариант. Кебриков намекал-хвалился, что комиссия по вашу душу - это его рук дело. Как-то резко, не соблюдая дистанции и приличий, знамя борьбы за благорасположение ректора, флаг ему в руки, вдруг поднял сей Кербиков. Он ныне по ряду причин приобрел на кафедре обширный вес, объяснив себя величайшим теоретиком в Умграде, а нас, грешных, шарлатанами с фикс идеей идеализма. По-моему, они просто хотят завести туточки свою клановую и справить свой провинциальный бал...

ВЛАДИМИРОВ

А всё же - у нас есть хотя бы возможность реализоваться, печататься...

АЛЕКСАНДРОВА (иронично)

Как же, как же... Глава турфирмы, та, с мужем-писакой, задружилась с верхушкой вуза, и ее чадо поступило под фанфары на филфак (в надежде, что его будут учить журналистике).

ВЛАДИМИРОВ

Я знаю. Сначала мама этого чада приходила к нам - пособеседоваться, прощупать почву. Но когда поняла, что я и кое-кто из нашей кафедры люди не решающие, быстро отвязалась, пошла в верхи. Самое ужасное, что ее стиль, поведение, раскрутка дел - норма этих дней. Но настоящего издательского бизнеса она вести не сможет. Сумбурна и не представляет, как делать дела. Она достала меня в редакции у Корнетова, пришлось беседовать с ней аж три раза. И все разговоры - о сынуле. Уже на следующий год детку попробовали попереть из вуза, ибо он совсем не ходит на занятия. Но тут же, как по мановению волшебной палочки, восстановили. Видимо, уж очччччень хорошо сие было проплачено.

 

Пауза. Вытаскивает зажигалку и сигареты, сворачивает из листочка кулечек - для пепла. Закуривает.

 

Увы, рыба гниет с головы. Ректор почувствовал вкус безграничной власти. И чтоб рядом не было соперников, всех, кто что-то значит, вымывает с кафедры. Любого мал-мало способного кадра его свита держит в изгоях. Но не мне вписываться в их порочный круг. С самокритикой они не дружат, ибо это люди нового режима. Скажу красиво: сквозь парадные одежды просвечивает неприкрытая суть вчерашних идеослуг, ставших полубарами. Приходиться играть под Фигаро - нет другого выхода. Нищета совсем задавила. (Пауза. Затягивается, выпускает дым в форточку). С издательством у меня прокол полнейший, моя книга о русских философах вовремя не вышла, а рукопись устаревает, проходит время первого удивления новой идеей. Надо переделывать.

АЛЕКСАНДРОВА

Да, приходится играть под Фигаро... Почему отношения с руководством вуза у нас напряженные? Там проповедуют комплекс раздолья для себя и свободы зажима и помыкания теми, кто ниже. Наверное, это сейчас в характере у всех начальников, которые заняты деньгоковкой. Что сказать о нашей Альма матер? Сейчас у нас три круга, верх, полуверх и мы, грешные (рабы и похуже). Идея Альмы все время муссируется, дабы имитировать деятельность. Это понял даже ректор. Но ему не до этого. Надо мину соблюсти и на трон опять вползти... Когда у меня не было семьи, я с такими сражалась. Но сейчас есть дочь, она взрослеет, и приходится терпеть, чтобы выжить и научить ее быть человеком среди этой грязи.

 

Смотрит на свою туфельку, снимает.

 

Извините. Ох, надо отнести к сапожнику - подбить.

 

Резко входит Мадам.

 

МАДАМ

Ой, что это вы, Александрова, без туфель. Безобразие! Ноги вам, что ли, целовать собирается этот.. хм... джентльмен?

 

С презрительной миной проходит мимо и уходит не оборачиваясь, дабы не слышать возражений.

 

ВЛАДИМИРОВ

Ну вот, теперь у нее есть повод поехидничать.

 

Раздается щелчок, потрескивание: включается радиоприемник.

 

О, студия. Они сейчас часто по утрам ставят песни - для настроения. Хорошо бы его поправить. Послушаем?

ДИКТОР

Говорит радиостанция "Ритм". Доброе утро сотрудникам университета и студентам! Послушайте новую песню Елены Пальяновой. Она учится на физика, работает лаборантом, стихи и песни пишет давно - если это слово уместно для её девятнадцати лет.

Звучит песня под фортепиано.

 

От несказанных слов

разобиделись дни.

Уезжаешь, и вновь

Все короче они.

Ворошу, ворошу

Я в душе свою боль,

Но никак не решусь

Объясниться с тобой.

Может, осень права

и засыплет листва,

золотая листва,

золотые слова.

Но любовь - а ее

я судить не берусь

у беспечных людей

превращается в грусть.

Так люблю, что порой

от себя устаю.

Но привычкой твоей

стать хочу и боюсь.

Не хочу, не хочу

примелькаться тебе,

серым буднем мелькать

на знакомой тропе.

Может, осень права

и засыплет листва,

золотая листва,

золотые слова.

Но любовь - а ее

я судить не берусь

у беспечных людей

превращается в грусть.

Позолотой в мечту

опадает листва.

В паутинку вплету

Твоих слов кружева.

Понимаешь теперь,

отчего я молчу?

Просто будням я дверь 

открывать не хочу.

 

АЛЕКСАНДРОВА

Смысловая песенка. О, кто-то идет. Дистанцируемся, коллега?

ВЛАДИМИРОВ

А вы всё сплетен боитесь? Ну, ладно. До встречи.

 

Уходят в разные стороны. Занавес закрывается.

 

 

 

***

ИНТ. КАБИНЕТ РЕКТОРА. На сцене ректорский стол. Полукругом расставлены стулья.

Идет заседание Ученого совета. Выступает ректор.

 

РЕКТОР

Внеочередное чрезвычайное заседание Ученого совета по поводу публикации в газете "Умград" так называемого "Письма" некоторых наших сотрудников считаю открытым. Сначала выступлю я. Затем подготовиться к выступлению в следующем порядке: деканам факультетов - экономического, юридического, медицинского, проректору по учебной работе, председателю студенческого комитета, директору научной библиотеки, проректору по экономике, завлабораториями.

Все вы знаете, что в "Умграде" напечатано клеветническое, позорящее прежде всего университет, а затем уже и меня "Письмо". Всё в нём ложь, ложь и еще раз ложь! И это после того, как я рассказывал в местных СМИ о своих... о наших достижениях. Мы должны принять решение.

КУЗНЕЦОВ

Давайте зачитаем письмо!

РЕКТОР

Ни в коем случае! То есть я хочу сказать, что не стоит пачкать стены нашего прекрасного университета этими... бреднями. Итак (агрессивно), что скажут нам декан Синицын и проректор по АХО Тишкин?

 

Синицчкин

Я не давал согласия на публикацию этого письма.

ТИШКИН

Я тоже.

ГОЛОСА

И я. И я.

РЕКТОР

Лучше бы вам сейчас голосить: "и-а, и-а, и-а!"

КУЗНЕЦОВ

Честно говоря, я возмущен вашим тоном и обращением с коллегами. Вы на них давите, унижаете. Давайте зачитаем и разберем письмо.

РЕКТОР

Скажите лучше, кто решил публиковать эту чушь?

КУЗНЕЦОВ

Отказываюсь отвечать на этот вопрос. Согласен с текстом публикации.

РЕКТОР

Кто готов высказаться?.. Почему молчим? Кого боимся? Заслушаем молодежь в лице председателя студенческого комитета Рыжикова.

РЫЖИКОВ

От лица студентов... я хочу сказать следующее... (смущенно кашляет).

РЕКТОР

Да не смущайся. Давай, громко, четко. Как вчера

(кашляет: понимает, что сказал лишнее, старается скрыть конфуз)

РЫЖИКОВ

Выражаю от имени студентов возмущение, что публикация перед первым сентября испортила праздник студентам.

РЕКТОР

Молодец, садись. Предлагаю вот такое решение. Опубликованное "письмо" искаженно интерпретирует факты, противоречиво по содержанию, сознательно дискредитирует честь и достоинство преподавателей и сотрудников университета, способствует...

 

Оглядывается на секретаря Ученого совета, шепчет: "Забыл!".

 

СЕКРЕТАРЬ

Мы вам поможем, Герцогий Петрович. Способствует ухудшению морально-психологического климата (она заглядывает в бумажки), формирует негативное отношение общественности к университету как научно-образовательному центру города и округа.

КУЗНЕЦОВ

Основным мотивом написания письма было требование альтернативных выборов ректора. Разве в нашем университете нет достойных?

СЕКРЕТАРЬ

Есть. Но есть и наидостойнейший из них!

РЕКТОР

Предлагаю для подготовки ответа на "Письмо" создать комиссию (вот список). И результаты её работы обсудить на следующем заседании, а окончательное решение Ученого совета опубликовать в газетах.

КУЗНЕЦОВ

Но как же так, Вы не дали высказаться...

РЕКТОР

Ну, некоторые высказались. И очень умно. Все же слышали: "и-а, и-а, и-а".

Смеется, резко замолкает, требовательно смотрит на присутствующих: почему не поддерживают? Слышится покашливание, несколько ответных заискивающих смешков.

 

Некогда нам. Нам еще нужно обсудить много важного: распределение нового компьютерного оборудования, участие в городской олимпиаде, условия работы научной конференции студентов-физиков, предстоящую встречу с администрацией города по точкам полезности, дежурство студентов по корпусам... И, конечно, порядок на предстоящих выборах ректора. Сейчас - перерыв на 10 минут.

Все уходят.

 

****

ИНТ.  УНИВЕРСИТЕТ.  ДВЕРЬ АКТОВОГО ЗАЛА.

В университете назначена конференция, она вот-вот начнется. В коридоре висит большой лозунг "ГОЛОСУЕМ ЗА НАШЕГО КАНДИДАТА!". Сотрудники университета цепочкой проходят в актовый зал (проходят через сцену, и через дверь с надписью "Актовый зал" заходят за кулисы). Один сотрудник задерживается, вытаскивает из кармана листовку и клеевой карандаш, быстро мажет листок клеем и, подпрыгнув перед лозунгом, цепляет на текст. Включается радио, слышен гимн университета. Затем слышен голос ректора - он читает отчетный доклад. Голос становится глуше, тише, идет как фон, затем замолкает. По коридору идет замректора по работе со студентами Шведов, навстречу ему Мадам.

МАДАМ

Где вы ходите? Сейчас приедет мэр, нужно его встретить.

ШВЕДОВ

Беда: у входной двери студенты, они собрались митинговать за альтернативные выборы и разговаривать с мэром.

МАДАМ

Так сделайте что-нибудь! Разгоните!

ШВЕДОВ

Они меня не слушают. Вызвать милицию?

МАДАМ

Да вы что?! Мало нам скандалов! Скажите им еще чего-нибудь. Насочиняйте. Скажите, что ректору вдруг стало плохо. Что вызвали скорую. В крайнем случае можете даже сказать.....Скажите даже... что он умер. От сердечного приступа. Или повесился. Придумайте что угодно! Лишь бы сразу ушли. Потом выкрутимся. Мэр не должен с ними говорить. Идите же, что стоите, как дебил! Кому я говорю!!! Да у вас ступор, что ли?! Разгоните их, говорю!

Они уходят в разные стороны за кулисы: Мадам - на конференцию, Шведов - к студентам, на крыльцо. Шум конференции приглушен. Разговор Шведова со студентами.

 

ШВЕДОВ (сдавленным голосом)

Уважаемые студенты... я еще раз очень прошу вас уйти.

СТУДЕНТЫ

Мы хотим видеть мэра! Он должен разобраться! Университету не нужны выборы без выбора!

ШВЕДОВ

Пусть сюда зайдут трое.

 

В фойе заходят два студента и студентка.

 

ШВЕДОВ

Уйдите. Я требую. Ректор... умер.

СТУДЕНТЫ

Что? Как это? Когда? Почему?

ШВЕДОВ

 

Он... повесился. Только что. Хотел повеситься... А потом... сердце не выдержало. Сейчас ко мне подходила Лилия Сергеевна. Вы же видели.

СТУДЕНТЫ

 (отходят; говорят друг с другом, вытаскивая мобильники, разносят новость)

Ректор повесился в кабинете! Его откачали, но сердце не выдержало... Ужас! Ужас! Ужас!

Шведов обреченно машет рукой, уходит.

На сцену выходят студенты. Опять все на сцене, теперь уже только студенты, собираются в круг. Говорят шепотом, все - со всеми, поворачиваясь и смотря то на одного, то на другого. Постепенно нарастает шум, переходящий в ор, из однослогов:

"ля-ля-ля-ля, шу-шу-шу-шу, ой-ой-ой-ой-ой-ой-ой, нет-нет-нет-нет-нет-нет, ох-ох-ох-ох-ох, вай-вай-вай-вай-вай, да-да-да-да-да-да-да, ну-ну-ну-ну-ну, эх-эх-эх-эх-эх-эх-эх, ах-ах-ах-ах-ах-ах-ах, но-но-но-но-но-но, ай-ай-ай-ай-ай!!!"

И в конце

"Скандал! Скандал! Скандал!"

 - слышим мы отовсюду, и шум этот нарастает многократно за кулисами (с помощью радиотехники), переходит в общий крик. И резко смолкает.

 

Заходит мэр с двумя сопровождающими. Слышен обрывок фразы мэра.

 

МЭР

Придется подписать с ним контракт. А что я сделаю - они ж все всегда голосуют "за".

СТУДЕНТЫ

Здравствуйте, Анатолий Викторович! Несчастье: наш ректор повесился! Прямо в кабинете! Только что! Его сняли, начали спасать, но сердце не выдержало! А мы тут вас ждали... насчет выборов поговорить...

МЭР (потрясенно, студентам)

Идите все по домам. Занятия отменяются.

(Обращается к сопровождающим)

 Наверное, надо вызвать скорую и милицию. Пойдемте в ректорскую.

 

Студенты уходят. Выходит Мадам.

 

МАДАМ (возбужденно)

Анатолий Викторович, сюда, сюда, скорее, пожалуйста. Мы ждем вас. Нужно поговорить.

 

Они уходят.

 

 

****

ИНТ. АКТОВЫЙ ЗАЛ. ТРИБУНА.

Выступают делегаты конференции.

 

КУЗНЕЦОВ

Есть, конечно, у ректора заслуги. Но вот так вползать на трон и оккупировать навечно руководящее кресло - это бесчестно. Я - за альтернативные выборы.

ЧЕРНЕНКО

Предлагаю лишить Альберта Михайловича слова!

 

Внезапно включается университетское радио. Слышен "голос ректора" - это сделанная в студии запись стихотворения. Все смотрят на ректора. Он ошарашено молчит, вслушивается в «свой» голос.

 

Бывает идеальным и декан.

Но - только на период становленья.

Мы ж, Сёмины, нужны УмГУ всегда -

с начала до его захороненья.

Поэтому подделал я Устав,

от бестолковой критики устав. 

Наивно апеллировать  властям.

Всё схвачено. Я жду ваш "одобрям".

Да, выборы без выбора - штукенция,

которую зову я "конференция".

А чтоб не провоцировать сомнения,

приму я на себя все достижения.

Я ж говорю красиво о себе

любя УмГУ. Покорствуйте судьбе! 

Вы что в газеты расписались там?!!

Умнейте - и пишите: "Доверям"!

 

РЕКТОР

Это безобразие! Это подлог! Я ничего такого не говорил! И не думал! Немедленно пошлите кого-нибудь в радиорубку! Уволю!

ТИМОВ

 

Уже послали.

 

Входит МЭР с сопровождающими.

МЭР

Вы живы, Герцогий Петрович?!

РЕКТОР

Очень даже да. И надеюсь дать сдачи. Эти стишки... Это всё подстроено. Я разберусь.

МЭР

Да, я слышал. И кое-что видел. Вот, прочтите, на лозунге висело (подает листовку).

РЕКТОР

Я... без очков.

МЭР

Я сам прочту (читает)

 

Ширмы нет. Зачеркивать чревато...

Бюллетни (доносчиков - полки!)

Опускайте в урны, делегаты,

как в обыкновенную - плевки.

 

РЕКТОР

Зачем же было читать вслух? Всем ясно - мне просто завидуют. У меня нет достойного соперника! Тут с ошибкой даже написано! Это всё студенты подстроили!

МЭР

Констатирую факты. Действительно, кабинок для голосования и ширм здесь нет, кандидат один, зачеркивать его фамилию под взглядами - чревато. Учредители отсутствуют. А достойные соперники найдутся. Есть предложение перенести конференцию.

РЕКТОР

А я вношу предложение продолжать. Кворум у нас есть. Ведущий, продолжайте!

 

Мэр резко говорит: "До свидания" и выходит с сопровождающими.

 

ВЕДУЩИЙ

Давайте проголосуем - кто за то, чтобы в Устав университета внести поправки: "Если работа ректора будет оценена удовлетворительно, он автоматически остается ректором на следующий срок"?

 

Ректор смотрит на делегатов, и под его взглядом собравшие медленно поднимают руки.

 

ВЕДУЩИЙ

Кто против?

 

Ректор вглядывается в зал, стараясь рассмотреть лица голосующих против.

РЕКТОР (вполголоса, Тимову)

Десять человек? Всего лишь? Испугались… Надо же, и редактор моей газеты среди них!

ВЕДУЩИЙ

А теперь проголосуем за оценку работы ректора. Кто за то, чтобы поставить оценку "удовлетворительно"? Почти единогласно. Кто против? Воздержался?..

 

*****

ИНТ. Затемнение в кадре: поздний вечер. Коридор университета; выключен свет.

Опять та же тревожная музыка, слышны торопливые осторожные шаги, шепот троих. Посветив фонариком, двое приклеивают плакат. Шорохи: слышно, как клеят листовки и плакаты.

Резкий окрик: «Стоять!»

Зажигается свет.

 

1-й ОХРАННИК

Что вы тут делали?

2-й ОХРАННИК

Да что говорить, всё ясно. Ну-ка, я прочту.

 

Подходит к плакату, читает с паузами, заканчивает задумчиво.

 

По-боксерски: блестяще, но подло

добивает противников ректор.

Слово против - и ты вне закона...

И не то чтоб мы все были быдло...

Ректор - он нашей слабости вектор.

Если слаб - пресмыкайся и гнись.

Если ж нет - распрямись и борись!

 

1-й ОХРАННИК

Вот что, уважаемые. Мы должны вас задержать. Но... поскольку мы всё понимаем... что идет травля, увольнение... Только исключений студентов нам еще не хватало. Давайте сделаем так. Вы сейчас это снимаете - всё - и мы расходимся. Мы вас не видели, вы - нас.

СТУДЕНТЫ (вместе)

 

А если нет?

2-й ОХРАННИК

Тогда исключат вас...

СТУДЕНТЫ

А если компромисс? Снимем только то, что на виду.

1-й ОХРАННИК

Тогда найдут остальное, отнесут к ректору - и снимут нас. Уволят.

СТУДЕНТ

Ну... ладно. Срываем.

2-й ОХРАННИК

Мы поможем. Быстрее, Мадам здесь бродит.

 

Быстро срывают плакаты и листовки. Стремительным шагом к ним приближается Мадам.

 

МАДАМ

Что? Поймали партизан?

1-й ОХРАННИК

Да нет. Вот они... позвали нас, увидели листовки. Мы сейчас обыщем здание. А вы пока тут срывайте. Вот еще одна...

МАДАМ

Что вы застыли?! Бегом! Ловите их! Мы сами всё сорвем.

 

Охранники убегают. Мадам и студенты срывают листовки и уходят. Пауза.

 

ИНТ. КОРИДОР УНИВЕРСИТЕТА.

Веселая музыка. По коридору на тележке-карете, запряженной тройкой ослов, едет ректор. Тройка ослов - это его подчиненные в шапочках с ушами, в уздечках. На ректоре - мантилья, шапка магистра. Ректор помахивает плеткой. В ответ раздается "и-а, и-а, и-а!". Карета разворачивается и уезжает.

Слева из-за кулис высовывается голова студента.

 

ГОЛОВА 1

 (это студентка; говорит успокаивающе, пояснительно).

Это сон.

 

Справа из-за кулис высовывается другая голова, это студент.

ГОЛОВА 2

Точняк?

ГОЛОВА 1

Верняк. Это им снится.

 

Головы скрываются. Из-за кулис раздается храп, который переходит в сплетение, настоящий музыкальный узор из трех храпов мужчин с причмокиваниями, стонами, свистом, всхлипываниями.

 

ГОЛОВА 2

Господа зрители! Это заразно. Не спать! Не спать! Не спать! А то и вам приснится плетка. Эй

(кричит оператору),

 кто там заснул, давай затемнение! (Затемнение).

 

****

ИНТ. ЗАЛ ЗАСЕДАНИЙ УЧЕНОГО СОВЕТА..На сцене ректорский стол. Полукругом расставлены стулья.

Идет заседание Ученого совета. Оно уже заканчивается. Выступает ректор.

 

РЕКТОР

Итак, подытожим: прошло полгода со времен несанкционированных публикаций в газете. Ответ комиссии по поводу скандально известного "Письма" опубликован в газетах. Охранники, допустившие расклейки листовок, уволены. Теперь о делах и планах. Необходимо провести социологические исследования, чтобы определить ценностные ориентации студентов на предмет "Ум, честь, совесть, безопасность, материальное благополучие" - пришли предписания свыше. Нужно провести соревнования по университету на лучшего по профессии, назвать победителей в номинации "Лучший декан", "Преподаватель по жизни", "Мисс Совершенство УмГУ". Запланированный на ноябрь конкурс "Грамотей УмГУ" перенесем на октябрь.

В общем, жизнь идет, моральный климат... похорошел; не штормит. Кстати, я заметил некоторое отчуждение, есть сотрудники, которые избегают общаться со мной, стремятся меньше показываться на глаза. В приемной нет очередей. Напрасно, напрасно (со скрытою угрозой)... Возможно, это связано с тем, что мы с Лилией Сергеевной развелись... на прошлой неделе. Но вы должны меня понять - я хочу побыть счастливым. Имею право на радости. Вот, хочу представить: моя новая супруга - Тамара Николаевна Хамилова, прошу жаловать. Любить её я буду сам. Улыбнитесь: каламбур, господа.

 

Недоумение, легкий шум, полуулыбки, шепотки. Новожена наиграно скромно кланяется.

 

Кстати, на город идет мало информации о том, что здесь происходит. Я имею ввиду, что хорошего делаем. Я принял меры. Я подыскал нового главного редактора газеты. Руководить и в помощь.

РЕДАКТОР (резко)

 

Я знаю, о ком вы говорите. Мальчика, химика по образованию, вы хотите поставить надо мной, журналистом, потому, что тот дал несколько хвалебных заметок о вас в городские газеты? Мне не сделали ни одного замечания по газете. Значит, вы расплатились со мной за голосование?!

 

РЕКТОР

Мне все равно, как вы проголосовали. Заседание окончено. До свидания.

 

Редактор резко встает и уходит. Все, сделав паузу, опустив глаза, тоже идут к выходу.

 

 

 

ИНТ. Коридор университета.

Собираются группками преподаватели, в большинстве женщины. Кучкуются студенты. Громкие возгласы в группах.

 

1-й. Нет, ректору так поступать негоже!

2-й. Новожена на двадцать лет моложе!

3-й. Мадам достала, лезет всем под кожу...

4-й. И всё-таки...

5-й. И всё же, всё же, всё же!!!

6-й. Мадам всегда хотела одного:

Построить диктатуру для него!

7-й. Негоже так под старость поступать! 

8-й. А может, ЕЁ ректором избрать?

9-й. Но-но-но-но! К чему такие шутки?

Её мы не потерпим ни минутки.

10-й. А впрочем, если очень уж прижмет,

предложим ей - а там... как масть пойдет.

 

И опять все на сцене собрались в круг. Говорят шепотом, все - со всеми, поворачиваясь и смотря то на одного, то на другого. Постепенно нарастает шум, переходящий в ор, из однослогов:

"ля-ля-ля-ля, шу-шу-шу-шу, ой-ой-ой-ой, нет-нет-нет-нет-нет-нет, ох-ох-ох-ох-ох, вай-вай-вай-вай-вай, да-да-да-да-да-да-да, ну-ну-ну-ну-ну, эх-эх-эх-эх-эх-эх-эх, как-как-как-как-как-как-как, хи-хи-хи-хи-хи-хи-хи, ах-ах-ах-ах-ах-ах-ах-ах-ах-ах, но-но-но-но-но-но, ай-ай-ай-ай-ай, фу-фу-фу-фу-фу-фу-фу!!!!"

И в конце "Скандал! Скандал! Скандал!" - опять слышим мы отовсюду, и шум этот нарастает многократно за кулисами, переходит в общий крик, в ор. Звонок – пора на лекции. Резкая тишина. Все, покачивая головами, уходят. Пауза.

ИНТ. КОРИДОР УНИВЕРСИТЕТА. В кадре затемнение.

Тревожная музыка. По коридору идет Мадам. В руках у нее рулон ватмана и гротесково-громадный тюбик с "Моментом". Останавливается. Наклеивает плакат, намазав стену. Выразительно, с пафосом, читает текст вслух.

Вы кому скормили

Шефа своего?

Кроме тела с рожей

Нет в ней ничего.

Чтоб породу шефши

В вузе возродить,

Надо крокодила

С щукою скрестить.

 

Вбегают сотрудники охраны. Хватают за руки Мадам. Она вырывается. Мажет клеем спину охранника, с силой прижимает его к стене. Он прилипает; тщетно пытается оторваться. Второй охранник звонит по сотовому. Раздается сигнал скорой помощи. Вбегают-входят торопливой рысью люди в белых халатах с носилками. Мадам укладывают на носилки. Когда носилки поднимают и несут, один из санитаров, студент, садится в ногах на носилки и усиленно штудирует огромную книгу - "Психиатрию". Процессия удаляется. Слева из-за двери высовывается голова студента.

 

ГОЛОВА 1, Студент

(разъясняюще)

Это сон.

Справа из-за кулис высовывается другая голова.

Голова 2, студентка

Точно?

Голова 1

Зачетом клянусь. Это ей снится.

 

СТУДЕНТ и СТУДЕНТКА движутся к плакату, убедительно маша руками в камеру, на зрителей со словами "Сон это, сон. И вам это тоже снится. Не было тут ничего. Просыпайтесь, сейчас другое действие начнется". Они срывают плакат. Отрывают от стены охранника. Уходят, помогая идти покачивающемуся от шока охраннику.

 

 

****

Кабинет психолога. Шкафы с книгами, стол, стулья, компьютер.

 

Психолог ВИКТОРОВ за компьютером печатает письмо. Зачитывает вслух, правит.

 

ВИКТОРОВ

Всех благолепий редактору универгазеты от скромнооплачиваемого психолога! А лучше сказать, дикторедактору, дорогая наша кентаврица. Викторов моя фамилия - если вдруг забыла, ты же вся в борьбе... Пишу из Ростова. Я в отпуске. Резко удалился, ибо нервы не выдерживают даже у психологов - каждый день ожидать, что предложат уволиться. Но время быстро летит, через три дня уже на работу...

Спасибо за номера газеты, мне их вчера передали. Рехтур Сёмик будет последним идиотом, если он с тобой расстанется. Газета стала интересной и основательной. Не сравнить с другими вузами (разве что с НГУ). Я с пользой (и с выписками!) пошатался по статьям про гуманитаризацию и по автору информашек "Про это". Хотя он, конечно, большая бестия - использует конъюнктуру. Решил поделиться с тобой кое-какими мыслями, и вот электроню – да здравствует Бил Гейтс с его интернетом! Говорят, вблизи всё теряет, большое видится на расстоянии? Так вот... Сдается мне, что в нашем вузе учатся (их где-то около трети-четверти) омерзительно ушлые юные создания, мечтающие о легких деньгах и быстрой карьере. Многие из них попивают, пробуют наркотики. Подчеркиваю, преподаватели стараются вложить в них нечто большее, чем примитивное понимание своего места в ожесточающемся мире, но... Как бы то ни было, и это студ... это стыдобщество неизбежно придет к каким-то формам внешней организации молодежной жизни. Иначе они останутся дикарями. Но пока... Вот уже назначили им кураторов, пробуют проводить какие-то смотры, встречи. А им все формы общения по фигу. Один блуд и тусовки на уме. Не умеют лидировать, не чувствуют необходимость подчинения цели в каком-то общем действии. Сбиваются в кучу, чтобы потреблять, но ничего не отдавать. Думаю, что такой тренинг скажется позже и на их работе. Они могут сейчас выполнять конкретную индивидуальную работу, но совместную - нет. Сама форма общего собрания и обсуждения какого-либо вопроса у них УЖЕ не проходит. Или - ЕЩЕ? Вот в чем вопрос. Как бы я хотел ошибаться на их счет! Всех благолепий тебе и места, где можно укрыться от большого сидуна на троне...

 

Звонит сотовый телефон.

Алло, слушаю. Инна?! Как жизнь проистекает? А я как раз пишу тебе письмо. Не горячись, восстанови ровные отношения с рехтурой. Газета твоя делается мастерски, даже обормоты-студенты стали писать-сочинять. Чего ты ввязалась в эту борьбу?

 

Пауза. Слушает.

 

Я понял бы, если б как, вспомним историю, в 1967-м... Тогда народ весь пламенел, интеллигенция и часть политиков хотела блага. Тогда бы ты могла упрекнуть меня в мещанстве, соглашательстве и "чего изволите" перед сильными мира сего. А ты глаза разуй, сейчас 2007-й, посмотри на народец - да они ж маленькие березовские и немцовичи. А ты на Сёмина войной идешь, зачем тебе это? И студенты тоже - с листовкой против танка… Ради кого и чего? Если ты думаешь, что в УмГУ сплошь честные и обиженные, то очень ошибаешься. Я думаю, победи они, и тебя ж новая правящая универэлита скушала бы очень скоро. Преувеличиваю? Ну, не знаю... Вот твоя газета, твое "Слово" - она же профессиональна, и даже Сёмина подает в том его качестве, что он работает во благо университета. Понимаю, что иначе нельзя... Инн, газета - это твое честное и интересное дело, и ты его хочешь лишиться? А с Сёминым будь осторожна, он далеко не прост. Кто сотрудничал с ним на прежнем месте, говорят, что с ним в универе были весьма сложные и затяжные конфликты. Даже я, даром что психолог, держусь от него подальше.

 

Пауза. Слушает. Закуривает.

 

Мне звонили, знакомое тебе универлицо выписал из столицы высокую психоптицу, старую, в академических перьях и прочих регалиях... Кое-кто может лишиться работы. В остальном все хужеет. Такого разгула негатива не было, хотя многие успели сменить идеалы на баксы еще в конце хрущевской оттепели. Работать всё труднее и труднее, ибо ценится не профессионализм, знания, умение устно работать в аудитории, а свой круг добывания денег за ничто плюс подношения. Конечно, проще тем, кто вступил в какие-то кланы, имеет доступ к фондам, или консультирует какие-то фирмы.

 

Пауза. Слушает, морщится.

 

Что значит «замириться»"?! Это мне-то? Закулисье кафедр хорошо мне известно. Я давно уже понял свой феномен - моя фамилия вызывает страшную злобу тех, кто расположился на теплых вузовских кучах, соблюдает правила навязанной ректором игры и делает неплохой съем. Тут целый клубок интриг, сплетен, и прочей гади, а я не вхожу в эти "стаи" и не котируюсь в этой среде. Отдохну, буду опять весь в работе. У меня сейчас несколько групп первокурсников, и надо онаучить начало... Кстати, преподаватели, те, кого ректор постоянно цепляет, просят провести консультацию - как держаться с диктатором, как защищаться от психического нападения, которое он проводит ежечасно и безнаказанно, как вампир. Надо будет рассказать им о законах этологии. Это наука такая, проводит параллель между звериной и человеческой стаей, объясняет повадки вожаков, лидеров и ведомых. Ректор всех достал, властный до беспредела, грубый, самовлюбленный. Нужно подготовиться, прочитать лекцию нашим тайным сопротивленцам, и провести тренинг на тему "Короля делает окружение, или профилактика от прогибания". И всё это со словами, с разбором жестов и мимики. Не так уж просто, да и опасно, ректор может наскочить, ибо пресмыкающихся и доносящих хватает. Но - интересно. Единственно смущает - кое-кто надеется на чудо, думают, если подключить психолога, всё само собой решится. А надо надеяться на себя. Я, кстати, такой же человек, как все, и ничто человеческое... Соскучился по тебе очень. Ну, пока! Скоро увидимся. Удач и жизненного безухабья!

 

ИНТ.КОРИДОР УНИВЕРСИТЕТА.

По коридору  идут КУЗНЕЦОВ и ОФИЦЕРОВ. Останавливаются.

 

КУЗНЕЦОВ

В университет просятся гастролеры - местячковая подростковая труппа. Затевают создать совместный клуб. Ректор дал согласие - говорит, нужно разнообразие и раскованность, хоть я и обсказал их новогоднее выступление (увы, видел, убил два часа). У них в программе - чесание в промежности, хамство, вампиризм, идиотские шутки: "Расскажи, Снегурочка, с кем была, кому дала"...

ОФИЦЕРОВ

К сожалению, наш народ все быдлеет, особенно растлевается молодежь... Идет осквернение сущности человека, замена её звериным, умаление души. В остальном - бытовуха и тоскливое сидение, выживание. Даже в такой обстановке приходится выстраивать отношения и компромиссировать. Так ректор всё же разрешил?

КУЗНЕЦОВ

Он сейчас в эйфории от личной жизни, нечестной победы и ни во что вникать не хочет. Только делает вид, что слушает. А престиж университета можно запросто уронить - и не поднимешь потом. Ну, до встречи, пойду в студклуб, загляну на репетицию. Кажется, сегодня там встреча с местячковыми комедиклабцами...

Уходят.

 

ИНТ. В кадре сцена. Занавес открывается. На сцене - ВЕДУЩИЙ местячковой группы.

 

ВЕДУЩИЙ

Уважаемые студы! С соизволения руководства вуза мы делаем вылазку в ваш студклуб. У вас смелый, вольный университет! В двух вузах нам не разрешили. А в вашей студгазете есть даже рубрика "Про это", мы читали. А не хотите ли посотрудничать с нами? Ну, например, создать здесь свой клуб "Эрот", типа "Камеди клаб", прописать шуточно Устав, правила поведения, сочинить тексты для клуба экзотическо/эротической песни, сценки... Работа платная. Мы для затравки привезли вам инсценировку песни о преподавателе, мужчине поношенного возраста - с ярко выраженной припадочной похотливостью. Опачки! Встречайте!

 

Седой бородатый "профессор" в шляпе, с длинной бородой танцует чечетку. Сзади - подтанцовка: два не менее старых научсотрудника. Время от времени через сцену проходят "паровозиком", вихляя бедрами, соблазнительные фривольно одетые "сотрудницы" (под припевы). Тогда «старики» отдают им честь, поворачиваясь по ходу движения и провожая взглядами, перемигиваясь и цокая языками. Припев «старики» поют вместе.

 

Я, старый прогорклый распутник,

Коплю гормональную дурь.

Виагру я впрок потребляю

Для Золушек, фей, помпадурш.

Жаль, по простой мужской нужде -

Простите, распускаю нюни -

Уже пускают не везде

На романтические слюни.

Такое вот "увы"!

Такое вот "увы"!

 

Здоров я, загажен пороком,

Но тверд, как предмет мой, и бодр.

Я взглядом девиц раздеваю.

Не взгляд - медицинский осмотр.

Жаль, по простой мужской нужде -

                   Простите, распускаю нюни… (припев до конца)

Что делать, коль сексполовина

От мужа воротит мурло

И пресную корчит невинность:

Не трогай, мол, все заросло?

А по простой мужской нужде -

Простите, распускаю нюни …

 

 

Я знаю, измены пустые -

Предмет гормональных боев.

А взрывы страстей холостые

Ведут к разрушенью основ.

 

Ах, по простой мужской нужде -

Простите, распускаю нюни…

Невинность жены досаждает

Уже основательно мне.

И техника жестов в постели

Знакома жене не вполне.

Жаль, по простой мужской нужде -

Простите, распускаю нюни…

Вот эти, сидящие в зале,

Возможно, плоды моих чресл.

А я, ай-я-яй, к ним питаю,

Увы, половой интерес.

Ведь по простой мужской нужде -

Простите, распускаю нюни…

Кто хочет стать дядькой закислым,

Пусть строит семейный оплот.

А я на забеги повелся:

Все курсы - на женскую плоть.

Ведь по простой мужской нужде -

Простите, распускаю нюни…

Я, член десяти академий,

Прошу у судьбы перемен:

Верни, о судьба, КПД мне -

В мой старый потрепанный ... мм-мм...  мозг.

Ну, по простой мужской нужде -

Простите, распускаю нюни…

Да, нравственность каждого вуза

То в анус стремится, то в тлен.

Но, други, зато в организме

Встает-поднимается

(пауза; перебрасываются совещательными взглядами)

... тонус.

А по простой мужской нужде –

Простите, распускаю нюни -

Уже пускают не везде

На романтические слюни.

Такое вот "увы"!

Такое вот "увы"!

 

"Профессор" танцует чечетку, по ходу сбрасывает шляпу, срывает бороду. То же делает и подтанцовка: два старых научсотрудника превращаются в молодцов-удальцов с обнаженными торсами. Сняв пиджаки, они лихо крутят ими над головой и уходят со сцены под музыку. Студенты переглядываются. Раздаются жидкие нерешительные хлопки.

 

ВЕДУЩИЙ

Не стесняйтесь! Они старались! Искупайте их в аплодисментах. (Все хлопают). Уважаемые студы! Мы просили принести и прочитать что-нибудь свое в жанре стихоэротики. Кто готов? Просим, не надо стеснятся!

СТУДЕНТ

У меня коротенькое.

ВЕДУЩИЙ (ёрничая)

Что? Что у вас коротенькое?

СТУДЕНТ

Стих, стих у меня коротенький. С остальным всё в порядке. (Читает)

Как устроен студ и преп?

Довольно просто.

Мозг и сердце и пупок -

согласно ГОСТу.

Ниже чуть - какое-никакое -

стойкое достоинство мужское.

ВЕДУЩИЙ

О, да это самый настоящий отпад! Поздравляем! Кто еще? Может, представительницы слабого прекрасного пола хотят смелость проявить?

СТУДЕНТКА

У меня есть. Посвящено... одному профессору.

Ах, жаль, ты не попался мне,

сексизма знамя!

Потрепанные хреники в цене.

Их рву - на память.

ВЕДУЩИЙ

О, шалунья! Какая экспрессия! Как пикантно! Браво! Остальные потом. А сейчас, как договаривались, давайте вашу эпатажную сценку, господа студенты. Посмотрим, на что способен ваш студенческий театр.

 

Под похоронный марш студенты вносят гроб. В нем - человек в боксерских перчатках. Четыре человека в боксерских перчатках с поднятыми правыми руками сопровождают гроб. С ними нарядная молодуха. Внезапно музыка смолкает, раздается барабанная дробь. Гроб ставят на пол. Человек в гробу резко открывает глаза, поднимает руки в боксерских перчатках - и вдруг оказывается, что это специальные боксерские перчатки для крутых, в них можно делать "распальцовку". Крутой вскакивает, и выпрыгивает из гроба, подходит к молодушке и начинает, заигрывая, танцевать шейк, затем подхватывает её на танго. Группа сопровождения окружает танцующих, боксируют друг с другом, затем "посылают удары" в зал, потом ходят вокруг танцующей пары с поднятой вверх правой рукой.

 

Входит КУЗНЕЦОВ.

КУЗНЕЦОВ

Немедленно прекратите!

СТУДЕНТЫ и ВЕДУЩИЙ

Но ректор не против... Он разрешил...

КУЗНЕЦОВ

Ректор? Не лукавьте. А он это видел? Этот, с позволения сказать, номер? А я видел. Думал, не буду тревожить, раз опоздал, поприветствую гостей позже, не обозначился... И вы полагаете, что кому-нибудь, хоть одному из нашего университета, не ясен будет подтекст этой сценки? И кто поручится, что вы все останетесь учиться здесь? Гостям вашим поудивляются, а весь негатив достанется вам. Не маленькие, что вам объяснять… Нельзя так, ребята. Это же все-таки университет. И ректор, какой ни какой. Есть этика отношений между студентами и преподавателями. У нас свои, взрослые дела, и мы обойдемся без студенческих подколов, без этих ваших намеков. Не лезьте в это. Учитесь. Не мешайте нам. Мы сами разберемся.

 

Студенты расходятся, тихо переговариваясь и унося реквизит: гроб, перчатки и другое.

Проректор уходит с гостями.

Затемнение. Пауза.

ИНТ.КОРИДОР УНИВЕРСИТЕТА.

Музыка. По коридору движется карнавальная процессия. Впереди, на носилках - Ректор в одеянии фараона. Его обмахивают опахалами. За ним на острие пики несут Устав, проткнутый острием. Идут ВОИНЫ разных времен: рыцари, мушкетеры, кавалеристы, гусары. Трое-четверо ШУТОВ позвякивают бубенцами, кувыркаются, кривляются-гримасничают. ДАМЫ разных эпох делают книксен и шлют воздушные поцелуи РЕКТОРУ, и он заинтересованно оглядывает отправительниц. Следом строем идут СТУДЕНТЫ, жонглирующие крупными картонными пятерками, тройками, двойками, четверками. Перебрасываются друг с другом, роняют, зашвыривают двойки за кулисы. Играют в чехарду. Один студент, убедившись, что на него не смотрят, уползает по-пластунски, и за ним еще трое. Двое студентов (один другого везет на карачках) устремляются вослед ему. Начинаются испанские танцы: дамы зазывно кружат вокруг РЕКТОРА.

Слева из-за дверей высовывается голова студента.

 

ГОЛОВА1 (пояснительно)

Это сон.

Справа из-за кулис высовывается другая голова, студентки.

ГОЛОВА 2

Точно?

ГОЛОВА 1

Точняк. Это им всем снится.

 

Кривляясь, передразнивая дам, студент шлет воздушные поцелуи в зал. Раздается хор из храпов, свиста, причмокиваний, стонов, однослогов. Вдруг раздается резкий шокируюший звук: пр-р-р-р. ГОЛОВА 1, студент, конфузливо вскрикивает: «Ой! Это во сне, во сне!» Затем набирает полную грудь воздуха и сильно дует на процессию. Процессия начинает покачиваться, как от ветра, и удаляется за кулисы - её "выдувает". Головы скрываются. Звуки стихают. Занавес.

 

 

 

ИНТ. Аудитория.

Здесь идят около десяти сотрудников. Тайное занятие с ними ведет психолог ВИКТОРОВ.

 

ВИКТОРОВ

Я тут распотрошил для вас Гэ Вэ Щекина - "Психология кадрового менеджмента", А Пэ Егоршина - "Управление персоналом" (показывает книги). К сожалению, книги "Психология ректоров" нету... пока. Еще я принес вам показать " Приемы влияния на людей" - обратите внимание. У этого же автора есть " Методы влияния на людей". Это Таранов. Я буду рассказывать про типы руководителей. А чтобы сократить тексты, коих много, подсказывайте мне, где, как говорят, козе понятно, а где надо подробнее. Сегодня у нас мало времени.

 

Ведет занятие, часто заглядывая в тетрадь и в книги с закладками, зачитывая оттуда.

 

Трудные руководители имеют общие черты, жестко фиксированный стиль, набор закидонов для контроля над другими. У таких подчиненные заранее знают, что их шефы собираются сделать. Общение с ними отнимает много нервов. Затрачиваемая энергия не соответствует важности проблемы... Так, а кто записывает? Не разрешаю. Не создавайте себе проблем - мало ли что... Всё закладываем в память. Итак, типы руководителей. Сориентируемся сразу, какие нам не интересны. Что скажете насчет типов "мафиози", "новый русский"?

 

ПРЕПОДАВАТЕЛИ

Нет. Пропустить. Эти явно нас не интересуют.

ВИКТОРОВ

Согласен. Пошли дальше. (Читает). "Авторитет" - сильный, властный, возражений не терпит, в образе "красного директора" - советского руководителя. Привык к чинопочитанию. Живет по пословице "начальник всегда прав". Подчиненные, которые не хотят смотреть на него снизу вверх, вызывают у него агрессию. Может быстро уволить непокорного. Обладает незаурядной волей и мощной энергетикой. Потребность во власти и контроле над людьми развита чрезвычайно сильно. От подчиненных ждет не столько одобрения и восхищения своей персоной, сколько беспрекословного выполнения приказов. Ну, что-нибудь совпадает?

ПРЕПОДАВАТЕЛИ

Еще как! Почти всё.

ВИКТОРОВ

Запоминайте, что совпало, потом обобщим. Дальше пошли. (Читает). "Наполеон" - обычно невзрачная внешность, куча комплексов, уровень интеллекта чаще всего средний. Стремится к власти для залечивания своих психологических травм. С детства ощущал свою неполноценность: девочки не обращали внимания, ребята колотили, взрослые унижали. Со временем стремление совершенствовать себя приняло характер гиперкомпенсации, побуждая его развиваться. Брал усердием. Спортом занимался. Очень тщеславен. Больше всего на свете боится потерять должность и статус. Дисциплинирован, подтянут. Любит себя и свои заслуги. Злопамятен. Обидчив. Шуток и критики не прощает... Есть точки попадания?

ВСЕ

Есть, есть. А как же!

ВИКТОРОВ

"Надуватель щек". Любит разыгрывать из себя птицу высокого полета. Напускает загадочный вид, давая понять окружающим, что он много знает и может.

ПРЕПОДАВАТЕЛИ

Нет. Пожалуй, мимо.

ВИКТОРОВ

"Организатор". Постоянно в движении. Общителен. Предпочитает быстро решать оперативные задачи в ущерб стратегическим. Образ доброжелательного, увлеченного...

ПРЕПОДАВАТЕЛИ

Нет. Нет.

ВИКТОРОВ

"Хитрый лис". Внешне всегда улыбающийся, приятный человек. Всесторонне развит. Творческий тип личности...

ПРЕПОДАВАТЕЛИ

Нет. Нет. Не подходит.

ВИКТОРОВ

"Серый кардинал". Очень сильная личность. Предпочитает быть в тени, на вторых ролях. Внешне аскет, на лице его ничего нельзя прочесть, решений сам не принимает, любит их подготавливать.

ПРЕПОДАВАТЕЛИ

Нет. Но... Это же его Мадам!

ВИКТОРОВ

Дальше пойдем. "Задира". Громогласен, тверд, имеет сильное желание контролировать других.

ПРЕПОДАВАТЕЛИ

Есть сходство. А что про него сказано?

ВИКТОРОВ

Все - сюда, ко мне, делаем круг.

 

Его окружают. Он продолжает таинственным полушепотом.

 

Жизнь для Задиры - это непрекращающаяся борьба за власть. Задиры боятся двух вещей: собственного несовершенства и любой формы близости. Когда вы имеете с ним дело, смотрите и говорите открыто, называйте по имени-отчеству, чтобы привлечь внимание, но не принимайте боевой стойки. Старайтесь контролировать собственный страх, так как страх только подстрекает его. Когда его наступательный порыв начнет ослабевать, ваша очередь взять инициативу. Избегайте любого столкновения. Будьте дружелюбны, но тверды. Улыбайтесь, если это уместно. Сосредоточьтесь на вашей проблеме и нуждах. Если вы проявите уважение, а не страх, Задира будет искать другую жертву. Теперь о "Мафиози". Специфически примитивная речь...

ПРЕПОДАВАТЕЛИ

Нет. Явно не наш тип.

ВИКТОРОВ

"Льстец". Постоянно улыбается, дружелюбен, угодлив, с чувством юмора...

ПРЕПОДАВАТЕЛИ

Нет.

ВИКТОРОВ

"Всезнайка". Знает много, но действует так, как будто знает всё. Нетерпелив. Не способен слушать. Думает, что его ум - единственный способ оценки...

ПРЕПОДАВАТЕЛИ

Не совсем то...

ВИКТОРОВ

Думаю, достаточно теории на сегодня. Завтра остальные типы разберем и расскажу об этологии. И сделаем сборку, психопортрет нашего незабвенного - совместными усилиями. Так, сели на места. Я специально вас в круг собирал: необычно – и быстрее запоминается. А сейчас - тренинг. Разработал его на скорую руку, с помощью психологической и художественной литературы. Будут цитаты из разных книг. Накрал-накомпилировал, но - для вас же, на дело. Запоминайте цитаты - пригодится. Поработаем диалогами. Побываете в шкуре начальника и подчиненного - чтоб души просканировать. Это поможет в поисках методов защиты. Кстати, читали книжицу "Защита от психологического нападения"? Советую. Надо отметить, ректор очень ПОЗНЫЙ человек; это мое словцо, от слова поза. То есть РЕАГИРУЕТ НА ПОЗУ. Сядешь как заяц - он смотрит львом. Переспросишь: "Что? Не понял…" - и плечи расправишь, голову повыше, на лице другое выражение сделаешь - и он сама предупредительность. Помните об этом всегда. (Пауза). Вот здесь ставлю стул для нашего игрового начальника, Лжеректора. (Ставит стул ближе к центру). Им сначала побудет... вот вы, пожалуйста. А вы, остальные, принесете – ну, как бы, как бы - листок с заявлением... Это будет просьба о материальной помощи или отпуске, вызов на конференцию, заявление на оплату сверхурочных... Пока просто анализируем общение. Итак, вы – ректор, или Лжеректор. Садитесь сюда, за стол. Изображайте, что я скажу, мимикой, жестами, придумывайте слова. Первая установка вам: "высокооплачиваемое хамство" (всё время выделяет интонациями цитаты). Ну, как говорится, занавес поднять!

 

 

"Ректор" садится, небрежно развалившись. Снисходительно смотрит на присутствующих. Раздраженно листает тетрадь психолога.

 

ВИКТОРОВ, он же ЛЖЕРЕКТОР

Начинаем по одному подходить с просьбами. У вас, коллега, на лице будет "вынужденное подобострастие и страх". Смелее, это же игра. Но сыграть нужно так, чтобы самому стало противно. Все наблюдают. Ждем диалога, фантазируйте!

ПРЕПОДАВАТЕЛЬ 1 (заискивающе)

Герцогий Петрович, будьте добры... Мой коллега из отдела уволился, и я уже месяц делаю весь объем работы за двоих. Нельзя ли сделать мне полторы ставки? Штатное расписание позволяет...

ЛЖЕРЕКТОР (уничижительно)

А что он делал? Да ничего. Вы справляетесь, потому что делаете свою норму. А если денег не хватает, значит, нерационально используете зарплату. Сначала научитесь экономить.

ПРЕПОДАВАТЕЛЬ 1

Но мы работали вместе три года...

ЛЖЕРЕКТОР

Скажите лучше, бездельничали три года. До свидания.

ПРЕПОДАВАТЕЛЬ 1 (с затаенной обидой)

До свидания, Герцогий Петрович.

ВИКТОРОВ (комментирует)

Не Джигарханян и Абдулов, но... Теперь входите вы (обращается к следующему преподавателю), и к ректору, и в роль просителя. А мы все запоминаем мимику, жесты, представляем себя на месте одного и другого и ни на минуту не забываем, что вся наша жизнь - ролевые игры. Ректору предписываю "аристократическую рассеянность на грани презрения". А у вас, милейшая - "сдерживаемое благоговение" на лице.

ПРЕПОДАВАТЕЛЬИЦА

Герцогий Петрович, извините, что отвлекаю вас от дел.

ЛЖЕРЕКТОР (рассеянно, перекладывая бумаги)

И что же вас на это толкнуло, если не секрет?

ПРЕПОДАВАТЕЛЬНИЦА

У нас на кафедре уволились три физика. А мой знакомый, кандидат наук, недавно приехал из Вологды и ищет работу.

ЛЖЕРЕКТОР

"Если оно зеленое или дергается - это биология. Если воняет - это химия. Если не работает - это физика". Так говорится в "Кратком определителе наук". А я добавлю: если кто не работает, так это физики. Разделите нагрузку тех, кто уволен, и сами справитесь. Работать надо энергичнее.

ПРЕПОДАВАТЕЛЬНИЦА

Но специфика не позволяет...

ЛЖЕРЕКТОР (перебивает)

О чем-то я еще хотел сказать. А, об энергии. "Энергия любит материю, но изменяет ей с пространством во времени". Здорово, да?

ПРЕПОДАВАТЕЛЬНИЦА (льстиво)

Это вы сами? Хороший афоризм. Не каждый сумеет...

ЛЖЕРЕКТОР (перебивает)

Я, не я - какая разница! Нужно будет. И получше придумаю, не сомневайтесь. Так, где же эта бумага (роется, ищет). Идите. Идите-идите. Некогда мне.

ВИКТОРОВ

 

Хороша сценка! Теперь меняем ректора. Ну-ну, что так разволновались? Это же игра. Упражнение на выживание, чтобы психика вырабатывала линию поведения. Чтобы и чувство собственного достоинства не ущемлять, и выказывать уважение, приличествующее положению и возрасту начальника. У кого-то это будет что-то среднее между "пороком правдолюбия" и " добровольным подобострастием", тут уж ничего не поделаешь, все вы сложились как личности. Разбиваю вас на пары - и вот вам по бумажке. Это установки. Вы их нам сейчас зачитаете. Начинайте сразу.

 

Раздает бумаги.

ПРЕПОДАВАТЕЛЬ 2

Я пришел тонко намекнуть ректору на его управленческий маразм.

ПРЕПОДАВАТЕЛЬ 3

А я - ректор и прямым текстом говорю, что под моим началом работают бездарные никчемности.

ПРЕПОДАВАТЕЛЬ 4

Я - ректор, который стремится увиноватить каждого, применяю "укоряющее сочувствие".

ПРЕПОДАВАТЕЛЬ 5

А я пришел просить за сотрудника-подчиненного, и тон у меня вкрадчиво-убедительный.

СОТРУДНИК

Я - ректор, "человекожомная машина", заставляющая всех мандражировать на полусогнутых.

ПРЕПОДАВАТЕЛЬ 6

А я сотрудник - "яростный правдолюбец, решивший заголить безобразие до корней".

ПРЕПОДАВАТЕЛЬ 7

У меня, ректора, появляется манера уходить от вопросов, отвечать с "раздражительным недоумением".

ПРЕПОДАВАТЕЛЬ 8

А у меня "жертвенный порыв", я пришел защитить коллегу.

ВИКТОРОВ

Всё это мы посмотрим завтра. А держать хребет прямым будем учиться сейчас. Теперь я - ректор. Мы в самом деле прощаемся до завтра - и чтоб на том же месте, в тот же час. Уходя, откланяйтесь мне - холодновато, чуть-чуть рассеянно, с чувством собственного достоинства. Первый пошел... Да не смотрите, как загипнотизированный, сразу мне в глаза. Посмотрите на коллег, по сторонам, затем легкий короткий взгляд мне в глаза, почтительный кивок, четко, негромко, чуть небрежно - "до свидания"... Теперь вы. Женщины, вы можете это делать мягче, с жестами: чуть поправляя воротничок или руку сунув в карман... Следующий...

 

Внезапно в аудиторию входит  настоящий ректор.

 

РЕКТОР

Что здесь происходит?

ВИКТОРОВ

Здравствуйте, Герцогий Петрович. Здесь была небольшая лекция-семинар на предмет того, как сживаться и выживать в коллективе.

РЕКТОР

 

Мне никто ничего не говорил об этом.

ВИКТОРОВ

А Лидия Сергеевна? Она, по-моему, сейчас заглянула и быстро ушла. Или мне показалось… Вообще-то мы закончили и прощались. Но если хотите, присаживайтесь, и я продолжу.

РЕКТОР

Да нет...

ВИКТОРОВ

Тогда я попрощаюсь со всеми - до свидания, коллеги. Я спешу. До свидания. И помните, что я говорил о церемониях встреч-прощаний. До свидания, Герцогий Петрович.

Он быстро кивает, коротко взглянув на ректора. Уходит. Вслед за ним по очереди, по одному и по двое прощаются с ректором сотрудники, буквально скопировав сухое прощание.

 

РЕКТОР

Ну, вы прямо как зомби. Что, и никто и поговорить не хочет, попросить чего-нибудь?

СОТРУДНИКИ

 

 До свидания, Герцогий Петрович. До свидания. До свидания. До свидания. До свидания. До свидания. До свидания.

 

Все уходят, последний - ректор.

 

***

 

 

ИНТ. Коридор университета.

На сцену выходят Владимиров и Александрова.

 

 

 

ВЛАДИМИРОВ

Поздравьте - я, кажется, потерял подработку. Мне редактор "Вестника" дал заказ на статью, но потом от него пошли всякие намеки, что материалов и так хватает, плюс про мой предыдущий очерк сказал, что легковесно. Я плюнул - ну уж, еще и тут прогибаться?! И вдобавок деньги за летние материалы он выдал только в ноябре и в три раза меньше, чем платит за такие же объемы своим надежным кадрам. (Пауза).

На кафедре меня жрут уже наглядно. Появилась ассистентка, которая как бы дублирует мой предмет. Если Бог поможет, я найду место и с бо-о-о-ольшим удовольствием покину этот гадюшник ненависти, склок, надутых амбиций. Боже, сколько нервов и сил отнимают они у меня в это страшное время... Хотя есть, конечно, умные и интересные люди, есть нормальные студенты. Поддерживаем друг друга, как можем. Но, повторяю, рыба гниет с головы. Был вчера в театре, хотел подработать на рецензии, так вот наблюдение с презентации: разлетаются в прах последние остатки приличий.

АЛЕКСАНДРОВА

Странно, в начале 20 века функция прессы защищать признавалась людьми. Ушло время, когда купить газеты было проблемой. Сейчас всё, что серьезно и жизненно, что разумно, быдлу не нужно. Работать в вузе всё труднее и труднее, ибо цениться не профессионализм, знания, умение устно работать в аудитории, а свой круг добывания денег ни за что плюс подношения.

ВЛАДИМИРОВ

Увы. У нас всё - хрен плюс редька плюс прокисший лимон. Видимо, есть силы, которые топят моего издателя Лукича. Я желаю ему терпения плюс умной хитрости, дабы увернуться. В вузе бедлам и чавканье. Боятся грядущей осени, сокращений. На кафедрах скоро перевыборы.

АЛЕКСАНДРОВА

Студенты тоже совсем уже дошли от такой сладкой жизни - мозги у них уже набекрень... Скандалы с выборами, гонения ректорские на негнущихся преподавателей на них, безусловно, подействовали. Какие-то замкнутые стали, подозрительные, ни во что не верят... Или скрываются от нас на дипломной взаимной каторге, или пишут там и приносят такой бред, что даже мне со стилистическими трюками нечего придумать, ну, просто невозможно выправить. А всё же есть среди них настоящие свободолюбивые личности.

ВЛАДИМИРОВ

Вы про плакаты и листовки?

АЛЕКСАНДРОВА

Да. Тут нужна была смелость, бескомпромиссность. Им этого хватило. Жаль, что ситуация так и не пришла в норму.

ВЛАДИМИРОВ

Я, честно говоря, еще бы поворчал-поспорил. Но в принципе с вами согласен. Жду вас завтра на большой переменке - давайте, что ли, сходим в столовку, поговорим. Я тут подумал: вот мы общаемся, общаемся, несколько месяцев, но всё бегом, суета сует... А если это любовь?

АЛЕКСАНДРОВА

Шутите?

ВЛАДИМИРОВ

Да вроде нет... Что скажете?

АЛЕКСАНДРОВА

А вы скажите, как вам надо, и я скажу...

ВЛАДИМИРОВ

Ну вот, поговорили... Когда я еще так расхрабрюсь?

АЛЕКСАНДРОВА

Ну, до завтра, коллега.

ВЛАДИМИРОВ

До завтра. Надо жить-выживать.

 

Медленно идут в разные стороны.

Раздается щелчок: включается университетское радио. Звучит песня. Владимиров и Александрова останавливаются и прослушивают половину песни, быстро оглядываются друг на друга, уходят.

 

Что посоветуешь?

Себе я не советчица.

Тебя увижу - и глаза от счастья светятся.

Как мне сдержать слова,

что вовремя не сказаны:

прости, единственный,

одним мы миром мазаны...

 

Говорю тебе искренно:

Я тебя не унижу -

ни затасканным словом,

ни заученным жестом.

Под шумок со мной за руку

поздоровалась истина:

жизнь украсим мы дружбой.

А любви в ней не место.

 

 

Я на развалинах

чужой судьбы не выстрою

ни тихой гавани для встреч,

 ни дом на пристани.

Ушли года,  и я

прошу тебя -  пожалуйста,

не раздувай опять

души моей пожарища.

 

Говорю тебе искренно:

я тебя не унижу -

ни затасканным словом,

ни заученным жестом.

Под шумок со мной за руку 

поздоровалась истина:

ничего, кроме дружбы,

раз любовь неуместна.

 

***

 

ИНТ. КОРИДор университета.

Затемнение. Полутьма, как бы поздний вечер. Коридор университета. Звучат несколько тревожных нот. По коридору крадучись идет Мадам. Она несет большой пакет. Останавливается перед дверью кабинета ректора. Вытаскивает из пакета винтовку с оптическим прицелом. Смотрит в прицел на зрительный зал. Говорит патетично, с придыханием, свистящим полушепотом.

 

Ты со мной, моя ненависть,

ты - со мной...

Здесь он...

Слышишь шаги его

за стеной?

Распахну, как задумала,

эту дверь.

Все тебе брошу в жертву я.

Все. Поверь.

Как судьба, тяжело ружье.

Не прощу.

И с него, и с себя – вдвойне! -

Все взыщу.

Я смогу, моя ненависть,

я   с м о г у

разметать его волосы

на снегу.

Не шатай меня, ненависть:

промахнусь.

Как любовью, надеждою

обманусь.

Лгать не стану:

что плакаться о судьбе? -

По себе выбирала я, по себе.

Что же руки дрожат мои?

Н е т. Прости.

Пожалей меня, слабую.

Отпусти. (После паузы)

Пусть... живет.

Лучше ты уйди. Спрячь свой лик.

И, Бог даст, мы не встретимся.

Свет велик. (После паузы, с новой силой).

Нет, напрасно я

душу рву себе:

Не прощу!..

Никому не отдам его.

Всё взыщу.

Герцог, где ты, изменщик мой?

Отзовись!

Ревность воет в душе моей.

Берегись!

 

Подходит к двери, прислушивается. Из кабинета раздается громкий заливистый кокетливый хохот. Дверь распахивается. На пороге - пикантно одетая раскрасневшаяся Новожена. Она испуганно открывает рот, смотрит в глаза Мадам. Она видит винтовку. Мадам целится в нее. Тихо простонав, Новожена опускается на колени, поднимает руки, сложив ладони в мольбе. За распахнутой дверью слышится голос ректора.

РЕКТОР (игриво)

Я сейчас, сейчас, сейчас...

Мадам, как загипнотизированная, оборачивается на его голос. Пользуясь моментом, Новожена делает несколько шагов на коленях, затем опускается на четвереньки и быстро ползет по коридору. Мадам поворачивается к ней, целится. Девица пытается увернуться, комично виляя задом, уходя зигзагами, громко постанывая. Мадам делает три выстрела подряд, но промахивается. Из кабинета выбегает ректор. На груди его висят связанные боксерские перчатки.

 

РЕКТОР (обалдев, но пытаясь говорить официально)

Лилия Сергеевна! Что вы здесь делаете! Рабочий день закончен... А... что это у вас?

Мадам медленно наводит на него винтовку.

 

РЕКТОР

(перепуган, но реагирует по-спортивному быстро, говорит примирительно)

Я давно хотел сказать... Давай помиримся! Я на неё - тьфу! (делает пинок в сторону стонущей уползающей Новожены; та скрывается за кулисами) Тоже мне! Пришла! Сама! Никакой гордости! Ты у меня

 (опасливо косится на ружье)

не такая!

 

МАДАМ смотрит на него в прицел. Её пошатывает. Она стреляет и промазывает. Ректор засовывает руки в перчатки и так, связанными, пытается прикрыться-защититься. Опять раздается выстрел. Ректор ошеломлен, он ошарашено пытается поймать пули, отбить их. По-молодецки подпрыгнул, когда Мадам прицелилась и выстрелила, пытаясь попасть в ступню, затем как бы отпнул пулю. Раздается еще три выстрела. В коридор вбегают охранники.

 

 

РЕКТОР

Наконец-то! Тут всех перестреляют, пока вы соизволите доползти!

 

Вытирает связанными перчатками пот со лба - то одной, то другой.

Мадам нехотя опускает винтовку.

 

ОХРАННИК 1

Мы не ползли. Мы бежали, а тут навстречу выползла женщина, мы споткнулись и упали.

РЕКТОР (осмелев)

Все уволены! Все трое! И... Мадам!

ОХРАННИК 2

Ясно. Пошли, Стас.

 

Охранники быстро идут обратно.

 

РЕКТОР

Подождите! Куда вы?! Стоять!!!

 

Охранники, не оборачиваясь, уходят.

Мадам медленно поднимает винтовку... Целится в ректора. Ректор закрывает глаза. В кадре студент и студентка. Они закрывают дверь в коридор.

 

СТУДЕНТКА

Это сон. Отгадай, кому это снится?

СТУДЕНТ

Конечно же, это снится ректору.

СТУДЕНТКА

Давай расскажем им, что было на самом деле (кивает на зал). Ой! Ректор… Куда это он? Кажется, в актовый зал.

ИНТ. СЦЕНА в актовом зале.

 

РЕКТОР (в камеру)

Не ожидали? А я подумал: что-то у меня совсем мало слов, как у подсудимого. И адвоката не дали. Я решил: пойду-ка на вокзал пешком - через актовый зал, через сцену. И скажу кое-что в камеру. Или, ладно уж, спою.

 

Достает из пакета гитару. Звучит песня. Из-за кулис тайком выглядывают сотрудники, слушают.

 

Я начальник, ей-богу, от бога:

По-боксерски встречаю любого. 

Сам угодливых и льстивых не люблю,

Но, согласно положению, терплю.

Лично я не люблю пресмыкаться,

Лебезить, прогибаться, смиряться.

Ох, угодливых и льстивых не люблю,

Но, согласно положению, терплю.

Я избрал себе долю такую: 

Цель ищу и её атакую. 

Ведь угодливых и льстивых не люблю,

Но, согласно положению, терплю.

Пусть пословица напоминает:

Бьют того, кто сие позволяет!

Я угодливых и льстивых не люблю,

Но, согласно положению, терплю.

Кто в любви ко мне соревновался,

Тот опять в фавориты пробрался.

Да, угодливых, ваще-то, не люблю.

Но, коль надо, соревнуйтесь, - потерплю!!!

Хоча есть, ну и, стало быть, хоцца

Век командовать робким народцем…

 

Замолчал. Бренчит один аккорд. Шевелит губами, смотрит в потолок.

 

Забыл…(зовет) Секретарь!

(Вспомнив, где он находится)

 Ах, да… Я что хотел сказать-добавить? Сопротивляться надо было. Я ж тоже человек. Подвержен соблазнам… Ну, пока! Еще встретимся!

 

Убирает гитару в пакет, берет чемоданы. Собирается уходить, но вдруг увидел кого-то за кулисами. Кричит властно, резко.

 

Тимов! Тимов, иди сюда! Эй!!! (пауза; недоуменно). Ушел… Не слышал, что ли… Или уже отрекся?

 

Смотрит по сторонам. Видит за кулисами, с другой стороны, кого-то еще. Вкрадчиво зовет.

 

Черненко! Черненко! А я только что тебя вспоминал. На ловца и зверь… Иди сюда!

 

Выходит Черненко.

 

РЕКТОР

Слышь, не в службу а в дружбу. Отвези это на вокзал и подожди меня. Я решил заскочить к Лилии Сергеевне. Подождешь там часок…

 

ЧЕРНЕНКО

Здравствуйте, Герцогий Иванович. Вообще-то у меня лекция… А вы попрощаться? Куда это вы? Ладно, буду ждать вас на жэдэ.

 

Идут медленно в разные стороны. Черненко несет чемоданы и пакет. Он нерешительно останавливается.

 

ЧЕРНЕНКО

Герцогий Петрович! А может, останетесь? А может…

 

РЕКТОР идет, не оборачивается. Группа сотрудников подбегает к Черненко сзади, зажимает ему рот и утаскивает за кулисы вместе с чемоданами и пакетом.

 

СТУДЕНТКА

Потом ректор вернулся. Сначала он хотел уехать с Новоженой, решив оставить университет. Но Новожена не смогла простить ректору его трусость и заявила, что слишком молода для него. Потом, наверное, Герцогий Петрович вспомнил про сына, про преданность экс-супруги... И замирился с Лилией Сергеевной. И уехал совсем: оформил отпуск с последующим увольнением. Его берут деканом в УрГУ.

Но всё это произошло не сразу. Для начала преподаватели сказали ему, что добьются перевыборов через министерство и что одна из кандидатур на место ректора - его бывшая супруга. Сказали - для отвода глаз. Чтоб подумал. В это же время психологический мятеж перешел в организованное сражение. И плакатная война тоже не затихала. Мы её вели, ни с кем не советуясь, она развивалась по своим партизанским законам. И ректор дрогнул. Стал собирать чемоданы и наводить мосты.

СТУДЕНТ

Прошло полгода, и все вздохнули свободнее. Полгода - это срок невозврата. А то ведь некоторым ректорам кажется, что обмен вузами - это как квартирообмен: через полгода можно передумать и вернуться обратно. Виват, университетский дух свободы! Мы отвоевали тебя! Через неделю у нас в университете выборы. Альтернативные!

СТУДЕНТКА

Кое-кто до сих пор сомневается: нужна ли была плакатная война? И стоило ли об этом ставить пьесу?

СТУДЕНТ

Без сомнений. А если бы все ректоры… А если бы президенты в государствах по примеру ректора подделывали конституции? Представь, народы оценивают их работу на трояк, и имеют пожизненных...

 

студентка

Ну, не так уж много желающих на такие должности: работа нервная. Вот ты бы хотел?

СТУДЕНТ

А почему бы и нет?

 

ИНТ. АКТОВЫЙ ЗАЛ.

Щелчок. Включается университетское радио. Звучит музыка, это вступление к песне. На сцену выходят студенты. Звучит студенческая песня. Её поет юноша. Последние строчки куплета поются дважды - один раз юноша, второй раз все студенты вместе. А в последнем куплете эти последние строчки во второй раз исполняются речитативом.

 

Ах, подростковая стезя!

По ней ходите осторожно: 

как только скажут нам "низззя"

то очччень хочется и  -  можно.

 

Нам запрещали морщить лбы,

Вникать в детали подтасовки.

А  нам хотелось всем борьбы,

Побед и шума, как в массовке.

Да, пьеса трудная была.

И даже публика устала

из разряжённого ствола

палить во здравие Устава.

Но вот прощаемся. Конец!!!

Сейчас Устав внесет ведущий -

Как справедливости венец,

как воду, соль, как хлеб насущий.

КАК СПРАВЕДЛИВОСТИ ВЕНЕЦ,

КАК ВОДУ, СОЛЬ, КАК ХЛЕБ НАСУЩИЙ!

 

Теперь на сцену выходят все исполнители, строятся в шеренгу. Последний несет Устав. Он передает его, и каждый по очереди передает его, пока он не оказывается у первого. Тот поднимает Устав над головой. Все машут зрительному залу и под мотив только что прозвучавшей песни уходят.

 

2007 г.

Примечание. К песням есть мелодии.