+79095924355
(812)463-79-01

MISHELL-VICO@yandex.ru

 

БЕССМЕРТНЫЙ ЛЕГИОН

Михаил Зорин

 

синопсис

 

Во времена римской империи и легионов, по указу римского императора, жрецы создали магический шлем. Любой, кто его наденет, сразу становиться императором и перед ним появляется римский легион. После смерти последнего императора, по предсмертному приказу, сей шлем, необходимо было спрятать от всех людей. (Это происходило в Индии, куда император прибыл для военного похода на Китай). В результате выполнения приказа, шлем попадает в Китай, где его спустя многие годы, случайно находят. Шлем надевают, и появляется легион. План, нового императора, стать императором поднебесной.

Захватив дворец императора, новый его владелец, собирается в скором времени казнить бывшего владельца и его свиту. И никто не может спасти прежнего императора, кроме лучшего императорского отряда, который на момент захвата дворца, находился вне его пределов. Отряд по численности значительно уступает легиону, но это лучшие из лучших.

Новый император приступает к поискам лучшего императорского отряда с целью уничтожения его, как возможного источника ненужных неприятностей.

Отряд так же разыскивает молодой китайский воин, родителям которого, много лет назад было дано предсказание, что у них родится сын, и он не только спасёт жизнь императора, но ещё, и впоследствии станет генералом в императорской армии.

Чи Ю, так зовут молодого воина, отправляется к прорицательнице и выслушав её, получив от неё таинственный свиток, отправляется на поиски лучшего императорского отряда. В пути он встречает странствующего воина Чутьен Ченя, вместе с которым и отправляется дальше. Они находят отряд, когда его находит новый император. Начинается сражение между лучшим императорским отрядом и римским легионом. Прочитав свиток, Чи Ю узнаёт тайну шлема и решается на отчаянный шаг, а именно, подобравшись на сколько возможно ближе к новому императору, оставшемуся с частью легионеров в лагере, чтобы сбить шлем с его головы.

Пророчество сбывается...

 

 

Действующие лица.

 

ЛИ ЧАНЬ

Пожилой китаец. В молодости был хороший воин. Отец Чи Ю.

ДЗИН ФАНЬ

Скромная пожилая китаянка. Мать Чи Ю.

ЧИ Ю

Крепкий, мужественный, обученный владению боевым оружием, молодой человек. Сын, Ли Чань и Дзин Фань. Отлично стреляет из лука и превосходно владеет шестом и мечом. Влюблён в Чэнь Ли.

 

ЧЭНЬ ЛИ

Молодая китайская девушка. Красивая и стройная. Дочь Цзян Цин. Влюблена в Чи Ю.

 

ЦЗЯН ЦИН

Простая, пожилая китаянка. Мать Чэнь Ли.

ПРОРИЦАТЕЛЬНИЦА ЛЭЙ ЦЗУ

Старая китаянка. Всю жизнь занимается предсказаниями судеб людей.

 

ЧЖЭН ХЭ

Богатый китайский землевладелец. Возраст около сорока лет. Детей нет. Носит усы и маленькую бородку.

 

СЯО ЖУН

Супруга Чжэн Хэ. Возраст за тридцать.

ИМПЕРАТОР ЛИ ЮНЬ

Китайский Император. Возраст около сорока лет.

ЛИНЬ ТАЙ

Один из лучших воинов Императорского лучшего отряда. Превосходно владеет двумя мечами сразу. Средних лет. Командует лучшим отрядом. Близких соратников, при разговоре, ставит вровень с собой.

 

ЛИ БЯО

Один из лучших воинов Императорского лучшего отряда. Умелый боец с мечом. Средних лет.

 

ЛУ СИНЬ

Один из лучших воинов Императорского лучшего отряда. Хороший боец шестом. Неотразимо умеет маскироваться и изменять свою внешность, вплоть до перевоплощения в молодую девушку или дряхлого старика. Возраст около тридцати лет. Ходит всё время с шестом, который скрывает в себе с обеих сторон, острые лезвия. В центре шеста секрет, открыв который, обнаруживает скрытый свиток с картой, тайных ходов во дворец императора и расположением секретной, золотой кладовой в одном из монастырей, дверь которой открывается только специальным ключом в форме дракона. Размер шеста соответствует так называемому шесту «чжан», то есть посох. (2,65 метра). Шест имеет украшения золотом.

 

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ

Странствующий воин. Хорошо владеет навыками рукопашного боя. Владеет также разными видами оружия. Возраст за тридцать. Носит усы и небольшую бороду. При себе всегда имеет меч и лук. Иногда, пользуется шестом.

 

ЛЮ ЮЙ

Китаец. Простолюдин. Шестерит на Чхэн Сюэциня. Маленький, щупленький. Средних лет.

 

ВЭНЬ ИДО

Китаец. Простолюдин. Крепкого телосложения. Также шестерит на Чхэн Сюэциня. Средних лет.

 

ЧХЭН СЮЭЦИНЬ

Китаец. Проще говоря, мелкий мафиози провинциального городка. Руководит простолюдинами, для свершения своих злодеяний, чем и живёт. Возраст за сорок. Ещё в молодости служил императору Ли Юнь. Но однажды подслушав и узнав о существовании тайной карты, спрятанной в посохе, случайно завладев ключом от тайной двери одного из монастырей, бежал из дворца, опасаясь быть обезглавленным. Поселился в городке, где иногда бывает хозяин посоха. Зная это, с тех пор ищет старика с посохом, не ведая на сегодняшний день, что посох, перешёл от отца к сыну.

 

ЗНАХАРКА

Очень старая китаянка. Всю жизнь занимается знахарством.

 

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО

Китаец. Возраст за сорок. Странствующий монах. Всегда ходит в темно-серой накидке с капюшоном. В руках посох и чётки. Является секретным, особо тайным агентом Императора Ли Юня. Его как тайного агента, знают в лицо только Император Ли Юнь, Чэн Чень, Линь Тай и Лу Синь. Всем остальным он известен как странствующий монах, который бывает при дворе Императора. При этом его всё равно мало кто знает в лицо, скрытое капюшоном. Только образ и слухи о том, что он бывает при дворе. Хорошо владеет приёмами рукопашного боя, техникой дяньсюэ (воздействие на точки человека, приводящие к временной потере сознания, параличу или смерти), а также шестом и метанием дротиков.

 

Известен случай, когда знаменитый мастер ушу Сунь Лутан, был вынужден  драться против двухсот человек. Его спасло знание искусства «дяньсюэ», воздействие на точки. Точными ударами, он мгновенно «отключал», неосторожно приблизившихся к нему. (Прим. Автора).

 

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ

Римский легионер. Возраст около пятидесяти. Носит бороду, придающую ему суровость и невозмутимость.

 

«ТРИБУН ЛАТИКЛАВИЙ» ОВИДИЙ

Римский легионер. Возраст около тридцати лет.

 «ТРИБУН АНГУСТИКЛАВИЙ» ЭГИДИЙ

Римский легионер. Средних лет.

«ПРИМИПИЛ» АНТОНИЙ

Римский легионер. Возраст за сорок.

 

ОСТАЛЬНЫЕ ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Разночинный китайский, простой и служивый люд. Придворная свита, слуги и стража Императора Ли Юня. Лучший отряд воинов Императора Ли Юня в количестве нескольких сотен человек. Древнеримские легионеры, из состава одного легиона.

 

Все крупные эпизоды сражений, рассмотрены кратко, излагая общие события. Остальное, что касается экранных действий, лучше будет, воссоздавать при помощи специальных консультантов, хорошо сведущих, в боевых искусствах востока, и древнего Рима, эпохи легионов. (Прим. Автора.)

 

Место действия: Китай.

 

*     *     *

 

1. Китай. Мост через широкую реку. Раннее утро.

 

Титры: Китай. Начало нашей эры.

Где-то в провинции...

 

На мост выезжает телега, запряжённая двумя мулами. На телеге сидят два римлянина в тогах. Не доезжая середины моста, телега останавливается. Люди, сойдя с телеги, подходят к перилам моста. В руках одного из них золотой римский шлем, имеющий украшение синей эмалью.

 

ПЕРВЫЙ (держа шлем в руках, осматриваясь)

Так говоришь, чем дальше плутать, лучше его здесь в реке утопить?

ВТОРОЙ (смотрит на реку, потом на товарища)

Так или иначе, но мы выполним волю умершего, спрятать этот шлем от простых людей.

ПЕРВЫЙ (оглядывая местность, продолжает держать шлем в руках, опустив его на перила моста)

Мы должны были найти более надёжное место, чем это.

ВТОРОЙ (жестикулируя руками)

Где?! Куда бы мы шлем ни спрятали, его везде могут найти. Закопай шлем в землю, кто-нибудь рано или поздно его может откопать, будь то рытьё колодца или яма для нового клада, посадки дерева. Не будем же мы копать целый тоннель вглубь.

ПЕРВЫЙ (смотрит на реку)

Нам тогда следовало бы, отправится в морское путешествие и утопить шлем в море.

ВТОРОЙ (нервно, качая головой, жестикулируя руками)

До моря слишком длинный и опасный для нашего груза, путь. Необходимо будет пересечь всю Индию. И потом, мы и так заехали, чёрт знает куда.

ПЕРВЫЙ (оглядываясь)

Насколько я понимаю, мы в Китае.

ВТОРОЙ (нервно жестикулируя)

Это сейчас не имеет для нас, никакого значения. Никто никогда не узнает нашей тайны. Бросай шлем в воду пока никого нет!

ПЕРВЫЙ (задумчиво, держа шлем одной рукой)

Я полагаю, мы должны поискать другое место...

ВТОРОЙ (ударяя по шлему рукой, от чего тот вылетает из руки его державшего и летит вниз, в реку)

Хватит!!!

 

Шлем падает в реку. Оба римлянина смотрят на разбежавшиеся, по поверхности реки круги. В толще воды виден блеск тонущего шлема, который плавно угасал от того, что шлем погружался всё глубже и глубже. И вот блеск погас. Погрузившись на дно, шлем зацепляется за какую-то корягу, торчащую из дна, и повисает на ней.

 

ПЕРВЫЙ (продолжая смотреть на то место, куда упал шлем)

Что ты наделал?!

ВТОРОЙ (спокойным голосом, повернувшись спиной к перилам моста и облокотившись на них)

Я решил нашу проблему. Если ты ещё сомневаешься в её решении, то можешь попробовать отыскать шлем.

(повернувшись к реке, указывает жестом руки, вниз, на реку)

А я пока, подожду тебя на берегу.

ПЕРВЫЙ (посмотрев на товарища)

До самой своей смерти ты будешь молить богов, что бы никто из живущих на земле людей, не нашёл этот шлем.

ВТОРОЙ (направляясь к телеге)

Успокойся. Судя по тому, как долго угасал блеск золота, здесь очень глубоко.

 

Достав из телеги длинную верёвку, «Второй», привязывает к ней кувшин и, подойдя к перилам моста, бросает его в реку, держа конец верёвки в руке. Подождав немного, он достаёт чистый кувшин и, демонстрируя его товарищу, говорит.

 

ВТОРОЙ

Обрати внимание, он чист. Это значит только одно. Он не достиг дна, иначе бы, его поверхность хотя бы немного, но была бы покрыта илом.

 

Ещё раз, посмотрев на реку, потом по сторонам, Первый, молча сел обратно в телегу. Второй последовал за ним. Бросив отвязанную верёвку в телегу, и сев рядом с товарищем, второй припал губами к кувшину. Медленно тронувшись с места, телега поехала, постукивая колёсами по деревянным брусьям. Переехав мост, римляне развернули телегу, и ещё раз проехав по мосту, уехали прочь. Проезжая второй раз через мост, первый римлянин, горестно посмотрел на реку. Второй глядел вперёд, подгоняя мулов.

 

2. Китай. Река. В кадре: смена времён года. Шлем по-прежнему висит на коряге и блестит в солнечных лучах, прошедших сквозь толщу воды привлекая к себе речных рыб. Дно реки, постепенно зарастает илом и вот уже шлем, давно покрытый водорослями, почти скрылся в нём. Река, то становилась более полноводной, то более мелководной. Шли годы. В конце концов, река сильно обмелела. Через неё даже стали перегонять скот, ведя его по наиболее мелким участкам реки.

 

3. Китай. День.

 

Титры: Китай. Спустя многие годы...

 

Через реку перестраивают мост. Старый мост обветшал и на его месте, возводиться новый. Следующий кадр: мост возведён и по нему начато движение.

 

4. Китай. Ночь. Гроза. Идёт проливной дождь. Дует сильный ветер. Небольшая китайская деревушка. В одном из домов, Дзин Фань, ждёт  рождения ребёнка. Она слышит шум дождя, грозы. Видит отсвет вспышек молний. Рядом с ней находится знахарка. Ли Чань суетится вокруг своей жены. В кадре: общий вид дома на фоне грозы. Сквозь шум дождя и ветра, доносятся крики роженицы. Из дома выбегает Ли Чань и останавливается под навесом. На его глазах, молния бьёт в высокое дерево, стоящее поодаль от дома. Дерево возгорается и, переломившись несколько ниже середины, падает, оставляя горящий обрубок ствола. Слышится крик младенца. Ли Чань, словно находясь под гипнозом, выходит на середину двора и смотрит на горящий обрубок дерева. Дождевая вода, струями течёт по его лицу. Из дома выбегает знахарка.

 

ЗНАХАРКА (остановившись на пороге)

У вас родился мальчик.

ЛИ ЧАНЬ (обернулся, на лице растерянность, глаза широко открыты, он шепчет молитву, после чего опустившись на колени, пригибается к земле, а подняв голову, полушёпотом произносит)

Пророчество свершается...

 

Вспышки молний, озаряют мокрое лицо Ли Чаня. Ветер, треплет его волосы. Он снова припадает к земле, шепча молитвы.

 

5. Китай. День. Конец лета. Мост через широкую реку. (То же место, где новый мост).

 

Титры: Китай. Спустя двадцать лет...

 

На мосту стоит бедняк и, положив на свою ладонь несколько мелких монет, считает, сколько их у него. В это время на мост быстро въезжает всадник на лошади и, не сбавляя скорости, проносится по мосту. Бедняк резко подаётся к перилам и роняет свои монеты в реку.

 

БЕДНЯК (горестно глядя, как монеты падают в воду)

Мои монеты...

 

Всадник, не обращая никакого внимания на его крик, скачет дальше. Бедняк обернувшись посмотрел всаднику вслед. После этого он, спустившись к реке, торопливо раздевается до пояса и, оглядывая водную поверхность, заходит в реку. Когда вода доходит ему до груди, бедняк ныряет. Вынырнув, он глубоко вдыхает и снова ныряет. Так продолжается несколько раз, пока он не поднимает со дна старый шлем покрытый илом. Потерев его, он видит блеск золота. Отправляясь на берег, бедняк продолжает тереть шлем. Усевшись на берегу около воды, бедняк старательно отмывает находку от ила.

 

БЕДНЯК (взвешивая и вертя в руках шлем)

Если это действительно золото, то эта вещь, должна дорого стоить.

 

В это время на мосту появляется новый всадник. Он богато одет. Это Чжэн Хэ, местный богатей. Увидев в руках бедняка сверкающий шлем, всадник, пришпорив коня, проскакивает через мост и, съехав на берег, подъезжает к бедняку.

 

ЧЖЭН ХЭ (не сводя глаз с золотого шлема)

Откуда у тебя такой шлем? Отвечай!

БЕДНЯК (обхватив шлем двумя руками, склонил голову и отвечал, не поднимая её)

Я нашёл его в реке, мой господин.

ЧЖЭН ХЭ (грозно, оставаясь на коне)

А как ты узнал, что он там находился?

БЕДНЯК (поднял голову, но опомнившись, опять склонил её перед Чжэн Хэ)

Я обронил несколько монет в реку и, пытаясь их отыскать, нашёл этот шлем.

ЧЖЭН ХЭ (оставаясь на коне)

Я могу купить у тебя этот шлем за пять золотых монет.

БЕДНЯК (не поднимая головы)

Этот шлем стоит большего...

ЧЖЭН ХЭ (одёргивая коня, объехал бедняка по кругу)

А ты разбираешься в золоте. Хорошо, я дам тебе десять золотых монет.

БЕДНЯК (не поднимая головы, и видя только лошадиные ноги, следит за их перемещением)

Прошу меня простить меня, мой господин, но и этих денег мало...

ЧЖЭН ХЭ (не сдержавшись, так резко перебивает бедняка, что сделав резкое движение рукой, одёргивает поводья и его конь под ним, с громким ржанием, вздымается на дыбы)

Пятнадцать монет, моё последнее предложение. Если император или кто-либо из его свиты узнает о твоей находке, то её у тебя отнимут без лишних разговоров, и не дадут взамен ничего.

БЕДНЯК (задумчиво)

Вы правы господин.

ЧЖЭН ХЭ (кидает бедняку мешочек с деньгами)

Тогда бери деньги, и я забуду о твоём неповиновении.

 

Бедняк, подобрав упавший к его ногам мешочек с деньгами, отдаёт Чжэн Хэ золотой шлем. Всадник, убрав шлем в дорожную суму, пришпорив коня, скачет прочь.

 

6. Тот же день. Дом Чжэн Хэ. Хозяин дома примеряет шлем перед зеркалом в своей комнате, всё время, придерживая его руками. Входит его жена Сяо Жун. Чжэн Хэ оборачивается к ней, не снимая шлем. Только он отпустил руки от шлема, как на его теле появились золотые доспехи римского легионера, с тем же рисунком синей эмалью, что и шлем.

 

ЧЖЭН ХЭ (победно глядя на Сяо Жун)

Ну как, мне идёт?

СЯО ЖУН (заворожено смотрит на мужа, остановившись рядом с ним)

Ты получил должность генерала?

 

Чжэн Хэ не успел ответить. В комнату ворвался его слуга.

 

СЛУГА (упав на колени, взволновано заговорил)

Господин, к вам прибыли солдаты. Много солдат. И генералы...

 

Чжэн Хэ подошёл к окну и увидел, что двор возле его дома, занят солдатами в доспехах синего цвета и шлемах, с золотым тиснением. (одеяние и вооружение римских легионеров). В руках нескольких легионеров были штандарты с золочёными орлами, и эмблемами на флагах, где была изображена богиня Фортуна. Каждый из солдат был вооружён круглым украшенным орнаментом, позолоченным, сверкающим щитом, и коротким мечом (гладиусом). Часть солдат, была дополнительно экипирована гастами (вид короткого копья).  На ногах были сандалии и поножи. Вся улица, куда хватало глаз, была заполнена солдатами легиона. Далее по улице стояли солдаты в тех же латах, но с другим оружием. Их тела были прикрыты длинными продолговатыми щитами, а дополнялось вооружение, длинными мечами и длинными копьями. В комнату вбежал ещё один слуга. Упав на колени рядом с другим слугой, он затараторил.

 

СЛУГА (склонив голову)

Господин, к вам генерал...

СЯО ЖУН (испугано вскинув кверху руки)

Что случилось? Откуда эти солдаты? Почему они пришли именно в наш дом? Что мог ты такого совершить, что они явились за тобой?...

 

Чжэн Хэ молча, пожал плечами. В раскрытые двери, важно перешагивая, вошёл легат Клавдий.

 

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (остановившись сразу за порогом)

Легионеры ждут вашего приказа, мой император!

 

Чжэн Хэ с горящим взором, обернулся к Сяо Жун и победным голосом произнёс:

 

ЧЖЭН ХЭ (взгляд в камеру)

Я, император!!!

(обернувшись к легату Клавдию, подняв вверх одну руку)

Мы выступаем в поход!

 

7. Императорский дворец. Спустя несколько дней. День. На троне сидит император Ли Юнь. Перед ним его слуги, охрана, придворные, советники.

 

ИМПЕРАТОР ЛИ ЮНЬ (оглядывая придворных)

Почему же вы сразу мне не доложили?

ПРИДВОРНЫЙ (находясь рядом с троном, склонив голову перед императором)

Мы только сегодня об этом узнали...

ИМПЕРАТОР ЛИ ЮНЬ (высокомерно и презрительно, глядя на остальных придворных)

И сочли не нужным поставить об этом, своего императора!

То есть, меня...

ПРИДВОРНЫЙ СОВЕТНИК (низко кланяясь, находясь по другую руку императора)

Мы даже не успели узнать, откуда появились эти солдаты.

ИМПЕРАТОР ЛИ ЮНЬ (разводя руками)

Чудесно. В мою страну ввалилась целая армия, какое-то несметное полчище, а вы даже не знаете с какой стороны, они появились.

ПРИДВОРНЫЙ (склонившись)

Нам сообщили, что эту иностранную армию, если её можно так назвать, впервые заметили на западе нашей империи.

ИМПЕРАТОР ЛИ ЮНЬ (смотрит на склонившегося придворного)

А до неё, они как кроты, добирались под землёй, что бы их не было видно. Или слова о великом полчище, лишь суетливое, излишнее преувеличение?

ПРИДВОРНЫЙ (оставаясь в поклоне)

Преувеличений нет. Дело в том, что со стороны иноземцев не было никакой агрессии.

 

Придворные замолчали.

 

ПРИДВОРНЫЙ СОВЕТНИК (сложив руки в ладонях)

Мы попытались узнать что-либо, насколько это было возможно, но безрезультатно.

ИМПЕРАТОР ЛИ ЮНЬ (властно)

А есть ли вести, где сейчас находиться отряд моих лучших воинов?

ПРИДВОРНЫЙ (стоявший по другую сторону трона, робко)

Последний гонец сообщил нам, что они покинули границу с Монголией, и направляются к дворцу. В пути они должны были только задержаться в одной из провинций.

ИМПЕРАТОР ЛИ ЮНЬ (сделав указующий жест рукой)

Немедленно пошлите гонца с приказом вернуться, не останавливаясь в провинции!

 

Из боковой двери выскочил придворный и бросился на колени перед троном императора. Как только он склонился к полу, все увидели две стрелы, торчащие из его спины.

 

ПРИДВОРНЫЙ (не поднимая головы, почти распластавшись на полу)

Дворец окружён, часть стражи перебита, остальные захвачены в плен...

 

После этих слов придворный повалился на бок и больше не шевелился. Вдруг дворцовые двери буквально выламываются, и вовнутрь помещения одновременно врывается звук происходящего с наружи побоища, и римские легионеры, которые сламывают сопротивление внутренней стражи. Тут же перед императором, в середине зала, выстраивается, становясь на одно колено, шеренга алебардщиков, беря под прицел императора Ли Юня. За их спинами выстраиваются лучники и после них, а также вдоль стен помещения, прижимая придворных, вооружённые мечами и круглыми щитами, пехота римского легиона.

В зал входит Чжэн Хэ одетый в золотые, с синим узором, доспехи легиона. На поясе у него висит китайский меч. Он проходит через расступившихся алебардщиков и лучников. Следом за ним следует легат Клавдий и несколько больших по росту, солдат. Шум битвы, происходящей снаружи, сначала затихает, а потом и вовсе прекращается.

 

ИМПЕРАТОР ЛИ ЮНЬ (растерянно, глядя на солдат и переведя взгляд на Чжэн Хэ)

Что вам надо?

 

Легат Клавдий и солдаты, останавливаются в нескольких метрах, позади Чжэн Хэ.

 

ЧЖЭН ХЭ (остановившись перед троном, показывает рукой вперёд себя)

Трон!

ПРИДВОРНЫЙ СОВЕТНИК (прорвавшись через солдат, подскочил к императору)

Трон принадлежит великому императору Ли Юню!

 

После этих слов придворный советник, словно поперхнувшись, замолчал и только осунувшимся взглядом посмотрел на Чжэн Хэ.

 

ЧЖЭН ХЭ (спокойным голосом вседозволенности)

Хорошо, я приму это к сведению, а пока оттащите в сторону этого оратора, чья глупая приверженность императору Ли Юню, больше смахивает на последний спектакль забытого актёра. Я с ним после поговорю.

 

Два солдата, стоящих в шеренге у стены, из числа тех кто был ближе, молча схватили придворного советника и не обращая внимания на его нечленораздельные вопли, отволокли того в сторону за шеренгу солдат. Строй солдат, пропустив их, вновь сомкнулся.

 

ЧЖЭН ХЭ (победно оглядываясь)

Кто ещё желает высказаться?

 

В зале воцарилась гробовая тишина.

 

ЧЖЭН ХЭ (победно оглядывая всю императорскую свиту, прохаживается по залу, бросая при этом, короткие взгляды на императора Ли Юня)

В том, что Ли Юнь является императором, я никогда, ничуть не сомневался. Осталось только добавить по сегодняшнему дню, что император Ли Юнь, бывший император. А новым императором вы все, можете без ложной скромности, признать меня. Несогласные с таким решением, будут казнены, через месяц. Если я не ошибаюсь именно в начале следующего месяца у бывшего императора Ли Юня, будет день рождения. Пусть казнь непокорных, будет для него своеобразным подарком. А что касается самой его судьбы, то я ещё не решил какой она будет дальше.

(взглянув в глаза императора Ли Юня)

Я вижу в вашем взгляде бесконечное удивление тому обстоятельству, что никто вовремя, не предупредил вас о моём визите.

(всплеснув руками, показывая на придворного, из спины которого, торчали две стрелы)

Не успели. Точнее не смогли. Я отдал приказ лучникам, отстреливать любого, кто попытается сбежать с поля битвы, коим стал ваш дворец и все прилегающие к нему территории.

 

8. Провинция. Дом семьи Ли. Утро. Через несколько дней после смены власти. Из дома выходит Дзин Фань и подходит к Чи Ю.

 

ЧИ Ю (сидя под деревом, укладывает стрелы в колчан, увидев мать, прекращает и встаёт)

Доброе утро, мама.

ДЗИН ФАНЬ (смотрит в лицо сына)

Доброе утро сынок. Ты сегодня рано встал.

ЧИ Ю (берёт в руки колчан и кладёт в него лук)

Я решил сегодня потренироваться в стрельбе из лука.

ДЗИН ФАНЬ (чуть наклонив голову)

И столько времени ты готовил свой лук?

ЧИ Ю (на секунду закрыв глаза и после этого чуть мотнув головой, сказал, разжав сильно сомкнутые губы)

Рано утром я был на рыбалке...

ДЗИН ФАНЬ (слегка улыбнувшись, отвела взгляд от лица сына, посмотрев просто вдаль)

Рыбу я видела, но ты её принёс давно, и я даже успела тебе её приготовить.

ЧИ Ю (посмотрел на мать, закидывая за спину колчан с луком)

Я ходил к дому Чэнь Ли.

 

На пороге дома, появился Ли Чань.

 

ЛИ ЧАНЬ (стоя на пороге)

Я полагаю, завтрак должен быть тёплым...

ЧИ Ю (взглянув на отца)

Я уже перекусил рисовыми лепёшками.

ДЗИН ФАНЬ (не оборачиваясь, глядя на Чи Ю)

А я поела, пока готовила рыбу.

ЛИ ЧАНЬ (разведя руками)

Не хотите объяснять, что происходит, покорно соглашусь и молча, пойду есть рыбу в гордом одиночестве.

ЧИ Ю (смотрит на мать, которая отвела взгляд в сторону)

Особенного тут ничего не происходит. Мама в своём репертуаре. Опять заводит речи о пророчестве.

ДЗИН ФАНЬ (посмотрела на сына, словно не могла понять смысл слов и произнесла слова чуть громче обычного)

И говорю ему об этом уже целую неделю.

ЛИ ЧАНЬ (собираясь уходить в дом)

Она правильно делает, сынок.

ЧИ Ю (глядя на мать)

Да, да, я уже сто раз слышал эту историю о том пророчестве.

ЛИ ЧАНЬ (сказав, уходит в дом)

Послушай в сто первый раз и выполни предначертание, данное тебе судьбой.

ЧИ Ю (коснувшись рук матери и слегка их, сжав в своих руках)

Знаю, знаю, всё знаю об этом пророчестве. Предсказано оно было давно. Прорицательница сделала это не по вашей просьбе...

ДЗИН ФАНЬ (перебивая сына, не вырывая своих рук)

Было сказано, что ты родишься, когда будет гроза. Она с точностью назвала день и все тому произошедшие события. Теперь ты должен сделать, так что бы пророчество сбылось полностью. Ты должен стать великим воином! Не зря же отец с самого твоего раннего детства, учил тебя владению боевым оружием. Теперь ты вырос, теперь ты настоящий воин. А что в твоей жизни будет дальше, ты узнаешь потом. Иди к прорицательнице, она давно тебя ждёт.

 

9. Дом старой прорицательницы. День. Чи Ю пришёл к прорицательнице Лэй Цзу.

 

ПРОРИЦАТЕЛЬНИЦА ЛЭЙ ЦЗУ (сидит перед столом, толча что-то в ступке)

Тебя, конечно, прежде всего, интересует кто я такая? Я простая старая китаянка, которая почему-то верит в свои чудаковатые предсказания.

ЧИ Ю (стоит перед Лэй Цзу)

Вы предсказали, что я стану...

ПРОРИЦАТЕЛЬНИЦА ЛЭЙ ЦЗУ (вставая из-за стола, отставив в сторону ступку)

Да-да, я предсказала то, о чём ты хочешь мне сейчас сказать, прости, что перебила тебя.

(подошла к кувшину с водой и налив себе воды в чашку стала пить)

Мне понятно твоё неверие в мои предсказания, но они всего лишь часть нашей жизни. И они сбываются даже если в них не верить. Или не сбываются... даже если верить.

ЧИ Ю (растерянно слегка развёл руками)

Тогда...

 

Чи Ю замолчал увидев взгляд Лэй Цзу.

 

ПРОРИЦАТЕЛЬНИЦА ЛЭЙ ЦЗУ (поставив чашку, вернулась к ступке)

Тогда надо просто жить, а что произойдёт, то и будет частью предначертанного. И только от следования предсказанному будет зависеть насколько жизнь, станет соответствовать предначертанию.

(кладёт на край стола, запечатанный свиток бумаги)

Возьми эту бумагу, и когда придёт время, прочти её, но не раньше.

ЧИ Ю (взяв бумагу, стоит около стола)

А как я узнаю, пришло это время или нет?

ПРОРИЦАТЕЛЬНИЦА ЛЭЙ ЦЗУ (берёт в руки ступку)

Твоё сердце само должно тебе это подсказать. Большего я не могу сейчас тебе сказать. Разве, что добавлю, день, когда тебе понадобится эта бумага, будет не лёгким в твоей судьбе. И ещё, никому её не давай и не говори о том, что узнаешь из неё, когда прочитаешь, иначе судьба будет менее милосердна к тебе.

 

Лэй Цзу принялась толочь в ступке. Чи Ю смотрит на свиток бумаги.

 

10. Дворец императора. Тронный зал. День. На троне сидит Чжэн Хэ в прежних императорских доспехах римского легиона (здесь и далее везде, Чжэн Хэ будет в этих доспехах). В руках он держит чётки. Рядом с ним находится легат Клавдий, трибун латиклавий Овидий, префект лагеря Тиберий и примипил Антоний. У дверей стоит стража из легионеров.

 

ЧЖЭН ХЭ (перебирая в руках чётки)

В ближайшее время, у нас могут появиться незваные гости, так называемый, лучший императорский отряд, бывшего императора.

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (говорит с расстановкой)

Моего императора это беспокоит?

ЧЖЭН ХЭ (продолжая перебирать чётки)

Не очень, хотя нельзя забывать, что это лучший отряд из лучших. Столкновение с ним будет весьма хлопотным и нежелательным, однако избежать сего не удастся. Как только воины узнают о случившемся, если уже не узнали, они направятся сюда.

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (чуть наклонившись в сторону Чжэн Хэ в знак уважения)

Моему императору известно сколько их?

ЧЖЭН ХЭ (перебирая чётки)

Точного их количества я не знаю, но приблизительно сказать могу. Около пятисот человек.

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (не сводит глаз с Чжэн Хэ)

А где они сейчас?

ЧЖЭН ХЭ (перебирает чётки с остановками)

Об этом могут знать только несколько человек из свиты бывшего императора, включая его самого.

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (посмотрел на центурионов)

Тогда нужно придать их пытке, чтобы узнать от них, где находится отряд.

«ПРИМИПИЛ» АНТОНИЙ (сделав шаг вперёд от остальных)

А может просто казнить императора Ли Юня, и отряду незачем будет спешить сюда?

ЧЖЭН ХЭ (перестал перебирать чётки)

Плохая идея. Отряд всё равно явится, что бы отомстить, так как его воины не только лучшие, но и беззаветно преданные бывшему императору. И ещё, я хочу, чтобы император Ли Юнь, узнал о том, что мы расправились с его лучшим отрядом, на который он явно ещё очень надеется. А что касается пыток, так мы узнаем только о старом месте их пребывания, а где сейчас находится лучший отряд, не знает никто.

«ТРИБУН ЛАТИКЛАВИЙ» ОВИДИЙ  (встал рядом с Антонием)

Я предлагаю разослать по округе несколько небольших отрядов, где в каждом будут находиться по два-три лучших гонца. В случае появления отряда, наши легионеры вступят с ними в сражение, тем самым задержав их, а гонцы доставят нам известие о прибытии солдат.

ЧЖЭН ХЭ (вскочил с трона)

Браво! Немедленно сформируйте отряды и пусть они днём и ночью патрулируют все дороги ведущие к моему дворцу.

 

11. Провинция. Окраина деревни в которой живёт семья Ли. Утро. Чи Ю, собранный в дорогу и вооружённый мечом и луком, с походной сумкой, прощается с Чэнь Ли. В сумке шлем и припасы в дорогу.

 

ЧЭНЬ ЛИ (печальным голосом, положив одну руку на плечо Чи Ю)

И она сказала, что ты обязательно должен исполнить это предначертание?

ЧИ Ю (коснувшись свободной руки Чэнь Ли, глядя в её лицо)

Она сказала, что это будет верным решением, и добавила, что я волен сам выбирать свой путь.

ЧЭНЬ ЛИ (обхватила второй рукой Чи Ю за спину, сомкнув руки на плече)

Ты поверил ей...

(прижалась лицом к груди Чи Ю)

Я буду ждать...

ЧИ Ю (прижал Чэнь Ли к себе)

Я не могу поступить иначе. Дворец императора захвачен, стража перебита, предсказание продолжает сбываться.

ЧЭНЬ ЛИ (продолжая прижиматься к груди Чи Ю)

Тебе одному не спасти императора.

ЧИ Ю (коснулся рукой волос Чэнь Ли)

Я буду искать императорский отряд, о котором ходит людская молва. Она гласит, что это лучшие из лучших и вся надежда только на них.

ЧЭНЬ ЛИ (закрыв глаза)

Береги себя.

 

Чи Ю обнял Чэнь Ли.

 

12. Императорский дворец. В одном из покоев дворца. День. Чжэн Хэ и легат Клавдий тихими голосами совещаются стоя у окна, и не глядя в него. Чжэн Хэ в одной руке держит чётки. За окном, на большой площади, проходят тренировки легиона. Часть солдат, что не участвует на данный момент в карауле, вырабатывает навык более быстрого построения в боевое карэ.

 

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (почтительно, находясь на некотором расстоянии от Чжэн Хэ)

Мы всё сделали согласно вашему приказу, мой император.

ЧЖЭН ХЭ (задумчиво подпёр ладонью подбородок, оглаживая свою бородку, смотрит в пустоту комнаты)

Меня только настораживает то спокойствие, которое воцарилось в империи.

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (оставаясь на месте и не меняя интонации голоса)

Вас уважают.

ЧЖЭН ХЭ (начал перебирать в руках чётки, переведя взгляд на происходящее за окном)

Скорее всего, бояться, хотя мне это безразлично. Так или иначе, но важнее всего послушание. А что касается остального, то как я уже сказал, меня настораживает только эта излишняя покорность. Ей быть, но не сразу. Сколько в империи отличных воинов, почитавших бывшего императора Ли Юня, и ни один не пришёл ему на помощь. Распорядись по отрядам, чтобы отслеживали всех воинов, в том числе, воинов-одиночек. Всех без исключения сопроводить ко мне! Какие не будут повиноваться, убейте.

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (с поклоном)

Будет исполнено, мой император.

 

13. Провинция. Просёлочная дорога с одной стороны, которой простирается большая открытая местность, с другой маленький лес. День. По дороге идёт Чи Ю. За спиной у него висит дорожная котомка, колчан со стрелами и луком, а на поясе, меч. Из-за дерева его окликает Чутьен Чень. Он в кожаных доспехах, на поясе у него висит меч, а за спиной колчан с луком и дорожная сума.

 

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (выглянув из-за дерева, осматривается по сторонам)

Воин, уйди с дороги, коли тебе жизнь дорога.

ЧИ Ю (сначала остановился, а потом, оглядевшись, сошёл на обочину)

А что случилось? Неужели после свержения императора Ли Юня, вышел указ, по дорогам не ходить?

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (подошёл к Чи Ю)

Такого указа не было, зато явно позаботились о том, чтобы во всей империи не осталось ни одного воина.

ЧИ Ю (стоит на прежнем месте, разглядывая незнакомца)

Каким образом?

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (периодически посматривая по сторонам, слегка прохаживаясь перед Чи Ю)

Переманивают на службу к новому императору. А кто не согласен, прощается с жизнью. И без лишних церемоний.

ЧИ Ю (задумчиво, не сводя глаз с незнакомца)

Деловой подход, ничего не скажешь.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (жестом зовёт Чи Ю следовать за ним и, сойдя с обочины дороги, идёт между деревьями небольшого леса)

Куда путь держишь?

ЧИ Ю (следует за незнакомцем)

Хороший вопрос, на который у меня нет ответа.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (остановился и, дождавшись, когда Чи Ю поравнялся с ним, пошёл дальше, следуя с ним рядом)

Тогда присоединяйся ко мне. Я странствующий воин. Дороги для меня все хороши. Куда не иди, всегда в пути. И не надо искать ответ на мой вопрос.

 

Чи Ю остановился. Чутьен Чень сделал тоже самое. После короткой молчаливой паузы, Чи Ю двинулся дальше между деревьями вдоль дороги, а Чутьен Чень пошёл рядом.

 

14. Маленький провинциальный городок. На следующее утро. Чи Ю и Чутьен Чень находясь в маленькой закусочной, утоляют голод, сидя за столом, напротив друг друга.

 

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (пьёт из пиалы, посматривая по сторонам, потом поставив её на стол, ест, глядя на Чи Ю)

Мы отошли на достаточное расстояние от императорской столицы и у нас теперь есть возможность быть среди людей. Солдаты нового императора пока ещё не уходят далеко от дворца. Это даёт нам возможность узнать от торговцев или бродячих монахов всё что нас интересует и при этом ни у кого не вызвать подозрений.

ЧИ Ю (поглощая пищу)

Тогда я думаю, мы сможем здесь найти не только торговцев и монахов, а так же и воинов, которым не безразлична судьба императора Ли Юня.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (оглянувшись, посмотрел по сторонам, после чего придвинулся ближе к Чи Ю)

Тише Чи Ю. Солдат здесь нет, но шпики быть вполне могут.

ЧИ Ю (придвинувшись к Чутьен Чень)

Тогда предлагаю, не слишком тратя время, двинуться дальше на поиски лучшего императорского отряда, который был у императора Ли Юня.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (занял обычное положение за столом)

Может твоя гадалка и права, да только велик ли тот отряд, что бы справиться с этими неизвестно откуда прибывшими солдатами? Я слышал, их много.

ЧИ Ю (так же сел обратно)

Ты сказал, что тебе всё равно куда идти.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (пожав плечами и продолжая трапезу, коротко разведя руками)

От своих слов я не отказываюсь и только замечу,

(выставив указательный палец в сторону Чи Ю)

я не был на службе у императора Ли Юня.

 

15. Дворец императора. Вечер. В одной из очень хорошо охраняемых комнат дворца. В комнате находятся Чжэн Хэ и Ли Юнь. У дверей стоят несколько легионеров.

 

ЧЖЭН ХЭ (весело улыбаясь, прохаживается перед императором Ли Юнем, поглядывая на него)

Мне понравилось, как вы решили расплатиться за свою свободу, моим золотом. Неясно только одно, как вы собирались овладеть золотом, которое теперь охраняется моими солдатами, а не вашими казнокрадами?

ИМПЕРАТОР ЛИ ЮНЬ (сохраняя императорское спокойствие, стоит неподвижно, глядя в неизвестность и лишь на последних словах, посмотрел на Чжэн Хэ)

Если ваши солдаты так быстро вам доложили о моём предложении, то не рассчитывайте, что я так же быстро всё вам объясню.

ЧЖЭН ХЭ (остановился и усмехнулся, глядя на невозмутимое выражение лица императора Ли Юня)

Признаюсь и не рассчитывал. Хотел только поправить вас насчёт выражения о предложении. Это подкуп и не иначе, мой дорогой император.

ИМПЕРАТОР ЛИ ЮНЬ (не глядя на Чжэн Хэ, с прежней невозмутимостью)

Называйте, как хотите.

ЧЖЭН ХЭ (стоя напротив Ли Юня)

О-о-о, да мы никак рассержены? И, уж наверняка хоть и не говорим, так думаем о моём вероломстве?

ИМПЕРАТОР ЛИ ЮНЬ (не двигаясь с места с прежним спокойствием)

Не пойму только одного, зачем весь этот разговор?

ЧЖЭН ХЭ (пожал плечами и мотнул головой)

Так, ни к чему. Простая блажь. До вашего дня рождения так мало осталось времени, что я боюсь, не успею, насладится вашим обществом в полной мере. Вас удивляют мои слова? Нет? Позвольте вам разъяснить, вы же к этому привыкли, что бы вам все, всегда, всё, разъясняли.

 

Император Ли Юнь пристально взглянул на Чжэн Хэ, а тот в свою очередь, усмехнувшись, отвёл взгляд в сторону и снова стал прохаживаться по комнате.

 

ЧЖЭН ХЭ

Мне пришла чудная мысль, что бы более вас так тщательно не охранять, и получить в ближайшее время, возможность  больших военных манёвров, в целях наведения нужного мне порядка, во всей империи, мы вас казним в день вашего рождения. Я вот только всё терзаюсь, как лучше поступить: сначала вас, а потом вашу свиту или наоборот?

 

16. Раннее утро. Просёлочная дорога в провинции. По дороге идёт Лу Синь, загримированный в седого старика, с шестом в руках. Его обгоняют всадники на лошадях.

 

ЛУ СИНЬ (скрипучим голосом, не останавливаясь, обращается к всадникам)

Не подскажете ли мне, как далеко до города?

ВСАДНИК (проезжая мимо)

Ты правильно сделал старик, что встал так рано. С такой скоростью ты только к вечеру до города и дойдёшь.

 

Всадники, поднимая пыль, скрываются вдали, а старик смотрит им вслед, продолжая ковылять, опираясь на шест.

 

17. Провинциальный городок. Дом Чхэн Сюэциня. То же утро. Хозяин дома, выходит во двор, где стоят несколько человек, среди которых находится и Вэнь Идо. Следом за Чхэн Сюэцинем, из дома выходит Лю Юй и остаётся за его спиной. Оба останавливаются на ступенях дома.

 

ЧХЭН СЮЭЦИНЬ (осмотрев собравшихся)

Сегодняшний день я полагаю, для вас будет более благоприятным, чем вчерашний, иначе я могу решить, что зря всех вас кормлю. И бойтесь, если я перестану вам покровительствовать.

ЛЮ ЮЙ (подойдя к остальным, оборачивается лицом к хозяину)

Мы всё поняли, господин. Вчерашнее, больше не повториться.

ВЭНЬ ИДО (поклонившись хозяину, показывая рукой на остальных)

Я всем объяснил, кого следует искать и теперь недоразумений, быть не может.

ЧХЭН СЮЭЦИНЬ (спускаясь по ступеням, глядя себе под ноги, а спустившись, оглядывает своих подопечных)

Приведите мне его...

 

18. Провинциальный городок. Утро. Около одного из домов на ступенях сидит Лу Синь в образе старика с посохом в руках. К нему подходят Лю Юй и Вэнь Идо.

 

ЛЮ ЮЙ (пиная по ноге Лу Синя)

Вставай старик, ты пойдёшь с нами!

ЛУ СИНЬ (измождённым взглядом глядя на Лю Юйя, проскрипел)

Очень прошу вас, оставьте меня в покое. Я проделал большой путь, очень устал и не могу сейчас идти куда-либо.

ВЭНЬ ИДО (грозно, как бы намереваясь ударить старика кулаком по голове)

Если не повинуешься, то получишь своей же палкой по своей пустой голове. Вставай тебе говорят!

ЛУ СИНЬ (медленно приподнялся, опираясь на посох)

Я всё сделаю, только не бейте меня, пожалуйста.

ЛЮ ЮЙ (подталкивая старика вперёд, идёт за ним следом)

Будешь вести себя смирно, ничего с тобой не случится.

ВЭНЬ ИДО (идя за ними)

Прибавь шагу старик, а то мы так и к вечеру не доберёмся.

ЛУ СИНЬ (идёт еле-еле)

Я и так стараюсь, как могу.

 

Лу Синь идет, переваливаясь с ноги на ногу, приостанавливаясь через каждые несколько шагов и периодически оглядываясь на Вэнь Идо.

 

ВЭНЬ ИДО (злобно глядя на старика)

Чего уставился? Иди не останавливайся, пока я твою палку об тебя не переломал!

 

Лу Синь молча, продолжает путь, не меняя ни скорости, ни походки, по прежнему иногда оборачиваясь и ловя злобные взгляды Вэнь Идо.

 

19. Лес вблизи провинциального городка. День. Расположившись прямо на траве, здесь отдыхает лучший отряд, бывшего императора Ли Юня. Кто-то спит, кто-то перебирает вещи, осматривает своё оружие, кто-то ест. Несколько воинов стоят в карауле. 

 

ЛИ БЯО (сидя под деревом и опираясь спиной на его ствол, обращаясь к рядом сидящему Линь Таю, посмотрел на него)

Ты думаешь, у него всё получится?

ЛИНЬ ТАЙ (сделав пол оборота головой, весело улыбаясь посмотрел на Ли Бяо)

С каких это пор ты вдруг стал сомневаться в мастерстве, и хитрости Лу Синя?

ЛИ БЯО (отвернул голову и, вставив себе травинку в зубы, посмотрел на небо)

С тех пор как у нас не стало императора.

ЛИНЬ ТАЙ (тоже посмотрел на небо, потом перевёл взгляд на окружавших его воинов)

Мне всегда казалось, что Лу Синь имел свой талант до поступления на службу к императору и отсутствие последнего не должно сказываться на воинском духе.

ЛИ БЯО (продолжая смотреть на небо, упёрся головой в дерево, жуя травинку)

Дело тут не в воинском духе.

ЛИНЬ ТАЙ (посмотрел на Ли Бяо)

А в чём тогда?

ЛИ БЯО (выплюнул травинку и поднялся на ноги)

Если бы я знал ответ...

(сделав шаг, обернулся и, задержавшись секунду на одном месте, двинулся дальше, не обращая ни на кого внимания)

И никто не знает...

 

Линь Тай, проводив Ли Бяо взглядом, взял два своих меча и пошёл в противоположную сторону. Отойдя за деревья, он стал упражняться в боевом владении, двумя мечами одновременно. Рассекая мечами воздух, Линь Тай выполнял боевые удары по воображаемому противнику.

 

20. Провинциальный городок. Дом Чхэн Сюэциня. День. Во двор дома входят Лю Юй и Вэнь Идо. Оба ободранные и исцарапанные. Переглядываясь между собой, оба в нерешительности остановились перед ступенями дома. Из дома вышел Чхэн Сюэцинь.

 

ЧХЭН СЮЭЦИНЬ (остановившись на ступенях и с усмешкой оглядывая пришедших)

Должен признаться, я именно этого и ожидал.

 

Лю Юй хотел было открыть рот, но Чхэн Сюэцинь приложив палец одной руки к своим губам, а ладонь другой руки направил в сторону Лю Юйя.

 

ЧХЭН СЮЭЦИНЬ (опустив руки и оставаясь на месте)

Не надо слов, и так всё понятно...

(медленно спускаясь по ступеням)

Вы доказали мне, что вы кое-что всё-таки можете...

(подошёл к Лю Юйю и Вэнь Идо)

Одно только меня расстроило. Из того что вы можете, не оказалось умения справиться с дряхлым стариком.

 

Лю Юй и Вэнь Идо буквально самую малость, не смея сделать большего, подались назад, одновременно втянув головы к плечам. Чхэн Сюэцинь выхватил боевой веер и приготовился к атаке, но в это время во двор вошёл Лу Синь в образе старика.

 

ЧХЭН СЮЭЦИНЬ (быстро приняв непринуждённый вид, стал обмахиваться веером)

Что вам угодно, почтеннейший?

ЛУ СИНЬ (остановился в нескольких метрах от присутствующих и опёрся на посох)

Извините, но я, кажется не вовремя.

ЧХЭН СЮЭЦИНЬ (посмотрел на посох, задержав на нём свой взгляд, после чего сделал пригласительный жест рукой, одновременно отсылая в сторону своих приспешников)

Нет, нет, у нас тут была простая беседа...

ЛУ СИНЬ (продолжая опираться на посох)

При которой иметь боевой, металлический веер гумбай утива, скорее всего необходимость, чем случайность.

ЧХЭН СЮЭЦИНЬ (разглядывая веер)

Простите, о чём вы? Вы об этом веере? Знаете, я даже и не предполагал, что этот веер, может являться оружием.

 

Лю Юй и Вэнь Идо, оставаясь на месте, молчали, и лишь бросали короткие взгляды то на хозяина, то на старика.

 

ЛУ СИНЬ (указывая рукой на веер)

Тогда могу дать один совет. Поменьше размахивайте им перед носом у кого-либо, иначе поранить можно.

ЧХЭН СЮЭЦИНЬ (ещё раз посмотрев на веер, убирает его)

Я приму это к сведению. А сейчас уж коли вы пришли, я осмелюсь спросить вас, о цели вашего визита?

ЛУ СИНЬ (показывая рукой на Лю Юй и Вэнь Идо)

Эти двое молодых людей, были так любезны, пригласить меня к себе в гости, но их намереньям не суждено было сбыться. Двое странников, похожих на воинов, пресекая их неосторожную грубость, довели их до этого состояния. Ваши люди, позабыв обо мне, бежали.

(жестикулируя рукой, подходит к Чхэн Сюэциню, опираясь на посох и качая головой)

А между тем, мне стало интересно, зачем меня приглашали.

ЧХЭН СЮЭЦИНЬ (повернулся к своим приспешникам)

Так, так, оказывается, я недооценил возможностей своих... знакомых. Они не смогли дать должный отпор, предпочтя ему, банальное бегство.

ЛУ СИНЬ (остановился в метре от Чхэн Сюэциня и опёрся на посох)

Не судите строго. Ваши знакомые просто не были готовы к подобному исходу дела.

ЧХЭН СЮЭЦИНЬ (отвернувшись от старика, и посмотрев на приспешников, сделал гримасу злого недовольства, спокойным голосом)

Вот именно, не были готовы.

 

Лю Юй и Вэнь Идо, оставаясь на месте, не решались возражать и покорно ждали развязки событий.

 

ЧХЭН СЮЭЦИНЬ (сменив выражение лица на доброе и непринуждённое, повернулся к старику)

Вы пришли в мой дом, и я прошу быть вас моим гостем. Вы не откажетесь выпить со мной чаю в моём саду?

 

Чхэн Сюэцинь делает одной рукой пригласительный жест, а другой рукой, пряча её за спину, отсылает своих приспешников, прочь. Лю Юй и Вэнь Идо тихо удаляются в дом.

 

21. Провинциальный городок. Тот же день. Чайный ресторан. За одним из столиков, напротив друг друга, сидят Чи Ю и Чутьен Чень. Они, вполголоса разговаривая между собой, пьют чай.

 

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (держа чашку чая в руке, смотря в стол)

Не стоило тебе вступать в стычку с этими невежами.

ЧИ Ю (отпив из чашки, глядя на Чутьен Ченя)

Но они вели себя слишком грубо по отношению к старому человеку.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (сделав глоток чая, продолжает смотреть на Чутьен Ченя)

И теперь они растрезвонят всем о нашем появлении. Во всяком случае, своему хозяину они уж точно доложат.

ЧИ Ю (посмотрев по сторонам, держа чашку с чаем в руках, взглянул в лицо Чутьен Ченя)

Ты думаешь, они на кого-то работают?

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (продолжая пить чай, посмотрел на Чи Ю, жестом показывая сначала себе на глаза, потом на лоб)

Умей не только видеть, но и думай о том, что видишь.

ЧИ Ю (поставив чашку на стол, опустил глаза и тут же ещё раз посмотрел по сторонам)

Хорошо. Тогда, как я понимаю, нам пора.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (не выпуская чашку из руки, свободной рукой хватает руку Чи Ю и слегка сжимает)

Не торопись делать выводы. Они порой бывают ошибочны.

ЧИ Ю (не освобождая руки, посмотрел на Чутьен Ченя)

Тогда объясни мне, что я должен делать дальше?

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (допив чай и ставя чашку на стол, отпускает руку Чи Ю)

Для начала, закажи ещё чаю. Здесь очень, хороший чай.

ЧИ Ю (жестом подзывая разносчика чая)

А потом?

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (спокойно оглаживая усы и бороду)

Мы узнаем, служат они кому-нибудь или нет.

 

Подошёл разносчик чая.

 

22. Дом Чхэн Сюэциня. Тот же день. Выглядывая из маленького окошка, Вэнь Идо смотрит на беседку, где хозяин и старик, пьют чай. Лю Юй стоит за спиной Вэнь Идо, отвернувшись от него и разглядывая свои исцарапанные руки.

 

ВЭНЬ ИДО (качая головой и не отрывая взгляда от беседки)

Не пойму я хозяина, к чему эта игра?

ЛЮ ЮЙ (не поворачиваясь целиком, посмотрел на Вэнь Идо)

Так поди и спроси у него, зачем ему нужен весь этот спектакль, особенно после того как мы силой хотели притащить старика к нему в дом.

ВЭНЬ ИДО (обернулся)

А ты про веер не забыл?

ЛЮ ЮЙ (отвернулся от Вэнь Идо)

Не забыл. И тот день, когда до нас очередь дойдёт, праздником, считать не буду.

 

23. Беседка в саду Чхэн Сюэциня. Тот же день. Хозяин дома и его гость, Лу Синь в образе старика, пьют чай. Сидят они друг против друга за небольшим столиком. Посох Лу Синя, стоит в углу беседки.

 

ЧХЭН СЮЭЦИНЬ (медленно попивая чай, посматривая то по сторонам, то на старика)

Ещё раз приношу вам свои извинения, за своих нерадивых слуг.

ЛУ СИНЬ (отпив из чашки)

Полно вам. Я уже о них забыл. Мне не пристало думать о глупцах дольше, чем они того заслуживают.

ЧХЭН СЮЭЦИНЬ (попивая чай, переведя взгляд со старика на посох и обратно посмотрев на старика)

Вам должно быть тяжело ходить с таким большим и тяжёлым посохом?

ЛУ СИНЬ (взглянув в глаза Чхэн Сюэциня)

Нелегко, но я давно уже привык к нему.

ЧХЭН СЮЭЦИНЬ (смотрит на старика)

Не скрою, мой интерес к сему посоху не праздный. Я видел много разных шестов, но этот великолепен.

 

24. Дом Чхэн Сюэциня. Тот же день. Из дома выходят Вэнь Идо и Лю Юй. Они, осторожно прошмыгнув через двор, выскакивают на улицу.

 

ЛЮ ЮЙ (остановился и недоумённо посмотрел на Вэнь Идо)

Ну и зачем мы ушли?

ВЭНЬ ИДО (стоя напротив Лю Юйя)

Нам не обходимо узнать кто эти двое, что помешали нам исполнить приказ хозяина.

ЛЮ ЮЙ (развёл руками)

Тебе мало досталось от них в прошлый раз?

ВЭНЬ ИДО (направляясь по улице)

Не беспокойся, мы не будем к ним близко подходить. Проследим издалека, чтобы узнать, где они остановились. Ведь, как только хозяин управиться со стариком, нас однозначно ждёт визит к ним.

 

Вэнь Идо продолжает идти по улице. Лю Юй направляется следом.

 

25. Чайный ресторан в провинциальном городке. Тот же день. Из ресторана выходят Чи Ю и Чутьен Чень.

 

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (заметив стоящих за углом Вэнь Идо и Лю Юйя)

Не делай лишних движений, ступай за мной, как ни в чём не бывало. За нами следят те двое невеж, от которых мы спасли старика. Кстати это утвердительный ответ, на вопрос, служат ли они кому-нибудь.

ЧИ Ю (спокойно идёт рядом с Чутьен Ченем)

И куда мы теперь направляемся?

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (посмотрел на Чи Ю)

В другой город, где мы ещё не успели прославиться.

 

26. Улица провинциального городка. Тот же день. Чи Ю и Чутьен Чень идут, непринуждённо посматривая по сторонам, изредка, тихо переговариваясь между собой. Следом за ними, крадучись идут Вэнь Идо и Лю Юй.

 

27. Дворец императора. Вечер того же дня. Беседка в саду императорского дворца. Чжэн Хэ сидя в беседке, пьёт чай. На столике рядом с чайником, лежат чётки. В беседку входит легат Клавдий. Около беседки стоит слуга, обслуживающий Чжэн Хэ.

 

ЧЖЭН ХЭ (лениво посмотрев на легата Клавдия)

Всё ли спокойно в моих владениях?

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (величаво остановившись в двух шагах от Чжэн Хэ)

Вам не о чем беспокоится мой император. Легионеры надёжно защищают ваш дворец.

ЧЖЭН ХЭ (поставив чашку на столик, несколько более напряжённо посмотрел на Клавдия, и в голосе прозвучало недовольство)

Я не спрашиваю тебя, как охраняется мой дворец! Мне надо знать, что думает народ о новом императоре, то есть обо мне!

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (невозмутимо в голосе, глядя на Чжэн Хэ)

Народ смирился. Непокорства нет.

ЧЖЭН ХЭ (отвернулся от Клавдия, взяв в руки чётки)

Этого мало. Необходимо, без применения силы, сделать так, чтобы народ полюбил меня. Я хочу выйти к ним и не быть отвергнутым. Поклонение через силу, меня пока не устраивает. Такие методы воздействия, хороши и применимы лишь к лицам императорского двора, включая самого императора Ли Юня. Кстати он по-прежнему молчит?

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (глядя на Чжэн Хэ, перебирающего чётки)

Одно только ваше слово и он будет гласить лучше любого оратора.

ЧЖЭН ХЭ (улыбнувшись, посмотрел на Клавдия, перестав перебирать чётки и приложив указательный палец к губам)

Послушай как в саду поют птицы. Если птицу посадить в клетку, то она замолчит. Но чуть позже, через какое-то время, она всё равно начнёт снова петь. Виной тому время и обстоятельства. Нельзя на всю жизнь уподобиться каменному изваянию. Так и мы, подождём. Казнь императора Ли Юня, на ближайшее время, вовсе не самоцель для меня. Его устранение, дело будущего. А вот его покорность судьбе, ко времени настоящему, истинная награда. И чтобы её получить, я готов на многое.

 

Чжэн Хэ отвернулся от легата Клавдия, и медленно перебирая чётки, стал наблюдать за птицами в саду. Легат Клавдий смиренно стоял на прежнем месте и ждал дальнейших указаний. Насмотревшись на птиц, Чжэн Хэ повернулся в сторону Клавдия, и словно вспомнив о нём, произнёс:

 

ЧЖЭН ХЭ (перебирая чётки)

Вестей от гонцов я полагаю, пока нет.

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (чуть встрепенувшись)

Ни малейших.

ЧЖЭН ХЭ (отворачиваясь)

Ты свободен.

 

Легат Клавдий, слегка поклонившись, величественно вышел из беседки. Слуга, стоявший около беседки, юркнув к столику, налил в чашку чай и с поклоном, быстро отошёл к выходу из беседки. Чжэн Хэ отложив чётки, взял чашку с чаем в руки, продолжая глядеть в сад.

 

28. Провинциальный городок. Вечер того же дня. По улице идёт Лу Синь в образе старика. При каждом шаге он опирается на свой шест. На встречу ему идут Чи Ю и Чутьен Чень. Вдали, около дерева, остолбенев при виде старика с шестом, замерли Вэнь Идо и Лю Юй. Опомнившись, они спрятались за деревом.

 

ЛУ СИНЬ (приблизившись к Чи Ю и Чутьен Ченю)

Мне кажется, я имею право, познакомится со своими спасителями.

 

Вэнь Идо и Лю Юй молча, наблюдают как Чутьен Чень, Чи Ю и старик разговаривают. Из-за расстояния им не разобрать слов.

 

ЛЮ ЮЙ (подталкивая Вэнь Идо)

И что мы встали здесь? О чём они говорят?

ВЭНЬ ИДО (обернулся на Лю Юйя)

Пойди и спроси у них!

 

Лу Синь, Чи Ю и Чутьен Чень, продолжая разговор, идут далее по улице вместе. Вэнь Идо и Лю Юй следуют за ними, всё время прячась.

 

29. Провинция. Вечер того же дня. Небольшой отряд легионеров патрулирует дорогу, просматривая все, проезжающие мимо них телеги, и оглядывая всех подозрительных. Проводя досмотр телег, легионеры без всякого замешательства и лишних раздумий, попросту говоря, грабят всех и вся, забирая, то, что им понравиться. С одной телеги возьмут шёлковые ткани, с другой мешок зерна. Владельцы телег, видя всю серьёзность поведения легионеров, покорно соглашаются с их действиями. Кто пытается возражать, получает плети. Особо буйных, убивают, забирая весь товар. Как только грабёж очередной телеги завершается, её хозяина отпускают без промедления. Всё награбленное, легионеры складывают на свои телеги, которые следуют за отрядом, управляемые людьми из вспомогательных частей легиона.

 

30. Провинциальный городок. Вечер того же дня. Лу Синь, Чи Ю и Чутьен Чень, не спеша, по-прежнему идут втроём. Вэнь Идо и Лю Юй не приближаясь к ним, следуют за ними.

 

ЛУ СИНЬ (идет, опираясь на посох)

Да времена нынче стали не спокойные.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (коротко взглянув на старика, после чего обратил свой взор вперёд себя)

Они и раньше были не лучше.

ЧИ Ю (на полшага выходя вперёд, рядом идущих и посмотрев им в лица)

Не виной ли тому, новый император?

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (понизив голос)

Будь осторожнее в своих словах.

ЛУ СИНЬ (непринуждённо, поглядев на Чутьен Ченя)

Вы полагаете, нам следует даже здесь, вдали от дворца, опасаться своей приверженности прежнему императору Ли Юню?

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (продолжая идти, посмотрел на старика)

Речь не о приверженности. Просто здесь вполне могут появиться те, кому наши слова не придутся по душе. А верность или хотя бы согласие к ней, не лучшее из того, что следует сейчас, открыто предъявлять повсюду, как свою визитную карточку.

 

Ещё во втором-третьем веках до нашей эры, визитки были придуманы и введены в обращение, именно в Китае. (Прим. Автора.)

 

ЛУ СИНЬ (идёт, опираясь на посох и размеренно глядя по сторонам)

Вы правы. Политику в стране определяет император, а нынче у нас при власти, вероломный тиран, коего доселе никто не знал. Из этого следует, что мы на грани всего сразу и осталось лишь дождаться того, что дальше будет.

 

31. Провинциальный городок. Вечер того же дня. Ли Юнь и Вэнь Идо, продолжая идти следом за стариком, Чи Ю и Чутьен Ченем, держатся от них на почтительном расстоянии. Им слышна речь впереди идущих, но слов они разобрать не могут.

 

ВЭНЬ ИДО (остановившись, взглянул на Лю Юй)

Мне надоело. Идём за ними словно бараны.

ЛЮ ЮЙ (останавливается рядом с Вэнь Идо, продолжая смотреть вслед уходящим)

Мне кажется они уходят из города. Проводим их до окраины, убедимся, что они ушли, и тогда смело, сможем вернуться к хозяину.

ВЭНЬ ИДО (толкнув в бок Лю Юйя, направился вслед ушедшим)

Пошли.

 

32. Дом Чхэн Сюэциня. Вечер того же дня. В своём саду, в беседке, уткнувшись лицом в стол, прямо между чашек, опустив руки под стол, сидит Чхэн Сюэцинь. Создаётся впечатление, что он мёртв. В кадре его лицо. Чуть вздрогнули веки и он мгновенно открыл глаза. Поводив зрачками по сторонам и поняв обстановку, своё положение, он, медленно подавшись назад, сел перед столом, отдуваясь и тряся головой.

 

ЧХЭН СЮЭЦИНЬ (перестав трясти головой, оглядывает беседку)

Готов поклясться всем святым, что в беседке я был не один. А с кем я был, не помню.

(попробовав чай)

Чай уже совсем остыл, значит, я в таком положении давно. Буду надеяться, что кто-либо из моих слуг, сможет дать мне вразумительный ответ, по поводу случившегося со мной.

 

33. Провинция. Вечер того же дня. Просёлочная дорога. Чи Ю, Чутьен Чень и Лу Синь остановились на распутье.

 

ЛУ СИНЬ (опираясь на посох)

Я не спрашиваю вас о вашем дальнейшем пути, но думаю, что не будет вам покоя, пока в империи царит хаос.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (стоит напротив старика)

Сейчас не время ругать прежнего императора, но замечу, что проявления хаоса были и при нём.

ЛУ СИНЬ (продолжая опираться на посох, усмехнулся)

Спорить не буду, но также замечу, что прежде была некая определённость и распри при дворе императора Ли Юня, не так сильно касались простого люда, чего не скажешь про нынешнее время. А потом, мы при новом порядке, живём всего вторую неделю и дальнейшая судьба империи, пока скрыта от сознания. Вспомните хотя бы прежних императоров.

 

Чи Ю молча, стоит лицом к обоим, глядя то на старика, то на Чутьен Ченя.

 

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (глядя в лицо старика)

Тогда ответьте мне: вас это страшит?

ЛУ СИНЬ (ещё раз усмехнулся)

Не боятся опасностей, может только глупый человек, а тем, кто привык понимать этот мир здравым умом, нужно быть готовым ко всему.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (посмотрев на Чи Ю)

Из чего следует, выбирая себе путь, будь готов свернуть с него, не дойдя до конца.

ЛУ СИНЬ (сделав полшага вперёд опираясь на посох)

Совершенно верно. А потому, мой вам совет: не ходите в столицу по своей воле.

 

Лу Синь медленно пошёл по одной из дорог. Чутьен Чень и Чи Ю, пошли по второй дороге.

 

34. Дом Чхэн Сюэциня. Вечер того же дня. Во двор вошли Вэнь Идо и Лю Юй. Чхэн Сюэцинь вышел им навстречу из своего сада.

 

ВЭНЬ ИДО (остановившись перед хозяином)

Старик ушёл из города.

ЛЮ ЮЙ (остановившись рядом с Вэнь Идо)

Мы это сами видели.

ЧХЭН СЮЭЦИНЬ (недоумённо глядя на Вэнь Идо)

О каком старике ты мне сейчас говоришь?

 

Лю Юй и Вэнь Идо переглянулись.

 

ВЭНЬ ИДО (чуть испуганно)

Простите, хозяин, но вы о нём знаете больше нас. Вы с ним даже чай пили наедине.

ЧХЭН СЮЭЦИНЬ (повернувшись спиной к своим приспешникам, уходя в дом)

Всё может быть, но я определённо ничего этого не помню.

 

35. Провинция. На следующее утро. Просёлочная дорога, находящаяся в лесу. Чутьен Чень и Чи Ю идут по ней.

 

ЧИ Ю (посматривая то на дорогу, то на Чутьен Ченя)

При нашей первой встрече, я помню, вы говорили, что идти по дороге нынче опасно.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (взглянув на Чи Ю, после чего смотрит на дорогу)

Я и сейчас это могу сказать.

ЧИ Ю (разведя руками)

Тогда почему мы идём по дороге?

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (спокойно говоря, не глядя на Чи Ю)

Потому что мы идём через лес, а не вдоль него, как ты шёл в прошлый раз. И вдобавок этот лес более густой, нежели тот, около которого мы познакомились.

(глядя на удивлённое лицо Чи Ю)

Лесная тишина позволит нам услышать приближение кого-либо, а наличие деревьев, даст возможность скрыться от посторонних глаз. А что касаемо какой-нибудь засады, так от неё и в лесу спасения мало, когда она внезапна.

ЧИ Ю (глядя на дорогу впереди себя)

Я вот всё думаю о том старике, он ведь так и не сказал нам ничего о себе. Зачем он нужен был, этим двоим?

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (не глядя на Чи Ю)

Я тоже об этом думал. Старик не так прост и те двое определённо хотели чего-то именно от него. Не будем ломать голову над вопросом, не имеющим ответа. Лучше подумать о завтрашнем дне, каким он будет для нас.

ЧИ Ю (продолжая идти по дороге)

Мой путь лежит в поисках лучшего императорского отряда.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (тяжело вздохнув, коротко взглянув на Чи Ю)

Ладно, договорились, я помогу тебе его найти. Но разговор о моём участии в делах этого отряда, отложим на потом.

 

36. Лес вблизи провинциального городка. Утро. Стоянка лучшего императорского отряда. Дозорный замечает приближение Лу Синя в образе старика. После сделанного условного посвиста, к дозорному подходит Линь Тай. Лу Синь пройдя мимо Линь Тая, усаживается на траву и начинает разгримировываться. Линь Тай, подойдя к Лу Синю, присаживается напротив него.

 

ЛУ СИНЬ (не прекращая разгримировываться)

Городок чист. Никаких признаков чужеземных солдат. Но новости все, же есть. Там проживает некий Чхэн Сюэцинь и ему, похоже, была известна тайна моего посоха.

ЛИНЬ ТАЙ (расширив глаза)

Ты говорил, что эту тайну кроме тебя, знает только император Ли Юнь.

ЛУ СИНЬ (сбавив голос и наклонившись к Линь Таю)

Я оговорился. Вся тайна, как и прежде, кроме меня, должна быть известна только императору Ли Юню, об этом давно позаботились. И, тем не менее, этот Чхэн Сюэцинь, не понятно, откуда, но знал, что посох не простой. А это уже повод для размышлений.

ЛИНЬ ТАЙ (как бы осмыслив услышанное, расставляя слова, произнёс)

А почему ты говоришь, о нём в прошедшем времени.

ЛУ СИНЬ (улыбнувшись, посмотрел на Линь Тая)

Ты, верно, решил, что я его убил? Нет, он по-прежнему жив.

ЛИНЬ ТАЙ (глядя в глаза Лу Синю)

Для чего? Не лучше ли отослать его в мир иной, на всякий случай, пока никто не мешает?

ЛУ СИНЬ (обтирая тряпкой лицо, удаляя остатки грима)

Не будем спешить, к тому же он теперь вряд ли когда-либо обо мне вспомнит. Я был у него в гостях и подсыпал в его чай «зелье забытья». А кто его пробовал, тот может и родных позабыть, а не то чтобы случайных визитёров вроде меня.

ЛИНЬ ТАЙ (продолжая сидеть, напротив Лу Синя)

И всё же лучше его навестить. Вдруг он сможет излечиться, если осмыслит причину своего беспамятства.

ЛУ СИНЬ (вставая на ноги и отрицательно качая головой)

От этого зелья, нет лекарств. Монахи, которые мне его преподнесли, сказали, что возможно частичное восстановление того, что больше всего было в сознании, а то, что было сиюминутно, вроде моего посещения, исчезнет навсегда.

ЛИНЬ ТАЙ (тоже поднявшись на ноги)

А пока чего ждать будем?

ЛУ СИНЬ (стоя напротив Линь Тая)

Не чего, а кого.

ЛИНЬ ТАЙ (глядя в лицо Лу Синя)

И кого же?

ЛУ СИНЬ (взглянув на Линь Тая, и положив ему руку на плечо)

Тайного, императорского агента.

 

37. Императорский дворец. День. На троне сидит Чжэн Хэ. Перед ним согнувшись в глубоком поклоне, стоит слуга (китаец). Слева от трона находится легат Клавдий. Возле дверей стоят на страже легионеры.

 

ЧЖЭН ХЭ (гневно, глядя на слугу)

То, что вы мне о нём, о его исчезновении с территории дворца, доложили так поздно, да ещё и упустили его из города, вынуждает меня пойти на крайние меры. Даю вам три дня, чтобы доложить мне о его поимке. За содействием, обращайтесь к легату Клавдию.

 

Легат Клавдий, выйдя вперёд на несколько шагов и повернувшись лицом к трону, молча, поклонился и посмотрел невозмутимым взглядом на Чжэн Хэ.

 

38. Провинциальный городок. День. Дом Чхэн Сюэциня. В беседке сидит Чхэн Сюэцинь и знахарка. На столе стоит чайник и чашки. Возле знахарки, лежат коробочки и мешочки с зельями.

 

ЗНАХАРКА (добавляя зелье в чашку с горячим чаем)

Твой недуг, если я правильно его поняла, снимет только чай с этим зельем. Пей его, пока он не остыл, в этом его сила.

 

Знахарка ставит чашку с зельем перед Чхэн Сюэцинем.

 

ЧХЭН СЮЭЦИНЬ (дотрагиваясь до чашки одной рукой)

Как такое можно пить?

ЗНАХАРКА (складывая свои коробочки и мешочки в одну большую, плетёную коробку, которую взяла из под стола)

Захочешь выздороветь и память, чтобы вернулась, выпьешь.

 

Чхэн Сюэцинь медленно поднеся чашку ко рту, пьёт чай мелкими глотками, всё время, качая головой и морщась. Выпив зелье и поставив чашку на стол, он словно обессиленный, откинулся на стенку беседки и мгновенно заснул. Знахарка, не обращая на Чхэн Сюэциня никакого внимания, продолжала складывать свои вещи. Сложив их, знахарка встала из-за стола, взвалила короб себе на спину, взяла со стола приготовленные для неё монеты и собралась уходить, но обернулась на Чхэн Сюэциня, который продолжал спать.

 

ЗНАХАРКА (глядя на его лицо)

Одного я тебе не сказала, что вернуть всю память после того зелья, которое тебе подсыпали, никому, никогда не удастся. И бойся помешательства рассудка.

 

После этих слов, знахарка вышла со двора. Чхэн Сюэцинь продолжал спать.

 

39. Провинциальный городок. Дом Чхэн Сюэциня. Хозяин дома спит в своей беседке.

 

ЧХЭН СЮЭЦИНЬ (проснувшись, продолжая сидеть прислонившимся к стенке беседки, стал озираться по сторонам)

Я, кажется, опять заснул, как и тогда... когда ко мне приходил какой-то старик... кажется, я всё вспомнил... Или нет? Женщина, где ты?

 

Чхэн Сюэцинь, тяжело выдохнул, и медленно подался вперёд, наваливаясь на стол.

 

ЧХЭН СЮЭЦИНЬ (облокотившись на стол)

Совсем я обессилил, из-за этого врачевания.

 

40. Императорский дворец. День. По саду прогуливается Чжэн Хэ и легат Клавдий. Увидев, что к ним приближается центурион, они останавливаются.

 

ЧЖЭН ХЭ (отмахиваясь рукой в сторону центуриона)

Без церемоний и покороче!

ЦЕНТУРИОН (коротко поклонившись, останавливается напротив легата Клавдия, глядя на Чжэн Хэ)

Монах, покинул город прошлой ночью.

ЧЖЭН ХЭ (поворачивая взгляд на легата Клавдия)

Уже не плохо. Уйти он далеко не мог, так что снаряжайте ещё один отряд побольше, на его поиски.

(обернувшись на центуриона)

Надеюсь, за монахом отправлен кто-нибудь тайно?

ЦЕНТУРИОН (коротко кланяясь Чжэн Хэ)

Сразу же, как только это нам стало известно.

ЧЖЭН ХЭ (отворачиваясь от центуриона)

Хорошо. И помните, мне он нужен, живым.

 

Поглядев на легата Клавдия, Чжэн Хэ продолжил прогулку по саду. Клавдий отдав распоряжение центуриону, пошёл следом за Чжэн Хэ. Центурион удалился исполнять приказания.

 

ЧЖЭН ХЭ (остановился и обратился к легату Клавдию, когда тот подошёл к нему)

Ещё пару дней ожидания и всё! Я думаю, что настаёт время решительных действий. Мы должны будем выступить в поход. Для охраны бывшего императора и его свиты, мы оставим часть легионеров, с приказом убить императора и остальных пленников, в случае вынужденной необходимости. Но только в этом случае. Во всех других ситуациях, они головой отвечают за жизнь императора. Его свита, меня волнует меньше. Прибавьте для охраны дворца алебардщиков. Пусть они, забравшись куда-нибудь повыше, просматривают территорию вокруг дворца. Оставшаяся часть легиона, большая часть, отправится на поиски лучшего отряда, к нему нас, возможно, приведут следы монаха. Нанесём удар первыми. А заодно, в пути, мы наведём порядок среди населения, усмирив непокорных, кои ещё я думаю, имеются.

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (сурово, невозмутимо глядя на Чжэн Хэ)

Легионеры полны сил и ждут вашего приказа!

ЧЖЭН ХЭ (подняв вверх указательный палец)

Через два дня, через, два, дня. Позаботьтесь к тому времени, чтобы все были готовы. Да и ещё, разъясните тем солдатам, что останутся здесь во дворце, что им придётся смотреть не только за тем, что происходит снаружи, но и за тем, что может произойти внутри. Во дворце множество тайных ходов ведущих за территорию города. Мне об их расположении ничего неизвестно, но я думаю, вы уже поняли, что раз ход ведёт наружу, по нему спокойно могут сюда придти.

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (сурово, глядя на Чжэн Хэ)

Я всё понял, мой император.

 

Чжэн Хэ отвернулся от легата Клавдия и медленно пошёл по саду, разглядывая прыгающих по веткам деревьев, поющих птиц. Легат Клавдий, направился следом.

 

41. Провинция. Лес. Место стоянки лучшего императорского отряда. День. Отряд готовится к походу. В стороне от отряда, встав в круг, совещаются Ли Бяо, Линь Тай и Лу Синь.

 

ЛИ БЯО (посмотрев на Лу Синя)

Ждать агента, больше нет времени. Императора могут казнить.

ЛИНЬ ТАЙ (сказал и обернулся на остальных воинов отряда)

Если уже не казнили.

ЛУ СИНЬ (слегка жестикулируя обеими руками)

Народная молва гласит, что императора казнят в день его рождения, до которого осталось три недели.

ЛИ БЯО (снова, посмотрел, на Лу Синя)

Из этого следует, что у нас ещё много времени и в тоже время его почти не осталось. Всё зависит от того, чего мы успеем достичь за три недели.

ЛИНЬ ТАЙ (глядя то на Лу Синя, то на Ли Бяо)

Поскольку отряд почти готов к походу, предлагаю выступить сегодня.

ЛИ БЯО (посмотрев на Линь Тая, перевёл взгляд, на Лу Синя)

Согласен.

ЛУ СИНЬ (после паузы, кивая головой)

Возможно решение верное, только я с вами не пойду.

ЛИНЬ ТАЙ и ЛИ БЯО (в один голос)

Почему?

ЛУ СИНЬ (спокойно)

Я отправляюсь на поиски тайного агента. Императору нужна его помощь, а без меня ему во дворец не проникнуть.

ЛИНЬ ТАЙ (глядя на Лу Синя)

Если ты знаешь, как попасть во дворец, веди нас всех.

ЛУ СИНЬ (глядя на товарищей)

Это невозможно. Армия, захватившая дворец, велика. Её необходимо выманить на открытую местность и лучше всего принять бой, где-нибудь в горах. Я слышал, они, их называют легионерами, предпочитают передвигаться сплочёнными отрядами, окружая себя щитами. На равнине у них из-за их тактики и их количества, все преимущества. А в горах, они будут вынуждены разбиться на отдельные личности. И даже это не залог успеха. Поэтому я иду во дворец один. Мне может помочь только один человек, это тайный, императорский агент.

 

42. Провинциальный городок. День. По улице опираясь на посох и держа в руке чётки, идёт Чжан Чуньцяо. Капюшон закрывает его голову. Как только Чжан Чуньцяо вышел на перекрёсток четырёх улиц, дорогу монаху, перегораживает пятеро легионеров, прикрываясь круглыми щитами и выставив вперёд себя, короткие мечи. Чжан Чуньцяо, слегка отведя край капюшона, оборачиваясь назад, увидел появление, ещё пяти легионеров с тем же вооружением слева со стороны очень узкого переулка. Обернувшись полностью назад, Чжан Чуньцяо заметил за пятью легионерами, стоящими позади, появление отряда легионеров в количестве тридцати человек, с таким же вооружением, во главе с центурионом. Коротко глянув на право, Чжан Чуньцяо заметил и там, пятерых легионеров. Отпустив край капюшона, быстрым движением, Чжан Чуньцяо накрутил чётки на кисть руки, и сразу же взяв обеими руками свой посох, занял боевое положение. Не дожидаясь, когда приближающиеся с четырёх сторон легионеры, подойдут к нему вплотную, Чжан Чуньцяо, принялся наносить удары шестом, по ногам, находящимся слева от себя легионерам. Свои удары, Чжан Чуньцяо наносил молниеносно, одновременно не давая подойти тем, легионерам, которые были впереди, справа и сзади. Положив на землю пятерых легионеров слева от себя, Чжан Чуньцяо, ринулся в узкий переулок и резко остановившись, обернулся, держа посох наготове. Пользуясь тем, что он и легионеры оказались между домами, на узкой улочке, Чжан Чуньцяо выставил свой посох вперёд. Легионеры столпившись, ощетинились мечами. Не давая легионерам продвигаться вперёд, Чжан Чуньцяо наносил свои удары по ногам и головам легионеров. Когда, кто-нибудь из легионеров падал, то он своим телом мешал наступавшим. Спотыкаясь об него, легионеры давали тем самым Чжан Чуньцяо, дополнительную возможность атаковать их.

 

43. Провинция. День. По дороге в походном построении движется легион. Чжэн Хэ находится в крытых носилках, которые несут китайцы в центре легиона. Позади отряда, едет обоз с продуктами и вспомогательными частями легиона.

 

44. Провинция. Ясный солнечный день. Дорога через редкий кустарник. В высокой траве, в стороне от дороги, прячась, отдыхают Чи Ю и Чутьен Чень.

 

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (лежит на траве, жуя рисовую лепёшку)

Вот так находясь вдали от людей забываешь обо всём. Разве это не гармония с природой?

ЧИ Ю (лежит на траве, глядя в небо)

Я ощущал такое чувство, когда был дома.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (продолжая, есть лепёшку)

Надо уметь находить гармонию в любом месте. Самый лучший отдых в дороге, это гармония души и тела с природой и обстоятельствами, окружающими нас.

ЧИ Ю (закрыв глаза)

А исполнение желаний не относится к гармонии?

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (доев лепёшку)

Смотря, какое желание. О котором ты сейчас вероятно думаешь, вряд ли. Помощь императору дело хорошее, одно плохо, избежать насилия в нём не удастся. А гармонии в таком случае быть не может.

ЧИ Ю (не открывая глаз)

Тогда обойдусь без неё.

 

45. Провинция. Вечер. Лучший императорский отряд идёт по местности, открыто, не таясь. Линь Тай и Ли Бяо идут впереди отряда.

 

ЛИ БЯО (обращается к рядом идущему Линь Таю)

Второй день идём, не таясь и никаких приключений.

ЛИНЬ ТАЙ (не глядя на Ли Бяо)

Можешь успокоиться, приключения у нас ещё впереди.

ЛИ БЯО (оглядывая отряд)

В этом я ничуть не сомневаюсь.

 

46. Провинция. Лагерь Легиона. Вечер. Шатёр в центре лагеря. В нём, на большом покрывале, расположился в лежачем положении, Чжэн Хэ. К шатру, подходит легат Клавдий. На входе у шатра стоят два легионера. Пройдя мимо них, легат Клавдий вошёл в шатёр и остановился напротив Чжэн Хэ.

 

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (глядя на Чжэн Хэ, суровым голосом)

Прибыл гонец из отряда, посланного по следам монаха.

 

Чжэн Хэ, словно предчувствуя недобрую весть, искоса, с очевидным недовольством, посмотрел на легата Клавдия.

 

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (потеряв суровость голоса)

Они не смогли его поймать. Он оказал сопротивление.

ЧЖЭН ХЭ (сел на покрывале, поджав ноги под себя)

А вы на что надеялись, что он уподобиться немощному?!

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (глядя на Чжэн Хэ)

Это моя вина, я послал слишком мало людей. Я не полагал, что какой-то монах, окажется сильнее, чем полцентурии легионеров.

ЧЖЭН ХЭ (положив руки на колени, сменив гнев на милость)

Полцентурии. Впрочем, не так уж и мало. Не посылать же половину легиона за ним. Ладно, в конце концов, сейчас для нас, монах не самое главное. Есть ли новости про императорский отряд?

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (величие вернулось к легату)

Мне доложили, что один из дорожных патрулей, видел уходящий в сторону гор Хуаншань, отряд воинов. Сначала они остановились лагерем на полпути к ним, а потом ушли дальше, не меняя направления.

ЧЖЭН ХЭ (вскочил на ноги)

Это они! Надо полагать, что только они могут себе позволить так спокойно разгуливать по империи, прямо у меня под носом.

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (оставаясь на месте)

Прикажете собирать легион в путь?

ЧЖЭН ХЭ (ходя кругами по шатру)

Не сейчас, не сейчас... хотя постой. Пошлите гонцов к этому патрульному отряду, с указанием идти по их следам, пусть подробнее узнают об их месте пребывания, а мы, на рассвете выступим следом. Не надо привлекать к себе внимания, не имея полной информации о них. Не будем же мы, потом играть с ними в догонялки. Они идут налегке и так просто их не взять. Выполняйте приказание!

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (глядя на Чжэн Хэ)

Будет исполнено мой император!

 

Легат Клавдий вышел из шатра, а Чжэн Хэ посмотрев ему в спину,  остался стоять в задумчивости.

 

47. Монастырь. Вечер. Чжан Чуньцяо входит в монастырь. Монах, впустивший его, закрывает дверь.

 

МОНАХ (закрыв дверь, с поклоном, сложив руки друг другу ладонями, перед собой)

Чем обязан, брат мой?

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (ответно сложив руки перед собой)

Вам должно быть, известны события, произошедшие за последнее время в нашей империи?

МОНАХ (качая головой)

Да, брат мой. Мы все скорбим.

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (не громко)

Мой путь лежит из столицы. Зная, что вы почитали императора Ли Юня, мне хотелось бы попросить вас о помощи, во его спасение.

МОНАХ (кланяясь)

Всё, что возможно, брат мой.

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (протягивая небольшой свиток бумаги)

На данный момент, только одна просьба. Передайте эту бумагу, человеку, чьё имя Лу Синь. Его путь будет мимо вашего монастыря. В противном случае, если будет опасность, сожгите её.

 

Бумага изобретена в Китае, во втором веке нашей эры. (Прим. автора).

 

МОНАХ (взяв бумагу)

Что сказать ему, если бумагу придётся сжечь до его прихода?

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (немного подумав)

Скажите, что я буду ждать его на рыночной площади. Остальное он знает.

 

Монах, молча, поклонился, прижимая свиток к груди. Чжан Чуньцяо в ответ тоже поклонился и, покинув монастырь, ушёл прочь.

 

48. Провинциальная дорога. Вечер. Опираясь на посох и держа чётки в руках, по дороге поспешно идёт Чжан Чуньцяо.

 

49. Дорога, ведущая к горе Хуаншань. Раннее утро. На горизонте, видны горы. По дороге шагает лучший императорский отряд. Во главе отряда идёт Линь Тай. Позади отряда на очень большом расстоянии, среди равнины, движется небольшая группа легионеров. Несколько воинов лучшего императорского отряда замечают идущих по их следу, легионеров.

 

ЛИ БЯО (подойдя к Линь Таю)

Наши труды, привлечь к себе внимание, не пропали даром. Позади нас идут легионеры.

 

Линь Тай остановился и, отойдя в сторону от дороги, посмотрел назад, вдаль, и увидел группу людей. В свете солнца, были видны отблески от круглых щитов и шлемов, на головах.

 

ЛИНЬ ТАЙ (глядя на отряд)

Очевидно, это разведывательный отряд. В скором времени они предупредят своих и о нас узнают, так что времени осталось мало, надо успеть добраться до Хуаншань, раньше, чем нас настигнут основные силы легионеров.

 

Ли Бяо, стоя рядом с Линь Таем, тоже смотрел на легионеров. Повернувшись в направлении гор, Линь Тай быстрым шагом пошёл вдоль идущего отряда, чтобы снова стать во главе его. Ли Бяо продолжал стоять, глядя на легионеров. Ещё немного постояв, он, войдя в колонну отряда, пошёл вместе с остальными.

 

50. Дорога, ведущая к горе Хуаншань. Раннее утро. Последам лучшего императорского отряда, движется небольшой отряд легионеров, во главе с центурионом. Отряд останавливается и центурион посылает гонца по обратному пути с донесением для Чжэн Хэ. После того, как гонец убежал, отряд двинулся далее по дороге в сторону лучшего императорского отряда.

 

51. Монастырь. Раннее утро. В открытую дверь монастыря, входит Лу Синь, в образе старика. Во дворе монастыря, Лу Синь видит следы побоища и нескольких мёртвых монахов. Пройдя далее, и увидев ещё мёртвых монахов, в одной из комнат монастыря, Лу Синь находит того монаха, которому Чжан Чуньцяо передал свиток. Монах весь в крови, лежит на каменном полу, но ещё жив. Услышав шаги, монах открывает глаза. На полу, рядом с монахом, след раздавленного пепла.

 

ЛУ СИНЬ (наклоняясь над монахом)

Здесь были легионеры?

МОНАХ (прерывистым голосом)

Да. Ещё вчера вечером. Они набросились на нас сразу же, как только появились. Очевидно, им крепко досталось, потому, что они были все изранены, в синяках и ушибах.

 

Лу Синь помог монаху, усадив его возле стены, после чего дал напиться воды из бурдюка.

 

ЛУ СИНЬ (убирая бурдюк)

Их было, много?

МОНАХ (глядя на Лу Синя искоса, не в силе повернуть голову)

Не более тридцати. Но нас было ещё меньше. Часть братства, сейчас временно отсутствует в монастыре. Ктому же, у нас нет оружия.

ЛУ СИНЬ

Я воин императорского отряда.

(показывая рукой на бороду)

Это маскировка.

МОНАХ (протянул руку, и взялся за рукав Лу Синя, прерывая его речь)

Я догадался по голосу. Он изменился, как только вы стали расспрашивать меня о вчерашнем. Силы покидают моё тело, и потому слушайте, не перебивая меня.

 

Монах замолчал. Тяжело дыша, он закрыл глаза, и еле шевеля губами, начал шептать что-то. Лу Синь наклонился к монаху, чтобы разобрать слова. После нескольких слов, монах, судорожно дёрнувшись, замолчал навсегда.

 

52. День. Столица. Рыночная площадь. Среди торгующих, возле стены здания, прямо на земле расположился Чжан Чуньцяо. Он одет в темно-зеленый плащ с капюшоном, который накинут ему на голову. Перед ним, на земле лежит его посох и на небольшой тряпице выложены брелоки. Он сидит, размеренно покачиваясь всем телом, вперёд и назад. В руках у него чётки. Среди брелоков, стоит небольшая статуэтка монаха. Подходят люди, кто-то просто смотрит на брелоки, кто-то выбирает и, поторговавшись, покупает какой-либо брелок для себя. Когда кто-нибудь показывает рукой на фигурку монаха, Чжан Чуньцяо отрицательно качает головой, и что-то объясняет. Вскоре к нему подходит Лу Синь в образе молодой девушки. Посоха у него нет.

 

ЛУ СИНЬ (присев на корточки, выбирает брелок, говорит в полголоса)

Хороший брелок не стыдно преподнести даже императору.

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (перестав на мгновение раскачиваться и перебирать чётки, коротко откинув край капюшона, взглянув на Лу Синя, снова закрыв голову капюшоном, перебирая чётки, говорит в полголоса)

Особенно если у того скоро день рождения.

ЛУ СИНЬ (еле слышно, продолжая разглядывать брелок)

Я рад тебя видеть.

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (почти шёпотом)

Я думаю здесь не совсем место для разговора.

ЛУ СИНЬ (громко, показывая Чжан Чуньцяо, на вытянутой руке, один из брелоков)

Сколько ты хочешь за этот брелок?

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (продолжая раскачиваться)

Этот брелок лежал здесь для того, чтобы его подарили тому, кто его выберет. Вы мне ничего за него не должны. Что я могу попросить у вас взамен, так только об одном одолжении, поскольку я впервые в столице, проводите меня туда, где я мог бы отдохнуть от палящего солнца и выпить воды.

ЛУ СИНЬ (держа брелок в руке, выпрямляясь во весь рост)

Я как раз собиралась туда и могу вас проводить.

 

53. Возле подножия горного массива Хуаншань. День. Лучший императорский отряд, остановился на привал. Перед Хуаншань, находится равнина с высокой, до пояса, отцветающей, начинающей желтеть травой. С одной стороны от данного места, простирается кустарник и деревья.

 

ЛИНЬ ТАЙ (глядя на горы)

Нам необходимо подняться на какую-нибудь площадку вверху, и развести там несколько костров.

ЛИ БЯО (посмотрев на горы и оглядывая местность у подножия)

Ты хочешь привлечь к нам как можно больше внимания посторонних глаз?

ЛИНЬ ТАЙ (оглядывая отряд)

Вам всем известно, кто хочет, чтобы нас не стало. Поэтому будем готовы к тому, что день нашей встречи неминуем и лучшее для нас, это подготовиться к нему. Я объяснял вам тактику тех солдат. В горах они будут слабее, именно поэтому мы пришли сюда. А так как ждать их долго, у нас нет времени, помните об участи императора, лучше будет, если мы сами дадим о себе знать. То есть, позволим им, найти нас.

ЛИ БЯО (посмотрев на горы Хуаншань)

Затея рискованная, но я за неё. В случае опасности мы сможем покинуть эти горы, пройдя дальше по склону, я знаю здесь, все дороги.

 

54. Столица. День. Чжан Чуньцяо и Лу Синь идут по улице города. Чжан Чуньцяо, в тёмно-зелёном плаще, с накинутым на голову капюшоном, идёт, опираясь на посох и держа в другой руке чётки. За спиной у него котомка. Лу Синь по прежнему в образе молодой девушки. Посоха при нём нет. Сама улица не многолюдна. Солдат не видно.

 

ЛУ СИНЬ (вполголоса)

Не понимаю, зачем мы ушли с рынка, там много народу для ведения беседы, с этим я согласен, но и скрыться от посторонних глаз, растворившись в толпе, гораздо легче.

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (вполголоса)

Особо опасаться посторонних глаз пока нечего, а вот уши посторонние, нам ни к чему.

ЛУ СИНЬ (продолжая идти по улице и ведя разговор вполголоса, замолкая только тогда, когда мимо них кто-нибудь проходит совсем рядом)

Тебе известно что-нибудь о том, как обстоят дела в императорском дворце?

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (оглядываясь по сторонам, не поднимая капюшона)

Да, мне удалось узнать немного из того, что доступно. Иностранных солдат в городе стало мало. Основная часть их выступила в поход, очевидно за твоим отрядом. Об этом я думаю, ты и без меня знаешь.

ЛУ СИНЬ (слегка разведя руками)

Да мне это известно. А об остальном, увы.

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (почти шёпотом, идя медленнее)

А остальное таково. Солдат мало и они охраняют в основном только сам дворец, ибо там, в темнице император Ли Юнь и его свита. Ктому же захваченный трон, нынешнему императору я полагаю ещё нужен и без охраны тут тоже не обойтись. Поэтому, хоть солдат и мало, но их я, думаю, вполне достаточно для того, чтобы никто просто так во дворец не попал.

ЛУ СИНЬ (также идёт медленно)

Ты сказал ещё, что охраняют в основном дворец, что из этого следует?

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (продолжая идти медленно и говоря шёпотом)

Солдаты время от времени патрулируют улицы города для поддержания порядка, ну и надо полагать для того чтобы пресечь скопление ненужных им воинов.

ЛУ СИНЬ (проводив взглядом прошедших мимо них, людей)

Время, когда они патрулируют, одинаково?

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (останавливаясь, как бы передохнуть)

В том то и дело, что нет. Они, очевидно, не хотят попасть от этого в зависимость. Но сам обход, длится довольно долго. Я правильно тебя понимаю, что ты хочешь попасть во дворец во время их обхода, когда солдат внутри дворца будет меньше?

ЛУ СИНЬ (стоит рядом, беззаботно глядя по сторонам)

Верно. И учитывая площадь самой территории дворца, той малой части солдат, которая осталась во дворце, используя тайные ходы, мы сможем добиться определённых успехов в своей миссии.

 

55. Провинция. День. Место недалёкое от Хуаншань. По дороге идут Чи Ю и Чутьен Чень. Чи Ю замечает на одной из горных плато, несколько костров. Это лучший императорский отряд устроил там свой лагерь. У Чутьен Ченя в руках посох, как добавление к его былому вооружению.

 

ЧИ Ю (глядя на посох)

Я всё хотел спросить, для чего нужен ещё посох, когда есть меч и верный лук?

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (демонстрируя посох)

Я взял его как дополнение к своему оружию. Меч хорош для ближнего боя. Стрелы для лука имеют свойство заканчиваться, а то место, куда мы идём, ничего хорошего нам не сулит и ты зря сделал, что отказался взять посох.

ЧИ Ю (показывая рукой на горящие вдали на горе, костры)

Посмотрите туда, там огонь.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (взглянув на огонь)

Это не просто огонь, это лагерь лучшего императорского отряда.

ЧИ Ю (вглядываясь в горы)

Откуда такая уверенность, что это они? Это может быть кто угодно.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (чуть усмехнувшись)

В солнечный день, костры вдали от жилищ, нужны не каждому.

ЧИ Ю (взволнованно)

Тогда, если это они, то зачем этим огнём выдавать своё местонахождение?

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (время от времени показывает рукой в сторону гор, всё время, меняя свой взгляд, то на Чи Ю, то на горы и прикладывая пальцы к голове, показывая, что надо думать)

Я говорил тебе, умей думать о том, что видишь. Отряд, судя по тому, что мне известно, гораздо малочисленнее той иноземной армии. При стычке на равнине, их ждёт смерть. А в горах они могут основательно потрепать иноземцев. Но так как ждать, когда их найдут, нелепо, они сами призывают тех, кто им нужен.

ЧИ Ю (глядя на горы)

Мне надо туда.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (спокойным голосом, присаживаясь на траву)

Может, хотя бы, передохнём, перед дорогой?

ЧИ Ю (не сводя глаз с Хуаншань)

Я не устал.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (доставая еду)

Умей думать не только о себе. Ты, конечно, можешь сказать мне, что мои слова относятся и ко мне самому, но я тебе отвечу по-другому. Твоё желание ещё неисполнимо, ввиду расстояния, а моё, вот, прямо тут. Я сел, и могу теперь отдохнуть перед дорогой.

 

56. Тайный, подземный ход в императорский дворец. День. В сторону дворца идут Лу Синь и Чжан Чуньцяо, который теперь снова в тёмно-сером плаще. В руках у них факелы. Чжан Чуньцяо идёт, опираясь на посох, откинув капюшон. Лу Синь в своём облике. Подойдя к стене и воткнув факел в неё, он достаёт из тайной ниши, свой посох.

 

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (стоя в стороне и глядя на действия Лу Синя)

Ты не побоялся с ним расстаться и оставить его здесь?

ЛУ СИНЬ (достав посох)

Пришлось. Ведь и ты, поменял свой излюбленный наряд на зелёную накидку, когда тебе это было нужно.

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (усмехнувшись)

Накидка не посох, в ней тайны нет.

ЛУ СИНЬ (повернувшись лицом к Чжан Чуньцяо)

Ты верно шутишь. Если бы я пришёл на рынок в образе девушки, с подобным посохом в руках, мы бы уже наверно с тобой, были бы рядом с императором Ли Юнем.

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (сдерживая улыбку)

А разве наша цель, не император Ли Юнь?

ЛУ СИНЬ (направляясь в сторону дворца)

Разумеется, эта наша цель, но я хочу дойти до неё добровольно и быть при этом свободным.

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (идёт следом, за Лу Синем)

Ладно, не обижайся.

ЛУ СИНЬ (продолжая идти впереди Чжан Чуньцяо)

Я и не обижаюсь. Ты сейчас упомянул о моём посохе, и я сразу вспомнил об одном человеке, который очевидно знал тайну посоха.

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (спокойным голосом, продолжая идти, следом за Лу Синем)

Его имя Чхэн Сюэцинь.

ЛУ СИНЬ (остановился и обернулся на Чжан Чуньцяо, от чего тот, тоже прекратил движение)

Ты говоришь о нём так спокойно, будто только мне одному неизвестно, что он тоже был посвящён в тайну посоха. Мой отец, передал эту тайну, только мне, перед самой своей смертью, как преемнику, и то с разрешения императора.

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (стоит, напротив Лу Синя, опираясь на свой посох)

Мне когда-то давно, стало известно, что на свете есть человек, который знает тайну посоха, и я просто сделал вывод, потому, что Чхэн Сюэцинь, ещё при твоём отце и отце нынешнего императора, служил во дворце. Но при невыясненных обстоятельствах, бесследно исчез. Я тогда решил, что его убили.

ЛУ СИНЬ (глядя на Чжан Чуньцяо)

Нет, он жив. Я случайно встретил его в провинции, когда ходил на разведку. Побывал у него дома и как только он стал слишком назойливо интересоваться моим посохом, я подсыпал ему в чай, «зелье забытья».

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (глядя на свет факела)

Теперь мне понятно, почему ты говоришь о Чхэн Сюэцине в прошедшем времени.

(подняв указательный палец)

Как только император Ли Юнь вернётся к власти, нам необходимо будет заглянуть в этот городок, к нему в гости. Не знаю, как Чхэн Сюэцинь, но я лично, уже давно мечтал о нашей с ним встрече.

ЛУ СИНЬ (доставая ключ)

И ещё, я не сказал главного. Когда он отключился, я изъял у него вот эту вещь, цепочку от которой заметил у него на шее, ещё при разговоре с ним.

 

Лу Синь продемонстрировал золотой ключ, исполненный в виде дракона, на золотой цепочке.

 

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (посмотрел на ключ)

Я узнаю этот ключ. Многие лишились своих жизней, когда этот дракон пропал. Даже я, чуть было не лишился императорского доверия.

ЛУ СИНЬ (отдавая ключ Чжан Чуньцяо)

Мне отец рассказывал об этом.

 

57. Хуаншань. Вечер. Чутьен Чень и Чи Ю, скрытно подходят к самому подножию горного массива Хуаншань, и останавливаются в том месте, где кончается граница кустарника и деревьев, и начинается равнина с редкими деревцами и высокой травой. Где-то наверху в горах, несколько далее по склону, расположился лагерем, лучший императорский отряд.

 

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (располагаясь под кустом)

Время позднее и для знакомства не совсем подходящее. Пока заберёмся в горы, настанет ночь, а в темноте сильно разбираться не будут, кто мы есть, враги или друзья. Предлагаю отложить знакомство до утра.

ЧИ Ю (опускаясь на траву, рядом с Чутьен Ченем)

До утра, так до утра, если нас, конечно, оттуда сверху, никто не заметил.

 

Устроившись поудобнее, Чи Ю закрывает глаза. Чутьен Чень посмотрев на Чи Ю, улыбнувшись, устраивается в подходящее положение для ночлега.

 

58. Дворец императора. Вечер. Помещения дворца пусты, лишь часовые стоят возле дверей и то не во всех залах. Часть стражи, вооружённая копьями, мечами и щитами, стоит возле комнат, где заключены император Ли Юнь и его свита. Остальная стража с тем же вооружением, находится возле внешних стен дворца, охраняя вход в него. В дополнение к страже, устроены периодические патрулирования по остальным помещениям дворца, по внешней границе дворца и по самому городу.

 

59. Дорога к Хуаншань. Вечер. Походным строем, по ней движется римский легион. В центре легиона, в крытых носилках, едет Чжэн Хэ. Вдали уже виднеются горы Хуаншань. В горах горят костры. Чжэн Хэ видит огонь в горах.

 

60. Дворец императора. Вечер. В пустом помещении, где кроме стоящих по всему залу скульптур, открывается тайная дверь и в него входят Лу Синь и Чжан Чуньцяо.

 

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (прислушиваясь)

Кажется, кто-то идёт.

 

В тишине, отчётливо послышались шаги, с каждой секундой всё ближе и ближе.

 

ЛУ СИНЬ (указывая рукой)

За теми дверями!

 

За указанными дверями, по залу шли несколько легионеров, вооружённых короткими мечами и круглыми щитами, и один центурион. Мечи у двух легионеров, висели на поясе. Подойдя к двери, они быстрым движением открыли их, после чего пропустив центуриона и остальных легионеров, которые держали мечи в руках, вошли сами и закрыли двери за собой. Не останавливаясь, оглядев пустой зал, патруль проследовал в следующий зал, где при входе, всё повторилось сначала. Как только за легионерами захлопнулись двери, из-за статуй стоящих возле стены, появились Лу Синь и Чжан Чуньцяо.

 

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (молитвенно сложив руки перед собой)

Хвала императору Ли Юню, за его любовь к искусству.

(обернувшись к Лу Синю)

До него, говорят, здесь этих статуй не было.

ЛУ СИНЬ (посмотрев в сторону окна)

Скоро стемнеет. Интересно, ночью они факелы будут зажигать или дворец погрузится во мрак?

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (осторожно ступая по залу)

Тебя пугает темнота?

ЛУ СИНЬ (следуя за Чжан Чуньцяо)

Вовсе нет, но только вместе с темнотой придёт и гробовая тишина, потому что иноземцы перестанут ходить по дворцу. Передвигаться будет гораздо хуже. Любой часовой, не издающий звуков, будет для нас опасен, как кобра.

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (продолжая идти вперёд вдоль стены)

Стемнеет, увидим. Если ничего не удастся, спрячемся до утра.

 

61. Подножие горы Хуаншань. Утро. Тишина. В воздухе лёгкая прохлада и едва заметный туман. Чи Ю открывает глаза и видит сидящего над ним Чутьен Ченя.

 

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (одной рукой прикрыв рот Чи Ю, а другую, подняв указательный палец, приложил к своим губам, и тихо произнёс)

Ни звука.

 

После этого, Чутьен Чень, отпустив Чи Ю, жестами объяснил, что надо вести себя тихо, и осмотреть местность. Когда Чи Ю присел на траве, Чутьен Чень жестом руки, показал, куда следует смотреть. Чи Ю посмотрел и обомлел. На равнине перед горным массивом Хуаншань, там, где не было деревьев, на скошенной и утоптанной траве, расположился лагерем, римский легион. Вокруг всего лагеря, трава также была скошена на несколько метров вширь, от его края, тем самым образовывалось кольцо открытой местности, где никто не смог бы пройти незамеченным. Костры на горе Хуаншань, больше не горели. Лишь кое-где ещё стелился лёгкий дымок. Кони в римском лагере, часто переступая с места на место, щипали траву. Солдаты, получая приказы от центурионов, вели приготовления к бою. В центре лагеря стоял большой шатёр. Тыловая сторона лагеря была прикрыта обозами. Вдаль по равнине, стояла кавалерия, которой в предстоящем бою была отведена роль охраны лагеря. Далее по лагерю, в спешном порядке выстраивались легионеры. 

 

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (показывая рукой на коней, говорит тихо)

Пришли совсем недавно. Кони торопливо едят траву, значит, всю ночь провели в пути.

 

Чи Ю достав свиток, который ему дала прорицательница Лэй Цзу, принялся его читать.

 

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (тихо)

Не хочу показаться назойливым, но мне кажется, ты выбрал не самый подходящий момент.

ЧИ Ю (читая свиток про себя)

У меня нет другого выхода, для этого свитка, пришло его время.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (следя за действиями легионеров, говорит вполголоса)

Как скажешь. Я даже не буду спрашивать тебя об этой бумаге, и не говори мне о ней, я не люблю чужие тайны.

 

Чи Ю прочитав бумагу, на какое-то время, несколько изменился в лице. Чутьен Чень не заметил этого, потому что наблюдал за легионом. Спрятав бумагу, Чи Ю немного посидев в раздумье, как бы пришёл в себя и присоединился к Чутьен Ченю.

 

62. Равнина у подножия горного массива Хуаншань. Лагерь легионеров. Шатёр Чжэн Хэ. В шатре только легат Клавдий и Чжэн Хэ.

 

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (сурово)

Мой император, вы тверды в своём решении отдать приказ, вести легион в горы?

ЧЖЭН ХЭ (с неким пафосом в голосе)

Мы, кажется, уже говорили, на эту тему. Да я понимаю, легионеры выработали тактику боя на равнине, но я не могу ждать пока мятежные для моей власти воины, спустятся с гор и предоставят вам шанс разделаться с ними, используя свои навыки. Я вообще сомневаюсь, что они это сделают. Их никто туда не загонял. И вывод только один, они хотят воевать именно там!

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (с прежней суровостью)

Мы могли бы, вернувшись во дворец, многократно усилить его охрану, нанимая новых солдат.

ЧЖЭН ХЭ (глядя на Клавдия)

И они могут увеличить свой боевой состав, только с той разницей, что они никого нанимать не станут, а возьмут и соберут народную армию из числа тех, кому не безразлична судьба императора Ли Юня! И поставим на этом вопросе точку! Если легионеры умеют держать меч и копьё в руках, они смогут воевать и в горах, а что касается тактики, так не забывайте же о своём численном превосходстве!

 

Легат Клавдий, опустил голову.

 

63. Утро. Императорский дворец. На посту стоит часовой. Вдруг он падает, от того, что ему в шею вонзился дротик. В зал, через потайную дверь, входят Лу Синь и Чжан Чуньцяо. В следующее мгновение, открываются двери и в зал входят четверо вооружённых легионеров, в сопровождении центуриона. Увидев незваных гостей, легионеры, выставив мечи, прикрываясь щитами, бросились, на Лу Синя и Чжан Чуньцяо. Лу Синь выпустив на концах своего посоха, острые лезвия, убил одного из легионеров, срубив ему голову, после чего ударив по ногам другого, отрубил тому ступню. Как только легионер упал на одно колено, Лу Синь убил его ударом в шею. А Чжан Чуньцяо, одновременно метнув два дротика, убил центуриона и подскочившего к нему легионера. Оставшийся в живых легионер, прикрываясь щитом и держа наготове меч, осторожно отступал назад. Лу Синь, убрав на своём шесте лезвия, напал на легионера. Несколькими ударами по щиту, он ошеломил солдата, после чего резким ударом шеста по ногам, свалил противника с ног. Падая, легионер выронил из руки меч. А упав на пол, прикрыл грудь щитом и стал пристально смотреть, на подскочившего к нему Лу Синя. Выпустив из шеста, лезвия, Лу Синь приставил своё оружие к горлу легионера. Чжан Чуньцяо тем временем, стал оттаскивать за ноги убитых, в нишу за большой статуей.

 

ЛУ СИНЬ (не громко)

Сколько солдат охраняют императора и его свиту?

ЛЕГИОНЕР (глядя на Лу Синя)

Я не знаю, я только проверяю дворцовые комнаты.

 

Воспользовавшись тем, что Лу Синь посмотрел на Чжан Чуньцяо, легионер резким движением, бросил свой щит, в Лу Синя, а когда тот сделал взмах шестом, чтобы отбить летящий щит, вскочил на ноги, схватил меч и бросился к выходу из зала. Лу Синь хотел догнать убегавшего легионера, но не успел. Чжан Чуньцяо метнул в легионера дротик и попал в него. Легионер упал замертво.

 

64. Хуаншань. Утро. В кадре: серые обветренные скалы и камни. Вот на скальный выступ, тот, что прямо в кадре, опускается нога в сандалиях и поножах. Камера начинает плавно отъезжать назад и одновременно подниматься вверх. В кадре появляется вторая нога в сандалиях и поножах. Вот мы видим тело легионера. Его короткий меч в мускулистой руке. Камера выше и вот мы видим во весь рост, легионера, стоящего на скалистом выступе. Камера быстрее назад и перед нами серые камни на скальном массиве, по которому карабкаются римские легионеры, чьё вооружение состоит из коротких мечей (гладиусов) и круглых щитов. (Они, разумеется, в остальных доспехах, включая поножи). Возглавляют легионеров центурионы. Командует центурионами, примипил Антоний. Так же среди легионеров идут знаменоносцы. В стороне по пологому склону, возглавляемые центурионами, поднимаются легионеры, чьё вооружение состоит из продолговатых щитов, длинных копий и длинных мечей. Внизу у подножия, расположилась кавалерия. Часть пехотинцев и лёгких и тяжёлых, осталась в лагере. Около шатра Чжэн Хэ, стоит охрана из легионеров и легат Клавдий.

 

65. Хуаншань. Утро. Сверху на поднимающихся по скалам, легионеров, находясь на небольшой удобной для обороны площадке, смотрят воины лучшего императорского отряда. Каждый из воинов держит наготове своё оружие. Как только легионеры приблизились на расстояние выстрела, китайские воины, пустили в ход луки. Легионеры, прикрываясь щитами, продолжили своё наступление.

 

66. Хуаншань. Утро. Равнина. Лагерь легионеров. Возле шатра, стоят Чжэн Хэ, легат Клавдий и охрана из легионеров.

 

ЧЖЭН ХЭ (глядя на взбирающихся по скалам, легионеров)

И поверьте, для легионеров сражение в горах, будет только на пользу. Нельзя воевать лишь на равнине. Необходим боевой навык для любой ситуации.

«ЛЕГАТ» КЛАВДИЙ (глядя на Хуаншань)

Не строевая атака, ведёт к излишним потерям.

ЧЖЭН ХЭ (обернулся и посмотрел на легата Клавдия)

И это, потому что легионеры слишком избалованы. Когда воин должен в первую очередь надеяться на самого себя, а уж потом на поддержку со стороны, в нём проявляются лучшие воинские навыки. Жаль вам не довелось видеть нашего противника раннее. Вы бы убедились, что любой, взятый в отдельности, воин лучшего императорского отряда, в бою, подобен тигру. Вспомните монаха.

 

67. Хуаншань. День. Между лучшим императорским отрядом и римскими легионерами, начинается сражение. В бой с императорским отрядом, вступили пехотинцы вооружённые гладиусами и круглыми щитами. Легионеры вооружённые длинными копьями и длинными мечами, с продолговатыми щитами, в виду тяжёлого снаряжения, идут в обход по пологому склону. Чжэн Хэ и легат Клавдий всё своё внимание, направили на место сражения легионеров с лучшим императорским отрядом. Китайские воины, используя длинные шесты, удерживают легионеров, не давая им полностью подняться на площадку и продвигаться дальше. В результате этой тактики, легионеры слишком столпились и у них началось замешательство. После команд центурионов, часть легионеров отступила назад, и, разойдясь вширь, вновь присоединилась к атаке, стараясь зайти с флангов. Воины императорского отряда, заметив появление легионеров по обе стороны от себя, сделали небольшое расширение, пресекая действия легионеров, захватить отряд с флангов.

 

68. Хуаншань. День. У подножия горы. Чи Ю надев на голову шлем, закинув за спину колчан с луком, проверив крепление меча на поясе, ползком направляется к самым крайним деревьям, за которыми находится равнина с расположившимся на ней лагерем легионеров. Чутьен Чень ползёт следом. Добравшись до одного из самых крайних деревьев, Чутьен Чень обратился к Чи Ю. (оба ведут разговор вполголоса).

 

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (наблюдая за лагерем легионеров)

Что ты задумал?

ЧИ Ю (оглянувшись на Чутьен Ченя)

Мне необходимо подобраться как можно ближе к лагерю иноземцев.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (посмотрел в лицо Чи Ю)

Это верная смерть.

ЧИ Ю (глядя на Чутьен Ченя)

Конечно, если ты мне не поможешь.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (согласно кивая головой)

Хорошо, я тебе помогу, и если тебе от этого станет легче, давай погибнем оба, не причинив врагу особых неприятностей.

ЧИ Ю (глядя на Чутьен Ченя)

Я не предлагаю тебе погибать просто так. Ты должен будешь отвлечь внимание часовых, если меня заметят. А я тем временем попытаюсь подобраться ближе к лагерю. Мне нужен их император.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (глядя прямо в глаза Чи Ю)

Бумага?

ЧИ Ю (тоже глядя в глаза Чутьен Ченя)

Да!

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (вздыхая)

Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.

 

Чутьен Чень пополз дальше в сторону, к тыловой стороне лагеря, а Чи Ю, обмотав несколько стрел смоляной верёвкой, направился к середине лагеря, туда, где располагался шатёр. Пользуясь тем, что на равнине росла высокая трава, Чи Ю был не виден часовым, стоявшим на охране лагеря легионеров.

 

69. Хуаншань. День. На горе, где сражаются воины лучшего императорского отряда и римские легионеры. Китайские воины, насколько могут, продолжают удерживать легионеров на подходе к краю площадки, препятствуя их дальнейшему продвижению. Осыпая легионеров стрелами из лука, дротиками и камнями. Там где легионеры поднялись наверх, идёт ожесточённый бой на мечах, копьях, шестах. Линь Тай, ловко орудуя двумя мечами сразу, ошеломляет своей тактикой боя, наступающих на него легионеров. Другие китайские воины, орудуя шестами и применяя неизвестные для римлян, виды оружия, такие как шэнбяо (дротик на верёвке), фэйчжуа (летающие когти), трёхсекционные посохи и т.п., просто приводят легионеров в смятение.

 

70. Хуаншань. День. Равнина у подножия гор. Чи Ю подползает к лагерю. Пригибаясь, как можно ближе к земле и стараясь двигаться так, что бы высокая трава не сильно раскачивалась от соприкосновения с ним. Время от времени, Чи Ю останавливается, и слегка приподнявшись, смотрит на лагерь легионеров, чтобы не сбиться с нужного направления.

 

71. Хуаншань. День. Один из воинов императорского отряда, замечает Чи Ю и окликает других воинов.

 

ИМПЕРАТОРСКИЙ ВОИН (продолжая сражаться)

Там на равнине, неизвестный воин подбирается к лагерю иноземцев.

ЛИ БЯО (отчаянно орудуя мечом)

Это верная смерть.

 

72. Равнина у подножия горного массива Хуаншань. День. Подобравшись очень близко к лагерю легионеров, Чи Ю разглядывает, что там происходит. Чутьен Чень остановился не далеко от лагеря легионеров, со стороны равнины. В лагере стоят часовые. Остальное расположение армии, прежнее. Около своего шатра, стоит Чжэн Хэ и наблюдает за действиями легионеров. Рядом стоит легат Клавдий, а позади них несколько легионеров, среди которых есть центурионы. Чжэн Хэ и легат Клавдий ведут разговор с жестами рук в сторону происходящего боя. Чи Ю взял в руки лук, стрелу и, держа их наготове, стал подбираться к лагерю легионеров на корточках. Подобравшись на расстояние для стрельбы из лука в Чжэн Хэ, Чи Ю вскочил и пустил первую свою стрелу. Один из часовых успел заметить Чи Ю и поднял тревогу. Чжэн Хэ отпрянул в сторону, и стрела со свистом пролетела мимо его головы. Чи Ю метнулся в траву, на ходу достав стрелу, обмотанную смоляной верёвкой. Находящиеся в лагере пехотинцы, приготовились к отражению атаки. Чи Ю проскользнув по равнине, пригибаясь так, чтобы его из-за высокой травы не было видно, поджёг стрелу и, вскочив, пустил её прямо в шатёр. Как только стрела попала в шатёр, тот мгновенно вспыхнул. От его горения, стала воспламеняться, лежащая на земле, скошенная трава. Вместе с сухой травой, загоралась зелёная трава, от тления которой стало много дыма. Одни легионеры стали тушить пожар, а другие в свою очередь стали пускать подожжённые стрелы на равнину, туда, где они в последний раз, видели Чи Ю. На равнине, вокруг Чи Ю, вспыхнула трава. Чи Ю пришлось немного отступить назад. Чжэн Хэ и легат Клавдий в сопровождении нескольких легионеров отошли в сторону от пожара. В это время Чутьен Чень пустил несколько горящих стрел в лагерь легионеров, от чего там загорелась сухая трава. Следом за травой, вспыхнула одна из повозок. Кони почуяв запах огня, заметались, и легионерам пришлось их усмирять. Чутьен Чень скрылся в траве и легионеры не успели понять, откуда были пущены последние стрелы. Чи Ю вновь поднявшись из травы, пустил обычную стрелу в Чжэн Хэ, но в последнюю минуту, последний увернулся и стрела пролетела мимо. Легат Клавдий быстро, жестами и словесными указаниями, послал пехотинцев, вооружённых гладиусами, в сторону Чи Ю, который целился снова в Чжэн Хэ. К пехотинцам присоединилось десятка два, всадников, из числа тех, кому удалось обуздать перепуганных коней. Чутьен Чень направил свой лук в сторону всадников, и начал стрелять по ним, от чего пятеро из них было убито. Чи Ю тоже произвёл несколько выстрелов по всадникам и, убив четверых, пользуясь стелящимся по равнине дымом, успел скрыться с глаз легионеров. Пехотинцы, стали искать Чи Ю, а всадники проскакали в сторону Чутьен Ченя. До появления всадников вблизи себя, Чутьен Чень пустил ещё несколько стрел и поразил ещё трёх всадников. После этого он сунул лук в колчан и взял в руки шест. Орудуя шестом, Чутьен Чень, стал либо сбивать всадников с коней, либо, подставляя шест под копыта коней, заставлял тем самым тех спотыкаться. Оказавшись в результате своих действий в окружении восьми пеших легионеров, Чутьен Чень заняв круговую оборону, при помощи шеста, быстро расправился с ними. Пехотинцы, искавшие Чи Ю, совсем потеряли его из виду и блуждали по равнине, между горящей травой. Из лагеря вышли новые пехотинцы и бросились на Чутьен Ченя. Тем временем Чи Ю, снова вскочил и натянув лук побежал  в сторону лагеря легионеров, останавливаясь на мгновение, чтобы пустить стрелу. Пущенные им две стрелы не попали в Чжэн Хэ. Одна из них пролетела мимо его головы, а другая убила центуриона, который оказался рядом с Чжэн Хэ, так как получал указания от легата Клавдия. Навстречу Чи Ю бросились пехотинцы вооружённые мечами и копьями. Уворачиваясь от летящих в него копий, Чи Ю продолжал бежать, но только теперь он бежал, огибая приближающихся пехотинцев.

 

73. Хуаншань. День. Сражение лучшего императорского отряда и римских легионеров на горе, продолжается. Потери имеются с обеих сторон. Воинам лучшего императорского отряда, пришлось под натиском легионеров, потеснится далее в горы, пустив последних на площадку.

 

74. Императорский дворец. День. Лу Синь и Чжан Чуньцяо ведут ожесточённую стычку с легионерами в одном из залов дворца. Вооружены легионеры гладиусами и круглыми щитами. Среди легионеров есть потери, в виде лежащих на полу, обездвиженных тел. Лу Синь сражается при помощи шеста, а Чжан Чуньцяо применяет к легионерам технику «дяньсюэ». Сначала, резким выпадом, применив шест, он сбивает шлем с головы легионера, а потом, вторым ударом «дяньсюэ», поражает противника. (Удар по телу не возможен, так как легионеры в доспехах). Легионеры, окружившие Лу Синя, пытаются подобраться к нему, но тот использует свой шест для круговой атаки, и не даёт им такой возможности.

 

75. Императорский дворец. День. В темницу, где заключён император Ли Юнь, входят два вооружённых легионера, за ними в дверях появляется трибун ангустиклавий Эгидий. Остановившись в дверях, трибун ангустиклавий Эгидий, дождался, когда легионеры остановились напротив императора, и приготовили мечи.

 

«ТРИБУН АНГУСТИКЛАВИЙ» ЭГИДИЙ

Если кто-либо, начнёт ломать дверь темницы, вам надлежит в тот же миг, убить императора Ли Юня.

 

Легионеры молча, подтвердили приказ, согласными кивками голов, а трибун ангустиклавий Эгидий, ещё раз оглядев темницу, вышел, закрыв дверь снаружи на замок.

 

76. Хуаншань. День. Равнина перед горами. В лагере легионеров, по-прежнему полыхают пожары. Над равниной стелиться белый дым. Легионеры гасят огонь. Кони безудержно встают на дыбы и хотят убежать. Их стараются сдержать. Место, где раньше стоял шатёр Чжэн Хэ, объято пламенем. Горят повозки. Несколько десятков легионеров, рыщут по равнине, между горящей травой, в поисках Чи Ю. Несколько пехотинцев сражаются с Чутьен Ченем. Он обороняется от них при помощи посоха. Чжэн Хэ находится в центре лагеря легионеров, в стороне от горящей сухой травы. Чи Ю выскочив из травы, у самого края лагеря, пользуясь дымовой завесой, бегом, прямо через небольшой отряд пехотинцев, бросился в сторону Чжэн Хэ, держа свой лук наготове. Легионеры, вооружённые копьями, и мечами, попытались преградить путь, стремительно бегущему Чи Ю. Не добежав до легионеров, Чи Ю остановился и поднял лук. Пехотинцы бросились к Чи Ю, но тот не стал их дожидаться и пустил свою первую стрелу в Чжэн Хэ. Стрела, попала в пехотинца, преградившего путь её полёта. Пехотинец упал замертво, ибо стрела попала ему в шею. Следующая стрела пролетев, попала в плечо легата Клавдия, который шагнув, прикрыл собой своего императора. Чжэн Хэ округлив глаза, посмотрел на легата Клавдия, а тот, стиснув зубы, вырвал стрелу из своего тела и, бросив её на землю, зажал рану рукой.

 

ЧЖЭН ХЭ (обращаясь к одному из легионеров)

Лекаря сюда!

 

Легионер бросился исполнять приказание, но в этот момент, стрела, пущенная Чи Ю, сбивает шлем с головы Чжэн Хэ. Это произошло, как раз в тот момент, когда пехотинцы почти вплотную подошли к Чи Ю, приставляя к его телу, свои мечи и копья.

Словно вихрь пролетел над равниной и горами. Легионеры растаяли в воздухе, исчезая прямо на глазах.

 

77. Дворец императора. День. Лу Синь и Чжан Чуньцяо, почти прижатые к стене, натиском, набежавших легионеров, отчаянно сопротивлялись, когда вдруг все легионеры, растворились в воздухе, прямо у них на глазах.

 

78. Дворец императора. День. Темница в которой содержался император Ли Юнь. С удивлением, император увидел, как легионеры растаяли в воздухе.

 

79. Хуаншань. День. Место сражения лучшего императорского отряда с римскими легионерами. Китайские воины стояли оцепенев, глядя на случившееся. Подкрепление легионеров, поднявшееся по пологому склону, прикрываясь продолговатыми щитами и опустив длинные копья, выставив острия копий из сплошной стены щитов, стали надвигаться на лучший императорский отряд, когда пронёсшийся вихрь, растворил весь римский легион, в воздухе.

 

80. Хуаншань. День. Равнина, где был лагерь римского легиона. На равнине, осталось только несколько коней и повозок, которые были китайскими. Среди бывшего лагеря легионеров, полыхала непогашенная трава. Чутьен Чень стоял в стороне от бывшего лагеря легионеров, удивлённо глядя по сторонам и держа свой шест в руках. От усталости его качало. Чи Ю, держа наготове свой лук, побежал к Чжэн Хэ, который теперь был в китайской одежде с висевшим у него на поясе китайским мечом. Увидев быстро приближающегося Чи Ю, Чжэн Хэ посмотрев по сторонам, увидел, лежащий на земле шлем. Резко обернувшись на Чи Ю, потом снова повернувшись к шлему, Чжэн Хэ, побежал к нему. Чи Ю выстрелил и попал Чжэн Хэ в ногу. Чжэн Хэ упал в двух шагах от шлема.

С горы Хуаншань, за происходящим на равнине, наблюдали оставшиеся в живых, воины лучшего императорского отряда.

Чи Ю доставая последнюю стрелу, приблизился к Чжэн Хэ, когда тот уже почти дополз до шлема и тянулся к нему рукой. Ещё миг и он схватил шлем, но тут, же выронил его, потому что пущенная Чи Ю стрела, попала ему в руку. Вырвав стрелу из руки, и сразу же вырвав из ноги, Чжэн Хэ злобно взглянул на Чи Ю, и бросил в его сторону обе стрелы. Чи Ю потянулся рукой к колчану и понял, что у него больше нет стрел. Бросив на землю лук, Чи Ю собрался достать свой меч. Увидев это, Чжэн Хэ из последних сил сделал рывок в сторону, оттолкнувшись здоровой ногой, и здоровой рукой, надел шлем себе на голову. Тут же возник римский легион, в том составе, в котором исчез с поля боя. Чи Ю, оказался среди легионеров, которые мгновенно его окружили.

 

ЧЖЭН ХЭ (хрипя, еле поднимаясь с земли)

Он мне нужен живым!!!

 

Легионеры, пользуясь численным превосходством, начали теснить отчаянно сопротивлявшегося Чи Ю. Не опуская свой меч ни на секунду, Чи Ю, боролся из последних сил. Несмотря на то, что Чи Ю, сопротивляясь, убил одного легионера, который слишком близко подскочил, к нему, намереваясь сбить с ног, никто не применял своего оружия для прямого поражения. После того, как Чи Ю ранил ещё нескольких легионеров, его сбили с ног, применив к нему пращу. Удар камня пришёлся в голову, сбив с головы шлем. Чи Ю упал, потеряв сознание. Легионеры обступили Чи Ю.

 

81. Дворец императора. День. В зале, где находятся Лу Синь и Чжан Чуньцяо, вновь появляются легионеры. Тут же в зал вбегают новые легионеры. Прикрываясь щитами, они приближаются, к Лу Синю и Чжан Чуньцяо. Лу Синь, держит наготове свой шест с выпущенными лезвиями, а Чжан Чуньцяо приготовил руки для точечных ударов. Вдруг рядом с головами Лу Синя и Чжан Чуньцяо вонзилось несколько стрел. Это в зал, вбежали алебардщики.

 

82. Дворец императора. День. Темница императора. В ней снова появились два вооружённых легионера. Император Ли Юнь, как раз стоял около двери, ожидая своего освобождения, когда услышал шорох позади себя. Обернувшись, император Ли Юнь увидел двух легионеров надвигавшихся на него.

 

83. Хуаншань. День. Место сражения лучшего императорского отряда с римскими легионерами. При появлении легионеров, сражение продолжилось. Подошедшие легионеры, поднявшиеся по пологому склону, пользуясь длинными копьями, прикрываясь продолговатыми щитами, стали теснить китайских воинов.

 

84. Равнина перед горным массивом Хуаншань. День. Пехотинцы легиона, вооружённые гладиусами, появившись вокруг Чутьен Ченя, набросились на него с удвоенной силой. На помощь этим пехотинцам приближались другие, вооружённые длинными копьями. Чутьен Чень, снова принялся обороняться при помощи шеста. Когда окружившие его легионеры, перерубили ему шест, Чутьен Чень выхватил свой меч и стал отбиваться им.

 

85. Императорский дворец. День. Легионеры, держа мечи наготове, под прицелом алебардщиков, ведут, схваченного Лу Синя и Чжан Чуньцяо в темницу. Следовавший за легионерами трибун ангустиклавий Эгидий, несёт, разглядывая на ходу, шест Лу Синя.

 

86. Равнина перед горным массивом Хуаншань. День. Лагерь римского легиона. Чи Ю, весь мокрый от воды, которой его окатили, приводя в чувство, стоит без оружия в кругу легионеров. Два легионера, удерживают Чи Ю, приставив к его горлу и спине, свои мечи. Напротив Чи Ю, стоит легат Клавдий с перевязанным плечом. Подходит Чжэн Хэ. У него перевязана нога и рука.

 

ЧЖЭН ХЭ (глядя на Чи Ю)

Надо отдать тебе должное, ты заставил меня поволноваться.

ЧИ Ю (коротко оглядев легионеров)

Мне показалось, я тебя напугал.

ЧЖЭН ХЭ (усмехнувшись)

Тебе показалось.

 

Раздался дружный хохот легионеров.

 

ЧЖЭН ХЭ (глядя на Чи Ю)

Ты меня не бойся.

ЧИ Ю (глядя в глаза Чжэн Хэ)

А я и не боюсь.

ЧЖЭН ХЭ (оглядывая легионеров)

Смелый воин, ничего не скажешь, но, глупый.

 

Раздался новый, дружный хохот легионеров.

 

ЧЖЭН ХЭ (не глядя на Чи Ю)

И что примечательно, насколько дерзок, настолько и не вежлив, не воспитан. Не может, молча, выслушать всё до конца.

 

Лёгкий хохот легионеров.

 

ЧЖЭН ХЭ (медленно вышагивая перед Чи Ю)

Ну, так вот, как я уже тебе сказал, ты меня не бойся, я так вот сразу тебя не убью. В отношении тебя у меня появилась замечательная идея, я сначала предъявлю твою персону, императору Ли Юню. Пусть он на тебя полюбуется. Возможно, я даже позволю тебе посидеть в одной темнице с твоим любимым императором Ли Юнем, что бы ты подробно смог ему рассказать о том, что не смотря на все твои старания, тебе так и не удалось изменить ход событий.

 

Новый хохот легионеров.

 

ЧЖЭН ХЭ (небрежно указывая рукой на Чи Ю и потом уже, куда-то в сторону)

А пока отведите его куда-нибудь, чтобы он не потерялся. И уберите вы эти мечи. Он теперь безоружен и поверьте, безобиден, как младенец.

 

Легионеры взорвались дружным хохотом, а Чжэн Хэ отвернулся от Чи Ю, чтобы уйти. Два легионера, державшие мечи около горла и спины Чи Ю, опустили их. В тот же миг, резко взмахнув левой рукой, Чи Ю, пустил стрелу-сюцзянь (тайное оружие, спрятанное в рукаве), прямо в голову Чжэн Хэ. Шлем слетел с головы Чжэн Хэ и новый вихрь, в тот же миг, унёс весь легион. Как и в прошлый раз, римские солдаты, растаяли в воздухе. Легионер, занёсший свой меч, чтобы ударить Чи Ю, по спине, плашмя, растаял в воздухе, буквально за мгновение до того, как должен был исполнить задуманное. Сбитый с головы Чжэн Хэ, шлем, упал в горящую траву. Озираясь в поисках шлема, и не найдя его, Чжэн Хэ встретился глазами с Чи Ю.

 

ЧЖЭН ХЭ (беря здоровой рукой, свой меч)

Извини, но мне кажется, я сейчас изменю своему обещанию, в отношении твоей встречи с императором Ли Юнем.

 

Быстро оглядевшись, Чи Ю заметил на земле свой меч, который был  брошен при его разоружении. Пробежав несколько шагов, Чи Ю поднял с земли, меч, и сразу же обернулся на приближающегося, прихрамывающего Чжэн Хэ.

 

ЧИ Ю (держа меч наготове)

Я принимаю твои извинения и прощаю тебя, потому, что хочу показаться императору без посторонней помощи. Во всяком случае, помощь такого негодяя, как ты, мне вовсе не нужна!

ЧЖЭН ХЭ (набрасываясь на Чи Ю)

Сначала останься в живых!

 

Между Чи Ю и Чжэн Хэ, завязался бой, за которым наблюдали находящиеся на горе Хуаншань, оставшиеся в живых, воины лучшего императорского отряда. Так же за поединком, наблюдал, обессиливший и раненый, Чутьен Чень.

 

87. Хуаншань. День. Место, где происходило сражение лучшего императорского отряда с легионерами. Оставшиеся в живых воины, наблюдают за поединком Чи Ю и Чжэн Хэ.

 

ЛИНЬ ТАЙ (в крови, с небольшими ранениями, глядя на Чи Ю)

Я не знаю, кто этот воин, но чую сердцем, что от него сейчас зависит не только наша судьба, но и судьба всей империи.

ЛИ БЯО (тоже с ранениями, глядя на Чи Ю)

И никто не успеет ему помочь, и стрела не долетит, и воин не добежит.

 

88. Императорский дворец. День. Находящиеся, недалеко от темниц, Лу Синь и Чжан Чуньцяо. Сюда их привели легионеры, собираясь посадить в темницу.

 

ЛУ СИНЬ (осматриваясь)

Опять куда-то все подевались.

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО (глядя на Лу Синя, опускается на каменный пол)

Лишь бы обратно не вернулись. Без них как-то лучше.

 

Лу Синь, смеясь, опускается рядом с Чжан Чуньцяо. Монах, смотрит, на смеющегося Лу Синя.

 

ЧЖАН ЧУНЬЦЯО

Вот, как сейчас возьмут, и вернуться. Посмотрю я тогда на тебя, как ты будешь смеяться.

ЛУ СИНЬ (хлопнув по плечу Чжан Чуньцяо)

Я потому так и смеюсь, что чувствую, больше они уже не вернуться.

 

На лице Чжан Чуньцяо, появилась лёгкая улыбка.

 

89. Равнина перед горным массивом Хуаншань. Место бывшего лагеря легионеров. Чи Ю и Чжэн Хэ, продолжают свой поединок. Пользуясь тем, что Чжэн Хэ, из-за раненой ноги, больше стоит на месте, Чи Ю, кружит вокруг него как юла. Но при всём этом, Чжэн Хэ, умело отражает атаки противника, молниеносно нанося свои удары, от которых Чи Ю спасает только его ловкость и умение. А так как Чи Ю, всё утро провёл в движении, то начал уставать. Его кружение вокруг Чжэн Хэ, замедлилось, и он перешёл к прямым атакам. Применяя свою технику боя, Чи Ю удалось слегка ранить Чжэн Хэ в бок. От злобы за это ранение, Чжэн Хэ, сделав серию ударов мечом, произвёл яростный выпад и в свою очередь ранил Чи Ю в руку. Переступая по кругу, Чи Ю стал искать возможности для своего удара, но Чжэн Хэ почувствовал, что его от потери крови, начинает качать, сам начал нападать на Чи Ю. Отступая от Чжэн Хэ, Чи Ю, всё время держал того на безопасной для себя дистанции. Вдруг Чжэн Хэ увидел в угасающем огне, очертания шлема. Глаза у него загорелись и он, собрав последние силы, набросился на Чи Ю, подняв свой меч. Обрушиваясь на противника, Чжэн Хэ, как ураган пролетел мимо, увернувшегося Чи Ю. Подскочив к догорающему пламени, Чжэн Хэ, ногой выбил шлем из огня, и тут же обернулся на Чи Ю. Но поднять свой меч до конца, он не успел. Сильным ударом своего меча, Чи Ю отбил оружие противника и пока тот заносил его для своего удара, коротким движением, вонзил свой меч прямо в живот Чжэн Хэ. Выпустив рукоять меча из руки, Чи Ю, пошатываясь, пятясь назад, сделал несколько шагов и остановился, глядя на повергнутого противника. Согнувшись, выронив свой меч из руки, Чжэн Хэ, медленно опустился на колени. Изо рта его, потекла кровь. Он хотел вынуть оставленный в своём теле, меч, но у него не хватило на это сил. Он просто прижал кисти рук к ране, в обхват меча. Так Чжэн Хэ стоял очень долго. И только, когда у него началась дрожь, он, повернув голову, перекошенным взглядом, посмотрел на Чи Ю и упал на землю. Еле двигая глазами, Чжэн Хэ посмотрел на Чи Ю, который взяв с повозки кувшин, облил шлем водой. После этого он поднял его и стал рассматривать.

 

ЧЖЭН ХЭ (из последних сил)

Что ты медлишь? Теперь ты император.

ЧИ Ю (опуская вниз руку, в которой держал шлем)

Эта ноша мне не подходит. В предсказании, которое мне было напророчено, нет слов касающихся меня, как императора.

ЧЖЭН ХЭ (глядя на Чи Ю)

Так измени пророчество.

ЧИ Ю (отрицательно качая головой)

Если я изменю пророчеству сейчас, оно изменит мне в будущем.

 

90. Императорский дворец. День. В тронном зале, на троне сидит император Ли Юнь. По сторонам от него находятся придворные из его свиты. Вдоль стен зала стоят воины лучшего императорского отряда. Двери зала закрыты. Вот они открываются, и в зал входит Чи Ю, он облачён в доспехи императорского воина. Пройдя к трону, Чи Ю останавливается в нескольких метрах, перед императором Ли Юнем. Начало церемонии, посвящения Чи Ю, в чин генерала.

 

91. Провинциальная дорога недалеко от столицы. Вечер. Солнце начинает садиться. Дует порывистый ветер. По дороге, со стороны города, идёт Чутьен Чень. На лице у него ссадины. У него перебинтована рука и бедро. Солнце светит ему в лицо. Ветер треплет волосы. Он останавливается и, поворачиваясь, смотрит на проезжающую мимо него повозку с большой клеткой, в которой сидит Чхэн Сюэцинь. Он связан. Повозку сопровождают вооружённые всадники.

 

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (обращается к одному из всадников)

За что его посадили в клетку?

ВСАДНИК (не глядя на Чутьен Ченя)

Он сумасшедший. В своём городке, занимался тем, что набрасывался на стариков и отнимал у них посохи.

 

Ещё немного посмотрев на повозку, Чутьен Чэнь пошёл своей дорогой. Со стороны города, показался всадник. Это Чи Ю. На нём генеральский мундир. Проскакав мимо повозки с клеткой, Чи Ю, приблизился к Чутьен Ченю, который услышав конский топот, остановился не оборачиваясь. Чи Ю спрыгнул с коня в нескольких метрах позади Чутьен Ченя. Небрежно бросив поводья и оставив коня, Чи Ю подойдя к Чутьен Ченю, остановился у него за спиной. Ветер треплет волосы на их головах.

 

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (продолжая стоять не оборачиваясь, закрыл глаза)

Зачем ты мешаешь сыну ветра, идти навстречу солнцу?

ЧИ Ю (стоя позади Чутьен Ченя, сначала опустил голову, а начав говорить, поднял её)

Я подумал, что одиночество не совсем подходит сыну ветра.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (продолжая стоять спиной к Чи Ю, смотрит на садящееся солнце)

Это его жизнь.

ЧИ Ю (тоже взглянул на солнце)

Которую можно изменить.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (глядя на солнце)

Зачем что-то менять, если заранее знаешь результат?

ЧИ Ю (сделав несколько шагов, встал перед Чутьен Ченем, лицом к нему)

Ты стал частью моей судьбы.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (взглянул на Чи Ю)

Я лишь мгновение в ней, а истинная часть твоей судьбы, твоя новая жизнь.

ЧИ Ю (смотрит на Чутьен Ченя)

Которой я мог бы и не увидеть без тебя.

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (отвёл взгляд от Чи Ю)

Мне самому становится холодно от того что я ухожу, но иначе и поступить не могу. До нашей встречи, мне всегда были ведомы только новые дороги, новые люди. Я не знаю, что такое постоянство, в которое ты хочешь меня вовлечь. И главное, у меня нет ни к чему привязанностей, кроме свободы.

ЧИ Ю (продолжая смотреть в глаза Чутьен Ченя)

Куда же теперь, ты держишь свой путь?

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (взглянув на солнце)

Туда, где я буду нужнее.

ЧИ Ю (встрепенувшись)

Ты нужен мне!

ЧУТЬЕН ЧЕНЬ (слегка, отрицательно качая головой, посмотрел на Чи Ю)

Это было когда-то. Я был нужен молодому воину. А теперь, он генерал и в его подчинении, целая армия. В ней нет места, одинокому, странствующему воину, такому как мне.

 

Чи Ю сделав пару шагов назад, наклонил голову в знак уважения. Чутьен Чень, молча, прошёл мимо и, не оборачиваясь, стал удаляться. Чи Ю подняв голову и постояв немного, глядя вслед уходящему Чутьен Ченю, подошёл к своему коню. Ещё раз, глянув на Чутьен Ченя, он вскочил в седло и, пришпорив коня, помчался в сторону столицы.

 

92. Дом Чэнь Ли. Возле дома, обнявшись, стоят Чи Ю и Чэнь Ли. На пороге дома стоит Цзян Цин. Чи Ю облачён в генеральские доспехи. В стороне от них, стоит осёдланный конь, к седлу которого приторочен меч.

 

ЧЭНЬ ЛИ (прижимаясь к Чи Ю)

Я всё время тебя ждала.

ЧИ Ю (смотрит в глаза взглянувшей на него Чэнь Ли)

Может именно поэтому я и вернулся.

ЧЭНЬ ЛИ (снова прижалась к Чи Ю)

Ты стал генералом.

ЧИ Ю (прижимая к себе Чэнь Ли)

Такова была воля императора Ли Юня, когда он узнал, что именно мне он обязан своим спасением. Теперь я генерал в его армии и командую не только всеми солдатами, но и лучшим императорским отрядом. Всё, как было предсказано прорицательницей Лэй Цзу.

 

Цзян Цин молча, смахивает слезы с глаз, глядя на Чэнь Ли и Чи Ю, оставаясь на пороге дома.

 

93. Дом прорицательницы Лэй Цзу. Чи Ю в облачении генеральских доспехов, при оружии(меч висит у него на поясе), стоит перед столом, за которым сидит прорицательница.

 

ПРОРИЦАТЕЛЬНИЦА ЛЭЙ ЦЗУ (сложив руки перед собой на столе)

Я, как и в прошлый раз, ждала тебя. И знаю о том, что тебе хотелось бы узнать. Когда то давно, я предсказала твоим родителям про рождение сына. Об этом ты уже знаешь. Так же ты знаешь и остальное предсказание о дальнейшей твоей жизни. Чего ты не знал, так только, как всё произойдёт и почему я знала о шлеме римского императора. Да-да, солдат, которых вы победили, их называют легионерами, судьба забросила из римской империи. В силу магического заклятия, которое несёт в себе, шлем императора Луция.

 

Имя Луций, выбрано случайно. (Прим. Автора).

 

Как я узнала сама о шлеме? Так это обычное для меня видение, благодаря которому я и делаю свои предсказания. Мне пришлось самой много времени потратить, чтобы узнать о тайне шлема императора Луция. Она гласит буквально следующее: стоит только кому-нибудь надеть шлем на голову, как он становится императором Рима, и перед ним появляется римский легион. И кто бы ни надел шлем, всегда будет появляться этот легион. Такова магия сотворённая древними жрецами по приказу императора Луция. Он хотел вечности и могущества. Последнее он получил сполна. А что касается вечности, так это удел самого легиона. Луций об этом узнал слишком поздно и уже ничего не смог сделать. Его отравили. Далее шлем был у его сына. После у его внука, правнука. И только последний, перед своей смертью, приказал спрятать шлем от людей, чтобы никто на земле не смог уподобится ему. Уничтожить шлем, он побоялся, чтобы не навлечь на себя и свой род, проклятия, которое как он думал, было наложено жрецами. Было проклятие или не было, это тайна жрецов, которых давно уже не стало на свете. Как оказался шлем в поднебесной, я точно не знаю. Могу только предположить на основании известных мне фактов, что последний владелец этого шлема, хотел захватить нашу империю и даже выступил в поход с этой целью, но когда он прибыл в Индию, откуда собирался напасть на нашу страну, его постигла тяжёлая болезнь, от которой он там и умер. После этого, никто больше, никогда не имел чести, носить сей шлем. И хотя легион называется бессмертным, как ты уже знаешь, все солдаты в нём смертны и убив всех, можно уничтожить легион, но только до тех пор, пока шлем на голове того при ком был убит легион. Следует только кому-нибудь другому надеть шлем императора Луция, и легион снова возродится. Одно мне только непонятно, как легионеры принадлежащие Риму, заговорили вдруг по-китайски.

 

Прорицательница, очень пристально посмотрела на Чи Ю и слегка улыбнулась. Чи Ю положив руку на рукоять меча, молча, поклонился прорицательнице.

 

94. Заключительная сцена. В кадре: в темноте, на шёлковой подушке, лежит шлем императора Луция. Золото на шлеме блестит, освещая пространство вокруг шлема. Тишина. Камера отъезжает назад, и мы видим стоящие в полумраке, большие сундуки, золотые статуэтки и золотую посуду. Камера назад, в кадре: железная дверь с эмблемой дракона. Камера ещё отъезд и мы видим каменные стены, ещё отъезд и вот уже в кадре мы видим горное плато с расположенным на нём монастырём. Чуть поодаль, удаляясь от монастыря, идёт монах с накинутым на голову капюшоном тёмно-серой накидки, с шестом в одной руке и с неизменными чётками в другой.

 

Конец.