ГРАН-ПРИ

 

Владимир Бондаренко

 

Оригинальный сценарий

 

 

 

 

 

 

 

первая серия.

 

нат. церковь утро.

 

Церковь. Двери открыты. Изнутри церкви доносится церковное песнопение. Идет панихида.

 

На крыльцо церкви задумчиво выходят люди – самые обычные, три ЖЕНЩИНЫ, и двое МУЖЧИН преклонного возраста. Женщины в черных платках. Мужчины одеты повседневно.

 

МУЖЧИНА спускается со ступеней крыльца, отходит чуть назад от церкви, поднимает вверх голову, скорбно смотрит на купол храма, крестится.

 

Крупно – золоченный крест на куполе храма.

 

ТИТРЫ:

 

ГРАН-ПРИ

 

НАТ. КЛАДБИЩЕ ДЕНЬ.

 

Крест на могиле. Свежие венки в траурных лентах.

 

По грунтовой дороге медленно идет группа людей. Неподалеку их ждет автобус.

 

ТИТРЫ:

 

ПЕРВАЯ СЕРИЯ

 

Работник кладбища – ВИКТОР смотрит им вслед. Ему за сорок, грязные джинсы, кирзовые сапоги. Виктор переводит взгляд на могилу. Поправляет ленту на венке, читает надпись.

 

виктор

Кононов… Василий… Иванович…

 

мужской голос

(за кадром)

Все таланты зарываешь, Витек?

 

Виктор медленно оборачивается, замечает НИКОЛАЯ, тоже работника кладбища.

 

Николай вяло подходит к Виктору. В руках у него лопата и полиэтиленовый пакет. На лице прописан весь его образ жизни. Ему ближе к пятидесяти, неопрятен, руки трясутся.

 

 

 

 

виктор

Прикинь, уже третий за месяц!

 

николай

Третий – кто?

 

виктор

Киношник. Этот – режиссер.

 

Николай тяжело присаживается на оградку могилы рядом. Закуривает. Дирижирует окурком перед собой.

 

николай

Режиссер? А что он, в смысле… это… в театре, или в кино?

 

виктор

В кино. И не же старый еще был. В смысле, мужики и дольше живут.

 

николай

Это да… Бывает… Все там будем.

(шелестит пакетом)

Помянем? Хорошие люди уже закусывают.

 

Виктор еще раз оборачивается на автобус, который, подняв колесами дорожку пыли, скрывается из виду, затем переводит взгляд на Николая.

 

виктор

Что? Это ты к чему?

 

Венок на могилке немного покосился. Виктор его поправил, вздохнул.

 

виктор

Такое кино… получается,

     (читает имя

 на ленте)

Василий Иванович. Земля тебе пухом… Идем, Колюня?

 

Николай прищурено и недовольно смотрит на Виктора.

 

николай

Хорошо подумал?

 

Виктор не отвечает, молча собирает свой инструмент и медленно идет вдоль могил.

 

Николай опускает голову, затем встряхивает ей, тяжело поднимается и направляется следом за Виктором.

 

Крупно – траурная лента на венке, которую треплет ветер.

 

 

 

нат. здание киностудии день

 

ТИТРЫ:

 

ДВА МЕСЯЦА НАЗАД

 

Из дверей киностудии быстро выходит ВАСИЛИЙ КОНОНОВ, режиссер. Ему шестьдесят. Нервно ищет что-то в карманах.

 

Следом появляется ЮРИЙ СВЕТЛОВ, сценарист. Он ровесник Кононова.

 

светлов

Васек? Ты что?

 

кононов

(губы дрожат)

Да пошли они… поцы…

 

светлов

И чем дальше, тем лучше. Успокойся. Поц – это как национальность.

(Пауза)

Успокоился? Пойдем в «Гранд»?

(Выжидательно смотрит на Кононова. После паузы)

Что-то ты неважно выглядишь. Ты не шути с этим. Сходи, Васек, к лекарю, обязательно, мой тебе совет. А то будешь, как Фантомас - синий, ужас нагонять своим видом.

 

кононов

Балабол ты, Юрка. Фантомас…

(Тихо рассмеялся. Прервав смех)

Хотел бы я быть Фантомасом. Ладно, идем. Может, попустит.

 

Кононов и Светлов неспешно уходят от здания киностудии.

 

нат. кафе день.

 

В углу полутемного зала, за столиком, тихо сидят Кононов и Светлов.

 

ОФИЦИАНТ приносит заказ, все выставляет перед ними на стол и шустро отходит.

 

Кононов провожает его взглядом, задумчиво смотрит на Светлова.

 

кононов

Пора срывать подковы.

 

светлов

Ты о чем? Какие подковы?

 

кононов

Обыкновенные.

(Пауза)

Мои подковы. Видал, что молодняк творит? Вообще страх потеряли.

 

светлов

Ты все о том же? Да Бог с ними!

 

кононов

В том то и дело, что с ними!

(Пауза. Разводит руки в стороны)

Я не знаю, что делать? Что это вообще за выродки такие – продюсеры? Он мне

рассказывает: как я должен снимать, кого снимать, за сколько. Мне!

 

светлов

Ну, все, все, тихо. Ты ешь, остынет. Кто такие продюсеры, говоришь? Я скажу: теперь это, как мастер на производстве.

 

кононов

Мастер? Что он мастерит?

(Бросил вилку на стол)

Бабки? Мастер. Бирман тоже мастер. И тоже продюсер. Но Макс никогда не борзел. В отличие от этой ягодицы-выскочки. Видно и вправду старею. Не могу понять: что происходит? Почему происходит?

 

светлов

Ты просто устал.

 

кононов

Думаешь?

 

светлов

Из проекта в проект. Конечно, устал.

 

Кононов прикрывает глаза, прикладывает ко лбу ладонь, видно, что ему поплохело.

 

светлов

(тревожно)

Вася? Ты чего? Плохо?

 

Светлов резко поднимается с места, переклоняется через стол, хватает за плечо Кононова.

светлов

Ты не молчи. Вася?

 

Светлов испугано озирается по сторонам. Зал пустой, не считая парочки влюбленных и официанта.

 

Я сейчас… Ты это… Я сейчас!

(Громко кричит, пытается привлечь внимание официанта)

Официант! Да, вы! Вызовите «скорую»!

 

Светлов быстро обходит стол, обнимает Кононова за плечи, лихорадочно соображает – что делать?

 

СВЕТЛОВ

 Потерпи, Васек, сейчас «скорая» приедет. Потерпи.

 

Светлов оборачивается в сторону барной стойки. Официант показывает ему телефонную трубку и дает знак рукой, мол, звонит уже.

 

 

 

 

СВЕТЛОВ

Вот, уже звонит… Вася? Говори со мной! Не молчи.

 

Кононов бессильно клонится к столу. Он уже без сознания.

 

СВЕТЛОВ

Вася?!

 (Обреченным взглядом смотрит на входные двери)

Да где же эта самая скорая помощь в мире? Твою мать! Официант? Можно вас?

Нашатырь у вас есть? Или еще что… Вы же видите… Вася?

 

Светлов трясет друга за плечи, прижимает его голову к своей груди, прищурено смотрит на входные двери.

 

инт. больничная палата утро.

 

Обычная больничная палата. Из четырех коек занята одна. На ней спит Кононов.

 

На тумбочке у койки - лоток с лекарством.

 

Кононов тяжело открывает глаза, осматривается вокруг. Через голову смотрит на двери палаты, они приоткрыты. Приподнимается на локтях.

 

кононов

(Бурчит недовольно)

И где это я? Ехидно мне знать. Ну, уж точно не в Раю…

 

Усаживается на койке, спускает на пол босые ноги.

 

кононов

И не в морге. Бирку на палец еще не повесили.

(Громко)

Ау, люди-и!

(Прислушался)

Странно. Никого.

 

В дверях палаты появляется молоденькая МЕДСЕСТРА - ТАНЯ. Она замирает в дверях, удивленно смотрит на Кононова. Кононов исподлобья смотрит на Таню.

 

КОНОНОВ

Можешь перекрестить, не исчезну. Проходи, что стоишь?

таня

 (Подбирая слова)

Вы… это… Давно встали?

 

КОНОНОВ

Нет, воскрес только что. Я где?

 

Таня проходит в палату, подходит к тумбочке, подвигает к себе лоток, в котором лежат ампулы и таблетки, перебирает содержимое.

 

таня

(После паузы, вздохнув)

В больнице.

 

кононов

Ну, это я понял, солнце мое. В какой?

таня

Это онкодиспансер, вы…

 

кононов

(Перебивает)

Стоп, стоп! Как ты сказала? Онко…

 

таня

Диспансер.

 

кононов

(Опешил. После паузы)

У меня что, рак?

 

таня

Это пока неясно. Есть просто подозрение.

 КОНОНОВ

(почесал ладонью затылок)

Значит, меня подозревают? В раке? Та-ак. И давно я тут?

 

 

таня

Второй день. Вас почти с того света вытащили. Асфиксия у вас была…

 

кононов

Так, отсюда по-русски. Чего у меня было?

 

таня

Асфиксия. Удушье. Ваши образцы отправили в лабораторию.

 

кононов

То есть, еще точно не ясно, что у меня? Так?

 

таня

Так. Ждем результат. Вам что-нибудь принести?

 

кононов

(Подумав)

Воды. Пересохло все. Холодной. Да, дела…

 

Таня направилась к двери. Кононов ее окликнул:

 

КОНОНОВ

Постой! Тебя как звать?

 

ТАНЯ

Таня.

 

кононов

Тебе идет. Вот что, Танюша, ты можешь в моих вещах взять

мобильный? Это же не запрещено, я надеюсь?

 

Таня согласно кивнула и быстро выходит из палаты. Кононов укладывается обратно в кровать. Смотрит в потолок.

 

КОНОНОВ

(Задумчиво)

Жизнь поставила раком. Буквально.

 

 

 

 

 

 

инт. офис кинокомпании день.

 

В коридоре, у лифта, собралось человек шесть-семь сотрудников. Двери лифта открываются, оттуда выходят ВОРОНОВ – исполнительный продюсер и КАЩЕНКО – директор картины. На вид им за тридцать. Идут по коридору.

 

 

воронов

Про Кононова, слышал?

 

кащенко

Да. Что, серьезно – рак?

 

воронов

Бог шельму метит. Это при советах можно было щеки надувать. Никак не дойдет, что его время прошло. Старый пердун.

 

кащенко

Не любишь ты его.

 

воронов

(раздраженно)

Я никого не люблю. Как хомячки. Какая любовь, Толик?! Он кто? Режиссер? Его дело снимать то, что ему дадут! И делать так, как ему скажут. Ему за это бабки платят, между прочим.

(успокоился)

Авторитет сраный. Завыл: «Я не могу на такие деньги снимать картину». Михалков, блин! Не может… До этого ж снимал? Режиссер. Ну, все, что случилось – то случилось. Жалко, конечно, по-человечески. Но жизнь продолжается. Надо работать. У тебя уже все на мази?

 

кащенко

Да вроде. В порту я договорился,  как перечислим бабки, сразу можно будет снимать. Художники уже на старте, ждут команды. Там надо вывески заморские, прочее…

 

воронов

Хорошо. Годится. Это срочно нужно будет делать?

Или есть еще время? Там много, кстати?

 

кащенко

Полторы.

 

воронов

Сколько? Полторушка? Дофига. Так, а по остальным объектам?

 

кащенко

Что по остальным? Режиссер… Нету режиссера. Без него,  сам понимаешь…  Хотя есть Прохоров. Я тебе уже говорил.

 

воронов

Кто? Прохоров? Да, я помню. Ну, с этим хоть проблем не будет. А ты с этим Спилбергом, как договорился?

 

кащенко

Пока никак. Куда он денется?

 

воронов

Ты что, дурак? Куда денется… Срочно с ним решай!

 

 

инт. диспансер вечер.

 

ТИТРЫ:

 ТРИ ДНЯ СПУСТЯ

 

Кононов, накрывает рукой глаза, пытается заснуть.

 

В коридоре - приглушенные голоса, шум движения.

 

Отдаленно доносится трансляция приемника.

 

Вздохнув, Кононов переворачивается на бок, к стене…

 

инт. диспансер ночь.

 

Кононов спит, сладко посапывая.

 

В коридоре включается свет, шум движения.

 

ЖЕНСКИЕ голоса В КОРИДОРЕ:

В пятую? Нет, там некуда… В шестую… Осторожно! Руку поправь, упала… Могла бы сама поправить… Ладно, все, давай!

 

Двери в палату открываются.

 

Кононов крепко спит.

 

Две МЕДСЕСТРЫ завозят в палату каталку, на которой, прикрытый простыней, лежит ПОЖИЛОЙ МУЖЧИНА - МИХЕЕВИЧ.

 

Стараясь не шуметь девушки осторожно, за руки -за ноги, перекладывают Михеевича на постель. После чего, так же, практически без лишнего шума, вывозят каталку в коридор, закрывают двери палаты…

 

инт. диспансер утро.

 

Кононов открывает глаза, прищурено оглядывается, приподнимается на локте. Замечает Михеевича на кровати рядом. Кононов пару секунд смотрит на соседа по палате, затем усаживается на кровати, скрещивает руки на груди.

 

кононов

(Не без ехидства)

Храпит, как Илья Муромец. Эй! Товарищ! Его специально ко мне подложили, как свинью…

 

Кононов выжидающе смотрит на спящего соседа по палате.

 

кононов

(вздохнув)

Нет, своей смертью он не умрет. Я уже это вижу…

(Громко)

Пора вставать! Товарищ? Уже утро!

 

Михеевич машинально отмахивается рукой, громко выдыхает воздух, открывает один глаз, замечает Кононова.

 

МИХЕЕВИЧ

(Приподымаясь на локтях)

Доброе… Это вы так громко разговариваете?

 

 

 

кононов

(Иронично)

Мешаю? Извините, но вы… как бы это помягче сказать?

 

МИХЕЕВИЧ

Храпел? Есть грех. У нас это семейное. Извините. Ничего не могу с этим поделать.

 

 кононов

Да ладно. Будем вставать? Завтрак скоро.

 

МИХЕЕВИЧ

Завтрак? А сколько уже?

 

кононов

Половина. Наверное.

 

МИХЕЕВИЧ

Половина чего?

 

кононов

Восьмого. Вас как величать, кстати? А то неудобно как-то.

 МИХЕЕВИЧ

Михеевич. Антон.

 

кононов

Василий. Иванович.

 

михеевич

Как Чапаева. Очень приятно. Вы давно тут?

 

кононов

Не очень. Четыре дня. Четвертый, точнее.

 

 

михеевич

И что обещают?

 

кононов

А что обещать? В основном –

Царство небесное всем обещают. Ничего пока неизвестно. Анализы мои ждут. Так что, ждем, как говорится.

 

 

михеевич

А я уже дождался. Такие дела.

 кононов

А что конкретно нашли?

 

 михеевич

Опухоль, чего ж еще? Желудок жрет, сволочь. Изнутри, заживо. Как прихватит, глаза вылазят, так больно. Терплю. Так что если я…

 кононов

Ничего. Все нормально. Я если что, сестру позову.

 

Михеевич поднимается с кровати, осматривается, поворачивается к тумбочке у кровати, открывает дверцу, склоняется, выдвигает ящик, достает из тумбочки мыло и зубную пасту.

 

Идет к раковине, включает воду, умывается.

 

михеевич

(бормочет)

Горячая… Ты смотри…

 

Михеевич выключает воду. Вытирает лицо полотенцем.

 

кононов

Сам не поверил. Ну? Идем? Сегодня, наверное, подают почки молодого оленя в собственном соку!

 

михеевич

Да? И ты… Ничего что я на ты?

 

кононов

Нормально.

 

 

михеевич

И ты будешь это жрать?

(пауза)

Хотелось бы посмотреть. Извращенец…

 

кононов

Да? Так меня еще никто не называл. Все? Готов? Пошли!

 

 

инт. студия утро.

 

Воронов ожидает лифт. Подходит Кащенко.

 

 кащенко

Привет. Чего такой кислый?

 

воронов

Привет. На себя смотри.

 

кащенко

Я нормальный. Что смотреть? Что -нибудь решил?

 

воронов

А что решать? Запускаться надо.

(Пауза)

Кононова мы подвинули некстати. Получается – себе на голову. Ни утвержденного КПП нет, ни актеров, ни костюмов – ничего! По плану съемка с 15-го. Сегодня – что? Десятое. Ну? Наши действия?

 

кащенко

Режиссер нужен.

 

воронов

(С усмешкой)

Да? Ясно, что нужен. Все на проектах. Сам же говорил.

 

кащенко

Не все. Прохоров свободен. Я про него тебе говорил…

 

воронов

(Подумав)

Это, конечно, клиника. Прохоров твой. Но, за неимением барыни…

Вообщем, надо как-то уложиться в то, что еще есть.

кащенко

Ты меня пугаешь. Что значит – то, что еще есть?

 

 

 

 

воронов

То. Штук семьдесят осталось. Наших. Я у Ани смотрел в компе.

кащенко

(Замерев, после паузы)

Откуда семьдесят? Подожди. Было же… Нас точно порвут. На маленькие кусочки. И скормят собакам.

 

Открываются двери лифта.

воронов

Едем?

 

Воронов и Кащенко входят в кабину лифта, двери закрываются.

 

инт. диспансер утро.

 

Кононов и Михеевич идут по коридору после завтрака. Посуду носят с собой. Так принято. Эмалированные миску и кружку. По пути, им навстречу, попадаются персонажи из фильмов-ужасов: замазанные зеленкой язвы, перебинтованные горло, голова, ноги.

 

кононов

Видал? Мы еще неплохо с тобой смотримся.

 

михеевич

Сплюнь! Смотримся. Век бы не видать…

 

кононов

Это да. Но глядя вокруг, я понимаю, что не все так плохо. У нас, во всяком случае.

 

Кононов останавливается, пристально всматривается в конец коридора

 

КОНОНОВ

Ну- ка, Михееич, постой.

 

михеевич

Ты чего?

 

кононов

Я сейчас!

 

Кононов отходит от Михеевича, быстро идет по коридору, подходит к МУЖЧИНЕ, что стоит к нему спиной, разглядывает его сзади. Это – ЮРИЙ СВЕТЛОВ.

 

кононов

(слегка похлопал Светлова по плечу)

Вы не подскажете, как пройти в библиотеку?

 

инт. студия ДЕНЬ.

 

Воронов сидит за своим рабочим столом в кабинете, задумчиво смотрит на телефонную трубку в руке. Встряхнувшись от мыслей, он возвращает трубку на рычаги, поднимается, проходит к окну, отодвигает шелковую штору, смотрит на панораму за окном.

 

В кабинет тихо входит Кащенко.

 

Воронов слышит, что кто-то вошел, не оборачиваясь:

 

воронов

Ну? Как успехи?

 

кащенко

По шагам узнаешь? Ты как Ванга, прямо!

 

воронов

(Поворачивается на Кащенко)

Ты хиханьки для девок оставь. Я тебя спросил: как успехи?

кащенко

Есть. Банк «Форвард». Правда, проценты там людоедские… Если решим с ними работать, нужно завтра к председателю правления подъехать с утра. Нормальный дядька, вроде.

 

воронов

Вот именно – вроде. Ты же понимаешь, что все это времянка? Нам серьезно встревать резона нет. Ты это объяснил?

 

кащенко

Конечно.

 

воронов

И то, что отбой будет по факту продажи?

 

кащенко

Да. Он согласен.

 

воронов

Сразу согласился?

 

кащенко

Ну, пока я на пальцах объяснил…

воронов

Ясно. Есть у меня еще одна схема.

 

ИНТ. КОРИДОР ДИСПАНСЕРА ДЕНЬ

 

Светлов медленно оборачивается на Кононова. От неожиданности Светлов опешил.

 

светлов

Вася? Тю на тебя! Ты как чувствуешь! А я еще подумал: где это Вася? А он – вот, как тигра полосатый и злой… Вот собрался тебя проведать…

 

кононов

(перебивает, радостно)

Юрка! Да ладно, проведать… Ты чего тут?

 

светлов

А ты как думаешь?

 

кононов

Ничего я пока не думаю.

Жду, пока сам расколешься. Так что? У тебя тут кто-то… Стой… И ты?! Юра?

 

светлов

Ирония судьбы, Вася. Заразился, как гриппом. Думал, что триппер – самое страшное в жизни мужчины. Ошибался.

 

кононов

Юра… Я не верю. Как же так? Что за напасть такая?

 

светлов

Рак называется. Сначала мы их, с пивом, потом они нас. Диалектика. Хорошо выглядишь.

 

кононов

Серьезно? Ты тоже. Пока.

(Рассмеялся)

Два старых пердуна… С раком!

(Прервав смех)

Нет, ну кто бы мог подумать? 

Идем? Нам туда!

(Рукой показывает направление)

 

Светлов перекладывает на другую руку комплект больничной одежды.

светлов

(Показывает подбородком на пижаму)

Костюм вот в полоску выдали.

Видал? Жан Поль Готье. Что-то неописуемое. Хлоркой, правда, воняет. Не знаешь – почему?

 

кононов

Спецодежда. Для смертников.

 

светлов

Добрый ты, Вася.

 

Кононов, Михеевич и Светлов неспешно идут по коридору.

  

кононов

Люди тут хорошие, кормят сносно, скучно, правда. Телевизора нет, радио, сам понимаешь…

 

инт. палата утро.

 

Светлов входит в палату первым, останавливается в дверях.

 

светлов

Куда? Где свободно?

 

Кононов проходит следом  за ним в палату, присаживается на свою кровать.

 

кононов

Хочешь – у окна?

 

светлов

Не хочу.

кононов

(Показывает рукой на кровать)

Рядом свободно, кстати.

 

светлов

Да? Тогда я сюда и прилягу.

(бросает на кровать пижаму)

Вась? Это не «Хилтон».

 

кононов

Общага. Я когда студентом был, в такой вот конуре жил. Очень похоже. Ладно, переодевайся.

 

светлов

Успею.

(улыбается)

 

кононов

Ты чего?

 

светлов

Ничего. Палата номер шесть.

 

кононов

Тоже заметил? Классика…

 

Светлов по - хозяйски обходит  палату, останавливается у окна, оборачивается на Кононова.

 

светлов

Не думал, что таким будет мой последний приют.

 

кононов

А кто думал?

 

В палате повисает долгая пауза.

 

нат. здание киностудии день.

 

Воронов вылезает из иномарки, осматривается. Замечает Кащенко. Тот беседует с АНЕЙ бухгалтером на крыльце студии.

 

 

 

воронов

(громко)

Толя!

 

Кащенко оборачивается на голос, замечает Воронова, поднимает вверх руку; оборачивается к Ане, что-то ей говорит и направляется к Воронову. Подходит, протягивает руку, Воронов ее вяло пожимает.

 

кащенко

Мрачные времена настали. Аня такие вопросы задает…

 

воронов

Пусть. У тебя что? Как Прохоров?

 

кащенко

Не знаю, с чего начать…

 

воронов

Сначала. Что?

 

кащенко

Его немцы пригласили.

 

воронов

Так. И что он? Едет?

 

кащенко

Собирается.

 

Воронов лихорадочно соображает.

 

воронов

Когда?

 

кащенко

Не знаю. От Ани только что узнал.

 

воронов

От Ани… Ты ему звонил? Я тебе что говорил? Ну что ты смотришь, как обосравшийся младенец?! Толя, найди его, срочно найди, пробей: как и что? Понял? Мрак… Два дня говорю – как в пропасть! Что стоишь? Ищи!

 

Кащенко потерянно топчется на месте, затем быстро идет в сторону студии, взбегает на крыльцо.

 

Воронов открывает, и с силой хлопает дверцей машины.

 

воронов

Твою мать… Придурок.

 

инт. коридор диспансера день.

 

Кононов и Михеевич выходят из дверей столовой. Как обычно – посуда с собой. На полпути к палате Кононов останавливается

 

кононов

Погоди, Михееич. Юрку подождем.

 

михеевич

А он где? Куда он рванул со столовой?

 

кононов

(Кивает головой на двери)

Сюда.

 

Из дверей ординаторской выходит Светлов. Озадаченно смотрит на Кононова.

 

кононов

Ну? Жить будешь? Что сказали?

 

светлов

Расстреляют меня завтра. Так и сказали. Как англичане сипаев. Из пушки. Вот

(показывает листик бумаги со штампом)

Билет дали, на утреннее представление.

 

кононов

Ну, за тебя хоть взялись. А тут сидишь, пень-пнем… Пушки это хреново.

 

светлов

Ты еще давай… Почему хреново?

 

 

 

 

 

 

кононов

Облучение. Волосики полезут.

(иронично смотрит на макушку Светлова)

Те, что еще остались. Кровь будет, как у инопланетянина. Я знаю. У меня соседа стреляли.

 

светлов

Помогло?

 

кононов

А как же! Месяц назад, обложили цветами и отнесли.

 

светлов

Дурак ты, Вася.

 

 

кононов

А химия – вообще мрак. Химию не предлагали?

 

светлов

Пока нет.

 

кононов

И то, слава Богу. А уколы?

 

светлов

Ты меня достать решил? Окончательно? Идем в палату!

 

Кононов оборачивается, в конце коридора замечает каталку с телом, которое накрыто простыней, рукой убирает Светлова и Михеевича с дороги.

 

БОЛЬНЫЕ в коридоре тоже уступают дорогу, сочувственно провожают каталку взглядами.

 

кононов

Мементо море… Да-а… Пошли?

 

Кононов, Светлов и Михеевич подходят к дверям шестой палаты.

 

инт. палата день.

 

Кононов входит в палату первым и резко замирает в дверях.

 

Светлов и Михеевич натолкнулись на него, выглядывают из-за его плеча.

 

Светлов обходит Кононова, внимательно смотрит перед собой.

 

светлов

(Кононову)

Вася, ты видишь то же, что и я?

 

Кононов трёт ладонью затылок.

 

кононов

Я не понял? У нас на двери написано: «Общага»? А?

 

На кровати, у окна, сидит в пижаме маленький толстяк, это – НАУМ ШВАРЦ, композитор. Выдержав паузу, он поднимается, упирает кулаки в бока

 

светлов

Вася, он агрессивно настроен.

 

кононов

Я вижу. Ну? Обнимемся? Или как? Нюма?

 

наум

Привет. Вот и я. Примите?

 

кононов

Нюма! Сын израилев! Ты то чего? Кто-то занес метастазы на студию?

 

наум

Саркома, Вася.

 

светлов

Это по французски?

 

кононов

Латынь, неуч. Саркома? Точно?

 

наум

Саркома. Говорят: не лечится. Зачем сюда перли? Мог бы и дома…

 

кононов

Значит, есть надежда. Ну, рассказывай?

 

 

наум

Что? Лучше – вы. Как тут?

 

светлов

Пять звездочек, обслуживание

в номере, тайский массаж, спа-салон, для экстремалов – морг круглосуточно…

 

 наум

Вот придурок! Вася? Как ты его терпишь?

 

кононов

Привык. Да, ребята, дела. Что мы стоим? А ну, по койкам! Давайте помозгуем.

 

 

инт. студия кабинет башлачева день.

 

Аня подписывает у БАШЛАЧЕВА бухгалтерские бумаги.

 

аня

Это – по Сирману.

 

башлачев

Я понял. «Пятый угол».

 

аня

Тут еще смета по расходам в Крыму…

 

башлачев

Проверили?

 

Башлачев бегло смотрит в бумаги и подписывает их.

 

 

башлачев

Все сходится?

 

аня

Данила еще полностью не отчитался по Крыму.

 

башлачев

До сих пор? А что там?

 

аня

Бардак там. Ни фига понять нельзя! Кому платил? За что? Расходники в куче, без фамилий, одни суммы.

 

башлачев

Ты с ним говорила на эту тему?

 

аня

В том то и дело. Бестолку, правда. Дурака включает, глазки распахнет: да? Как? Поговорите с ним? Иначе мы смету до следующего года не закроем.

 

башлачев

Понабирают дураков…

И работай с ними. Так же? Увидишь – скажи, что я его хочу видеть.

 

аня

Ладно, скажу. Правда, его сейчас нет на студии.

 

башлачев

Да? А где он?

 

аня

Где, где… Там… У вас его мобильный есть?

 

башлачев

Не помню. А у тебя? Черкни мне!

 

Пододвигает ей по столу листок бумаги.

 

башлачЕв

Помнишь на память?

 

аня

Пришлось выучить.

(Пишет номер)

Вот.

 

башлачев

Спасибо. Все? Или еще что?

 

аня

Зарплата. Давать будем?

 

башлачев

Давай это отдельно обсудим, чуть позже? Хорошо? Тут выплыла серьезная проблема одна…

 

инт. палата день.

 

Кононов продолжает ранее начатый разговор.

 

кононов

Ладно, давайте серьезно поговорим?

Раз уж собрались все вместе. Подобьем бабки, как говорится. Мужики, чего мы здесь ждем?

(Пауза)

Никто не понял? Смерти. Смерти мы ждем. Тупо сидим и ждем. Чтобы вам ни говорили. Чудес не бывает. Реально нас вытянуть с того света? Ну, вот так, честно?

Думаю – нет. Вопрос в том: кому сколько осталось? Этого вам никто не скажет.

Наоборот, будут говорить: и анализы у вас, как у младенца, и что уже дела на поправку пошли… Брехня, конечно, но приятно.

 

светлов

Ближе к теме, Вася…

 

кононов

Вообщем, если жизнь ставит на нас точку, я предлагаю заменить ее многоточием. Как вам идея?

 

светлов

Что конкретно ты предлагаешь?

 

кононов

А конкретно, Юра, можно попробовать снять свой последний фильм!

 

светлов

Сам понял, что ляпнул? Снять фильм. Как?! За какие? С кем?

 

 

кононов

А вот это давайте думать. Крепко думать.

 

Шварц и Светлов переглядываются. Кононов складывает руки на груди, терпеливо ждет их решения. Михеевич, ничего не понимая, тихо выходит из палаты.

 

инт. палата номер шесть ВЕЧЕР.

 

Все спят. Кроме Михеевича. Он ворочается, закрывает рот рукой. Начинает стонать. Сначала тихо, затем все громче.

 

Кононов вскакивает, включает свет, склоняется над Михеевичем

 

кононов

Михееич? Ты чего? Плохо? Эй, мужики! Михееичу плохо!

 

Светлов и Наум подходят сонные к кровати Михеевича.

 

светлов

Надо что-то делать.

 

наум

Врача звать надо.

 

кононов

Михееич? Совсем плохо?

 

михеевич

(Тяжело)

Поплыл я… мужики…

 

кононов

Так, побудьте с ним! Я сейчас!

 

Кононов выскакивает из палаты в коридор.

 

инт. коридор ночь.

 

В конце коридора, за столом дежурной сестры никого нет.

 

Кононов быстро соображает, затем бежит по коридору к столу.

 

кононов

(Громко зовет)

Сестра!

(Прислушивается)

Есть кто на вахте? Эй?

 

Из другого конца коридора появляется ДЕЖУРНАЯ СЕСТРА. Сонная, растрепанная.

 

Кононов бросается к ней навстречу

 

кононов

Быстрее! Человеку плохо! В шестой!

 

сестра

(На ходу, сонно)

Чего вы орете? Не человеку, а больному.

 

кононов

До вас не дошло? Бегом!

 

сестра

(Возмущенно)

Что вы себе позволяете?! С женой будете так разговаривать! Я поняла: в шестой. Идите к себе, я сейчас подойду.

 

кононов

Чего? Мухой давай! Подойду. Пока ты подойдешь умереть три раза можно!

 

сестра

(Замерла)

Так. Фамилия?

 

кононов

Чья?

 

сестра

Ваша, чья. Завтра будете с доктором разговаривать.

 

кононов

Буду, напугала. Пошли!

 

Кононов подхватывает сестру под локоть, вталкивает в палату.

 

инт. палата ночь.

 

Сестра отходит от Михеевича. Тот тяжело улыбается.

 

михеевич

Попустило. Напугал я вас, мужики?

 

сестра

(Кононову)

А с вами… Как вы себя ведете?

 

кононов

Я? Это вы как? Сестра милосердия. Которую не дозовешься. Еще попрекать меня… Вы почему не были на своем рабочем месте?

 

сестра

Отлучилась.

 

кононов

С доктором говорить? С удовольствием. Я сам с ним поговорю. Вот у него и спрошу: где должна быть дежурная сестра?

 

сестра

Напугал. Спрашивайте.

(Глянула на   Михеевича)

Если что… Вы за ним приглядывайте. Криз прошел. Но мало ли…

 

Дежурная сестра важно выходит из палаты.

 

Кононов ненавистно смотрит ей вслед.

 

кононов

Нет, ты понял?

 

светлов

Да успокойся, Вася. Все, проехали.

 

кононов

Мать Тереза долбанная… Медицина платная…

(Показывает на двери рукой)

Вот за это платить? И вы еще будете мне доказывать о насущности реформ?

 

 

 

 

михеевич

Да Бог с ней, Вася… Ночь на дворе. Спите, мужики. И я попробую заснуть.

 

Кононов, Светлов и Шварц молча перекидываются взглядами и расходятся каждый к своей кровати.

 

Кононов еще раз смотрит на Михеевича и выключает свет.

 

инт. палата утро.

 

Кононов проснулся первым. Присел на кровати, потянулся, смотрит на кровать Михеевича – вроде спит старик. Переводит взгляд на Наума – спит. Сопит себе, композитор. Подходит к окну, приоткрывает форточку, тянет носом прохладный воздух.

 

 

кононов

(Тихо шепчет)

Лепота.

 

Светлов морщится во сне, тянет одеяло на себя, отворачивается к стене.

 

Кононов смотрит на наручные часы, бровки – домиком, рановато вскочил, и лезет обратно, под одеяло.

 

инт. палата утро.

 

Раньше других поднялся Светлов. Подходит к умывальнику, включает воду, умывается.

 

Проснулся Кононов. Выглядывает из-под одеяла, замечает Светлова.

 

кононов

(Светлову)

Сколько уже?

 

светлов

Не знаю. Но народ по коридору уже зашуршал. Встаешь?

 

кононов

Наверное...

 

Кононов вылезает из-под одеяла, усаживается на кровати, смотрит на кровать Михеевича.

 

 

 

кононов

(Светлову)

Михееич, как?

 

светлов

Не знаю. Спит.

 

кононов

Точно?

(Громко)

Михееич? Ты спишь? Юра? Глянь.

 

Светлов осторожно подходит к кровати Михеевича, берется двумя пальцами за край одеяла.

 

михеевич

(из-под одеяла)

Куда полез?

 

От неожиданности Светлов дергается назад.

 

Кононов смеется.

 

кононов

Вот чертяка! Ты живой, Михееич?

 

михеевич

(Под одеялом)

Не дождетесь!

 

кононов

Вставай! Уже просят к завтраку.

 

михеевич

Просят? На почки молодого оленя?

 

кононов

В собственном соку. Вставай!

 

инт. кабинет управляющего банком утро.

 

Управляющий банком «Форвард» в раздумье смотрит на Воронова, выходит из-за стола, говорит на ходу:

 

управляющий

Мы, вообще, с таким еще не сталкивались, честно говоря. Это все интересно, конечно. Но риск… Гарантии – понятно. Но и сумма не маленькая.

 

воронов

Хорошо. Чтобы вы посоветовали?

 

управляющий

Я? Трудно сказать. Ну, не знаю, я бы заключил с вашим руководством договор…

 

воронов

С руководством?

 

управляющий

Конечно. А с кем? Физическим лицам такие суммы мы не кредитуем. Это абсурд. У вас есть образец договора? Или заявка?

 

 

воронов

Я подвезу. Сейчас – нет. То есть, по другому – никак?

 

управляющий

Что значит: «по - другому»?

 

воронов

Представим: я - не физическое лицо, формально. Представляю интересы студии. Я заключаю договор.

 

управляющий

Вы? У вас есть право подписи?

(Смотрит в упор на Воронова)

Нет, как я понял. Ваш коллега вчера мне что-то пытался объяснить. Теперь я понимаю –что? Если отсутствует основное звено, я вынужден вам отказать. Вот так, молодой человек.

 

воронов

Но послушайте… Мы же гарантируем…

 

управляющий

Я повторюсь: кто это «мы»? Юридически? Вы с коллегой? Или ваше руководство? Кто? Если это инициатива вашего руководства – нет проблем! Составим бумаги, получите деньги. Третьего не дано.

 

Управляющий возвращается за стол, присаживается в кресло, смотрит на Воронова

 

управляющий

(после паузы)

Я понимаю, у вас проблемы. По сумме вижу – серьезные. Но помочь…

 

воронов

Я понял. Ну, что ж, договор – так договор. Просто я подумал, можно все проще…

 

 

управляющий

Можно проще. Но на меньшую сумму. И не у нас. А в этой ситуации…Понимаете, банк это не благотворительный фонд. Мы работаем ради прибыли. Откуда бы она не исходила. Это наша работа.

 

воронов

Спасибо. Я все понял. Я пообщаюсь с руководством…

 

управляющий

Конечно. Будем рады помочь нашему кино.

(Протягивает руку для прощания)

Буду ждать вашего решения!

 

воронов

(Пожимает руку)

Ну, если не у вас… Мы подумаем. Спасибо. От вас ничего не надо?

 

управляющий

В смысле?

 

воронов

Образец договора? Еще что?

 

 

управляющий

Пока нет. Оформите заявку на кредит, от студии, мы ее рассмотрим. И только после этого…

 

воронов

Ясно. Схема понятна. До свидания!

 

управляющий

Всего доброго! Приходите.

 

Воронов ничего не отвечает. Молча подходит к массивной дубовой двери, берется за ручку, секунду размышляет и открывает двери.

 

Управляющий задумчиво провожает его взглядом.

 

управляющий

Интересное дело – кино.

 

инт. палата день.

 

Кононов и Михеевич смотрят в окно.

 

Шварц с головой в кроссворде.

 

кононов

Погодка, конечно… Ты не рыбак?

 

михеевич

Со сковороды ловлю.

 

кононов

А я любитель. Сидишь, с удочкой, ветерок… Кайф.

 

 

В палату входит радостный Светлов. В руке – ноутбук.

 

светлов

Печатный станок привезли!

 

Кононов и Михеевич поворачиваются на Светлова

 

кононов

Начинай. Чего ждешь? Да, покажи, что у тебя там есть?

 

 

 

нат. улица перед банком день.

 

Воронов выходит из дверей банка. Подходит к «Лексусу», открывает двери, садится на место водителя. На месте пассажира – Кащенко

 

 

кащенко

Порядок? Договорился?

 

воронов

До ручки.

 

кащенко

Не понял?

 

воронов

Поймешь. Фуфло твой управляющий. Вроде нормальный мужик. Полный фуфел. Есть еще варианты?

 

кащенко

Пролет? Что он хочет?

 

воронов

Того же, что и мы. Денег. Не знаю, как ты с ним договаривался… Он тебе говорил про заявку?

 

кащенко

Какую заявку?

 

воронов

От руководства студии?

 

кащенко

Нет. Просто сказал: приходите, обсудим. И все.

 

воронов

Обсудили. Нужна заявка. От Башлачева. Вот так. Приплыли. В Рио-де-Жанейро.

(Заводит мотор)

Я тебе больше скажу: то же самое тебе ответят в других банках. Что делать будем?

 

кащенко

Искать.

 

 

воронов

Где? Тебе наследство не обломилось, случайно? Искать. Это нереально. Такие бабки, за два дня…

 

кащенко

А твои?

 

воронов

Что мои? Ты, вообще, следи за языком, ладно? Свои считай. Мои будут после отката. Вложил я их. Дошло? Но это – не раньше следующего месяца. А у нас…

 

кащенко

Два дня. Мрак. Я жене машину взял.

 

воронов

Стиральную?

 

 

кащенко

«Рено». Давно обещал.

 

воронов

Молодец. Что я могу сказать? Теперь твою «Клаву» на «Рено» засветят… Чем ты думал? Неужели головой?

 

кащенко

А ты?

 

воронов

Что – я? У меня просто уплыли бабки. Понял? Уплыли! Головняк и не больше. А у тебя – «Рено»! Урчит под твоим подъездом.

Упаси Бог под дверями студии… Чувствуешь разницу?

 

кащенко

Чувствую. только ты зря волнуешься. Пока она сядет за руль… У нее и прав еще нет. Только пошла учиться. Вчера пошла.

 

 

воронов

А-а… Это меняет дело. Но не сильно. Вопрос остается открытым.Куда бежать? Блин! Знал бы, что так все повалит… Ладно, поехали. Есть у меня кореш. Он хоть и не банкир, но серьезный пацан.

 

кащенко

Бандюк?

 

воронов

Не любишь бандюков?

 

кащенко

При чем тут это? Люблю -не люблю! Сколько случаев… Если завяз по колено – завязнешь по яйца.

 

воронов

У тебя есть другие предложения? Подкупающие своей новизной? Нет? Продолжать?

 

кащенко

Поехали. Мне уже все равно.

 

«Лексус» плавно отъезжает от здания банка и скрывается в потоке машин.

 

КОНЕЦ ПЕРВОЙ СЕРИИ

 

 

вторая серия.

 

инт. палата вечер.

 

Наум читает газету, Кононов и Светлов смотрят «Новости» на маленьком экране, Михеевич разговаривает по мобильному:

 

михеевич

(В трубку)

Чего принести?  Пожрать, в основном. Кормят. Кормом. Чем еще могут кормить в больнице? Соления там, посмотри, варенья банку… Собери. Еще что нового? Понял. Ну, это решим. Ладно, не пали бабки! Пока!

 

Михеевич убирает мобильный под подушку, задумывается.

 

светлов

Надо и себе позвонить. Еда, действительно, на любителя.

 

кононов

А что ты хотел? Казенные харчи. На разносолы потянуло?

 

светлов

Домашнего хочется. Котлетки, супец, оливье…

 

кононов

Вот когда начинаешь ценить домашний уют!

 

светлов

(Продолжает, мечтательно)

Наполеон, рыбки копченной, пюре, шашлык…

 

кононов

Ты, изверг! Хватит! У меня уже слюна на воротнике! Шашлык…

 

михеевич

Шашлык – это хорошо…

 

кононов

И ты туда же? Михееич? Прекращай. И вообще, отбой! Давайте спать!

 

светлов

Тебе что, на работу с утра? Спать. Я, например, еще не хочу. Сегодня пятница.

 

кононов

Ну и что?

 

светлов

По третьему каналу будет эротика. Всегда по пятницам девок показывают.

 

кононов

А ему одно на уме. Ладно, я пошел на отбой. А вы – как хотите. Девок смотрите, про оливье говорите…

 

светлов

Вот и договорились. Спи спокойно.

 

кононов

Сплюнь, придурок!

 

светлов

А что я сказал? Спокойной ночи пожелал.

 

кононов

Спасибо.

 

Кононов поправляет одеяло, ныряет под него с головой.

 

светлов

(смотрит на кровать Кононова)

Первый – пошел.

 

кононов

(Из-под одеяла)

Поговори мне еще. Пошел… Звук тише сделай, эротоман старый…

 

светлов

Бурчит. Завидует.

 

инт.палата.утро.

 

Кононов заправляет постель.

 

Светлов полностью ушел в ноутбук. Щелкает по клавишам. Бурчит.

 

Шварц перебирает нотные листы, которые он разложил по всей кровати.

 

Михеевич сидит на подоконнике, смотрит в окно.

 

Двери палаты открываются, входят с обходом главврач и еще - трое врачей следом.

 

главврач

Доброе утро, господа! Как дела? Просьбы? Жалобы?

 

светлов

Здрасьте…

 

кононов

Доброе…

 

шварц

Гутен морген…

 

михеевич

Какие у нас, господ,  дела? Это вы знаете.

 

главврач

Да, знаю. Василий Иванович?

 

кононов

Что? Пришли анализы?

 

главврач

Пришли.

 

кононов

К чему готовиться?

 

главврач

Пока – к лечению. Все еще на ранней стадии…

 

кононов

Это вы так меня успокаиваете?

 

главврач

И это тоже. Чего нервничать раньше времени? Начнем с химиотерапии. Пройдете курс, а там - будем смотреть.

 

кононов

Химия. Последние кучери вылезут. Н-да. И когда?

 

главврач

Завтра. Правила знаете? Утром ничего не есть. До сеанса. Так что, завтрак свой придержите.

(Шварцу)

Наум Аркадьевич?

 

шварц

А?

 

главврач

К операции будем вас готовить. Утешительного мало, скажу честно, но шанс всегда есть. Так что, оперативное вмешательство неизбежно. Вам уже делали операции?

 

наум

(Ошарашено бухается на кровать)

Операции? Нет. Резать будут?

 

главврач

Будут. Хирург у нас хороший, большой специалист, дело свое знает. Так что – не волнуйтесь.

 

наум

Теперь чего уж…

 

главврач

Для остальных пока все по прежнему. Вопросы есть?

 

кононов

Когда операция?

 

главврач

(Подумав)

Время есть. Анализы, подготовка. Наум Аркадьевич? Что вы в лице поменялись? Все будет нормально. У нас это, как аппендицит – чик, и все.

 

наум

У вас. А у меня – вся жизнь перед глазами. Такое человеку, живому, в глаза… Резать.

 

главврач

Ну что за паника? Наум Аркадьевич? Взрослый человек. Можете отказаться. Но я бы не советовал этого делать. Так хоть шанс есть, а так - никакого. Еще есть вопросы? Вот и ладно.

(Сопровождающим)

Идем дальше?

 

Группа врачей выходит из палаты. Повисает пауза.

 

Наум вообще сник. Все смотрят на него.

 

Кононов подходит к Науму, присаживается перед ним на корточки.

 

кононов

(Подбирая слова)

Нюма. Ты это. Не бери близко к сердцу. Тебе наоборот, огурцом надо, смелее. Ну что там той операции? Ты же слышал: чик – и все? Нюма? Ну, посмотри на меня.

 

наум

Спасибо, Вася. Вот и все.

Приговор зачитали. Не думал, что так скоро это произойдет. Жаль. А я такую тему написал…

 

светлов

(тоже присаживается в ногах у Наума)

И молодец! Еще с экрана ее услышишь! Правда, Вася? И будем смеяться, как ты боялся операции. Как нажремся!

 

наум

Ты же не пьешь…

 

светлов

Ну и что? По такому поводу… Нюма, вот тебе крест – начну! При всех  говорю! Слышали? Видал? Все слышали. Не паникуй раньше смерти, Нюма! Ну? Улыбаемся на счет «три»! Раз…

 

наум

(Натянуто улыбается)

Пошел ты…

 

светлов

Вот! Молодец! Умеешь же, сволочь! Нашли чем пугать. Ты, Нюма, пиши, время есть. Много времени. Мы еще потанцуем. Хава Нагилу. Научишь, кстати? Всегда мечтал.

 

наум

Прикалываешься? Да?

 

светлов

Чего? Правда. Я, знаешь, танцевал, как Бог! Танец маленьких утят. Знаешь такой? Могу показать.

 

кононов

Юра, не грузи. Ты, кстати, сам много написал? Когда покажешь?

 

светлов

Хоть сейчас! Я гоню малобюджетку. Правильно?

 

кононов

Да. Скоро закончишь?

 

светлов

Скоро. Полный формат – еще неделя. Это с редакцией, правкой…

 

кононов

Хорошо, давай. Нормально.

 

инт. студия день.

 

Воронов и Кащенко стоят в полутемном коридоре. Лица напряженные. Переживают.

 

У Воронова звонит мобильник. Берет трубку.

 

воронов

Да? Ты уже здесь? Спускаюсь!

(Кащенко)

Молись, Дездемон, приехал спаситель. Иди к себе, не маячь бестолку. И давай дави Прохорова! Чего ждешь? Его перекинут на другой проект, и все, что будешь делать? Сам снимать? Давай! Я скоро. Сегодня надо дать ответ Башлачеву. Шуруй к себе, я зайду.

 

Воронов быстро идет к лифту. Кащенко затравленно смотрит ему вслед, затем на ватных ногах, делает несколько шагов в сторону своего кабинета.

 

инт. диспансер кабинет главврача день.

 

Главврач слушает Кононова и по ходу наводит порядок на столе. Бумаги перекладывает. Но слушает внимательно.

 

 

главврач

Интересно. Ну, а от меня то – чего? В чем проблема?

 

кононов

Нет пока проблем, Петр Андреевич, и слава Богу, что нет. Мы же тут не заключенные? А профессия у нас…

 

главврач

Сейчас у вас другая профессия. Сейчас вы пациент. А пациент, что? Правильно – выполняет правила внутреннего распорядка. И лечится.

 

кононов

Это да, все верно. Порядок должен быть. Но, Петр Андреевич, бывают ситуации… Вроде нашей. И появляются исключения из правил. В нашем положении, да если еще и надежды никакой…

 

главврач

Насчет надежды, вы погорячились. Есть надежда. Иначе бы нас тут не было. Но то, что вы просите… Даже не знаю – как реагировать? Кино. Съемки. А если что случится? Только вдумайтесь: вы за пределами лечебного учереждения, Бог знает – где, плохо стало, да мало ли что? А отвечаю за вас…

 

кононов

Вы, все верно. Петр Андреевич? Давайте смотреть на это иначе?

 

главврач

Это как?

 

кононов

Еще, как говорится, процесс на горизонте. Никто, никуда пока не собирается ехать. На будущее. Когда мы будем готовы, всего-навсего нужно, чтобы вы были в курсе, ну и…

 

главврач

А мое согласие – уже не нужно?

 

кононов

Так вот и я о том же! Неофициально. Дайте «добро», Петр Андреевич? Буквально – последний раз в жизни прошу. Это не только для меня важно, поверьте. Ребята этим живут. Это продлевает им жизнь. Мы и лечиться будем, и снимать…

 

главврач

По совместительству?

 

кононов

Вроде того. Мы же взрослые хлопцы… Все понимаем. Петр Андреевич?

 

главврач

Это долго? Все эти съемки?

 

кононов

За месяц управимся. Может быстрее. Как пойдет. Мы же профессионалы.

 

главврач

В порядке исключения. Но расписку вы мне напишите. Мол, такой то, поставлен в известность о последствиях… и так далее.

 

кононов

Да не вопрос! Спасибо, Петр Андреевич! Вы, кстати, не хотите сняться?

 

главврач

Интересное предложение. Не знаю. Студентом я играл в театре. Корчагина.

 

кононов

Да вы что! Серьезно? Помните, что он сказал?

 

главврач

Корчагин?

 

кононов

Жизнь нужно прожить так…

 

главврач

Чтобы не было мучительно больно… Помню. Надо же…

 

кононов

Решено. Пишем для вас эпизод. Да, и еще, Петр Андреевич… Сейчас время такое… Все денег стоит…

 

главврач

Да бросьте вы…

 

кононов

Почему? На нужды диспансера. Мы же тут лечимся? Немножко, но подкинут спонсоры. Все официально, через банк, как положено. Так сказать: благодарность, в пределах разумного.

 

главврач

Спасибо. Помощь нам нужна. Пушку менять пора. Ремонтировать уже бестолку. Хорошо, принимается. Как помощь.

 

 

 

кононов

Ну конечно. Спасибо, Петр Андреевич!

 

Кононов выходит из кабинета.

 

Главврач смотрит на открытые двери.

 

главврач

Может и «Оскара» получу. Чем черт не шутит? Вот смеху будет…

 

нат. улица студия день.

 

Черный «джип». Черные, тонированные стекла.

 

У «джипа» стоят два парня бойцовского вида, в костюмах с иголочки, черные очки – люди в черном прямо.

 

Дверца открывается, появляется Воронов.

 

воронов

(Говорит в салон джипа)

Конечно, Витек. Месяц от силы. Не вопрос!

 

мужской голос из салона

Заметано. И мою просьбу не забудь.

 

воронов

Ты что? Конечно. Ну, давай? Пока!

 

В салоне громко играет шансон.

 

Воронов отступает шаг назад.

 

Гвардейцы шустро усаживаются в салон, хлопают дверями.

 

Джип лениво плывет вдоль тротуара, выезжает на проезжую часть, набирает скорость и пропадает из вида.

 

Воронов облегченно выдыхает, поднимает голову на окна студии, и медленно идет к дверям.

 

инт.палата.вечер.

 

Наум уже спит, свернувшись калачиком.

 

Михеевич читает газету.

 

Кононов читает с монитора ноутбука сценарий.

 

Светлова в палате нет.

 

кононов

(Бурчит)

Достоевский… Сказал же – действия больше…

 

В палату входит Светлов. Останавливается в дверях, смотрит на Кононова.

 

светлов

Что?

 

кононов

В целом – нормально. Только, Юра… Я же просил: действие. А ты монологи метровые накатал! Минута на картину! Переделай.

 

светлов

Ладно. Это все?

 

кононов

Это основное. И следи за этим. Главное – мальчик. Внутренний монолог. Он видит

(Тыкает себя рукой в грудь)

Тут. Но и мы должны это видеть. Через него. Понял?

 

светлов

Понял. Давай сюда мой «анус»!

 

кононов

(Читает название на ноутбуке)

«Азус». Анус. Ну ты как ляпнешь чего… на!

 

(Передает ему ноутбук)

Оставь на утро. Поздно уже. Подумай пока: что и как? Сегодня такой день был. До сих пор трусит. Будем спать. Завтра еще зальют в меня гадость какую-то.

(Глянул на Наума)

Бедный Нюма. Да. Жизнь – бекова…

 

светлов

И не говори. Только нас, а нам - некого...Ничего, прорвемся.  Бог даст.

 

кононов

А не даст – тоже прорвемся. У нас выхода другого нет. Михеевич? Читать будешь?

 

михеевич

Нет. Хватит.

(Убирает газету)

Я лучше сон посмотрю.

 

кононов

Тогда – отбой. Завтра тяжелый день. У меня, во всяком случае.

 

Кононов проходит к выключателю и гасит свет.

 

инт. палата утро.

 

Кононов сидит на кровати. Вид уставший.

 

Наум в наушниках бьет по клавишам. Головой в такт качает. Творит.

 

Светлов весь ушел в ноутбук.

 

Кононов обводит всех присутствующих взглядом, грузно поднимается.

 

кононов

Пора. Кто перекрестит?

 

светлов

Может, еще бутылку шампанского об тебя разбить?

 

кононов

Антихрист. Ладно. Пиши. Я скоро. Надеюсь. Если не вернусь…

 

светлов

Будем считать тебя гармонистом. Иди. Удачи!

 

Кононов обреченно выходит из палаты, бросает двери открытыми.

 

Светлов смотрит ему вслед, поднимается, проходит к двери, выглядывает в коридор, закрывает двери.

 

светлов

Пошел.

 

Светлов возвращается на свою кровать, садится, кладет на колени ноутбук, смотрит на монитор и откладывает его в сторону.

 

светлов

Не могу. Так – не могу. Вася вернется – продолжу.

 

Наум снимает наушники, смотрит на Светлова.

 

наум

Ты мне?

 

светлов

Пиши, Чайковский. Вася уже пошел, говорю. На экзекуцию. Ну, а ты? Получается?

 

наум

А то! Как в последний раз.

 

Светлов даже вздрагивает от таких слов, но виду не подает. Наоборот – улыбается и грозит шутливо пальцем

 

светлов

Вот ты, Нюма, другой раз как зарядишь балалайку… Последний. Про ноты лучше думай. Фа-фа, ля-ля… До –диез, ля-мажор. Ну, ты понял?

 

наум

Добрый ты, Юра. Если бы не твои хиханьки…

 

светлов

Это точно, двинулись бы всей палатой. Я с этим только и выживаю. Всю жизнь. Она меня раком, а я ей в рожу смеюсь. Последним хочу быть, кто смеется. Попробуй, помогает.

 

 

наум

Мне и так весело.

 

светлов

Я вижу. Смешно козе, что вымя в узде.

 

наум

Где вымя?

 

светлов

Где надо вымя. На месте.

 

Михеевич слушает их беседу, поднимается, проходит к умывальнику

 

михеевич

Надо умыться холодной водой, такую херню несете…

 

светлов

Слышишь, Нюма? И я тебе говорю: раньше смерти не умрешь. И думать забудь! Давишь на клавиши? И дави. Жизнь продолжается. Так же, Михееич?

 

михеевич

Что уже мне говорить? Заживо жрет. Аж чавкает. А я, каждое утро, про себя, молюсь. Думай -не думай, кому как суждено.

Как там…

(Показывает глазами на потолок)

В главной книге написано, так и будет. И можешь думать, что хочешь. Все равно будет так, как суждено. И тебе, и мне, всем.

 

светлов

Писать не пробовал, Михееич?

 

михеевич

Письма. Азбукой Морзе. Мой почерк – видел? Да и некогда мне было. Нужно было на хлеб зарабатывать. Такое время было. Почти, как сейчас. Смутное.

 

светлов

Ну все, завыли. Меняем тему! Время им не то, хлеба не хватает. Живой? Радуйся!

 

ИНТ. ПАЛАТА ДЕНЬ.

 

В палату возвращается Кононов. Бледный, видно, что ему неважно. Присаживается на кровать, откидывается на спину к стене.

 

светлов

Васек? Плохо, да?

 

кононов

(Тяжело)

Чувствую себя, как беременный…

 

светлов

Так мутит?

 

кононов

Не то слово. Токсикоз полный. Вроде сто солдат во рту… присели… пить хочется, но боюсь…

 

светлов

Не надо бояться.

 

Находит в своей тумбочке кружку, набирает в нее воду, подает кружку Кононову. Тот убирает ее рукой.

 

кононов

Позже. Не сейчас. Я полежу немного? Может, попустит?

 

светлов

Как скажешь. Полежи.

 

Наум напряженно смотрит на Кононова, медленно оседает на кровать. Это заметил Светлов.

 

светлов

Вася? Ты Нюму пугаешь своим видом. Поменяй позу лица. Ну все, молчу! Лежи. Я тоже прилягу.

 

Михеевич задумчиво проходит к своей кровати, смотрит на Кононова, качает головой.

 

инт. студия вечер.

 

Воронов и Кащенко сидят в просторном холле, курят.

 

Воронов расслабленно откинулся в пухлом кожаном кресле.

 

воронов

Все решается. Было бы желание. На бабки, правда, попал немного. Переживем. Зато - все по плану. И мои придут, и чужие отдам. Все путем. Другой раз торопиться не буду.

 

кащенко

Понял? А я говорил.

 

воронов

Это ты умеешь. Твоя пайка, кстати, тоже уменьшилась. Ты в курсе? Что смотришь? Думаешь, я один буду за все расхлебывать? Щас! Фифти-фифти. Как говорят в узких  кругах. Ничего, переживешь.

 

кащенко

Половину с половины? И что останется? Ты правильно посчитал?

 

воронов

Правильно. По чесноку. Я бабки нашел?

 

кащенко

Для начала – ты их спустил. Сам.

 

воронов

Намекаешь? На справедливость? Забудь! Я кручу эту тему! Понял? И тебе, кстати, тоже я плачу. Не забыл? Так я напомню. Сколько обычный директор проекта получает? Напряги память. А ты – сколько? Вот и не вякай. Ты получаешь против всякой логики, между прочим. Как я это провожу – вопрос второй. Получаешь?

 

кащенко

Ладно, проехали. Нервы.

 

воронов

Нервы в коробочку. Работа у нас нервная. Надо себя беречь. Ну что? По сто пятьдесят? На сон грядущий. Ты как?

 

кащенко

Можно.

 

воронов

Тогда – поехали? Отметим это подлое дело? И – по домам! Вперед! Погнали!

 

Воронов резво поднимается, забирает со столика барсетку, и направляется к лифту.

 

Кащенко тушит окурок в пепельнице, выдыхает сноп сизого дыма, недовольно кривится своим мыслям, и выходит следом.

 

нат. улица вечер.

 

Башлачев стоит у своей иномарки, прикуривает сигарету.

 

На глаза ему попадаются Воронов с Кащенко.

 

Воронов и Кащенко тоже замечают шефа. Подходят.

 

воронов

Добрый вечер! Почему еще не дома?

 

башлачев

Добрый. Почему вы не дома – понятно. Как успехи?

 

воронов

Завтра готовы проплатить порт.

 

башлачев

Нашли? Разобрались? Слава тебе, Господи! Владислав мне звонил утром. Все нормально?

 

 

 

воронов

Насчет всего я бы не горячился. Порт. По плану.

 

башлачев

С Прохоровым, решили? Берется?

 

воронов

(Кащенко)

Берется?

 

кащенко

Ответ будет утром. Думает.

 

башлачев

Есть о чем. Наворотили дел. Ну, ладно. Утром – так утром. Сейчас – куда? Подбросить?

 

воронов

Спасибо. Мы на своей.

 

башлачев

Как знаете. Ну? Пока?

 

Башлачев усаживается в машину, заводит ее, трогается с места.

 

Воронов и Кащенко смотрят ему вслед.

 

инт. палата утро.

 

Кононов склонился над умывальником, пьет прямо из крана.

 

кононов

Фу, гадость какая!

 

Светлов, отрывается от ноутбука.

 

светлов

Вода? Или ты о чем?

 

кононов

О химии. Не зря я ее в школе ненавидел. Вместе с Менделеевым.

 

светлов

А он-то при чем?

 

кононов

Главный химик.

 

Кононов закрывает кран, возвращается к кровати. Берет полотенце, вытирает лицо.

 

кононов

Тебе еще много?

 

светлов

Меньше половины.

 

кононов

Я сегодня уже буду звонить Бирману. Встречу назначать. Надо будет уже что-то ему показывать.

 

светлов

А когда встреча?

 

кононов

Тебя ждем. Не знаю. Меньше половины? Дня два-три?

 

светлов

Где-то так.

 

кононов

На том и порешим. Через три… нет – через четыре дня. Так что не тяни, заканчивай. Копию – на диск. Отдам Бирману, пусть почитает.

 

Наум слушает их разговор в одном наушнике. Такой смешной! Хотя, грустное это веселье. На коленях – синтезатор.

 

наум

Может и мне тему скинуть на диск?

кононов

Не надо. Это наши наработки. Ему они ни к чему. Ты пиши, пиши, Нюма. Партитуру, конечно, придется закатать отдельно. Но это потом. Сейчас – сценарий.

 

В палату входит Михеевич. Вошел и остановился в дверях.

 

михеевич

Вы еще не собрались? Я ходил меню читал.

 

 

светлов

Вкусно?

 

михеевич

Накаркал – почки.

 

кононов

Молодого оленя?

 

михеевич

Старого быка. Но если они еще и в собственном соку…

 

Пауза. Все смотрят на Кононова и, вдруг, дружно начинают смеяться.

 

Кононов выждал паузу.

 

кононов

Дурносмехи. Ну хорош уже! Пошли!

 

Кононов выходит из палаты первым.

 

За ним - все остальные.

 

По коридору звенит дружный мужской смех.

 

инт. квартира бирмана утро.

 

Телефонный звонок застает продюсера МАКСА БИРМАНА на пути к ванной. Накинув на плечи махровое полотенце, он, неповоротливый толстяк, сонный, с полузакрытыми глазами идет сквозь огромную залу собственного дома, и – звонок. Он останавливается у столика, на котором стоит телефон, чуть тянется к аппарату всем телом, берет трубку

 

бирман

(Недовольно)

Ну? Не понял: кто? Вася?

(Присаживается на быльце кресла)

А, Конон-варвар! Так и бы и сказал! Привет! Только встал. Чего? С птицами надо вставать? Ты бы еще сказал: с какими. Как ты? Пушки? Что это за хрень? Облучают? Так в тебе стронция больше, чем крови? Ладно, чего звонишь? Фильм? Я не ослышался? Пока не понял. Ну, ладно. А, ты в этом смысле? Ну? Ну? Так. А потянешь? Ты же… Сценарий? Так у вас там целый отряд? Подпольная киностудия. Привет им передавай. К вам там нормально пускают? Да? Я заеду, перетрем. Мне надо видеть. Так я ничего не могу сказать. Еще раз? Где это? Адрес? А, понял. Буду. Сегодня. По объектам проедусь, и – к тебе. Пока!

 

Бирман кладет трубку, прислушивается к шуму на кухне - жена завтрак стряпает, в раздумье смотрит на телефон.

 

бирман

Вася в своем репертуаре. Хотя… Надо посмотреть. Нин?

 

голос жены

Встал? Макс? С кем ты там говоришь?

 

бирман

У тебя все?

 

Голос жены

Пять минут еще. Мойся давай, и к столу! Опоздаешь.

 

бирман

(Бурчит)

Сколько говорить: продюсер не опаздывает, продюсер постоянно задерживается?

(Жене, громко)

Вася звонил.

 

голос жены

Как он? Я слышала…

 

бирман

Да как… раком… вернее – с раком. Кино хочет снимать.

 

голос жены

Да? Макс? Да иди ты сюда! Что ты, как бобик из подворотни…

 

Бирман поднимается с быльца, идет на кухню. В дверях комнаты останавливается.

 

 

 

бирман

Васька, говорю, надумал фильм снять. Должно быть интересно. Дадим денег?

 

голос жены

О чем фильм?

 

бирман

Пока не знаю. Но я знаю Ваську…

 

инт. палата утро.

 

Кононов взвешивает в руке трубку мобильника, обводит взглядом притихших друзей. Проходит к своей кровати, присаживается.

 

кононов

Ну? Деньги скоро приедут. Своим ходом. Мы готовы? Юра? Закончил?

 

 

светлов

Финал – и на диск.

 

кононов

Чего ждешь? Нюма?

 

наум

Закончу. Время есть.

 

кононов

Ну, тебе – да, еще время есть. По главному герою… Я знаю парня. Он у Паши Громова снимался, там глаза… Короче – есть герой. Надо прозвонить, справки навести, чтобы он не был на другом проекте занят. Сейчас он нарасхват. По объектам… Надо ехать, смотреть. Машина нужна.

 

светлов

Звони на студию. Башлачеву. Он не откажет в такой херне. Я думаю. Скажи: типа, хроника, на память. То-се… Пока не надо ничего говорить. Подумай, вообщем.

 

кононов

Ну да, чтоб не сглазить. Хотя, только начну о пацане справки наводить – какие секреты? Буду говорить, как есть. Пусть думают, что хотят! Они же нас уже списали? Вот пусть так и думают. Нам это только на руку.

 

светлов

А тут? Договорился? Отпустят?

 

кононов

Куда они денутся? Мы что, заключенные? Петр Андреевич мужик нормальный, понимает. Главное его не подвести.

 

светлов

Как?

 

кононов

Не сдохнуть за территорией больницы.

 

Кононов прислушивается к шуму за дверями, встает с кровати.

 

А чтобы долго жить – нужно есть. Завтрак! Слышите, как стадо Христово, ползет по коридору? Подъем! Вкусим дары Минздрава!

 

инт. студия кабинет башлачева день.

 

Воронов стоит перед Башлачевым, оперевшись руками на быльце стула.

 

башлачев

Чего не садишься?

 

ВОРОНОВ

Примета плохая. Виталий Андреевич, Прохоров в полном отрицалове, как молодежь говорит. Из-за него…

 

 

 

башлачев

(Перебивает)

Раньше чем думал? Конечно,

он же не будет сидеть и ждать, пока вы надумаете начинать работать! Прохоров. А что он говорит?

 

ВОРОНОВ

Его немцы пригласили, ЦДФ. В Гамбург собирается.

 

башлачев

Растет. Когда?

 

ВОРОНОВ

На следующей неделе. Я просто в шоке!

 

башлачев

И правильно. В шоке. Будет нам всем шок. Холодный душ! Вы что, только сегодня узнали о том, что Прохоров сваливает?

 

ВОРОНОВ

Вчера. Но что это меняет? У нас еще есть кто?

 

башлачев

У нас… У вас! Откуда я знаю! Стажер есть, из ВГИКа. Ты ему доверишь такой проект? Нет. И я не доверю такие бабки. Кстати, все нашел?

 

ВОРОНОВ

Даже сверху. Друзья помогли.

 

башлачев

Друзья. Как ты… Первый год работаешь? Ну, на кой хрен ты потянул из бюджета бабки? Накануне съемок. Может, я дурак? Не понимаю. Зачем?

 

ВОРОНОВ

Надо было. Срочно. Думал, проскочу…

 

башлачев

Проскочил ты классно. На сколько попал? Вообщем так, с режиссером – сегодня, до конца дня, я хочу внятно слышать фамилию. Хоть Спилбергу звони. Я сегодня ужинаю с Владиславом. Понял, на что намекаю? До семи ты звонишь. Независимо от результата твоих поисков. Ты меня понял?

 

ВОРОНОВ

Понял. До семи. Я могу идти?

 

башлачев

А кто тебя держит? Иди. И помни…

 

ВОРОНОВ

До семи.

 

башлачев

Правильно. Вали давай, у меня еще дела.

 

Воронов потерянно выходит из кабинета.

 

Башлачев смотрит ему вслед, снимает с пояса мобильный, ищет и набирает нужный номер.

 

ИНТ. ПАЛАТА ВЕЧЕР.

 

Кононов внимательно смотрит из-под очков на двери, приподнимается, прислушивается. В коридоре явно знакомый ему голос.

 

кононов

(громкий шепот)

Пацаны, деньги пришли…

 

Кононов поднимается с кровати, попадает ногами в казенные тапки, идет к двери. Тянется к ручке, но двери, в этот момент, открываются.

 

На пороге – Макс Бирман.

 

За его спиной – Таня.

 

Бирман делает один шаг в палату, останавливается.

 

бирман

(Тане)

Все, барышня, я их уже опознал, спасибо!

 

Хочет закрыть двери, но Таня придерживает их рукой

 

бирман

(смотрит с удивлением на Таню)

Что-то не так?

 

таня

(показывает пальцем на наручные часы)

Время посещения закончено.

 

бирман

Во как? Закончено? Я же на минутку!

(вопросительно смотрит на друзей)

Узники? Что вы молчите?

 

 

 

кононов

Пропусти, Танюша, пожалуйста! Нам поговорить надо. У человека работа…

 

таня

(безразлично)

У всех работа.

(махнула рукой)

Ладно. Ради вас.

 

бирман

(Кононову)

Понял? Ты в авторитете.

(обернулся на Таню)

 Спасибо, Танюша!

 

таня

Только недолго. Ладно?

 

Таня сама закрывает двери. Пауза. Все смотрят на Бирмана.

 

бирман

Ну? Джина вызывали? Давайте хоть обнимемся, что ли? Что у вас за вид, каторжники?

 

Поочередно обнимает Кононова, Светлова, Шварца, распростер руки на Михеевича, и замер.

 

кононов

(поясняет)

Тоже наш, брат по несчастью, Михееич. Познакомься.

 

бирман

(Обнял Михеевича)

Я…это… Макс… вообщем…

 

михеевич

(Слегка отстраняясь)

Михееич… Очень приятно… Вы, как эти… итальяшки… обниматься, целоваться… Точно – киношники.

 

кононов

Не бурчи. Давно не виделись просто. Киношники.

(Бирману)

Присаживайся, куда хочешь!

 

бирман

Никуда я не хочу присаживаться. Сразу к делу! Что там у вас? Время – деньги!

 

кононов

Тема такая, Макс…

 

нат. улица перед диспансером утро.

 

титры:

 

ТРИ ДНЯ СПУСТЯ…

 

Черная «Волга», о которой Кононов договорился с Башлачевым, пришла точно, как договаривались.

 

Водитель Славик, молодой хлопец с босой головой, терпеливо сидит, курит в открытую дверь водителя.

 

В дверях корпуса появляется Кононов, замечает машину, машет рукой водителю, мол – сейчас, и скрывается в дверном проеме.

 

Минуту спустя появляются двое «арестантов» в полосатых пижамах и больничных тапках. Это – Кононов и Светлов. Они едва не бегом достигли машины и нырнули в салон.

 

 

 

славик

Едем?

 

кононов

Гони, Слава!

 

славик

Сначала – куда?

 

кононов

Как на аэропорт ехать, знаешь? Там покажу, куда дальше. Поехали.

 

Славик хлопает дверцей, заводит мотор и «Волга» резво скользит по пустой улице. 

 

инт. палата день.

 

Шварц откладывает клавиши в сторону, пробует свой  лоб рукой.

 

Михеевич подозрительно смотрит на Наума.

 

 

михеевич

Ты чего? Нюма?

 

шварц

Швырнуло что-то. Башка кипит. Полежать надо.

 

михеевич

Полежать. Лекаря надо, а не полежать. Тут шутки, сам знаешь…

 

Михеевич встает с кровати, растерянно идет к дверям

 

Щас. Ты это… Щас…

 

Михеевич выходит в коридор.

 

Наум тоскливо обводит глазами палату, пытается подняться, но слабость какая-то в ногах появилась, не смог, бухнулся обратно. Облокотился спиной о стену, тянет ворот пижамы.

 

Он слышит, как Михеевич разговаривает с сестрой в коридоре, совсем рядом. Глубоко вдохнул, задержал дыхание и быстро выдохнул. Легче не стало.

 

Наконец вошла дежурная сестра.

 

Следом – Михеевич.

 

сестра

Что тут? Плохо?

 

михеевич

Нет, блин, балдеет! Не видишь, что ли? Белый уже… Зови, кого там?

 

сестра

Давайте…

 

Вставляет в уши трубки фонендоскопа

 

Майку поднимите…

 

михеевич

Что ты там услышать хочешь? Последний вздох?

 

сестра

Не мешайте!

 

Свободной рукой ищет пульс на руке у Наума, второй приподнимает ему майку на груди

 

Пульс учащенный. Ложитесь. На спину. У вас криз начинается.

(Михеевичу)

Две минуты. Посмотрите тут. Ладно?

 

Сестра быстро выбегает из палаты, кого-то громко зовет в коридоре.

 

голос сестры

Нина? Срочно в шестую каталку! Готовь реанимацию!

 

Михеевич с опаской смотрит на Шварца.

 

Шварц, перехватывает его взгляд, пытется кисло улыбнуться, но вместо этого закрывает глаза.

 

Михеевич присаживается перед ним, тормошит за плечо

 

михеевич

Э-э! Нюма? Прекращай! Ты меня слышишь? Нюма? Даже не думай. Если сдохнешь, я тебе не знаю, что сделаю! Нюма?

 

В палату, два дюжих парня в халатах, с грохотом вкатывают каталку, перекладывают на нее Наума, и быстро вывозят его из палаты.

 

Михеевич выходит за ними в коридор, испугано что-то ищет вокруг себя в воздухе руками. Он напуган. Обернулся в дверях, посмотрел на пустую кровать Наума, вернулся в палату, присел на свою кровать, покачал головой

 

михеевич

Как же так… Не должно быть так… не правильно это… Он же еще пацан…

 

нат. улица трасса день.

 

«Волга» стоит на оживленной трассе с поднятым передним капотом.

 

Славик перегнулся к двигателю, чего-то пытается сделать с ним.

 

Кононов и Светлов сошли в траву на обочине.

 

светлов

Ну? И что это может быть?

 

кононов

Движок, что. Только не говори мне про злые чары, я тебя прошу! Мистика ни причем. У нее часто такое.

 

светлов

И не думал. Я говорю: что ж так не везет, Вася? А? Как сглазили.

 

кононов

Есть кому. Последний вздох не дают сделать.

 

светлов

Суки. Что я могу сказать?

 

Кононов обернулся на машину, подходит к Славику.

 

кононов

(Славику)

Поедем? Есть надежда?

 

славик

Пару минут. Я понял, в чем дело.

кононов

Молодец. Сглазили. Та вот вам по всей морде!

(Удивленному Славику)

Это я не тебе. Крути.

 

Светлов тоже подходит к машине, смотрит вокруг.

 

светлов

На нас смотрят, как на беглых. Правда, прикольно?

 

кононов

Сейчас поедем. Иди в салон, не смеши людей.

 

светлов

Тоже верно. Пусть с тебя смеются.

 

Светлов умостился на заднем сиденье, откидывает голову назад

 

светлов

Вася? А знаешь, чего я подумал?

 

Завелся двигатель. Славик закрывает капот, смотрит на Кононова

 

славик

Все, едем?

 

кононов

Поехали. Сворачивай на аэропорт, потом – направо, где база «Жигулей». Там дальше поселок.

 

славик

Я знаю, где это. У меня там кент живет.

 

Кононов садится в салон рядом со Светловым, закрывает двери. «Волга», фыркнув, трогается с места.

 

 

КОНЕЦ ВТОРОЙ СЕРИИ

 

 

 

 

третья серия.

 

инт. студия кабинет воронова день.

 

Воронов сидит на столе, прижав к уху телефонную трубку

 

воронов

Так. Я понял. Что мне делать? Чего? Прохоров уже никуда не летит? А где он сейчас? К нему давай, мухой! Пока не напился. С горя. Мне до семи надо… Ну? Так давай, что ждать? Отзвонись только. Ладно? Пока!

 

Воронов вертит в руке трубку, бросает ее на аппарат.

 

Поднимается, проходится по кабинету.

 

Снова присаживается на стол. Тянется  к телефону, но не звонит, барабанит по трубке пальцами

 

Не летит. Это хорошо. Мать его так, пообещаю чуть больше, куда он денется? Главное, что он – здесь, дома. Уже шестнадцатое. Ужас.

 

Воронов снова поднимается, идет к двери, выглядывает в коридор и закрывает ее на замок.

 

Затем возвращается к столу, садится в кресло, из стола достает початую бутылку коньяка и рюмку, ставит все перед собой на стол. В раздумье смотрит на бутылку и резко меняет свое решение – убирает все со стола

 

Пока нельзя.

 

нат. улица поселок вечер.

 

Кононов ходит по заросшей поляне у дома, в котором давно никто не живет. Все – нараспашку, части крыши нет, дверей, окна битые – сарай! Но ему нравится. Довольный вид.

 

Светлов сидит в машине и наблюдает за Кононовым оттуда.

 

Славик дремлет у руля.

 

кононов

То, что надо. Подшаманить, конечно, немного. А так – класс. Я давно это место знаю. Тут уже, вроде, эпизод снимали? Не помнишь? Громов?

 

светлов

Нет. Мы еще долго тут будем?

 

кононов

А что тут еще делать? Посмотрели? Нравится?

 

светлов

Нормально. Потянет.

 

кононов

Что значит «потянет»? Я не понял? У тебя в сценарии именно такой домик описан. Я его таким и вижу. Ну, ладно, солнце уже садится.

 

светлов

И жрать охота.

 

кононов

Да? По тебе не видно. Глазки – сытые. Как у свиньи. Ладно, поехали. Славик? Заводи!

 

инт. палата вечер.

 

Кононов и Светлов стоят у кровати Михеевича. Тот сидит, опустив голову. Повисла пауза.

 

кононов

Пока еще ничего не говорили?

 

михеевич

Глухо. Как увезли, и – глухо.

 

светлов

Если назад не везут – живой.

Лечат. Так же? Может капельницу воткнули, или снотворное?

 

кононов

Может. Не может, а надо узнать точно! Есть же у кого спросить? Не на острове.

 

Кононов быстро покидает палату.

 

Светлов переводит взгляд с двери на Михеевича.

 

светлов

Чуйки – никакой. Жив. Как думаешь?

 

михеевич

Я могу думать, что угодно. Ты не видел, как Нюма тут… Как мишка белый. На бок завалился. Мрак. До сих пор перед глазами. Вот где ужас. А то, в кино вашем, зомби ходят, типа страшно. Тьфу!

 

светлов

Ну все. Что сделано – то сделано. Будем надеяться, что все обойдется. Сейчас Вася все узнает. И все будет, как раньше. Мы уже дом смотрели. Снимать скоро начнем. Все будет нормально.

 

михеевич

Хотелось бы. Но уже не будет. Первая ласточка. Так и я…

 

светлов

Перестань, Михееич! Мы уже говорили об этом! Хватит. Будет-будет, что раньше времени умирать?

 

Вернулся Кононов. Вошел, остановился в дверях. Видимо, переваривает услышанное от врача.

 

 

светлов

Ты хоть не молчи. Вася? Порядок? Жив?

 

кононов

Если это жизнь, то что же такое смерть? Жив. Пока. Растение. Паралич. Как долго это продлится…

 

светлов

Та ты что! Паралич? Полный?

 

 

 

кононов

Бревно. Я видел. Еле уговорил показать, хотя бы… Трубки, приборы. Вот тебе и саркома. Вот тебе и рак. Бах – и все. Еще ж утром смеялись…

 

михеевич

Досмеялись. Торопиться вам надо, хлопцы. А то – кина не будет. Упаси Бог. Вы то хоть, как? Не шатает, как Нюму?

 

кононов

А его шатало?

 

михеевич

Так он сказал. И башка разболелась. Брык – и все. Увезли.

 

кононов

Юра? Ничего такого?

 

светлов

Не считая месячных…

 

кононов

Я серьезно? Придурок.

 

светлов

Шучу же. Что тебе еще?

 

кононов

У меня просто слабость. Но это я кислородом отравился. Сидим взаперти. Значит – живы. Так что, Михееич, не спеши туда, куда Святой Петр еще не звал! Ты еще наш фильм увидишь! Мы так просто не подохнем! Помяни мое слово!

 

михеевич

(Грустно)

Лишь бы не тебя…

 

 

 

 

 

инт.кабинет бирмана утро.

 

 

 

титры:

 

КОНЕЦ НЕДЕЛИ

 

Бирман заканчивает разговор. Его собеседник – МИХАИЛ ГРИНЕВ, известный предприниматель. Средних лет, седой, строгий костюм. Гринев закуривает.

 

гринев

(после паузы)

Я с тобой не первый год работаю, Макс. За бабки я не переживаю. Серьезно. Ребят жалко. Я Васю давно знаю. Как же так вышло? Когда надо деньги?

 

бирман

Хоть сейчас, Миша! У них все на мази. Сценарий у меня, на диске. Читать будешь?

 

гринев

Потом. Вася фуфло снимать не будет. Верю. Ты про каннскую комиссию слышал, кстати?

 

бирман

А что там?

 

гринев

Заявку надо готовить. Синопсис, все такое. Залезь в Интернет, неуч! Я и то знаю. Это шанс. Что ни говори. Чем черт не шутит? У меня есть концы, кстати. Я с ними уже работал.

Второе место тогда было. Сейчас это в порядке вещей. Главное – вовремя постучать в нужные двери. Смету подготовил?

 

бирман

Тебе сейчас?

 

 

 

гринев

Конечно! Чего тянуть? Мне же основание нужно. Сколько там?

 

бирман

В чистую – триста.

 

 

гринев

Наших?

 

бирман

Юмор? Наших. Вечнозеленых.

 

гринев

Все сразу?

 

бирман

Нет. Но треть надо уже запускать в дело. Дом в чувство привести, интерьер, костюмы. Есть на что, короче. Сейчас я смету тебе дам, сам почитаешь.

 

Бирман роется в бумагах на столе, находит то, что искал

 

бирман

Вот. Здесь все. До цента.

 

гринев

(Смотрит бумаги)

Твою смету можно, как роман читать.

 

бирман

Так интересно?

 

гринев

Все понятно.

Это – сюда, это – на то. Сразу видно – профи. Молодец. Думаю, это решим. Треть? Это…

 

бирман

Сто. Можешь больше. Если получится.

 

гринев

Получится. Завтра?

 

 

бирман

Было бы идеально.

 

гринев

Значит – завтра. Еще что? Все? Проводи тогда, что ли?

 

бирман

Возьми сценарий, почитай вечером. Юрка выдал, аж комок в горле. Там пацан слепой, лет десять пацану…

 

гринев

Ладно, не рассказывай.

(Пауза)

Читать неинтересно будет. Давай сценарий!

 

Бирман передает Гриневу диск. Тот прячет его в барсетку.

Смотрит в упор на Бирмана.

 

гринев

Надо пацанам помочь. Вася меня, как-то, выручил крепко. Было дело. Хоть и прошлое. Надо. Пошли? Покурим на улице? Могу и до дома…

 

бирман

Я на своей. Спасибо. Идем, покурим!

 

Бирман и Гринев выходят из кабинета. Двери остаются открытыми.

 

На столе, настырно, звонит телефон…

 

 

нат. улица диспансер день.

 

Две машины «скорой» у дверей приемного отделения. Задние дверцы «скорой» открыты. В салоне «скорой» пусто.

 

Кононов и Бирман выходят из здания диспансера.

 

Бирман тяжелым взглядом смотрит на машины, слушает Кононова.

 

кононов

Такие дела, Макс. Плывем один за другим. И времени у нас, я уже понял, не так много. Но за Гринева спасибо!

 

бирман

Он, кстати, заехать обещал. Расстроился.

 

кононов

Да?

 

бирман

Мало того, предложил помочь с Каннами.

 

кононов

С чем? С Каннами?

 

бирман

Комиссия уже работает, отборочная. Я, короче, дал ему синопсис. Самому пришлось писать. Заявку. Диск. Жду звонка.

 

кононов

Поспешил ты, Макс. С Каннами.

 

бирман

Лучше перебдеть.

 

кононов

Не тот случай. А вдруг сорвется? Под Богом ходим. Ты же видишь? Нюма… вот…

 

 

бирман

Мрак. Будем надеяться, все пойдет по плану. Деньги уже у меня. Поезд ушел.

 

Бирман достает сигарету, прикуривает.

 

Кононов присаживается на корточки у стены.

 

бирман

(Продолжает)

Не вздумай сдохнуть, пока фильм не закончишь. Понял?

 

В дверях появилась спина санитара, затем каталка, на которой лежит накрытое простыней тело.

 

Каталку подвозят к машине «скорой», грузят в салон тело.

 

Заплаканная женщина, очевидно кто-то из родственников, садится в салон. Двери закрывает водитель.

 

Водитель «скорой» проверяет дверцу, усаживается за руль и машина медленно выезжает со двора.

 

Кононов и Бирман молча переглядываются.

 

инт. палата день.

 

Светлов сидит на подоконнике, смотрит на улицу.

 

Михеевич, как обычно, читает газету.

 

Кононов ходит взад-вперед по палате.

 

светлов

Вася? Может, хватит?

 

кононов

Отвали. Думаю.

 

светлов

Эрго! Я думаю, значит я существую! Ты глянь, Вася, какие цацки пошли! Кровь с молоком.

 

михеевич

Кобель старый. Ты про анализы лучше думай. Да как отсюда ноги унести.

 

светлов

А чего про них думать? Сдал – и спи спокойно. Ничего ты, Михееич, не понимаешь.

 

михеевич

Куда мне? Троих наклепал.

 

светлов

Молодец. Стахановец. Но, чем меньше женщину мы любим…

 

кононов

Тем больше устает рука.

 

Пауза. Кононов и Светлов прыснули со смеху.

 

Михеевич смотрит на них  из-под очков. Входит врач.

 

врач

Светлов?

 

Смех резко обрывается.

 

Светлов встает с подоконника.

 

светлов

Я.

 

врач

Идемте со мной. В лабораторию. Сделаем повторный анализ крови.

 

светлов

Повторный? Зачем?

 

врач

Да не волнуйтесь. Может это ошибка теста. Проверить надо.

 

светлов

Ну да, конечно. Серьезная ошибка? Теста, в смысле?

 

врач

Серьезная. Пошли?

(Кононову)

У вас пока все нормально. Образно говоря.

(Светлову)

Идем?

 

Светлов идет следом за врачом.

 

Кононов смотрит им вслед.

 

кононов

Образно говоря.

 

Подходит к умывальнику, открывает кран, нагнувшись, пьет из-под крана. Закрывает кран, оборачивается на Михеевича

 

кононов

Образно говоря: меняйте памперсы, карапузики. Никогда прямо не говорят.

 

михеевич

Медицинская этика.

 

кононов

Ну да, этика. И думай, что хочешь.

 

михеевич

А ты не думай. Лечись себе. Выздоравливай. Кино снимай. Что, больше не о чем думать?

 

кононов

И тебе – того же. Сейчас еще Юрка…

 

Кононов проходит к окну, садится на подоконник.

 

Михеевич встряхнул газету, вздыхает и продолжает чтение.

 

Кононов смотрит во двор.

 

флэш-бэк. воспоминание кононова.

 

Кононов и Светлов на дне рождения Шварца.

 

Стоят на балконе. Дым коромыслом, гости, тосты, музыка.

Шварц подносит им бокалы с шампанским

 

 

шварц

Пустим пузыри?

 

Кононов и Светлов берут у него из рук бокалы.

 

кононов

Пустим. Нюма, все уже сказано. Но я, от себя: на следующие твои восемнадцать, в Лос-Анджелес, за «Оскаром»!

 

шварц

Принимается.

 

Чокаются бокалами, пьют.

 

шварц

А на твои – в Канны!

 

конец воспоминания КОНОНОВА.

 

Кононов отряхнулся от воспоминаний, тяжело вздыхает, бросает взгляд на заправленную кровать Наума, на Михеевича и горестно качает головой.

 

 

инт. палата вечер.

 

Кононов сидит на кровати вместе с ВАЛЕНТИНОЙ – женой. Приятная миловидная женщина. Умиротворенно так сидят.

 

Валентина просматривает пакеты со снедью, фруктами.

 

Светлов спит, поджав под себя ноги.

 

Михеевич тактично встает и выходит из палаты.

 

кононов

Ты когда прилетела?

 

валентина

В обед. Самолет задержали. Час сидела в Симферополе. Как вас кормят?

 

кононов

Жить можно. Как крыс.

Крупа, крупа, подливкой польют, для запаха. Как в больнице могут кормить? Сама хоть поела?

 

 

валентина

Я ж не ты! Конечно. И в самолете…

 

кононов

Кормили?

 

валентина

Сама ела. Ты что? Завтрак взяла с собой. Что говорят? Чего ждать?

 

кононов

Результата. Не знаю. Пушками стреляют. Еще три осталось. Ты мне денег принеси? А то я уже почти три сотни задолжал. За пушки.

 

валентина

У меня есть, я дам. Вид у тебя, конечно… Вася, я хочу с врачом поговорить.

 

 

 

кононов

Его уже нет. Ушел. Что говорить?

 

валентина

Как - что? Надо же знать, как идут дела? Может надо чего? Обязательно надо поговорить. Лекарства – достанем. Любые. Деньги – тоже не вопрос.

 

кононов

Разошлась… Не вопрос. Наследство получила?

 

валентина

Пенсию. Найдем, Вася. Ты с этим не шути. Надо- достанем!

 

кононов

Эх, Валюха… Как все хорошо было. Жили себе, работали, людям радость приносили. Откуда все это на голову свалилось? Почему? Чем я заслужил такую смерть?

 

 

 

валентина

Перестань! Смерть. Даже не думай. Вытащим тебя!

 

кононов

Разве что – за ноги. Как не лечат, а выносят, каждый день почти, людей под простыней. Каждое утро просыпаюсь и щипаю себя – живой? Нюма в реанимации. Юрку водили в лабораторию, чего то там не так с кровью. И что мне думать?

 

валентина

Не говори ерунду. Цыганка мне нагадала, что мы, как Ромео и Джульетта…

 

кононов

Долго и счастливо, и в один день? И ты веришь?

 

валентина

Надо же хоть во что-то верить?

(Пауза)

Поздно уже. Как добираться?

 

кононов

Такси вызывай. Я серьезно! Тут ничего не ходит в такое время. Кроме уродов. Звони!

(Протягивает ей свой мобильный)

У меня номер забит, найди! «Такси» написано.

 

В палату заглядывает Михеевич.

 

кононов

Михеевич? Куда ты пропал?

 

михеевич

В гости ходил.

 

кононов

Заходи! Ушел молча… Все нормально. Сейчас такси вызовем, Валюху проведу… Не дуркуй! Все свои.

 

Михеевич проходит к своей кровати, присаживается

 

михеевич

Я не дуркую. Чего маячить? Так это жена твоя?

 

кононов

Скажи комплимент!

 

михеевич

Очень приятно.

 

кононов

Стесняется. Нашла номер? Набирай, жми кнопку. Пошел вызов?

валентина

Пошел… Добрый вечер! Можно машину? Онкодиспансер, да, областной… Куда ехать? Космическая. Хорошо. Да, этот номер. Ждем.

(Кононову)

Сейчас поеду. Так. Деньги.

 

кононов

Три сотни.

 

валентина

Я помню. Хорошо, что взяла.

(Передает ему деньги)

Бери четыре! Бери, вдруг еще чего понадобится? Я с карточки еще завтра сниму.

 

ЗВОНОК МОБИЛЬНОГО

 

ВАЛЕНТИНА

(подносит трубку к уху)

Да? Вызывали. Выходим.

 

Валентина возвращает Кононову мобильный, поднимается, кивает головой на прощанье Михеевичу

 

валентина

Пошли? До свиданья!

 

михеевич

Всего доброго!

 

Кононов и Валентина выходят из палаты. Михеевич встает, подходит к окну, приложил ладошку к черному стеклу, прищурено смотрит во двор.

 

михеевич

Поехала… Сколько человеку для счастья надо? Васька ожил. Все ж не один…

 

Вроде нашкодив, Михеевич быстро возвращается в кровать, хватает газету, читает.

 

ИНТ. ПАЛАТА ВЕЧЕР.

 

Возвращается Кононов.

 

кононов

(Михеевичу)

Не стыдно? Подглядывать?

 

михеевич

А меня что, видно было?

 

кононов

Как на экране.

 

светлов

(Проснувшись)

Я вроде Валюхин голос слышал?

кононов

Была. Не приснилось. Ты как?

 

светлов

Звезда – в шоке!

Тела-антитела, клетки. Чего только во мне нет! И все это меня жрет. Потихоньку пока. А то, я думаю, что так со рта вонять начало? Ни с того, ни с сего. А оно вон что… Надо жвачки купить в ларьке. А то, как дыхну… на лекаря. Упадет. Так что Валюха?

кононов

Прилетела. Все нормально. Денег дала. Хоть за пушки не буду должен.

 

светлов

Мы – за мир. Мы за пушки не должны. Что на завтра?

 

кононов

По плану. Машина – к десяти. Объект почти готов, там строители новый дом отбабахали. Прикинь? Да, Макс все делает. С пацаном завтра встречаемся. Макс уже передал ему сценарий. Согласился. Так что, Юра, есть еще у тебя порох в пороховницах!

 

светлов

Ну да. И ягоды в ягодицах. Понравилось, говоришь? Это хорошо. К десяти? Надо выспаться.

 

кононов

Согласен. Ну? Гасим свет?

 

нат.улица перед студией утро.

 

Славик протирает тряпкой лобовое стекло.

 

Подъезжает Воронов. Глушит двигатель, смотрит некоторое время на «Волгу», затем - выходит из машины, подходит к Славику

 

воронов

Привет! На выезд?

 

славик

Ага. На выезд. Еще есть время. А вы чего так рано?

 

воронов

Не спится. Что снимать будете?

 

славик

Кино.

 

воронов

Ну, это я понял. С кем?

 

славик

С Кононовым. Сейчас заберу Павлика, и за Кононовым. Камера уже на месте.

 

воронов

Ты серьезно? Кононов? Он же…

 

славик

Да, в больнице. А что вас удивляет?

 

воронов

Ничего. Странно просто все. Кононов, съемка. И давно начали?

 

славик

Сегодня. Первый день. Ладно, пора.

 

воронов

Пора – езжай. Конечно. Кононов.

 

«Волга» срывается с места и пропадает из вида.

 

Воронов озадаченно смотрит ей вслед.

 

Достает с пояса мобильный, ищет номер.

 

 

 

нат.объект съемки утро.

 

На площадке все кипит. Камера, осветители, звук.

 

Оживленное движение.

 

Кононов со Светловым выделяются внешним видом – в синих халатах поверх пижам.

 

Гример занимается главным героем.

 

Кононов обсуждает с оператором ракурсы съемки, рукой все ему показывает. Тот согласно кивает.

 

Светлов с листами распечатанного сценария стоит за спиной Павла, читает первый эпизод, что-то поясняя по ходу.

 

Чуть поодаль собрались любопытные – местные жители, кому делать нечего. И старые и малые. Терпеливо ждут начала съемки.

 

Кононов подходит к гримеру, смотрит на Павла

 

кононов

Пойдет. Все готовы? Паша в кадр! Тишина на площадке!

 

Павел проходит в центр поляны у дома, поднимает голову, щурится от яркого утреннего солнца и света от прожекторов.

 

 

кононов

Паша? Готов? Внимание! Камера. Мотор!

 

инт. палата вечер.

 

Михеевич сёрбает чай из кружки.

 

Кононов просматривает сценарий.

 

Светлов привычно сидит на подоконнике.

 

кононов

(Откладывает листы)

Так. Юра?

 

светлов

Чего?

 

кононов

Так все нормально, изменений особо никаких. Но посмотри пятую картину. Сцена, где Павел представляет девушку. Понимаешь, она должна

появиться реально. То есть, воображение нарисовало, а она – реально. Понял фишку?

 

светлов

А-а, типа: для него фантом, а на самом деле…

 

кононов

Правильно. Диалог нужно переделать. А то у тебя тут…

 

светлов

Я понял. Сделаем. Это все?

 

кононов

Пока все. Михееич? Ты что притих?

 

михеевич

Слушаю.

 

кононов

Хочешь с нами? На съемку?

 

михеевич

Мешать? Я лучше потом фильм посмотрю. Интересней будет.

 

кононов

И то, правда. Ну, ладно. Юра? Сейчас писать будешь?

 

светлов

Нет. Сейчас я писать буду и спать. Утром, пораньше встану, тут ерунда. Пока подумаю, как лучше…

 

кононов

Ну, смотри. Думай. Тогда – отбой? Давайте спать? Михееич? Гаси свет…

 

инт. салон иномарки утро.

 

Бирман неспешно рулит по центру города. В салоне играет музыка Наума к новому фильму.

 

Бирман, в такт, раскачивает головой.

 

ЗВОНОК МОБИЛЬНОГО.

 

Бирман пальцем включает на ухе «блютуз».

 

бирман

Да? Привет. По плану. Второй день уже. Да потратили ерунду! Хватает пока. Слушай, интересно! Серьезно. Такой психологический экшн. Напряжение. Я немного посмотрел. Нормально идет. И пацан молодец. Профессионально так все делает. Будем надеяться… Да. Хорошо, буду. Пока!

 

Бирман притормаживает на светофоре, кивает в такт музыке, даже пытается ухватить мелодию, мурлычет под нос.

 

Молодец Нюма… Морриконе прямо! Хоть бы выжил.

 

На светофоре – зеленый.

 

Макс плавно трогается с места и машина теряется в общем потоке машин.

 

инт.палата вечер.

 

 

 

титры:

 

ПРОШЛА НЕДЕЛЯ…

 

Над кроватью Светлова склонились врачи.

 

Светлов лежит белый, как снег. Всех перепугал.

 

Кононов и Михеевич стоят за спинами врачей, переживают не на шутку. Есть от чего. Сидел себе нормально, и вдруг поплыл. Хорошо, вовремя кинулись, тревогу подняли.

 

Врач колет Светлову что-то сильное.

 

Врачи тихо обмениваются только им понятными репликами.

 

кононов

(врачам)

Ну что там? Поднимем?

 

первый врач

Не сегодня.

(Второму врачу)

Давление еще раз проверь!

(Кононову)

Шанс, конечно, есть. Но, боюсь, придется везти его в реанимацию. Таким его оставлять до утра опасно. А там, все таки, под присмотром будет.

(второму врачу)

Проверил? Сколько?

 

Второй врач молча показывает показания тонометра.

 

первый врач

Так и есть.

(Кононову)

Короче, мы за каталкой. Тянуть бессмысленно. Присмотрите пока? Ему все хуже.

(Второму врачу)

Идем? Коля?

 

Врачи быстро выходят из палаты.

 

Кононов совершенно растерянно смотрит на Светлова.

 

Михеевич что-то шепчет одними губами, беззвучно, качает головой.

 

Кононов присаживается на корточки у кровати Светлова

 

кононов

Я знаю, ты меня слышишь. Юра. Чуть-чуть осталось. Еще недели две, максимум. Не подыхай, ладно? Нам еще на премьеру надо будет сходить. Что я один пойду? Будем считать – договорились. Я тебя знаю. Ты сможешь…

 

Врачи вкатывают в палату каталку.

 

Кононов медленно поднимается с колена.

 

инт.кабинет бирмана утро.

 

титры:

 

ДВЕ НЕДЕЛИ СПУСТЯ…

 

Бирман прилег на локти, стоит перед столом и говорит по мобильному

 

бирман

Что не так? Я не понял? Материал у вас? Весь? Готовьте озвучку. Давайте заявку, я проплачу. Конечно, без проблем. Когда? Годится. Начинайте. Студия свободна? Только вечером? Значит – вечером. Ночью! Мне все равно – когда. Сколько будет надо… Мы поняли друг - друга. Держите меня в курсе. Пока!

 

Бирман кладет мобильный перед собой на стол, возвращается  в кресло.

 

ЗВОНОК МОБИЛЬНОГО.

 

Макс берет трубку

 

Да? Гриня, привет. Понял. Смонтировали. Озвучка осталась. Успели. Студия фыркает, но я разберусь. Тон-студия, где звук пишут. Ну да. Подкину немного и все. В первый раз, что ли? Чего? Утвердили? Ты Хоттабыч, Гриня! Когда надо? Успеем. Сколько копий? Я понял. Сделаем. Формат? Знаю. Конечно. Давай.

 

Бирман зажимает в ладони мобильный, как гранату, трясет им в воздухе

 

Йес!

 

инт. палата день.

 

Кононов и Михеевич в палате вдвоем.

 

Михеевич, как обычно – в чтении.

 

Кононов сидит на кровати, обхватив голову руками. Пауза. Убирает руки от головы, смотрит на Михеевича

 

кононов

Вот так, Михееич. Успели. А радости никакой. Сначала Нюма, потом Юра… Ничего не помогло. Вроде и не было человека… Я что-то расклеился. Сны дебильные сниться начали.

 

михеевич

Убрал в сторону газету

 

Какие? Что снится?

 

флэш-бэк. воспоминания кононова.

 

В дверях палаты Кононов и Светлов. Перед ними – Нюма. Смешной такой в пижаме, как Вини Пух.

 

наум

Привет. Вот и я. Примите?

 

кононов

Нюма! Сын израилев! Ты то чего? Кто-то занес метастазы на студию?

 

наум

Саркома, Вася.

 

светлов

Это по французски?

 

кононов

Латынь, неуч. Саркома? Точно?

 

наум

Саркома. Говорят: не лечится. Зачем сюда перли? Мог бы и дома…

 

КОНЕЦ ВОСПОМИНАНИЯ КОНОНОВА.

 

Кононов подходит к окну, упирается ладонями в подоконник, лбом – в холодное стекло.

 

флэш-бэк.воспоминания кононова продолжение.

 

В палате они все еще вместе. Он запомнил этот день. Светлов успокаивает Наума.

 

светлов

Вот! Молодец! Умеешь же, сволочь! Нашли чем пугать. Ты, Нюма, пиши, время есть. Много времени. Мы еще потанцуем. Хава - Нагилу. Научишь, кстати? Всегда мечтал.

наум

Прикалываешься? Да?

 

светлов

Чего? Правда. Я, знаешь, танцевал, как Бог! Танец маленьких утят. Знаешь такой? Могу показать.

 

КОНЕЦ ВОСПОМИНАНИЯ КОНОНОВА.

 

Кононов отвернулся от окна, присел на кровать Наума, провел по ней ладонью.

 

Михеевич с комом в горле смотрит на Кононова.

 

михеевич

Не грызи себя, Вася. Не за что. Так в Божьей книге им было написано. Мы же не виноваты, что пока живы?

 

кононов

Дело не в этом, Михееич. Несправедливо все это. Талантливые хлопцы были. Вот что обидно.

Юрка такой сценарий выдал. Напоследок. И не увидит. Нюма, музыки своей не услышит. А я, наверное, фильма…

михеевич

Тю, на тебя! Слушать противно! Наоборот, надо вот такой

(Михеевич показал – какой)

Кукиш скрутить! А не подыхать от тоски. Их не вернешь, Вася. И будем пока с этим жить. А ну! Возьми себя в руки! Режиссер.

 

Кононов смотрит потухшим взглядом на Михеевича и натянуто пытается улыбнуться.

 

инт.кабинет бирмана.день.

 

 

титры:

 

КОНЕЦ ВТОРОГО МЕСЯЦА

 

В кабинете Бирман, Гринев и представитель отборочной комиссии - Жан.

 

Бирман нервно ходит по кабинету.

 

гринев

Вам подтвердили наше участие?

жан

(Говорит с акцентом)

Да. Фильм – уже поставили в конкурс. Мне звонили из Канн. Конкурсная программа начинается завтра. Фильм Джеболло первым, потом – ваш. Будем, как у вас говорят, держать кулаки.

 

гринев

Да, Жан, спасибо. Вы очень помогли. Мы уже второй раз с вами работаем? Нужно, как это по французски?

(Широко улыбнулся)

Встретиться в неформальной обстановке. Вы как? По оплате, кстати, нет вопросов?

 

жан

Нет, нет! Все в порядке. Будем ждать решение жюри. Мы свое дело сделали.

 

бирман

Остановился  перед Жаном

 

Да, сделали. И не только мы…

 

В кабинете повисла пауза. Каждый вспоминает и думает о своем.

 

инт.палата день.

 

титры:

 

канны. день премьеры

 

Кононов поднял свою подушку повыше, лежит, смотрит на маленький экран телевизора, его Михеевич поставил на подоконник и сам присел к нему на кровать, переживает, руки трет.

 

михеевич

Выходят, смотри. Ну, Вася, готовься.

 

На экране ведущие Каннского фестиваля.

 

Диктор за кадром озвучивает происходящее:

 

голос диктора

Сейчас вскроют конверт. Надо сказать, фильм Василия Кононова вызвал большой резонанс… И у жюри, и у зрителей… Но посмотрим, что скажет компетентное жюри…

 

михеевич

Слыхал? Резонанс.

 

кононов

(говорит вяло, с трудом)

Не мешай. Громче не делается?

 

Михеевич привстает, делает звук громче.

 

михеевич

Нормально? Ты что, плохо слышать стал?

 

голос диктора

Софи Марсо вскрывает конверт. Сейчас мы услышим имя победителя.

 

На экране звучит французская речь, говорит Софии Марсо

 

голос диктора

Вы уже, наверное, поняли без перевода. Гран При фестиваля получает фильм… Василия Кононова! Кстати, он так и называется- «Гран- При», главный приз! Вы слышите реакцию зала? Что-то невероятное. Зал приветствует победителя стоя! Давно такого не было. Вы видите, как на сцену поднимается сын режиссера, Антон. Он специально прилетел в Канны. Сам Василий Кононов в тяжелом состоянии, к сожалению. Софи передает Антону золотую пальмовую ветвь…

 

голос антона

К сожалению, отец не смог лично присутствовать, но, я думаю, он сейчас радуется вместе с нами. Папа, ты слышишь? Это овации твоему фильму! Спасибо всем, кто помог этому фильму дойти до мирового экрана!

 

Слышно, как зал взрывается овациями.

 

Михеевич даже прослезился. Смахнув скупую слезу, он поворачивается на Василия.

 

В застывших зрачках Кононова блики экрана.

 

Михеевич испуганно вскакивает, тормошит Василия

 

михеевич

Мы победили, Вася! Как ты можешь… Ты победил, Вася! Ну, посмотри, давай, приди в себя! Не вздумай подыхать в такой момент! Вася, Вася… Пять минут не мог пожить еще? А? Не мог?

 

В дверях палаты замирает испуганная Валентина. Она прижалась к стене спиной. Поняв, что произошло, она беззвучно плачет, прикрывая ладонью лицо.

 

Михеевич обнимает Кононова, как ребенка, за плечи, и тоже плачет.

 

михеевич

Как ты мог… Вася…

 

В палату вбегают врачи.

 

Михеевича тактично отстраняют от Кононова. Склоняются над бездыханным Василием, ищут пульс, дыхание, но – поздно.

 

КРУПНО ЛИЦО КОНОНОВА. Глаза открыты, он, словно задумался.

 

Зрачки все еще отражают блики от экрана телевизора…

 

нат. городское кладбище день.

 

Три свежих могильных холма.

 

На фотографиях, что стоят на могилах – Шварц, Светлов, Кононов.

 

Ветер треплет траурные ленты на венках.

 

Антон придерживает мать за плечи.

 

Михеевич понурившись стоит чуть сбоку. Из дома ему принесли одежду, он переоделся.

 

Пришли немногочисленные друзья. Настоящие. Бирман, Гринев.

 

От студии пришли Башлачев, Аня, Славик, Павел – главный герой. И - последний.

 

В ясном небе грохочет раскат грома.

 

михеевич

Небесный салют, Вася.

 

Еще один раскат грома.

 

Михеевич поднимает голову, закрывает глаза и сдерживает себя из последних сил, чтобы самому не заплакать.

 

Все, подняв головы, смотрят на ясное небо.

 

На портрете - Василий Кононов улыбается…

 

Чудится голос Кононова:

 

голос кононова

(за кадром)

…Если жизнь ставит на нас точку, я предлагаю заменить ее многоточием…

 

зтм. финальные титры фильма.

 

 

конец фильма