«бабы»

 

Игорь Божков

 

Оригинальный сценарий

 

 

 

 

 

 

 

СИНОПСИС

            Середина шестнадцатого века.

На истощенных, опустошительными войнами, южных рубежах России. В степях, именуемых диким полем, селились люди, коих звали казаками.

 Разные по сословию и национальности они строили свои городки (юрты) по берегам реки Дон и рекам, впадающим в него. Обносили их частоколом и плетнями, обвешивали стены тернами и укрепляли земляными волами, дабы уберечься от набегов кочевников.

 Отбиваясь от татар и ногайцев, страдая от крымцев и османских турок, казаки сами ходили в боевые набеги или, как они говорили, в походы за зипунами.

В городке царит оживление. Казаки готовятся к походу. С верхнего Кагальницкого юрта приезжает посыльный казак с вестями от дозорного разъезда. Он сообщает, что татарские улусы ушли кочевать по Волге, а ногайцы подались в Калмыцкие степи. Слаживается благоприятная обстановка для похода на Азов. Это воодушевляет казаков и они готовы выступить в поход.

Немногочисленное женское население юрта, состоящие в основном из баб, отбитых казаками из плена, или взятых в ясырки (рабыни), хлопочет, по хозяйству, провожая казаков.

Жена атамана Ульяна 30-35 лет собирает вещи мужу, готовит обереги и ладанку.

Ночью перед походом Ульяна в постели с мужем пытается убедить его в бессмысленности похода, предлагая заняться торговлей и обустройством городка.

С рассветом казаки грузятся на струг. Неженатые казаки рассаживаются по вёслам. Остальные прощаются с родными. После сдержанного прощания казаки присоединяются к каравану стругов верхних казаков, который ведёт атаман Неробей.

Слёзно проводив казаков и перекрестив их на прощание, бабы расходятся. В городке наступает размеренная жизнь, перемешанная с бабскими склоками и раздорами. Татарки, Русские, Черкески и Украинки. У каждой из них свой норов и характер, что не может не сказаться на их отношениях.  Вольные казачки с предвзятостью относятся к ясыркам и иноверкам. На бытовом уровне между ними вспыхивают конфликты и ссоры. Но, не смотря на это, все они держатся за своё место. Зная, что за стенами городка царит жестокий и беспощадный мир дикого поля, который многим он известен не понаслышке.

Спустя месяц, в один душный летний день, когда небо затянуло грозовыми тучами, вверх по Дону подымаются струги Кагальницких казаков, ведомые атаманом Неробеем. На берег высыпали бабы с детворой, в предвкушении скорой встречи со своими родными. Но, в караване не достаёт струга их казаков. Тревожная тешена, словно перед грозой, нависла над городком.

От Нерабея они узнают о гибели казаков.

Не причаливая к берегу, караван проходит вверх по Дону, Удаляясь подальше от скорбного места, где бабский вой, и стенание перемешались с раскатами грома летней грозы.

В городке царит отчаяние. Те, кто потерял своих мужей, сыновей, отцов скорбят о погибших, чего не скажешь о ясырках. Они с гибелью хозяев, обрели свободу.

Скорбная весть о гибели казаков, словно ветер разнеслась по степи и как шакалы потянулись к юрту лихие люди в поисках лёгкой добычи и наживы.

С оружием в руках, Ульяна выходит на не прошеных гостей. Вокруг неё сплотились бабы, кто с вилами, кто с пиками и топорами.

Во главе с Ульяной, бабам удаётся отстоять своё добро и имущество и прогнать обидчиков. Но все понимают, что они обречены.

Женщины вяжут пучки из терновых кустов и обвешивают ими стены городка. Учатся стрелять, и слушают наставление Никифора. Ведут домашнее хозяйство и несут караул на вышке. С Кагальницкого юрта казаки привозят обещанное оружие.

Летними ночами, малыми группами ногайцы переправляются через Дон и просачиваются вглубь России. Где-то в условном месте они собираются в большой отряд и лавиной спускаются к Дону. Сжигая русские селения, угоняя скотину и уводя в полон людей. Но, на Дону им путь преграждает цепь казачьих юртов. Которые, как кость в горле, мешают степнякам совершать свои грязные набеги. И при каждом удобном случае, кочевники готовы разорить, попавшийся на пути казачий городок.

В городке поднялся переполох и паника. Ульяна успокаивает баб. Никифор готовит пушку к бою. Женщины разбирают и заряжают оружие. Прячут детей в землянки и занимают круговую оборону.

Над юртом нависла тревожная тишина, враг никак не даёт о себе знать. Все замерли в ожидании.

Никифор даёт команду женщинам петь песни, чтобы ногайцы думали, что в городке о них ничего не известно.

В утренней пелене тумана две девушки выходят за ограду. Стесняясь и смущаясь, они раздеваются и входят в воду.

Девушки начинают плескаться в Дону.

План Никифора срабатывает. Дозорная баба замечает в прибрежных зарослях движение.

Девушки с визгом бросаются в прореху в частоколе. За ними из кустов выскакивает с десяток степняков с саблями и ножами. Но Никифор уже наготове. Громко грохнула пушка, накрыв басурман картечью. Прибрежные заросли зашевелились Но, момент внезапности был упущен. Все, кто выскакивал из кустов, попадает под бабский огонь.

С дикими криками и гиками городок окружают кочевники. Лихие всадники в степи, они путаются в камышовых зарослях.

Нескольким ногайцам удаётся перебраться через ограду. Но на их пути встала черкеска, она убивает несколько противников, но сама погибает в неравном бою.

В самый разгар боя появляются Кагольницкие казаки. Они и решают исход боя. Видя подкрепление казаков, ногайцы бросаются в бегство. Они беспорядочно переплывают Дон, бросая своих раненых и убитых. Казаки добивают отступающих кочевников.

 

Первое упоминание о Бабском городке дотируется 1593 годом.

Со временем в памяти людской стёрлись воспоминание о его основателях и в 1831 году станицу Бабскую переименовали в честь князя Константина в станицу Константиновскую. Но и ныне живут на Дону гордые красивые и свободолюбивые женщины. 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

           

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

igrbzhkv@rambler.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нат. Степь день

 

Летний зной стоит в степи. Стрекочут кузнечики, в небе летают стрижи. По бескрайним степным просторам ветер гонит седые волны ковыля. В траве белеют человеческие кости. Над степью возвышается курган. На вершине кургана стоит скифский идол. На голове каменного истукана сидит степной орёл.

 

Голос за кадром

 

Середина шестнадцатого века.

На истощенных, опустошительными войнами южных рубежах России, в степях, именуемых диким полем, селились люди, коих звали казаками.

Разные по сословию и национальностям они строили свои городки (юрты) по берегам реки Дон и речкам, впадающим в него.

Отбиваясь от татар и ногайцев, страдая от крымцев и османских турок, казаки сами ходили в боевые набеги или, как они говорили, в походы за зипунами.

 

Орёл зорко всматривается в степь. Сквозь порывы ветра доносится топот конских копыт. Орёл взлетает в небо.

 

По степи галопом скачет всадник, молодой казак. Он выезжает на косогор. Перед ним раскинул свои воды Дон. Казак останавливает разгоряченного коня.

 

На берегу Дона в прибрежных зарослях притаился казачий городок.

 

Нат. городок день

 

На небольшом островке, между проток, заросших камышом, раскинулся казачий городок (юрт). За плетеным забором, обвешанным терновыми кустами в разброс стоят хаты и хибары, кое, где видны  землянки и шалаши. На крышах, крытых камышом, сушатся дикие груши и яблоки.  Промеж не хитрого жилья суетятся обитатели городка, бродят куры, утки, козы, сушится белье, где-то дымятся костры. Посередине городка, возле майдана, стоит дозорная вышка. На вышке дежурит дозорный казак, он всматривается в округу.

 

Дозорный

По верхам всадник!

 

Жизнь в городке замерла. Все жители городка устремили тревожные взоры на вышку. Воцарившуюся  тишину, нарушает плач ребенка.

На середину майдана выходит Атаман 40-45 лет, мужчина крепкого телосложения с длинными усами, стриженный по черкески (ирокез), в татарском кафтане, с пистолетом и саблей за широким поясом.

 

Атаман

(дозорному)

Кого энто черти принесли?!

 

Дозорный

Кажись Кагальницкий! Да, точно! Видать, посыльного послали!

 

Жизнь в городке зашевелилась и идёт своим чередом. Женщины готовят в котлах и развешивают постиранное белье. Мужчины чистят оружие и штопают сети.

 

Нат. Косогор день

 

Всадник на коне осторожно спускается с бугра.

 

Нат. Городок день

 

Атаман подходит к воротам и снимает затвор. Выходит за ограду.

 

Нат. У ворот день

 

За оградой Атаман обтряхивается.

К Атаману подъезжает всадник.

 

Всадник

Здорово Атаман!

 

Атаман

Здорово, здорово, коль не шутишь. Что стряслось?

 

Атаман подходит к всаднику, берёт коня под узды и гладит его по шее.

 

Всадник

Вернулся дозорный разъезд с переволоки. Гуторят, что татарские улусы ушли за Волгу кочевать. А ногайцы подались в калмыцкие степи.

 

Атаман

Что ж, вести добрые.

 

Всадник

Наш Атаман Неробей велел узнать. Всели уговоры в силе и всё ли у вас готово к походу?

 

Атаман

Передай Неробею и своим казакам, что мы готовы и все уговоры в силе. Зорьку не проспите, выводите свой струг со сранья. Мы вас поджидать будем. Надоть к полудню устье Донца пройти.

Всё понял?

 

Всадник

Да.

 

 

Атаман

Всё езжай да коня побереги, во, весь в мыле, конь добрый, загубишь ещё.

 

Всадник

Не, я помаленьку теперича. Щас напьёмся и обратно.

 

Атаман

Добро, бывай.

 

Всадник разворачивает коня.

Атаман заходит в ворота.

 

Нат. берег дона день

 

Всадник подъезжает к берегу и спрыгивает с коня.

Всадник и конь жадно пьют воду из Дона.

На берегу лежит пара перевёрнутых каюков (лодок).

На воде, привязанный к берегу, стоит струг (челн). Казаки грузят на него снаряжение, оружие, одежду.

Погрузкой руководит хромой дед Никифор 60-70 лет. Дед слегка сутуловат с седыми и редкими волосами.

 

Никифор

(казакам)

Аккуратней, аккуратней казачки. Тащите невод, надоть бы его в корму пристроить.

 

Нат. Городок день

 

В городке царит суета и оживление. Идёт подготовка к походу. Казаки чистят и проверяют оружие.

Возле тына на земляном волу стоит турецкая корабельная пушка. Около неё стоят два казака, Одноглазый и Юсуф, татарской внешности.

Одноглазый чешет затылок.

 

Одноглазый

Послухай Юсуф, може хай с ней. Куды мы её ляпить будем? У нас же пупки развяжутся.

 

Юсуф

(с акцентом)

Э, надо Атамана спрашивать.

 

Нат. Городок  день

 

Возле майдана на палках дерутся двое босоногих мальчишек 11-12 лет, стриженные под горшок.

Сидя на корточках, их подбадривает подросток Никита 14-15лет.

 

никита

Федька, дай ему, что ты как лягушонок раздавленный, еле шевелишься.

 

Федька, мальчишка покрепче старается изо всех сил.

Но другой мальчишка, поменьше, Дмитрий, более юркий и шустрый уворачивается от ударов своего соперника. Федька не выдерживает, бросает палку и кидается с кулаками на Дмитрия. Завязалась драка. Мальчишки катаются в пыли. Никита пытается их разнять.

 

никита

Федька куда? Ну-ка хватит Митрий!

 

Из хаты выходит красивая женщина с карими глазами 30-35 лет, это Ульяна. Она выливает воду из таза и обращает внимание на драку детворы.

 

Ульяна

Никита ты куды смотришь?!

Нет, вы посмотрите, забаву нашёл, обалдуй здоровый, малолеток стравил и тешится!

 

Никита активно разнимает мальчишек.

 

Никита

Тёть Ульян, я что, я не чё, энто они сами!

(мальчишкам)

Ну-ка хватит, хорош говорю!

 

Никите удаётся разнять мальчишек.

 

Ульяна

Вот погоди, я матери скажу, она тебе всыпит!

Дмитрий, ну-ка иди домой!

 

 

Никита отпускает подзатыльник Федьке и уводит его. Дмитрий стряхивает с себя пыль.

 

Никита

Да они сами сцепились!

 

Ульяна

Митрий иди домой, кому сказала! Что ты с ними связался?!

 

Дмитрий послушно бредёт к матери, склонив голову, шмурыгает носом, вытирая его рукавом.

 

Дмитрий

Я Федьку на саблях побил, а он на меня с кулаками.

 

Дмитрий, понурый, подходит к матери.

Ульяна рассматривает ссадины на лице сына.

 

ульяна

(обнимая Дмитрия)

Ээх горе ты моё. Поди, Гульнар найди, мне подсобить надо.

 

Дмитрий

(кивает в сторону)

Что её искать, вон идёт Гулька!

 

Между хат и хибар с корзиной в руках идёт стройная девочка татарской внешности 13-14 лет.

 

ульяна

Галя! Ты иде ходишь? Айда подсобишь мне!

 

Девочка прибавляет шаг.

 

Нат. У пушки день

 

Около пушки с озабоченным видом стоят казаки: Одноглазый, Юсуф, Атаман и дед Никифор.

 

Одноглазый

Куды мы энту дуру впихнем? Она же нам струг перевернёт.

 

Юсуф качает головой в знак согласия.

 

Юсуф

Хороший пушка, большой.

 

Одноглазый

Вот то-то и оно, что большой. Карячиться с ней теперича. На кой мы её припёрли, лучше бы  в Раздорах пропили.

 

никифор

Ни чего, сгодится.

 

Дед Никифор по хозяйски хлопает по стволу пушки.

 

Атаман

Ладно. Нехай остаётся Никифору на хозяйство. Опосля продадим, али сменяем на что-нибудь.

 

никифор

Вот энто верно Атаман гутаришь. В хозяйстве  всё  сгодится.

 

Атаман

На том и порешим. Хорош языками трепать, давай харчи грузить.

 

Казаки расходятся.

 

Нат. Берег реки день

 

На берегу реки, задрав подола юбок, полощут бельё две женщины. Паночка 35-40 лет, женщина в теле с пышными формами и Пелагея, девушка 20-25 лет, в самом цвету. Они шепчутся и хихикают, украдкой поглядывая на казаков, которые засмотрелись на них.

 

Паночка

(казакам)

Чего зеньки вытаращили, али баб не видали?!

 

Женщины хихикают.

На берег выходит бабка Агафья 60-65 лет, шустрая старушка.

 

Паночка

(Пелагее)

Во, бабка твоя выскочила. Сейчас стыдить будет.

 

Агафья

 (Пелагее)

Пелагея! Ты что срамоту выставила! Постыдилась бы, казаки кругом ходют, а она тела свои выставила! Ну-ка подол опусти щас же, пока я луженину не выломала и не отстегала!

 

Паночка

(Агафье)

А ты бабка её в монастырь определи, раз казаки кругом ходют!

 

Агафья

(Панночке)

А тебя не спрашивают, поблуда!

 

Пелагея поправляет подол юбки.

 

Пелагея

(шепотом Панночке)

Молчи, а то и тебе достанется.

 

Агафья

(Панночке)

Привыкла подол перед каждым кобелём задирать и девку дурному учит! Пелагея, марш домой!

 

Паночка

А тебе что, завидно?!

 

Агафья

Пть фу ты. Христа на тебя нет! Пелагея марш за тын, кому говорю!

 

Пелагея не довольно берёт корзину с выжатым бельм. И идёт в городок.

 

Пелагея

(Агафье)

Ба, ну что вы в самом дели?

 

Паночка

(Пелагее)

Иди, иди, пока её не скрутило.

 

Панночка смеется, озираясь на Агафью.

 

 

Нат. Городок Вечер

 

Над городком тянется, захмелевшая, песня казаков.

Ульяна с Гульнар сидят под навесом возле хаты. Гульнар общипывает птицу, Ульяна чистит рыбу. К ним подходит Анна 45-50 лет.

 

Анна

Завыли, когда они уже напьются? Ульяна, ты моих сорванцов не видела?

 

Ульяна

Где-то здесь шастали, пока я их не нагнала. Старший твой, ума нету, стравил Митрия с Федькой и тешится.

 

Анна беспокойно смотрит по сторонам.

 

Анна

Вот паразит такой. Ну, я ему всыплю. Никита! Федя! Где же они запропастились?

 

Гульнар

Тёть Ань они за оградой, их дядя Антип отправил тальник резать.

 

Анна

А, ну ладно, а то я уже думала, они в Дон умотали купаться.

 

Анна садится на скамейку возле Ульяны.

 

Анна

Ой, душа у меня болит за них. Ещё энтот поход. Хоть бы Федю оставили, а то туда же, зипуны добывать. Это ты правильно делаешь Ульяна, что сваво не пускаешь.

 

Ульяна

Да куда же ему, хворому?

 

Анна

Да, вот то-то же и оно. Лучше бы и мой хворал. Прости господи.

(крестится)

Ладно, пойду я тожеть, дел не впроворот. Тебе хорошо, вон какая помощница, а мне помочь не кому.

 

Анна ласково гладит Гульнар по голове. Гульнар смущается.

Анна встает со скамейки.

Анна

Если моих увидишь, домой гони.

 

Не отрываясь от своего занятия Ульяна молча, кивает головой. Анна уходит.

 

Нат. У пушки  Вечер

 

Возле пушки в полной боевой амуниции сидят три казака: Одноглазый, Юсуф и Микола запорожский казак. У их ног стоит кувшин с чарками. Казаки, изрядно захмелевшие, поют песню. Юсуф, молча, лежит с травинкой в зубах, слушает их.

Мимо проходит Атаман.

 

одноглазый

(Атаману)

Атаман, иди повечерием последний раз перед походом. Когда еще доведется? В походе не погуляешь.

 

атаман

Некогда. Вы смотрите не переберите, а то утром в Дону наокунаю, цацкаться с вами не буду.

 

Микола

Шо тут питэ?

 

Микола поднимает кувшин и показывает Атаману.

 

одноглазый

Не, мы трошки.

 

атаман

В ночь кто дозорным идеть?

 

одноглазый

Антип Микиту сваво ставит. Казаки нихай отдыхают, а он по пути выспится.

 

атаман

Добро, не засиживайтесь, завтра рано вставать.

 

Атаман разворачивается и идет вдоль хаток. Ему на встречу идет женщина30-35 лет вся в чёрном с головы до ног, кавказской внешности, это Черкеска. Она испуганно шарахается от атамана.

Атаман качает головой и идет дальше.

Микола заметил женщину.

 

микола

(Черкеске)

Э, чахотка, куды пишла? Ходь сюды. Я кому говорю, поди сюды, подлюка!

 

Женщина поспешно скрывается за хатами.

 

одноглазый

(Миколе)

Да оставь ты её. Совсем бабу затуркал, ходит забитая.

 

Микола

А ты не лезь! Ну, сука, щас я её вразумлю!

 

Микола встает, залитый пьяной яростью, и скрывается за хатой.

Одноглазый машет на него рукой.

 

одноглазый

Так хорошо сидели. Юсуф, ты  хоть бы что-нибудь спел.

 

Юсуф затягивает песню на тюркском языке.

Одноглазый внимательно слушает незнакомую речь.

 

одноглазый

Не, лучше не надо, хорош, давай выпьем.

 

Юсуф одобрительно кивает головой и подносит чарку Одноглазому.

 

Одноглазый

Постой Юсуф, вам же, татарам, нельзя пить, аллах не велит.

 

юсуф

А я не татарин.

 

одноглазый

А кто?

 

Одноглазый разливает вино по чаркам.

 

юсуф

Мой дед говорил, а ему его дед говорил, а тот от своего деда слышал. Что наш улус и многие другие улусы привел в эти земли великий хан с далеких степей. Мы здесь и остались.

 

одноглазый

Так кто же ты, если не татарин?

 

Юсуф садится, слаживая ноги на восточный манер.

 

юсуф

Отец говорил, что мы уйгуры.

 

одноглазый

Кто?

юсуф

Уйгуры.

 

одноглазый

(удивленно)

Мать честная, кого только нет на белом свете. И как вас бедолаг отличить друг от друга, если вы все на одну морду?

 

юсуф

Э, это вы все на одну морду.

А мой красивый такой один. Когда выходит мая в степь, солнце меркнет от мой красоты, цветы вянут от скромности, и птицы перестают петь от восторга.

 

одноглазый

(смеётся)

Это они от смрада тваво вянут, цветы то. А птицы от страха прячутся. Упаси господи с тобой встретиться в темноте, когда солнце меркнет, штаны можно обгадить от страха.

 

юсуф

(смеётся)

Э, что ты видишь своим одним глазом и что ты понимаешь своей глупой башкой.

 

одноглазый

(смеётся)

Вот ты пустомеля болтаешь, что не поподя, пей давай.

 

Юсуф и одноглазый выпивают чарки до дна и вытираются рукавами.

Слышится женский крик. Юсуф и одноглазый смотрят вдаль.

 

одноглазый

Во, Микола опять свою ясырку охаживает.

 

Нат. У хибары вечер

 

Из хибары доносится истеричный женский крик.

Микола за волосы вытаскивает Черкеску из хибары. Валит её на землю и стегает кнутом.

Женщина сжалась в комок и кричит.

 

Микола

Я те покажу сука, как хозяину перечить!

 

Микола в ярости пинает её ногами.

 

Нат у хаты атомана вечер

 

Атаман, по пояс раздетый, стоит, широко расставив ноги, обмывается. Рядом Ульяна с ручником на плечах сливает мужу воду из крынки.

Хромая, подходит дед Никифор, садится на скамейку.

 

Никифор

Вроде всё погрузили, струг готов.

 

атаман

Котёл, топоры, невод грузили?

 

Никифор

А то, я в карму всё хозяйство пристроил.

 

атаман

Гляди дед, проверю.

 

Атаман снимает с плеча Ульяны ручник и вытирается.

Доносится женский крик из далека.

Все трое обращают на него внимание.

 

атаман

Что там стряслось?

 

Никифор

А, Микола опять свою басурманку мордует.

 

Ульяна

Ой, Семён унял бы ты его, забьёт ведь бабу.

 

атаман

Ещё чего, его ясырка, он её на то и покупал.

 

Ульяна

(категорично)

Не уймешь ты, я пойду.

 

Ульяна вручает мужу крынку с водой и решительно уходит. Атаман удивленно смотрит ей в след.

 

атаман

Во, баба.

(Ульяне в след)

Не подлазь под руку, зашибёт! Ай, на, держи.

 

Атаман передаёт крынку Никифору и спешит вслед за Ульяной.

 

Нат. у хибары вечер

 

В пыли валяется Черкеска.

Несколько казаков оттаскивают от неё разъяренного Миколу.

В стороне стоят несколько казаков зевак и казачка с ребёнком.

Крепкий бородатый казак Антип 40-45 лет сдерживает Миколу.

 

Антип

Да уймись Микола, забьешь ведь, завтра жалеть будешь.

 

Микола

Пусти Антип!

 

Одноглазый

По что бабу уродуешь? Не нужна, продай, что ты её калечишь! Кому она потом, калекой, нужна будет?

 

Микола

Не тваво ума дело! Пусти, говарю!

 

К Черкеске подбегает Ульяна. Она переворачивает её и помогает встать. Ей помогает Анна. Вместе, они отводят её в сторону.

 

Ульяна

(на Миколу)

У бешенный.

 

В след за женой к хибаре подходит Атаман.

 

Атаман

Уймись Микола, потешился и хватит.

(собравшимся)

Что собрались? Казакам спать ложиться. Завтра рано вставать, устроили здесь смотрины.

 

Микола

А ты что здесь раскомандовался?!

 

У хибары наступила тишина.

Атаман вплотную подходит к Миколе. Пристально смотрит ему в глаза.

 

Атаман

А то! Я здесь Атаман, всеми избранный! Не нравится мая воля? Я никого не держу, сапоги дорогу знають, можешь идтить!

 

Антип

Хорош Микола. Не гоже из за ясырки с Атаманом свару затевать.

 

Микола яростно сопит. Недовольно отпихивает Антипа, разворачивается и, шатаясь, идет в хибару.

Ногой вышибает дверь и заходит во внутрь.

Вокруг хибары спало напряжение, бабы облегчённо вздыхают.

 

Атаман

Всё, расходитесь.

 

Собравшиеся, начинают расходиться.

Атаман смотрит на вышку.

На вышке Никита пристально наблюдает за тем, что происходит возле хибары.

 

Атаман

(Никите)

Эй, Никита, что там видать?!

 

Никита

(встрепенулся)

Ничего не ведать!

 

Атаман

Смотри, не засни ночью! Проверю! Будешь спать, шкуру спущу! Понял?!

 

Никита

Понял, понял Атаман!

 

Атаман

Никифор, айда струг проверять.

 

Уходя, Атаман смотрит на Ульяну.

Пелогея подносит крынку воды.

Ульяна поит Черкеску водой. Анна вытирает ей лицо.

 

Атаман

Ульяна, а ты на стол накрывай, вернусь повечерием.

 

Ульяна провожает его взглядом.

Никифор с крынкой в руках и ручником на плече хромает за  Атаманом. Разворачивается, отдаёт крынку женщинам и спешит догнать Атамана.

 

Инт. Хата вечер

 

На выбеленных стенах хаты весит оружие, сабли, кинжалы. Одну большую комнату разделяет русская печь, по бокам отгороженные занавесками комнатки. Посередине на земляном полу стоит грубо срубленный стол со скамейками.  

За столом сидит Дмитрий рядом хлопочет Ульяна.

Дмитрий вытирает рот рукавом и отодвигает миску.

 

Дмитрий

Мамань, я тожеть в поход хочу.

 

Ульяна

Мал ешо, подрасти.

 

Дмитрий

Федька вон идёть с братом и я с ними хочу.

 

Ульяна

Федька старше тебя.

 

Дмитрий

Чем это он меня старше? В один год родились, только он весной, а я осенью.

 

Ульяна

Батю слухай, он сказал нельзя, значить нельзя.

 

Дмитрий

Батя тебя слухает, энто ты ему не велишь меня брать, а он бы взял.

 

Ульяна отлаживает посуду в сторону и садится на скамью рядом с сыном. Обнимает его за плечи.

 

Ульяна

Митрий, если ты с батей уйдешь, кто ж мне помогать будет, по хозяйству управляться?

 

Дмитрий обижено снимает материнскую руку с плеча.

 

Дмитрий

(насупившись)

Не казатское энто дело по хозяйству хлопотать. На то бабы есть. Вон Гулька нехай работает.

 

Ульяна ласково трепет сына по голове.

 

Ульяна

Ишь, как заговорил, тоже ть мне казак. Ну-ка раздевайся и спать ложись.

 

Дмитрий, недовольный, встаёт из за стола и заходит за занавеску.

Ульяна улыбается и качает головой ему в след.

Она встает и убирает посуду со стола.

В хату входит Атаман.

 

Атаман

Вроде бы всё, собрались.

 

Ульяна

Микола та угомонился?

 

Атаман

Да вроде.

 

Ульяна

Вот дурной, ему пить ни как нельзя. Садись, повечерий.

 

Атаман

А ты что же?

 

Ульяна

Я с Митрием ела.

 

Атаман

Иде же он?

 

Ульяна кивает в сторону занавески.

 

Ульяна

Тебя ждёть, маеться.

 

Атаман заходит за занавеску, где на лавке лежит Дмитрий. Атаман садится рядом. Дмитрий поворачивается к нему.

 

Дмитрий

Бать, а бать возьми меня с собой. Федьку и Микиту батя берёт. А я что, рябой или хромой?

 

Атаман

Не сынок, тебе ещо рановато, вон только от болячек отошёл, всю зиму хворал, слаб ешо. А как в походе расхвораешься? Кто там с тобой нянчиться будет? Вначале окрепни, а в следующий поход обязательно возьму.

 

 

Дмитрий

Федька из похода возвернётся, будет из себя казака корчить. А я что?

 

Атаман

Ну хочешь, я тебе пистолет ручницу привезу?

 

Дмитрий

У меня есть.

 

Атаман

У тебя не гожий. А я настоящий привезу, если добуду.

 

Дмитрий

А если не добудешь?

 

Атаман

Свой отдам. У меня припрятан.

 

Дмитрий

Брешишь.

 

Атаман

Почто мне брехать. Сказал,  отдам, значит отдам.

 

Дмитрий

Правда?

 

Атаман

А то. Ну, всё сына спи. Ты же моя надёжа, тебе окрепнуть надоть. А воевать, так энто ты ещё навоюешься, на твой век хватит.

 

Дмитрий накрывается и поворачивается на бок.

Атаман крестит сына и уходит.

Он выходит из-за занавески

 

Ульяна

Улёгся?

 

Атаман машет головой в знак согласия.

Ульяна ставит на стол миску с кашей.

 

Ульяна

Ешь и ложись отдыхать. А у меня ещё дел много. Надоть прибраться, да рубаху положить тебе чистую. Не забудь ладанку.

 

Атаман

Не забуду.

А Гульнар где ж?

 

Ульяна

Она на полатях легла, да поди, уже спит.

 

Атаман подходит вплотную к жене, обнимает её и пытается поцеловать.

 

Ульяна

Ахтись Семён, Митрий не спит.

 

Атаман

Да спит, спит.

 

Нат. Городок ночь

 

Догорает закат. Над городком опускается ночной мрак. Дымятся костры, слышится пьяная песня казаков.

Микита стоит на вышке, всматривается в округу.

 

Инт. Хата ночь

 

Атаман и Ульяна лежат, обнявшись в постели.

Ульянина голова на груди у мужа, она гладит шрам на его плече.

 

Ульяна

Болит?

 

Атаман

Нет, чему ему болеть. После Агафьяных снадобий всё как на собаке зажило.

 

Ульяна

И охота-то вам под Азов идтить? Луче бы новый курень отстроили, да торговали с татарами или купцами бухарскими.

 

Атаман

Да, ты еще скажи землю поохать, да зерно сеять. Казак должон походами жить и оружием себе пропитание добывать. На то удел наш. С того мы и вольны. Как только за плуг али за соху возмёшься, так сразу и ярмо найдется.

А так ни кто и не суниться.

 

Ульяна поднимает голову с груди мужа.

 

Ульяна

Да почто на Азов та? Воно сколько казачков головы уже сложило под его стенами.

 

Атаман

Не тваво ума дело. Уговор промеж казаками был на Азов идтить. На обратном пути в Раздоры наведаемся, можеть плата от государя Российского придёт.

 

Ульяна ложится рядом с мужем.

 

Ульяна

Как же, ждуть вас там. А как побьют вас? Нам как быть?

 

Атаман

Да что ты запричитала. Не побьют.

 

Ульяна

Дай то бог. Страшно мне за тебя и за нас.

 

Атаман

Вам бояться нечего. Степняки по степи разбрелись ни татар, ни ногайцев нет. Время для похода самое подходящее. Ну, а коль что случится, Гульку продашь.

 

Ульяна возмущённо поворачивается к мужу.

 

Ульяна

Побойся бога Семен, она ведь нам уже как дочь.

 

Атаман

Ну, вот и не болтай. Ладно, спи, а то с петухами встать надоть.

 

Атаман крепко обнимает жену.

Ульяна обнимает мужа и лежит с открытыми глазами.

 

Нат. Городок ночь

 

Над городком опустилась ночная мгла. Затихают песни пьяных казаков, уступая место сверчкам и соловьям. Догорают костры. На вышке, отбиваясь от комаров, засыпает Микита.

 

Нат. Городок утро

 

Над Доном поднимается туман. Занимается заря. С ней просыпаются первые петухи.

Микита очнулся ото сна, вскакивает на ноги и испугано озирается по сторонам, и креститься.

 

Микита

(облегчённо)

Фу, пронесло.

 

Из хаты выходит Атаман. Потягивается и зевает.

 

Микита

(Атаману)

Здорово, дядь Семён!

 

Атаман

Что, Микита, не спал?

 

Микита

Всю ночь глаз не сомкнул, все глаза проглядел!

 

Атаман

Ну, ну, молодец! Подымай казаков!

 

Нат. Берег Дона утро

 

На берегу царит оживление.

У берега стоит струг.

Часть казаков, при оружии сидит на веслах. Другая половина прощается с родными.

На берегу собралось немногочисленное женское население с детворой.

Антип обнимает жену Анну.

 

Анна

Антипушка, ты же за сыночками приглядывай.

 

Антип

Пригляжу, Анна, не переживай.

 

Анна

Ну, храни тебя господь.

 

Анна крестит мужа.

 

Антип

И тебя бог храни.

 

Молодой казак целует годовалого ребёнка и передаёт его Казачке 25-30лет.

 

Казак

(сухо)

Не хворайте. Дитя береги. И не блуди.

 

Казачка

Да бог с тобой.

 

Казак целует жену и усаживается в струг.

Рядом беременная казачка крестит своего мужа, тот целует живот своей жены.

Анна обнимает и целует Микиту.

 

Анна

Сынок, Микитушка, ты же за Федей смотри, он же без присмотра лезть везде будет.

Да и сам берегись.

 

Микита

Ладно, мама, хватит не впервой, не боитесь. Я за браткой пригляжу.

 

Одноглазый и Юсуф сидят в струге за веслами, напротив

друг друга.

 

Одноглазый

Да, энти сопли надолго. И де же энти Кагальницкие.

(Панночке)

Паначка, айда снами! С тобой веселей будет!

 

Панночка стоит на берегу щелкает семечки.

 

Панночка

Нехай басурманки  вас веселят!

 

Одноглазый

(Миколе)

Микола, а иде же твоя басурманка.

(Юсуфу)

Небось, всю ночь ублажала.

 

Микола с перепою хмуро озирается по сторонам.

Дмитрий сидит на дереве.

 

Дмитрий

Струг! Вижу струг!

 

Казаки и, провожающее, жители городка оборачиваются.

 

Нат. Дон Утро

 

Посередине Дона, плывёт струг.

 

Одноглазый

Слава богу, наконец-то.

 

Антип обнимает жену и садится в струг.

Анна по очереди прощается с сыновьями.

 

Анна

Феденька, ты же батю с братом слухай.

 

Ульяна кланяется мужу и крестит его.

 

Ульяна

С Богом.

 

Атаман в ответ коротко кланяется жене.

 

Атаман

По веслам!

 

Микита подсаживает младшего брата в струг и запрыгивает сам.

Анна зашла в воду, намочив юбку. У неё на глазах слёзы.

 

Анна

Феденька, ты же брата слухай.

 

Микита

Мамань, ну хватит, я

присмотрю за ним, идите мама.

 

Федя

Ну, мамань.

 

Федя шмурыгает носом и отворачивается, пряча слёзы.

Анна, плача, крестит детей.

На берегу некоторые женщины пускают слезу.

Струг отчалил от берега.

 

Атаман

(Никифору)

Дед, остаешься тута над бабами атаманом, за порядком следи.

 

Одноглазый

Да смотри, не блуди кабель старый!

 

Казак

Да у него блудило, отсохло!

 

Над стругом катится хохот казаков.

Никифор качает головой.

Все женщины крестят, отплывающий, струг.

 

Атаман

Хорош ржать! Ну ко, навались на вёсла! Пойдём первыми! Нечего Кагальницким под хвост заглядать!

 

Казаки дружно гребут вёслами. Струг медленно ползёт поперёк течения, наперерез Кагольницким стругам.

 

Атаман

Запевай!

 

Над Доном разносится казачья песня.

На берегу бабы с детворой машут вслед, уплывающему, стругу.

Некоторые женщины плачут, вытирая слёзы, и крестят струг.

Между кольев частокола провожает взглядом Черкеска с побоями на лице.

Мимо городка проплывает Кагальницкий струг.

На носу струга стоит атаман Неробей 35-40лет светловолосый высокого росту.

Ульяна в знак приветствия кланяется ему с берега.

Неробей замечает это и отвечает коротким поклоном.

Никифор примечает это приветствие.

 

Никифор

Ну всё бабы, хорош слёзы лить, давай на хозяйства. Митрий слазь с тына, айда сети перебирать.

 

Бабы медленно расходятся.

Анна стоит по колено в воне, тихо плачет.

 

Нат. Городок день

 

В городке дымятся костры, сушится бельё, женщины управляются по хозяйству.

Панночка снимает вывешенное бельё. Рассматривает его на солнце. Нервно комкает его и бросает в корзину.

Смотрит по сторонам.

Неподалёку возле хатки копошится Агафья.

Панночка решительно подходит к ней.

 

Панночка

Ты что же это, старая, творишь!

 

Агафья, не понимая, смотрит на Панночку.

 

Панночка

Ты зачем моё бельё измарала?!

 

Агафья

(удивленно)

Что ты мелишь? Здалось мне твоё бельё. И когда бы я его марала?

 

Панночка становится в позу, ставит руки в бока.

 

Панночка

Когда? А когда печь растапливала и дёготь в огонь бросила, чтобы черный дым с копотью на моё бельё сел!

 

Агафья

Тю! Ты, что, поблуда, стирать и полоскать лучше надоть!

 

Панночка

(возмущённо)

Стирать?! Вот я тебе старая устрою, когда ты своё бельё вывесишь!

 

Агафья

Ты на меня не ори, шалава подзаборная!

 

Панночка

Ах, шалава! Я ведь не посмотрю, что ты мне в матери годишься!

 

Агафья

Ах, ты стерва! Ты меня ещё пугать удумала!

 

Агафья схватила палку.

На шум сходятся женщины городка.

Из хатки выходит Пелагея, подходит Анна.

 

Анна

Да ты что, Панночка, побойся бога. На старого человека руку подымать.

 

Панночка

(Анне)

А ты, что за неё вступаешься?! Думаешь, я не знаю, кто моё бельё измарал?! Думаешь, я не знаю, как вы все ко мне относитесь! Вы же ненаведите меня за то, что казаки на меня заглядываются! Я же для вас хуже ясырки, хуже собаки!

 

Подходит Ульяна с Гульнар.

 

Ульяна

Уймись, что ты несешь?!

 

Панночка

А ты не лезь! Тоже мне атаманша! Своим мужам иди командуй!

 

Нат. Берег реки День

 

На берегу у лодки Никифор штопает сети, ему помогает Дмитрий.

Доносятся бабские крики из городка.

Никифор и Дмитрий обращают на них внимание.

 

Никифор

(Дмитрию)

Митрий, поди, погляди, что там.

 

Дмитрий

А что я сразу, иди сам гляди.

 

Никифор

Иди, погляди, говорю, а то пистолет не дам пальнуть.

 

Дмитрий бросает сети и, подбежав к ограде, заглядывает за неё.

 

Дмитрий

Панночка опять с бабкой Агафьей сцепились! Во, уже за волосы друг друга тягают!

 

Никифор кладёт челнок и сети, встает, вешает на пояс саблю и берёт кнут.

 

Никифор

Эх, хэх. Айда, Митрий, баб мирить.

 

Никифор, хромая, направляется в городок.

 

Дмитрий

А зачем кнут взял?

 

Никифор

Шас узнаешь.

 

Дмитрий

Лупить будешь?

 

Никифор

Поглядим.

 

Дмитрий идёт следом за Никифорам.

 

Нат. Городок день

 

Ульяна и Анна оттаскивают Панночку от Агафьи.

Пелагея сдерживает Агафью, которая размахивает палкой.

У обоих сорваны с головы платки и взлохмачены волосы.

 

Агафья

Я вот шас тебе дам, падла!

 

Паначка

Ах ты, стерва старая!

 

В середину входит Никифор.

 

Никифор

Ну-ка циць, бабы! Раскудахтались как куры на насести! Ишь волю почуяли!

 

Женщины затихают, обратив на него внимание.

 

Панночка

А ты не лезь в бабьи склоки старый хрыч! Тоже мне петух в курятники!

 

Никифор разворачивается и замахивается кнутом, чтобы ударить Панночку.

Панночка вскрикнула и бросается на него.

Бабы охнули.

 

Анна

(Никифору)

Да ты что творишь!

 

Она схватила за кнут Никифора, который замахнулся для нового удара. Бабы набрасываются на Никифора.

Никифор бросает кнут и, отскочив, в сторону, выхватывает саблю.

 

Никифор

Циць, кому говорю!

 

Бабы врассыпную шарахаются от него.

 

Никифор

Я ведь цацкаться с вами не буду! Аркан на шею и в степь уволоку! Там грызитесь, как собаки, сколько хош! А в городке не позволю! А за стенами городка вы кто?! А? Ни кто! И цена вам коровья лепёшка!

 

Никифор обводит женщин взглядом.

 

Никифор

По степи много разного сброда шастоит! Или забыли как верёвка, горло трет, да кнут спину до крови греет?! А?! Я спрашиваю?!

(Панночке)

Или позабыли, как ублажать басурман по дюжине зараз?!

(пауза)

Тота! Так, что бабы думайте!

 

Никифор кладет саблю в ножны и подбирает кнут.

 

Никифор

Здесь никто никого силком не держит! Можете идтить, если кто мирно жить не хочет.

 

Никифор разворачивается, и хромая, уходит прочь.

Бабы провожают его взглядом.

Ульяна спешит следом за Никифором.

 

Ульяна

(догоняя Никифора)

Хоть ты их усмирил. А то не знала, что делать, хоть водой разливай.

 

Никифор останавливается и, молча, кивает головой.

 

Ульяна

Хотя с Панночкой ты зря так.

 

Никифор

В самый раз. Другим неповадно будет.

 

Ульяна

 (озабочено вздыхает)

Твоя, правда.

 

Никифор

Ты Ульяна бабам напоминай, так изредка. Вокруг нас степь дикая. И кого тут только нет, и кого тут только не было. Во, вся степь курганами утыкана.

(озабоченно вздыхает)

Позапрошлый год по Хопру татары все городки пожгли. И так может статься, что и от нас мокрого места не останется. Поэнтому нам без казаков надобно жить тихо, мирно. А оно так бывает, когда боездно, со страху ближе друг к другу прижимаются.

 

Ульяна

Да, скорей бы наши вернулись.

 

Никифор

Ладно, я тваво Митрия в ночь на рыбалку возьму. Нехай помогает.

 

Ульяна

Нехай.

 

Никифор разворачивается и уходит. Ульяна провожает его взглядом и вздыхает.

 

Никифор

Надоть начинать сено косить, чтобы в зиму было чем скотину кормить.

 

Ульяна

Да, пора уж.

 

Нат. Луг день

 

Возле городка на заливном лугу Никифор косит траву.

Бабы скирдуют сено и поют песни.

 

Нат. Берег реки день

 

Никифор и Дмитрий причаливают на лодке к берегу и выгружают корзины с рыбой.

Женщины по парам уносят корзины.

 

Нат городок день

 

Ульяна с Гульнар вывешивают сушить солёную рыбу.

 

Нат. У хатки день

 

Агафья с Пелагеей прядут пряжу.

 

Нат. Берег реки день

 

Черкеска на кавказский манер несёт кувшин воды на плече.

Панночка с коромыслом и ведрами обгоняет её и ухмыляется.

 

Нат. Городок день

 

Казачка нянчит ребёнка в колыбели.

Рядом Беременная что-то шьёт.

 

Нат. Городок день

 

Ульяна мажет стены хаты глиной, рядом Гульнар белит другую стену.

 

Нат. городок день

 

Панночка вывешивает сушиться на солнце тулупы.

Казачка выбивает ковёр.

 

Нат. У хатки день

 

Агафья режет яблоки и груши.

Пелагея разлаживает их на навесе.

 

Нат. Берег реки День

 

Бабы полощут бельё в реке.

 

Нат. Городок день

 

Анна доит козу.

 

Нат. Городок День

 

Летний зной стоит над донской степью.

По небу тянутся пухлые облака. Свистят щуры и уныло поют жаворонки.

 

В городке тишина и покой.

Из хаты выходит Ульяна, выливает воду из ведра.

 

Слышится крик Дмитрия.

 

Дмитрий

(за кадром)

Струг!

 

Ульяна стоит у хаты, прикрыв ладонью глаза от солнца. Смотрит, что случилось.

 

Бежит Дмитрий и машет руками в сторону Дона.

 

Дмитрий

Струг! Там струг плывёт!

 

Ульяна смотрит на Дон.

 

Нат. Дон день

 

Тяжело, преодолевая течение, вверх по Дону плывёт струг.

 

Нат. Городок день

 

Из хат выходят Женщины.

Дмитрий карабкается на сторожевую вышку.

Ульяна выходит на майдан. К ней подходят Анна и Панночка.

 

Анна

(смотрит на Дон)

Фу, духота какая, не иначе дождь будет. Во, всё небо затянуло.

 

Анна обмахивается платком.

 

Панночка

(Ульяне)

Что там, кого это несёт?

 

Ульяна

Да вроде как Кагальницкие. Только наших что-то не видно.

 

Панночка прикрывается ладонью от солнца и тоже смотрит на Дон.

 

Панночка

Да не, это не Кагальницкие, это сверху откуда-то. Или купцы. Месяца ешо не прошло, а они что ж, уже вертаются?

 

Ульяна

(тревожно)

Не, на купцов не похожи. Струги казацкие.

 

Анна

 (беспокойно)

Если энто Кагальницкие, то где же наши? Может, отстали, аль случилось что? А?

 

Панночка

Да говорю, энто не они.

 

Ульяна

(Дмитрию)

Митрий, что там?!

 

Дмитрий

Да, кажись Кагальницкие!

 

Анна

Фу, да что же так душно, а? Дышать нечем.

 

Анна вытирает пот с лица платком.

 

Ульяна

А вон шас Никифор всё разузнает.

(Дмитрию)

Митрий, нука сбегай на берег, узнай, что там скажут!

 

По небу прокатились отдалённые раскаты грома.

Панночка рассматривает небо.

 

Панночка

Во загромыхало, точно дождь будет.

 

Нат. Дон день

 

К тяжело идущему стругу подплывает Никифор на лодке.

 

Нат. Струг день

 

Молча, гребут казаки. Половина казаков перевязаны окровавленными тряпками, кто то ранен в плечо, кто-то в руку и голову. На дне струга лежит раненый казак, он стонет и бредит, его поит водой подросток.

На корме сидит Неробей.

Зацепившись за борт струга, болтается в лодке Никифор.

 

Никифор

(Неробею)

Ты что мелешь-то! Как я энто бабам скажу?

 

Неробей

А как хошь, так и говори. Скажешь к осени муки, крупы привезем, да барахла всякого, что наберётся. Всё, бывай.

 

Отворачивается от Никифора.

 

Никифор

(возмущённо)

Стой, какого барахла?! Ты знаешь, что сейчас будет?! Ты что, как я тут один с бабами?! Какое барахло к лешему, что я им скажу?!

 

Резко поворачивается к Никифору.

 

Неробей

То и скажешь! Побили их всех под Азовом! Течением струг на сторожевой корабль вынесло, увернуться, не смогли. А те с пушек весь струг накрыли, никто не уцелел, ни стар, ни млад. Кто утоп, а кого подобрали, похоронили по-христиански. Всё, бывай Никифор, мы своих немало схоронили, остальных покалечило. Побили нас крепко, дюже крепко, так что, бывай.

 

Никифор отчалил от струга и, молча, сидит в лодке, провожая казаков взглядом.

 

Никифор

Мать честная, что ж теперь делать.

 

Он неохотно берётся за вёсла и поворачивает лодку к берегу.

 

Нат. Берег реки день

 

На берег выбегает Дмитрий.

 

Дмитрий

(Никифору)

Дед! Маманя спрашивает: «Иде наш батя?»

 

Никифор, молча, подплывает к берегу.

 

Никифор

(задумчиво в полголоса)

Нет тваво бати более, убили его. Всех побили.

 

Нат. Городок день

 

Женщины стоят в тревожном ожидании.

Гулко прокатился раскат грома.

 

Дмитрий

(за кадром)

Маманя, батю убили! Всех побили!

 

Из городка охая и ахая, посыпались бабы к берегу.

У Ульяны перехватывает дыхание, она прислоняется к порогу хаты.

Анна, закрыв рот платком, садится по середине майдана в пыль.

 

Анна

Ой, душно мне, ой душно.

 

Первые крупные капли дождя падают на раскалённую землю, поднимая пыль. Идет летний дождь.

 

Анна

(отрешенно)

Микитушка, Феденька, сыночки мои. Антипушка, как же это?

 

Нат. Дон День

 

Грохочет гром, по воде шлёпают крупные капли дождя, поднимая пузыри.

Неробей, молча, сидит в струге, смотрит на удаляющийся городок.

Сквозь шум дождя слышатся женский вой и стенание.

Неробей отворачивается и укрывается от дождя.

 

Неробей

Навались казачки!

(в полголоса)

Гребите подальше от энтого скорбного места.

 

Молча, гребут казаки. В струге бредит раненый казак.

 

Нат. Городок день

 

Идёт дождь. Над городком висит женский вой.

Анна в луже и грязи рыдает и причитает.

 

Анна

(причитая)

Ой, сыночки мои милые! Соколики мои ясные! Чуяло моё сердце!

 

К ней подходит Агафья и пытается поднять её.

 

Агафья

Ну, что же ты распласталась в грязи. Вставай Аннушка, вставай милая.

 

Анна не думает вставать. Агафье не удаётся её поднять.

 

Анна

(рыдая)

Господи! Да как же энто. Микитушка, Феденька!

 

Агафья

(Пелагее)

Пелагея, подсоби!

 

Хныкая, подходит Пелагея и помогает Агафье, поднять Анну.

 

Пелагея

Тёть Ань, ну что вы, подымайтесь. Тёть Ань.

 

Агафья

Надоть её в хату отвести, а то расхворается ешо.

(Панночке)

Иде ты ходишь? Пади, подсоби, что встала?

 

Панночка, Пелагея и Агафья поднимают Анну и уводят.

Идёт дождь.

 

Инт. Хата День

 

Шатаясь, в хату входит Ульяна.

 

Инт. Хатка день

 

В приземистой хатке рыдает казачка, прижимая к себе, плачущего ребёнка.

 

Нат. Берег реки день

 

На берегу Дона в лодке под дождём сидит Никифор.

Из городка доносится женский плач.

 

Никифор

Эх...

 

Нат. У хаты день

 

Под навесом  на земле сидит Дмитрий. Охватив колени руками, он шмурыгает носом,  вытирая красные заплаканные глаза рукавом.

Подходит Гульнар, Дмитрий прячет слёзы.

 

Дмитрий

Те чё надо?

 

Гульнар присаживается рядом с Дмитрием и, молча, смотрит куда-то вдаль.

 

Гульнар

Моего отца тоже убили.

 

Дмитрий

И чё?

 

Гульнар

Мне его не жалко было.

Он меня хотел продать.

А твоего отца жаль.

 

Дмитрий

Да, и Федьку с Микиткой тожеть.

А батя мне пистолет обещал.

 

Они, молча, сидят и смотрят в пелену дождя.

 

Нат. Городок вечер

 

После дождя над городком нависла душная тишина. На горизонте догорает закат.

В протоке квакают лягушки, в прибрежных зарослях поют ночные птицы.

Из хаты выходит Агафья, её встречает Паночка.

 

Паночка

Ну что, как она?

 

Агафья

Худа. Как бы умом не тронулась.

 

Панночка

Вина ей надо, вино душевную боль сымает. По себе знаю.

 

Агафья

Тю, тебе бы все вина, да ...

 

Из хаты выходит Пелагея.

 

Пелагея

Да тише вы. Тёть Анна, кажись, засыпает. Идите баб, я с ней трошки побуду.

 

Панночка и Агафья отходят от хаты.

Мимо проходит Черкеска. Женщины пересекаются взглядами.

 

Агафья

У бестия. Чего глаза выторочила. Кому горе, а кому радость. Ждала, небось, энтого.

 

Черкеска прячет лицо и скрывается за хатами.

Женщины провожают её взглядом.

 

Агафья

Пойду я, мне ешо козу привести надоть, потом к Ульяне зайду. А ты пока других баб проведай.

(уходит и бурчит на ходу)

Во, расквасилось. Грязюки теперяча будет.

 

Паночка

Ох, и горюшко свалилось на нас.

 

Агафья и Паночка расходятся.

 

Инт. Хата вечер

 

У иконки сидит Ульяна, закрыв руками лицо.

В хату входит Черкеска.

 

Черкеска

(с акцентом)

Я к тебе.

 

Ульяна опускает руки и поворачивается к Черкеске.

 

Ульяна

Что тебе?

Черкеска

Знаю тебе горе. Мне нет. Ты мужа потеряла, я хозяина.

 

Ульяна

Ступай, ты теперича вольная.

 

Черкеска

Знаю.

(пауза)

Не гоните меня. Некуда мне идти. Нет у меня ни дома, ни родных.

 

Ульяна

Господи! Да кто ж тебя гонит?! Живи ради Христа! Ступай, тяжко мне, ступай.

 

Черкеска закрывает лицо платком, разворачивается и выходит. В дверях она сталкивается с Агафьей.  Черкеска уступает ей дорогу. Женщины друг другу мельком смотрят в глаза и расходятся. Агафья провожает её взглядом.

 

Агафья

(Ульяне)

Что энтой басурманке надобно?

 

Ульяна

Просила остаться, что бы не гнали её.

 

Агафья

Ну, а ты что же? Ху, да бог с ней.

(ласково)

Как ты Ульянушка?

 

Ульяна

Тяжко. Как Анна?

 

Агафья

Худо, убивается сильно.

Ульяна, ты бы утешила баб. У тебя ведь не у одной горе.

 

Ульяна

Кто бы меня утешил?

 

Агафья

А ты поплачь, легче будет. На то удел наш бабий, мужей и сыновей терять. Ой, скольких я своих растеряла и считать уже перестала. Поплачь, горе ведь оно, слезами и молитвами выходит. Поплачь милая.

 

Агафья садится на лавку рядом с Ульяной и обнимает её. Ульяна уткнулась в плечо Агафье и зарыдала.

 

Нат. Городок вечер

 

Над городком опустились сумерки.

Сверчат сверчки и поют ночные птицы.

В городке слышен детский плач и вой собак.

 

Нат. Городок утро

 

Ясное жаркое утро. Городок словно вымер.

Возле пушки стоят трое чужих казаков. Рядом с ними стоят оседланные кони.

Казаки разглядывают пушку.

 

Казак 1

Может быков пригнать, да волоком её?

 

Казак 2

Не, сломаем ещё что-нибу

дь.

 

Казак 1

А что с ней сделается? Она ведь чугунная.

 

Казак 3

Надоть её на телегу грузить.

 

Казак 1

Как же мы её погрузим? Она ж тяжелая.

 

Казак 2

Ну-ка давай её попробуем с места сдвинуть.

 

Казаки обступили пушку.

Из за хаты выходит Гульнар и показывает на казаков пальцем.

За ней, хромая выходит Никифор и смотрит, куда указывает Гульнар.

Никифор взволнованно ковыляет к казакам.

 

Никифор

(казакам)

Э, вы что энто, казачки, удумали? Вы, как в городок попали?

 

Казаки оборачиваются.

 

Казак 1

А дед. Ты, что ли здесь за атамана?

 

Казак 2

Что ж у вас ворота расхлебенины настежь?

 

Никифор подходит к казакам.

 

Никифор

То не ваша забота! Что хотели?

 

Казак 1

Да вот хотим у вас пушку позаимствовать.

 

Никифор

Как это позаимствовать? Пушка наша, мы её ни кому не собираемся отдавать.

 

Казак 2

Вам она не нужна более. С кем вы воевать собрались?

 

Никифор

А с кем придётся, с тем и будем. Может мы её продадим. Энто нам решать.

 

Казак 3

(надменно)

Ну как надумаете, скажете. А пока мы ею попользуемся, опосля заберёте.

Ну-ка братцы, давай её попробуем сдвинуть.

 

Казаки обхватили пушку.

 

Никифор

Да что же это делается, вовсе стыд потеряли!

 

Казак 1

Отойди, дед, не мешай.

 

Казак 2

И, взяли!

 

Пушка пошевелилась.

Казаки приподнимают край пушки.

 

Казак 1

Пошла родимая!

 

Казак 2

Во, пошла, давай её обвяжем и волоком конями попрём.

 

Никифор схватил за рукоять сабли.

 

Никифор

Ну-ка оставь как было!

 

Казак 3 подступился к Никифору и перехватил запястье руки с саблей, другой рукой схватил его за грудки.

 

Казак 3

(сквозь зубы)

Не дури, дед. Лучше отойди и не мешай.

 

Казак 3 с силой отпихнул Никифора в сторону. Так, что тот падает в грязь.

 

Казак 3

(казакам)

Вяжи её ребята.

 

Казак 3 с превосходством смотрит на беспомощного Никифора, разворачивается и направляется к лошадям.

Прогремел выстрел.

Казаки бросают возиться с пушкой. Озираются по сторонам.

Между хат с ружьём в руках стоит Ульяна. Гульнар ей подаёт другое ружьё. Ульяна, взяв ружье, берёт казаков на мушку.

 

Ульяна

Ну-ка отойди от пушки.

 

Казаки переглядываются между собой.

 

Казак 1

(испуганно)

Ты что, баба?

 

Ульяна

Я говорю, отойди, а то пальну, требухи своей не соберешь!

 

Из за хат выходят женщины. Они вооружены вилами и косами.

Казаки осматривают баб.

 

Казак 2

Да, на кой она вам? Всё равно без толку стоит!

 

Ульяна

Не ты ставил, не тебе сымать!

 

Казаки потянулись к оружию.

 

Казак 3

Да, что вы её слухаете!

 

Казак 3 угрожающе подался вперед на Ульяну.

Ульяна стреляет из ружья поверх голов казаков.

Пуля влипается в ограду, откалывая щепки.

Казаки приседают и смотрят, куда попала пуля.

 

Казак 1

Ты что, дурра?!

 

Казак 2

Во, сука бешенная.

 

Ульяна

Ну-ка пошли отседага!

 

Казак 3

Дурна баба.

 

Ульяна

Я говорю, за тын пошли, живо! Я не шучу!

 

Вокруг Ульяны плотным кольцом сплотились вооружённые женщины.

Казаки зло озираются на них.

 

Казак 3

Глядите бабы, кабы не пожалели.

 

Агафья

А нам жалеть не обчем, что можно, мы уже потеряли.

 

Паночка

Тикайте отседага!

 

Бабы угрожающе, выставили вилы и пики.

 

Нат. У ворот день                                        

Казаки сидят верхом на конях. Кони топчут копытами, поднимая пыль.

Казак 3 нервно дергает своего коня за узды и выезжает за ворота.

 

Казак 1

Ой, пожалеете бабы, ох как пожалеете. Бусурманы придуть, не скулите и не войте. В полон уводить будуть, на карачках ползать будете, волосы на голове рвать, да землю жрать, не молите потом о помощи.

 

    Казак 2

Кому вы теперича нужны?!

 

Паночка

Езжайте, давайте, мудями своими раструсились здеся! Вы, что ли защищать будете, мудазвоны?!

 

Казаки сплёвывают в негодовании и уезжают.

Бабы, молча, стоят у ворот, провожая взглядом уезжающих казаков.

Наступает тишина, на пригорке садится пыль, поднятая лошадьми.

 

Паночка

(женщинам)

А ведь, они правы. Что делать то будем, бабы?

 

Агафья

Надоть особливый сход собирать и решать, что делать.

 

Паночка

А, что его собирать, как ни как, наши все здеся.

 

Агафья

Вот и решать надоть.

 

Пелагея

Можеть, надо было им пушку отдать?

 

Агафья

(Пелагее)

Циць! Не влипай!

 

Паночка

Ага щас, потом ищи ветра в поле!

 

Пелагея

А как же нам быть далее? То, хоть бы они за нас вступились.

 

Агафья

(Пелагее)

Циць, кому говорю!

 

Паночка

Вступятся? Как бы ни так! У энтих куцых кобелей одно на уме, чтобы стащить, да чтобы пропить! Не в одном юрте их не принимают, одно слово, псы бродячие!

 

Казачка

Уходить надо в другие городки.

 

Паночка

Да куда уходить? Кому ты нужна со своим выводком?

 

Беременная

Что ж они нас не примут что ли?

 

Паночка

Шас, у них сваво обозу хватает.

 

Казачка

Может в Раздоры податься?

 

Агафья

А может на Русь?

(Ульяне)

Что скажешь Ульяна?

 

Все бабы обращают взоры на Ульяну.

Ульяна стоит с задумчивым видом.

 

Ульяна

Да бабоньки, осиротели мы и овдовели, и жизни нам более не будет!

 

Агафья

Как же жить то нам далее?

 

Ульяна отдаёт ружьё Гульнар.

 

Ульяна

А ни как... Некуда нам идтить и некуда нам податься.

За Доном ногайцы, в низовьях турки, а вверху татары. На Руси кабала да смута, люди бегут кто куда. Да и свои казаки не лучше, сами видели. Остались мы, как травинка в поле чистом, одни одинёшеньки, словно бурьян или репей никому не нужный.

Будуть терзать нас и рвать на части все кому непоподя! И никто за нас не вступится, и никто за нас не постоит!

 

агафья

Господи! Да, что же мы проклятые что ли! Не уж-то нам не найдётся место под энтим небом!

 

Ульяна

Нет бабы, не найдется!... Покуда мы сами энто место не займём! И не чего бога хулить! Мы сами вырвем себе место под энтим небом! Здесь наши хибары, да хаты стоять, здесь мы вольны и никому не должны! Так и будем жить далее! А кто захочет нас обидеть или позариться на добро и жизни наши, мы сами вилы в бок впехнём и хребты изломаем, что бы ни повадно было! Сами себя отстоим и детей и добро наше! А если придётся богу душу отдать, то отдадим её вольной! Вот, так жить будем и не как иначе!

 

Агафья

(восторженно)

Верно, говорит Ульяна!

 

Паночка

Верно, здесь мы вольные!

 

Бабы в знак согласия кивают головами.

 

Казачка

Куда ж нам идтить? А добро, а хозяйство?

 

Женщины одобрительно галдят.

Гульнар дёргает Ульяну за рукав.

Ульяна обращает на неё внимание и наклоняется к ней.

Гульнар шепчет ей что-то на ухо и показывает рукой в сторону Дона.

 

Нат. Берег реки день

 

На берегу Дона Никифор укладывает в лодку вещи.

На берег выходит Ульяна с Гульнар и подходят к лодке.

Никифор бросает на них взгляд.

 

Ульяна

(Никифору)

Что, манатки собираешь?

 

Никифор

Тебе что надо?

 

Ульяна

Тикать надумал?

 

Никифор

А хоть и тикать. Что выжидать, высиживать?

 

Никифор продолжает улаживать вещи в лодку.

 

Ульяна

И куды же это ты надумал?

 

Никифор

А хоть куды. Слыхала, что казаки гутарили?

 

Ульяна

Слыхала.

 

Никифор

Во, то-то и оно.

 

Ульяна

Бросаешь нас, значить?

 

Никифор перестаёт копошиться в лодке и поворачивается к Ульяне.

 

Никифор

Послушай Ульяна, ты баба умная, сама знаешь, не будеть нам житья, разбегаться надоть.

 

Никифор берёт на берегу мешок и грузит его в лодку.

 

Ульяна

Я то может и умная, а вот ты, видать совсем из ума выжал. Куда ты тикать-то надумал? Кому ты нужен? Или на старости лет в холуи решил податься? Так уж поздно.

 

Никифор

Не чего где-нибудь пристроюсь.

 

Ульяна

Где ты пристроишься? Работник из тебя никудышный, а в ватагу ты уже не годишься.

 

Никифор

А то не тваво ума дело.

 

Ульяна

Послушай Никифор. Ты же старый казачура. Битый, перебитый. На тебе ж живого места нет. А своей выгоды не понимаешь. Здесь ты сыт, одет. В тепле и заботе старость встретишь. Где ж тебя ещё так поваждать будуть?

 

Никифор нервно бросает чувал в лодку и подходит к Ульяне.

 

Никифор

Да, что ты меня уму разуму учишь, Ульяна, как дитя малого!

Летом ногайцы малыми отрядами пробираются тайком на Русь! Там в условном они месте собираются в большой отряд! И идут к Дону, сметая деревни и хутора, уводя в полон пленных и угоняя скотину. Сжигая и грабя всех, кто попадается им на пути!

 

Ульяна

Ты мне про ногайцев не рассказывай, я про их поганые дела и без тебя ведаю.

 

Никифор

А коли знаешь, так сама пораскинь мозгами!

Дней десять назад на Тубе следы конские без подков видел. По всему видно, что ногайцы через Дон переправлялись. Ты думаешь, они забыли, как твой с ватагой их улус потрошил в позапрошлом годе?

(кивает на Гульнар)

Вона Гулька до сих пор в ясырках ходит!

 

Ульяна смотрит на Гульнар.

 

Ульяна

Гульнар с татарского улуса привели, что вблизи Кумшак реки стоял.

 

Никифор

Да какая разница! Про нашу беду, как пить дать, вести ветром разнеслись по степи!

Эти вот неспроста приезжали, знали, что постоять не кому! Так что к осени жди гостей! Разбегаться надо!

 

Ульяна

Нам идтить не куда, нас нигде не ждут и никому мы не нужные. Вогнебойные ружья и пистолеты у нас есть и пушка есть. Будем сами стоять. С божьей помощью отобьёмся.

Поможешь, городок укрепить, да обучишь с пушки палить, благодарны будем. А нет, без тебя управимся, живи, как знаешь, бог тебе судья.

 

Ульяна разворачивается и уходит, за ней семенит Гульнар.

 

Никифор

(в негодовании сплёвывает)

Тьфу ты, верно, дурна баба.

 

Никифор задумчиво сидит в лодке.

 

Инт. Хата день

 

Слабый свет пробивается в маленькое окошко хаты.

В полумраке стоит на коленях, перед иконой Анна в нательной рубахе, её волосы распушены. Она крестится и встает с колен, ставит табурет, встаёт на него и просовывает голову в петлю.

 

Нат. городок вечер

 

Ульяна решительно идёт по городку, от неё не отстаёт Гульнар.

 

Ульяна

(Гульнар)

Пади Митрия найди, ворота закрыть надо. А я пока к Анне зайду, проведаю.

 

Гульнар кивает головой и скрывается за хатами.

 

Нат. У хаты вечер

 

Пелагея подметает порог хаты.

Подходит Ульяна.

 

Ульяна

(Пелагее)

Как Анна?

 

Пелагея

Спала, щас не знаю.

 

Ульяна

Ладно, я тихонько, только посмотрю.

 

Ульяна осторожно открывает дверь и входит в хату.

 

Инт. Хата Вечер

 

Ульяна осторожно входит в хату.

В полумраке на табурете с петлёй на шее стоит Анна.

Она смотрит на Ульяну.

Ульяна замирает от увиденного.

 

Ульяна

(Анне шёпотом)

О, господи. Грех-то, какой, Анна.

 

Анна

(плача)

Знаю.

 

Ульяна

Не надо, Аннушка.

 

Ульяна медленно подходит к ней.

 

Анна

(плача)

Не могу, тяжко мне.

 

У Ульяны выступают слёзы на глазах.

 

Ульяна

Всем тяжко. А жить надо. На то испытания нам богом посланные.

 

Анна отрицательно машет головой.

 

Анна

(плача)

Не осилю я таких испытаний. Чую, не сдюжу. Прости.

 

Ульяна медленно протягивает к ней руки.

Анна отталкивает табурет и зависает на петле.

Ульяна бросается к ней и подхватывает её.

 

Ульяна

(кричит)

Пелагея! Пелагея, быстрей, сюда!

 

Ульяна держит Анну. В хату забегает Пелагея. Она видит, что происходит.

 

Пелагея

О, господи!

 

Ульяна

(Пелагее)

Верёвку режь!

 

Пелагея подбегает к Ульяне и помогает ей.

 

Ульяна

Да верёвку скорей режь!

 

Пелагея хватает нож со стола и режет верёвку.

В хату входит Агафья.

 

Агафья

Что тут у вас стряслось?

(увидев, происходящее)

Боже, ты мой!

 

Пелагея обрезает верёвку. Ульяна и Агафья опускают Анну.

 

Агафья

Давай, помаленьку отнесем на топчан её.

 

Анна, задыхаясь, рыдает.

 

Анна

(рыдая)

Не сдюжу я!

 

Ульяна

(плача)

Сдюжишь! Не одна ты! Все мы вместе сдюжим! Одна беда, на всех поделим!

 

Агафья снимает петлю с Анны.

 

Агафья

О господи, господи. За что нам это?

 

Анна рыдает, уткнувшись Ульяне в грудь.

Ульяна, плача, гладит её по голове.

 

Агафья

Пелагея, поди, воды принеси.

 

Пелагея вытирает слезы, выходит из хаты.

Ульяна и Агафья успокаивают Анну.

 

Нат. У хаты вечер

 

Ульяна выходит из хаты, вытирая платком слёзы.

Возле хаты суетится Пелагея.

Уставшая, Ульяна садится у порога на скамейку.

Хромая, подходит Никифор.

 

Никифор

(деловито Ульяне)

Значить так. Надоть ворота накрепко запереть, чтобы от гостей непрошенных уберечься. Со временем городок укрепить и о зиме подумать.

 

Ульяна

Ворота уже заперли. А ты, что ж, решил остаться?

 

Никифор

А кудыжь вас денешь. Зиму перезимуем, а там видно будет.

 

Ульяна

Бог даст, перезимуем.

 

Никифор присматривается к заплаканной Ульяне.

 

Никифор

(изменив тон)

Еще дозорного на вышку надоть выставить. Пока я покараулю, а там надоть подумать как.

 

Ульяна

Завтра.

 

Никифор присаживается рядом с Ульяной.

 

Никифор

Это понятно. Ещё Ульян, я не знаю, как у вас у баб поведётся. Но, надоть бы главного выбрать, вроде как за атамана. Что бы его слову все без пререканий и упрёку подчинялись. А иначе, порядку не будет, кто в степь, кто по дрова. По энтому надоть всех баб собирать на майдане, будем атамана выбирать.

 

Ульяна

Как скажешь. Только всё завтра. Уморилась я за сегодня что-то.

 

Пелагея

(Ульяне)

Идите тёть Ульян, я здесь заночую.

 

Ульяна машет головой в знак согласия, встаёт и, шатаясь, уходит.

 

Никифор

(шёпотом Пелагее)

Что там?

(кивает в сторону хаты)

 

Пелагея

(шёпотом)

Руки на себя хотела наложить.

 

Никифор качает головой. Встаёт и уходит.

 

Никифор

Пойду, ворота проверю.

 

Над городком опускаются сумерки.

 

Нат. Майдан Утро

 

На дозорной вышке, свесив ноги, сидят Дмитрий и Гульнар, наблюдают за тем, что происходит в низу.

На майдане шумной толпой галдят бабы.

В центре стоят Ульяна и Никифор.

Никифор в татарском кафтане, весь при оружии, с гордым видом поправляет волосы на голове.

 

 

Ульяна

Ну что ж, бабы! Надоть выбрать старшего средь нас. Что бы все его слушались, то есть, как атамана! Так дед говорит!

 

Агафья

Верно дед гутарит! Только из кого выбирать?

 

Никифор деловито потягивается и кряхтит. Поправляет пояс и подаётся вперёд.

Бабы смотрят на него.

 

Паночка

А что тут решать? Нехай Ульяна будет у нас за старшину. Она ведь атаманша.

 

Никифор

(возмущённо)

Так она ведь баба! Как же она с другими казаками переговоры вести будет? Её же никто слухать не будет!

А как война? Эти вот самые, маневры всякие?

 

Агафья

Так на то ты у нас есть!

А так, нехай Ульяна заправляет!

 

Паночка становится в позу, уткнув руки в бока.

 

Паночка

А ты дед, не как в атаманы метишь?

 

Никифор

(оторопел)

Кто я? А, ну не то чтобы в атаманы. А вообще, если на то воля ваша, то могу.

 

Паночка

Во тота и оно, что воля наша.

 

Казачка

Нехай Ульяна будет.

 

Агафья

А ты старый ей подсобишь!

 

Бабы галдят в поддержку Ульяне.

 

Никифор

Добро, на то воля ваша, бабы. Тодысь давайте её в атаманы принимать по всем правилам и обычаям.

 

Ульяна

Не чего скоморошничать. Вы не казаки и меня не в атаманы выбираете. А верховодить над вами, если на то воля ваша, я согласна. Только, как это делать я в толк не возьму. Все мы разные, но у всех у нас беда, у кого малая, у кого великая. От себя я вам, бабаньки, вот что хочу сказать.

Не время нам грызться как собакам и тянуть одеяла каждый сам на себя. Что дальше будет одному богу известно. Только сейчас нам нужно будет друг за дружку стоять, если выжить хотим.

Сама я толком не знаю, но так разумом понимаю, что придётся за оружие браться и за себя самим стоять. В энтом нам Никифор подсобит, разберемся. В остальном, тожеть Никифора слухать будем. Он в энтих делах по больше нашего понимает.

 

Паночка

(надменно)

Тожеть мне велика наука.

 

Никифор

(возмущённо)

Велика, не велика, а не будете слухать и делать то, что надоть, долго не протяните.

Я то что, манатки собрал в лодку и в камыши. А вы, как знаете.

 

Женщины галдят.

 

Паночка

Ладно тебе цену себе набивать. Может, обойдётся.

 

Никифор

Ага, обойдётся. Обходилось, покуда мамка пуза не заметила, так и у нас. Покуда казаки были, обходилось. А сейчас мы все равно, что пирог с мёдом для голодного. Все кому не лень потянутся, как шакалы на легкую добычу.

 

агафья

Ладно тебе стращать. Говори, что делать надоть.

 

Никифор

Что, что? Ворота запереть и никому не отворять без моего или Ульяново ведома. Выставить караул, укрепить частокол и вал подсыпать.

Короче, укрепляться будем!

 

Ульяна

И ещё бабы! Несите на майдан всё вогнебойное оружие,

ручницы, пищали, пистолеты, да ружья. Надоть бы наш арсенал поглядеть.

 

Инт. Хатка день

 

Казачка достаёт из под кровати ружьё и пороховницу.

Сдувает с них пыль.

Ульяна

(за кадром)

Пошукайте по сундукам и сараям, по погребам и чердакам!

 

Инт. Хибара день

 

Черкеска разворачивает холст в котором лежит ружьё, пистолет и сабля.

 

Ульяна

(за кадром)

Наверняка наши казаки оставили и припрятали что-нибудь!

 

Инт. Хата день

 

Ульяна достаёт из сундука пистолет и мешочки.

Слаживает их в корзину.

Дмитрий берёт пистолет и восторженно смотрит на него.

Ульяна снимает со стены ружьё и саблю, отбирает у Дмитрия пистолет, берёт корзину и выходит из хаты.

Дмитрий за ней.

 

Ульяна

(за кадром)

Несите всё пороховое зелье, и всё, что к нему причитается, селитру и серу!

 

нат. Хибарка день

 

Из хибары Агафья и Пелогея выносят старую пещаль и несут её вдвоем.

 

Ульяна

(за кадром)

Собирайте пули и картечь! Доставайте свинец и формы, чтобы пули лить и ядра для пушки!

 

Инт. Хибарка день

 

Паночка из под подушки вытаскивает два пистолета, рассматривает их и один прячет опять под подушку.

Достаёт из под одеяла ружьё, выходит.

 

Нат. Майдан день.

 

Бабы посреди майдана слаживают оружие на ковёр.

Рассматривают арсенал.

Ульяна

Шесть ружей, восемь пистолетов и два лука татарских со стрелами.

 

агафья

(за кадром)

Вот еще.

 

Бабы расходятся, Агафья и Пелагея вносят в круг пищаль и кладут её на ковёр.

 

Никифор

(удивленно)

Во, бабка, ты его что, с Куликово поля припёрла?

 

агафья

(запыхавшись)

Нет, это от мово «второго» осталось. «Третий» хотел пропить, я не дала и спрятала, чтобы «четвёртый» не позарился.

 

Паночка удивленно смотрит на Агафью.

 

Паночка

Кто бы мог подумать. Сколько у тебя их было?

 

агафья

Не тваво ума дела.

 

Ульяна

Есть ещё сабли, пики, вилы да топоры.

 

Никифор

От этого добра мало толку будет.

 

Пелагея поднимает саблю и пытается вытащить её из ножен.

 

Никифор

Полож, ещё обрежишься. Это не про тебя железяка.

 

Пелагея послушно кладёт саблю на место.

 

Никифор

(озадаченно)

Да, арсенал не богат.

 

В чёрном платке подходит Анна и бросает на ковёр два ружья и пистолет.

Она разворачивается и уходит.

Бабы провожают её взглядом.

 

Ульяна

Восемь ружей, девять пистолетов и пищаль.

 

Никифор

И пушка.

Маловато конечно, но это лучше чем ничего.

Не велика сила, но отбиться можно.

 

Нат. За городком день

 

Ульяна и Панночка насыпают землю в корзину.

Пелагея и Казачка несут корзину с землёй.

Черкеска и Анна высыпают корзину на земляной вал у стены городка.

Никифор утрамбовывает землю.

Агафья няньчит малыша.

 

Нат. Городок день

 

Гульнар стоит на вышке, всматривается в округу.

 

Нат. Лес день

 

Паночка и Черкеска рубят жерди.

Ульяна и Пелагея несут жерди.

 

Нат. Городок день

 

Дмитрий обтёсывает жерди.

Никифор устанавливает частокол.

Гульнар и Агафья вяжут терновые кусты на колья частокола.

Казачка стирает бельё, рядом в колыбели спит малыш.

 

Нат. Городок день

 

Никифор показывает бабам, как заряжать ружьё и демонстрирует, как из него целиться.

Казачка, Пелагея и другие бабы пытаются заряжать ружья.

Никифор устанавливает на частокол тыкву и показывает, куда нужно целиться.

Никифор командует: «Огонь».

Бабы стреляют в разнобой. Некоторые не удерживают ружья, роняют их.

Тыква стоит, нетронутая.

Никифор качает головой.

Свистит стрела и вонзается в тыкву.

Все оборачиваются и смотрят, кто стрелял.

С луком в руках стоит Черкеска.

 

Никифор

(радостно)

Так, лучник у нас есть.

 

Нат. Городок день

 

Черкеска стоит на вышке, всматривается в округу.

Агафья готовит у котла.

Никифор деловито, хромая, ходит перед бабским строем. По его команде бабы готовят ружья.

Подходит Агафья.

 

Никифор

Те, что старая, не как воевать собралась.

 

Агафья

Господь с тобой. Тут в пору о своей смерти думать, а не как у других жизнь отымать.

Давай показывай, как ружжо заряжать. В энтом греха нет.

А от меня тожеть толк будет.

 

Никифор

Ну, становись бабка. Смотри сюды. Это порох.

 

Никифор показывает Агафье порох, засыпает его в ствол и трамбует шомполом.

Женщины заряжают оружие и по очереди, зажмурив глаза, стреляют.

Тыква остаётся неповреждённой.

Никифор недовольно качает головой.

Никифор водит баб по городку, распределяет по местам и показывает, куда нужно стрелять.

 

Нат. берег реки день

 

Пелагея и Гульнар купаются в реке.

Рядом на берегу поласкают бельё Агафья и Анна.

 

Нат. Заросли день

 

Раздвигая камыши, за ними кто-то наблюдает из зарослей.

 

Нат. Кузня день

 

Под навесом из камыша, возле горящего горна, суетится Никифор, рядом Дмитрий.
Никифор снимает с огня расплавленный свинец и заливает в форму для пуль.

Дмитрий наблюдает за дедом.

 

Дмитрий

Дед, дашь мне пуль.

 

Никифор

А те, зачем?

 

Никифор берёт щипцами горячею форму и остуживает её в воде.

 

Дмитрий

Буду с пистолета полить.

 

Никифор

А ты что ж, могёшь?

 

Дмитрий

Могу.

 

Никифор

Могёт он. Не дам.

 

Никифор вытаскивает из остуженной формы пули.

 

Дмитрий

Почему?

 

Никифор

Попадешь ещё в кого-нибудь.

 

Дмитрий

В кого?

 

Никифор

В меня к примеру.

 

Дмитрий

А ты не подлазь.

 

Никифор

Не подлазь. Смотреть надо, куда палишь. А то на старости лет мне глаз выбьешь.

 

Никифор ставит свинец на огонь.

 

Дмитрий

А у тебя их все равно два. Зачем тебе старому столько? И одного хватит.

 

Никифор

Ишь ушлый, я вот сейчас возьму те ухо откручу, у тебя все равно их два. Посмотрим, как ты запоёшь?

 

Нат. Заросли день

 

Раздвигая стебли камыша мужскими руками, кто-то пробирается через прибрежные заросли.

 

Паночка

(за кадром)

Что заплутал?

 

Кто-то оборачивается.

Подняв дубину в руках, стоит Паночка.

Она резко опускает дубину.

Слышится глухой стук и стон.

Паночки силуэт расплывается и исчезает.

 

Нат. Кузня день

 

Под навесом в кузне Никифор устанавливает на огне свинец для плавки и откладывает в сторону щипцы.

 

Дмитрий

Ты, сперва, споймай меня. Во, еле шкандыляешь. Те бегом меня не достать.

 

Никифор

Ещё я за тобой не бегал.

Сам придешь, я тебя и споймаю.

Я уж своё отбегал.

 

Дмитрий

Знаю, тебе татарин в зад пику всадил, вот ты теперь и хромаешь.

 

Никифор поправляет огонь вокруг свинца.

 

Никифор

Э, эх. Много ты знаешь, не татарин, а перс и не в зад, а в ногу. Всю ляжку разворотил. Будь он не ладен.

 

Дмитрий

А за что?

 

Никифор

А, добром своим не хотел делиться. Жадный какой-то оказался.

 

Дмитрий

Так ты что, грабил его что ли?

 

Никифор

Ну, не то чтобы грабил. Просто щупал.

 

С берега доносятся бабские крики.

Никифор и Дмитрий обращают на них внимание.

 

Никифор

Что там опять стряслось?

 

Никифор берёт оружие и выходит из под навеса, Дмитрий за ним.

 

Нат. Вышка день

 

Казачка на вышке всматривается в даль.

 

Нат. У кузни день

 

Никифор надевает пояс с саблей.

 

Никифор

(Казачке)

Что там?!

 

казачка

(в ответ)

Кого-то волокут! Кажись, споймали кого-то!

 

Никифор

(Дмитрию)

Айда, поглядим.

 

Никифор и Дмитрий спешат на крики.

 

Нат. городок день

 

Панночка во главе ватаги баб волочет тщедушного человека. Это Ванюшка 20-25 лет. Он одет в грязную, оборванную монашескую рясу. Его редкие волосы на голове и бородке спутались и слиплись, босые ноги поцарапаны и изрезаны.

Под глазом зияет свежий синяк.

Паночка с дубиной в руках толкает его в круг.

Бабы с любопытством рассматривают Ванюшку.

Ванюшка закрывается руками от побоев, хотя его никто не бьёт и падает к ногам Ульяны.

 

Ванюшка

(заикаясь)

Г-г-господи, с-с-спаси и с-с-сохрони. Г-г-господи, п-п-помилуй ради х-х-христа.

 

Через толпу баб в круг входит Никифор.

 

Никифор

Что тут?

 

Панночка

Во, энтого в камышах споймали, за городком следил.

 

Ульяна

(наклонившись к Ванюшке)

Тебя, как звать?

 

Ванюшка

(заикаясь)

В-в-ванюшка, В-в-ванечка. П-п-помилуйте л-л-люди д-д-добрые, б-б-братья в-в-во х-х-христе. Я-я-я ведь ни-ни-ничего д-д-дурного не с-с-сделал.

 

Ванюшка ползает на коленях, теребя нательный крест.

Никифор внимательно рассматривает его.

 

Никифор

Аткель ты взялся здесь, убогий?

 

Ванюшка

(заикаясь)

Я-я с к-к-купцом М-м-миха-илом Р-ро-мановичем Б-б-бож-к-ковым в-в-в А-а-азов плыл. М-м-может, слыхали о н-нём. Ме-ме-меня на-настоятель на-нашего мо-монастыря к-к нему на п-п-правил учёт в-в-вести и...

 

Никифор

(не выдержав)

Сюда ты как попал?

 

Ванюшка

(заикаясь)

На н-нас т-т-татары напали. Я у-у-убёг, да з-з-заплутал.

 

Никифор

Где напали?

 

Ванюшка

(заикаясь)

На В-в-волге, у  перевал-л-локи.

 

Ульяна

Ого, так этаж где?

 

Бабы заохали.

 

Паночка

Да брешет он.

 

Ванюшка

(заикаясь)

В-в-вот вам к-к-крест, не б-б-брешу, ей-ей богу.

 

Никифор

Как же ты добрался сюда?

 

Ванюшка

(заикаясь)

Я-я-я п-п-по ночам шел. А д-д-днём п-п-прятался и л-л-людей сторонился к-к-коих в-в-встречал. М-м-мочи нет б-б-больше, есть х-х-хочу.

П-п-подайте христа ради. Изг-г-голодал очень, с-с-сил нет.

 

Ульяна махает головой Пелагее.

Пелагея кивает в ответ и уходит.

 

Ульяна

Да, занесло тебя горемычного. Вставай.

 

Ульяна помогает Ванечке встать.

 

Паночка

Гнать его надо.

 

Ульяна

Да погоди, гнать.

 

Ванюшка

(заикаясь)

М-м-может я вам з-з-згожусь чем. Я от-т-тработаю.

 

Никифор

А что же ты можешь?

 

Ванюшка стоит на полусогнутых ногах, сложив руки на груди, в умоляющей позе.

 

Ванюшка

(заикаясь)

Я п-при м-м-монастыре к-к-книги переписывал.

Я г-г-грамоте обучен.

М-м-меня даже сам н-н-настоятель х-х-хвалил. Д-д-дай бог ему з-з-здоровья, г-г-говорил ты Вв-в-ванюшка...

 

Никифор

(не выдержав)

А делать-то ты что можешь, плотничать, к примеру, или по хозяйству?

 

Ванюшка

(заикаясь)

Н-н-не я б-б-больше по к-к-книгам. Я г-г-г-греческий з-знаю. М-м-могу учёт вести.

 

Паночка

Гнать его надо! Всё равно толку от него ни какого, только рот лишний.

 

Ванюшка

Н-н-не надо г-г-гнать. Я с-с-сам у-уйду, т-т-только я не знаю к-куда идти. М-м-можно я пока у вас ос-с-станусь.

 

Ульяна

Ладно, нехай оклемается пока, потом поглядим.

 

Пелагея приносит крынку молока и краюху хлеба Ванюшке.

Ванюшка трепетно берёт угощение.

 

Ванюшка

С-с-спаси Х-христос. С-с-спасибо. Д-д-дай бог з-з-здоровья вам.

 

Никифор

Смотри кишки, скрутит с голодухи, ешь помаленьку.

 

Ванюшка жадно кусает хлеб и запивает его молоком.

Никифор отводит Ульяну в сторону.

 

Пелагея

(Паночке)

Жалко его, видать настрадался, во как изголодался. Может ему одёжу подыскать?

 

Паночка

Нечего его поваждать, а то нахлебничать станет и будет околачиваться, как кутёк у порога.

 

Нат. Майдан день

 

Чуть в стороне останавливаются Никифор с Ульяной.

 

Никифор

(Ульяне)

Я что думаю, Ульяна, энтот богомольный может нам службу сослужить верную.

 

Ульяна

(не понимая)

Какую службу?

 

Никифор

А такую. Мы ему харчей подкинем и за курган в степь отправим, к первому колодцу. Нехай там молится и богу угодным делом занимается. Заодно за степью приглядывать будет, вроде бы как в дозоре. А чуть что, нам аукнет.

 

Ульяна, прищурив глаза, смотрит на Никифора.

 

Ульяна

И сколько он там будет сидеть?

 

Никифор

А сколько надо столько и будет.

 

Ульяна вопросительно смотрит на Никифора.

 

Никифор

(оправдываясь)

Мы его подкармливать будем. А как по осени купцы Московские будут плыть, мы его к ним и пристроим. Им грамотеи нужны.

 

Ульяна

Ладно, поступай, как знаешь.

Только не обижай его, досталось ему.

 

Бабы расходятся.

Ванюшка доедает хлеб. Пелагея забирает пустую крынку.

Паночка грозно стоит с дубиной в руках над Ванюшкой.

Он с опаской посматривает на неё.

 

Ванюшка

(Паночке)

В-вы как Амазонки что ли?

 

Паночка

Какие ещё мазанки?

 

Ванюшка

(Паночке)

Амазонки, э-это женщины в-в-воительницы, жившие в  д-древности в  этих з-з-землях.

 П-по г-г-гречески, м-мазонс - это г-г-грудь, амазонс з-з-значит б-б-безгрудая или л-л-ишоная г-груди.

 Они с-себе п-п-правую г-грудь  жел-лезом к-к-калёным в-выжегали, ч-ч-что бы р-рука п-п-правая к-крепче была. И  с-с луком упровляться с-сподручней было.

 

Паночка стоит, выпятив грудь вперёд.

Ванюшка смотрит на неё.

 

Ванюшка

Н-но у вас в-в-вроде бы в-всё на м-месте.

 

Паночка

Что ты брешишь?

 

Ванюшка

Н-не я п-п-правду г-говарю. Я в м-м-манастыре в к-книгах ч-читал.

 

Пелагея, заинтересовавшись, приседает на корточки возле Ванюшки.

 

Пелогея

Интересно то как. А что ты ещё читал?

 

Паночка

Да что ты его слушаешь, болтуна этого бе-бе, ме-ме.

(передразнивает)

 

Пелагея

За что ты на него так? Он ведь ничего дурного не сделал.

 

Паночка

(ухмыляясь)

Дурное я ему сама могу заделать. А ты больно не верь ему, у них, кобелей, одно на уме.

 

Паночка разворачивается и уходит.

 

Пелагея

Что на уме?

 

Паночка

А то, у бабки своей спроси.

 

Нат. Майдан день

 

Никифор с Ульяной стоят у сторожевой вышки.

 

Никифор

Ешо надоть бы в Раздоры съездить. Плату от государя Российского казаки делить будуть. А там хлеб, сукно, порох и свинец. Глядишь, и нам перепадеть.

Да и о себе надоть бы знать дать всем казакам, что городок наш стоит и стоять будет. А если плата придёт, что бы они энто имели ввиду и на нашу долю делили.

 

Ульяна отрицательно машет головой.

 

Ульяна

А нам то, за какие заслуги? Грамота была государева не ходить на Азов и турок не трогать. Дабы не чинить раздор промеж султаном и государем Российским.

 

Никифор

Да кто там знает, как наши казаки голову сложили. Положено дать, значить надобно взять. Дадуть, не дадуть, это поглядим. Главное попросить. Знаешь, коли молчишь, значить, не болит. О себе знать надобно дать.

 

Ульяна

(сомневаясь)

Не знаю. Надо, значить надо. Когда ехать то?

 

Никифор прищуривает один глаз и чешет затылок.

 

Никифор

Тут подгадать надобно. Я думаю так, за лето обозы должны дойтить. Вот мы к осени в самый окурат до распутицы в Раздоры и подберёмся.

 

Ульяна

До осени ещё дожить надо.

Ты пушку проверял?

 

Никифор

Нет ешо. Собираюсь, пороху маловато.

 

Ульяна

Проверить надо. Гожая она хоть?

 

Никифор

Бог его знает, разберёмся.

 

Ульяна

Вот и разбирайся.

 

Никифор

Убогова определю, потом пушкой займусь.

 

Ульяна

Определяй, я пока пойду

 

Никифор и Ульяна расходятся.

 

Нат. Городок день

 

Пелагея сидит на корточках рядом с Ванюшкой, смазывает мазью раны на его ногах.

 

Пелагея

Во, как покарябался. Ну ни чего, от этого зелья быстро заживёт.

 

Ванюшка

С-с-спаси Х-х-христос. Д-дай бог в-вам з-з-здоровья. И ангела х-хранителя.

 

Пелагея заканчивает процедуру и бережно убирает баночку с мазью.

 

Пелагея

Да ладно тебе причитать. Ты не обижайся на Паночку. Когда она ещё дитем малым была, её родных янычары сгубили, а её туркам продали. У кого она только не была. У турок и тотар, у горцев и степняков.

 

Ванюшка

Т-т-так она Полька.

 

Пелагея

Нет, это её казаки у ляхов отбили, теперь так и кличут Паночка. Она мужиков дюже не любит. Прости ты её.

 

Хромая, подходит Никифор.

 

Никифор

(Ванюшке)

Что, похорчевал? Айда со мной, дело для тебя есть.

 

Никифор уходит, зовет за собой рукой Ванюшку.

Ванюшка радостно вскакивает и на прощание кланяется Пелагее.

 

Ванюшка

С-с-саси вас бог. Д-дай бог з-з-здоровья вам з-за доброту вашу.

 

Пелогея

(улыбается)

Ступай.

 

Ванюшка убегает, в след за Никифором.

Пелагея провожает его взглядом.

 

Нат. У пушки утро

 

Ясное летнее утро.

Вокруг пушки собрались бабы городка.

Дед Никифор деловито хромает вокруг неё с запалом в руках.

На пушке сидит Дмитрий.

 

Дмитрий

А если её разорвёт?

 

Никифор

Не должно, пороху маловато.

 

ульяна

Ты хоть раз с неё полил?

 

Никифор

С неё нет, а так вообще, было дело.

(Дмитрию)

Так, Митрий, гэть отседаго.

 

Дмитрий слазает с пушки.

Никифор примеряется к направлению выстрела.

 

Никифор

Ну-ка, бабы, разбегайтесь! Сейчас палить буду.

 

Женщины с опаской расходятся кто куда.

 

Агафья

(крестится)

Мать честная!

(Пелагее)

Айда, что встала!

 

Никифор подносит запал к пушке.

Вспыхивает порох.

Никифор отскакивает в сторону.

 

Никифор

Берегись!

 

Громко грохает пушка.

Сваливаясь с лафета, окутывает густым дымом плетень и оборонительный вал.

С деревьев и прибрежных зарослей взлетают напуганные птицы.

Из-за хат и хибар выглядывают и выходят женщины.

 

Паночка

Во как громыхнула, словно гром в грозу.

 

Женщины сходятся к пушке.

Никифор теребит пальцем ухо.

Никифор

(кричит)

Нормально, не разорвала!

 

Ульяна

Ты что орешь?

 

Никифор

Ась?

 

Паночка

Что ты разорался?

 

Никифор, не понимая, смотрит на женщин.

 

Агафья

Всё, сгубили деда, то хромал, а теперь оглох вовсе. Покалечило.

 

Никифор

А, уши заложило!

 

Ульяна

(облегчённо вздыхает)

Хух, это не беда, скоро пройдёт.

Значит пушка гожая.

 

Никифор качает головой.

 

Никифор

Добрая, добрая!

Надоть её поправить и закрепить! Ну-ка, бабаньки, навались.

 

Женщины облепили пушку.

 

Нат. Городок утро

 

Женщины держат пушку, Никифор закрепляет её.

 

черкеска

(за кадром)

Всадники! Всадники на бугре!

 

Все обращают взоры на сторожевую вышку.

На вышке Черкеска показывает рукой на бугор.

 

Никифор

Ну-ка, бабы, гэть по местам, как я показывал.

 

Женщины, путаясь, разбегаются, охая и причитая на ходу.

 

Никифор

Да что вы поступались! Побьётесь ешо!

 

Агафья схватила Пелагею и тянет её в хату.

Пелагея упирается.

 

Никифор

Агафья, коза старая!

Ты что творишь? Я же сказал, по местам, куда я вас ставил! Да пищаль свою прихватите!

 

Никифор качает головой.

 

Никифор

Вот ещё, горе-вояки.

 

Нат. Бугор День

 

На бугор выезжают два десятка казаков.

Неробей, сидя верхом, всматривается в городок.

Взмахом руки он даёт команду, спускаться к городку.

 

Нат. Городок день

 

Женщины городка занимают круговую оборону.

Прильнув к бойницам, заряжают ружья.

 

Паночка

(приглядевшись)

Так этаж Кагальницкие!

 

Казачка

(радостно)

Верно, Кагальницкие.

 

Агафья

(облегчённо)

Ух, напужали.

 

ульяна

Надоть ворота отворить.

 

Никифор вытирает пот со лба и садится на пушку.

 

Никифор

Во, шороху навели.

 

Нат. У ворот Утро

 

Женщины снимают засовы и открывают ворота.

В городок въезжают казаки во главе с Неробеем.

Их встречает Никифор.

 

Неробей

Здорова дед.

 

Никифор

Здорова Неробей!

 

Неробей

Почто с пушки палили?

 

Никифор

Так мы энто, проверяли её.

 

Неробей

Ты что ли здесь за атамана?

 

Неробей спрыгивает с коня.

 

Никифор

Атамана у нас нема.

 

Подходит Ульяна, Никифор бросает на неё взгляд.

 

Никифор

Но заправляет всеми Ульяна. Семёна жена.

 

Неробей

(Ульяне)

Здравствуй Ульяна.

 

Ульяна

(с достоинством кланяется)

Здравствуй Захар.

 

Неробей

Что ж, порешили остаться?

 

Ульяна

Порешили.

 

Неробей кивает головой.

 

Неробей

А как османы или крымцы пойдуть вверх по Дону, али степняки тронутся?

Затопчут и не заметят.

 

Ульяна

Всё оно так, верно ты гутаришь, Захар. Только идтить нам некуда, сам знаешь. Как придут бусурмане, так видно будет, а пока сами стоять будем.

 

Неробей бросает взгляд на Никифора.

Никифор ловит его. В смущении кряхтит и отходит к казакам.

 

Никифор

(казакам)

Здорова хлопцы!

 

Неробей и Ульяна остаются наедине.

Неробей смотрит куда-то вдаль.

 

Неробей

Послушай, Ульяна. Я вокруг да окала, ходить не буду. Прямо скажу. В моём курене место хозяйки для тебя свободно.

 

Ульяна

Так ты что, мне замуж предлагаешь?

 

Неробей переводит взгляд на Ульяну.

 

Неробей

Ульяна, что ж ты вид делаешь, что не знаешь по что я из вашего городка ушел.

В тот день, когда тебя девкой из полона крымского отбили, ты в сердце моё запала. Только не люб я тебе был, выбрала ты Семёна, сына ему родила.

А я чтобы не мешать счастью вашему и не чинить вражду с другом своим Семёном, в Кагольницкий юрт подался подальше от вас. Или ты этого не знала?

 

Ульяна в замешательстве.

 

Ульяна

Знала, Захар, знала. И Семён знал. За то я и он благодарны тебе были.

 

Неробей тяжело вздыхает.

Наступает неловкая пауза.

 

Неробей

Ладно, тебе решать. Неволить не стану.

 

Неробей  разворачивается и берёт коня под узды, поправляет седло.

К нему, хромая, подходит Никифор.

 

Никифор

(Неробею)

Захар, тут вот какое дело. Ты ведь сам понимаешь, в бою не каждый казак саблей да пикой совладает, а то бабы. Нам бы вогнебойного оружия да пороху со свинцом. У нас трошки есть. Вод если бы вы нам подкинули что-нибудь, хоть самую малость.

(смотрит на Ульяну)

Мы бы вам были благодарны.

 

Неробей садится на коня.

 

Неробей

(казакам)

Давай по коням!

(Никифору)

Ладно, посмотрим, может, что наскребём. Только вы с пушки более не палите без толку. Давайте так условимся. Как беда стрясется, пальните с пушки, это для нас сигналом будет. Мы к вам на выручку придём, подсобим, чем сможем.

 

Ульяна

А если вы пальнете, мы к вам поспешим.

 

Неробей бросает взгляд на Ульяну.

 

Неробей

Ага, поспешите.

 

Неробей разворачивает коня.

 

Неробей

Городок лучше укрепите!

 

Никифор

Да мы вроде как энто и делаем.

 

Неробей

Ворота жидковаты!

Всё, бывайте!

(казакам)

За мной, пошли!

 

Неробей дёргает коня под узды и галопом выезжает из городка. За ним выезжают остальные казаки.

 

Нат. Городок день

 

Ульяна, Паночка, Казачка плетут плетень и поют песню.

 

Нат. Лес день

 

Никифор затачивает колья и устанавливает их в зарослях возле городка. Ему помогает Дмитрий.

 

Нат. Городок день

 

Черкеска готовит у костра.

Анна чистит рыбу.

На вышке дежурит Пелагея.

Никифор у бойницы показывает казачке, куда и как нужно стрелять.

 

Нат. У ворот день

 

В распахнутые ворота въезжает на коне молодой казак, ведя за собой вьючную лошадь.

Он разгружает с вьючной лошади ружья, пистолеты и мешочки с порохом.

Женщины разбирают оружие.

Казак, улыбаясь, подмигивает Пелагее.

Пелагея смущается.

Агафья одёргивает Пелагею и строго грозит кулаком казаку.

 

Нат. Городок день

 

Никифор даёт команду, женщины стреляют из ружей.

Пули ложатся вокруг цели, слегка цепляя её.

Никифор не довольно качает головой.

Гульнар вяжет терновые кусты на частокол, ей помогает Черкеска.

Казачка улаживает спать малыша.

Анна стирает бельё.

Агафья доит козу.

Женщины стреляют из ружей и попадают в цель.

Никифор довольно кивает головой.

 

Инт. Кузница день

 

Под навесом в кузнеце сидят Ульяна Никифор и Агафья.

 

Агафья

Надоть всё ненужное добро собрать, да сменять у купцов на крупу и муку.

 

Никифор

А я говорю, в Раздоры надоть ехать. Глядишь атаманы молодцы, подкинут, что-нибудь.

 

Ульяна

Всё надо, и барахло сменять, и в Раздоры съездить.

 

Под навес забегает Гульнар.

 

Гульнар

(взволнованно)

Там заика пришёл. Говорит, воинов видел в балке.

 

Ульяна, Никифор и Агафья вскакивают с места и выбегают из-под навеса.

 

Агафья

Мать честная.

 

Нат. Майдан день

 

На майдане, окружённый женщинами, сидит Ванюшка.

Он жадно пьёт из крынки воду.

Подходят Ульяна и Никифор.

 

Ульяна

Что видел?

 

Ванюшка вытирается рукавом.

 

Ванюшка

(запыхавшись)

С-с-степняков.

 

Никифор

Где?!

 

Ванюшка

Т-т-там в б-б-балке з-за колодцем.

 

Ульяна

Ты ничего не напутал?

 

Ванюшка

Н-не я с-с-сам в-видел.

 

Никифор

Да кого видел? Расскажи толком.

 

Ванюшка

Я не з-знаю, вроде бы к-как н-нагайцы.

Я в к-кустах п-п-прятался. А к-к-как с-с-стемнело я к вам. С-с-слава тебе го-господи не з-з-заметили.

(крестится)

Б-б-боялся, что увидят.

 

Никифор

Сколько их?

 

Ванюшка

С-с-с пол с-сотни где-то насчитал. А м-может б-б-больше. Я ис-с-спугался с-сильно.

 

Пелагея

(шёпотом Агафье)

А сколько это?

 

Агафья

Много.

 

Никифор

(озадаченно)

Маловато для набега.

 

Ульяна и Никифор переглядываются.

 

Ульяна

На нас хватит.

 

Казачка

Может они мимо пройдут.

 

Беременная

Или в другую сторону пойдут.

 

Никифор

Может, не может. Они здесь неспроста, до броду далеко. Если с набега идуть, то им к броду надоть.

(Ванюшке)

Пленные али скотина были при них?

 

Ванюшка

Не-не-невидел. М-м-может г-где с-спрятали.

 

Ульяна

А если они разделились. Часть с добычей пошла к броду, а часть по наши души осталась.

 

Никифор

Всё может быть. Если они по балке пойдуть, то на нас выйдут. А если через курган, то на Кагальницких.

 

Ванюшка

Они ч-что-то с-с-спорили  и реш-шали. Но к-к-костров не р-р-разводили и к-к-коней в тернах п-п-прятали.

 

Никифор

(озабоченно, вздыхая)

По всему видно поганое замышляют что-то.

 

Ульяна

Вот и дождались лиха.

(Ванюшке)

Как думаешь, когда здесь будут.

 

Ванюшка

Если они на к-к-конях, а я п-п-пешки. То они уже з-з-здесь.

 

Женщины заохали и запричитали.

 

Никифор

Циц, бабы!

 

Ульяна

Надо запереться и на майдане всем собраться.

(Никифору)

Дед, что думаешь?

 

Никифор

Надобно Кагальницких предупредить.

 

Ульяна

Поздно. Наверняка за городком уже следят. Как ты предупредишь? Кого ты отправишь к ним?

 

Никифор

Верно. Глядишь ночью, али на рассвете нападут.

 

Агафья

(крестится)

Мать честная.

 

Женены, охают и крестятся.

 

Никифор

Значить так, бабы. За тын ни кому не выходить, суеты не поднимать. Нехай думають, что мы про них ничего не знаем. Пушку зарядить, ружья, пики приготовить. Детвору спрятать в погребе. Всем остальным быть на своих местах, как я показывал. Поспешайте, только без суеты. Всё, с богом, пошли.

 

Женщины расходятся по хатам и хибарам.

 

Нат. Городок вечер

 

Женщины разбирают оружия.

Анна заряжает ружьё.

Паночка заряжает пистолеты.

Черкеска натягивает тетиву лука.

Никифор готовит пушку.

Казачка помогает Беременной, спуститься в погреб. Целует и крестит своего сына, передаёт его Беременной.

Никифор подходит к Ульяне.

 

Никифор

(полушепотом)

Я тут, что думаю, Ульяна. Как стемнеет, надоть тваво Митрия к Кагальницким казакам отправлять.

 

Ульяна таращит на него глаза.

 

Ульяна

(возмущённо)

Ещё чего, ты что удумал, старый. А если его...

 

Никифор

А если мы городок не сдержим? Всех порубят и Митрия тваво тожеть. Кого ты  отправить предлагаешь? Агафью али Пелагею, али меня калеку? Так я до серёдки Дона не дотяну. Послухай, Ульяна, акромя Митрия не кому. И опять же от беды подальше.

 

Ульяна

(сомневаясь)

Не знаю, боязно мне за него.

 

Никифор

Что тут знать? Митрий, поди сюды.

 

Подбегает Дмитрий.

Ульяна присаживается и берёт его за плечи.

 

Ульяна

Сынок, Митенька, дело к тебе есть. Ты же у меня словно нырок плаваешь. Тебе ведь Дон перемахнуть всё равно, что лужу перепрыгнуть.

 

Никифор

Дай я.

 

Никифор присаживается на корточки перед Дмитрием.

 

Никифор

(Дмитрию)

Слухай сюды, казак. Пришло время тебя испытать. Надоть всех нас выручать. Вся надёжа на тебя.

 

Дмитрий

Да что делать то?

 

Никифор

Как стемнеет, надоть Дон переплысть, только тихо, тихо, без плёсов. Как переплывешь, дашь знать. Кликнешь филином, как я учил. Потом пойдёшь в Кагальницкий юрт вверх по Дону. Тока ты смотри, иди по воде по, кушерям не лезь, шуму подымешь. По лугу тожеть не иди, в чистом поле тебя споймать легче. Иди по воде, чуть, что ныряй в Дон. В воде тебя никто не споймает. Так глядишь, к утру доберешься до Кагальницкого городка.

 

Ульяна перебивает Никифора.

 

Ульяна

Там найдешь атамана ихнего, Неробея, дядь Захара, ну ты его знаешь.

 

Дмитрий

Да, знаю.

 

Ульяна

Скажешь, так мол и так, прознали мы, что ногайцы в балке.

 

Никифор

Погодь. Скажешь, что тут у нас один малохольный, тьфу ты

(сплёвывает)

Богомольный один прибился. Говорит, дескать, он в балке кочевников сотню видел. Откуда и куда идуть, мы не ведаем. Так что, нихай уши востро держат.

 

ульяна

И сразу же домой. Или в камышах схавайся, что бы не шлялся там, где не поподя. Понял?

 

дмитрий

Да понял, понял.

 

никифор

Да аккуратнее иди, с опаской.

 

дмитрий

А пистолет дадите?

 

Ульяна и Никифор переглядываются.

 

никифор

Дам, дам, потом дам.

 

дмитрий

Брешете вы все.

 

никифор

(крестится)

Ей богу, свой отдам.

 

дмитрий

Смотри дед, забожился.

 

никифор

Иди, давай умник.

 

ульяна

Сынок, ты же аккуратнее.

 

дмитрий

Да ладно, мамань, что я ни разу Дон не переплывал?

 

Нат. У частокола вечер

 

У частокола, прильнув к бойнице, стоит Паночка, всматривается в потемневшие береговые заросли.

Рядом сидит Пелагея.

Подходят Никифор, Ульяна и Дмитрий.

 

никифор

(Паночке)

Ну, что там?

 

Паночка

Что-то дюже тихо.

 

Пелагея

(с надеждой)

А может, там и нет никого? Может они мимо пошли или в другую сторону подались.

 

никифор

Всё может быть. Только ногайцы тожеть не лыком шиты. Через чур мы затаились.

(Ульяне)

Ульяна, скажи бабам, нехай песню запевають.

 

ульяна

(крестит сына)

Ну, ступай с богом сынок.

(обнимает и целует)

Господь тебя храни.

 

Никифор раздвигает несколько кольев в частоколе.

 

никифор

(Дмитрию)

Давай, с богом.

 

В образовавшуюся прореху пролазит Дмитрий и исчезает в темноте.

Ульяна крестится и вздыхает.

Никифор задвигает колья.

 

Нат. Городок ночь

 

Над городком опускаются сумерки.

Поют ночные птицы и квакают лягушки.

Слышится женская песня.

 

Нат. Берег реки ночь

 

Дмитрий аккуратно без звука входит в воду и плывёт.

 

Нат. У тына ночь

 

Прислонившись к плетню, сидит Ульяна, слушает песню.

Подходит Агафья и присаживается рядом с ней.

 

Агафья

Не убивайся, Ульянушка. Митрий твой казачёк резвый, он как хорёк везде прошмыгнёт и никто не заметит.

 

ульяна

Тебе, Агафья, легко говорить.

Твоя Пелагея при тебе.

 

Агафья

У меня за неё тожеть душа болить. Она девка вона, какая видная вымахала. Боюсь я за нее, а ничего изменить не в силах.

(вздыхает)

Слышала, Неробей к тебе подбивает клинья, души в тебе не чает.

 

Ульяна равнодушна к её словам, молча, смотрит на звёзды.

 

ульяна

Да, давеча звал в Кагальницкий юрт.

 

Агафья

Это дело хорошее, ты баба молодая, крепкая, тебе жить надобно. Как решишь, так и будет. Только ты, Ульян, нас в обиду не давай и не забывай. Бабы наши вокруг тебя гуртом сбились и друг за дружку стоят. А если Бог даёт любовь, люби, но не блуди.

 

ульяна

Да какой тут блуди, осталось мне только. Беременна я.

 

Агафья

(удивленно)

Вот те на. Да, но это не беда.

Эх, Ульянушка, наш бабий век как степная трава. Короток цвет, словно молодость пролетает. Кто сорвал, а кто стоптал. А нет, будет тебя гнуть жизнь к земле прижимать, словно ветер степной, покуда ты не пожухнешь, али не завянешь и не станешь ты бабкой как я.

Я ведь тожеть была молодая и красивая. Были у меня мужья. Кому с любовью сердце своё отдала, а кто силой взял. Нет их уже никого на белом свете. Родила я сыновей во грехе. Любила и лелеяла и души в них не чаяла. Срубили их басурмане, соколов моих ясных. И не знаю даже, где схоронены они. А может и не схоронены вовсе. Может, их вороны чёрные поклевали, али звери по косточкам растаскали по степи. Кто его знает. Царство им небесное.

(крестится)

Спасибо казакам, привезли мне дитя сироту из татарского полону, отбитую, в утешение и в старость опорою. Так и коротаем с Пелагеей век. Я не жалуюсь, казаки ко мне  хорошо относились, как к матери. Да и я кому одёжу заштопаю, кому постираю. Опять же раненых выхаживать надобно.

 

Слышится протяжный крик филина.

Ульяна вскакивает и смотрит в бойницу.

Хромая, подходит Никифор.

 

Никифор

Всё Митрий на той стороне.

 

Агафья

(крестится)

Слава тебе, Господи.

 

Никифор

К рассвету доберётся до соседей.

 

Агафья

(сомневаясь)

А ежели их на месте не будет? Ежели они на Яик подались?

 

Никифор

Ежели да кабы, на заду вскочут чуряки. Ждать будем.

Надо бы по очереди спать ложиться, чтобы к утру не свалиться.

 

Над городком тянется песня.

У бойницы сидит Паночка, рядом спит Пелагея, ёё укрывает Агафья.

На вышке всматривается в темноту Черкеска.

Анна укрывает Гульнар рядом сидит Казачка.

 

Нат. Городок раннее утро

 

Над Доном поднимается туман, поют птицы.

Никифор, закутавшись в халат, зевает у пушки.

Подходит Ульяна.

 

ульяна

Ну что, тихо?

 

Никифор

Да вроде тихо.

 

Нат. У частокола раннее утро

 

У частокола сидят, спят Пелагея и Паночка.

Подходят Ульяна и Никифор.

 

Никифор

(возмущённо)

Караул тудыть его мать.

 

Пелагея и Паночка просыпаются.

 

ульяна

Что тут у вас?

 

Паночка

Кажись ни кого.

 

Никифор

Кажись, кажись, спать меньше надоть. Глаза свои продери, и смотри в оба.

 

Пелагея

Да точно ни кого.

 

Паночка

Может, что напутал этот бе-бе, ме-ме? А мы тут всполошились.

 

Подходит сонная Агафья.

Агафья

Можеть бог миловал?

 

Никифор

(Ульяне)

Значить так, нехай Пелагея и Паночка заголяються и идуть в Дон голышом купаться. Энто верный способ их расшевелить. По себе знаю.

 

Женщины в недоумении смотрят на Никифора.

 

Агафья

(удивленно)

Тю, ты что старый?

 

Никифор

(Агафьи)

Хоть тю, хоть не тю. Я ведь тожеть мужик. Если на них, не клюнут, значить, никого нет. Так что, раздевайтесь.

 

Пелагея прячется за Агафью.

 

Пелагея

Я, я не...

 

 Агафья

Нечего девок на бесстыдство толкать.

 

Никифор

(Агафьи)

А как ты узнаешь, здесь они или нет? Или так и будем гадать? Если нагаи здесь, они живо дадуть о себе знать. А мы энтим воспользуемся. Ну, а если поганые на девок не клюнуть, знать их тута нет. Бог миловал.

 

 

Паночка

Да ладно вам.

(Пелагее)

Что, ни разу голыми не купались. Можеть и впрямь, никого нет.

 

Никифор

(Паночке)

Только вы так, девоньки, позадорней, покажите свои прелести. Поплескайтесь, побрызгайтесь и выходите на прореху.

 

Паночка

Не боись, разберёмся. А ты Никифор отвертайся, нечего на нас глазеть и смущать.

 

Никифор не довольно отворачивается.

 

Никифор

Ты поглянь, застеснялась.

 

Нат. Берег реки утро

 

В прореху в частоколе выходят обнажённые Паночка и Пелагея.

Пелагея прячется за Паночку, прикрываясь руками, и с опаской осматривается по сторонам.

 

Никифор

(из-за частокола)

Что вы стали как цапли! Своими прелестями пошевелите! Да повеселей и озорней!

 

Паночка вздыхает и идет, покачивая бедрами. Пелагея с опаской спешит за ней.

Паночка опускается в воду. Оглядывается по сторонам.

 

Паночка

Да, кажись, никого нет.

 

К Паночке присоединяется Пелагея, они купаются. Паночка брызгает Пелагею.

 

Пелагея

Всё хватит, пошли обратно.

 

Паночка

Да погоди ты, вода какая хорошая.

 

Женщины, не спеша, наслаждаются водой.

Паночка брызгает Пелагею.

 

Пелагея

Пошли, хватит.

 

Паночка

Пошли, пошли, ух хорошо то как. Прям помереть не страшно.

 

Женщины счастливые выходят из воды.

 

Нат. Вышка утро

 

Гульнар на вышке взволнованно тычет в заросли пальцем.

 

Гульнар

Вижу! Вижу там! Они идут!

 

С коротким свистом втыкается стрела в поручень возле Гульнар.

Девочка с ужасом в глазах приседает и забивается в угол смотровой площадки.

 

Нат. Берег реки утро

 

Пелагея и Паночка, озираясь, выбегают из воды.

Из ближайших зарослей выскакивают с полдюжины вооруженных степняков.

Пелагея и Панночка с визгом бросаются к прорехе в частоколе.

 

Нат.  У опушки Утро

 

Никифор убирает маскировочный куст с пушки и подносит горящий фитиль.

 

никифор

Поберегись, бабы!

 

Нат. У частокола Утро

 

Пелагея и Панночка, закрыв уши и громко визжа, проскакивают в узкую прореху.

Их настигают ногайцы.

Громко грохнула пушка, окатив густым дымом преследователей и спугнув береговых птиц.

Дым постепенно рассеивается.

Перед частоколом лежат и корчатся от боли несколько степняков. Другие валяются мертвые, кто без рук, кто без ног, а кто и без головы.

 

Нат. Городок у частокола Утро 

 

Паночка и Пелагея, голые, со слезами на глазах, закрывают прореху в частоколе. Им помогают Никифор и Агафья.

 

Ульяна

Началось!

 

агафья

Пелагея, Паночка, хватит выть! Одевайтесь!

 

За стенами городка слышатся дикие крики и гики ногайцев.

Из зарослей выскакивают лучники и осыпают городок стрелами.

Несколько степняков на конях пытаются выехать к городу. Другие переходят вброд протоку.

 

Нат. Вышка Утро

 

Гульнар сжалась от страха. До неё доносятся дикие крики кочевников.

 

Нат. Городок Утро

 

Никифор заряжает пушку, уклоняясь от свистящих стрел.

 

Никифор

Агафья, подсоби мне. Нехай бабы сами одеваются!

 

Агафья охая, спешит к Никифору.

 

никифор

(возбужденно)

Во, понеслось! Сейчас кровушки похлебаем, или они нашей, или мы ихней! Пали, бабы!

 

Раскатом грома катятся выстрелы по городку.

Прильнув к бойнице, бабы по очереди стреляют.

 

Нат. У стены города Утро

 

Несколько всадников падают с коней. Кто-то из лучников держится за ногу, кто-то за шею.

 

Нат. Городок Утро

 

Никифор смотрит в бойницу.

 

никифор

(радостно)

Любо, бабы! Любо! Цельтесь лучше, заряды берегите!

 

Нат. У частокола Утро

 

Паночка в нательной рубахе помогает одеться Пелагее.

Пелагея хныкает.

 

Панночка

Перестань выть! Одевайся, пока нас не побили.

 

Коротко просвистела стрела и вонзилась Паночке в бедро.

Паночка взвыла от боли и, схватившись за бедро, села.

Пелагея ахнула.

 

паночка

Ах, зараза! Как оса ужалила! Помоги мне.

 

Пелагея машет головой и рыдает.

 

паночка

Господи, да что это с тобой?

Давай, тяни, мне же больно!

 

Пелагея дрожащими руками берётся за древко стрелы.

 

паночка

Ты что, так и будешь её лапоть? Дергай сильней!

 

Агафья

Дай я!

 

Агафья отталкивает Пелагею, уверенно берётся за стрелу и дёргает её.

Паночка вскрикивает от боли, Пелагея от ужаса.

Агафья отбрасывает стрелу и вытирает окровавленные руки об юбку.

 

паночка

Ох, как больно!

 

Агафья

Потерпи милая, сейчас перевяжу.

 

Нат. У стен городка утро

 

Несколько ногайцев пытаются взобраться на ограду, но им мешают терновые кусты на стене.

Они стараются срубить их саблями.

 

Нат. Городок утро

 

Черкеска целится из лука и выпускает стрелу.

 

Нат. У стен городка утро

 

Одному из ногайцев  у стены стрела пронзает шею.

 

Нат. Городок утро

 

Ульяна стреляет из ружья.

Анна подаёт ей другое ружьё и заряжает принятое от Ульяны.

Паночка с перевязанным бедром целится из ружья.

 

паночка

Это вам за все мои обиды.

 

Паночка, прицелившись, стреляет.

 

Нат. За стенами городка утро

 

Один из всадников падает с коня замертво.

 

Нат. Городок утро

 

Паночка передаёт ружьё Пелагее.

 

паночка

(радостно)

А, не нравится?! Пелагея заряжай!

 

Пелагея принимает у неё ружьё и подаёт другое.

 

Нат. У пушки утро

 

Никифор с фитилем у пушки.

Рядом пригибается Агафья.

 

никифор

(Агафьи)

Ну что старая! Пошарим по кушерям картечью?!

Ну-ка, поберегись!

 

Он подносит фитиль к запалу и закрывает уши.

Агафья крестится и, закрыв уши, отскакивает в сторону.

Грянул выстрел.

 

Нат. Заросли утро

 

Несколько лучников, прятавшихся в прибрежных зарослях, валятся на повал. Кому то выбивает глаз, кому то перебивает ногу.

Над зарослями слышатся крики проклятий и стоны раненых.

 

Нат. Вышка. утро

 

Гульнар с опаской смотрит в низ.

 

Нат. У ворот Утро

 

Несколько кочевников карабкаются на ворота.

 

Нат. Вышка. утро

 

Гульнар, заметив ногайцев, кричит, перекрикивая стрельбу и крики кочевников.

 

Гульнар

Ворота! Они на воротах!

 

Нат. Городок утро

 

Черкеска стреляет из лука.

Слышится крик Гульнар.

Черкеска оборачивается.

 

Нат. У ворот Утро

 

Двое кочевников на воротах помогают взобраться третьему.

 

Нат. Городок утро

 

Черкеска, прицелившись, выпускает стрелу. Откидывает лук, берёт пику и бросается к воротам.

 

Нат. У ворот Утро

 

Один степняк падает с ворот пронзённый стрелой.

Двое ногайцев спрыгивают с ворот внутрь городка.

Черкеска сходу вонзает пику кочевнику в живот.

Другой воин с криком рубит Черкеску саблей.

Она охает и падает на землю.

Ногаец замахивается ещё для одного удара.

Раздается выстрел.

Он падает замертво.

Позади него стоит Ульяна, с дымящимся пистолетом в руках.

Она подбегает к Черкеске.

 

Ульяна

Агафья! Пади сюда! Скорей!

 

Подбегает Агафья и садится рядом с Черкеской.

 

Ульяна

Помоги ей!

 

Агафья разглядывает рану, безнадёжно качает головой.

 

Ульяна

Побудь с ней.

 

Нат городок Утро.

 

Городок объят дымом и пламенем.

Паночка стреляет из ружья.

Пелагея заряжает пищаль.

Анна подаёт ружьё Никифору.

Казачка стреляет с пистолета.

 

Нат. Вышка утро

 

Гульнар сжавшись от страха, сидит на вышке и выглядывает в щель.

 

Нат. городок Утро

 

Ногайцы осыпают городок горящими стрелами.

Ванюшка и несколько женщин тушат пылающие хаты.

Один кочевник взобрался на стену. Ульяна пронзает его пикой и сталкивает со стены.

 

Ульяна

Не дай поганым в городок пробраться! Перережут, как овец в хлеву!

 

Паночка стреляет из ружья в другого ногайца, взобравшегося на стену.

Ульяна перезаряжает пистолет.

Казачка пытается зарядить ружье, но рассыпает порох. В спешке собирает его и вместе с пылью засыпает в ствол ружья.

 

Нат. У ворот Утро

 

Агафья сидит с Черкеской, прижимает на шеи окровавленную рану тряпкой. Черкеска что-то бредит на своём языке. Она открывает глаза и смотрит на Агафью.

 

Черкеска

Я ухожу.

 

Агафья

Прости ты меня грешную. Не справедлива я была к тебе.

 

Черкеска

Прощаю, и ты меня прости.

 

У Черкески изо рта идёт кровь.

Агафья вытирает окровавленными руками слёзы.

 

Агафья

Прощаю милая, прощай, ступай с богом.

 

Черкеска закрывает глаза и умирает.

 

Нат. Городок день

 

Городок обступают ногайцы. Они карабкаются на стены.

В городке горят крыши хат и навесов.

Ошалело, бегают куры и козы.

Перебравшись через тын, один степняк замахивается саблей на Пелагею. Паночка отталкивает Пелагею в сторону и прикрывает собой. Ногаец рубит Паночку.

Пелагея из ружья убивает его и, отбросив в сторону оружие, склоняется над Паночкой.

Другой ногаец, перебравшись через ограду, бросается на Казачку. Она пытается выстрелить  в него, но ружьё даёт осечку. Ногаец саблей пронзает Казачку. Она со стоном падает на колени. Никифор рубит ногайца, но стрела впивается ему в плечо. Никифор кряхтит от боли, берёт саблю в другую руку.

Коротко свистит стрела и вонзается Ванюшке в грудь. Ванюшка выпускает ведро из руг и падает на колени.

Ульяна из последних сил сталкивает копьём кочевника с ворот. Её волосы растрепаны, лицо в саже, а рубаха в крови.

 

Гульнар

(за кадром)

Казаки! Казаки по верхам!

 

Нат. Вышка день

 

На вышке Гульнар радостно тычет пальцем в степь.

 

Нат. Косогор день

 

По склону на конях со свистом и гиком спускаются несколько десятков казаков.

 

Нат. Городок день

 

Между ногайцами поднимается переполох, они бросаются в бегство.

Казаки на ходу настигают ногайцев и рубят их саблями.

 

Нат. Берег реки день

 

Степняки бросаются в Дон. Спасаются кто на лошадях, а кто вплавь.  

Казаки выезжают на берег Дона и стреляют по уплывающим степнякам.

 

казак

В башку целься!

 

Кое-кто из ногайцев вскидывает руки и уходит под воду.

 

Нат. Заросли день

 

В прибрежных зарослях казаки добивают тех, кто оказывает сопротивленье.

Расстреливают в упор из пистолетов и пронзают пиками.

 

Нат. Городок день 

 

Около городка, у подножья его стен лежат в разброс трупы ногайцев.

В городке женщины тушат уцелевшее жилье.

Пелагея плачет над убитой Паночкой.

Ульяна и Гульнар помогают Никифору.

Агафья накрывает Черкеску платком и крестится.

Анна переворачивает мёртвую Казачку и крестится.

 

Анна

Господи.

 

В открытые ворота с Неробеем во главе въезжают казаки. У него в руках окровавленная сабля.

 

Неробей

Ну что, все живы?!

 

Неробей смотрит по сторонам.

У  ворот лежит накрытая Черкеска.

Возле тына плачет у трупа Казачки Анна.

У частокола Пелагея рыдает у трупа Паночки.

Агафья накрывает платком Ванюшку.

 

Неробей

Да, досталось вам.

 

К Неробею подходит Ульяна в саже и крови.

 

Ульяна

Где Митрий?

 

Неробей

Митрий? Да иде-то здесь.

Он поперёд нас порывался вернуться в городок, не пустили.

 

Ульяна осматривается по сторонам.

 

Ульяна

Митрий! Митрий!

 

Неробей

(казакам)

Раненым подсобите, да хаты потушите.

 

Казаки спешиваются.

Тушат Хаты.

Помогают раненому Никифору.

 

Никифор

Слава тебе господи отбились.

 

Ульяна

(за кадром)

Митрий сынок, где ты?!

 

Казаки тушат хаты собирают оружие и убитых ногайцев.

Переносят труп Казачки и Черкески под навес.

Из землянки помогают вылезти беременной и малышу.

Анна берёт на руки сына Казачки.

 

Анна

Иди к бабе. Иди, мой хороший.

 

Агафья помогает Пелагее встать от трупа Паночки и утешает её.

Агафья

Поплачь милая, поплачь. Я бы поплакала, да слёз уже нет.

 

Ульяна, отчаявшись, сидит на волу.

Гульнар перевязывает Никифору плечо.

 

Никифор

(стонет)

Во бабы, поганых побили, ну надоже.

 

Нат. У ворот день

 

В распахнутые ворота въезжает на коне Дмитрий.

Он ведёт на поводу несколько вьючных лошадей.

У него на поясе болтается не по его росту сабля.

 

Дмитрий

Мамань! Мамань!

 

Нат. Городог день

 

Ульяна,  взволнованная, вскакивает.

 

Ульяна

(радостно)

Митрий, сынок!

 

Она бежит на голос.

 

Нат. У ворот день

 

Дмитрий видит мать.

 

Дмитрий

Мамань, я здесь! Мамань, я добра захватил всякого!

 

Ульяна со слезами радости на глазах подбегает к сыну и стаскивает его с коня.

 

Ульяна

(радостно)

Сыночек мой, Митенька!

 

Дмитрий

Там добра столько! Я в балке припрятал!

 

Нат. У пушки День

 

Никифор довольный показывает казакам на Дмитрия.

 

Никифор

(гордо)

Моя наука!

(женщинам)

А вы бабы гутарите, у нас казаков нема! Да нам с такими-то казаками не то, что басурмане, нам сам чёрт не страшен.

 

Никифор смеётся, его смех поддерживают казаки.

 

Нат. У ворот день

 

Ульяна со слезами обнимает и целует Дмитрия.

 

Ульяна

Митрий, сынок.

 

Дмитрий

Ну что ты, мамань! Видала, у меня теперь сабля есть.

 

Ульяна

(смеясь)

Казачёк ты мой!

 

Дмитрий

А то! Теперь у меня конь свой есть. Мамань, ну хватит.

 

Ульяна счастливая прижимает к себе сына.

Подходят женщины городка. Пелагея, Беременная, Гульнар  Агафья ласково трепят Дмитрия по голове.

Чуть в стороне Анна счастливая укачивает малыша.

 

Нат. За городком день

 

Светит яркое осеннее солнце.

Пожелтели прибрежные заросли, и порыжела степная трава.

За городком в степи стоят обитатели Бабского юрта.

Ульяна прикрывает выросший живот.

Беременная качает закутанного младенца.

Анна держит на руках малыша.

Верхом на коне сидит Дмитрий у него за поясом два пистолета.

К ним подъезжает казачий разъезд во главе с Неробеем.

Подгоняют подводу.

С подводы слазает женщина 40 лет, к ней прижимается девочка 10-12 лет. Обе одеты и закутаны в лохмотья, на ногах лапти, за спинами висят котомки.

 

Неробей

(Ульяне)

Вот, беглая к нам прибилась.

Говорит, в ваш юрт идёт.

О вас уже слава пошла. Теперь, глядишь, к вам бабы обездоленные потянутся.

 

Женщина

Не прогоните?

 

Ульяна осматривает женщину с головы до ног.

 

Ульяна

(женщине)

Время покажет.

(Пелагее)

Пелагея, отведи их в хату Черкески.

 

Подходит Пелагея и Гульнар.

Гульнар берёт девочку за руку.

 

Пелагея

(женщине)

Пойдемте.

Гульнар

(девочке)

А тебя как звать?

 

Девочка

(робко)

Маруся.

 

Казаки подъезжают к Дмитрию.

Дмитрий гордо сидит на коне с саблей и пистолетами за поясом.

 

казак

(Дмитрию)

Ух, казак какой. Ты  чей

будешь?

Дмитрий

Это холопы чьи, а я вольный.

 

казак

(смеётся)

Казак. И впрямь казак.

 

Казаки смеются.

Никифор помогает беременной Ульяне сесть на подводу.

Ульяна усаживается, её заботливо накрывает и укутывает Агафья.

 

Неробей

(Ульяне)

Куда тебе? Тебе же рожать надо, а не на коне скакать.

 

Ульяна

А нам бабам, что рожать, что воевать, всё одно, кровь проливать.

 

Никифор суетится возле Ульяны.

 

Никифор

Надоть тулуп под бок положить и ноги прикрыть.

 

Ульяна

Да и так всё хорошо. Спасибо.

 

Никифор

Ты, Ульяна, проси коня, а осла обязательно дадуть. И береги себя, мы за тебя молиться будем. Ладно, с богом.

 

Неробей даёт команду, и разъезд с обозом трогаются.

Все жители городка крестят Ульяну и машут в след казачьему разъезду, уходящему в пожелтевшую степь.

 

Голос за кадром

Первое упоминание о Бабском городке дотируется 1593 годом. Много ещё испытаний выпало на долю его обитателей.

Со временем в памяти людской стёрлись воспоминания о его основателях и в 1831 году станицу Бабскую переименовали в честь князя Константина в станицу Константиновскую. Но, и поныне живут в этих краях гордые красивые и свободолюбивые женщины.

 

Конец