Неформалы

 

Виктор Гит

 

Оригинальный сценарий

 

 

 

gedar15@yandex.ru 


НАТ. Улица - День

 

Вторая половина 80-х годов. Типичный областной центр одного из регионов России. Городские улицы и площади, серые дома стандартных панельных пятиэтажек.

 

ЗВУКИ ПЕСНИ «И вновь продолжается бой» (автор текста - Добронравов Н., композитор - Пахмутова А.)громко разносятся из динамиков на столбах в центре города на площади у памятника В.И.Ленину. На фасадах домов обветшалые лозунги «Мы придем к победе коммунистического труда», «Имя Ленина будет жить вечно!».

 

Рядом новые свежевыкрашенные лозунги перестроечной волны: «Перестройка решает все!», «В гласности наша сила!», «Больше социализма! Больше демократии!».

 

ПРОДОВОЛЬСТВЕННЫЙ МАГАЗИН. К дверям магазина тянется огромная очередь горожан с огромными пустыми сумками. Все в ожидании открытия. Утомленные понурые серые лица, люди прижимаются к пустым витринам и стенам в усталости и отрешенности.

 

За углом магазина огромная очередь мужиков к окошечку в стене. Над окошечком крупная надпись: «ВИНО. ВОДКА».

Толпа мужиков у окошечка ругается. Кто-то пытается без очереди пробиться к заветной амбразуре, протягивая руки с деньгами. Давка, ругань, драка.

 

МАССИВНОЕ ЗДАНИЕ с колонами архитектуры сталинской эпохи с лозунгом на фасаде: «Партия – ум, честь и совесть нашей эпохи. В.Ленин». К крыльцу здания поднимаются ступеньки. В центре портала этого административного дома большие двухстворчатые двери.

 

ВЫВЕСКА у входа возле дверей: «Коммунистическая партия Советского Союза. Городской комитет». На дверях предупреждение: «Посторонним вход воспрещен. Вход строго по партийным билетам».

 

КАДРЫ КИНО- и ТЕЛЕХРОНИКИ

 

Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачев встречается с трудящимися и выступает о перестройке и демократизации, призывает к ускорению экономического развития и строительству социализма с человеческим лицом.

 

ИНТ. Приемная Башина - вечер

 

ТАБЛИЧКА на дверях кабинета: «Первый секретаря горкома КПСС Д.Г.Башин».

 

В приемной включен телевизор. На экране Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С.Горбачев воодушевленно говорит о перестройке, гласности, демократизации. Он выступает на каком-то большом совещании, возможно на первом съезде народных депутатов СССР.

 

За рабочим столом в приемной сидит суровая подтянутая СЕКРЕТАРША, женщина преклонных лет в строгом темном костюме, с гладко зачесанными волосами. На ее непроницаемом лице нет никаких эмоций.

 

В комнате ждут члены бюро горкома партии. Женщина-ветеран, вся грудь которой увешана орденами. Она сидит на диване и внимательно смотрит телевизор.

 

ПОЛКОВНИК, начальник городского отдела милиции – седой мужчина в форме. Он прохаживается по приемной, нервничает и в нетерпении посматривает на часы.

 

КОРСАВЧЕНКО, секретарь горкома КПСС по идеологии, серьезная располневшая дама, средних лет, похожая на строгую вредную учительницу. У нее в руках папка с документами и она периодически заглядывает туда, как будто заучивает конспект урока.

 

Еще пара мужчин в строгих костюмах, по виду партийные функционеры. Они тихо разговаривают о чем-то стоя в стороне.

 

ЗВОНОК ТЕЛЕФОНА.

 

Секретарша берет трубку и солидно кивает головой невидимому собеседнику.

 

Секретарша

Понятно, Дмитрий Гаврилович!

 

Секретарша кладет трубку на телефонный аппарат. Все присутствующие с напряжением внимательно смотрят на нее.

 

Секретарша

(значительным тоном)

Товарищи члены бюро горкома КПСС, первый секретарь освободился. Дмитрий Гаврилович приглашает вас на заседание.

 

Все присутствующие в приемной организовано и дисциплинированно проходят в кабинет первого секретаря.

 

 

ИНТ. Кабинет Башина - вечер

 

На стенах кабинета висят портреты Ф.Э.Дзержинского, В.И.Ленина и М.С.Горбачева. На книжных полках стоит полное собрание сочинений В.И.Ленина и К.Маркса. В углу в стойке стоит пара больших бархатных наградных знамен. Вся мебель солидная, массивная, основательная – много лет служащая разным хозяевам кабинета.

 

У стены под портретами стоит большой рабочий стол с письменными приборами и документами в папках. На боковом приставном столике возле кресла несколько телефонных аппаратов разных цветов: красный, черный, белый.

 

В центре кабинета большой стол для совещаний. За ним сидят члены бюро и внимательно слушают Дмитрия Гавриловича Башина. Это сорокалетний, подтянутый, солидный и ухоженный мужчина. Он сидит в торце стола и говорит громким властным голосом, как будто репетирует речь для партконференции.

 

Башин ведет себя твердо и грозно, как полноправный хозяин, уверенный в себе. Он убежден в своей правоте и праве командовать людьми.

 

Башин

Демократия – это не вседозволенность! Мы разрешили гласность, но это не значит, что можно говорить все что хочется. Свобода – это не анархия!

 

Женщина ветеран решительно и согласно кивает головой.

 

Башин

Кое-кто слишком прямо понял генеральную линию нашей партии и решил, что теперь все разрешено. Разрешено только то, что не подрывает устои нашей власти. Я имею в виду власть народа и КПСС. Появились так называемые неформалы, которые будоражат людей. Подрывают наш авторитет!

 

Башин встает и медленно прохаживаться по кабинету.

 

Башин

Дошли до полной глупости - требуют отмены шестой статьи Конституции о руководящей роли КПСС в обществе! Чушь какая-то!

 

Один из партийных функционеров спешно делает пометки в блокноте и с ожиданием смотрит на первого секретаря. Все остальные члены бюро внимательно следят за перемещением руководителя по комнате.

 

Башин

(недовольно Полковнику)

Куда смотрит милиция?!

 

Полковник резко вскакивает и вытягивается по стойке смирно. Он мнется и не знает, что надо ответить.

 

Башин

Это антиконституционная деятельность! Такие вещи надо решительно пресекать!

 

Полковник

Есть!

 

Башин

(спокойно)

Садитесь.

 

Полковник садится и достает платок. Вытирает вспотевший лоб, сурово смотрит на окружающих товарищей и тяжело вздыхает.

 

Башин

(поворачивается к Корсавченко)

Чем занят наш идеологический отдел?! Где наше передовое учительство и преподаватели марксизма-ленинизма?! Или они только себе льготы, пайки и путевки умеют выклянчивать? А партию защищать давно разучились?

 

Корсавченко вздрагивает и нерешительно начинает оправдываться.

 

КОРСАВЧЕНКО

Мы боремся. Но у нас нет руководящих инструкций на эту тему из Москвы. Неформалы явление новое, не изученное. Ждем ценных указаний сверху. Но мы создали три новых кружка хорового пения в Домах культуры для борьбы с металлистами. Собираемся организовать ансамбль бального танца для отвлечения молодежи от рокеров…

 

Башин

(недовольно прерывает)

Плохо боретесь! Больше всего неформалов в среде молодежи. Причем нам не страшны все эти рокеры, хиппи и прочие бескультурные волосатики. Опасность представляют политические неформалы. Те, которые требуют свободы и демократии. Но не нашей правильной социалистической демократии, а порочной западной, с которой мы покончили еще после Октябрьской революции.

 

Башин замолкает и задумчиво смотрит в окно.

 

КОРСАВЧЕНКО

Понятно, Дмитрий Гаврилович! Исправимся – усилим, повысим, перестроимся!

 

Башин смотрит на нее и с укором вздыхает.

 

Башин

Поздно! Неформалы - как раковая опухоль. Они проникли и в ряды ваших обществоведов. Одну из группировок, орудующих в городе, возглавляет аспирант кафедры научного коммунизма нашего университета! Они даже распространяют свою самиздатовскую газетенку. А завтра призывают всех горожан прийти на провокационный митинг в защиту экологии. Они, видите ли, не могут дышать нашим загазованным воздухом. И виноваты в загрязнении города мы с вами - штаб перестройки и гласности – горком КПСС.

 

КОРСАВЧЕНКО

Безобразие! Не нравится – пусть не дышат. Мы никого не заставляем дышать воздухом…

 

Башин

Убеждать поздно! Хватит цацкаться! Пора наводить порядок. Милиция готова к наведению порядка?

 

Полковник

(вскакивает)

Так точно! Специальная группа по разгону демонстрантов обучена и снаряжена. Доставлены резиновые дубинки, наручники и саперные лопатки.

 

Башин

Вот и хорошо. Будем устанавливать правильную демократию и социализм с человеческим лицом. Как учит нас Генеральный секретарь.

 

Башин со злостью смотрит на портрет М.С. Горбачева на стене.

 

ИНТ. Комната отдыха Башина - вечер

 

В комнате отдыха первого секретаря горкома КПСС по телевизору показывают разгон демонстрантов толи в Тбилиси, толи в Прибалтике. М.С.Горбачев с трибуны говорит о необходимости наведения порядка в стране.

 

Башин сидит, развалившись на диване, и угрюмо смотрит в телевизор. В руках он держит наполненную рюмку. На столике, стоящем около дивана, бутылка армянского коньяка, ваза с фруктами и тарелка бутербродов с черной и красной икрой. Рядом коробка шоколадных конфет и лимон, порезанный на дольки.

 

Тихо приоткрывается дверь и в комнату незаметно проникает невзрачный мужчина неопределенного возраста, совершенно серой и невзрачной внешности. На вид он способен слиться с окружающей средой, ничем непримечателен и неприметен. На нем серый мышиного цвета костюм, серая рубашка и серый галстук. Внимательным и цепким взглядом он осматривает комнату. Потом слегка тихонько покашливает, чтобы обратить на себя внимание. Это КУРАТОР неформалов в КГБ.

 

КУРАТОР

Добрый вечер, Дмитрий Гаврилович. Я куратор в комитете государственной безопасности неформальных политических движений.

 

Башин вздрагивает и оборачивается, но потом успокаивается и внимательно осматривает гостя. Небрежно рукой с рюмкой указывает на соседний стул.

 

Башин

Здрасьте. Присаживайтесь. Ваше руководство рекомендовало мне вас как инициативного и перспективного сотрудника.

 

Куратор присаживается. На его лице каменное, ничего не отражающее выражение.

 

Башин

(властно и утвердительно)

Как член нашей партии вы, надеюсь, не испытываете симпатий ко всем этим демократическим глупостям?

 

КУРАТОР

(уклончиво)

А вы как думаете?!

 

Башин

Органы КГБ всегда были надежным оружием партии в защите наших интересов.

 

Куратор молчит. Прищурившись, он смотрит в пол, изредка бросая внимательные подозрительные взгляды на первого секретаря.

 

Башин залпом выпивает коньяк, кривится и заедает лимоном.

 

Башин

Меня волнует эта шалупень, которая завелась в моем городе. Я имею в виду политических неформалов. Обнаглели, толкутся по подвалам и подворотням. Кричат что-то о демократии, свободе слова, митингов и демонстраций. Кучка отщепенцев считает, что они могут совершить переворот в такой огромной стране, как СССР. Противопоставляют себя такой многомиллионной силе, как КПСС. Сумасшедшие! Где и когда такое было, чтобы десяток человек свергли десятилетиями устоявшийся строй?!

 

Наливает себе новую рюмку коньяка и с возмущением вопросительно смотрит на сотрудника КГБ.

 

Куратор, выдержав паузу и вопросительный взгляд, спокойно отвечает, отведя глаза в сторону.

 

КУРАТОР

В марте 1898 года.

 

Башин, не донеся руку с рюмкой до рта, удивленно замирает.

 

Башин

Вы о чем?! Что в марте?

 

КУРАТОР

Вы спросили, когда такое было. Я ответил, что это было в 1898 году после первого съезда РСДРП в Минске. Там тоже собрались девять человек. Создали партию, а потом свергли трехсотлетнюю монархию Романовых в России. И теперь эта партия называется КПСС.

 

Башин

(возмущенно)

Ну, вы сравнили! То были большевики! А сейчас кто? Какие-то оборванцы – неформалы!

(выпивает коньяк)

В общем, у нас для вас есть дело. Партийное поручение! Надо внедриться в эту шайку горлопанов и понять, что там происходит внутри. Мы должны быть во всеоружии. Знать – что, кто, где и как!

 

КУРАТОР

Не волнуйтесь, мы уже работаем над этим.

 

ИНТ. Подвал - вечер

 

ТАБЛИЧКА над дверями подвала: «Политический дискуссионный клуб «Перестройка». Она написана корявыми неровными крупными буквами.

 

Возле стен стоят наполовину сломанные стулья, продавленный старый диван, еще какая-то невзрачная мебель. Посреди комнаты стоит стол, заваленный самиздатовскими газетами и листовками. За ним сидят девушка и парень. Это МАША и ГЕОРГИЙ.

 

Маша – студентка-журналистка, работает в молодежной газете. Худенькая симпатичная девушка с большими очками на пол лица. Она нежная, хрупкая и немного застенчивая.

 

Георгий - аспирант кафедры общественных наук университета. Молодой симпатичный, образованный, упрямый, резковатый, гордый и амбициозный парень с сильным самомнением и задатками лидера.

 

В углу, на полу, молодой парень с длинными волосами в одежде хиппи с увлечением краской пишет лозунг. Иногда он бросает внимательные нежные взгляды на девушку.

 

Это ВАДИМ – щуплый, спокойный, немного отрешенный и задумчивый парнишка. По виду он добродушный, улыбчивый и культурный интеллигент.

 

Маша

Георгий, как ты не боишься? Тебя за этот митинг могут погнать из аспирантуры!

 

Георгий

(задиристо)

Плевать! Ничего они мне, Машка, не сделают. Сейчас не то время на дворе. Гласность и перестройка!

 

Георгий перебирает листовки на столе и складывает их в пачку. Маша встает, подходит к Георгию и ласково прижимается к нему.

 

Маша

(восхищенно)

Ты такой смелый! Я бы никогда так не смогла. Я такая трусиха…

 

К ним подходит Вадим и пытается отвлечь Машу от Георгия. В руках у него только что написанный плакат.

 

Вадим

Ты не трусиха! Вот, вместе с нами тут тоже рискуешь.

 

Маша

Чепуха, Вадик! Я у главного редактора нашей молодежной газеты разрешение взяла на посещение политклуба. Сказала, что статью напишу о неформальном движении. Он куда-то позвонил, с кем-то посоветовался и согласился.

 

Георгий небрежно и высокомерно отстраняется от Маши.

 

Георгий

Со мной ты встречаешься тоже по заданию редакции?

 

Маша

(обиженно)

Ты что?! Это я про политклуб говорила. С тобой у меня совсем другое… Ты же знаешь…

 

Вадим

(прерывает их)

Ребята, посмотрите на мой плакат. Так подойдет?

 

Показывает лозунг, который держит в руках. На куске фанеры с прибитой к ней палкой криво написано: «Долой партократов – даешь демократов!» Георгий прищуривается, оценивающе склоняет голову в сторону и недовольно кривится.

 

Георгий

Это, конечно, не Рембрандт, но сойдет. Лучшего художника у нас все равно нет.

 

Вадим

(обиженно)

Рембрандт политических лозунгов не писал! Если бы ему пришлось это делать, то, возможно, у него бы получилось еще хуже, чем у меня. Художника обидеть может каждый!

 

Маша

(примирительно)

Ребята, не ругайтесь. Вадик, очень мило и понятно. Главное не форма, а содержание. Люди будут читать и оценивать, что написано, а не как это сделано.

 

Георгий

(командным тоном)

Ладно, художник - от слова «худо» – напиши еще лозунг про экологию. Мы обещали народу экологический митинг. Так что, давай за работу!

 

Вадим

(недовольно бубнит)

Вот сам и пиши! Командует, как начальник. Хуже бюрократа стал.

 

В комнату влетает стремительный ЯКОВ. Молодой, полноватый, суетливый и хитрый парень, прагматичный и меркантильный. У него в руках большие пачки с газетами. Он бросает их посреди подвала и утомленно вытирает лоб.

 

яков

Пацаны!

(замечает Машу)

И дамы! Я получил новые нелегальные газеты из Прибалтики. Завтра на митинге их можно продать по двойной цене!

 

Маша с удивлением смотрит на него. Она стеснительно снимает очки и протирает их.

 

 

Маша

Яша, ты собираешься зарабатывать на гласности и демократии?!

 

яков

А что?! Я же эту литературу не бесплатно получаю. Я ее закупаю в Москве. У меня расходы на проводников, которые ее тайно привозят. И потом, я сам что-то на этом должен заработать. Какая, на фиг, демократия без свободы коммерции?! А главная цель любой коммерции – прибыль. Так что, - все по законам демократии!

 

Маша с сомнением пожимает плечами и снова надевает очки.

 

Георгий

(смеется)

Ты, Машка, не смущайся. Наш Яша - деловой человек. Он на чем угодно свой маленький гешефт сделает. Это у него в крови.

 

Вадим

А я согласен с Машкой и считаю, что настоящая гласность и демократия не могут быть предметом купли-продажи. Демократия – это светлая идея, как мечта о свободе и справедливости…

 

яков

Не волнуйся, я мечтами и справедливостью не торгую. Я торгую только конкретными вещами – газетами и книгами. За чистоту и невинность демократии не переживай. Это - не мой товар.

 

В дверях комнаты незаметно и тихо, как тень, появляется Куратор. Он делает рукой знак, подзывая Георгия.

 

Георгий замечает сотрудника КГБ и меняется в лице. У него испуг и замешательство, он роняет пачку листовок на стол.

 

Георгий

Хватит трепаться. Надо проверить все ли у нас готово к митингу. Вы тут разберитесь с лозунгами и листовками, а я на минуту отлучусь…

 

Георгий спешно подходит к Куратору и выталкивает его из подвала на улицу.

 

НАТ. Улица - вечер

 

У входа в подвал стоят Куратор и Георгий. Георгий заметно нервничает и дергается. Куратор спокоен и неприметен.

 

Георгий

(опасливо)

Зачем вы сюда пришли?! Мы же договорились, что будем встречаться тайно и вы никогда не раскроете нашу связь.

 

КУРАТОР

(успокаивает)

Все нормально, не волнуйся! Меня никто из твоих друзей не знает. Где я служу - они тоже никогда не узнают. Я пришел помочь и предупредить тебя. Завтрашний митинг разгонит милиция. Это - решение бюро горкома КПСС. Но тебе нечего бояться. По нашему соглашению о сотрудничестве, ты - под прикрытием. Мы тебя защитим и освободим. Видишь, я лишь хотел предупредить и успокоить, чтобы ты не наделал глупостей с испугу.

 

Куратор медленно и незаметно удаляется. Георгий стоит и нервно в задумчивости трет руки. Потом, придя в себя, с беспечным видом разворачивается и, насвистывая, возвращается в подвал.

 

ИНТ. Подвал - вечер

 

Входит Георгий. Ребята сидят за столом и весело смеются над чем-то.

 

яков

(к Георгию)

Кто это?

 

Георгий

Да так, один знакомый.

 

Вадим

(добродушно)

Сочувствующий?

 

Георгий

(злобно усмехаясь)

Ага! Сочувствующий! Слишком сочувствующий!

 

Ребята удивленно пожимают плечами, но вместо объяснений Георгий энергично набрасывается на них.

 

Георгий

Чего расселись? Все за работу. Времени в обрез!

 

НАТ. Крыльцо горкома КПСС - день

 

У входа в здание горкома КПСС толпа горожан. Идет митинг. На ступеньках стоит Георгий с мегафоном. К нему подходят какие-то люди и говорят в мегафон о своих проблемах: про пустые прилавки в магазинах, про очереди на квартиры, про плохую экологию.

 

В толпе Яков рекламирует и бойко торгует самиздатовскими газетами и литературой. Он приспособил как прилавок ящик, разложил товар, получает деньги и суетливо прячет их по карманам.

 

Маша разговаривает с людьми и делает пометки в блокноте. На плече у нее висит громоздкий и неудобный кассетный советский магнитофон. Иногда она включает его и записывает ответы людей, подставляя им микрофон.

 

На краю митинга, на ящике, в кругу таких же хиппового вида ребят сидит Вадим с гитарой и поет песни Галича. Ребята подпевают ему, не обращая внимания на шум и суету окружающей толпы.

 

Где-то среди людей незаметно мелькает, как тень, Куратор. Он ничем не выделяется из среды обычных граждан, но он очень сосредоточен и чем-то серьезно занят.

 

За углом здания горкома стоит большой автобус. В нем сидят в полной экипировке для разгона митинга милиционеры.

Руководит ими КАПИТАН КУНИЦА, мужчина лет 30-35, спокойный, подтянутый и уравновешенный, крестьянского вида. Он немногословен, слегка хитроват и любопытен.

 

ИНТ. Кабинет Башина - день

 

Возле окна своего кабинета стоит Башин и сурово смотрит на происходящее на крыльце здания. Рядом с ним в ожидании стоит Полковник, начальник милиции. Иногда Полковник осторожно пытается через плечо первого секретаря посмотреть, что происходит на улице.

 

За столом сидит Корсавченко, секретарь горкома по идеологии. Она напряжена и сердита. Ей явно не нравится все это, но она подавляет и скрывает свои эмоции, судорожно теребит шариковую ручку и какие-то бумаги.

 

Башин поворачивается к Корсавченко и приказывает.

 

Башин

Вы секретарь по идеологии! Идите вниз и разгоните их мирно.

 

Корсавченко

(испугано)

Я?! Но я женщина…

 

Башин

(грубо)

Вы боец идеологического фронта! Или вы уже забыли, как надо воспитывать массы?

 

Корсавченко нерешительно встает и понуро, как на каторгу, выходит из кабинета.

 

Башин

Никто не хочет работать. Все готовы спрятаться за мою спину.

 

НАТ. Крыльцо горкома КПСС - день

 

Из дверей здания решительным шагом выходит Корсавченко. Она уже приободрилась и гордо идет к центру митингующих. Подходит к Георгию, вырывает у него мегафон и истерично кричит.

 

Корсавченко

Немедленно все расходитесь! Надо работать, а не митинговать! Каждый должен перестраиваться на своем рабочем месте. Сейчас же отправляйтесь все по домам работать или на производство отдыхать! Иначе будет плохо

 

Толпа на мгновение замирает от неожиданности и истеричности выступления. Раздается смех, затем свист и улюлюканье.

 

Крики из толпы

Сама иди пахать! Вон ряху какую отъела на партийные взносы! Долой партократов и бюрократов!

 

Георгий выхватывает у Корсавченко мегафон и выкрикивает лозунг.

 

Георгий

Долой КПСС!

 

Толпа начинает скандировать: «Долой КПСС!»

 

ИНТ. Кабинет Башина - день

 

С улицы слышен гул скандирующей толпы: «Долой КПСС!» Башин поворачивается к Полковнику и со злостью приказывает.

 

Башин

Пора! Наводите порядок, полковник! Разгоните этих крикунов и бездельников.

 

Полковник

Есть!

 

Полковник убегает. Башин подходит к шкафу, открывает его. На полке стоит бутылка коньяка и закуска. Он наливает себе рюмку и залпом выпивает ее.

 

НАТ. Крыльцо горкома КПСС - день

 

Из-за угла здания на ступеньки выбегают милиционеры в экипировке и начинают разгонять митингующих. Тех, кто сопротивляется, затаскивают в автобус.

 

Капитан Куница стоит на ступеньках и с высоты смотрит на происходящее. Иногда он отдает команды.

 

Яков спешно пытается свернуть свою торговлю и спасти товар. Его газеты, разложенные на ящике, опрокидывают на землю и затаптывают сапогами. Яков в возмущении кричит на милиционеров, получает дубинкой по голове и трусливо прячется.

 

Вадик сопротивляется и его вместе с гитарой грубо тащат за длинные волосы в автобус.

 

Маша пытается прикрыться переносным магнитофоном. Ее отталкивают в кусты. Она падает и разбивает аппарат. Сидя на земле, она горько плачет.

 

Капитан Куница вытаскивает из толпы испуганную секретаря по идеологии Корсавченко и заталкивает ее в двери здания.

 

Корсавченко

Спасибо большое!

 

Куница

Мы всегда защищаем власть! Это наш долг.

 

ИНТ. Камера в отделении милиции - день

 

В камере предварительного заключения на нарах сидят: зареванная Маша, Вадим и Яков с синяками и кровоподтеками.

 

Яков скрытно достает спрятанные по карманам деньги, аккуратно расправляет купюры и пересчитывает их. Вадим пытается настроить гитару. Она чудом уцелела. Маша, сжавшись в углу, что-то пишет в блокноте.

 

Открывается дверь камеры и входит бодрый и энергичный Георгий. Он по-хозяйски оглядывает камеру, смеется и проходит к ребятам.

 

Георгий

Ну, что приуныли?! Революций без синяков, крови и жертв не бывает! Учите историю.

 

Маша

Гошка! Я уже не знала что думать. Где ты был?

(бросается ему на шею)

Думала, что они тебя убили!

 

Георгий снисходительно отстраняет ее и гладит по голове. Маша улыбается и нервно всхлипывает.

 

Вадим

Ты такой свежий! Тебя совсем не тронули!

 

яков

Что с нами теперь будет?

(с надеждой)

Может, нас вышлют из страны, как диссидентов?

 

Георгий

Все будет нормалек!

(хвастливо)

Я все решу.

 

В открытую дверь камеры входит капитан Куница. Он с любопытством внимательно осматривает ребят, потом присаживается на нары. Видно, что ему хочется поговорить.

 

Куница

Вот смотрю я на вас и не могу понять – чего вам не хватает? Живете в городе на всем готовом. Учитесь в институтах. Не то, что я! Родился в деревне, еле школу закончил. У нас половины учителей нужных не было. До армии трактористом на полях пахал с утра до ночи. Потом с трудом в школу милиции поступил. Об институте даже мечтать не могу. Живу с семьей в общаге. Может быть, лет через пятнадцать квартиру получу. Если повезет. А у вас все есть – что еще надо?!

 

Георгий

Тебе этого не понять. Ты не знаешь, что такое свобода.

 

Куница

(хитровато улыбается)

И чего же это такое – свобода? Объясните!

 

Георгий

Это когда не тебе приказывают, а ты можешь всем приказывать! Но для рабов типа тебя это не доступно.

 

 

Куница

Куда уж нам! Мы щи лаптем хлебаем.

 

яков

Свобода - это когда я могу позволить себе все, что захочу. Еды всякой - колбасы, шоколад, бананы. Развлечений - каких угодно. Одежду – любую, даже самую фирменную, модную и дорогую. А для этого надо много денег. Но в этой стране много заработать нельзя. Надо линять отсюда, за рубеж - в общество равных возможностей. Там можно любой бизнес делать, стать миллионером. Вот это свобода!

 

Куница

Ну, это понятно. С деньгами везде хорошо, а без денег плохо.

(к Вадиму)

А ты, что про свободу думаешь, музыкант?

 

Вадим грустно смотрит на милиционера.

 

Вадим

Для меня свобода - это, прежде всего, полет духа. Чтобы можно было творить, как хочется, писать и петь то, что на душе. И еще, чтобы веру не душили…

 

Куница

Так ты в Бога веришь?

 

Вадим

(отстраняясь)

Не ваше дело в кого я верю. Но храмы разрушать – это варварство. Они - наша история и культура!

 

Куница

Свобода духа говоришь?!

(усмехается)

Занятно!

 

Маша

Французский философ Вольтер когда-то написал: "Ваше мнение мне глубоко враждебно, но за Ваше право его высказать я готов пожертвовать своей жизнью". Вот это и есть свобода. Жить свободно это значит, жить без насилия, когда есть выбор - что и как делать. И еще обязательно чтобы в жизни была любовь. Без любви не может быть никакой свободы.

 

Маша горящими глазами смотрит на Георгия, а Вадим нежно смотрит на Машу.

 

Куница

Так кто ж вам мешает любить? Любите, но без всяких митингов и беспорядков!

 

Маша

(стеснительно потупив взор)

Я и люблю, поэтому и хожу на митинги…

 

Куница

А вот я думаю, что главное в жизни людей – это порядок. Если не будет порядка, то никакая свобода никому не нужна.

(Маше)

И никакой любви тогда не будет.

(Вадиму)

Песен не будет и церкви все разнесут по кирпичику.

(Якову)

И деньги никому не помогут при анархии и бардаке.

(многозначительно смотрит на Георгия)

А уж власть вообще только на порядке и держится. Так что зря вы это митинговать затеяли. Сидели бы себе дома, учились, книжки умные читали. Зачем с жиру беситесь?!

 

Куница тяжело вздыхает, встает и поворачивается к выходу.

В дверях появляется первый секретарь горкома КПСС Башин. Он решительно заходит в камеру и останавливается посередине.

 

За ним суетливо заходит начальник милиции - Полковник. Капитан от неожиданности вытягивается по стойке смирно.

 

Башин

(обращается к милиционерам)

Я хочу поговорить наедине с молодежью.

 

Полковник делает рукой знак капитану и они быстро выходят из камеры.

 

Башин садится и внимательно осматривает ребят. Они, насупившись, стоят вокруг и напряженно ждут.

 

Башин

Я хочу понять, почему вы устроили этот шабаш именно в моем городе? Что конкретно вы лично хотите от власти? Чем вас лично не устраивает КПСС? Только без общих рассуждений и честно. Если вы, конечно, еще способны быть честными! Такими - какими вы призываете быть нас. Мы здесь одни, нас никто не слышит. Назовите хотя бы одну причину, по которой вы недовольны нашей партией.

 

Георгий

(с вызовом)

Хотите честно? Пожалуйста! Два года назад я поступал в аспирантуру на кафедру общественных наук. Мне сказали, что это партийная дисциплина и без членства в КПСС я учиться буду, но защититься никогда не смогу. Я подал заявление в партию. Но в вашем горкоме ответили, что по разнарядке меня смогут принять, только если в партию вступит еще пятнадцать рабочих. Надо сохранять пролетарский качественный состав КПСС и на 15 рабочих принимают одного ученого. Так что закрылась моя кандидатская диссертация вашей разнарядкой!

 

Башин

Тебя не приняли в КПСС и теперь ты с ней борешься?

 

Георгий

А как еще я могу самореализоваться в жизни, если вы перекрыли мне все пути в науке и сделали человеком второго сорта?!

 

Вперед выступает Вадим.

 

Вадим

Мы с ребятами хотели провести концерт в Доме культуры сталеваров. Подготовили песни, полгода репетировали. В последний момент директор ДК нам сказал, что без утверждения репертуара в идеологическом отделе вашего горкома он нас на сцену не выпустит.

 

Башин

(отечески)

Принес бы песни к нам, мы бы их посмотрели, оценили…

 

Вадим

(с иронией)

Вы оценили! И признали их разлагающими. Христос и любовь – это аморально. Вся наша подготовка псу под хвост. Я вообще не понимаю, почему мои песни о любви и Боге должны быть коммунистическими?

 

Башин

Но ты ведь комсомолец, наверно. В твоем возрасте - все комсомольцы. А поешь о Боге?! Как так?!

 

Вадим

Разочаровался я в вашем коммунистическом рае и комсомоле. Хочу свободы и демократии.

 

яков

И я таки скажу! Все кричат про то, что надо улучшать экономику. Я хотел начать маленький бизнес. Поставил печь и стал выпекать хлеб по своему рецепту. Маца называется. И кому скажите плохо, если я пеку хлеб людям? Пришли ваши начальники из партийного комитета и говорят, что у них там компания по борьбе с нетрудовыми доходами. Ну, пусть они там со своими нетрудовыми доходами и борются. Зачем они пришли здесь ко мне? И еще моя маца идеологически вредный продукт. Я таки не понимаю, как лепешка может быть идеологически вредной? Хлеб - он всегда хлеб! Нет, говорят, маца еврейский продукт и нам он чужд по политическим соображениям. Это – израильская империалистическая пропаганда. Но тогда отправьте меня в Израиль! Я там буду печь мацу. Опять плохо – много уезжать евреям в Израиль тоже вредно. В этой стране даже обрезание сделать нельзя без разрешения вашей партии!

 

Башин

Чепуха! КПСС обрезаниями не занимается!

 

Маша

(нерешительно)

Зато занимается политической цензурой. В стране объявили гласность, но до сих пор каждая моя статья правится под диктовку из вашего идеологического отдела.

 

Маша подходит и прижимается к Георгию, обнимает его. С осуждением смотрит на Башина.

 

Маша

Я написала статью о Георгии, о его взглядах и убеждениях. Политический портрет. Так ваши инструкторы такой скандал закатили моему редактору! Он, конечно, статью не пустил.

 

Башин

Вам, девушка, стыдно должно быть. Пресса - это идеологическое оружие КПСС. Литература, пресса не могут быть беспартийными. Так сказал Ленин - значит это закон. Поэтому свое личное не надо выдавать за общественное. Если ты втюрилась в этого хахаля, то не надо использовать общественную газету для его личного прославления. Политические портреты пиши о партработниках, рабочих, колхозниках. Правильных людях. Если мы будем всяких горлопанов и краснобаев возвеличивать, то газета превратится в туалетную бумагу.

 

яков

Но это же хорошо! Наконец-таки в стране исчезнет хоть один дефицит – нехватка туалетной бумаги. Стыдно сказать, но довели страну, что подтереться в сортире нечем!

 

Башин резко встает и направляется к двери из камеры.

 

Башин

Я понял – здесь одни неудачники и отщепенцы. Одного в партию не пустили – и правильно сделали. Нам не нужны такие умники. Второй капитализм с сионистским лицом в стране решил построить. Третий – песни религиозные хочет петь на сцене пролетарского дома культуры. А четвертая вообще из партийной газеты хочет сделать личное любовное издание. Нам с вами не по пути! И я вас серьезно предупреждаю, если не прекратите диссидентскую антисоветскую деятельность, то будете плакать горючими слезами. И не здесь, а в местах не столь отдаленных! Мы найдем силы и средства призвать вас к порядку. Лучше одумайтесь!

 

Башин уходит, грозно хлопнув дверью. Ребята остаются понурые и опечаленные.

 

КАДРЫ КИНО- и ТЕЛЕХРОНИКИ

 

Первый Съезд народных депутатов РСФСР принимает Декларацию о государственном суверенитете РСФСР.

Пресс-конференция ГКЧП. Танки на улицах Москвы. Баррикады и перевернутые троллейбусы. Б.Н.Ельцин выступает на танке. Демонстрация в Москве с огромным российским флагом триколором растянутым по улице. Возвращение М.С.Горбачева из изоляции на Форосе.

 

ИНТ. Кабинет Башина - вечер

 

Башин без пиджака с расстегнутым воротом рубашки и перекошенным галстуком, уставший и понурый, стоит и смотрит на портреты В.И.Ленина, Ф.Э.Дзержинского и М.С.Горбачева на стенах своего кабинета. Берет стул, подставляет его к портретам и последовательно снимает их со стены.

 

Сняв фотопортрет М.С.Горбачева, он со злостью плюет на него. Собрав все три картинки, прячет их в шкаф.

 

Достает из шкафа фотопортрет Б.Н.Ельцина и задумчиво смотрит на него. Потом, также со злостью, плюет на портрет. Тяжело вздохнув, начинает протирать стекло картинки рукавом рубашки.

 

Поднявшись на стул, аккуратно и бережно вешает портрет Б.Н.Ельцина на то место, где раньше висело изображение М.С.Горбачева.

 

Слазит со стула отходит в сторону и, склонив голову, придирчиво смотрит – как висит картинка.

 

Подходит к рабочему столу. Там стоит початая бутылка коньяка, бутерброды с икрой, нарезанный лимон и конфеты. Наливает себе полную рюмку и махом выпивает ее. Кряхтит и закусывает лимоном.

 

Дверь кабинета распахивается и врывается Георгий. Он весел, энергичен, улыбается. Башин с удивлением и возмущением смотрит на посетителя.

 

Башин

Что надо?! Почему без доклада?!

 

Георгий

(смеется)

Кончились ваши доклады! И время ваше кончилось! «Которые тут временные? Слазь! Кончилось ваше время!» Я - депутат областного Совета народных депутатов, член комиссии по приемке собственности КПСС. Пришел вернуть награбленное народу.

 

Георгий по-хозяйски осматривает кабинет, примеривается к креслу за начальственным столом, перебирает вещи, радостно смотрит на бутылку коньяка. Вдруг он замечет портрет Б.Н.Ельцина на стене и удивленно поворачивается к первому секретарю.

 

Георгий

Что, уже вывески сменили? Змея спешно сбрасывает кожу?

 

Башин, придя в себя после минутной растерянности под напором молодого и дерзкого посетителя, гордо подходит к стулу, на котором висит его пиджак.

 

Башин

Это вы, молодой человек, со свиным рылом в калашный ряд лезете!

 

Башин берет свой пиджак и спешно его надевает. На лацкане пиджака прикреплен значок народного депутата РСФСР. Кивком головы он указывает на значок.

 

Башин

Я народный депутат Российской Федерации. А это мой служебный кабинет. По закону о статусе депутата он обладает такой же неприкосновенностью, как и я сам. Поэтому, если у вас нет вопросов по депутатским делам, попрошу мне не мешать. Я ожидаю срочный звонок из Москвы из Администрации Президента Ельцина. После нашей победы над ГКЧП в городе надо срочно устанавливать новый демократический порядок. Я жду руководящих указаний из центра.

 

Георгий ошарашено смотрит на собеседника и с искренним удивлением отступает.

 

Георгий

Здорово! Если вы - демократ, то кто тогда я?!

 

Башин

(со злобным прищуром)

Я – человек системы! Системы власти! И как называется эта система – демократия, тирания или еще как – не важно! А ты, - ты был и остался митинговым неформалом. И для того, чтобы стать властью и сменить меня должен стать мной или таким как я. А сейчас до свидания!

 

Георгий замер и стоит ошарашенный. Его эйфория и эмоциональный подъем наткнулись на холодную стену цинизма и прагматики.

 

Открывается дверь и в кабинет тихо проникает Куратор.

 

Куратор

Георгий! Вас ждут на митинге в честь победы российской демократии над ГКЧП. Вам надо сейчас красиво выступить перед народом.

 

Башин

(высокомерно ухмыляется)

Прощайте, коллега! Ваше место на улице, а мое здесь.

 

Георгий подавленный медленно направляется к двери, но перед выходом останавливается, оборачивается к Башину и грозно предупреждает.

 

Георгий

Сейчас я уйду. Но я еще сюда вернусь!

(осматривает с тоской кабинет)

И мы еще поговорим… По-другому!

 

Георгий уходит, резко захлопнув за собой дверь. В кабинете остаются Куратор и Башин.

 

Башин

(нервно)

Мальчишка! Выскочка! Он не понимает, что наше время еще не кончилось и не кончится никогда! Но ничего, жизнь быстро поставит его на место!

 

Куратор

Поправим. И на свое место поставим. Мы уже работаем над этим.

 

НАТ. рынок - день

 

Объявлены радикальные экономические реформы и свобода торговли. Вся страна превратилась в одну большую барахолку. Все что-то продают и покупают. Всюду снуют челноки с большими сумками с товаром. Торгуют все и везде.

 

На рынке в толпе торгующих медленно движется Маша. Она беременна и это отчетливо заметно. Она продвигается осторожно, чтобы не придавили ее большой живот. Неожиданно она натыкается на Якова.

 

Яков бойко торгует порнографическими изданиями. Он уже не один - у него пара помощников: парень в ярких одеждах и вульгарно раскрашенная девица.

 

яков

Машка! Привет! Ты как? Рожать решила? В такое время – смелая ты!

 

Маша стеснительно улыбается, приветливо смотрит на Якова и поглаживает нежно живот.

 

Маша

Вот, так получилось…

 

яков

У вас с Георгием все нормально? Он наверно рад ребенку!

 

Маша грустно опускает глаза.

 

Маша

Не совсем. Он тоже считает, что сейчас не время заводить детей. Он Председатель комиссии по демократизации в областном Совете – все время занят. Слишком много дел…

 

яков

Я его каждый день вижу по телеку. Читаю его статьи. Кто ему их пишет?

(смеется)

Сам он двух слов накропать не мог. Наверно во всю тебя использует?

 

Маша

(уклончиво)

Я помогаю ему с прессой. А ты как? С торговли политикой на порнушку перешел?

 

Маша пренебрежительно перебирает яркие порнографические товары, лежащие на прилавке.

 

яков

Кому сейчас политическая макулатура нужна? Секс – вот поляна для доходного бизнеса. Товар уходит влет! Дела идут отлично. Хочу открыть первый в городе сексшоп. А если денег хватит, то стриптиз клуб организую. Свобода, блин, свобода!

 

Маша

(усмехается)

Ты всегда был деловой. Свою выгоду не упустишь. Но ты хотел в Израиль уехать? Передумал?

 

яков

Ты что меня полностью за дурака считаешь?! Какой может быть Израиль, если жизнь в стране только началась. Такие возможности кругом! Деньги лопатой можно загребать.

 

У Якова что-то спрашивает раскрашенная девица. Он озирается, отвечает и потом спешно прощается с Машей.

 

яков

Извини, мне надо делать прибыль. Ты того – не теряйся. Если что надо, то скажи. Я всегда помогу нужному человеку.

(смеется)

Мы же из одного подвала вышли - неформалы!

 

Возвращается к прилавку и начинает деловито торговать.

Маша кивает головой и снова медленно продвигается в толпе.

 

ИНТ. Подземный переход - день

 

В подземном переходе сидит молодой парень калека в военной форме с орденами и медалями просит милостыню. Судя по всему, он воин-афганец.

 

Рядом с ним стоит Вадик с гитарой и грустно поет что-то про войну, свободу и любовь. Люди проходят мимо обремененные своими проблемами и суетой. Мало кто обращает внимание на тяжелые язвы недавней войны и лирику песен. У всех свои заботы. Изредка кто-то бросает мелочь в берет калеки-афганца.

 

Маша останавливается в стороне и слушает песню. Вадик заканчивает петь и замечает Машу. Он весь сразу нервно напрягается, стеснительно дергается и пытается отвернуться в сторону. Маша подходит к нему и очень нежно улыбается.

 

Маша

Вадька! Как я рада тебя видеть!

 

Вадик грустно опускает глаза к земле с заметным чувством стыда, берет ее за руку и пытается увести в сторону.

 

Вадим

Я тоже очень рад! Только пойдем отсюда. Мне неудобно…

 

Вадим поспешно прощается с афганцем и они с Машей выходят из подземного перехода.

 

НАТ. Парк - день

 

Маша и Вадик сидят на лавочке в парке. Гитара лежит рядом.

 

Вадик

Беременная ты такая красивая! Как мадонна на картине.

 

Маша

Прекрати! Я наоборот чувствую себя как корова. Такая неповоротливая и толстая. Гоша совсем на меня внимания не обращает. Весь ушел в свои депутатские дела.

 

Вадик

Вы поженились?

 

Маша

Георгий считает, что это помешает его политической деятельности. Брак это формализация отношений. А он ведь неформал! Он должен быть свободен от семейных цепей…

 

Вадик

Чушь! Как ребенок будет расти без отца?

 

Маша

Почему без отца? Мы с Гошей живем вместе.

(грустно и неуверенно)

У нас все хорошо… Я пишу ему статьи, готовлю интервью, содержу дом. Приходи к нам в гости! Мы так давно не собирались вместе, как раньше. Посидим, попоем под гитару. Помнишь, как в нашем политклубе, в подвале? Возьми с собой Яшку. Он здесь на рынке торгует. Придешь?

 

Вадик

Если ты приглашаешь – обязательно приду.

(берет ее за руку)

Для тебя я все готов сделать!

 

ИНТ. Приемная депутата - вечер

 

ТАБЛИЧКА: «Председатель комиссии по демократизации».

 

В комнате за столом с телефонами сидит помощник депутата – Куратор.

 

На стульях в ожидании приема сидят люди. СТАРУШКА немощного вида изможденная годами и жизнью. Деловой, юркий и нервный КОММЕРСАНТ с Кавказа с большим и толстым портфелем. Корсавченко, бывший секретарь горкома КПСС по идеологии.

 

ЗВОНОК ТЕЛЕФОНА

 

Куратор берет трубку и спокойно отвечает.

 

Куратор

Слушаю, Георгий Иванович. Хорошо.

 

Кладет трубку телефона и обращается к Старушке.

 

Куратор

Проходите, пожалуйста.

 

Коммерсант вскакивает со стула и суетливо побегает к Куратору.

 

КОММЕРСАНТ

Слушай, дорогой, когда я буду? Меня когда решат?

 

Куратор

Не волнуйся, дорогой. И тебя решат. Придет время - всех решим!

 

Коммерсант усаживается, но продолжает нервничать и дергаться, переставляя свой портфель с места на место.

 

Старушка встает и неуверенно боязливо открывает дверь в кабинет депутата. Сторонясь, бочком, осторожно перекрестившись, заходит.

 

ИНТ. Кабинет депутата – вечер

 

Георгий солидно восседает за столом в центре. Над ним на стене висит портрет Б.Н.Ельцина. В углу стоит знамя Российской Федерации. В книжных шкафах стоят, оставшиеся от прежних хозяев, полное собрание сочинений В.И.Ленина и К.Маркса.

 

Старушка боязливо нерешительно останавливается у входа, крестится и кланяется.

 

СТАРУШКА

Бог в помощь, товарищ депутат.

 

Георгий

Здесь, бабушка, нет больше товарищей. Теперь - новая власть. Садитесь. Что у вас за проблема?

 

СТАРУШКА

Ты уж прости, милок. Я совсем запуталась нынче. Хто товарищи, а хто господа. Вот кака нужда у нас случилась. Была в нашем поселке церква. После коллективизации, когда всех работящих крестьян в Сибирь сослали, церкву ту прикрыли. Хотели ее снести, но мы умолили не трогать. Сделали там пролеткульт, а опосля – склад с крысами…

 

Георгий

(недовольно морщится)

Короче, бабуля! У меня там еще толпа народа. Всем надо, у всех проблемы.

 

СТАРУШКА

(суетливо)

Хорошо, милок. Не серчай! Хотим мы снова ту церкву открыть. Как жить без Бога? Без Бога и прежня власть развалилась. И нынешня не справится. А нам старикам, ежели помрешь, так и отпеть некому. Мы уже и батюшку себе из епархии у владыки выпросили. Токмо он приедет коли церква будет. Дай команду, чтоб церкву нам вернули. Уж мы тебя всем миром просим. Меня общество снарядило для того в город. Всем поселком деньги собирали…

 

Георгий

Решим твою проблему, бабуля. Мы всегда готовы помочь людям. Демократия – это власть народа и для народа! Какому ведомству склад подчиняется, чей он?

 

Георгий деловито берет ручку и начинает делать пометки в блокноте.

 

СТАРУШКА

В том-то и дело, сердешный, что там ноныча не склад. Прихватизация сейчас. Склад, то бишь церкву, захватил вашинский купец из области. Он там лавку открыл, торговлю сделать хочет.

 

Георгий замирает с поднятой ручкой и внимательно смотрит на Старушку.

 

Георгий

Как говоришь фамилия коммерсанта, ну купца этого?

 

СТАРУШКА

Фирма называется «Справедливость».

 

Георгий задумчиво откладывает ручку и недовольно смотрит на Старушку.

 

Георгий

Знаю эту фирму и хозяина ее знаю. Сложно мне будет вам помочь, бабушка. Понимаете, демократия не может ущемлять интересы бизнеса. Нам надо создавать нового эффективного собственника. Частная собственность – это святое. Она неприкосновенна.

 

СТАРУШКА

Умно ты говоришь, милок, и я не понимаю энтих слов. Для нас, верующих, токмо Бог - святой. А про другое святое мы не знаем.

(с надеждой)

Как же нам церкву снова вернуть? Ты нам не поможешь?

 

Георгий

Нет, против хозяина «Справедливости» я выступать не буду. Придумайте другой вариант. Постройте новую церковь.

 

СТАРУШКА

Где ж мы деньги возьмем? У нас пенсии на еду не хватает, токмо за счет огорода выживаем. И ежели начнем строить, то скорее помрем, чем построим. Христом-Богом прошу, помоги сердешный! Уж мы за тебя молиться всем миром будем!

 

Георгий встает, берет под руки Старушку и выпроваживает ее к дверям.

 

Георгий

(вздыхает)

Не могу! Без церкви мы проживем, а без бизнеса нет. До свидания, бабуля. Меня народ в приемной ждет!

 

Георгий возвращается к столу. Старушка кланяется, покорно вздыхает и крестит Георгия.

 

СТАРУШКА

Трудись, милок, во благо людей. Спаси, сохрани и помилуй тебя Господь! Всем нам воздастся по делам нашим.

 

Старушка медленно ковыляет к выходу. Георгий усмехается и плюхается в свое кресло.

 

ИНТ. Приемная депутата - вечер

 

Старушка крестится и что-то шепчет себе под нос - толи молится, толи сокрушается. Медленно уходит.

 

Вскакивает Коммерсант, подбегает суетливо к столу, трясет своим толстым портфелем и с заискивающей улыбкой спрашивает у Куратора.

 

КОММЕРСАНТ

Можно я зайду? У меня очень важный дело!

 

Корсавченко высокомерно с осуждением воинствующего атеиста смотрит на богомольную Старушку. Но, увидев попытку Коммерсанта войти без очереди, решительно встает и перегораживает собой вход в дверь кабинета. Отталкивает его своим крупным бюстом.

 

Корсавченко

Моя очередь! Посторонись, капиталист загнивающий.

 

Корсавченко резко заходит в кабинет Председателя комиссии.

Коммерсант, съежившись, пожимает плечами и недовольно садится на стул.

 

Коммерсант

Вай! Какой сердитый женщина. Наверно мужа совсем нет! Ни один раза нет, бедный женщина!

 

ИНТ. Кабинет депутата – вечер

 

Корсавченко грозно, почти строевым шагом, проходит к столу Георгия и кладет на его стол какую-то бумагу.

 

Корсавченко

Областной комитет коммунистической партии решил провести митинг протеста против буржуазных реформ и антинародного режима. Вы должны дать согласование по месту проведения.

 

Георгий брезгливо берет поданную ему бумагу и, не читая, отбрасывает ее в сторону.

 

Георгий

Никаких митингов, тем более коммунистических. Скажите спасибо, что мы вас не репрессировали, как делали вы со своими противниками.

 

Корсавченко

По Конституции мы имеем право на митинги, шествия и демонстрации.

 

Георгий

Ага, Конституцию вспомнили! А раньше, когда вы наши митинги разгоняли, вы про Конституцию забывали? Хватит! Демократия – это не вседозволенность! Свобода – это не анархия! Я - против! Надо работать, а не митинговать. До свидания.

 

Демонстративно рвет бумагу, которую принесла Корсавченко. Она возмущена, резко разворачивается и уходит.

 

ИНТ. Приемная депутата - вечер

 

Корсавченко

(уходя кричит)

Мы еще вернемся! Самозванцы, буржуи! Народ свергнет вас. Мы снова построим правильный социализм в нашей стране.

 

Корсавченко уходит, хлопая дверью. Куратор провожает ее спокойным холодным взглядом и кивает Коммерсанту.

 

Куратор

Проходите.

 

КОММЕРСАНТ

Спасибо, дорогой. С меня причитается!

 

ИНТ. Кабинет депутата - вечер

 

КОММЕРСАНТ

Такой дело, начальник. Мы водкой торгуем, понимаешь. Разрешение надо. Сделай лицензию!

 

Георгий

Что за водка?

 

Коммерсант воровато озирается по сторонам и, пригнувшись поближе к Георгию, приглушенным тоном поясняет.

 

КОММЕРСАНТ

Наша, понимаешь. Своего розлива.

 

Георгий

Поддельная что ли?

 

КОММЕРСАНТ

(улыбается)

Ну, так, немножко, савсем чуть-чуть!

 

Георгий

Травить народ будете?!

 

КОММЕРСАНТ

(обиженно)

Зачем травить? Веселить! Помоги!

 

Коммерсант ставит на стол портфель, открывает его. Он полон пачек с деньгами.

 

КОММЕРСАНТ

Это наше тебе спасибо за помощь!

 

Георгий с испугом смотрит на дверь. Видно, что соблазн велик, но и страх взять взятку одолевает его. Он начинает суетливо прикрывать портфель, чтобы было не видно деньги.

 

Георгий

Уберите, это! Я не знаю… Это сложно - выбить разрешение на поддельную водку.

 

КОММЕРСАНТ

Понимаю, дорогой! Если еще кому-то надо такой же спасибо дать – мы всегда готовы.

(вываливает пачки на стол)

Бери, зачем стесняешься?! Все берут и ты бери! Не возьмешь ты – другие возьмут. Тебе надо - для депутатский дела, для демократии. Для комиссия твой надо. Нам не жалко!

 

Георгий

Ну, если для комиссии и демократизации…

 

Георгий спешно и суетно прячет пачки денег в папку и застегивает ее. Коммерсант довольный улыбается и направляется к выходу.

 

КОММЕРСАНТ

Спасибо, дорогой! Я зайду через неделя.

 

Георгий провожает его настороженным взглядом и нервно убирает папку в стол. Потом подходит к шкафу, открывает его, скрытно наливает рюмку водки и залпом выпивает ее. Закусывает конфетой.

 

ИНТ. Приемная депутата – вечер

 

Коммерсант выходит в приемную, подходит к Куратору, достает из кармана толстый конверт и многозначительно подмаргивает.

 

КОММЕРСАНТ

Это тебе, уважаемый, бери! Новый власть должна дружить с новый бизнес.

 

Куратор

(понимающе)

Согласен. Мы уже работаем над этим.

 

НАТ. Улица – вечер

 

Куратор неприметно идет по улице. Профессионально осматривается вокруг – нет ли слежки. Подходит к массивным дверям солидного подъезда административного здания. Еще раз осматривается и входит в двери.

ВЫВЕСКА у входа: «Федеральная служба безопасности. Областное управление».

 

ИНТ. Квартира Маши и Георгия – вечер

 

Небольшая квартира, обставленная стандартной советской мебелью. Маша, Вадим и Яков сидят за столом. На столе вино, водка, закуски.

 

Парни навеселе и о чем-то спорят. У Маши тоже хорошее настроение. Она пытается примирить спорщиков и как хозяйка следит за тем, чтобы на столе был порядок.

 

яков

(в запальчивости)

Ты не понимаешь! Мы боролись за свободу от тирании КПСС, за свободу от бюрократии.

 

Вадим

А что получили? Те же самые партаппаратчики, как сидели во власти - из тех же кабинетов продолжают управлять страной.

 

яков

Не надо меня ловить на слове за неприличные места. Я сам отдамся при хорошем лаве.

Посмотри, вот наш Георгий. Он из подвала поднялся таки в областное собрание. Возглавляет целую комиссию. Есть другие примеры. Раньше была бюрократическая система номенклатуры, а сейчас выборы и демократия.

 

Вадик

Какая демократия?! Бардак и анархия. Страна живет не по законам, а по понятиям. Правит преступность и барыги с деньгами.

 

яков

(обижено)

Я для тебя тоже барыга?!

 

Маша

Мальчики, не ссорьтесь! Хотите я вам салатику положу?

 

Вадик

Мы не о тебе сейчас говорим, а о нашей стране!

 

яков

В этой стране никогда не было порядка и закона. Были тирания и произвол. А сейчас появилась свобода. И если ты подстроиться не можешь под новый порядок, то это таки твои проблемы! Просто, ты – слабак. И где ты находишь столько сил, чтобы так боятся жизни?

 

Вадим

Да! Я не могу подстроиться под мафию и власть бабла. И раньше не мог подстроиться под коммунистические догмы. Но я - не слабак! Я мечтал о настоящей демократии и свободе без лицемерия и цинизма.

 

яков

Подумай сам своей головой. Такого в мире нет! Ты идеалист. Ищешь чистенькой и прилизанной жизни. А жизнь - она разная. В ней есть и золото и дерьмо.

(вытирает руки)

И вопрос лишь в том – что ты выбираешь? Я выбираю золото. А ты можешь сидеть в своем дерьме и бухтеть, что мир несовершенен.

 

Вадим

Сидеть в дерьме не буду! Я уеду на Запад. Сейчас границы открыты, можно эмигрировать туда, где есть настоящая свобода. Надоели хамы и отморозки, которые принуждают всех жить по их понятиям.

 

яков

Ну и катись! Предатель!

 

В дверях появляется немного пьяный и веселый Георгий.

 

Георгий

(шутливо)

Привет! Кто здесь предатель?

 

Маша с радостью вскакивает из-за стола и бросается ему на шею. Георгий небрежно отстраняется от нее. Она замирает обескуражено.

 

Вадим замечает эту холодность в отношениях и с сочувствием смотрит влюбленными глазами на Машу.

 

Георгий за руку здоровается с парнями и по-хозяйски усаживается за стол. Требовательным взглядом смотрит на Машу. Она спохватывается и начинает обслуживать его, накладывая ему еду.

 

Георгий

(с улыбкой к гостям)

Мы не потерпим предателей в наших стройных рядах неформалов!

 

яков

Вот, Вадька! Кричит, что сбежит зарубеж! В нем нет никакого патриотизма.

 

Вадик

По сравнению с тобой патриотом, который всю жизнь мечтал свалить в Израиль, я настоящий отщепенец.

 

яков

Я хотел уехать от тоталитаризма. А Россию я любил и люблю. Особенно сейчас, когда здесь можно так мощно заработать.

 

Георгий наливает себе водки, залпом выпивает ее, не закусывая, морщится.

 

Георгий

(к Вадиму)

Ты это серьезно?

 

Вадим

Я уже документы на визу подал.

 

Маша

Ой, Вадик! Как же мы без тебя будем?!

 

Георгий

(сурово)

Ничего не помрем без него. Но запомни, ты зря это делаешь! Потом сильно пожалеешь, но будет поздно.

 

Маша

Ребята, только не ругайтесь. Мы так редко видимся. А теперь, когда Вадика не будет… Не известно, когда снова все вместе соберемся.

 

яков

Правильно! Давайте лучше выпьем за встречу. Гошка,

(ехидно)

или к тебе теперь только по имени отчеству можно обращаться? Мы тебя так долго ждали!

 

Георгий

Я был занят. Ты человек деловой – должен понимать - дела на первом месте. У меня был прием граждан по личным вопросам. Как я устал от этих просьб и жалоб, от этой бытовухи! Все эти бабушки, пенсионеры, обезумевшие мамаши. Всем надо помочь, всех надо успокоить.

 

Вадик

(сочувственно)

Ты - слуга народа. Тебя выбрали, в тебя поверили. Теперь надо отдавать дань…

 

Георгий

Да, точно - слуга! Знал бы я, как это обременительно и тягостно – никогда не пошел бы в депутаты. Лучше, как Яшка, заниматься бизнесом и работать только на себя. Маша, возьми папку, тут государственные бумаги важные. Спрячь их подальше.

 

Георгий передает Маше толстую папку, с которой приехал из областного Совета депутатов. Маша берет ее и случайно роняет. Папка раскрывается. На пол высыпаются пачки денег, которые передал Георгию Коммерсант за лицензию на торговлю поддельной водкой. Все присутствующие видят содержимое папки и воцаряется томительная пауза.

 

Георгий

(злобно Маше)

Дура ожиревшая! Аккуратней надо! Собери.

 

Маша поспешно собирает пачки в папку. Она расстроена и нервно вздрагивает. Георгий поворачивается к ребятам и натянуто улыбается.

 

Георгий

Это пожертвования в мой избирательный фонд. Надо готовиться к будущим выборам. Все законно…

 

яков

(иронично)

Не сомневаюсь! Вообще, считать деньги в чужом кармане – не прилично! Давайте лучше еще выпьем!

 

Георгий с радостью разливает водку по рюмкам. Все чокаются и пьют. К ним скромно присоединяется подавленная Маша. Она пытается улыбнуться.

 

Маша

Ребята, может споете, как прежде?

 

Георгий

Точняк! Вадя, бери гитару. Давай что-нибудь веселое, революционное. Мы живем в эпоху великих перемен. Революция на дворе. Помните это: «И вновь продолжается бой?»

 

Вадим берет гитару и настраивает ее. Георгий начинает громко петь, находит где-то фотографию Ельцина и начинает ею размахивать.

Яков пьяно подхватывает и, сидя на стуле, машет руками, как будто марширует на параде. Вадим подыгрывает на гитаре. А Маша машет руками, как дирижер.

 

Георгий и яков

Неба утреннего стяг...
В жизни важен первый шаг.
Слышишь: реют над страною
Ветры яростных атак!

И вновь продолжается бой,
И сердцу тревожно в груди.
И Ельцин - такой молодой,
И юный Гайдар впереди!

 

Георгий пытается как-то смягчить неловкое положение, в котором оказался и наигранно громко смеется.

 

яков

Помните, как нас в кутузку забрали после митинга? А у меня полные карманы денег! Я думал – все, кончился мой бизнес, так и не начавшись.

 

Маша

Меня после публикации о том митинге чуть из газеты не выгнали. И редактору моему досталось. Выговор на бюро вкатили.

 

Вадик

А помните наши мечты и надежды…

 

Георгий

Все изменилось! Сейчас они у нас разрешения на митинги просят! А мы их гоняем!

 

ИНТ. Квартира Маши и Георгия

 

Гости ушли. Маша прибирает со стола. Она замирает и печально смотрит на Георгия.

Георгий сидит пьяный и пересчитывает деньги из папки.

 

Маша

Ты сильно изменился, Гоша. Ты стал какой-то другой…

 

Георгий

(меланхолично)

Какой другой?! Я нормальный.

 

Маша

Ты какой-то чужой. Я тебя такого не знала раньше. Я всегда смотрела на тебя, как на рыцаря из сказки, борца за правду и свободу.

 

Георгий прячет деньги и резко оборачивается к ней.

 

Георгий

А сейчас?

 

Маша

Не знаю. Внешне такой же. Но что-то другое внутри тебя. Ты уже не бунтарь…

 

Георгий

(злобно)

Уже не герой? Может быть, не я изменился, а ты в прошлом тормознулась? Увязла в болоте своих иллюзий? Что ты пишешь в своих статьях? Сплошную чернуху! Раньше это было важно и нужно. Тогда мы боролись с властью. Но сейчас мы сами пришли во власть. Сейчас критиковать то, что происходит в стране - антиконституционно. Выбирай где ты – с этими коммунистическими стариками, которые не могут забыть свое советское прошлое? Или с молодой новой волной, за которой будущее? Пресса должна быть партийной. Ты - боец идеологического фронта!

 

Маша

Как мне все это знакомо! Я все это уже слышала. В горкоме КПСС несколько лет назад. Я считала и считаю, что писать правду всегда современно. И прежде и сейчас.

 

Георгий

Кому нужна твоя правда?! Ты не просекаешь, мир круто изменился. Надо успевать жить, успевать делать дела.

 

Маша

Хапать деньги?

 

Георгий

И деньги тоже! Власть и деньги связаны. Одно без другого существовать не может. Имеешь власть – имеешь деньги. Имеешь деньги – нужна власть.

 

Маша

Это и есть настоящая демократия и свобода, о которой мы мечтали?

 

Георгий

О чем мечтала ты – я не знаю! Но я свои цели вижу четко и ясно. И я их добьюсь любой ценой!

 

Маша

А как же я? Мне есть место в твоих целях? Наш ребенок?

 

Георгий

Так и знал, что снова начнется нытье о ребенке. Еще про регистрацию брака понуди. Ты хотела ребенка! Я был против! Если тебе что-то не нравится, то я тебя не заставлял жить со мной. Сама придумала из меня принца, сама ко мне пришла. Я такой - какой есть! Не нравится – можешь катиться на все четыре стороны. Я не буду подстраиваться под твои фантазии.

 

Маша беспомощно садится на стул, прижимает руки к животу и кривится от боли.

 

Маша

(шепчет)

Да, сама все придумала. Дура была…

 

Георгий встает пренебрежительно смотрит на нее и с наигранным благородством злобно усмехается.

 

Георгий

Если хочешь, так и быть я уйду. Хотя квартиру я получал, как депутат. Позже я ее разменяю. Не выбрасывать же тебя беременную на улицу…

 

Маша закрывает лицо руками.

 

инт. Аэропорт - день

 

Сквозь большие витрины окон из зала вылета аэропорта видна взлетная полоса и самолеты, улетающие в небо. Возле окна стоят Вадим и Маша. Вадим с рюкзаком и гитарой. Он улетает за границу. Маша с маленьким спящим ребенком на руках приехала проводить его.

 

Вадим

Зачем ты пришла?!

(кивает на ребенка)

Он же совсем маленький!

 

Маша

(грустно смеется)

Ничего, он у меня все время спит. Я должна была придти! Может быть, мы с тобой никогда больше не увидимся.

 

Вадим

Почему?

 

Маша

Все-таки ты не на один день улетаешь за границу. Собрался там жить. Про нас совсем забудешь…

 

Вадим

Не говори так. Ты же знаешь, я тебя никогда не забуду!

 

Маша отворачивается в сторону, у нее на глазах слезы.

 

Маша

Слышишь, объявили твою посадку. Пора прощаться. Правильно делаешь Вадя, что улетаешь. Тебе там будет лучше! Найдешь свое счастье, влюбишься. Я очень хочу, чтобы ты был счастлив. Из нас всех ты, наверно, единственный настоящий! Неформал…

 

Вадим

(смущенно смеется)

Яшка – понятно. Он всегда был деловой. А Георгий, а ты?!

 

Маша

(грустно)

Георгий уже не тот. И я тоже не лучше. Нашу газету купили. Я теперь пишу заказные статьи, обслуживаю политический потребности собственника. Ты первый все правильно понял про то, что произошло в стране. У меня тоже постепенно исчезают иллюзии.

 

К ребятам подбегает опоздавший Яков. Он весь растрепан и запыхался. 

 

Яков

Привет. Ты улетаешь как раз зря! У меня завтра открытие ночного секс-клуба. Может, задержишься? Будет много важных персон. Георгий тоже обещал быть.

(к Маше)

Он тебе не говорил?

 

Маша

(отводит взгляд)

Не говорил. У меня много забот с ребенком.

 

яков

Как малыш?

(смеется)

Тоже будет бунтарем и неформалом?

 

Маша

(гладит)

Нет, мальчик спокойный.

 

К ребятам тихо незаметно подходит Куратор.

 

Куратор

(Вадиму)

Извините, я помощник Георгия Ивановича. Он не смог приехать, очень занят общественными делами. Но он просил пожелать вам удачи и передать это. Там у вас первое время будет много проблем.

 

Куратор протягивает Вадиму конверт и неприметно удаляется.

Вадим открывает конверт и обнаруживает в нем немного долларовых купюр. Он удивленно смотрит на ребят.

 

яков

А что? Молодец Гошка. Сам не приехал, но бабки отстегнул. Я тоже хотел немного привезти, но у меня из-за открытия клуба сейчас такие траты. Один банкет чего стоит. Ее коллеги-журналисты за презентацию вломили бешенные цены! Я чуть без штанов не остался. Хвалебные публикации очень дорого стоят. Машка, подтверди!

 

Маша грустно улыбается.

 

Вадим

(Якову)

Не суетись ты так. Не нужны мне деньги. Спасибо, что сам пришел. Это дороже денег!

 

яков

Как я мог не прийти? Вдруг ты там в люди выйдешь, станешь миллионером. Мы еще к тебе в гости будем ездить.

 

Вадим

(прощается)

Ладно, пока. Мне пора.

 

Вадим незаметно засовывает конверт с деньгами Маше в карман, вздыхает, разворачивается и уходит. Потом останавливается, возвращается к Маше, неловко целует ее в щеку и убегает к входу на посадку.

 

яков

Не забывай нас!

(машет рукой)

Поедем к нему в гости Маш, когда он разбогатеет?

 

Маша

Вадик миллионером не станет. Ты можешь, а он никогда.

 

яков

Почему?

 

Маша

Потому что он неформал…

 

КАДРЫ КИНО- и ТЕЛЕХРОНИКИ

 

Война в Чечне, боевые действия, танки, трупы, слезы. Выборы Президента Российской Федерации. Плакаты и лозунги «Голосуй или проиграешь!» Б.Н.Ельцин выступает перед народом и танцует на сцене. Зюганов танцует с народом. Митинги и демонстрации коммунистов против Правительства. Предвыборные ролики Ельцина.

 

НАТ. Улица - День

 

Немного повзрослевшая подтянутая и серьезная Маша деловой походкой спешит на работу. Она приближается к зданию, где раньше находился горком КПСС.

 

Здесь на ступеньках проходит митинг коммунистов. Небольшая группа пожилых людей с красными знаменами и лозунгами стоят и слушают речь бывшего секретаря по идеологии Корсавченко. Она с мегафоном истерично говорит о страданиях народа и необходимости вернуть КПСС и социализм. На лозунгах написано: «Долой антинародный режим!», «Банду Ельцина - под суд!», «Коммуниста в Президенты России!», «Прекратите войну в Чечне!»

 

За углом здания стоит автобус с бойцами ОМОН. Рядом с ним прохаживается капитан Куница. Маша останавливается в стороне, невдалеке от автобуса и задумчиво смотрит на митингующих.

Куница, увидев и узнав Машу, подходит к ней со спины.

 

Куница

(с иронией)

Хотите присоединиться к митингующим?

 

Маша поворачивается, узнает капитана и грустно улыбается.

 

Маша

Нет. Теперь я только пишу в газете о митингах. Я свое отмитинговала. А вы опять будете разгонять, как раньше?

 

Куница

Если будут дебоширить – то наведем порядок. А если покричат и разойдутся, то не тронем. Время сейчас другое – разгонять опасно. Бардак в стране всем надоел. Моим ребятам три месяца зарплату не выплачивают. Еще немного и они сами митинговать пойдут.

 

Маша

Значит, вы больше не хотите защищать власть?

 

Куница

А где она власть? Власть – это порядок. А порядка у нас давно уже нигде нет.

 

Маша

(с любопытством профессионала)

И за кого сами-то голосовать на президентских выборах будете? За демократов или за коммунистов?

 

Куница

Не знаю. Надоели и те и другие. Никому веры нет. Если дежурить не заставят, то на рыбалку поеду.

 

Маша

(смеется)

Рыбалка – это хороший политический выбор! Особенно если места клеевые есть!

 

Куница тоже смеется.

 

Инт. Кабинет главного редактора - день

 

ТАБЛИЧКА на двери кабинета: «Главный редактор».

 

За столом сидит Маша и перебирает материалы для публикации. В кабинет входит Башин. Он в строгом темном костюме. На лацкане пиджака виден значок депутата Государственной Думы России.

 

Башин

Здравствуйте. Я руководитель областного избирательного штаба по выборам Президента России от коммунистической партии Российской Федерации.

 

Маша

И депутат Государственной Думы от нашего региона. Я вас знаю, здравствуйте.

 

Башин садится в кресло напротив Маши и внимательно ее осматривает.

 

Башин

Мы хотим разместить в вашей газете свои агитационные материалы.

 

Маша

Странно. Наша газета не симпатизирует вашей партии.

 

Башин

У нас безвыходная ситуация. Нам перекрыли все каналы публикаций… К тому же ваше издание самое популярное в области.

 

Маша

Понятно. Поэтому вы готовы поступиться принципами и сотрудничать даже с ненавистной демократической прессой.

 

Башин отводит взгляд и напряженно молчит.

В комнату решительно и по-деловому входит Георгий. Он тоже изменился. На нем дорогой костюм, галстук, на лацкане пиджака у него тоже значок депутата Государственной Думы. Увидев Башина он, как будто споткнувшись, на мгновение замирает.

 

Георгий

Ба! Знакомые все лица! Дмитрий Гаврилович, вы что здесь делаете? Неужели по свободе слова соскучились? Привет, Маша.

 

Маша

Здравствуй.

 

Башин

(зло)

Я выполняю партийное поручение.

 

Георгий по-хозяйски усаживается в кресло напротив Башина и снисходительно смотрит на него.

 

Георгий

Я вот тоже по партийному делу. Машенька дорогая, меня, как депутата Госдумы, назначили доверенным лицом Президента Ельцина в нашей области. Можешь меня поздравить – расту! Ты должна мне помочь, милая!

 

Маша

Как ласково! Я давно не слышала от тебя таких слов. С самого начала нашего знакомства. Да и не видела тебя уже несколько лет… Что же тебе надо,

(язвительно)

милый и дорогой?

 

Георгий

Для начала выгнать этого коммунистического провокатора. Ему здесь не место.

 

Башин сопит от злости, ему неловко, он ерзает в кресле, но не уходит.

 

Маша

Тебе тоже надо опубликовать в нашей газете агитационные материалы?

 

Георгий

Какая ты умница! Все понимаешь сходу.

(улыбается)

 

Маша внимательно смотрит на обоих посетителей, встает, подходит к окну и спокойно со вздохом говорит.

 

Маша

Значит так, господа-товарищи. Наша газета будет размещать любые избирательные материалы на общих для всех основаниях. Без льгот и политической цензуры. Так, как положено по закону.

 

Георгий

По какому закону? Ты что будешь публиковать коммунистов?!

 

Маша

Да. И их, и вас, и остальных кандидатов. Пусть люди сами выбирают кто им ближе.

 

Башин

(с облегчением)

Правильно! Нам нужна настоящая свобода слова и демократия!

 

Георгий

Это предательство с твоей стороны. Вспомни, как они нас душили и разгоняли.

 

Маша

Я помню и поэтому не хочу повторять их ошибки.

 

Башин встает и протягивает Маше бумаги.

 

Башин

Значит, мы можем рассчитывать на публикацию?

 

Маша

Да. Оплатите официально, по существующим расценкам, как за рекламу и мы опубликуем.

(к Георгию)

И ты можешь оплатить через бухгалтерию свои материалы. Мы их тоже разместим.

 

Башин удовлетворенно кивает и с превосходством смотрит на Георгия.

 

Башин

Даже твои друзья неформалы разочаровались в вашем Президенте!

 

Маша

(Башину)

Зря вы думаете, что я очарована вашим коммунистическим кандидатом! Он мне тоже крайне не симпатичен. Просто я верю не политикам, а в наш народ, в свободу слова и демократию. Поэтому так поступаю.

 

Башин поспешно встает и уходит.

Георгий остается и с негодованием смотрит на Машу. Она подходит к столу и снова садится.

 

Георгий

Ты поступаешь неразумно! Мы заплатим в разы больше, только не публикуй их.

 

Маша

(улыбается)

Я торгую информацией и газетами, но не торгую принципами, как ты, Гоша.

 

Георгий

Подумай о будущем сына. На этой избирательной кампании все заработают бешеные деньги. Ты что не понимаешь лозунг дня – голосуй или проиграешь!

 

Маша

О будущем сына я как раз и думаю. Ему жить в нашей стране по тем законам, что вы принимаете. И я хочу, чтобы они были правильные и справедливые.

 

Георгий встает и со злостью смотрит на нее.

 

Георгий

Наивная дурочка!

 

Маша

Лучше быть наивной дурочкой, чем циничным подлецом!

 

Нат. Улицы парижа – день

 

Эйфелева башня, Собор Нотр-Дам де Пари, Лувр, Триумфальная арка на Елисейских полях. Под большим щитом-витриной с рекламой духов Шанель сидит Вадим. Он играет на гитаре и что-то грустно поет из репертуара Битлз. Перед ним стоит картонная коробка, в которую прохожие изредка кидают мелочь.

 

Поток спешащих безразличных людей. Перед глазами Вадима лишь вереница ног, женских, мужских, детских. Вдруг он видит ноги одетые в форму. Они остановились перед ним и стоят совсем рядом. Вадим поднимает голову и видит нависшую грозную фигуру французского полицейского.

 

Медленно и недовольно Вадим выгребает из коробки мелочь, встает и собирается уйти. Полицейский высокомерно кривится и что-то злобно говорит Вадиму по-французски.

 

Нат. Улица – вечер

 

Молодежные волнения в одном из городов Европы. Горят машины, разбитые стекла витрин. Толпы молодежи бросают камни в полицию. Полиция разгоняет протестующих. В полном обмундировании полицейские со щитами и дубинками бегут на толпу. Машины-водометы поливают демонстрантов струями воды. Сопротивляющихся полицейские затаскивают в специальные автобусы.

 

Вадим убегает с бунтующей улицы. Прячется в какой-то убогой подворотне и через маленькие улочки пытается скрыться. Останавливается, прислонившись к стене, чтобы отдышаться, прикрывает глаза.

 

Рядом с ним появляются два парня бандитского вида. Они зажимают его по бокам и начинают что-то кричать на непонятном языке, угрожая ножом.

 

Вадим открывает глаза и испугано смотрит на них. Парни грубо выворачивают его карманы в поисках денег. Найдя лишь пару мелких купюр, ругаются и со злостью разбивают гитару. Потом бьют Вадима по лицу, он падает, а парни убегают. Вадим лежит с разбитым лицом на земле в куче мусора и грязи.

 

Нат. Стройка – день

 

Строительная площадка в одной из европейских стран. Вадим в рабочей одежде таскает кирпичи на стройке. Носит стройматериалы, помогает другим рабочим. Ему тяжело и он на минуту останавливается передохнуть. Тут же он слышит окрик человека в красивом костюме, который стоит и недовольно смотрит на него с крыльца административного вагончика. Вадим понуро кивает головой и спешно снова берется за работу.

 

КАДРЫ КИНО- и ТЕЛЕХРОНИКИ

 

Б.Н.Ельцин прощается с народом. Он вводит в свой рабочий кабинет в Кремле В.В.Путина. Путин выступает на пресс-конференции, садится в истребитель, плывет на катере и подводной лодке. Присяга Президента России В.В.Путина на инаугурации.

 

ИНТ. Кабинет депутата госдумы - день

 

ТАБЛИЧКА на дверях административного кабинета: «Приемная депутата Государственной Думы».

 

Шикарно обставленная современной мебелью комната. В центре на стене над креслом висит большой портрет В.В.Путина.

 

В кресле сидит повзрослевший и изменившийся Георгий. Он в строгом дорогом костюме. На лацкане пиджака значок Депутата Государственной Думы. Он смотрит телевизор, по которому выступает В.В.Путин. Потом устало берет пульт и выключает телевизор.

 

Георгий встает, подходит к шкафу и открывает его. Там на полке стоит обычный набор, который раньше был у первого секретаря горкома КПСС Башина: бутылка коньяка, порезанный на дольки лимон, шоколадные конфеты, ваза с фруктами. Различие лишь в том, что коньяк теперь не армянский, а французский.

 

Георгий берет бутылку, наливает полную большую рюмку и выпивает ее залпом. Берет с полки дольку лимона, потом кривится и кладет на место, так и не закусив. Подходит к столу и небрежно нажимает на кнопку вызова помощника.

 

Входит почти не изменившийся внешне Куратор с папкой в руках и, молча, останавливается у стола.

 

Георгий

Завтра я вылетаю в Москву на заседание Государственной Думы. Подготовка к моим губернаторским выборам идет нормально? Денег достаточно?

 

Куратор

Все нормально. Мы скупили все теле и радиоканалы и основные газеты. У конкурентов почти не осталось выхода на средства массовой информации. Денег достаточно. Сегодня еще принесли нелегальные мигранты. Им нужны разрешения на работу и проживание в области.

 

Куратор достает из папки и показывает пачки долларов. Георгий вяло и небрежно машет рукой.

 

Георгий

Оставьте на мелкие расходы. Подготовьте бумаги по их просьбам. Я в Москве через Думу все решу.

 

Куратор

Единственная проблема - это электорат коммунистов. Престарелые, пенсионеры, ветераны. С ними сложно работать. А наше местное отделение компартии еще не определилось - кого поддержать. Это значительный и стабильный процент голосов на выборах в области.

 

Георгий

(грозно и высокомерно)

Почему же вы медлите? Или я сам должен все делать? Вы совсем разучились работать, обленились за моей спиной. С коммунистами я поговорю! Но мне нужна поддержка Администрации Президента. Вы обещали, что ваша система обеспечит ее. Нужна телеграмма Президента!

(оборачивается на портрет Путина)

Это сейчас залог успеха на выборах!

 

Куратор

Телеграмма будет. Мы уже работаем над этим.

 

НАТ. Улица - день

 

Улицы города изменились и обновились. Больше нет коммунистических лозунгов. Их сменила броская и яркая реклама фирм и товаров. На месте, где раньше висели призывы крепить КПСС и бороться за перестройку, теперь сверкает призыв покупать женские прокладки и пить пиво.

 

По улице бредет бородатый, постаревший и обветшалый Вадим. За плечами у него большой потрепанный рюкзак. По одежде видно, что он только что приехал издалека, возможно, из-за границы. Он подходит к ночному стриптиз клубу. Потоптавшись немного у дверей, неуверенно заходит туда.

 

ИНТ. стриптиз-клуб - день

 

Клуб пуст, посетителей нет. Только сонный бармен протирает рюмки. Вадик проходит через зал. На стенах картинки обнаженных девиц и парней, сцены оргий. Вадик подавлено крестится и заходит в кабинет хозяина.

 

ИНТ. Кабинет хозяина клуба - день

 

В кабинете в кресле за столом сидит пополневший и сильно изменившийся от бурной жизни Яков, перебирает какие-то бумаги и подсчитывает что-то на калькуляторе. Он отрывается от бумаг, с удивлением смотрит на посетителя.

 

яков

Вадик?! Ты?! Тебя не узнать! Откуда?

 

Вадик застенчиво улыбается, мнется.

 

Вадик

Вот вернулся сегодня… Разочаровался я Яша в жизни зарубежной. Все блеф и обман.

 

Яков смеется и усаживает его на диван. Открывает дверь и громко кричит кому-то.

 

яков

Девочки, кто-нибудь там! Водочки нам и закусить чего-нибудь быстренько!

(к Вадиму)

Вадик, старина! Сколько лет, сколько зим! Ты совсем на себя не похож.

 

Вадим

Ты тоже изменился. Пополнел.

 

яков

Глупости. Девки меня и таким любят. Большой живот умным мозгам не помеха. Главная очаровашка мужчины – его бумажник. А с этим у меня таки все нормально.

(смеется)

Ты про ребят наших знаешь? Георгий большой человек, я тебе скажу! Депутат Госдумы. В губернаторы метит. Машка в газете работает, уже главный редактор. Сын у нее растет. Вроде все путем.

 

В кабинет постучавшись, заходит длинноногая молодая девушка в купальнике, похожая на фотомодель. Она приносит поднос с бутылкой водки и закусками. Расставляет это все на столике, показательно играя своими шикарными формами.

 

яков

А я тут скромно таки тружусь за свою копеечку. Так устаю, так устаю! Кто бы знал!

 

Яков нежно поглаживает девушку по бедру и слащаво облизывается.

 

Вадик

Я пить не могу. Пока жил за границей слишком много злоупотребил. Теперь завязал, не хочу сорваться.

 

Яков ласково хлопает девушку по заднице, улыбается и выпроваживает ее.

 

яков

Пока свободна.

(к Вадиму)

Брось, друган! За встречу, по маленькой! Обидишь!

 

Яков наливает полную рюмку и заставляет Вадима выпить полностью. Потом подсовывает ему бутерброд. Сам отпивает лишь немного.

 

яков

Ты наверно с дороги голодный. Ешь, не стесняйся. Теперь у меня много колбасы, конфет и даже бананов. Не то, что раньше. Что хочешь делать? Деньги есть?

 

Яков с напряжением и выжидательно смотрит на Вадима.

Вадим с аппетитом проглатывает бутерброд и пытается ответить с набитым ртом.

 

Вадим

Денег нет, миллионером я не стал.

 

яков

Так, так! Жаль. Я-то думал… Ты кушай, давай еще выпьем.

 

Яков наливает снова полную рюмку и заставляет Вадима выпить. Сам отпивает лишь немного.

 

Вадим

Хочу устроиться на работу куда-нибудь. Пока там мотался - всему научился. Я и слесарь, и плотник, и сантехник. Все умею. Может у тебя какая работа есть?

 

яков

Работа, говоришь. Какая у меня работа? Сам видишь – мне стриптизеры и стриптизерши нужны. У меня клуб специфический, публика тоже особая. Ты же стриптизером не станешь!

 

Вадик захмелел и пьяно смеется.

 

Вадик

Не! Я не стану.

 

яков

Глядя на тебя, даже без стриптиза у меня весь клиент разбежится. Так что тебе в моем клубе делать нечего. Да ты пей, пей не стесняйся. И закусывай.

 

Яков снова наливает полную рюмку водки Вадиму и протягивает ему новый бутерброд.

 

Вадим жалостливо смотрит на Якова, выпивает водку и неуверенно заплетающимся языком спрашивает.

 

Вадим

Может Гоша поможет? Жить я где-нибудь как-нибудь устроюсь…

 

яков

(криво усмехается)

Он теперь Георгий Иванович. И к нему без записи за месяц не попадешь. Даже я, по старой дружбе, не суюсь туда. Слишком высоко взлетел наш друг. Метит еще выше.

 

Вадим

(растеряно)

Что же мне делать?

 

яков

Ты пей – не стесняйся! Даже не знаю, чем тебе помочь…

 

Вадима развезло, он сорвался и уже сам наливает себе водку. Яков прищуривается, оценивает ситуацию, встает, подходит к столу и достает оттуда несколько купюр. Готов передать их Вадиму, но останавливается, пересчитывает деньги и часть снова убирает назад в стол.

 

яков

Деньгами я тебе немного помогу. Но у меня самого сейчас большие финансовые проблемы. Сам понимаешь, содержать такой клуб хлопотно. То надо, другое. Вот бери. Мне не жалко. Потом вернешь. Только не забудь!

 

Вадик

(стеснительно)

Спасибо, не надо. Я как-нибудь перебьюсь. Если у тебя проблемы, то тебе деньги нужнее!

 

яков

(с радостью)

Не хочешь – как хочешь. Я заставлять не могу!

 

Яков поспешно прячет деньги назад в стол.

 

яков

Давай на посошок еще выпьем водочки! У тебя сегодня еще много дел и я не могу тебя отвлекать. И мне работать надо. Как учат твои друзья зарубежные: время – деньги!

 

Яков наливает полную рюмку Вадиму. Свою рюмку, даже не отпив, отставляет в сторону.

 

яков

Отлично, что зашел. Повидались, поговорили. Ну, прощай.

(кричит в открытую дверь)

Мальчики! Кто там у нас на входе? Проводите клиента!

 

Появляется огромный накачанный парень, толи стриптизер, толи вышибала.

 

яков

(парню)

Выведи моего знакомого осторожно. Он перебрал немного.

 

Вадим берет свой рюкзак и, шатаясь, выходит. Яков, придержав парня за руку, строго ему шипит.

 

яков

Предупреди всех, чтобы этого бомжа больше в клуб не пускали. Иначе всех уволю, бездельники!

 

НАТ. Спецавтостоянка - вечер

 

На специально оборудованной автостоянке для депутатов и высокопоставленных чиновников дежурит майор милиции Куница. Стоянка огорожена невысоким парапетом и кустами. При въезде установлен шлагбаум и красивая будка для дежурного милиционера.

 

На стоянке стоят две шикарных иномарки с пропусками Госдумы на лобовом стекле. По краю стоянки возле кустов прохаживаются два солидных мужчины в костюмах. У обоих на лацканах значки депутатов Государственной Думы. Это Георгий и поседевший за прошедшие годы Дмитрий Гаврилович Башин.

 

Георгий

Дмитрий Гаврилович, мы столько лет с вами знакомы! За это время столько в жизни изменилось. Сейчас мы оба - депутаты Госдумы. В равном, так сказать, положении. Правда, в разных партиях. Я принадлежу к партии власти, вы возглавляете областное отделение коммунистов. Но нас объединяет общая область, родная земля.

 

Башин

(усмехается)

Сладко поешь, Георгий. Что дальше?

 

Георгий

(смеется)

Когда-то вы мне сказали - чтобы оказаться в системе власти, я должен стать таким же, как вы. Вот я у вас и учусь. Хочу предложить вам дружбу и сотрудничество.

 

Башин

(с наигранным удивлением)

Это как же? У нас ведь разные политические позиции. Мы ваша оппозиция.

 

Георгий

Бросьте! Это все мы с вами на собраниях с трибуны будем говорить. Сейчас мы наедине и можем быть откровенными. Вы были партократом, я был неформалом. Но теперь-то мы в одной упряжке – в системе власти. Вы хорошо проживете без меня. Я, как вы убедились, смогу хорошо прожить без вас. Но вместе - мы сможем жить значительно лучше! Я иду на выборы губернатора.

 

Башин

Знаю.

 

Георгий

Это последние выборы. Дальше губернаторов будет уже назначать Кремль. Так же как в ваше время. Поэтому мне пока еще нужна ваша помощь и поддержка. Вашей партии естественно.

 

Башин

А взамен?

 

Георгий

Все, что захотите! Я своих друзей не забываю!

 

Мимо стоянки, шатаясь, бредет пьяный Вадим. Вид у него потрепанный, непривлекательный. Он останавливается, видит Георгия и с радостью бросается к нему. Цепляется за кусты и падает.

 

Вадим

(кричит)

Гошка! Георгий! Привет! Тебя мне сам Бог послал!

 

Георгий резко останавливается с пренебрежением смотрит на упавшего пьяницу, отступает в сторону и громко кричит милиционеру.

 

Георгий

Дежурный! Уберите это быдло!

(недовольно шипит)

Когда уже в этой стране наведут порядок!

 

Майор Куница подбегает, хватает за руки Вадима и оттаскивает его от стоянки в сторону.

 

Башин внимательно всматривается в пьяного и с насмешкой поворачивается к Георгию.

 

Башин

Это, кажется, ваш бывший друг и коллега. Тоже неформал.

 

Георгий тоже внимательно смотрит на лицо пьяного и чувствуется, что он узнал Вадима.

 

Георгий

Возможно, но теперь вы мой коллега. И не вам меня упрекать. Вы со своими товарищами тоже никогда не церемонились. Скольких в годы репрессий по тюрьмам и лагерям сгноили? И позже на бюро до инфарктов доводили за отход от линии партии.

 

Оба депутата злобно смотрят друг на друга. Со стоящей неподалеку колокольни раздается звон колоколов. В небо поднимается разбуженная стая ворон с громким карканьем.

 

Георгий демонстративно поворачивается и крестится на крест на куполе церкви. Башин, сковано и неуверенно, глядя на Георгия, тоже быстро и неумело крестится.

 

Георгий

В общем, так, мое предложение предельно конкретно. Вам ловить губернаторских выборах нечего. Но если вы меня поддержите, то обещаю вам после своего избрания должность вице-губернатора по экономике.

 

Башин задумчиво смотрит на Георгия. Облизывает губы, что-то взвешивает в уме.

 

Башин

Мне в вице-губернаторы поздно уже идти. Староват я для этого. Поэтому должность дашь тому, кого мы предложим от партии. Мне так легче будет убедить своих товарищей поддержать тебя. А вот мне лично нужна пенсия заслуженная. Миллион! Думаю, это будет прилично.

 

Георгий

(не решительно)

Миллион чего?

 

Башин

(снисходительно улыбается)

Проклятых империалистических долларов, конечно!

 

Георгий тяжело вздыхает, мнется, потом протягивает руку.

 

Георгий

Согласен. По рукам, но только без обмана!

 

Башин радостно пожимает его руку.

 

Башин

Теперь я вижу, что ты действительно повзрослел и чему-то у меня научился.

 

Георгий

Может быть, обмоем наш союз? У меня тут есть одно надежное место. Тихо, спокойно, банька чудная, коньячок, пиво, девочки…

 

Башин и Георгий идут под ручку к машинам, усаживаются в одну из них. Машины медленно отъезжают.

 

НАТ. Улица - вечер

 

Майор Куница ведет под руку шатающегося Вадима.

 

Вадим

Как же так? Мы же с Георгием друзья. Мы же вместе неформалами были, митинги проводили. Он наверно меня не узнал? Давай вернемся, я ему все напомню…

 

Куница

Не дергайся, пошли. Все он вспомнил. Я по лицу видел, что узнал он тебя. Только он теперь большой начальник. А ты кто? Пьяница! Такие друзья ему сейчас не нужны. Репутацию его испортишь.

 

Вадим

А куда я теперь? У меня в городе больше никого не осталось.

 

Куница

Сначала в вытрезвитель. Там тебя помоют, проспишься. Потом не знаю. Ты что ж и вправду бомж?

 

Вадим

Я сегодня из Парижа приехал. Меня напоил другой бывший друг, хозяин стриптиз клуба. Я предупреждал, что не пью. Мне нельзя. Но он заставил.

 

Куница

Врешь, что из Парижа!

 

Вадим

Правда. Вот билет могу показать.

 

Вадим достает билет и показывает его милиционеру. Тот с удивлением смотрит и усмехается.

 

Куница

А чего ты там делал?

 

Вадим

Жил. Почти десять лет в Европе в разных странах жил, песни пел, на гитаре играл, работал, строил…

 

Куница

Так ты не тунеядец, значит?

 

Вадим

Нет. Я столяр, слесарь, электрик, сантехник. Всему пришлось научиться.

 

Куница

Слушай, давай тогда я тебя в монастырь сдам. У нас тут восстанавливают старинный монастырь. Там такие работники очень нужны. Там и жить можно.

 

Вадим

В монастырь лучше, чем в вытрезвитель.

 

Майор Куница разворачивается и уводит Вадима в другую сторону по направлению к церкви.

 

НАТ. Парк - день

 

В парке на лавочке сидит Георгий. Он недовольно поглядывает на часы и ждет кого-то.

 

К нему подходит повзрослевшая и изменившаяся Маша. В руках у нее толстый портфель. Она ставит портфель на лавку и садится рядом.

 

Георгий

Мне передали, что ты хотела срочно видеть меня. Столько лет не обращалась, а сейчас что-то случилось. Моя помощь понадобилась?

 

Маша

Даже если я буду умирать, то тебя ни о чем не попрошу.

 

Георгий

Как сурово! Что-то с сыном? Как он, кстати?

 

Маша

С сыном все нормально и его жизнь тебя не касается. Забудь, это не твой сын.

 

Георгий

Тем лучше. Так о чем все же будешь просить?

 

Маша

Ты баллотируешься в губернаторы.

 

Георгий

(самодовольно)

Да скоро стану вашим главой.

 

Маша

Ты должен снять свою кандидатуру!

 

Георгий

С какой стати?!

 

Маша достает из портфеля толстую папку с бумагами и передает ее Георгию.

 

Маша

Почитай. Это история твоей тайной депутатской деятельности последнего десятилетия. Здесь копии документов о многих твоих махинациях с государственной собственностью и бюджетными деньгами. Я начала собирать это после того, как ты меня бросил. Хотела лучше понять тебя. Потом появился профессиональный интерес журналиста.

 

Георгий с любопытством начинает листать папку. По мере перелистывания страниц его лицо из насмешливого приобретает все более встревоженное выражение.

 

Маша

Сложилось подробное досье твоей жизни. В основном скрытые от общественности страницы. Это впечатляет. Все началось еще тогда, когда ты был Председателем комиссии областного совета. Помнишь свои дела с поддельными банковскими авизо из Чечни, которые ты проталкивал через областные банки? На этом разорился наш региональный банк «Сосна». Но ты получил первоначальный капитал для более крупных махинаций. Далее создание финансовой пирамиды «БББ». Ты, как депутат, обеспечил им прикрытие в органах власти. Лично занимался изъятием и перечислением денег вкладчиков на свои собственные счета. Помог подельникам уйти от уголовной ответственности. В результате пострадали более ста тысяч человек, которые потеряли свои сбережения. А ты получил свой первый миллион долларов. На все есть подтверждающие это подлинники. А приватизацию крупнейшего алкогольного завода области не забыл? Ты уже как депутат Госдумы пробил и подписал в Москве все документы по фиктивному конкурсу. В результате завод за копейки оказался в собственности твоих друзей с Кавказа. Мзда, которую ты получил - составила уже почти полтора миллиона долларов. Позже было фиктивное банкротство за неплатежи в бюджет металлургического комбината. Здесь ты обслуживал интересы крупной московской олигархической структуры. Твоя взятка составила почти два миллиона, плюс шикарная квартира в центре столицы. Потом было протаскивание придуманных подрядчиков на строительство автомобильных дорог. Благодаря тебе ездить по автотрассам у нас не просто тяжело, а опасно! А еще твое успешное разворовывание фонда медицинского страхования, из-за чего в больницах катастрофически не хватает лекарств и многое, многое другое. Георгий – ты страшный человек. В этой папке собраны материалы, которых хватит на десять уголовных дел «в особо крупных размерах».

 

Георгий

(грозно)

Кто тебя подослал? Кто из моих конкурентов тебе заплатил? Признайся!

 

Маша

(с сожалением)

Как ты опустился! Ты даже мысли не допускаешь, что люди могут поступать не за деньги, а по совести? Всех меряешь по себе! Я долго наблюдала за тобой со стороны. У меня была надежда, что ты одумаешься. Ведь я когда-то любила тебя… Но напрасно. Сам ты не остановишься никогда.

 

Георгий

И ты решила меня остановить?

 

Маша

Потому что лучше меня тебя никто не знает. Избрание тебя губернатором смертельно для нашей области. Поэтому не могу дальше молчать. Я хочу нормально здесь жить и работать. Хочу, чтобы мой сын мог вырасти и жить здесь. Но ты опасен для всех нас хуже чумы или сибирской язвы.

 

Георгий

Как же ты такого ужасного человека могла полюбить?

 

Маша

(тяжело вздыхает)

Молодость и глупость. В тебе обманулась не я одна. Ты сумел обмануть всех! И неформалов, которых использовал для своей карьеры. И избирателей. И свое партийное руководство. За эти годы ты состоял во всех партиях власти. Легко менял свое членство, лозунги и убеждения…

 

Георгий

(прерывает)

Это все лирика. Вернемся к делу. Ты всегда была профессионалом, поэтому, думаю, ты не врешь и у тебя есть подлинные документы?

 

Маша

Можешь не сомневаться. Любая прокуратура и экспертиза их подтвердят. Надеюсь, что тебя даже депутатская неприкосновенность не спасет. Но главное не это. Если все это вскрыть, то твои друзья в нынешней партии власти, правительстве и Кремле больше ни за что не захотят иметь с тобой дел. Все, что ты натворил слишком грязно и мерзко воняет. Никто не захочет мараться о тебя. Достаточно рассказать, как твои фирмы поставляли гнилые продукты в детские дома и дома престарелых. Или как ты лично заставлял главврачей принимать сломанное медицинское оборудование под угрозой увольнения. Кто скажет – сколько людей умерло не получив необходимой медицинской помощи?

 

Георгий

Сколько ты хочешь за свой компромат?

 

Маша

Георгий, ты решил откупиться деньгами?! Я четко сказала – не лезь в губернаторы! Хватит тебе Государственной Думы. Хотя и ее много. Но этот созыв так и быть, отработай. Дальше уходи из власти и политики. Людей надо освободить от такого слуги народа.

 

Георгий

(высокомерно)

Ты как была наивной дурой, так ею и осталась. Ты что не понимаешь, что я уже давно сам власть. Я - часть системы власти. Ты представляешь - какие люди и силы за мной стоят?! Что ты можешь сделать?

 

Маша

Для начала опубликовать все это в своей газете. О многих твоих делишках твои высокопоставленные покровители даже не подозревают. Они почитают о них с большим интересом.

 

Георгий

Твоя газета после такой публикации дня не проживет.

 

Маша

Не беда. Слово не воробей, вылетит - не поймаешь. В этом его сила. После публикации даже если тебя сразу не посадят, то политически ты будешь труп. И уж в губернаторы не попадешь точно.

 

Георгий

(злобно)

Я тебя уничтожу раньше!

 

Маша

(встает)

Значит, ты отказываешься пойти на мои условия: ты не лезешь в губернаторы, а я тебя пока не трогаю?

 

Георгий

(испугано)

Постой! Дай подумать.

 

Маша

Хорошо. У тебя есть два дня. После этого, если ты не объявляешь о снятии своей кандидатуры с выборов, то я публикую все это в газете. А дальше будь, что будет.

 

Маша уныло смотрит на бывшего возлюбленного.

 

Георгий

(высокомерно)

Это месть обиженной брошенной женщины?

 

Маша

Нет, это попытка исправить ошибки молодости. Ты предал не только меня и сына, но ты предал всех и все. Свободу, о которой мы мечтали, идею демократии и даже любовь. Пора платить по счетам…

 

ИНТ. Кабинет депутата госдумы - день

 

За столом сидит Георгий и со злостью перелистывает страницы папки, которую получил от Маши. Потом захлопывает ее и нервно несколько раз подряд с силой давит на кнопку вызова помощника.

 

Сообразив что-то, Георгий вскакивает и судорожно прячет папку в сейф.

 

Тихо и незаметно заходит Куратор. Георгий, захлопнув сейф, оборачивается и вздрагивает, увидев Куратора за спиной.

 

Георгий

Я срочно уезжаю. Вызовите машину!

 

Куратор

Но у нас через полчаса выступление на заводе перед избирателями.

 

Георгий

(недовольно)

Отмените!

 

Куратор

Приглашена пресса.

 

Георгий

(орет)

Я сказал - отмените!

 

Куратор

Мне поехать с вами?

 

Георгий

(нервно)

Нет! Это личные дела. Они вас не касаются. И вообще не суйте нос, куда вас не просят! Без вашей всемогущей системы разберусь. У меня есть свои возможности!

 

Куратор удаляется.

 

Георгий подходит к шкафу открывает дверцу. Там на полке стоит початая бутылка французского коньяка, лимон, порезанный на дольки на блюдце, шоколадные конфеты, фрукты. Он наливает себе полную рюмку коньяка и залпом выпивает. Разворачивается и собирается уйти, но снова возвращается к шкафу, открывает его, наливает еще рюмку и снова залпом пьет. Только после этого, вздохнув, он отходит от шкафа.

 

НАТ. Улица - день

 

ТАБЛИЧКА у входа: «Федеральная служба безопасности. Областное управление». Массивные двери солидного подъезда административного здания.

 

Из дверей выходит Куратор в серой неприметной кепке. Осторожно осматривается по сторонам и быстро идет на улицу, стараясь потеряться в толпе горожан.

 

ИНТ. Кабинет хозяина клуба - вечер

 

На диване небрежно развалившись, сидят два милиционера в форме. Один ВЫСОКИЙ, другой НИЗКИЙ.

 

За столом сидит Яков и отсчитывает деньги, складывает их в конверт и слащаво улыбается.

 

Яков

Вам девочки или мальчики сегодня нужны?

 

Высокий

Ты что, не видишь, мы - на службе!

 

яков

(хихикает)

Служба - счастью не помеха! У меня есть новенькие, не затасканные. Если хотите - могу организовать часок счастья, в перерыве от службы…

 

Низкий милиционер толкает в бок Высокого и напряженно шепчет ему.

 

Низкий

А чо, давай оторвемся по-быстрому! Нас все равно никто искать не будет. Начальство знает, где мы и чем заняты!

 

Высокий мнется и с сомнением смотрит на часы.

 

В комнату врывается Георгий. У него на пиджаке депутатский значок. Но и без значка он достаточно известная фигура в области.

 

Милиционеры напрягаются, вскакивают с дивана и одевают фуражки.

 

Высокий

(Якову)

Не сейчас, потом.

 

Низкий

(косится на Георгия)

Ага, лучше в другой раз.

 

Яков протягивает конверт милиционерам и наигранно серьезно произносит.

 

яков

Передайте эти документы вашему руководству и заверьте, что мы всегда готовы поддерживать нашу честную и доблестную милицию.

 

Милиционеры испугано хватают конверт и поспешно выходят из комнаты.

 

Георгий, прохаживаясь по кабинету, высокомерно усмехается.

 

Георгий

У тебя тут профессионально все поставлено! Привет.

 

яков

(гордо)

Привет. Да уж, фирма веников не вяжет! Свободный бизнес и демократическая власть всем дают море возможностей. За что мы с тобой боролись, на то все и напоролись!

(смеется)

Менты и бандюки, депутаты и избиратели, банкиры и простые граждане – все хотят секса, развлечений и счастья. Я им это дарю. Обеспечиваю нужды и потребности трудящихся.

 

Георгий

(язвит)

Ага, даришь! За свободно конвертируемую валюту. Бескорыстно, но по рыночным ценам.

 

яков

(обижено)

И что? Все хотят не только трахаться, но и вкусно кушать. Я тоже человек. Кстати за эту свободу и право жить счастливо я вместе с тобой пострадал. Забыл? Чего сам-то пришел? Девочка нужна или на мальчиков потянуло?

(хихикает)

Говорят, что у вас, депутатов, это модно сейчас - спать с мальчиками.

 

Георгий

(кривится)

Разговор есть. Серьезный!

 

яков

(напрягается)

На сколько серьезный? Тысяч на сто или на миллион?

 

Георгий

Ты Машку, журналистку помнишь?

 

яков

А как же…

 

Георгий

Надо ей рот прикрыть. Много знает, а еще больше болтает. У тебя много друзей среди блатных. Поговори срочно с братками, чтобы пуганули ее по-настоящему. Пусть язык за зубами держит. И папку с подлинными документами обо мне пусть у нее заберут.

 

яков

Ты что?! Это же наша Маша! Как я ее под бандитов подставлю? Вдруг они ей что-то плохое сделают? Я же их не контролирую. Там такие отморозки есть, что лучше стороной обходить.

 

Яков приоткрывает жалюзи на окошке в зал стриптиза и открывается вид: за столиком сидят головорезы дикой, ужасающей внешности. Они тупо пялятся на обнаженных девушек и облизывают губы.

 

Георгий

Она нам столько гадости своими критическими статьями сделала, а тебе наплевать? Забыл, как месяц назад она о твоем клубе разгромную статью написала. Что у тебя здесь притон и рассадник разврата и СПИДа?

 

яков

(смеется)

Помню. Я ментам премию выдал - они слова плохого мне не сказали. Зато знаешь, как после этой статьи ко мне народ повалил. Толпы! Особенно молодняк. Всем любопытно. У меня прибыль в два раза подскочила. Машка-дурашка не понимает, что ее статьи гневные для моего бизнеса - лучшая реклама. Причем бесплатная.

 

Георгий

(недовольно покусывает губу)

Ладно, меня это не касается. Но мне ее разоблачения не нужны. Поэтому придумай что-нибудь. Я готов заплатить.

 

яков

(дергается)

Нет, извини. Против Маши я бандюков напускать не буду. Даже за деньги. Я - честный бизнесмен с приличной репутацией. Это у вас в политике сплошная проституция - все продается и покупается. У нас в секс-бизнесе еще остались принципы. Так что, без меня, пожалуйста.

 

Георгий

(цинично и грозно)

У меня накопилась куча жалоб и обращений избирателей о защите нравственности молодежи. Упоминается и твой бизнес. Завтра устроим публичное обсуждение этой проблемы в администрации области. Разберем случаи использования в твоем клубе несовершеннолетних проституток, нелегальное размножение порнографии, распространение наркотиков. Наверно прикроем твою контору. А тебя посадим на пару годков. Я постараюсь это сделать быстро.

 

Георгий подходит к столу и демонстративно небрежно сбрасывает бумаги со стола на пол.

 

яков

(суетливо и испугано)

Это все - ложь! Выдумки конкурентов. Ты же понимаешь, если закроют меня, то появятся другие. Люди всегда будут хотеть секса и зрелищ. Зачем меня закрывать? Я с властью дружу, уважаю свободу, реформы и демократию. Вспомни, мы вместе боролись…

 

Георгий

(прерывает)

Реши вопрос с Машей! Меня интересует папка с документами обо мне. Ты помогаешь мне – я тебе. Это настоящая дружба честных друзей.

 

Георгий вульгарно берет двумя пальцами Якова за щеку и язвительно улыбается.

 

Георгий

Что договорились, пупсик? И обо мне никому не слова! Иди, тебя мальчики и девочки ждут.

 

Георгий гордо уверенно разворачивается и уходит. Яков хватается за голову руками.

 

НАТ. Кладбище – день

 

Посреди могил и памятников свежая вырытая яма. Рядом с ней гроб, в котором лежит Маша. Небольшая группа людей провожают ее в последний путь. Это ближайшие друзья и коллегии. Венки, цветы, траур. Кто-то говорит речь.

 

В отдалении дежурит наряд милиции во главе с майором Куницей. Они обеспечивают порядок на похоронах.

 

По дорожке, наезжая на венки и могилы, подруливает шикарная иномарка. Из нее выходит Куратор и открывает заднюю дверь машины. Медленно и размеренно из иномарки появляется Георгий. Куратор подает ему букет цветов. Георгий небрежно со скорбным выражением на лице подходит к могиле Маши.

 

Присутствующие расступаются. Он кладет цветы к гробу. Кто-то из участников похорон фотографирует Георгия. Он замечает это и принимает еще более скорбный вид. Достает из кармана платок и пытается вытереть отсутствующую слезу в глазу.

 

Георгий занимает место для ораторов и откашливается. Куратор подает ему листки с заготовленным выступлением.

 

Георгий

Дамы и господа! Сегодня мы провожаем в последний путь талантливую журналистку, чудесную женщину, честного человека.

 

Останавливается и внимательно осматривает лица присутствующих, пытаясь уловить впечатление, которое он произвел. Люди не очень одобрительно смотрят на его листочки заготовленной речи. Георгий комкает их и прячет в карман.

 

Георгий

Лучше я скажу от сердца, как близкий друг Маши. Она была для меня не просто главным редактором популярной газеты. Для меня она была соратником по общему делу. Вместе мы начинали в нашей области демократизацию и гласность. Вместе членами неформального политического клуба мы проводили первые митинги и демонстрации. Вместе мы боролись за права и интересы народа. И сегодня, когда злобная рука оборвала ее жизнь – у меня нет слов, чтобы выразить горечь от этой потери.

 

В отдалении за деревом в одеждах похожих на монашеские стоит бородатый Вадим. По его лицу катятся слезы. К нему со спины подходит майор Куница.

 

Куница

Красиво говорит депутат. Может быть, и вправду от сердца?

 

Вадим не отвечает, а только всхлипывает.

 

Георгий

Но я хочу заверить всех, что мы обязательно найдем подлецов и негодяев, виновных в ее смерти! Мы покараем их, где бы они ни спрятались! Невзирая на посты, звания и деньги, которыми они захотят прикрыть свое преступление. И еще мы никогда не забудем ее ребенка, оставшегося сиротой. Я лично позабочусь о том, чтобы ему было хорошо и он ни в чем не нуждался! Прощай Маша!

 

Георгий опять достает платок и, прикрыв глаза, отходит в сторону. В толпе стоит мальчишка примерно восьмилетнего возраста. Это сын Маши и Георгия. Рядом с ним какая-то женщина, подруга Маши.

 

Георгий удаляется к машине. Рядом с ним идет Куратор. Остановившись у дверцы машины, Георгий кивком головы показывает на сына Маши.

 

Георгий

Мальчика надо спрятать в какой-нибудь захолустный детский дом. Подальше от центра. Так о нем скорее забудут.

 

Куратор

Хорошо. Мы поработаем над этим.

 

Георгий садится в машину и отъезжает.

Похороны подходят к концу. Гроб опустили в землю. Люди расходятся.

 

Куница стоит рядом с Вадимом.

 

Куница

Для тебя она видимо была очень дорога. Вон как тебя развезло.

 

Вадим смотрит на майора со слезами на глазах.

 

Вадим

Я всегда любил только ее и никого больше.

 

Куница

Вот те на! Как же так?

 

Вадим

Вот так. Любил и боялся признаться. Она ведь с Георгием жила и сын у нее от него. Только он ее бросил.

 

Куница

(удивлено)

Так это депутат, губернатор наш будущий, про своего собственного сына говорил, что его не забудет и достойно о нем позаботится. Ловко это у него получается. А я уж грешным делом поверил в речь его душевную.

 

Вадим

Я за рубеж уехал и не знал, что они разошлись. Какой я был дурак! Ведь все могло быть по-другому! Вся жизнь!

 

Куница

Да уж, дела! Ты того, пойдем, выпьем за упокой души. Может, полегчает?

 

Вадим

Нет, я больше не пью!

 

Куница

Это правильно. А я пью, иначе совсем тоскливо жить. Хорошая она баба была. Правдивая. Правильные, честные статьи писала. Нам, милиции от нее тоже доставалось. Но я не в обиде. Если все будут врать и писать только то, что нужно власти, к хорошему это не приведет. Так уже было раньше.

 

Вадим

А по мне, что раньше, что сейчас - отличия небольшие. Как не было свободы и демократии – так ее и нет.

 

Куница

Вот ты столько по заграницам ездил – там то есть твоя хваленная свобода и демократия?

 

Вадим

И там ее нет. Блеф все это.

 

Куница

Вот те на! А где же тогда есть?

 

Вадим

В вере и Боге! Если есть у тебя в душе Бог, то и все остальное будет. А если Бога нет, то никакая демократия счастливым тебя не сделает. И свобода без Бога опасна и может увести в ад.

 

Куница

Интересно ты мыслишь! Но это без бутылки понять сложно. Пойдем, я выпью, а ты мне пояснишь подробнее.

 

Вадим и Куница медленно уходят с кладбища.

 

ИНТ. Церковь - день

 

Вадим с рубанком столярничает, мастерит и ремонтирует что-то в церкви. В здание вбегает нервный Яков. Он озирается и, увидев Вадима, подбегает к нему.

 

яков

Вадя! Привет. Мне с тобой нужно срочно поговорить.

 

Яков испугано вновь озирается по сторонам. Вадим удивленно смотрит на него, вытирает руки и садится на лавку.

 

Вадим

Слушаю тебя.

 

яков

Только пообещай мне, что никому ничего не скажешь. Как на исповеди!

 

Вадим

(улыбается)

Обещаю.

 

яков

Не знаю с чего начать.

 

Вадим

Начни с главного.

 

яков

Я боюсь! Меня могут в любой момент убить.

 

Вадим

Кто?

 

яков

Георгий!

 

Вадим

(смеется)

В тебя наверно бес вселился. Чушь несешь.

 

яков

Ты ничего не знаешь! Ведь это он виноват в смерти Маши. Он пришел ко мне и попросил нанять бандюков, чтобы пугнуть ее. У нее был компромат про его жуткие делишки и она обещала опубликовать все в своей газете. Я был против бандитов. Честное благородное!

(стучит в грудь)

Но он и меня запугал, обещал прикрыть мой скромный бизнес. Ну, я вынужден был найти людей, которые взялись забрать у нее документы. Но все пошло плохо. Эти отморозки вместо того, чтобы просто пугануть, взяли и замочили ее. Теперь я должен отдать папку с документами Георгию. Но я боюсь!

 

Вадим отстраняется и ошарашено смотрит на Якова.

 

Вадим

Ты хоть понимаешь, что ты сейчас мне сказал?!

 

яков

Хорошо понимаю! Георгий рвется в губернаторы. Он на все пойдет, чтобы выиграть выборы. Он как танк – любого задавит. Я - свидетель его связи с убийством Маши. Он заберет у меня документы и меня грохнет! Вадимчик, мне не с кем посоветоваться. Вокруг меня совсем не осталось нормальных людей. Ты - единственный честный человек, которого я знаю. Ты в церкви служишь. Может через ваших святых отцов можно как-то что-то организовать, придумать и защитить меня. Я заплачу! Мне страшно!

 

Вадим

(в гневе)

Ты такой же урод и подлец, как Георгий! Вы - убийцы! Я не священник, чтобы выслушивать исповеди негодяев и отпускать им грехи! Пошел вон, пес смердячий! Иуда!

 

Вадим, шатаясь, идет на выход из церкви и крестится в отрешенном состоянии. Его ноги подкашиваются. Не дойдя до дверей, обессилев, он падает.

 

ИНТ. Кабинет хозяина клуба - день

 

На полу в обнаженном виде лежит труп Якова. На нем кровь. Вся комната в беспорядке, разбросаны вещи. На виду валяются вибраторы, фаллоимитаторы, женское белье, садо-мазохитстские приспособления, маструбаторы и резиновые сексуальные куклы.

 

В углу жмутся в испуге девочки и мальчики, обслуживавшие стриптиз-клуб. По помещению ходят милиционеры и описывают место преступления. В стороне стоят двое мужчин в штатском и о чем-то беседуют с барменом.

 

Заходит Куница, презрительно оглядывает зал и, указав на жмущихся в углу работников, жестко приказывает.

 

Куница

Этих всех в отделение!

 

Вульгарная, раскрашенная девица обиженно смотрит на него и капризно возмущается.

 

Девица

Дядечка! Разве тебе нас не жалко? Такие молоденькие девочки, а ты нас в тюрьму!

 

Куница

А по мне так все равно: мальчики - девочки, формалы – неформалы. Главное чтоб порядок везде был! На том и стоим!

 

Милиционеры выводят парней и девиц на улицу.

 

В отдалении стоят Высокий и Низкий милиционеры, которые получали у Якова деньги. Они нервно курят в углу.

 

Низкий

Блин, от кого теперь кормиться будем? Куда трахаться ходить?

 

Высокий

Не дергайся. Пришили одного - другой появится. На наш век хватит.

 

Низкий

Интересно, кто его грохнул?

 

Высокий

Говорят конкуренты. Но я думаю, что все серьезней. Иначе чего здесь госбезопасность делает? Видать кому-то очень серьезному он дорогу перешел. Но это не нашего ума дело!

 

ИНТ. Коридор Администрации области

 

Георгий гордо идет по коридору. Чиновники услужливо сторонятся и здороваются. Некоторые в льстивом порыве даже слегка кланяются. Все расступаются к стенке, чтобы уступить дорогу будущему губернатору области. Георгию это явно нравится и он величаво и снисходительно кивает головой на многочисленные приветствия.

 

Георгий подходит к двери своего рабочего депутатского кабинета, поправляет галстук и входит. Куратор встает из-за стола и открывает ему дверь в кабинет. Георгий заходит. Куратор просачивается за ним и плотно прикрывает дверь за собой. У него в руках пачка газет.

 

ИНТ. Кабинет депутата госдумы - день

 

Куратор

Во всех сегодняшних газетах информация об убийстве вашего друга по неформальному движению, владельца ночного стриптиз клуба с дурной славой.

 

Георгий нервно смотрит на Куратора и категорично поспешно отрицательно мотает головой.

 

Георгий

Он мне не друг! Что пишут?

 

Георгий протягивает руку и выхватывает газеты.

 

Куратор

Пишут, что толи конкуренты, толи любовница, толи  любовник его убил. Милиция выясняет. Но есть сомнения в этих версиях…

 

Георгий быстро просматривает газеты и потом со злость отбрасывает их на стол.

 

Георгий

(просительно)

Надо как-то сделать так, чтобы эта грязная история меня не коснулась. Ваши люди понимают, что это может испортить нашу успешную губернаторскую компанию.

 

Куратор

Мы уже работаем над этим. Но меня просили передать вам, чтобы больше вы не делали никаких несогласованных самостоятельных шагов. Таких, как с журналисткой и владельцем клуба. Иначе нам будет трудно помогать вам. Все что хотите сделать вы должны согласовывать с нами. Так будет спокойней и вам и нам.

 

Георгий

(понуро)

Я понял.

 

Куратор подходит вплотную к Георгию и властно, глядя прямо ему в глаза, отчетливо произносит.

 

Куратор

Вы еще не губернатор, а только кандидат. Но вам уже сейчас надо запомнить и уяснить: губернаторов в стране было и есть много. Они приходят и уходят. А наша система государственной безопасности была и есть одна! И она остается. Учтите это в будущем!

(пауза)

Разрешите идти?

 

Не дожидаясь ответа, Куратор разворачивается и выходит.

 

Георгий, обреченно шатаясь, подходит к шкафу, трясущимися руками достает бутылку коньяка, берет рюмку, но налить не может. Пьет прямо из горлышка. Тяжело выдыхает и падает в кресло, закрыв глаза рукой. Потом снова прикладывается к горлышку бутылки и пьет коньяк.

 

ИНТ. Избирательный участок - день

 

За столами сидит избирательная комиссия и выдает людям бюллетени для голосования. Вдруг начинается суета. Председатель избирательной комиссии вскакивает и бросается к дверям.

 

У входа появляется Георгий. За его спиной, молчаливой тенью следует Куратор.

 

Подбегают журналисты. Они снимают фотоаппаратами и телекамерами процесс получения бюллетеня и голосования Георгия. Он берет бюллетень, заходит в кабину, тут же выходит, подходит к урне для голосования. Медленно с улыбкой и показательно, чтобы все успели занять, бросает лист в щель ящика.

 

После этого Георгия обступают журналисты с микрофонами и диктофонами. Не дожидаясь вопросов, он величественно и напыщенно говорит.

 

Георгий

Сегодня в нашей области большой праздник. Праздник торжества свободы и демократии. Я убежден, что народ сделает правильный выбор. И вскоре мы все уверенно откроем новую страницу в истории нашей области. После этих выборов жизнь людей станет лучше, чище и светлее. На нашей стороне правда, а значит, победа будет за нами!

 

ИНТ. Кабинет депутата госдумы - утро

 

Георгий, развалившись, сидит в кресле. Перед ним на столе стоит почти пустая большая бутылка французского коньяка, бутерброды с черной и красной икрой, ваза с фруктами, конфеты. Георгий изрядно пьян.

 

Входит Куратор.

 

Куратор

Подведены первые итоги выборов. Вы побеждаете с большим отрывом в первом туре.

 

Георгий открывает глаза, встает, гордо распрямляет плечи и высокомерно улыбается.

 

Георгий

Я сделал это! Я победил!

 

Куратор

Поздравляю! Вам надо поспать и отдохнуть. У нас еще много дел.

 

Георгий

Чепуха! Я полон сил и готов ко всему! Я все могу!

 

Открывается дверь и в кабинет входит Башин.

 

Башин

Поздравляю, Георгий. Я всегда верил в тебя. Ты - наш человек, человек системы власти. У нас с тобой есть договоренности. Их надо урегулировать, пока ты не ушел весь в работу. Мы подготовили тебе кандидатуру на пост вице-губернатора. И еще, ты должен выполнить мою скромную просьбу.

 

Георгий смотрит на него и вдруг начинает громко пьяно смеяться. Башин стоит в недоумении.

 

Георгий

Неужели ты, старый козел, думал, что я действительно дам тебе миллион долларов за поддержку меня на выборах? Неужели ты считаешь, что ты стоишь таких денег? Дожил до седин, а все еще в сказки веришь! И кандидатура твоя на фиг мне не нужна. Можешь вместе с ним идти на улицу и митинговать там, призывая народ назад к коммунизму. Теперь ты у нас неформал и твое место на улице. А мое здесь, во власти!

 

Башин начинает задыхаться, хватает воздух ртом.

 

Башин

Как же так?! Я уже обещал товарищам по партии, что у нас будет пост вице-губернатора. Я же поручился! Ты обещал мне миллион…

 

Георгий

Пошел вон, старый маразматик. Чтобы ноги твоей здесь больше не было!

 

Башин пятится к двери и на подкашивающихся ногах выходит из комнаты, держась за сердце. Он задыхается и еле идет.

 

Куратор

Я провожу его.

 

Георгий согласно кивает и идет допивать коньяк. Потом походит к окну и смотрит на крыльцо здания.

 

В окно видно, как к крыльцу с мигалкой подъезжает машина скорой медицинской помощи. В здание бегут врачи с носилками. Потом они выносят кого-то полностью с головой закрытого простыней, видимо труп.

 

В комнату заходит Куратор.

 

Куратор

Дмитрий Гаврилович Башин скончался. Мгновенный инфаркт.

 

Георгий

Вот и его время кончилось. Надо будет организовать пышные показательные похороны. Пусть политически это выглядит, как похороны коммунизма в нашей области. Там в Москве

(указывает наверх)

нас одобрят.

 

Куратор

Хорошо, мы поработаем над этим.

 

Георгий

Вызовите машину. Я хочу прокатиться и развеяться. Я заслужил и имею право на все. Я все могу! И не возражайте! Я - губернатор! Мне все можно!

 

Георгий пьяной походкой, шатаясь, идет к двери.

 

НАТ. Улица - утро

 

Георгий, шатаясь, подходит к машине. За ним следует Куратор. Георгий заставляет выйти наружу водителя, отталкивает его и Куратора. Сам садится за руль автомобиля и отъезжает.

 

Водитель в растерянности стоит посреди дороги. Куратор спешно набирает номер на мобильном телефоне и нервно кому-то докладывает.

 

 

ИНТ. Церковь - утро

 

Вадим на коленях стоит перед распятием и истово молится.

 

Вадим

Господи, Ты - велик и всемогущ! Прости нас грешных. Не ведаем, что творим. Да воздастся каждому по помыслам и делам его. Но ответь, ответь мне глупому, за что караешь Ты невинных?! Ладно Яков, он погряз в корысти и разврате. Но почему погибла Маша? В чем ее вина? Я так любил ее, она была такая чудесная. Но Ты забрал ее. За что?!

(плачет)

 

ВСТАВКА

 

Пьяный Георгий за рулем автомобиля на скорости несется по разбитой дороге.

 

ЗА КАДРОМ ГОЛОС ВАДИМА

А Георгий? Господи, почему помогаешь ему? Где гнев Твой праведный за грехи и поступки его?! Отчего не остановишь его, отчего не покараешь?!

 

Георгий теряет управление машиной. На его лице ужас надвигающегося столкновения. Он лихорадочно пытается вывернуть руль и затормозить.

 

ЗА КАДРОМ ГОЛОС ВАДИМА

Почему страдают хорошие люди и процветают негодяи? Где же Ты, Господи? Где Твоя правда и справедливость?!

 

Георгий на скорости врезается в дерево. Машина загорается и взрывается.

 

ЗА КАДРОМ ГОЛОС ВАДИМА

Как терпишь Ты все грехи наши? Где же Ты, Господи?! Нет Тебя! Не верю я в Тебя больше! Нет Тебя, Бог!

 

Пылающая машина у дерева.

 

СНОВА В ЦЕРКВИ

Грозный Лик Бога взирает с высот свода церкви вниз на людей. С разных икон смотрят глаза Господа. Его перст указующий, сцены ада и наказания грешников.

Вадим вскакивает с колен и бежит из церкви, опрокидывая все на своем пути.

 

Нат. Улицы - утро

 

Вадим бежит по улицам города, как очумевший в слезах и исступлении. Обессилев, он натыкается на толпу народа возле обгоревшей машины. Вокруг милиция, суета.

 

Вадим видит знакомого милиционера майора Куницу. Подходит к нему и тихо спрашивает.

 

Вадим

Что случилось?

 

Куница

Новый губернатор, Георгий Иванович, разбился. Твой бывший товарищ неформал, с которым вы митинги проводили…

 

Вадим отходит к дереву и, прижавшись спиной к стволу, сползает к земле. Он крестится и поднимает голову к небу.

 

Вадим

Прости меня маловерного, Господи! Прости, что усомнился в Тебе! Рассуди нас по делам нашим. Спаси и помилуй нас грешных…

 

КАДРЫ КИНО- и ТЕЛЕХРОНИКИ

 

Выступление Президента В.В.Путина. На площади митингуют члены молодежного движения «Наши» и «Идущие вместе». Митинг и выступление оппозиции. Разгон пикетов и митинга движения «Несогласных».

 

НАТ. Улица - день

 

С одной стороны улицы стоит пикет и небольшая группа людей с лозунгами в поддержку Правительства и В.В.Путина.

 

С другой стороны улицы стоит пикет и группа людей с лозунгами против Правительства и В.В.Путина.

 

В стороне стоит автобус с бойцами ОМОН в полной экипировке для разгона митингующих. Из автобуса выходит уже в форме подполковника Куница. Осматривается внимательно, замечает в отдалении за кустами неприметно стоящего Куратора и подходит к нему. Куница указывает на тех, кто митингует в поддержку Правительства.

 

Куница

Это кто такие?

 

Куратор

Это «Наши». Неформалы власти.

 

Куница указывает на противоположную сторону улицы.

 

Куница

А эти?

 

Куратор

Это несогласные. Неформалы против власти.

 

Куница

Как же с ними разбираться?

 

Куратор

Разберемся. Мы уже работаем над этим.

 

Куница

С кем, с какими работаете?

 

Куратор

И с теми и с другими. Со всеми работаем! Служба у нас такая. Нельзя делать ставку на одного. Чревато ошибкой.

 

Куница

(вздыхает)

Значит и у нас будет много работы. Кто-то же должен отвечать за порядок…

 

НАТ. Улица поселка - день

 

Маленький поселок в отдаленном районе. На улице стоит обшарпанный и покосившийся дом. Над входными дверями дома висит большая убогая вывеска: «Детский дом».

 

Из дверей выходит Вадим в монашеской одежде и ведет за руку мальчика – сына Маши и Георгия.

 

Вслед уходящим в окно дома, приплюснув носы и губы к стеклу, смотрят грустными глазами несколько детских лиц. Их глаза печальны.

 

Сын Маши поворачивается к окну и машет ребятишкам рукой, прощаясь. Они отвечают ему так же, помахав руками.

 

НАТ. Электричка - день

 

Вадим и сын Маши едут на электричке. Вагон качается, мальчик смотрит на мелькающие перроны, столбы, деревья. Потом садится рядом с Вадимом.

Вадим обнимает мальчика и гладит его по голове. Сын Маши доверчиво прижимается к нему.

 

НАТ. Улица города - день

 

Вадим ведет сына Маши за руку.

 

Вадим

Сейчас приедем ко мне в монастырь, я тебя накормлю, напою, переодену.

 

Мальчик смотрит на него и нерешительно спрашивает.

 

Сын Маши

Дядя Вадим, ты мою маму знал?

 

Вадим

Да, очень давно. Она была удивительная и чудесная! Таких больше нет.

 

Сын Маши

А папу моего ты знал?

 

Вадим

И папу знал…

 

Сын Маши

А он какой был? Я буду таким же, как папа?

 

Вадим

Нет! Время сейчас другое…

(крестится)

И ты будешь другим. Ты будешь лучше. Я тебе это обещаю!

 

Они подходят к храму и входят в здание.

 

ИНТ. Церковь - день

 

В центральном зале храма идет венчание. Молодожены веселые и счастливые стоят у алтаря. Батюшка совершает обряд. Радостные друзья и родственники улыбаются и поздравляют молодоженов и друг друга.

 

В другом пределе храма идет обряд крещения. Счастливые родители с младенцем на руках стоят и слушают батюшку. На лицах улыбки и добрые чувства.

 

Навстречу Вадиму и сыну Маши из алтаря выходит священник. Вадим отпускает руку мальчика и легонько подталкивает его к батюшке. Мальчик, неуверенно озираясь на Вадима, походит к служителю. Тот нежно гладит его по голове и ведет к иконам, что-то объясняя на ходу. Мальчик улыбается. Он тоже счастлив.

 

Вадим крестит его и вздыхает.

 

Вадим

Спасибо тебе Господи, за милость и любовь твою!

 

 

Конец