Кристина Лапиня

kristal@apollo.lv

+3719710672

 

 

 

 

 

 

 

 

                                    Ave баба Maria,

 

или о том, как мужики в Новогоднем – не сдаются..

 

Оригинальный сценарий

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ВАРИАНТЫ НАЗВАНИЯ:

1)Командарм, Ave баба Maria, или о том, как мужики в Новогоднем – не сдаются..

2)Маленькие трагедии

 

ЖАНР:

Новогодняя Комедия (элементы детектива и мелодрамы).

 

ИДЕЯ:

Воздушные трассы над вымирающей забытой деревней Новогоднее, заставляют понять оставшихся здесь жителей, что почтамт, не единственная их связь с внешним миром.

 

СИНОПСИС:

В то время, когда пропажа великого памятника искусста потрясает весь остальной западный мир; необыкновенный мистический груз, выпавший, словно, первый снег, в новогоднюю ночь, теперь, лежит у порога почтамта в забытой уральской деревне. Новые обстоятельства, возможно, многое изменят в жизни не только деревни Новогоднее, но и всего Пермского края; однако, превратится ли сказка в быль – будет зависеть, только от наших героев.

 

ОСНОВНЫЕ ГЕРОИ КОМЕДИИ:

ГЛАША, сорока лет, директор почтампта, женщина яркой наружности, замужем, снабжает деревню всем необходимым через мужа Леву, дальнобойщика.

 

МИША, сын Глаши, двенадцати лет, учится в шестом классе,

сейчас, на новогодних каникулах дома.

 

ВЕРА, тридцати лет, служащая почтампта, не замужем,

«имеет» друга в Буэнос-Айресе, разучивает с Василием танго.

 

ВАСИЛИЙ, шестидесяти лет, бульдозерист, партнер Веры по танцу: танго и пасадобль.

 

ЗИНА, сорока лет, жена Василия, ревнива, прекрасно поет романсы под гитару.

 

МЕСТНЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ,т.е. следователь из области, сорока лет, невозмутим, всё схватывает налету.

 

ИТАЛЬЯНСКИЙ ЭКСПЕРТ, шестидесяти лет, маскируется под эксперта, член сицилийской мафии.

 

БАБА МАРИЯ, Ивановна, старушка, поклонница рока и кикбоксинга, всех боевых искусств.

БАБА ЛИДА, старушка, поклонница металла и кикбоксинга.

БАБА НЮРА, старушка, поклонница кикбоксинга.

 

ВТОРОСТЕПЕННЫЕ ГЕРОИ

Дети Зины, без диалогов.

Четыре старушки, без диалогов.

 

В ЭПИЗОДАХ ГЕРОИ ТВ-ЭКРАНА

Два диктора и два репортера, прерводчик Центрального Канала в новостях.

Красавец-сицилиец\журналист(мафиози) Итальянских новостей.

Колядчики в репортаже

Диктор канала Культуры и его гость в программе.

 

-------------------------------------------------------------

 

ИНТ.СЕЛЬСКАЯ ПОЧТА.ДЕНЬ

 

ВАСИЛИЙ, шестидесяти лет, не отряхивая снег,

бросается к окошку на фоне кабин телефонных автоматов,

кричит в окошко.

 

ВАСИЛИЙ

Верка! Верка, да где ты?

 

ВЕРА, тридцати лет, неторопливо подходит к окошку.

 

ВЕРА

Ну, что тебе! Что за спешка?

Рожает что ль кто?

 

ГОЛОС ГЛАШИ(коллега Зины)

..Его, наверное, пешеход сбил.

 

Василий пытается унять дыхание.

 

ВАСИЛИЙ

Верка! Телеграфируй!

В следственные

органы телеграфируй!

Хищение государственной

собственности!

 

ВЕРА

Совсем, из ума выжил!

Глашка, слыхала?

 

Подходит ГЛАША, с кружкой чая и сушкой, директор почтамта, пятидесяти лет, женщина яркой наружности.

 

ГЛАША

Опять что ли..?

На хоть, заешь..

(предлагает сушку)

 

ВАСИЛИЙ

Убери!

 

ГЛАША

Ты знаешь, что жену замучил

до смерти. Брат – работяга,

отец – работяга, нет, - выбрала..

 

ВАСИЛИЙ

Значит, знала, кого

надо выбирать!

Верка, я гражданское лицо!

Телеграфируй, говорю!

 

ГЛАША

Вера, постой! Ты чего

сюда пришел,  а то

я тебя мигом..!

 

ВАСИЛИЙ

Как же, мигом!

 

ГЛАША

А – нет, мужа позову..

 

ВАСИЛИЙ

Ищи, свищи! Укатил!

 

ГЛАША

Как укатил – так и прикатит!

Бутылку что ль не поделили?

 

ВАСИЛИЙ(дует на  Веру вчерашним перегаром, Вера невольно отступает)

Проверяй экспертиза!

Мы всё – поделили!

Телеграфируй: хищение

государственной собственности!

 

ГЛАША

Какой собственности?

(насторожилась)

Что у нас тут красть –

одна почта, семь домов?

(запалившись)

Совсем, стыд потерял?!

 

ВАСИЛИЙ

А ты выйди да глянь!

из-за своей заслонки-то!

Да, в окно, глянь!

.. одна почта, семь домов!

 

Глаша и Вера видят в окне, на дороге в снегу лежит каменная глыба, по всей видимости, черный гранит, напоминает памятник, c высоким постаментом, опрокинут  набок, гранитные глаза тоскливо обращены на троих в окне почты.

 

ГЛАША

Это кто?

 

ВЕРА

На профкомовский похож, с Дома

Культуры... бывшего.

 

ВАСИЛИЙ

Ха..С городского что ль,

Дома Культуры,

за пятнадцать-то верст?

 

ГЛАША(встревожена)

С красного уголка..

 

ВАСИЛИЙ

Там у нас только один

стоял, без шляпы.

(чертит пальцем в воздухе

треугольник)

 

ВЕРА (поправляет)

..без треуголки.

 

ВАСИЛИЙ

Во-во..без неё.

Так что,- Что, а не – Кто!

Самая, что ни на есть,

государственная собственность!!

Телеграфируй, Верка!

                                 

Заходит старушка, БАБА МАРИЯ,  глухая, слепая.

 

БАБА МАРИЯ(громко)

Мне бы письмецо написать.

 

ГЛАША(не отвлекаясь особо на старушку)

Может, лучше телеграмму,

отправим за счет почты,

скидка пенсионерам,

в честь Нового года!

 

БАБА МАРИЯ

А?! Ой, хорошо!

Ой, Христосики мои!

Я, за остальными, и,

тут же ворочусь.

(выбегая, хлопает за собою дверью)

 

Вера стоит у окна. Всматривается в памятник: человеческая фигура в треуголке лежит в снегу, словно, на перинах.

 

ВЕРА

Так это же Пушкин!

 

ВАСИЛИЙ

Хуже!

Это – Командарм..

Там не по-нашему написано..

 

ВЕРА

Пушкинский что ли?

 

ВАСИЛИЙ

Не знаю - чей, а на лицо:

хищение государственной

собственности. Твой, Левка,

с кузова выронил, своими

глазами видел, не сойти

мне с этого места.. живым.

 

ГЛАША

А, может, ещё что выронил?!

Кто видел, что это – он выронил?

Ты неделями не просыхаешь!

Иди, проспись лучше!..

Государственная собственность..

Я тебе такую государственную собственность покажу, самого

под суд отдам!

(прижимает Василия к себе)

 

ВАСИЛИЙ (оседает на стул)

Так, собственность же..

 

Глафира плачет.                   

 

ГЛАША

За что мне такое наказание?

Тогда бы хоть пил, а тут,

ещё, и – это.. Господи, куда

я смотрела? Вера! Уеду, возьму

Мишку, и уедем отсюда, сил моих

нет, на эту почту смотреть,

на жизнь эту!

 

ВЕРА

Подожди, Глаша, причитать.

Может, и, не Левка, это был.

(Василию)

Дядя Вася! Когда от тебя

Левка уехал?

 

ВАСИЛИЙ

Вчера, стемнело как..

 

ВЕРА

А когда ты -

вот, - Это, увидел?

 

ВАСИЛИЙ

Это.. так, когда к вам

шел, и, увидел..

 

ВЕРА

А зачем шел?

 

ВАСИЛИЙ

Так, это, чтоб Левка

на перевозки меня

помощником взял.

 

ГЛАША

Э-э.. бесстыжий. Бесстыжий ты,

человек, Василий Олимпиевич!

 

ВАСИЛИЙ

Отчего ж, бесстыжий?!

Я его вчера, как друга просил!

А он, даже не присел со мной.

Как я смотреть на это должен?

Сквозь пальцы?!

Телеграфируй, Вера!!

 

ВЕРА(Глаше)

Может, позвонишь Левке.?

У него же трубка..

 

ГЛАША

С ума сошла.. против мужа свидетельствовать, у них же

записывается всё. А в рейс

он ничего такого не вез.

Ума не приложу.

 

ВАСИЛИЙ

Один Левка в деревне на фуре

гоняет.  Наши старушенции что ли –

на могилку себе заказали?

 

ВЕРА

Дядя Вася! А ты же тоже, ведь

вроде, не без шоферских-то прав?

 

ВАСИЛИЙ

Ага, зацепил на буксире, да на

ржавом запорожце, и, приволок.

 

ВЕРА

А, что, сейчас, скользко.

Мало ли?

 

ВАСИЛИЙ

Ну, что ты будешь делать!

Кругом – бабы! (вскрикнув)

Это моих сил – нет!!

 

Василий хлопает дверью подходит за окном к памятнику.

 

НАТ.У ПОЧТЫ.ДЕНЬ

 

МИШКА, сын Глаши, двенадцати лет, подбегает к Василию у памятника. В валенках с рыболовными зимними снастями.

 

ВАСИЛИЙ

Клюет?

 

МИША(смотрит на опрокинутый памятник)

Ух ты!..

(Василию)

Да, так себе..

Просверлил три лунки,

в одну забросил самодур,

в две другие махалки..

(осматривает памятник)

Ух ты!.. Откуда это,

дядя Вася?

 

ВАСИЛИЙ

А, леший его знает, откуда.

(сидит на статуе, курит)

Не любят меня Мишка бабы.

Не доверяют.

 

МИША(изучает памятник)

Ты что, дядя Василий.

Я же тебя люблю.

 

ВАСИЛИЙ

Ты.. То – ты. А то..

(вздыхает)

А, Зинка, она ж меня

на дух не переносит.

 

Миша проводит пальцем по названию на памятнике, по-французски

на постаменте высечено: commandeur.

 

МИША

К-о-м-а-н-д-о-р..

Кажется, по-французски

написано.

Он что, с неба упал?

 

ВАСИЛИЙ

Да уж..Ветром отнесло!

 

Миша бросает взгляд на ясное небо, испещренное белыми

полосами – воздушные трассы. Василий тоже задирает вверх голову.

 

ИНТ.ПОЧТА ДЕНЬ

 

Василий с Мишкой в дверях.

 

МИШКА

Мамка, скоро ровно!

Где шнур?

 

ГЛАША

Экономить нужно! Куда?!

 

МИШКА (подключает)

Это я, сразу понял, что

командор с самолета упал!

 

ВАСИЛИЙ

На центральные новости надо!

Авиарейс, шибко –

на международный тянет!

 

Мишка нажимает кнопки пульта в поисках канала. Сателлит на крыше здания почтамта нервно ловит ТВ сигнал.

 

ГЛАША

Все, благодаря Левке.

А то, так бы и  жили: без

сателлита, без аккумулятора.

 

Вваливаются семь старушек, вслед за прежней, бабой Марией.

 

БАБА МАРИЯ

Доченька, вот, мы все

хотим послать.

 

ГЛАША

Здрасьте.. Тогда только

по одному слову на брата.

Больших скидок не даем..

или, будем писать только

письма. Думайте!

 

Входит ЗИНА, жена Василия.

 

ЗИНА

А что это вы тут телевизор

среди бела дня жжете,

электричество некуда девать?

И, этот тут..

(О Василии)

 

ВАСИЛИЙ

Зина, уйди! Событие

мирового маштаба!

 

ЗИНА(видит, что все взволнованы,

теряется, присаживается)

Какого маштаба? Какое событие?

Не пущу!

 

Василий краснеет, делает вид, что не слышал Зины, доволен

её взволнованностью, тем что беспокоится о нем, мнет шапку.

 

ВАСИЛИЙ(торопит)

Мишка, на самый центральный, ну,

что ты прямо, ребенок что ли?!

 

Глаша и Вера не отрываясь от экрана ставят самовар, черпаком из ведра набирают воды. Глаша открывает рыбные консервы из Новой Зеландии. Облизывает пальцы.

 

ГЛАША

Что-то рыбки захотелось.

Мишка, прочти что написано

на банке.

 

МИША (на мгновение отрываясь от экрана,

быстро читает)

Морепродукты из Новой Зеландии..

 

ГЛАША

Это я знаю.

Ты по ихнему прочти.

 

МИША

Ну,.. Нью Зиланд.

 

ГЛАША(выкладывает на блюдце

морепродукты из Новой Зеландии)

Да, где только люди не живут..

 

Баба Мария, дергает, Глашу за локоть.

 

ГЛАША

Ну, опять, вы баба Мария.

 

БАБА МАРИЯ

А кто ж нам письмо напишет?

Мишка –то у пультà.

 

ГЛАША

Ну, подождите немного.

Слово придумали

для телеграммы?

 

БАБА МАРИЯ

..Ты нас в гроб раньше

времени не загоняй!

 

ГЛАША

Почему, сразу – в гроб.

Напишите: «приезжайте»,

или, « жива, здорова».

 

БАБА МАРИЯ (сердито)

Два слова..

 

ГЛАША

Да, два..

 

БАБА МАРИЯ

Мы уже придумали.

Одни пишут: «помню»,

другие – « люблю», - так,

чтобы не у всех – одинаково.

 

ГЛАША (подходит к ТВ экрану ближе

на вилку нанизан морепродукт)

Готовьте адреса! (старушкам)

 

Все слушают новости на центральном канале. Рассказывают

о колядках на селе. КОЛЯДЧИКИ\ОТВЕЧАЮЩИЕ разыгрывают сцену.

 

КОЛЯДЧИКИ\ОТВЕЧАЮЩИЕ

—Дома ли хозяева?
—Дома нет.
—Где же хозяин?
—Уехал на торг, соли купить.
—Для чего соли?
—Мясо солить.
—На что мясо?
—Сына женить.
—На что сына женить?
—Чтобы пашеньку пахати,

хлеба промышляти.

 

РЕПОРТЕР Ц\К(голосом Малахова,

на фоне колядующих)

«Обряд колядования, несмотря

ни на какие преследования,

направленные против него грамоты,

пережил и в ряде местностей

сохранил даже названия песен, упоминавшихся в XVI—XVII веках.

В Муроме Владимирской губернии

и его окрестностях, толпы

колядчиков стоят перед домом

и спрашивают позволения

петь тусень.»

 

ДИКТОР Ц\К

А теперь новости из мира

рекламы: «экспертиза вынесла

заключение, что реклама салона

дамского белья «Лилия» с

изображением полуобнаженной

женщины содержит нарушения

ст. 5 части 6 ФЗ «О рекламе»

т.е. непристойный и оскорбительный

образ в отношении пола.»

 

ВАСИЛИЙ

Надо выключать, а то потом,

не услышим. Не сразу дознаются.

 

ГЛАША

Зинка, я тут Верке один

комплект предложила.

Ей в окружности велико..

Может возьмешь лифчик,

тебе в самую пору будет?

(вытаскивает бюстгалтер

яркого красного цвета)

 

ЗИНА(мнется)

Какое там.. Да и зачем

мне такой броский?

..итак, к Новому году,

потратились..

 

ГЛАША(оглядывается на Василия)

Да уж.. Твой купит.

А, вот, мой Левка..

 

ВАСИЛИЙ(громче)

Что твой Левка?

У меня хрен в два раза толще

одной его ноги.. у твоего Левки..

а может и всех двух..

У нас не бордель!

Чтоб в красных лифчиках

по дому расхаживать!

..у нас дети малые..

Ты от сути не уходи!

А говорю я к тому, что

не сразу дознаются..

Пропажу ещё обнаружить надо!

Верка, слышь, телеграфируй!

 

ГЛАША

А у тебя деньги есть?..

..телеграфируй!

Толще у него.. Ишь..

 

ВАСИЛИЙ

К осени отдам!..

Раз тебе деньги так нужны.

 

ГЛАША(видит Веру у аппарата)

Верка, стой! Василий, ты опять

за своё! Что тебе Левка сделал?

(бросается на него)

Мишка выдергивай шнур!

 

Зина заступается за Василия. Обе с Зиной дерутся, треплют друг друга за волосы. Старушки комментируют бой женщин, будто, заправские спортивные дикторы по кикбоксингу,

Говорят, практически одновременно, все три старушки.

Василий не знает как подступиться, чтобы разнять.

 

БАБА МАРИЯ

Сверху, ну, ничего..

Зина, фронт-кик, завсегда 

лучше, чем левый!

 

БАБА НЮРА

Вот, этот удар прочуствовала.

Обе, бронебойные.

 

БАБА ЛИДА

Глашка, гаси Зинку!

Метр с лишком –

это очень хорошие руки.

Слева попадает.

Поплыла Зина.

 

БАБА МАРИЯ

Зина, где твоя "тяжелая

артиллерия"?..

Нокаут ударом ноги в голову..

И чики брики!

 

БАБА ЛИДА

Джеб.

Вырывается на встречный

ответный. Закручивает,

зашагивает.

 

БАБА НЮРА (бабе Марии)

Исии Кадзуёси говорит:

«Удар в голову сам по себе

«не работает».

 

БАБА МАРИЯ

Смотри..мощный лоукик!

Молодец, Зина!

 

БАБА МАРИЯ

Удар локтем запрещен!

 

БАБА НЮРА

..только пятка, должна

поражать твою цель, Глашка!

Фантастический апперкот,

прямой удар ногой!

 

БАБА МАРИЯ

Клинч!

Какая связка!

 

БАБА НЮРА

Ну, и...правый прямой,

сопровождаемый левым

ударом ноги сбоку..

Левый джеб!

 

БАБА МАРИЯ

Пробила хороший кик на спине.

Правое колено. Работает

на инстинктах хищницы.

Жесткий прямой удар.

.. финт правой рукой..

В открытую пошли.

 

БАБА ЛИДА

Глашка! Не прерывай

монолога!

 

Василию удается разнять женщин.

 

БАБА НЮРА (разочарованно)

Все же правый круговой удар

ногой мог бы привести к нокауту.

 

ЗИНА (закалывая растрепавшиеся

волосы, Глаше)

Думаешь, я не знаю, зачем

Васька вокруг почты шастает.

 

ВЕРА (спокойно с консервой,

уплетая морепродукты)

Как зачем?.. ему дома баб

не хватает, вот, и шастает.

Куда ещё пойти, а кромя почты,

к волкам в лес что ль?

 

Зина отпускает Глашу. Глаша поправляет одежду.

Обе отходят друг от друга.

 

ГЛАША

Правильно, Вера!

..не хватает..

 

ЗИНА (Вере)

Так это ты кобеля себе

нажить не можешь?!

(Глаше)

Глашка, я молчала.

(Вере)

С Левкой гульнула,

теперь, за моего принялась?!

 

ВЕРА

У меня свой на заработках,

в Буэнос-Айресе, он, даже,

побывал..

(читает в письме)

«..в La Plata и на всемирно

известных водопадах Игуасу

А ещё..

(сама вспоминает)

«..кто не был в Калифорнии,

тот и не жил, вовсе..»

Вот, переписываюсь!

Показывает фото и письмо

(но быстро прячет, Зина и Глаша

 не успевают разглядеть)

 

ЗИНА

Врешь!

 

ВЕРА

Отчего ж? Мы даже с дядей

Василием аргентинское

танго по книжке разучиваем.

Подтверди, дядя Василий.

«Влюбился в город с первого

Взгляда», говорит!

 

ЗИНА

А в тебя, значит – со второго?

И, ты, Глашка, тоже молчала?

 

ГЛАША

А чего мне, много

надо что ли?

Только я не думала,

Что у тебя Верка..

 

ВАСИЛИЙ (сникнув)

Отчего же ты не говорила,

Верка, чай, не чужие..

Я, вон, из-за тебя себе

все ноги оттоптал.

 

ВЕРА

Больно надо!

 

Вера включает запись Аргентинского танго, снимает неприметную кофточку, оказывается в серебристо-белом платье. Подходит к Василию, снимая с него телогрейку. Оба страстно отдаются танцу.

 

ВАСИЛИЙ (во время танго)

Я, наверное, тоже в Аргентину

поеду, чем пухнуть здесь...

без денег.

 

Танго в один миг оборачивается пасадоблем, Василий также уверенно ведет партнершу. Глаша с Мишей тоже танцуют,

ошибаясь. Зина с детьми и старушки наблюдают.

 

ВЕРА (загоревшись, во время

пасадобля)

Видали в каком костюме перед

быком мужик становится,

одно слово, тореодор!

Пожизненная коррида!

 

СТАРУШКИ

Чем наш Василёк хуже?!

(оглядываются на Зину)

Да, и Миша, вон, подрастает.

 

Зина от ревности сверкает глазами. Василий выходит к памятнику покурить. Женщины заинтригованы. Закипает вода в самоваре. Женщины стоят у окна. Мишка помогает старушкам писать под диктовку письма, те ссорятся, сочиняя содержание.

 

БАБА МАРИЯ

Ни этой, а прошлой весной

приплод вышел..

А в этом твоя коза и,

вовсе, сдохла!

 

БАБА ЛИДА

Как же сдохла, когда прошлой

весной ещё приплод был?

 

БАБА НЮРА

Не слушай её, Петровна.

Твоя рябая коза, у тебя

за забором, её эстетические

чувства оскорбляет.

Я сама слыхала, как она

Левке трепалась.

«В Лондоне говорит:

«запрещается держать

на территории города

всяких домашних животных,

за исключением белых коров».

Мол такой закон, аж

с 15 века в Англии вышел.

 

БАБА ЛИДА

Так мы ж не город,

мы же деревня..?

 

БАБА МАРИЯ

А чем мы хуже..?!!

 

БАБА ЛИДА

Я знаю, отчего моя коза

ей жить не дает.. Так что,

помяни моё слово, Слипнот(Slipknot)

в жизни ни одной козе

горла не перерезал!

 

БАБА МАРИЯ

Колдплей (Сoldplay),

в сравнении с твоим Слипнотом,

музыкальные боги! Твой

Слипнот, орава глухих тетеревов,

а не металл!

 

МИША(слушает обеих старушек)

Мне это тоже писать?

 

ЗИНА(с Верой у окна)

А кто он? Из наших?

Когда уехал, на позапрошлом...

Небось, которые - Ретиловы?

 

ВЕРА

Больно надо!

 

Глафира подает вторую чашку с чаем Зине, все втроем пьют чай у окна. Смотрят, как Василий дымит, сидя на памятнике.

Василий заходит, отряхивается.

 

ВАСИЛИЙ

Я так думаю, поднять надо.

 

ГЛАША

Кого поднять? Зачем?

 

ВАСИЛИЙ

Мужика, говорю, поднять

надо, нехорошо, когда

так лежит, на боку.

 

ВЕРА

Так он же памятник,

как мы его поднимем?

 

ЗИНА

..вы о чем?

 

ВАСИЛИЙ

Не вмешивайся, Зинаида.

 

ЗИНА

Не дам! Василий, нам домой

пора. Дети, который час одни.

Ещё не дай Бог, дом спалят.

Темнеет уже. Я елку нарядила.

Семья впроголодь живет,

а он памятник поднимать

собрался.

 

ВАСИЛИЙ(старается выглядеть грозным,

но получается как-то напевно)

Это, в Африке впроголодь

живут! Цыц, баба! Это -

народное достояние!

Иди, вон, люльку качай!

 

МИША

Дядя Василий, а кто такой

командор?

 

ВАСИЛИЙ

Один понимающий человек нашелся.

Будем разбираться, Миша.

(Зина плачет, мягче Зине)

Тащи закуску и детишек сюда.

 

ВЕРА

Верно, Глаша. Я за своей сбегаю.

Заодно, встретим Новый год

и новости послушаем.

 

ГЛАША

Ага..Заодно.. Мишка, ты куда?

 

МИША

До дома сбегаю.

 

ГЛАША

Колбасы принеси и конфеты в буфете.

 

Все, кроме старушек и Глаши, расходятся. Баба Мария подходит к окошку. Глаша оглядывается.

 

ГЛАША

Ну, что: кто будет, «люблю»,

а кто - «помню», посылать.

По-очереди, только.

 

БАБА МАРИЯ

Мы все одно слово - решили.

(произносит раздельно, громко,

сердито)

Н-е  п-о-з-д-р-а-в-л-я-ю!

 

ГЛАША

Не поняла?

 

БАБА МАРИЯ

(повторяет)

Н-е  п-о-з-д-р-а-в-л-я-ю!

 

ГЛАША

То есть как?

 

БАБА МАРИЯ

Н-е  п-о-з-д-р-а-в-л-я-ю!

 

ГЛАША

На телеграфе не поймут. Подумают

– ошибка. К тому же – это уже,

за два слова  будет считаться,

в телеграмме.

 

БАБА МАРИЯ

..тогда, и, вовсе, не посылай!

 

ГЛАША

Нет, уж раз, обещала, пошлю!

Одно слово! Давайте ваши адреса.

 

Баба Мария протягивает все семь адресов старушек. Старушки прячут сухие платочки, вновь присаживаются, кажется,

вовсе не опечалены.

 

БАБА МАРИЯ

Да, теперь у нас памятник

будет стоять.

 

БАБА ЛИДА

Глашенька, вы не знаете,

когда открытие?

 

ГЛАША (не зная, что ответить)

Когда поднимут, тогда и открытие!

 

Затемнение.

Спустя некоторое время.

В почтовом зале у праздничного Новогоднего стола: старушки, Глаша, Вера, Зина с Василием , Миша возится с пультом у телевизора.

 

МИША

Тише..

 

На ТВ-экране: новости культуры, ДИКТОР КАНАЛА КУЛЬТУРЫ расспрашивает у ГОСТЯ К\К о предстоящей премьере.

 

ДИКТОР К\К

Каменный гость, Пушкина,

все же несколько мистическое

произведение, как, впрочем, и

все его, Маленькие трагедии,

пронизаны метафизической ноткой.

 

ГОСТЬ К\К

Дон-Гуан – это распространенный

народный сюжет, на который

создавалось множество литературных произведений, Тирсо де Молина, Мольер, Байрон. Я думаю, что Каменный гость, скорее, уверен, совершенно, морально-нравственное произведение, ведь

главный герой, как никак, - Дон Гуан, известный обольститель женщин, после

того как к тому в гости приходит сам

памятник, командор, то есть каменный гость, образ убитого на дуэли мужа возлюбленной, - Дон Гуан ведь,

погибает.

 

Василий поперхнулся, стучат по спине.

На экране гость к\к  продолжает.

 

ГОСТЬ К\К

При рукопожатии обоих

- статуя и Дон Гуан,

проваливаются.

 

ВАСИЛИЙ (не может откашляться)

Верка! Телеграфируй! Хищение!

 

Баба Мария что-то шепчет бабе Лиде, та смеется.

 

БАБА ЛИДА

Это Пашкин номер. Верка, он

сказал, сделаю вам всем

подарок, всем сюрприз, значит.

 

ЗИНА

Пашка? Он же в тюрьме..

Вера..

(Вера плачет)

 

ВАСИЛИЙ (кашляет, раскраснелся)

Верка! Тьфу, Глашка!

..телеграфируй!

 

ГЛАША (жалеет Веру)

Сначала Левку моего хотел

заложить, теперь Пашку?

Нехристь!

 

ВАСИЛИЙ (тычет пальцем в окно)

Это, может, там – нехристь!

Мишка, тащи иконы, все,

сколько есть! ..одни мы

с тобою тут, мужики!

 

ЗИНА (строго, в сторону Веры)

Верно, крутит со всеми ,

направо и налево, вот, тот

дружков и подговорил..

Теперь стоять тут будет,

памятник этот, глаза всем

мозолить.. Грехи бы лучше

свои замаливала..

(смотрит на Василия, тот ловит

взгляд Зины)

 

ВАСИЛИЙ

Вот, дура!

(плюет в сторону)

 

ГЛАША

Сама, замаливай!

(Вере)

 Они, наверно, распилить

хотят, а потом продать..

 

Василий выходит к памятнику покурить.

 

ГЛАША

Спасибо скажи, что муж

вышел. А то бы я такого

ему нарассказала..

 

БАБА НЮРА

Я по радио слыхала..

Сейчас, такие женские пантолоны

продают с ДжоПС(GPS) сигналом,

Все твои движения и температура

тела через сателлит в космос

идет, и попадает на трубку

или в интернет.

24 часа в сутки отслеживают неверных супругов. Так что женщина даже

не почувствует.

 

БАБА МАРИЯ(оглядывается на Глашу)

Брешешь.

 

БАБА НЮРА

Не веришь? Назови, Петровна,

как трусы называются.

 

БАБА ЛИДА

Форгет-ми-нот-пантис,

Глобальная система

позиционирования.

(Forget-me-not-panties)

 

БАБА МАРИЯ

Женщине только втолкуй.

Она, всё что угодно купит.

Сметанка да огурец на лицо

положь, и то лучше, чем

крем ихний, разве непонятно,

..бизнес крутят.

 

НАТ. - У ПОЧТЫНОЧЬ

 

Василий мерзнет у памятника. Тушит сигарету. Смотрит на месяц, ясное звездное небо, и все те же разводы от воздушных трасс, в ночном небе мелькает огонек пролетающего над головой самолета.

 

ИНТ.ПОЧТАДЕНЬ

 

Василий возвращается.

 

ВАСИЛИЙ

Гранит, его не распилишь.

Закапывать надо. Бульдозер нужен.

 

ГЛАША

..может, снежную горку сделаем?

 

МИША(досадуя)

Мама, какую горку?

 

ВАСИЛИЙ

Вера, телеграфировать надо..

Пашку мы твоего знаем, а этих

головорезов, не знаем.

Перережут ещё, ограбят.

Вон, у Глашки, сателлит.

Бандиты они и есть – они же.

 

ВЕРА

Паша не такой..

 

ГЛАША

Баба Лида, а кто вам

о памятнике сказал?

 

БАБА ЛИДА

О каком памятнике?

Я говорю, сон видела,

что Пашка – Верке,

на Новый год сюрприз сделает!

 

Баба Лида указывает на Верин живот, Вера краснеет.

 

БАБА ЛИДА

Я ж не говорила, что Пашка

клептоман. Спаси и сохрани,

Господи!

 

БАБА НЮРА(смущенно кокетливо смеется)

..но похулиганить любит.

 

БАБА МАРИЯ(сердито)

Во сне Боги выздороветь

помогают. И, неправды

говорить не будут.

 

Снова включают телевизор, проходят по каналам.Реклама

на ТВ-экране.

 

ГОЛОС(за кадром)

«О, ты действительно свободен,

когда не чувствуешь опоры

на авторитеты, но, черт

возьми, так больно падать,

особенно, с высот амбиций!»

Выбирай автопортрет\портфолио

от – FOTOLEY.

 

Василий зажигает свечи на елке.

 

ВАСИЛИЙ

..священник был,

так и тот – сбежал.

 

БАБА ЛИДА

Учиться уехал.

 

ВАСИЛИЙ

Учиться.. как же.

 

БАБА МАРИЯ

Задобрить памятник надо.

 

ВАСИЛИЙ

Ну, началось. Мишка,

бери свечи пошли,

иконами обносить.

 

ГЛАША

Мишку, не зови – не пойдет.

 

ЗИНА

Может, вам, мужикам, так и надо.

 

МИША(парадируя репера, натягивает

ушанку задом наперед, выпячивая

по два пальца на руках)

«..может ты видел НЛО?

Может слышал безумные рассказы

о приведениях? Может ты изучаешь

уже годами эти явления? Тогда

ты, именно, тот, кого я ищу!

Мы делаем документалку! Отзовись!

Очень это нужно, твоя информация!»

(старушки хлопают в ритм)

 

Мишка бежит за Василием со свечами и иконами.

 

НАТ. - У ПОЧТЫ ВОЗЛЕ ПАМЯТНИКА НОЧЬ

 

Василий обходит первый круг с иконами и зажженными свечами. Миша за ним. Женщины из окна наблюдают. Василий заходит, со стороны окна, за памятник, проваливаясь в сугроб подхватывает вовремя свечу, продолжает идти.

 

ВАСИЛИЙ

Ничего, Миша, ничего..

мы им покажем.. сбегай ещё

за свечками.

Надо, чтоб – торжественнее..

 

МИША

Чтобы осветить торжественнее?

 

ВАСИЛИЙ

Ну, да! Толковый ты парень Мишка.

Жаль друзей у тебя нет.

 

МИША

..а ты?

 

ВАСИЛИЙ

Я.. я, и говорю, одни мы 

с тобой тут – постоянные.

 

Миша, сбегав за свечками, подбегает к Василию.

 

МИША

Мамке плохо. Она видела,

как ты падал.

 

ВАСИЛИЙ

А Зинке?

 

МИША

Тете Зине - нет.

 

ВАСИЛИЙ

Жди, ей когда-нибудь

- станет...

 

Мишка уже в дверях почты зовет Василия обратно.

 

МИША

Дядя Василий, говорят, хватит.

 

ВАСИЛИЙ

Я покурю только.

 

ГОЛОС ЗИНЫ(в открытые двери, из почты)

Так, на него и сигарет

не напасешься!!

 

Доносится на улицу, Зинино пение под гитару: «Нет не любил он». По тембру, именно, в пении, Зинин чувственный, распевный прекрасный голос выделяется среди подруг. Её голос эхом отдается во всем космическом пространстве.

 

ЗИНА(поёт, Глаша и Вера подпевают)

(...)

Но не любил он, нет, не любил он,

Нет, не любил он, ах, не любил меня!

 

Он говорил мне: "Яркой звездою

Мрачную душу ты озарила;

Ты мне надежду в сердце вселила,

Сны наполняя сладкой мечтою".

(...)

 

ВАСИЛИЙ

(на фоне романса садится

на памятник, курит, командору)

Так, брат командарм,

и живем, какой тут Дон Гуан,

Дон Кихот – сплошной.

У нас один тут тоже жил,

так, вот, от морской болезни

страдал и галлюцинаций,

гриб, может, не тот съел.

Ты уж, извини, что – так.

Я понимаю, Буэнос-Айрес,

он и есть – он же..

Что с него возьмешь.

..Да, аж в самом Буэнос-Айресе.

(смотрит на звезды)

 

ИНТ. ПОЧТА НОЧЬ

 

Василий присаживается к остальным за праздничный стол.

 

ЗИНА

Может, им телеграф нужен?

 

ВАСИЛИЙ

Кому?

 

ЗИНА

..им..  Кто-то же бросил

его здесь.

 

ВАСИЛИЙ

Да кому он нужен?

 

ВЕРА

Телеграф?

 

ГЛАША

..памятник.

(все оглядываются в окно)

 

ЗИНА

А почему тогда у почты?

Места мало? Просторы, вон,

аж до горизонта!

 

ВАСИЛИЙ

У почты, у нас, -

сосредоточение культурной жизни.

 

МИША (щелкает пульт,

подбегает к пирогу)

Новый год пропустим!

 

ГЛАША

Ещё до нового года - уйма времени,

погоди за пирог хвататься!

(дает по рукам Мишке)

 

Возле памятника воют волки. Все прислушиваются.

Мишка сначала делает потише звук телевизора, затем погромче, чтобы заглушить вой волков.

 

ЗИНА

Ты как хошь, а завтра поедешь,

привезешь священника,

следователя или прокурора.

 

ВАСИЛИЙ

Замело же.

 

ЗИНА

А самоходка?

 

ГЛАША

Снегоходка? Вспомнила.. 

Который год сломана стоит.

 

ВАСИЛИЙ

Там запчасти нет..

 

Все обращены к ТВ-экрану.

 

МИША(смотрит на ТВ-экран)

В книжке Дон Гуан,

его, на встречу пригласил,

памятник этот.

 

ЗИНА

..Мы же его не приглашали,

значит, и бояться нам нечего.

Тем более, женщинам..

 

Женщины смотрят на Василия. Василий бледен.

 

ГЛАША

Ты, Василий, держись. Мы тебя

в обиду не дадим. Ты,

единственный, у нас здесь.

 

ВЕРА

Прости, если что… За всё..

(Василий, молча, кивает)

 

ЗИНА

Он не единственный, ещё

два взрослых мужика в округе!

Нечего!

 

МИША

А я?

(получает от Глаши подзатыльник)

 

ГЛАША

Замолчи, сейчас же!

 

На ТВ-экране слышны Новогодние куранты.

 

ВАСИЛИЙ

Ну, что.. с Новым годом, тогда!

(один встает, с бокалом шампанского,

только что открыл бутылку)

Глаша, учудила ты, ликеры

какие-то, шампанское..

(смущен, никто не присоединяется)

Ну, тогда за мужчин

в Новом году!

 

Василий, чтобы как-то растормошить компанию, Василий

ещё раз бросает взгляд на ТВ-экран.

 

ВАСИЛИЙ

Ё-моё! Я ещё никогда в жизни

на балете не был! Не знаю

стоит ли идти? Мишка ты бы

со мной пошёл?

 

МИША

Пошел бы.. Только «Демон»

не балет, а опера.

 

ВАСИЛИЙ

Хотя, Миша, и, нас с тобою

могут не понять..

 

ЗИНА

Это, кто это?

 

ВАСИЛИЙ

Вот, видишь..

За мужчин в Новом году!

 

Женщины сначала реагируют на слово «мужчин», затем поднимают  бокалы несколько колеблясь, в отличии, от Миши, тот хватает уже второй бокал, бокал бабы Марии со стола.

 

БАБА МАРИЯ(достает на стол бутылку

ликера «Бейлиз»)

Вот, Бейлиз:200 граммов водки,

6 желтков, 1 банка концентрированного молока (без сахара), 2-3 чайных

ложечки какао, 200 граммов

сахарного песку.

 

БАБА ЛИДА(достает на стол бутылку текиллы

«Четыре пистолета»)

А текиллу не хошь..

Четыре пистолета..!

Левка, не только тебе, Ивановна,

подарки делает. Глашка,

у тебя мужик, что надо!

Василь тоже ничего, только

приложится любит.

 

Зина, вновь, под гитару напевает романс «Калитка».

 

ЗИНА(поёт вроде Василию, и вроде

не Василию, смотрит сквозь него)

..Отвори потихоньку калитку

И войди в тихий садик как тень.

                                               Не забудь потемнее накидку,

                                               Кружева на головку надень.

 

 

ВАСИЛИЙ(от сквозного невидящего

задумчивого взгдяда Зины, обижен)

Приложится..

 

МИША(на фоне пения Зины)

Зато дядя Василий

бульдозер починил.

 

ЗИНА(поёт)

Там, где гуще сплетаются ветки,

У калитки тебя подожду

И на самом пороге беседки

С милых уст кружева отведу.

(Василию)

Когда это ты успел?

 

ВАСИЛИЙ

А, вот, успел!

 

ЗИНА(кладет гитару)

Так это ты памятник приволок!

 

ВАСИЛИЙ

А, может, и – я!

 

ЗИНА

Откуда?

 

ВАСИЛИЙ

Оттуда! Вера, телеграфируй!

 

ЗИНА

Верка! Стой!

Откуда приволок спрашиваю?

 

ВАСИЛИЙ

Из сарая!

 

ЗИНА

А в сарай как тот попал?

Отвечай, сейчас же!

 

ВАСИЛИЙ

От предка..

 

ЗИНА

От какого предка?

 

ВАСИЛИЙ

Скульптора.

 

ЗИНА

Так это он слепил?

Чудище это..

 

ВАСИЛИЙ

..не слепил, а высек!

 

ЗИНА

Один? (крестится)

Господи, прости.. Если бы

я знала.. От него все беды.

 

ВАСИЛИЙ

От законного мужа что ли?!

 

ГЛАША

А почему в сарае держал?

 

ВАСИЛИЙ

У него брак..

 

ВЕРА

Какой брак?

 

ВАСИЛИЙ

Нос кривой, у нас это – в роду,

- кривоносость.

 

ЗИНА

Так он с себя сёк?

 

ВАСИЛИЙ

А с кого ещё?

 

ГЛАША

Так, если это брак, и если,

дед Василия – это, то он и

не командарм вовсе…

 

ВАСИЛИЙ

Как не командарм? А название?

 

ГЛАША

А мы довысечем: «не», и, получится:

« не командарм».

 

БАБА МАРИЯ

Как же слово-то ваше, если

к нему ещё десяток прибавить можно?

 

На ТВ-экране в новостях сообщают. Транслируют фрагмент из итальянских горячих новостей. Синхронный перевод осуществляется тут же в студии центрального канала. ПЕРЕВОДЧИК в костюме молодожена, крутит обручальное кольцо на руке, нервничает, сбивается, не успевая за итальянским СИЦИЛИЙЦЕМ-ЖУРНАЛИСТОМ, из-за сицилийского диалекта последнего.

 

ПЕРЕВОДЧИК(поправляет наушник,

раздраженно)

Прошу прощение у слушателей,

за сбивчивость перевода.

Меня похители прямо с церемонии

моего Бракосочетания.

Вы должны войти в моё положение.

(расстроившись)

К тому же, наш уважаемый журналист

сыплет, сицилийским диалектом,

не помня итальянского.

 

Переводчик сидит возле ДИКТОРА центрального канала, оба наблюдают на экране за событиями в Италии, переводя по ходу комментарий итальянского журналиста, с «места событий».

Красавец сицилиец-журналист, сплошь, в татуировках.

 

ПЕРЕВОДЧИК (уже в синхроне)

..пропажа уникального памятника

известного итальянского мастера,

имя и время которого, по известным причинам, не разглашается..

по последним данным, мало

вероятности, найти пропавшее

великое произведение искусства..

при перевозке авиарейсом..

так как, рейс пролегал большей

частью над поверхностью

Ледовитого океана...

Музей Рима был бы готов на

любое вознаграждение.. Но так,

как великий муж навсегда утерян..

музей не может оправиться от такой, никакими душевными силами,

не мыслимой потери.

 

ВЕРА

Какой красавец, этот сицилиец!!!

 

ВАСИЛИЙ

Ха.. «великий муж»..

«навсегда утерян»..

«надпись по-французски»..

Такой материал тутаировкой

изводить! А ты, Миша, видел этого,

в татуировках! Наркоманы, хреновы,

только и знают, что колоться!

Мишка, у нас никто себе руки

не колол! Испорченная молодежь!

Верка! Телеграфируй!

 

ЗИНА

Ты опять мне наврал!

Опять, ни единого честного

слова! Ни единого честного

слова, за всю жизнь!

 

ВАСИЛИЙ

Вера! Телеграфируй,

не слушай никого!

 

ГЛАША

А сам! Уймись!..

вся скамья под окном

в твоем граффити, Василий!

 

ВАСИЛИЙ

Так это ж было когда!

То скамья, а то - произведение

искусства!

 

БАБА НЮРА

А зарубки-то хулиганского

толка!

 

ВАСИЛИЙ

«Издательство Полиграфия

Тираж 5000 экземпляров» - что ли

хулиганского толка?

 

БАБА НЮРА

За политическое возмущение

общественного порядка

с порчей государственного

имущества нынче, особо,

привлекают, до семи лет.

 

ВАСИЛИЙ

Шиш, пройдет это у вас! Вера!

 

НАТ. - У ПОЧТЫНОЧЬ

 

Глаша с фонариком выбегает на улицу. Осматривает

иностранную надпись, по-французски. Мишка, Вера и Василий за ней.

 

ГЛАША

Вера! Постой!

Так, он, что  - не Пушкинский?

 

ВЕРА

Не знаю. В его времена все

по-французски говорили.

Это мы - неучи.

 

ВАСИЛИЙ

Это, почему это. Я, вон,

в школе, немецкий изучал.

 

ГЛАША

А если, не Пушкинский?

То из музея..

 

ВАСИЛИЙ

Я ж говорю, не стелеграфируем,

всю жизнь жалеть будем..

Вера! Телеграфируй!

Событие 21 века!

 

МИША(прыгает от холода и от радости)

Ура!!!

 

Василий тащит Веру на почту. Мишка за ним. Глаша, опережая

всех, первой оказывается на почте.

 

ИНТ.ПОЧТАНОЧЬ

 

Глаша не пускает Василия с Верой, в дверях. Миша протискивается.

 

ГЛАША

Все тихо! Вот, именно, событие

не местного уровня!

От Василия, сейчас, ничего

не добьешься. Если, это,

- действительно, то, что упало,

мы должны продумать шаги!

 

Глаша отходит к окну, Вера с Василием присаживаются рядом.

 

ВЕРА

Верно, Глаша!

 

ВАСИЛИЙ

Хорошо ещё не на голову,

а мимо! А то, так, может быть,

и не разговаривали уже бы здесь.

 

ЗИНА(стоит недалеко от окна)

А Глашка, всё, «двигать

почту надо», «фундамент двигать -

правее, двигать», «..водные жилы..»,

«целые города на сваях мол двигают..»

А правее, – и грохнуло!

Вот, тебе и весь дом!

Сверху шмяк, и всмятку!

 

ГЛАША

Мой Левка, финский - собирается

дом строить! Привез, сложил, и,

все дела; двери и окна,

всё – готовое!

 

Затемнение.

 

ИНТ.ПОЧТАУТРО

 

В окне из-за туч проглядывает солнышко. Глаша ставит самовар, Вера подходит к окну.

 

ВЕРА

Смотри, как наш Тайсон обдирает.

Верно, ему тоже не нравится.

 

Огромный черный ПЁС ТАЙСОН обдирает край темного гранитного постамента.

 

ГЛАША

Это же гранит. Его не обдерешь.

 

Глаша подбегает к окну. После того, как пёс справляется на ободранный краешек, тот так явно отливает золотым лучом,

в солнечном просвете туч, что Глаша и Вера невольно переглядываются. Пёс лает.

 

ВЕРА\ГЛАША (обе кричат)

Золото! Золото! Золото!

 

Зина тормошит Василия. Старушки просыпаются.

 

НАТ. - У ПОЧТЫ УТРО

 

Все выбегают на улицу. Осматривают памятник. Глафира, с чернильницей, обливает обшарпанный гранит чернилами. Василий лопатой засыпает снегом все углы памятника.

 

 

ЗИНА

Это сколько же в нем килограммов?

 

ВАСИЛИЙ

Каратов – балда.

 

ВЕРА

Зернышек акаций.

 

ВАСИЛИЙ

Что?

 

ГЛАША

Карат – это вес зернышка

акации..

 

ВАСИЛИЙ

Да, богата земля,

теперь уже наша.

 

ЗИНА

Не зря я всё хотела

акации насадить в этом году.

 

Зина садится с гитарой. Напевает «Белой акации гроздья душистые», на фоне беседы.

 

ЗИНА(поёт)

Целую ночь соловей нам насвистывал
Город молчал и молчали дома
Белой акации гроздья душистые
Ночь напролет нас сводили с ума
Белой акации гроздья душистые
Ночь напролет нас сводили с ума
Сад весь умыт был весенними ливнями
В темных оврагах стояла вода

 

ВАСИЛИЙ

В наших-то температурных

условиях.

 

ЗИНА(поёт)

Боже какими мы были наивными
Как же мы молоды были тогда

(Василию)

А что ей сделается, акации-то?

 

МИША

А я слышал два америкоса,

студента, на корачках

проползли 51 километр

за 45 часов, в град, в грозу,

в холод, - на баготворительность,

- 19335 долларов собрали.

Потом их, конечно,

в больницу отвезли.

Они даже в туалет ходили

на корачках, в специальную

палатку.

 

ЗИНА(поёт)

... В час когда ветер бушует неистово
С новою силою чувствую я
Белой акации гроздья душистые
Невозвратимы как юность моя
Белой акации гроздья душистые
Невозвратимы как юность моя

(Мише)

Тут, всю жизнь свою

на корачках будешь ползать

– гроша, не заработаешь.

 

ИНТ.ПОЧТАУТРО

 

Замерзшие, возвращаются на почту, толпятся у окна – смотрят на памятник Командору.

 

ВЕРА

Поздно! Я ночью телеграфировала

о нашей находке.

 

ГЛАША

Ты шутишь, Верка!

 

ВЕРА

Какое там?!

 

ЗИНА

Ты о детях подумала?

 

ВЕРА

Я не хочу, чтобы Пашку

опять посадили!

 

ЗИНА

Да, его и так посадят!

 

НАТ. - У ПОЧТЫУТРО

 

За Глашей выбежали вновь Василий Вера, Зина, Миша,

на этот раз, без старушек и детей Зины.

 

ГЛАША

Что же делать? Что делать?

Василий! Где твой бульдозер!

Мишка покажи Василю, где канистры.

Надо рыть яму! тут же рыть..

Как никак, Новый год, может,

не сразу спохватятся.

 

ВАСИЛИЙ

Так у меня же без ковша.

 

ГЛАША

Василий…!

 

ВАСИЛИЙ

Понял.

 

ГЛАША

Подальше от дороги, там земля

мягче. Если не успеем, скажем,

сейфа не нашли..

 

ВАСИЛИЙ

А если успеем, что скажем?

Верка-то, нателеграфировала…

(Вера плачет)

 

ГЛАША

Мишка лепи командора,

по своим картинкам лепи.

 

МИША

Такого большого?

 

ГЛАША

Какого сможешь?

 

ВЕРА

Может, со льда на речке высечь?

 

ГЛАША

Мишка, ищи глыбу побольше,

поможем притащить. Скажем,

что Мишка стелеграфировал,

хотел музею помочь.

(Мише) Ты же умеешь,

телеграфировать, обученный.

Только оденься!

 

ВАСИЛИЙ

Понятно, только мне тут

не доверяют..

 

ГЛАША

Ты ещё тут?!

(Василий быстро уходит за бульдозером)

Зина, уводи детей домой,

а то проболтаются ещё.

Со старушками я сама разберусь.

 

ЗИНА

И с места не сдвинусь.

 

ИНТ.ПОЧТАУТРО

 

Вовращаются на почту Глаша, Вера и Зина, смотрят в окно.

Зина садится с гитарой. Напевает «Ямщик не гони лошадей».

 

ЗИНА(поёт на фоне беседы)

Ямщик, не гони лошадей!
Мне некуда больше спешить
Мне некого больше любить,
Ямщик, не гони лошадей!
 

ВЕРА(на фоне пения Зины)

Они, все равно, найдут.

Такое на дороге не валяется.

Ты думаешь, не найдут.

Да нас тогда всех под суд…

 

ЗИНА(поёт на фоне беседы)

Как жажду средь мрачных равнин
Измену забыть и любовь,
Но память, мой злой властелин,
Все будит минувшее вновь

 

ГЛАША

Да, жаль никого из юристов

поблизости… Что делать?

 

БАБА НЮРА

В могиле рыть не будут.

(Бабе Марии)

Я же видела, как Левку намедни,

попросила вырыть себе. А, вот,

на прошлой неделе.. а, Мария?

 

ЗИНА(поёт на фоне беседы)

Все было лишь ложь и обман...
Прощай, и мечты и покой!
А боль незакрывшихся ран
Останется вечно со мной.

 

БАБА НЮРА

.. и крест поставить, так чтоб

потом только засыпать.

А, Ивановна, что молчишь,

тут дело горит?!

Может всю жизнь себе место ищет -

Родное,- вон, энтот, как его?

(тычет пальцем в окно)

А ты, и не сподобишься!

 

БАБА ЛИДА

А можно попрбовать и войти в себя..

 

БАБА НЮРА(огляывается на бабу Лиду)

Что значит: «войти в себя»?

 

БАБА ЛИДА

Это, значит, что всегда надо

искать альтернативы..

Жить только для сегодняшнего

дня – альтернатива?

Нет.. Поэтому можно

концентрироваться

на жизнь после смерти.

 

БАБА НЮРА(тычет пальцем в окно)

Сдурела! Он что, самоубийца

что ли? У человека квартирный

вопрос на носу! А она, -

о «жизни после смерти»..

 

БАБА ЛИДА

Вопрос, вовсе, не о квартире,

а о том, что, вот, он, который

за окном: «..чего он ищет?»

 

ГЛАША

Верка, беги к Василию:

тащить придется.

Баба Мария, на том свете

вам зачтется.

 

ЗИНА

Ну-ну, там – дураки сидят.

Да они, если хочешь знать,

и, на Луне найдут…

 

ГЛАША

Скажем, прятали.

 

НАТ. - У ПОЧТЫ УТРО

 

Мишка катит на  опустевшее место памятника, жестяную бочку, переворачивает, обливает кипятком, снимает бочонок с ледяной глыбы, вновь обдает кипятком.

 

ИНТ. - У ПОЧТЫУТРО

 

Глаша бегает по залу почты, раздает детям Зины пластилин, те что-то лепят, катая пластилин по столу.

 

ГЛАША

Где этот учебник по литературе,

за девятый класс..

Шестой, седьмой, восьмой.

О, девятый!

(бросает взгляд в окно на Мишу)

Какой у меня Мишка смышленый

растет.

 

Глаша разворачивает учебник на странице с картинкой изображающей командора,  перед детьми Зины.

Миша вбегает на почту, включает телевизор. Собираются Верка, Василий и Зина. На ТВ-экране:

 

ДИКТОР(местных новостей)

..тысячи и тысячи людей

в Новый год, откликнулись

на просьбу знаменитого музея

в Риме. К сожалению, большинство

находок, экспертами музея

были отвергнуты сразу.

Но комиссия работает,

не покладая рук, даже

в эти Новогодние праздники...

 

Над почтой кружит вертолет.

 

ГЛАША

Это – они!

Легки, на помине...

 

Глаша отбирает у ребенка Зины пластилиновую фигурку, выбегает на улицу, лепит фигурку на ледяной постамент. Возвращается.

 

ГЛАША (Василию)

Успел?

(Василий кивает, перехватило дыхание)

.. в чем ты вымазался..?

Мишка, где пирог.. успел.. умял..?

 

Глаша хватает полотенце, буханку, соль в солонке.

Василий вытаскивает из кармана, шарф болельщика очень известной футбольной команды, вешает на шею, изящно замахнув край шарфа за плечо. На белом шарфе с черными кистями написано большими красными буквами: «АМКАР-ПЕРМЬ. Футбольный клуб».

 

ГЛАША (Василию)

Ты бы ещё с клюшкой вышел.

 

ВАСИЛИЙ

И выйду! У меня мяч

с автографом самого

Марадоны!..

 

МИША

Где?! Самого Диего Мародоны..?

Дядя Вася..

 

ВАСИЛИЙ

Да, что говорить,

не профессионалам в спорте.

 

ГЛАША

Все на выход! Будем встречать!

Телеграфировал Мишка!

Командор - пластилиновый.

Старушкам – молчать: посылали

письма. Праздновали Новый год!

 

Вертолет приземляется, заметая снегом все оставшиеся следы. Мишка незаметно поправляет фигурку из пластилина, снова лепит фигурку на скользкий ледяной постамент. Выходят  только двое. Остальные приветствуют, не выходя из кабины вертолета. ИТАЛЬЯНЕЦ, шестидесяти лет, и МЕСТНЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ, сорока лет, по области подходят к Глаше. Итальянец здоровается, морщась отламывает кусок застывшей буханки, макает в солонку.

 

ИТАЛЬЯНЕЦ

Gracia..

 

МЕСТНЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ

Где памятник?

 

Местный представитель направляется к почте, все идут за ним.

 

МИША

Вот.

 

Миша указывает на пластилиновую фигурку на ледяном постаменте. Все оглядываются на пластилиновую фигурку. Представитель переводит взгляд на Глашу.

 

ГЛАША

Мальчик хотел помочь.

Сам слепил, стелеграфировал

сам. Вы поймите, мы тут одни,

все умеем. Приходится.

 

МЕСТНЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ

Ясно!

 

ИНТ. ПОЧТАДЕНЬ

 

Представитель достает бумаги. Заставляет всех подписаться.

 

МЕСТНЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ

Где у вас тут уборная?

 

ВАСИЛИЙ

Нету..

   (Глаша оглядывается на Василия)

    В администарации.

    До ветру ходим –

на открытый воздух.

                       Ремонт.

 

МЕСТНЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ(настороженно)

Все..?

 

ВАСИЛИЙ

Все.

 

Представитель выходит из здания почты, за ним наблюдают в окно. Он подходит к туалетной будке, открывает дверь, тут же закрывает. Заходит за будку. Возвращается на почту. Все сидят за столом в его ожидании. Представитель бросает взгляд на Василия, затем на итальянского эксперта: тот нервно костяшками пальцев в многочисленных золотых печатках,

постукивает по столу. Представитель обращает внимание на золотые печатки на пальцах итальянского эксперта, но не подает вида.

 

МЕСТНЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ

Ясно!

(итальянскому эксперту)

Да, такой кусок гранита

на дороге не валяется.

Надежды мало, господин римский эксперт. Должно быть, все-таки

нырнул на дно Ледовитого океана,

по пути, так сказать, к вам.

Но не следует терять надежды,

у нас ещё около полсотни

вызовов, по нашей только

области.

Что ж, будем искать.

 

Вертолет поднимается. Туалет шатает. Вертолет улетает. Валится верх подпиленной будки. Оттуда высовывается голова командора.

 

ВАСИЛИЙ (краснеет, на взгляд Глаши)

..Римских Музеев не держим..

уж извините..!

 

ГЛАША

Я же тебе сказала, к бабе Марии,

в могилу, надо было!

 

ВАСИЛИЙ

Ты ещё доволоки до туда!

 

ГЛАША

А если – он сообщит,

куда следует?

(Вера садится)

 

ЗИНА

(причитает)

Дети мои – что же вы

без мамки будете, без папки

делать, в сиротском-то доме!

 

Нарезка кадров с тирами: Париж, Нью-Йорк, Берлин, Лондон..

 

ИНТ. - ГОСТИНИЧНЫЙ НОМЕРДЕНЬ

 

ТИТР :

 

Ямайка.

 

В открытом окне сидят попугаи, вид на побережье. Алла

гладит мужские цветастые шорты. Смотрит новости российского канала.

 

АЛЛА

Дима, иди скорее, ты же

вроде из Перми?

 

ДИМА(в душе)

Из Новогоднего.

Деревня такая там есть.

Рядом.

(выходит, вытираясь полотенцем)

 

Оба слушают репортаж из Пермского края.

 

ГОЛОС(за кадром на фоне Пермского края)

..не бывалый размах строительства...

за последние пять лет Пермский

край, особенно, воспрял.. некогда

оставленные и вымирающие села – возрождаются. Люди, разбросанные

по всему миру, съезжаются для того,

чтобы восстановить и модернизировать структуру края..

 

 

РЕПОРТЕР(на линии связи, прямая

трансляция из Ногоднего, на фоне почты)

Да, Виктор..

(подключает наушник, начинает репортаж)

Как ни странно, эти радостные

волнения начались с ничем

не примечательного местечка

в Пермском крае.. и это местечко

– село Новогоднее..

 

Репортер обращается с микрофоном к Василию, тот стоит со знакомым местным представителем.

 

ВАСИЛИЙ (повторяется, волнуется, сбивчиво)

..Собственно, это то место,

с которого и началось небывалое

доселе возрождение Пермского края.. Знакомьтесь, наш новый глава

местного управления, так сказать..

А обновление началось с ресурсов.

 

ПРЕДСТАВИТЕЛЬ(перехватывая инициативу)

..С человеческих ресурсов..

Люди поняли, что хватит колесить

по миру. Надо строить и возрождать,

рожать детей на своей земле,

и умирать и видеть внуков тоже.

Кстати, мы открыли накануне –

третий родильный дом.

Открыли и свой сайт в интернете. Новогоднее-Пушкин. Мы всех

готовы принять. Землякам,

конечно, бòльшие  преимущества.

 

АЛЛА(Диме)

А мы третий год все

собираемся родить!

 

РЕПОРТЕР(на линии из Ногоднего,

на фоне почты)

..а в заключении, местный ансамбль, исполнит нам музыкальный номер

в стиле кантри, посвящается

всем землякам Пермского края..

и не только..

 

На экране выстраивается группа музыкантов  в ковбойских костюмах. Завывает губная гармошка, присоединяется банджо.

 

МУЗЫКАНТ(вступая выкрикивает)

..в стиле кантри, пионерам

некогда осваивавшим

дикие земли Северной Аляски и

Америки, прошу..!

(музыка развивается до кульминации)

 

Василий высовывается на камеру, попадая в экран ТВ монитора.

 

ВАСИЛИЙ

Димке в Ямайке – привет,

от Катьки!

 

Трансляция заканчивается.

 

АЛЛА

Это – ты что-ли,

этот Димка.

 

ДИМА

Алла, я что –

единственный там?

 

АЛЛА

А до этого, может быть,

и единственный.. Поди знай!

 

ДИМА

Раз зовут, ехать надо?

 

АЛЛА

К Катьке?

Хотелось бы посмотреть

на эту Катьку..

 

ИНТ. – ПОЧТА - НОЧЬ

 

Глафира, Василий, Вера, старушки и дети слушают радиотрансляцию при свечах.

 

 ГОЛОС(в радио эфире)

Раздается стук в дверь.

Входит статуя Командора:

«Я на зов явился

...Все кончено. Дрожишь ты, Дон Гуан?

 

Дон Гуан:

Я? Нет. Я звал тебя и рад, что вижу.

Статуя:

Дай руку.

Дон Гуан дает статуе руку, та сжимает её.

Дон Гуан:

«О,тяжело

Пожатье каменной его десницы!

Оставь меня, пусти-пусти мне руку.

Я гибну – кончено- о Донна Анна!»

 

Статуя вместе с Доном Гуаном проваливается.

 

Возле почты грохот. Лай испуганной собаки. Миша выбегает с фонариком, возвращается.

 

МИША

Ещё один, с неба свалился..

 

ВАСИЛИЙ

Да, как груши

с дерева падают..

 

Василий наливает в фужер водки, предварительно его осушив

выпив остаток шампанского в бокале. Встает, чтобы сказать тост: произносит громко и отчетливо на немецком, когда-то заученный в школе стих, с большим акцентом.

 

«Es braust der Wald am Himmel zien/

Das sturmes Donnerflüge,

Da mal` ich in die Wetter hin -

O, Mädhen! deine Züge..»

(сам тут же переводит Зине,

остальным женщинам, перед старушкой,

бабой Марией, становится на колено)

«Взъерошен лес,

плывут над землей

Гроз'ы громовые распевы.

Я этот мир дорисую тобой,

Твоими чертами, о дева!»

(Зине)

..Ленау, написал..

 

МИША

Видала, тетя Зина..!

Как дядя Вася.. шпарит!

 

Зина с гитарой. Поёт романс «Я ехала домой...».

 

 ЗИНА(особенно прекрасно поёт)

Я ехала домой, душа была полна

Не ясным для самой, каким-то новым счастьем.

Казалось мне, что все с таким участьем,

С такою ласкою глядели на меня.

 

Я ехала домой... Двурогая луна

Смотрела в окна скучного вагона.

Далекий благовест заутреннего звона

Пел в воздухе, как нежная струна.

 

Я ехала домой сквозь розовый вуаль.

Красавица-заря лениво просыпалась,

И ласточка, стремясь куда-то вдаль,

В прозрачном воздухе купалась.

 

Я ехала домой, я думала о вас,

Тревожно мысль моя и путалась, и рвалась,

Дремота сладкая моих коснулась глаз.

О, если б никогда я вновь не просыпалась...

 

 

КОНЕЦ