МИХАИД ШЕВЦОВ.

При участии Александра Смирнова.

 

«БХАЙ_БХАЙ!»

приключенческая комедия  

   (киноповесть) 

 

 

1.

 

     В полумраке переговорной комнаты несколько человек сидят вокруг большого овального стола и внимательно смотрят на экран, на котором, сменяя друг друга, возникают яркие красочные картинки тропических пляжей. Елена Андреевна, молодящаяся женщина средних лет в строгом офисном костюме, поглядывая в ноутбук сквозь очки, сидящие на кончике носа, эмоционально озвучивает текст своей презентации:

 

-        ... но вся прелесть этого тура заключается в том, что мы предлагаем не только приевшийся уже многим пляжный отдых, но и обширную экскурсионную программу, причем по тем местам, где еще практически не ступала нога российского туриста. Это не стандартный «золотой треугольник» с его  проторенными маршрутами и, как следствие, толпами торговцев, гидов, прислужников, мошенников и нищих. У многих людей, впервые посетивших Индию и проехавших по «золотому треугольнику», зачастую возникает неверное, отрицательное впечатление об этой стране. Они вспоминают постоянный шум, скопление народа, жару и духоту, грязь, нищих на улицах. Однако существует и другая Индия - место, откуда пришли европейские народы, в том числе и русские. Место, где величественные древние памятники человеческой культуры сливаются в единении с великолепной природой. Место, где родилась йога и зародился буддизм. Место, где, в конце концов, по библейским преданиям находился рай на земле...

 

     Александр Сергеевич Большаков, представительный мужчина лет сорока, сидящий во главе стола, что-то записывает в блокнот. 

 

-        ...И мне очень приятно, - продолжает Елена Андреевна, - что именно наша компания «Персей туристик»  теперь предлагает вам такую Индию. Только представьте себе, сколько всего интересного за две недели вы сможете посмотреть, сколько впечатлений наберетесь. И, что немаловажно, сколько воздуха, солнца, ласкового моря, здоровья и положительных эмоций получите именно вы.

 

     Елена Андреевна торжественно оглядывает аудиторию и продолжает.

 

 -   Мы прилетим в столицу штата Махараштра, город Мумбай, который раньше был всем известен, как Бомбей, второй по численности город Индии.

 

На экране появляются соответствующее фото.

 

-        Осмотрев несколько достопримечательностей в этом 16-миллионном мегаполисе, городе контрастов, где, в частности, находится индийская фабрика грез «Болливуд», мы направимся вглубь страны, посетим  древние храмовые пещерные комплексы и остановимся на ночлег в городе Пуна, где свои двери для нас распахнет фешенебельный отель «Тадж Блю Даймонд»…

 

   На экране возникает карта Индии с обозначенным маршрутом, а затем фотография отеля.

 

-        В следующие два дня мы углубимся, не побоюсь сказать, в самое сердце Индии. Мы посетим природный национальный парк – настоящие джунгли, где можно встретить слонов, обезьян, крокодилов и даже, если повезет, тигра или пантеру, причем в их естественной среде обитания. Разнообразие птиц, которое вам предстоит увидеть, также оставит незабываемое впечатление.

 

На экране - снимки джунглей, животных...

 

-        В глубине заповедника мы осмотрим заброшенный храмовый комплекс, словно сошедший  из книжки про Маугли...

 

На экране – фото храмового комплекса.

 

-        Наша следующая цель – город Гокарна в штате Карнатака, один из самых священных городов для индуистов. По легенде в этом месте на землю упал атмалингам – духовный и детородный символ Шивы – и теперь он хранится здесь в одном из храмов. С тех пор город стал важнейшим местом паломничества, проведения обрядов и жертвоприношений.

 

Демонстрируются соответствующие фотографии.

 

-        После такого яркого и познавательного путешествия мы окажемся в Гоа, где проведем еще семь дней в замечательном отеле, наслаждаясь солнцем, ласковым морем, отличным шопингом и зажигательными вечеринками.

 

На экране – фотография отеля с бассейнами, водными горками и так далее.

 

-    И в заключение могу сказать, что несколько сотрудников нашей компании уже проехали по этому маршруту. Все, как один, в полном восторге!  

    

     В комнате зажигается свет. Александр Сергеевич закрывает блокнот.

 

-        Ну что ж. Очень хорошо, Елена Андреевна, - говорит он и, поворачиваясь к секретарше, добавляет -  Поставьте этот текст завтра в наш блок на «Эхо Москвы»... Всем спасибо!

 

2.

 

Александр Сергеевич  и Елена Андреевна идут по коридору.

 

-   Елена Андреевна, вы сегодня были в ударе. Особенно понравилось (он заглядывает в блокнот), как «величественные древние памятники человеческой культуры сливаются с великолепной природой».

 

Елена Андреевна краснеет. Она обращается к любимому шефу душевно и доверительно:

 

- Сансергеич, это ваша поддержка меня воодушевляет... Жаль, что вас завтра не будет на передаче. Меня некому будет вдохновлять.

 

Александр Сергеевич приобнимает Елену Андреевну за плечи, наклоняется поближе к ней и негромко говорит

 

-        Леночка, ты же знаешь, мне надо выспаться перед полетом... Ненавижу самолеты. Лучше бы мы круиз какой заделали.

 

-        Ах, - вздыхает Елена Андреевна, потупив глаза. - Круиз – моя мечта... Но вы же знаете, Сансергеич...

 

-        Следующим туром у нас обязательно будет круиз по фьордам Норвегии. Только для тебя, Леночка.

 

-        О, фьорды, - почти шепчет Елена Андреевна и закатывает глаза над очками.

 

Александр Сергеевич (громко и шутливо):

 

-         А вдохновлять вас завтра будет Ганапольский.

 

3.

 

 

В дорогом ресторане происходит корпоративная вечеринка фирмы «Персей туристик». Со сцены звучит тост в честь юбилея компании, переходящий в здравицу ее руководителю Александру Сергеевичу Большакову.

 

Александр Сергеевич, держа в руке стакан виски, стоит рядом со своей женой Анжелой, длинноногой девушкой средних лет, бывшей фотомоделью. Он на повышенных тонах разговаривает по телефону и поэтому на аплодисменты реагирует только взмахом руки.

 

-         Меня не волнуют их условия! Ты понимаешь? Вот это и объясни им! Или они на                   наши условия соглашается, или я им устрою «камасутру» по полной программе. Скажи им, если у них память коротка, что с «Ростуром» случилось - тоже ребята тогда повыпендриваться решили. Все, говорят, по закону будем делать. Ну и где они теперь со своими законами?.. Я теперь здесь правила устанавливаю!  Так и передай! Два дня им срока даю!

 

     Александр Сергеевич со злостью выключает телефон и резюмирует разговор:

 

-        Уроды…   

 

Анжела:

 

      -    Саша, так нельзя. Ты работаешь на износ. Даже на вечеринке расслабиться не можешь.

 

      -    Кисуля, ты же знаешь, у меня старая комсомольская закалка. Все должно стоять по ранжиру. И субординацию надо соблюдать... И потом, сейчас время такое: если за место под солнцем не бороться, то сожрут вместе с потрохами…

 

-        Сашуль, но это же нонсенс: владелец крупнейшей туристической компании, а сам никуда не ездит… Когда ты заграницей последний раз был? Десять лет назад в Болгарии?

 

-        Вот сейчас и поеду. Видишь, какую нам Елена Андреевна программу подготовила.

 

-        А я не понимаю, зачем тебе сдалась эта Индия?  Такие гламурные направления у вас всегда были – Англия, Ривьера, Альпы…

 

     -   Развиваемся, Анжелочка, расширяемся. Вот, видела, офис новый. В три раза      больше!     А гламурные направления уже кончились. Мы по всем уже работаем.

     Анжела (капризно):

     -  Нет, не кончились… Лучше бы вы Чили освоили или Новую Зеландию… Я бы туда      съездила... Ну, скажи, что в этой Индии делать? Нищая страна. Видела я недавно по      телевизору – ужас!

     Александр Сергеевич: 

     -  Чили уже поделено. Да и перелет туда утомительный. Народ не шибко рвется...  А Индия сейчас как раз очень даже гламурно.

 

К ним подходят Елена Андреевна и Степашкин, помощник Александра Сергеевича. Елена    Андреевна поднимает бокал.

 

-         Предлагаю выпить за успешное окончание отчетного периода.

 

Степашкин:

 

-        И за предстоящий отпуск. Давно не отдыхали, Сансергеич.

 

-        Да уж...

 

Анжела обращается к Елене Андреевне:

 

-        Леночка, а вы точно знаете, что прививки не надо было делать? Я так боюсь. Это же тропики.

 

-         Это рай на  земле – куда мы едем, дорогая Анжелочка. А в рай прививки не нужны.

 

     -  Не знаю,  -  говорит Анжела. - У моей подруги муж в Гоа полетел. У него там в аэропорту багаж украли. Рупий этих ихних нет, обменники закрыты - ночь. Оказался человек в тропиках, из вещей только пуховик, теплые ботинки и свитер.

 

-        Анжелочка, - говорит Александр Сергеевич, - Елена Андреевна у нас специалист по Индии. С ней нам ничего не страшно.

 

-        Не знаю… А как ты там будешь с местными общаться? - спрашивает Анжела, наклоняясь к мужу. - По-английски ведь ни слова не знаешь.

 

-        А зачем мне с ними общаться? У меня переводчик есть, - отвечает Александр Сергеевич, кивая в сторону Степашкина.   

 

 

 

4.

 

     Александр Сергеевич с женой едут на машине домой. За рулем – Степашкин.  Машина стоит в пробке. Вокруг ночная зимняя Москва - темная и слякотная. Степашкин пытается маневрировать и матерится на соседние автомобили.

 

     По радио звучат заголовки новостей: «Министр финансов заявил, что курс доллара продолжит снижаться. Глава Минфина уверен, что взрывного роста цен не будет... В ряде районов Москвы нарушено телевещание... В понедельник в Москве будет скользко — на столицу надвигается антициклон... Статистика утверждает, что российские водители становятся агрессивнее... У жителя Ингушетии в Москве отняли 18 млн рублей...»    

 

     Степашкин делает радио тише и говорит:

 

-        Сансергеич, не хотел вам раньше говорить, чтобы не портить вечер. До меня тут дошли слухи, что ребята наши ни по каким махараштрам там не ездили, ни на каких экскурсиях не были, а просидели все это время в Морджиме.

 

-        Где?

 

-        Русская деревня. Хиппи. Курили траву, а по ночам на трансовых вечеринках  с нашими гидами торчали. Говорят, что они у индуса этого, водителя автобуса, еще денег сняли за то, что ему далеко ездить не придется. А по ночам на этом автобусе катались за наркотиками..

 

     Александр Сергеевич удивленно понимает брови.

 

-        Совсем оборзели...

 

-        А еще говорят, - продолжает Степашкин, - что они на этом автобусе в аварию попали, потом подрались с водителем, и двоих - Трошечкина и Федоренко - забрали в полицию. Три дня в обезьяннике держали. Уж как они их оттуда вытащили – не знаю...

 

     Александр Сергеевич нахмуривается.

 

-         Пусть служба безопасности  выяснит, что они там творили... Так что ж, получается, что мы первые по маршруту поедем?

 

-        Получается, что так... Да вы не бойтесь, Сансергеич. Маршрут, по-моему, действительно хороший. И на лошадках покатаетесь...

 

-        Лошадок я люблю...  Эх, бросить бы все на фиг и с лошадьми заниматься... 

 

 

5

 

     Ночь. Дома в спальне у Александра Сергеевича. Анжела спрашивает мужа

 

-        Почему ты меня не берешь с собой?

 

-        Лапочкин, ну ты же понимаешь, что это опасная поездка. Индия – страна дикая и неизведанная... Ну, не грусти, сладкий. Мы скоро круиз будем делать. По фьордам Норвегии. Представляешь, сядешь там в шубке на палубе лайнера, а вокруг горы, снежные вершины, водопады...

 

-        Да, фьорды – это гламурненько...

 

        Александр Сергеевич закрывает глаза. Начинают звучать барабаны, восточные дудки.        В ночи, в джунглях сквозь силуэты деревьев видится яркий свет факелов...

 

   Анжела прерывает его сон:

 

-        Саш!..

 

   Александр Сергеевич открывает глаза.

 

-        Что?

 

-        А я знаю, почему ты меня не берешь... Ты эту свою Елену Андреевну трахнуть хочешь. Я уже видела твои поползновения...

 

-        Кисуля, ну что ты несешь? Какие поползновения?..

 

-        Твои к ней поползновения. Ты весь вечер ее за задницу хватал...

 

-        Какая задница, кисуля? Она же старая...

 

   Александр Сергеевич устало закрывает глаза. Опять звучат барабаны, восточные дудки. 

 

        АЛЕКСАНДРУ СЕРГЕЕВИЧУ СНИТСЯ СТРАШНЫЙ СОН, СОСТАВЛЕННЫЙ ИЗ НАРЕЗОК ТОГО, ЧТО БУДЕТ.  (ЗВУЧИТ ПЕСНЯ «TIME» PINK FLOYD).    

 

     Темно. Звуки ночных джунглей. Сквозь силуэты деревьев мелькает яркий свет факелов. Александр Сергеевич  сидит на земле в бамбуковом сарае при свете стоящей перед ним лампы. Красивая индийская девушка одетая в сари с кувшином в руке, улыбаясь, рукой гладит его по щеке...

      Александр Сергеевич  бежит через джунгли от диких зверей. Какие-то индусы с палками нападают на него..

     Гоанский закат... Александр Сергеевич  в одежде тибетского монаха медитирует на фоне гор... Он же – голый, в одних шортах, в тюремной камере с толстой решеткой...

Александр Сергеевич в одних плавках на пляже ночью, при свете костров играет на барабане в кругу таких же барабанщиков... Кружится хоровод индийских впечатлений... Он танцует с красивой гибкой девушкой среди костров и целует ее... 

 

     Звонит будильник...

 

6.  

 

      Александр Сергеевич и Степашкин рассаживаются в кресла самолета. Голос стюардессы:

 

-        Уважаемые Дамы и Господа! Наша авиакомпания приносит вам свои извинения за задержку рейса. Мы приложим все усилия, чтобы наш дальнейший полет доставил вам удовольствие...

 

-        Четыре часа в этом гребанном аэропорту... -  ворчит  Александр Сергеевич, устраиваясь поудобнее.

 

     Степашкин:

 

 - Сансергеич, не желаете, как говорится, промочить горло?

 

-     Раскрыть чакры? А что есть?

 

-     Обижаете...

 

-     Тогда виски.

 

    Степашкин достает пакет с надписью «Duty Free». Наливает в стаканчики.  Александр Сергеевич принимает рюмку со словами:

 

-        Говорят, в тропиках полезно немного крепкого напитка для дезинфекции. Можно уже начинать вводить организм в режим.

 

     Вокруг тоже наливают...

 

     После нескольких часов полета многие пассажиры уже под серьезным градусом.

Рядом молодежная компания зажигает в стиле гоа-транс: врубили магнитолу и танцуют в проходах со стаканчиками в руках. Самолет болтает... Александр Сергеевич бегает в заблеваннный туалет. В очереди в туалет перед Александром Сергеевичем стоит пьяный толстый чувак в майке с изображением серпа и молота и с надписью «Коси и забивай!», держит Александра Сергеевича за отвороты спортивного костюма «Адидас» и говорит, слегка брызгая слюной:

 

-        Чувак!.. Перец!.. Ты понимаешь, что такое Индия!.. Там все говно из тебя выходит, - при слове «говно» он усиленно трясет Александра Сергеевича за костюм. - А все хорошее в тебе остается. Это шанти! Врубаешься?..

 

Александр Сергеевич согласно кивает. Неподалеку начинается драка. Кто-то падает головой на откидной столик ..

 

7.

 

Голос стюардессы:

 

-        ... наш самолет начинает снижение. Прошу вас убрать столики, привести спинки кресел в вертикальное положение и пристегнуть ремни. Температура в аэропорту прибытия –  двадцать восемь градусов.

 

 

Александр Сергеевич пристегивается, выглядывает в иллюминатор. Самолет уже кружит над побережьем. Под ярким солнцем раскинута сказочная панорама: землю покрывает зеленый ковер,  изрезанный широкими гладями рек, прочерченный полосками дорог с мостами и игрушечными автомобилями на них. Сине-зеленое ласковое море с пенистым прибоем у берегов и с огромным количеством корабликов и рыбацких лодок. Яркая картинка кажется нереальной после серой зимней Москвы... С воздуха открывается панорама Бомбея.

 

     ЗВУЧАТ ПЕСНИ «THE BEATLES»:  «GOOD DAY, SUNSHINE»,«MY SWEET LORD»,  «DAY TRIPPER».

    

     Туристы выходят из аэропорта. Нескольких туристов-дебоширов полиция выводит в наручниках... У Александра Сергеевича носильщик выхватывает чемодан. Александр Сергеевич и Степашкин бегут за ним к автобусу.  Проносятся кадры путешествия: автобус, индийский трафик, бомбейские улицы, деревни, нищие просят милостыню у Александра Сергеевича, Степашкин ест дыню, индусы косятся на задницу Елены Андреевны,  Александр Сергеевич ест дыню. Александр Сергеевич со Степашкиным на заднем сиденье автобуса ночью мерзнут и кричат водителю, чтобы вырубил кондиционер. Александр Сергеевич  со Степашкиным на заднем сиденье выпивают водку. Мелькают какие-то храмы, базары, деревни, природа и индусы. Александр Сергеевич со Степашкиным на заднем сиденье опять выпивают водку. Затем они закусывают колбасой и икрой.  Александр Сергеевич бегает в туалет с рулоном туалетной бумаги в руке. Изнуренный едет на лошади. Едет на слоне. Опять мелькает Индия. Жара. Зной. Александр Сергеевич  с Степашкиным на заднем сиденье выпивают водку вместе с Еленой Андреевной. Александр Сергеевич в обнимку с Еленой Андреевной поет «Пусть бегут неуклюже...».  Александр Сергеевич на рынке братается с каким-то торговцем и кричит: «Хинди руси бхай-бхай»... Остановка  у небольшой тихой деревушки.

 

8.

 

     Автобус въезжает на площадь перед небольшими магазинчиком и кафе.  Выходит зеленая Елена Андреевна и другие. Елена Андреевна нетвердым, срывающимся голосом объявляет:

 

-        Свободное время 30 минут! Можно погулять, зайти в магазин или кафе.

 

     Индусы с испуганными улыбками смотрят на туристов. Не очень трезвая группа «персейцев»  разбредается по площади. Образуется очередь в туалет.

 

      Степашкин трясет за плечо спящего на заднем сиденье Александра Сергеевича.

 

-        Сансергееич, не хотите прогуляться?

 

      Александр Сергеевич отрицательно мычит. Степашкин уходит.  

 

      Красный и потный Александр Сергеевич просыпается на заднем сиденье автобуса, садится, недовольно протирая глаза. Томно обмахиваясь панамой, выходит. На улице жарко светит яркое солнце. Александр Сергеевич обходит сбоку здание кафе. Там – небольшой тенистый дворик с фонтанчиком и скамейками. Он садится в тенечке на скамейку, продолжая обмахиваться панамой.  Достает мобильный телефон, нажимает на нем какие-то кнопки. Оглядывается вокруг и замечает сидящую невдалеке обезьяну. Обезьяна смотрит на телефон.  Александр Сергеевич прячет телефон в карман поглубже, накрывает лицо панамой и впадает в дрему.

 

     На площади Елена Андреевна созывает всех в автобус. Рассаживаются по местам. Елена Андреевна спрашивает:

 

-        Все на месте? А Александр Сергеевич здесь?

 

Степашкин смотрит на заднее сиденье, где одеяла, подушка и сумка создают очертания лежащего человека.

 

 -   Здесь! - кричит Степашкин. Автобус трогается и уезжает...

 

 

9.

 

     Александр Сергеевич спит на скамеечке. Звонит телефон. Он просыпается и берет трубку...

 

Степашкин:

 

     - Сансергеич, вы где?

    

-        Где? Я сижу тут у кафешки. А вы где?

 

-        Ой, Сансергеич, мы без вас уехали, - в голосе Степашкина появляются драматические нотки.

 

-        Где вы сейчас?

 

-        Мы в Гоа. Приехали к отелю. Я думал, что вы на заднем сиденье спите... Мы сейчас за вами приедем.

 

Александр Сергеевич в сердцах плюет.

 

-        Степашкин, блин... Сидите там. Не фига автобус туда-сюда гонять. Я такси возьму   

 

-        Это километров сто примерно. У вас деньги есть?

 

     Александр Сергеевич заглядывает в кошелек.

 

-        Деньги есть. Ждите меня. Сейчас подъеду...

 

 

     Александр Сергеевич подходит к одному из стоящих на площади таксистов.

 

-        Гоа,  - говорит Александр Сергеевич с ударением на последнем  слоге, руками изображая что надо ехать.

 

-        Kowar? - переспрашивает таксист.

 

-        Йес, йес.

Александр Сергеевич  достает из кошелька купюры и протягивает их таксисту. Индус рассматривает деньги и возвращает обратно...

 

-        Что, мало?

 

     Индус улыбается и кивает головой.

 

-   No. It's not enough. Three thousand rupees, - показывает три пальца.

 

-   Блин, -   Александр Сергеевич  раздраженно сплевывает, достает телефон и возвращается к скамейке. - Алло! У меня денег не хватает. Не хочет везти.

 

     Индус делает жест в том смысле, что надо подождать, вынимает свой телефон и кому-то звонит.

 

     Степашкин:

 

-        Сансергеич, вы ему скажите, что остальные деньги на месте получит. Мы вас тут встретим.

 

-        Серега, ты дурак? Как я ему скажу?

 

     Таксист заканчивает разговор и показывает Александру Сергеевичу большой палец и затем  ладонь - в смысле, что все ok и что надо немного подождать.

 

-        Сансергеич, вы тогда стойте на месте, а я сейчас за вами на такси подъеду.

 

      -     Погоди. Он, вроде, говорит, что повезет меня... Я тебе перезвоню.

 

     Злой Александр Сергеевич дает отбой, плюхается на скамейку, кладет рядом с собой бумажник, а на него телефон. Устало закрывает глаза. В этот момент сзади к скамейке  неслышно подходит вихляющей походкой обезьяна, хватает телефон и с криком убегает. Александр Сергеевич бросается за обезьяной. Бежит сквозь кусты, небольшой лесок, выбегает к дому, обнесенному забором, во дворе которого исчезает обезьяна. Находит ворота, вбегает во двор. Видит пожилого индуса. Подбегает к нему с криками:

 

-        Телефон! Обезьяна! - изображает обезьяну.

 

-        Telephone? 

 

-        Йес, телефон.

 

     Индус ведет Александра Сергеевича за дом, где под навесом стоит большая бочка. В бочке лежит огромное количество телефонов. Александр Сергеевич достает несколько  одинаковых трубок, долго ищет свою, но не находит. Все это время  индус на хинглиш  объясняет ему, что он не знает, зачем эта обезьяна приносит сюда телефоны и что он ее этому не учил. Не найдя свою трубку, Александр Сергеевич, чуть не плача, выходит со двора. Из-за угла дома появляется обезьяна, подбегает к бочке и кидает туда телефон Александра Сергеевича.

 

     Александр Сергеевич  снова на площади. Рядом с таксистом стоит тук-тук. Таксист показывает на него и говорит Александру Сергеевичу:

 

-        He can drive you to Kowar.

 

     -     Гоа? - переспрашивает Александр Сергеевич, понимая, что кошелек, оставленный на скамейке, тоже пропал.

 

     Рикша, сверкая белозубой улыбкой, стучит рукой по заднему сиденью.

 

-        Sit down.

 

     Александр Сергеевич садится. Тук-тук, звонко квакая резиновой клизмой, выезжает на дорогу. Сидящая на дереве обезьяна-воровка провожает его взглядом. 

 

10.

 

     Ночь. Дорога в лесу. Подъезжает «тук-тук».

 

     Рикша:

 

-        Here you are.

 

     Александр Сергеевич оглядывается по сторонам. Вокруг темно и ничего не видно, только впереди угадываются слабые огни.  Рикша, улыбаясь, смотрит на него.

 

-        One thousand rupees. You have to pay. Do you have money?

    

Александр Сергеевич вылезает из тук-тука.

 

-        Да подожди ты. Не шуми. Я сейчас своих найду и с тобой расплачусь...

 

     Александр Сергеевич  пытается отойти. Рикша перестает улыбаться,      выскакивает      вслед и хватает его за рубашку.

 

-     You have to pay. One thousand rupees. You must pay me.

 

-        Да иди ты! - говорит  Александр Сергеевич  и пытается вырваться. Рубашка рвется.

 

-        Ах ты. сука черножопая! - в ярости кричит Александр Сергеевич и с размаху бьет мелкого индуса. Индус падает без сознания. Александр Сергеевич  некоторое время в растерянности стоит перед ним, затем, махнув рукой, уходит. Перед ним овраг, на другой стороне которого светится пара огоньков. Он спускается в овраг, лезет наверх, срывается, падает в лужу. На другую сторону поднимается весь грязный. В темноте угадываются какие-то строения, но людей не видно. Появляется луч света – из дома неподалеку выходит красивая девушка-индианка. Она идет по улице мимо Александра Сергеевича. Тот подходит к ней и говорит:

 

-        Девушка!

 

     Девушка оборачивается, испуганно смотрит на грязного и оборванного человека,      пятится от него.

 

-        Ай - турист,  -  показывая на себя, пытается объясниться Александр Сергеевич. -  Рашен туристо. Понимаешь? Заблудился. Автобус наш тут должен быть. Бас! Рашен бас!

 

     Девушка продолжает пятиться, прижимается к забору и кричит что-то на конкани. Из домов выбегают мужчины с палками и бегут к Александру Сергеевичу. Тот убегает. За ним гонятся, догоняют, окружают и ведут обратно в деревню. Запирают его в сарае.

 

11.

 

     Александр Сергеевич  сидит в темном сарае. Снаружи слышатся звуки музыки, стучат барабаны. Александр Сергеевич смотрит в щель в стене между досками. Видит факелы, отблески костра, тени людей, которые то ли танцуют, то ли молятся. Постепенно все затихает. Александр Сергеевич пробует заснуть, сидя на полу... Беззвучно и медленно открывается дверь. В сарай заходит та же девушка. В одной руке у нее лампа, в другой кувшин, подмышкой сверток. Она прижимает палец ко рту. Подходит ближе, садится на корточки, ставит на землю лампу, кувшин. Дает Александру Сергеевичу покрывало. Разворачивает перед ним сверток – там еда. Александр Сергеевич  набрасывается на еду, набивает полный рот, прожевывает и замирает от непривычно острой пищи. На глаза наворачиваются слезы. Хватает кувшин и долго пьет воду. Потом еще некоторое время пробует отдышаться с открытым ртом. Девушка смотрит на него и улыбается. Александр Сергеевич пытается что-то сказать, но девушка зажимает ему рот рукой. Затем она берет губку, смачивает ее водой из кувшина и умывает его лицо. Булавкой закалывает ему рубашку. Укрывает его одеялом и уходит. Александр Сергеевич засыпает.

 

12.

 

     Под утро, спящий Александр Сергеевич задевает непогашенную лампу. Начинается пожар. Он с кашлем просыпается — вокруг все в дыму. Колотит в дверь, кричит: «SOS!  Помогите!» Дверь распахивается, за ней та же девушка. Она хватает Александра Сергеевича за рукав. Оба бегут в лес. У Александра Сергеевича черное от копоти лицо. Отбежав подальше, они останавливаются, пытаются отдышаться.

 

-        Are you ok?  - спрашивает девушка.

 

-        Ok? Какой нафиг ok? Чуть не сгорел, ведь...

   

     Девушка смеется, показывая пальцем на его лицо.

 

-        Что? Что случилось?   -   спрашивает Александр Сергеевич, хватаясь руками за лицо и размазывая сажу.

 

     -     Come, come with me!  -  говорит девушка. Ведет его к ручью.  Александр Сергеевич умывается.

 

 -    Where are you from? What is your name? – спрашивает она.

 

Александр Сергеевич показывает, что не понимает ее. Девушка показывает на себя пальцем и произносит: «Leela». Показывает пальцем на Александра Сергеевича.

 

-        Саша, - отвечает он.

 

Лила показывает рукой вокруг и говорит: «India». Опять показывает пальцем на Александра Сергеевича.

 

-        Раша.

 

-        Russia? You are from Russia?

 

Александр Сергеевич кивает головой. Лила смеется. Потом опять серьезно:

 

-        Where are you going to?  The place?

 

     Александр Сергеевич не понимает.

 

-        Hotel?

 

-        Йес, хотел. «Марина Бич». Гоа.

 

-    You need Goa?

 

-        Йес, йес. Гоа.

 

     Уже совсем светло. Александр Сергеевич и Лила выходят на шоссе. Лила голосует. Останавливается старый убитый «Амбассадор». Она говорит с водителем. Потом поворачивается к Александру Сергеевичу и показывает ему на сиденье.

 

-        Sit down. Не will drive you to Goa.

 

Александр Сергеевич садится в машину. Лила машет ему рукой.

 

-        Take care...

 

     Автомобиль трогается...

 

13.

 

     За рулем  – старый загорелый хиппи неопределенного возраста. Улыбается Александру Сергеевичу и протягивает руку.

 

       -   Hi, I'm Joky! - говорит он и заразительно смеется. Александр Сергеевич пожимает протянутую ладонь.

 

-        Александр.

 

-        Nice! Alexander!.. I'm from Holland. But I live here in India for thirty years... Where are you from? Uh?

 

Александр Сергеевич не понимает.

 

-        Dutch, Holland, - говорит Джоки, показывая пальцем на себя. Затем показывает пальцем на Александра Сергеевича.

 

-        Раша, - отвечает Александр Сергеевич.

 

-        Oh? Russia? I know some Russian words. Babushka? 

 

-        Бабушка,  -  поправляет его Александр Сергеевич.

 

-        Pirozhki,  -  также с ударением на втором слоге говорит голландец.

 

-        Пирожки.

 

Джоки радостно кивает головой.

 

-        Devki,  -  говорит он, после чего воцаряется пауза.

 

Джоки достает из портсигара косяк.

 

-        Wanna smoke?

 

Александр Сергеевич, не чувствуя подвоха, закуривает сигарету.

 

-        Were are you going in Goa?

 

Александр Сергеевич качает головой и долго кашляет после затяжки.

 

-        Йес, Гоа,  -  говорит он сквозь кашель.

 

-        No, Goa is big, -  Джоки показывает руками что-то большое.  -   You need a place. Where?

 

До Александра Сергеевича доходит. Он хлопает себя по карманам.

 

-        Ноу мани. Ноу документс. Рашанс. Гоа.

 

-        I understand. You need Russians in Goa.

 

-        Йес. Рашанс, Гоа.

 

Александр Сергеевич жадно докуривает джойнт. Голландец с интересом смотрит на него.

 

-        It's a very strong stuff...  You, Russians, are crazy guys. Vodka, drugs and Dostoevsky.

 

Включает музыку. Александра Сергеевича начинает колбасить. Джоки смотрит на него. Александр Сергеевич смотрит на дорогу и начинает кричать «А-а-а!»,  показывая пальцем вперед. Голландец смотрит на дорогу. На них прямо в лоб несется грузовик «Тата», груженый курами. Водители давят на тормоза. Машины слегка стукаются лбами. У «Амбассадора» открывается капот. Клетки с курами, ломаясь, сыпятся в подкапотное пространство, оттуда поднимается пар.  Затем из грузовика начинают сыпаться яйца. Ошпаренные курицы пытаются выбраться наружу. На двигателе образуется огромный омлет. Джоки выходит из машины с фотоаппаратом в руках и делает несколько снимков.

 

-      Nice pictures. Uh?

 

Двигатель  «Амбассадора» чихает, глохнет, под капотом что-то искрится, ото всюду идет пар.

    

 

14.

 

     Александр Сергеевич  и Джоки едут на крыше кабины грузовика. В кузове едут коровы. Вместе с ними на крыше этой же кабины еще двое местных жителей,  жующих сахарный тростник и методично сплевывающих на дорогу, причем плевки в основном попадают не на дорогу, а на капот и лобовое стекло... Бодрый Джоки говорит:

 

     -   You think I'm troubled? Not at all. It wasn't a car. It was garbage. Let's leave it to India.

    

Теперь они едут в поезде, в битком набитом общем вагоне. Трехъярусные полки: на каждом ярусе по несколько сидящих и лежащих человек. Люди сидят на своих мешках, стоят. Маленькие дети спят прямо на полу между ног взрослых.

Два мусульманина – один старик, другой помоложе - расчищают от людей квадратный метр пола. Постелив какую-то простыню, они садятся, чтобы совершить намаз, обращаясь лицом на запад, к Мекке. Поезд поворачивает, старик трогает за плечо своего товарища, они разворачиваются, стараясь выдерживать направление.

Пробирается между людей усатый молодой человек, в некогда белом халате. Он несет

в руках огромное железное блюдо, на котором кучками сложены вареные бобы, нарезанные помидоры, апельсины, огурцы, всякие разные овощи, стопка неаккуратно разорванных газетных листков и большая пластмассовая солонка, заполненная смесью перца и соли.

- До рупия! До рупия! - рекламирует он свой товар.

Пристроив край блюда на полку, он отделяет кусок газетной бумаги и кладет ее прямо на овощи. Затем на бумагу помещает горсточку бобов, по щепотке резаных апельсинов, огурцов, помидоров, зелени (все берется, естественно, руками), обильно сыпет соль и накрывает вторым листочком бумаги. Перевернув этот "бутерброд" пару раз вверх ногами, чтобы соль пропитала салат, продавец протягивает его покупателю. Монета или мятая, грязная банкнота бросается на это же блюдо поверх овощей. Продавец, приготовив очередное угощение, той же рукой собирает деньги и кладет их в потемневший от грязи карман халата.

Все вокруг едят. Мусор выкидывается прямо в окна.

Джоки слушает плеер. Александр Сергеевич просит у Джоки закурить. Джоки дает ему пачку биди и надевает на него наушники.  

 

(НАЧИНАЕТСЯ  «THE GREAT GIG IN THE SKY» PINK FLOYD)

 

Александр Сергеевич выходит в тамбур, садится у открытой двери, пытается раскурить одну биди, выкидывает ее, раскуривает другую. Он сидит у открытой двери,  слушает музыку и любуется потрясающими видами природы на закате солнца... С последними звуками песни в лицо Александру  Сергеевичу попадает шкурка от банана.

 

15.

 

     Утром на станции Александр Сергеевич выходит из вагона. Джоки сует ему деньги.

 

      -    The last money. I think it's enough. Take a “tuk-tuk”. Rickshaw. Understand? Say: “Russian restaurant”.

 

     Александр Сергеевич кивает и пожимает ему руку.

 

16.

 

     Маленькая площадь недалеко от моря, окруженная палатками с пляжным товаром. Подъезжает мотоцикл. Сзади сидит Александр Сергеевич. Он слезает с мотоцикла, дает индусу деньги. Тот улыбается, говорит:

 

-  Thank you! Have a nice day!

 

      Продавцы окружающих палаток наперебой зазывают Александра Сергеевича. Он быстро проходит по дорожке между пальмами. Деревья расступаются и перед ним открывается райский пейзаж: бескрайнее море с ласковым прибоем, песчаный пляж, на котором стоит шэк (небольшое кафе) красного цвета с надписью во всю стену «END OF THE WORLD».  Александр Сергеевич останавливается, завороженный этим видом.

 

(ЗВУЧИТ ВСТУПЛЕНИЕ К ПЕСНЕ «FATHER AND DAUGHTER», PAUL SIMON)

    

 

     В кафе пусто, только за одним из столов сидит молодой человек в плавках. Входит Александр Сергеевич.

 

-        Вы говорите по-русски?  -  спрашивает Александр Сергеевич.

 

Молодой человек удивленно вскидывает брови.

 

-        Да.

 

-        Мне нужно с вами поговорить.

 

-        Пожалуйста. Присаживайтесь.

 

Александр Сергеевич садится напротив.

 

-        Меня зовут Большаков Александр Сергеевич...

 

-        Очень приятно, Дима,  -  представляется молодой человек.

 

     Александр Сергеевич нетерпеливо продолжает:

 

-        Я владелец компании «Персей туристик». Знаете такую?

 

Дима неопределенно пожимает плечами. В кафе тем временем входят молодые люди и девушки праздно-курортного вида, машут Диме рукой.

 

-        Подождите минуту, - говорит Дима и подходит к вновь прибывшим посетителям. Они о чем-то разговаривают. Дима возвращается.

 

-        Хотите что-нибудь заказать?  -  спрашивает он Александра Сергеевича.

 

-        Нет. Вы можете выслушать меня?

 

Дима снова садится за стол.

 

-        Я отстал от нашего автобуса... от нашей группы. Заблудился в лесу. Остался без денег и документов. Два дня сюда добирался. Вы можете мне помочь?

 

-        А где  ваша группа?

 

-        Не знаю. Наверное, ищут меня. Мы ехали в Гокарну, а потом должны были неделю жить в «Марина Бич» - это в Южном Гоа. Знаете такой отель?

 

Дима отрицательно качает головой.

 

-        А вы позвоните им.

 

-        Да я ни одного номера не помню. Все в трубке было записано.

 

-        Позвоните домой. Вы в Москве живете? Домашний помните?

 

-        Можно с вашего?

 

     Дима помогает набрать номер. Трубку снимает Анжела.

 

-        Анжелочка! -  кричит Александр Сергеевич.

 

-        Лапусик, ты где?!  С тобой все в порядке?

 

-        Нет, не в порядке.

 

-        Звонил Степашкин. Сказал, что ты потерялся

 

-        Анжела, звони этому идиоту. Прямо сейчас. С мобильного звони при мне.

 

Анжела набирает номер.

 

-  Он недоступен.

 

-        Блин... (обращается к Диме) Можно у вас ручку с бумагой?... (снова к жене) Короче, дозвонись до него или до Елены и скажи, что я в деревне Мандрем... МАНДРЕМ...  Запомнила? Пусть едут за мной... Продиктуй мне его номер. Я тоже буду ему набирать...

 

Александр Сергеевич записывает номер и дает отбой.

 

-        Ну что вы так переживаете,  -  говорит Дима.  -  Теперь то вы уже никуда не денетесь. Приедут они за вами... Сходите пока в душ, закажите что-нибудь поесть, выпить за счет заведения. Выпить вам точно надо...

 

 

17.

 

     Александр Сергеевич - умытый и переодетый - жадно доедает борщ. В кафе заходит пара – молодой человек и симпатичная девушка неформального вида с волосами, заплетенными в мелкие косички. Дима радостно встречает их.

     - Ну, наконец-то! Мы вас тут уже заждались!

     Усаживает их за стол.

     -  Знакомьтесь, это наши знатные путешественники - Маша, она же Сарасвати, Леша, он же Ганеша, - представляет Дима своих друзей. – А это Александр.

     Александр Сергеевич пожимает руки.  Дима раскуривает джойнт, передает по кругу.

     - Представляете, отбился человек от группы, заблудился в джунглях. Без денег, без телефона. Еле сюда добрался. Да еще история с ним непонятная приключилась. В какой-то деревне местные его схватили, посадили в сарай. Держали там до утра.

     -  Я слышал, недалеко в Махараштре были случаи похищения детей. Может из-за этого? Приняли за извращенца...  А вообще-то здесь всяко бывает, - говорит Леша-Ганеша.

 

     - Ему в Бомбей надо, - говорит Дима. - Там вся группа его. Из ваших никто туда не едет?

     Леша достает телефон и набирает номер.

     -  Здоров!.. Как дела?... Угу… Слушай, тут одному челу в Мумбай срочно надо. Попал тут человек, без денег остался. Ты вроде кто-то из ваших завтра туда ехать собирался?.. Может, захватят?

     Леша дает отбой.

     - Ну, старик, все отлично. Завтра утром ребята едут. Тебя возьмут. Поедешь на джипе, с комфортом.

- Ну, ребята, не знаю даже, как вас благодарить, - радуется Александр Сергеевич.

- С тебя бесплатная путевка, - шутит Леша.

            - В Сибирь, - добавляет Маша.

Все смеются. Маша протягивает. Александру Сергеевичу косяк. Он берет его,  рассматривает.

           -   Это наркотик?   

           -  Какой наркотик?  - удивленно говорит Леша.

           -   Мы наркотики не употребляем, - смешно растягивая слова говорит Маша

           -   Не бзди, старик. Чистый Джа!

     Леша достает из сумки фотографии каких-то полуразрушенных индуистских храмов. Показывает Диме.

     -  В Ми-Шоне были. Вот смотри.

Дима присвистнул. Рассматривает фотографии и передает их Александру Сергеевичу.

-  А что такое Ми-Шон? – спрашивает Александр Сергеевич.

            -  Столица империи Чампа, - говорит Леша. -   Одна из первых индуистских империй. Возникла в третьем веке нашей эры на территории Вьетнама... Американцы в свое время чуть там все не порушили. Представляете, стояло все это полторы тысячи лет, потом пришли янки и начали все ломать. Цивилизаторы хреновы...

           -   Здорово! - говорит  Александр Сергеевич. - Вы во Вьетнаме были?

     На вопрос отвечает Дима:

         - Ребята только на днях вернулись. Четыре месяца на мотоциклах. Всю Азию объездили.

     Теперь присвистнул Александр Сергеевич.

-  Так вы что ж, так и катаетесь все время? Не работаете?

-  А ты что, работаешь?

     -  Конечно. У меня туристическая компания, одна из самых больших в стране.

     - Старик, посмотри вон на тех ребят, -  говорит Леша, показывая пальцем на рыбаков, тянущих сеть из моря. -  Вот они, к примеру, работают, рыбу достают, которую кто-то будет сегодня кушать. А твоя работа – это не работа. Это разводилово лохов на бабки. Они приходят к тебе и дают кучу денег, чтобы пожить десять дней в каком-нибудь сраном отеле и съездить на какую-нибудь сраную экскурсию. А я на эти деньги могу три месяца по всему миру ездить, делать все, что хочу, ни в чем себе не отказывая... А твоим туристам еще своих денег придется добавить, чтобы водки нажраться, гашишу покурить, да на дискотеке попрыгать.

     Леша, затянувшись, передает косяк Александру Сергеевичу. Тот удивленно смотрит на косяк, берет его и тоже делает затяжку.

     -  А почему только водка с гашишем? Здесь что, больше и заняться не чем?

     - Здесь - не чем, - авторитетно говорит Дима. – Есть тут несколько музыкантов, писателей. Кое-кто бизнес небольшой имеет, как мы. Но таких мало. Да и бизнес здесь – не бизнес, а скорее бесплатный отдых… А так, чем тут заниматься? Солнце, море, спокойствие.  Достопримечательностей тоже особых нет.

     -  А вот мы, между прочим, разработали очень интересный маршрут, - вяло возражает Александр Сергеевич. Он уже порядком окосел и вдобавок начал икать. – Сейчас как раз по нему и ехали. Я даже заблудился.

     - Ну и что ты видел на своем маршруте? – спрашивает Леша. -  Какие впечатления? Расскажи нам.

     Александр Сергеевич  пытается вспомнить. Ему слышится нестройное пение «Пусть бегут неуклюже…». Возникает картина: заднее сиденье автобуса, на нем подпрыгивают пьяные Александр Сергеевич, Степашкин и Елена Андреевна, старательно и громко исполняя песню. Александр Сергеевич в левой руке держит пластиковый стаканчик, а правой обнимает Елену Андреевну и периодически хватает ее за грудь…

     -  Понятно, - говорит Леша, возвращая Александра Сергеевича к реальности. – Нет впечатлений…

     -  Подожди… Вот в моей компании четыреста человек работают. Четыреста рабочих мест! Самое ведь главное в бизнесе, что он рабочие места создает.

     - А! - говорит Леша, махнув рукой. - Это называется «офисное рабство». Это мы проходили… Ты же платишь этим людям не столько, сколько они заработали, а столько, чтобы они ходили к тебе на работу – не больше, ни меньше. Они работают только для того, чтобы ходить к тебе на работу… Ну, есть у них жалкие две недели отпуска раз в полгода, за который они тебе же свои последние деньги и отдают…

     - Нет, Лешик, ты не прав, - вступает в разговор Маша, - зачем ты так всех равняешь. Некоторые, например, предпочитают в отпуск по грядкам попой к верху ползать… 

     - Да, - мечтательно говорит Леша. – Дача – это тоже жесть…У тебя есть дача? – спрашивает он у Александра Сергеевича?

     - У меня коттедж.

     Лешу разбирает смех. Вслед за ним начинает смеяться Маша. Леша, сквозь слезы, спрашивает:

     - С огородом?

     Александр Сергеевич растерянно смотрит на него.

     - Нет. У нас японский сад.

     Последняя фраза вызывает очередной приступ смеха.

     - Японцы строили? Где же ты их брал?

     -  Да какие японцы? Его узбеки делали.

     Леша бьется в конвульсиях.

-  Так он у тебя не японский получается, а узбекский.

 

18.

 

           Александр Сергеевич разговаривает по телефону:

-        Степашкин! Ждите меня там, в Бомбее! Я сам приеду... Да! Сидите, не дергайтесь. Здесь хорошие люди помогли... Завтра утром выезжаю... Как у вас гостиница называется?..

Он записывает название, отдает телефон Диме.

     -     Огромное вам спасибо.

     -     Welcome to Goa! – говорит Дима и включает музыку.

 

     Начинается закат. На берегу появляются люди. Они выстраиваются у кромки воды и смотрят на заходящее солнце… На песке сидят в круг несколько человек с барабанами, играют под музыку… По пляжу ведут красиво наряженную корову…  Красный шар Солнца быстро опускается в море… Идет девушка в сари, держит большой поднос на голове, на котором лежат кокосы… Темнеет… На пляже разгораются костры… Барабанщики в свете костров играют все громче… Люди начинают танцевать… Лица сидящих в кафе и стоящих на пляже людей… Кто-то курит джойнт, кто-то чилам, кто-то кальян… Маша-Сарасвати танцует с на песке… Александр Сергеевич самозабвенно играет на барабане…

     Русская вечеринка. Вокруг сцены толпится народ. Голос объявляет: «Приветствуйте ансамбль «Гоанские Ребята!!!» Под аплодисменты на сцену с гитарами выходят ребята, похожие на «братков», в шлепанцах, шортах и майках без рукавов. Исполняют балладу с намеком на шансон:

ПРО ГОА

(муз. и сл. М. Шевцова)

 

Я думал, этот самолет

На край земли меня несет.

Я думал, тихий островок

Меня укроет от тревог.

 

И вот сижу я на Гоа,

Кокосы, пальмы и моря,

Разнообразная трава,

А в общем, больше ни хрена.

 

И я все думаю о нас,

О том, что делаешь сейчас,

Как ты сегодня там грустишь,

Никак сюда не прилетишь...

 

 

Шумит прибоем океан,

Под утро стелится туман,

И что-то пальмы шелестят,

Они, как ты, сейчас не спят.

 

И снится белая Москва,

Снегами вновь занесена,

Уснула тихо до утра

Посередине января.

 

И словно старое кино -

В нем замело твое окно,

Сегодня дома ты одна,

А здесь кругом одно Гоа.

 

     Александр Сергеевич танцует с Машей...

 

     Песню завершает соло в стиле Гари Мура. Под гром аплодисментов со всех сторон  начинаются красочные фейерверки. «Гоанские ребята» зажигают рок-н-ролл:

 

НА МОТОЦИКЛЕ

(муз. и сл. М. Шевцова)

 

Мелькают острова,

Зеленая трава,

Дороги и поля,

Я еду вдоль Гоа

На мотоцикле…

На мотоцикле…

Я буду ехать вдаль,

Гоняя прочь печаль,

На мотоцикле…

 

А белая Москва

Укутана слегка

Снегами января

И там сейчас нельзя

На мотоцикле…

На мотоцикле…

Стоят там холода,

Но я вернусь туда

На самолете...

 

К тебе приду одной,

Возьму тебя с собой,

Мы будем здесь гонять

На мотоцикле.

Я посмотрю в глаза

И обниму, любя,

И всю возьму тебя

На мотоцикле.

 

Мелькают острова,

Дороги и поля,

Высокая трава,

Мы едем вдоль Гоа

На мотоцикле…

На мотоцикле…

Мы будем ехать вдаль,

Гоняя прочь печаль,

На мотоцикле…

 

     Под эту песню Леша на мотоцикле с Александром Сергеевичем на заднем сиденье мчатся по ночной дороге… Flea-Market -ночной рынок - торговцы с разнообразным колониальным и сувенирным товаром, толпы туристов и хиппи. Леша и Александр Сергеевич прицениваются к разнообразным курительным принадлежностям. Александр Сергеевич хочет купить барабан. К музыке рок-н-ролла примешиваются другие звуки - неподалеку на сцене идет концерт: играет ансамбль восточно-электронной музыки «Махиндра энд Махинра» - Гоша и Катя...

     Тусовка на ночной транс пати… Народ пьет, курит, танцует… Маша  макает палец в какой-то белый порошок, и проводит им по губам Александра Сергеевича… Александр Сергеевич танцует с Машей, обнимает ее, целует… В море опускается Луна… Александр Сергеевич видит вдалеке в толпе Лилу. Она тоже смотрит на него. Он пытается пробраться к ней…

 

19.

 

     Ночь. К парковке у кафе подъезжают два  мотоцикла. На одном – Маша. На другом  - Леша, которого сзади обнимает спящий Александр Сергеевич - его голова лежит на Лешином плече. Мотоцикл останавливается. Леша отвязывает веревку, которой привязал Александра Сергеевича к себе. Тот сползает с мотоцикла и падает на землю.

     - О! И ребята уже здесь,  -  говорит Леша, глядя на стоящий рядом большой джип. Он открывает багажник. – Давай его сразу туда положим.

     Они поднимают бесчувственного Александра Сергеевича, кладут его в багажник джипа, закрывают и уходят. Ночь, звезды, шум прибоя.

 

 

 

20.

     День. По дорогам Индии едет черный джип. За рулем сидит Гоша, рядом  - Катя. В джипе отсутствуют задние сиденья, все пространство – большой багажник. Там, погребенный среди сумок, рюкзаков, кофров с музыкальными инструментами  и пледов, закашлявшись, просыпается Александр Сергеевич. Мутным взглядом изучает обстановку.

     Катя оборачивается и говорит, улыбаясь:

-        Привет! Вы Александр Сергеевич? Можно вас просто Сашей звать?

Александр Сергеевич опять кашляет и кивает головой.

            -     А меня Махиндра, - говорит  девушка. - Вам с нами по пути?

Александр Сергеевич пытается сказать «да», но у него плохо выходит – видимо, сел голос.. Девушка продолжает: 

-        Говорят, вы потерялись?... Представляешь,  -  обращается она к своему спутнику,  – он заблудился в джунглях где-то в Махараштре. Два дня до Гоа добирался…Смешно, правда?

  Гоша, не отвлекаясь от дороги, кивает в такт звучащей музыке. Александр Сергеевич подползает поближе и спрашивает :

-        Почему смешно? У меня ничего не было: ни денег, ни телефона, ни документов...

  Катя достает огромное розовое яблоко. Протягивает его Александру Сергеевичу. Тот отрицательно трясет головой. Она с хрустом откусывает и объясняет:

      -     Здесь можно вообще без денег... В каждом поезде есть общий вагон, куда контроллеры не заходят... Автостоп тоже рулит… Поесть в храмах можно…  Спать на улице – тепло ведь... Между прочим, тут полстраны так живет... А позвонить можно было у любого индуса попросить - тут народ не такой угрюмый, как у нас...

      -  Я английского не знаю.

-  Это хуже.. Хотя у меня знакомые есть – без языка нормально общаются. Жестами... Индусы - они, как дети. Их легко понять...

   Во время этого разговора джип периодически попадает в разные аварийные ситуации, но Гоша каждый раз невероятным образом уходит от столкновения (последовательно): с моторикшей, буйволом, трактором, грузовиком, велосипедистами и байкерами.  Многие  автомобили вокруг расписаны различными картинками, надписями, обвешаны бирюльками, ковриками, портретами святых и изображениями богов. Беспрестанное бибиканье сливается в невообразимую какофонию. Правила, судя по всему, никто не соблюдает, каждый едет, как хочет и куда хочет. Александр Сергеевич с ужасом взирает на это.

-     А вас как зовут?  -  спрашивает он водителя.

-     Махиндра,  -  отвечает за него девушка.  -  Его тоже зовут Махиндра.

          Александр Сергеевич удивленно поднимает брови.

-        Махиндра энд Махиндра. Прикольно, да?..  Вообще-то, его зовут Гоша. Он говорить сейчас не может. У вас после вечеринки голос сел, а у него после концерта совсем пропал... 

-        Вам повезло, - продолжает она. -  Гоша гениальный драйвер. Здесь очень мало, кто сам за рулем ездит. Обычно арендуют машину  с водителем.  Очень опасно с непривычки.

-        Когда мы приедем?

   Девушка пожимает плечами.

-        Сложно загадывать. Никогда не знаешь, где ты будешь вечером... Да и движение такое... Скорость на самом деле небольшая, дороги все время петляют. По карте смотришь – вроде недалеко, а ехать можно пол дня... Но вы не волнуйтесь - быстрее, чем с нами, все равно не доберетесь.

За окном проносятся  улицы большого города.

-        Водички нет?

Девушка протягивает ему бутылку.

-        Только теплая.

      Александр Сергеевич с отвращением пьет теплую воду.  Гоша останавливает машину около современного большого здания.

-         Мы в магазин, - объявляет Катя, выходя из машины. - А вы можете прогуляться пока здесь.

   Они с Гошей уходят.

 

21.

   Александр Сергеевич заходит за ними внутрь. Это большой современный торговый центр с разнообразными магазинами и супермаркетом. Недалеко от входа стоит большая металлическая емкость с водой. На ней табличка: «Veri Kold». Люди подходят, покупают у человека, стоящего рядом стоящего с ценником « 1Rp.»,  пластиковые стаканчики, нажимают на краник и наливают себе воды. Некоторые наливают в собственные стаканчики. Александр Сергеевич достает из кармана рупию, тоже покупает стаканчик, наливает и с наслаждением пьет холодную воду. Подходит Гоша, нагруженный сумками с продуктами, бутылками с водой и глухим сиплым голосом говорит:

-        Старик, зря ты эту воду пьешь.

   Александр Сергеевич, делавший в это время последний глоток, замирает. Затем выплевывает остатки.

-        Почему?

   Подходит Катя и вступает в разговор:

-        Вы не слышали о том, что в тропиках не стоит пить сырую воду?

-        Но все же пьют, - говорит Александр Сергеевич, показывая на людей вокруг. 

-        «Все», - фыркает Катя и садится в машину. Александр Сергеевич залезает в багажник. Джип уезжает.

22.

-        Вы поймите, - продолжает Катя, -  они – местные. Они в другой штат приедут и будут  тоже пить воду из бутылок...

   Александр Сергеевич с ужасом смотрит на нее.

-        И что же со мной будет?

-        Да ничего страшного не будет. Боюсь вот только, машину вы нам всю задрищите...

   Александр Сергеевич затихает между сумок и одеял. Он смотрит в окно, щуря глаза на ярком солнце. Индийские пейзажи под музыку калейдоскопом сменяют друг друга, превращаясь в сон из событий предыдущих дней...

 

23.

-        Стойте! - страшным голосом кричит Александр Сергеевич.

   Гоша ударяет по тормозам. Джип останавливается на пустынной дороге на фоне эффектного заката.

-        Бумажка есть?!

   Катя роется в сумке. Достает пачку бумажных носовых платков. Александр Сергеевич нетерпеливо хватает их, выскакивает из машины, бежит к кустам, делая зигзаги в поисках подходящей позиции.

-        Саша, осторожно! Здесь змеи могут быть! - кричит ему вслед Катя и потом уже негромко Гоше: - Это чтобы он там не засиживался...

 

   Заметно стемнело. Александр Сергеевич, пошатываясь, в полусогнутом состоянии держась за живот, возвращается к машине, заползает в багажник и ложится.

   Снова мелькают придорожные виды, поселки и города. День сменяет ночь. Катя ведет машину, пока Гоша спит.  Периодически джип резко тормозит,  Александр Сергеевич выскакивает с рулоном туалетной бумаги и бежит к ближайшим кустам или к придорожному туалету... Затем он безучастно лежит в машине с бледным изможденным лицом.

24.

   Джип едет по большому ночному городу. Несмотря на поздний час в городе шумно, горят огни, бибикают машины, слышится музыка, вдоль домов снуют люди, сидят торговцы с товаром, прямо на улице готовится еда.

   Катя, Гоша и  зеленый Александр Сергеевич выходят из машины... Узкая грязная улочка. Надписи: «Hotel», «Guesthouse», «Rooms», «Internet».  

   -     Это Бомбей? – спрашивает Александр Сергеевич, держась за живот и настороженно оглядываясь.

-        Это Варанаси, - отвечает Катя, - самый древний город на Земле. И самый священный для индуистов. Сюда приезжают умирать.  Говорят, у кого плохая карма, обязательно здесь заболеет. Но болезни не нужно бояться – через болезнь происходит очищение... Мы пойдем, узнаем насчет гостиницы - нужно отдохнуть после такого перегона. А вы стойте здесь, никуда не уходите, а то опять потеряетесь.  

     Они уходят. Александр Сергеевич остается один. К нему подходит нищая девочка, протягивает руку. Он роется в карманах, достает рупию и дает девочке. Сразу появляется еще одна с протянутой рукой -  Александр Сергеевич дает и ей монету. Появляется третья.

-        Нет, девочка, больше денег.

   Девочка показывает рукой на свой рот.  Александр Сергеевич дастает еще монетку. Появляется четвертая девочка, пятая, шестая. Александр Сергеевич пятится, раздавая последние деньги. Появляются мальчики, женщины, старухи  -  каждая с протянутой рукой и умоляющими глазами.  Образуется толпа нищих, которая медленно надвигается на Александра Сергеевича, выдавливая его на улицу, откуда несется шум и громкая музыка. Выскочив на улицу, Александр Сергеевич оказывается в плотной движущейся толпе. Яркое и громкое шествие  -  индийская свадьба. Украшенную золотом и цветами повозку везут нарядные буйволы, впереди идет разрисованный слон, на автомобиле несколько громкоговорителей выдают запредельные децибелы музыки. В толпе присутствует оркестр, внося посильную лепту в этот акустический хаос.

   Увлеченный людским потоком Александр Сергеевич пытается выбраться наружу. На перекрестке свадебное шествие пересекается с похоронной процессией и через несколько мгновений он уже движется в траурной толпе. Это тоже красочное шествие с барабанами, которое замыкает величественный покойник, гордо возлежащий на цветочном ложе под высоким балдахином, тоже полностью увитым гирляндами цветов. Цветы во все стороны разбрасываются многочисленными родственниками и друзьями усопшего. Другие с оглушительным грохотом взрывают петарды. Они выходят к берегу реки к гхатам. Тут  Александру Сергеевичу удается вырваться наружу. Некоторое время он бродит среди пустых темных переулков. Небольшая площадь (или двор), из которой он не может найти выхода  -  кругом только закрытые двери и ворота.  Он пробует открыть одну дверь, другую. Приоткрывает ворота, за которыми обнаруживает стадо быков. Первый, самый крупный бык с кольцом в носу явно заинтересовался гостем и, мотнув головой, двинулся на Александра Сергеевича. Все стадо следует за ним. Александр Сергеевич в панике отступает, пятясь выходит на набережную и падает в мутную воду реки. Вынырнув, он оказывается среди кучи плавающего мусора.  Мимо проплывает завернутый в саван покойник. Александр Сергеевич пулей залезает в стоящую рядом лодку. Быки выстраиваются в ряд вдоль берега и с нежностью смотрят на него, помахивая хвостами. Александр Сергеевич сидит в лодке, обняв себя руками и дрожа от холода. Потом он сворачивается калачиком и засыпает.

 

25.

    Раннее утро, почти ночь. Вид с Ганга на Варанаси. Вдруг со всех сторон, разносясь долгим эхом над гладью реки, с мечетей начинают звучать громкие голоса — время утреннего намаза. Александр Сергеевич в страхе открывает глаза. Он в той же лодке. Лодка скользит по воде вдоль берега. На веслах сидит индус  -  гид, катающий туристов за деньги. Увидев, что клиент проснулся, он начинает на английском быстро тараторить текст своей стандартной экскурсии.

(вместе с музыкой этот текст складывается в причудливый рэп)

   Александр Сергеевич ошалело смотрит на проплывющие мимо берега: гхаты, спускающиеся своими крупными ступенями к воде; погребальные костры, где-то догорающие, где-то понимающие столбы бело-серого дыма, где-то еще неподожженные; сложенные штабеля дров, людей, моющихся в реке, стирающих белье;  мальчика, запускающего воздушного змея, туристов с фотоаппаратами. Восходящее Солнце окрашивает дома, гхаты, людей, столбы дымов над кострами в розово-красный цвет.

 

26.

   Лодка пристает к берегу.  На верхних ступенях гхатов стоит Катя, машет рукой и кричит: «Саша!»  Александр Сергеевич срывающимся голосом кричит в ответ: «Я здесь!»  

   Лодочник просит денег за экскурсию. Александр Сергеевич показывает, что денег нет.

   Подходит Катя и спрашивает индуса:

-        What do you want?

-        Money.

-        He has no money. He can't pay you.

-        Oh!  -  сокрушенно покачивает головой лодочник.  -  Maybe you have? Pay for your friend.

-        No, I don't have with me now. Sorry.

Катя хватает Александра Сергеевича под руку и тащит его наверх по ступеням. Лодочник, оставшись один, тяжело вздыхает и говорит:

-        White people have no money. Bad times.

  

27.

   Катя и пошатывающийся Александр Сергеевич быстрым шагом идут по утреннему Варанаси. Катя говорит:

-        Ну и зачем вас понесло на эту экскурсию? Где вы ходили? Мы вас всю ночь искали!

-        Я в лодке заснул.

-        Зачем?!.. А в лодке вы как оказались?

Александр Сергеевич машет рукой.

-        Там быки были...

-        Быки? Какие быки? Господи, на вас лица нет... Мокрый весь! В Ганге купались?

Они подходят к джипу, Александр Сергеевич без чувств валится на свое место и засыпает. Гоша, усевшись за руль, оглядывается назад и произносит:

-        Клиент готов.

 

28.

   Ночь. Джип останавливается у таблички «NEPAL'S BORDER».  Катя говорит Гоше:

-        Слушай, у него же никаких документов нет. Как мы его предъявим?

Гоша лезет назад.

-        Надо замаскировать его получше.

Они накрывают спящего Александра Сергеевича пледами, сумками.

Джип въезжает в Непал.

 

29.

   День. Александр Сергеевич просыпается. Джип с натуженным ревом ползет куда-то в гору. За окном туман. Катя оборачивается с переднего сиденья.

-        Ну, вот вы уже и получше выглядите. Как самочувствие?

-        Вроде ничего...

-        Скоро уже приедем. Отдыхайте пока.

Джип выезжает из тумана. Он едет по горной дороге  -  справа отвесная стена, слева, прямо рядом с колесами, пропасть. Взору открываются величественные вершины Гималаев... Александр Сергеевич  некоторое время обалдело смотрит на эту красоту, затем начинает что-то соображать...

-        Стойте,  -  говорит он.  -  А где мы? Куда мы едем?

-        В Мустанг.   

-        Куда? Какой еще мустанг?

-        Королевство в Непале. Туда раньше доступ закрыт был. А недавно открыли. Там настоящий Тибет, такого даже в Лхасе нет  -  почти все выглядит так, как до прихода европейцев. Подождите, а вам что, разве не в Непал нужно?

Александр Сергеевич, дико вытаращив глаза, мычит что-то нечленораздельное, затем переходит на крик:

-        Вы что, обалдели?!! Какой на фиг Непал?!! Мне в Бомбей надо!!!  - чуть не плача  завывает он и мечется по багажнику.  -  Вы же сказали, что в Бомбей едете?

-        В Бомбей мы потом поедем.  Сначала в Мустанг, потом в Бомбей... А что вы так переживаете? Люди дикие деньги платят, чтобы сюда попасть, а вас бесплатно возят... 

-        Да не нужно мне вашего Непала!!! Я домой хочу!!!

Джип въезжает в небольшое селение. Проезжает площадь с магазинчикам и автобусной остановкой.

-        Остановите!  -  кричит  Александр Сергеевич.  -  Остановите здесь!

Гоша останавливает машину. Все выходят.

-        Блин!.. Блин!..  -  причитает Александр Сергеевич, заламывая руки.  -  Что же, я никогда отсюда не выберусь?

-        Ну, не расстраивайтесь вы так,  -  говорит Катя. -  Мы в небольшой трек сходим  - всего десять дней  -  и  поедем в Бомбей!

-        Какой трек? Меня там люди ждут, вы понимаете? Двадцать человек! На работу надо возвращаться!

-        Неужели они не могут еще десять дней отдохнуть? Что от этого изменится?   -  спрашивает Гоша.

-        Отдохнуть!  -  фыркает Александр Сергеевич.  -  Вам лишь бы отдыхать! Сообщество бездельников!..  Хорошо вам рассуждать  -  вы здесь с женой катаетесь. А моя сейчас с ума сходит, куда я пропал.

-        Саша,  -  с упреком говорит Катя,  -  это в вас говорит неосознанное либидо - скрытые желания эротического характера, неконтролируемые сознанием. А похоть, между прочим, один из самых страшных грехов во всех религиях...

-        Да идите вы в жопу со своей философией! Я домой хочу!

Александр Сергеевич решительно уходит к автобусу. Гоша пожимает плечами и переглядывается с Катей. Пройдя полпути, Александр Сергеевич разворачивается и возвращается.

-        Одолжите мне денег на дорогу. Я вышлю вам сразу из Москвы. Напишите, куда прислать.

Гоша дает ему деньги, пишет на бумажке свои координаты.

-        Спасибо,  -  говорит  Александр Сергеевич.  -  Я на этом автобусе до Дели доберусь? До нашего посольства?

-        Доберетесь с пересадками.

Не прощаясь, Александр Сергеевич уходит к автобусу и садится в него.

 

30.

   У автобуса мятая радиаторная решетка от тяжелого грузовика, прогнутые сиденья, фанерки вместо стекол в окнах. Некоторые окна не имеют даже и этого. На бампере гордо написано: «SPEED KING».  Салон полностью забит людьми. Желающих ехать больше, чем вмещает автобус. Несколько человек размещаются на крыше среди привязанных чемоданов. Александр Сергеевич лезет за ними.  Водитель врубает музыку на полную и, громко сигналя, выезжает из деревни. Маршрут проходит по вьющейся по краю глубокой пропасти узкой грунтовой дороге  -  автобус несется по ней вниз, как по автобану, не сбавляя скорости, регулярно обгоняя легковые автомобили, распугивая их гудком, похожим на пароходный, и заставляя всех прижиматься к краю дороги. Нагнав большой грузовик,   несущийся тоже с огромной скоростью, автобус едет за ним впритык, беспрерывно сигналя. Перед очередным поворотом грузовик резко тормозит и автобус с треском врезается ему в зад. Со звоном рассыпается лобовое стекло, с полок падают корзины и сумки. Автобус кренится на бок, с крыши валятся чемоданы и Александр Сергеевич. Он долго катится вниз по крутому откосу в пропасть.

 

31.

 

   Ночь. Идет снег. Александр Сергеевич лежит на земле без сознания. Из темноты появляются фигуры людей в одеяниях буддистских монахов. Посовещавшись между собой, они поднимают Александра Сергеевича и уносят его.          

 

32.

    Ночь. Александр Сергеевич лежит на кровати в монашеской келье в неверном свете керосиновой лампы. У него жар. Кто-то подходит к нему, вытирает влажной губкой пот с его лба. Он вглядывается в лицо  -  это Лила. Александр Сергеевич пытается что-то сказать, но образ девушки исчезает и он снова теряет сознание.

 

33.

Александр Сергеевич просыпается. Он один в келье. Слышится тихий звон колокольчиков и какие-то протяжные, низкие, однообразные звуки, которые постепенно стихают. Из приоткрытой двери падает луч света. Он встает с кровати, подходит к двери, открывает ее и оказывается в ярко освещенном помещении похожим на мастерскую. Посредине комнаты  -  верстак, за которым стоит мужчина европейской наружности, одетый подобно монаху. Рубанком он обстругивает лежащую перед ним оконную раму. Завидев  Александра Сергеевича, он улыбается и говорит:

-        Здравствуйте! Ну, вот вы и поправились. Нормальный цвет лица вернулся. Очень хорошо. Все-таки тибетская медицина делает чудеса.

Александр Сергеевич осторожно присаживается на стул.

     -     Меня зовут Марк,  -  представляется человек.  -  А вас как?

-        Саша, -  слабым голосом говорит Александр Сергеевич.

-        Ну, вот и познакомились... Вы пять дней без сознания пролежали. Сильное переохлаждение.  

-        Я когда проснулся, думал, что я умер. Как будто это не я уже, а моя душа после смерти... Где я?

-        В монастыре. Если бы вас монахи не нашли... Еще пару часов и вы бы действительно умерли... Но теперь все позади... Вы откуда сами?

-        Из Москвы.

-        А я из Одессы. Родился там... Потом в Израиль переехал — пятнадцать лет назад. Так что на родине давно не был.

-        А что вы здесь делаете?

-        Живу. Помогаю общине... В Израиле у меня бизнес был успешный. Начинал с нуля, через несколько лет создал крупную компанию. Работал так, что света белого не видел... А три года назад поехал с приятелями в турпоездку и совершенно случайно здесь оказался — водитель наш заблудился... И так мне здесь стало хорошо, спокойно и понятно все, что решил остаться... Продал все  подчистую и сюда переехал... Монастырь бедный  -  бюджет всего две тысячи долларов в год. Двадцать два монаха. Получается по полтора доллара в неделю на брата... Да ладно бы только деньги.  Представьте себе  - здесь зимой холодно, морозы бывают приличные...  так вот у непальцев жилье совершенно не приспособлено к холодам. Живут здесь уже тысячи лет, а зиму каждый раз как стихийное бедствие воспринимают... В общем, взялся я им помогать. Залил крышу смолой, сделал для всех окон двойные рамы  -  вы будете смеяться, но здесь до сих пор никто не додумался  до двойных рам... Теперь это у нас производство  - продаем рамы по всей округе... Научил монахов шиповник сушить. Выкопали погреб  -  там я капусту на зиму квашу, огурцы солю...

-        Так вы что ж, свои деньги на все это тратите?

-        Да уж все потратил. Теперь наоборот: зарабатывать пытаюсь  -  много еще задумок разных осуществить хочется...

-        Зачем вам это?

-        Да как вам сказать... Я как оказался здесь в первый раз  -  что-то у меня в голове перевернулось. Понял я, что вся моя жизнь смысла никакого не несет. Карьера, деньги... Мы все время карабкаемся куда-то по социальной лестнице, спихиваем других, нас тоже пытаются спихнуть. Мы падаем и снова лезем вверх... А что там наверху? Зачем мы туда лезем? Что за сила заставляет нас этот сизифов труд выполнять?.. А сила эта  - желание выделиться, занять место повыше, получить кусок пожирнее,  -  по сути гордыня, грех смертный... И понял я, что пустое все это...  Помогите, пожалуйста, мне это перевернуть.

Они переворачивают раму. Ослабленный Александр Сергеевич выпускает из рук свою сторону и рама падает на пол. От удара с потолка сыпется какая-то труха. Марк  смеется и отряхивает Александра Сергеевича.

 

     -  Ничего, ничего. Скоро сил наберетесь. Горный воздух быстро восстанавливает… Так как вы здесь оказались?

 

     -  У нас была автобусная экскурсия вокруг Гоа. Я отстал от группы, остался без денег, телефона. Мне помогли добраться до русской колонии. Там я договорился, что меня отвезут в Бомбей, где меня коллеги ждут. Потом сел не в ту машину . По дороге заболел, а когда в себя пришел, выяснилось, что мы в Гималаи приехали. Тут я с ними поругался и решил сам в Дели добираться. Ехал на автобусе. Вечером в аварию попали. Я из автобуса выпал и потерял сознание…

 

-  О, так вы почти всю Индию пересекли. Хороший опыт. Ну и как вам эта страна?

 

-        Не знаю. У меня сначала все в голове перемешалось. А теперь пустота какая-то. Словно из полного ведра все выплеснули на землю… Вообще-то очень грязно, народу везде много, нищих…

 

-        Народу много, это точно. Мы в России привыкли к просторам...

 

     Марк водружает раму на верстак. Затем он приглашает Александра Сергеевича выйти из дома. Перед ними открывается панорама гор со снежными вершинами, подсвеченными розовым светом заката.

 

     -  Индия поначалу всех шокирует. Но вы знаете, вот это все – грязь, нищие, осыпающиеся потолки, жгучая еда, жуткие дороги – это, как прививка, проверка на вшивость. Если можешь ее пройти,  Индия открывает другую реальность, где пространство и время - лишь элемент Лилы.

 

     -  Лила? Подождите… Вы сказали Лила? Кто она?

 

     - Лила – на санскрите означает «игра». Игра – это судьба, судьба – это жизнь, жизнь – это игра…

 

     -  А девушка?

 

     -  Какая девушка?

 

     -  Лила. Я ее здесь видел.

 

     -   Здесь нет девушек. Здесь монастырь… У вас был сильный жар несколько дней, вы бредили. Я слышал, как вы говорили «Лила». Я думал, вы знаете значение этого слова… Не печальтесь. Все будет хорошо. Вы сейчас чувствуете себя потерянным. Поверьте, это естественное состояние, оно у всех возникает, кто здесь задерживается ненадолго... Понимаете, когда мы живем в своем «муравейнике», мы и не замечаем вот этого социального фона: «чувства плеча», ощущения привычности, прочности бытия. А здесь мы вдруг неожиданно остаемся наедине с собой, со своими стереотипами, представлениями о мире, социальными рамками, с огромной кучей тараканов в голове, которых взращивает наше общество, культура, телевидение, воспитание… Все это пугает поначалу. Непривычное окружение заставляет мыслить непривычными категориями...

 

Становится темнее. На небе появляются звезды.

 

-         Нас выбивает из привычной колеи,  -  продолжает Марк,  -  мы перестаем плыть по течению, начинаем переосмысливать свою жизнь, свои понятия о ней. И тогда мы начинаем взрослеть. Начинается проверка старых ценностей и формирование новых, не навязанных извне... И мы сидим на краю Земли, под незнакомыми звездами и смотрим внутрь себя, чтобы найти то, что всегда с нами, где бы мы ни были. То, что и составляет нашу сущность. И то, что является общим для всех на этой планете...

 

34.

 

Раннее утро. Александр Сергеевич просыпается в той же келье. Снаружи со всех сторон идет протяжный низкий звук. Александр Сергеевич встает с постели, выходит из комнаты. В мастерской стоит Семен. Он протягивает Александру Сергеевичу котомку.

 

     -  Вот собрал вам одежду, обувь… Еще деньги – отдадите, когда сможете. Одевайтесь. Я буду ждать на улице, провожу вас до автобуса.

 

Александр Сергеевич выходит из дома. Перед ним двор монастыря. Вдали, путаясь в дымке, взмываются к небу белоснежные вершины гор.  На веранде сидят молодые монахи с длинными трубами. Одним концом эти трубы лежат на перилах. Монахи дуют в них, стараясь проникнуться звуком «аум», первозвуком Вселенной, моделью пустоты и начала всего. Этот звук – низкий, густой и протяжный – перекатывается по утонувшей в тумане долине, рождая ощущение отрешенности всего вокруг от суетного мира. Александр Сергеевич выходит за ворота монастыря, спускается по лестнице и подходит к Марку, который сидит на краю скалистого обрыва… Внезапно гудение прекращается, оставляя лишь эхо, которое еще с минуту отражается со всех сторон, постепенно затухая. Остается лишь  негромкий перезвон колокольчиков вдали.

 

-  Я не знаю, что мне делать,  -  тихо говорит Александр Сергеевич.

 

-  Вам просто нужно вспомнить… -  начинает говорить Марк…

    

 

     Александр Сергеевич едет в автобусе по горным дорогам. Вокруг него разношерстная публика: озабоченные индусы с кучей багажа, невозмутимые монахи, загорелые и веселые бэкпекеры – молодые европейцы, месяцами путешествующие по миру с рюкзаками за спиной. Александр Сергеевич смотрит в окно и слышит голос, продолжающий начатый монолог: 

 

-  …Просто нужно вспомнить… Вспомнить, как еще детстве нас готовили к «взрослой жизни», словно в бездушный компьютер закладывая определенную программу действий, которая поможет стать успешными и состоятельными. Как мы росли, покорно следуя предписанному алгоритму, не замечая, что с каждым прожитым годом все меньше радуемся новым открытиям и откровениям, которые окружающий мир способен нам дарить. Мы лишь испытываешь удовлетворение от выполнения очередного пункта программы, даже не представляя, что можно жить по-другому. Так формируется наша личность. Наша скучная, предсказуемая личность. Одна из миллионов клонированных личностей, с клонированными мыслями, желаниями, эмоциями, радостями и судьбой. Утром эта личность едет на работу, толкаясь в переполненных вагонах, продираясь сквозь пробки на улицах, глядя на серые, унылые лица таких же запрограммированных личностей, просиживает весь день в конторе, а вечером, поглощая ужин, смотрит одни и те же телепередачи и ложится спать, чтобы назавтра повторить все с начала. Изредка эта личность покупает себе билет на двухнедельный отдых, но даже приехав в другую страну она окружает себя привычными предметами и обстановкой в безликом отеле с говорящими на русском официантами и гидами… Но внутри этого клона, этого серого, скучного клона - где-то глубоко-глубоко – сидит и ноет, как заноза, маленькое существо, которое мечтает о чем-то другом: о свете, о бесконечной радости, о простоте и свободе, о том, чего не купить за деньги, к чему не подняться по карьерной лестнице, чего не показывают по телевизору и избегают в разговорах… О жизни! Полной, бескомпромиссной, неклонированной жизни…  И не от того ли нам вдруг становится так грустно, даже если мы добились всего, что планировали? Даже если все вокруг гордятся нами и ставят нас в пример, и, глядя на нас, разрабатывают новые программы… И вот однажды ты просыпаешься посреди ночи от странного чувства, что на твоей кровати лежит какая-то храпящая, причмокивающая, потеющая и пованивающая туша. Ты в испуге  отскакиваешь в сторону и, оторопев, смотришь на нее, не зная, что делать. И вдруг понимаешь, что видишь… себя - вот этот гниющий плод, реализацию программы, заботливо вложенной в тебя обществом, это кафкианское насекомое, человека в футляре, эту оболочку, которую ты всю жизнь на себя натягивал, как резиновый презерватив, защищающий тебя от бацилл жизни, неизведанности и свободы. И поняв это, ты, как был – в одних трусах, в жутком ужасе с примесью неведомо откуда взявшейся радости – бежишь! Бежишь в неизвестность…

 

Автобусы, поезда, и снова автобусы. Мимо проносятся деревни, реки, леса. поля, холмы. День сменяет ночь… Александр Сергеевич проходит по улицам  городов, мимо убогих лачуг и красивых современных зданий, мимо древних храмов, дворцов и бездомных нищих, живущих прямо на улице. Очередной автобус привозит его к берегам Бенгальского залива. Александр Сергеевич выходит к морю. А голос продолжает говорить:

 

-        И когда ты оказываешься один в незнакомом и загадочном мире, вырванный из привычного окружения, что-то внутри тебя начинает просыпаться. Ты снова чувствуешь себя ребенком, исследующим мир, которого не надо учить удивляться, плакать и радоваться. Все, что раньше было для тебя таким важным и значительным, становится мишурой, которую не жалко выбросить в придорожную канаву, словно износившуюся пару обуви. Теперь ты такой, каков ты есть на самом деле. Даже если на тебе все еще висят липкие обрывки презерватива, тебе уже не приходится притворяться, будто это новый наряд из модного бутика… И вот, пройдя множество пыльных дорог и улиц, загорев под жарким солнцем, обветрившись на ступеньках поездов и у окон автобусов, ты стоишь один на берегу открывшегося перед тобой океана. Впереди бесконечная даль, пугающая и притягивающая (как притягивает овцу степной простор за обвалившейся вдруг оградой загона). Ты можешь начать новую жизнь, но сначала надо окунуться поглубже, чтобы смыть с себя прилипшие остатки порванной оболочки.

 

35.

 

           Ауробич – пляж около города Ауровиль – на рассвете. Шумит прибой. Маленькая хижина на гранитных сваях с крышей из пальмовых листьев.

 

  СНОВА ЗВУЧИТ ВСТУПЛЕНИЕ К ПЕСНЕ «FATHER AND DAUGHTER», PAUL SIMON)

 

     Откидывается дверь и из хижины  выходит Александр Сергеевич. Он сильно изменился: загорелый, подтянутый - от «пивного» живота не осталось и следа.  Подходит к кромке прибоя и смотрит вдаль.

 

     Солнце встает над морем, вступают барабаны и песня звучит дальше, а Александр Сергеевич тем временем начинает утреннюю пробежку  по пляжу.

 

 

 

FATHER AND DAUGHTER

 

If you leap awake
In the mirror of a bad dream
And for a fraction of a second
You can't remember where you are
Just open your window
And follow your memory upstream
To the meadow in the mountain
Where we counted every falling star

I believe the light that shines on you
Will shine on you forever
And though I can't guarantee
There's nothing scary hiding under your bed
I’m gonna stand guard
Like a postcard of a Golden Retriever
And never leave till I leave you
With a sweet dream in your head

I'm gonna watch you shine
Gonna watch you grow
Gonna paint a sign
So you'll always know
As long as one and one is two...

There could never be a father

Who loved his daughter more than I love you

 

Trust your intuition

It's just like going fishing

You cast your line

And hope you'll get a bite

But you don't need to waste your time

Worrying about the market place

Try to help the human race

Struggling to survive its harshest night

 

 

Под эту музыку он едет на мотороллере через деревню, здоровается с кем-то, едет через лес, похожий на огромный ботанический сад, мимо аккуратных чистеньких  школьников с ранцами, спешащих на занятия, мимо бредущих по дороге коров, мимо грациозных тамильских девушек на велосипедах... Подъезжает к конной школе, кормит лошадей, седлает одну из них. Он выводит ее из конюшни, ловко вскакивает в седло. У ворот,  обмахиваясь газетой, стоит потный Степашкин.

 

-        Александр Сергеевич!  -  кричит он и машет рукой.  -  Здравствуйте!

 

     Александр Сергеевич подъезжает к нему.

 

-        Добрый день, Сережа.

 

-        Я за вами. 

 

-        В каком смысле “за мной”?

 

-        В прямом. Можно домой ехать.

 

-        Я не собираюсь домой. Я просил тебя паспорт привезти. Ты привез?

 

-        Да, конечно.

 

     Степашкин протягивает паспорт.

 

-        Там супруга ваша ждет. И наши...

 

-        Где?

 

-        В Ченнае. При нашем консульстве.

 

-        Зачем?  -  удивляется  Александр Сергеевич. Я же сказал, что не приеду. Мы с ней, вроде, все выяснили.

 

-        Так вы что ж, здесь останетесь?

 

-        Да. Всем привет передавай. Приезжайте ко мне в гости. Счастливо!..

 

      Александр Сергеевич уезжает. Степашкин растерянно стоит около “тук-тука”.

 

ЗВУЧИТ ПЕСНЯ:  JOHN LENNON «IMAGINE».

 

     Ночь перед рассветом. Ауровиль. Площадь перед Матримандиром  -  футуристическим храмом с подсвеченным золотым куполом. Множество людей сидит на ступенях амфитеатра, стоят вокруг. Лица жителей города. Александр Сергеевич среди них... Зажигаются факелы. Светает, встает Солнце.  В отблесках огня светится золотой купол храма...

 

IMAGINE

 

Imagine there's no Heaven

It's easy if you try

No hell below us

Above us only sky

Imagine all the people

Living for today

 

Imagine there's no countries

It isn't hard to do

Nothing to kill or die for

And no religion too

Imagine all the people

Living life in peace

 

You may say that I'm a dreamer

But I'm not the only one

I hope someday you'll join us

And the world will be as one

 

Imagine no possessions

I wonder if you can

No need for greed or hunger

A brotherhood of man

Imagine all the people

Sharing all the world

 

You may say that I'm a dreamer

But I'm not the only one

I hope someday you'll join us

And the world will live as one 

 

 

36.

 

     По шоссе, тянущемуся вдоль моря, едут два полицейских джипа. В одном из них, кроме водителя в форме, сидят Анжела, Степашкин, Елена Андреевна и представитель из российского посольства по имени Юра.

 

     -  Сергей, вам ничего поручить нельзя, -  говорит Анжела Степашкину. -  Почему вы не привезли Александра Сергеевича?

 

-        Он сказал, что не хочет. Что ему здесь хорошо. Нашел, говорит, то, что мне надо в жизни.

 

-        Но паспорт-то вы зачем ему отдали?

 

-        Как я мог ему паспорт не отдать?

 

Елена Андреевна говорит Юре:

 

-        ... понимаете, мы только укрупнились, слились... Обстановка сейчас такая сложная на этом рынке...

 

-        И в этой ситуации,  -  подхватывает Анжела,  -  и в этой ситуации он бросает огромный коллектив на произвол судьбы!  Только потому, что ему вдруг захотелось уйти в себя...   Я уже не говорю про семью! Поразительная безответственность!

 

-        Да, ясное дело, -  говорит Юра.  -  Посадили на наркотики, замутили голову каким-нибудь религиозным бредом. Потом заставят продать все имущество, а деньги общине отдать. Знаете, сколько я таких случаев видел? Человек, наверное, погибает, а вы его здесь бросить хотите.

 

-        Вообще-то, на вид он себя нормально чувствует, - замечает Степашкин.

 

-        Да нет, ну что за бред?  -  говорит Анжела, пожимая плечами и отворачиваясь к окну. - Как здесь можно себя нормально чувствовать?

 

-        Мы должны спасти его, чего бы нам это ни стоило,  -  говорит Елена Андреевна.

 

 

37.

    

     К хижине Александра Сергеевича подходят несколько полицейских, Анжела, Степашкин, Елена Андреевна и Юра. Елена Андреевна лезет в хижину, пока  представители полиции демонстративно смотрят в другую сторону. Она находит там паспорт, выбирается наружу и отдает паспорт Анжеле.

 

-        Ну все, теперь он никуда не денется,  -  говорит Елена Андреевна.  Она что-то тихо шепчет Юре. Тот в свою очередь шепчет на ухо офицеру.

 

     Появляется  Александр Сергеевич. Анжела с криками бросается к нему, обнимает, пускает слезу и старается расцеловать всю голову бывшего мужа.

 

-        Сашенька, родной!  Как же плохо без тебя, милый!

 

      Александр Сергеевич с удивлением смотрит на Анжелу и всех присутствующих.

 

-        Ну, все!  -  говорит, всхлипывая Анжела.  -  Теперь все! Можно домой ехать!

 

-        Я же тебе говорил уже, что остаюсь здесь... Зачем здесь полиция?

 

-        Сашенька, ты должен поехать домой!  У тебя там дом, жена, компания. Нельзя так бросать людей!

 

-        Я никуда не поеду.

 

-        Александр Сергеевич, вы же русский!  -  говорит Елена Андреевна.

 

-        И что теперь? Я не могу жить там, где я хочу? Я должен делать то, что вы хотите?.. А мое мнение вас интересует? Чего я хочу на самом деле?

 

Анжела кивает головой.

 

-        Так вот: мне стала неинтересна компания, мне стал неинтересен тот образ жизни, который мы все ведем. И мне стало не интерсено то, ради чего мы все это делаем.

 

Елена Андреевна смотрит на Юру. Тот кивает офицеру. Офицер подходит к Александру Сергеевичу.

 

-        Exuse me, sir.  Can I see your passport?

 

      Александр Сергеевич отстраняет жену и залезает в хижину. Затем спускается обратно  и смотрит на Анжелу, на Елену Андреевну и затем на Степашкина.

 

-        Серега, кто мой паспорт взял?

 

-        Я... я не видел... не знаю... кто паспорт...

 

     Офицер, показывая пальцем на  Александра Сергеевича:

 

-        You have to go with me. Get into the car.

 

      Александр Сергеевич садится в джип. Все уезжают.

 

 

38.

 

     Ночь.  Во дворе полицейского участка  -  камера за решеткой с толстыми прутьями, в которой стоит голый по пояс  Александр Сергеевич.  К решетке подходит Елена Андреевна и качает головой.

 

-        Анжеле стало плохо. Сергей повез ее в отель... Вы не расстраивайтесь. Юра сейчас делает письмо в консульстве, потом отвезет его судье и вас выпустят под гарантии. Придется эту ночь в консульстве провести.  А завтра, я надеюсь, получится и домой улететь... Не скучайте тут, скоро мы вас вытащим.

 

Елена Андреевна, играя бедрами, возвращается в помещение к дежурному офицеру. Рядом с офицером стоит Лила и разговаривает с ним на тамильском:

 

-        Дядя, а кто этот человек, которого вы арестовали?

 

-        Русский. У него не было документов... Лила, тебе какое дело до всего этого? Принесла мне тали  -  спасибо. А теперь иди домой, уже поздно. Ты приехала в Ченнай учиться, а не шататься по темным улицам.  Завтра тебе на лекцию. Бегом домой, проказница!..

 

     Лила выходит во двор, подходит к клетке, прижимая палец к губам, дает  Александру Сергеевичу моток веревки и уходит. Тот прячет веревку в штанах.

 

 

39.

 

     Ночь. К воротам российского консульства подъезжает полицейский фургон. Из него выводят Александра Сергеевича и передают сотрудникам миссии.

     Они  -  и Юра среди них  -  провожают его в спальную комнату.

 

-        Ну, вот вы почти уже на Родине,  -  говорит Юра.  -  Завтра посадим вас всех на самолет и ту-ту... вы дома!

 

Он выходит на балкон, смотрит вниз.

 

-        Надеюсь, отсюда вы не исчезните  - как никак, третий этаж!.. Желаю вам спокойной ночи!

 

      Александр Сергеевич остается один. Он ложится на кровать. Смотрит на балконную дверь. Начинает светать. Занавески слегка колышутся.

 

ОПЯТЬ ЗВУЧИТ ВСТУПЛЕНИЕ К ПЕСНЕ «FATHER AND DAUGHTER», PAUL SIMON)

 

     Снаружи слышится негромкий голос: “Саша!”. Александр Сергеевич выходит на балкон. Внизу стоит Лила и машет рукой. Он привязывает веревку к перилам и спускается вниз.

 

     В это время здании слышится шум. Из дверей выбегают сотрудники и охрана. Слышен крик Елены Андреевны: “Держите его!!!”

 

     Александр Сергеевич подбегает к стоянке, вскакивает на мотоцикл, Лила садится сзади, обняв его. Взревев, мотоцикл срывается с места, разбивает ворота и выезжает на улицу.       Они на огромной скорости несутся по улицам, чудом не сталкиваясь с автомобилями, рикшами и велосипедистами, вырываются из города и мчатся по пустынному шоссе вдоль моря на фоне восходящего солнца.

 

40.

 

Вид из окна туристической компании «Персей туристик»: хмурые московские  сумерки, на улице в свете фонарей блестят черные лужи, перемешанные с темно-серым снегом. Спешащие пешеходы петляют между ними, а автомобили поднимают фонтаны грязных брызг… Чья-то рука опускает жалюзи на окне.

 

В комнате несколько человек сидят вокруг стола. Посередине – Александр Сергеевич. Он опять гладко выбрит, одет в костюм и галстук. Елена Андреевна, поглядывая в ноутбук сквозь очки, сидящие на кончике носа, говорит:

 

     -   Уважаемые господа! Туристическая компания «Персей Туристик» рада ознакомить вас с новым предложением. Это интереснейшее путешествие по южной Африке, которое мы назвали «К пескам пустыни Калахари»…

 

     В комнате гаснет свет. В темноте начинают звучать барабаны, дудки, флейты и ситары…

 

КОНЕЦ

 

С автором данного текста можно связаться по по телефонам в Москве 459-60-62 и 8-915-008-58-67 или по электронной почте  -  gabblers@mail.ru