Жанр: Любовный роман. Если быть более честным, то это роман-пьеса. Не знаю, понравится ли вам этот жанровый эксперимент.   

 

 

 2.2. Главными героями книги являются: Нароло – адвокат, Кастедо – помощник адвоката,  

         Карсикана – помощница адвоката, Умберто – дизайнер, Лотрег – биржевой маклер,       

         Джером –DJ и ведущая в клубах.

 

Действие книги происходит в наши дни. Начало 21-го века. В одном из городов     

Европы.

 

Идея книги в эпиграфе:

Порою грустно, когда отрепетировано чувство,

И ты играешь им, а не оно тобой.

А также:

Утрата любви и вечных человеческих ценностей.

Спасение людей через любовь.

 

     За меня лучше скажет мой герой.

 Нароло: Кукушки пенье потому однообразно

Что бессердечно это существо, поэтому поёт ужасно

У соловья прелестной песни не отнять

Для милой он поёт нам этого ль не знать

Так вот кукушкино потомство опытному птицелову отыскать

Полегче, чем булыжник на дороге взять

Как эта птица люди чувства забывают

Моя рука их только подбирает

 

По содержанию схожа с: может быть «Ромео и Джульетта». Хотя, не

думайте, что я рисуюсь, но у этой книги совершенно оригинальный сюжет.  

        

 

 

 

 

Алхимия любви

 

 

 

 

Дмитрий Чернявский

 

 

 

Пишу я слогом всё высокопарным

И дань словам отдам шикарным

Возможно, выйдет кособоко и лоскутно

Но всё же ново и не нудно

Трудом мне вдохновенье стало

Искусство в нём моё берёт начало

Незнанием закон стихосложения поправ

Я окажусь, быть может, прав

Италия, Америка, Румыния, Россия

Может быть, Испания иль Франция

А если Беларусь?

В какой бы не было стране

Истории изложенной

Не удивлюсь

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

                                                                                                      Порою грустно

Когда отрепетировано

                                                                                                           Чувство

И ты играешь им,

А не оно тобой

 

 

 

 

.

Нароло – адвокат

Кастедо – помощник адвоката

Карсикана – помощница адвоката

Умберто – дизайнер

Джером –DJ и ведущая в клубах….

Лотрег – биржевой маклер

Охранник

Гость во фраке

Гость в жилете

Таксист

Сарго

Нимфы

Существо

Прохожая

Прохожий 

1-й из очереди

Зеваки – много

Гости – хватает

Авторос – слова автора

Кордельерос – произношение названия горной цепи с испанским акцентом

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Антракт первый и последний.

Авторос: Я длинную с антракта пьесу развяжу

                И зрителей насытившихся в кресла усажу

                Спешите из буфета!

                После занятной беседы

                Допивая соки и дожёвывая котлеты

                                                            Акт 1, сцена 1

Авторос: Нароло в кресле восседал небрежно

               На столик ноги положил прилежно

               И на Кастедо друга старого глядел

               Который руки о свечу пылающую грел

               На подоконник он облокотился

               С дождём их разговор неспешно лился

Нароло: Похищена любовь, так люди, слышал ты, твердят

               Но разве я устроил этот незаметный маскарад

               Все маски хладного и безразличья нацепили

               Лишь при деньгах улыбку искреннюю мне цедили

               Потеряна любовь людьми, забыта, а я случайно подобрал

               Зачем же говорят мне, что украл

               Да разве изменилось что-то на земле, ты обозри

               Никто и не заметил, как она ушла, держу пари

               Как хвори без лекарств, так без любви всем хорошо

               Вернуть назад любовь и что?...

Кастедо: Ха-ха, поступишь ты тогда глупее дурака

               Как чан пустой их сердце прибывает

               Любовь в таком сосуде сразу выдыхает

Нароло: Ты прав, чугунным звоном отдаёт там ложка вместо стука крови

               Такое вот нехитрое строение до боли

Кастедо: Быть может, эта кровь в желудке пред едой бурлит

               Позывам сердца трепетного ничего и не сулит           

               Пульс учащается лишь от деньги и что скрывать кормежки

               И сладостней всего звучит для них:

«Подать к столу златые ложки!»

Нароло: Раз так идут дела, поможем мы оставшейся любви

               Спокойно присмиреть, а там, быть может, умереть

               Она без чувств людских ведь долго не живёт

               Голодная по ним она быстрей на нет сойдёт

Кастедо: C любовью у людей теперь же всё наоборот

               Он думает, когда набит его живот

               То после этого он точно не умрёт

Нароло: Куда там, где нам ха-ха-ха!

               Живей живого будет он тогда

               Такое заблуждение мне на руку поверь

               В мой мир откроет человеку дверь

               Останется, Кастедо, нам с песчинку подождать

               В лучах неоновых страстей

               Её остатки испарятся полностью в ночную гладь

               Сама собой исчезнет в разрушеньях человека

               Для этого всё наше время просто Мекка

Кастедо: Опавшим знаменем без дуновенья чувств

               Висеть любви на древке

Нароло: Ей быть не больше, чем тряпичной плевке

               Но дело в том, что иногда с собою ночь приносит бриз

               И надувает паруса в груди, что раньше рубищем звались

               Утихнут дрязги дня, и расцветёт луна

               Сребристою пыльцою звёзд покроются глаза в час сна

Кастедо: Конечно не у всех

Нароло: Да, не у всех, Кастедо

               В одних глазах те звёзды опыляют чувства и рождают love

               Не отрицаю, ты, бесспорно, прав

               На многих просто оседают слой за слоем пылью

               Под этой серостью все мысли о любви меняются на снов засилье

Кастедо: Нароло, что же делать нам?

               Не можем мы ведь долго ждать

               И где нам истинных носителей любви искать?

               Фальшивая любовь видна и нам не угрожает

               А настоящая не сразу о себе оповещает

Нароло: Поэтому здесь нужен человек

               Который в сердце у иного этот клад бы отыскал

               И без зазрений нам его отдал

               А лучше, если бы плетенье чувств всепоглощающих

                На украшениях любви сверкающих

               Он переплавил в медленно ржавеющие слитки страсти

                Решил бы незаметно все наши напасти

Кастедо: Чтобы навечно трепет нежных чувств погиб

                Как в урагане нежное цветенье лип

Нароло: Ты мыслишь верно

Кастедо: И даже знаю, где удачу разыскать примерно

               Я в городе разведал то да сё

               О тех, кто надо, разузнал я всё

               Похоже, знаю я такого человека (пауза)

               Их в плане двое может быть

               Для большего успеха. И …

Нароло: И с них в истории начнётся новая бесчувственная веха

               Поведай мне, что ты задумал:

               Яичница то будет с кислым огурцом

               Иль пудинг с сладким пирогом

Авторос: Кастедо и Нароло удалились

               И новой декорацией события открылись

Акт 1, сцена 2

Авторос: Умберто карточку для таксофона дал прохожему

                 Но долог разговор того

                 Поэтому Умберто нервничает до искры под кожею

                 По-видимому, он спешит

                 А тот не унимается и говорит  

                 Не обращает на Умберто скромного внимания

                 В придачу люди поглощают шумом расстояния

                 Нам с новыми героями знакомство предстоит

                 И не беда, что может вас оно не покорит

Умберто: (приоткрывая будку) Эй, ты, наглец! Скорей давай! 

                 Я всё бы отдал, чтоб сейчас ты отлучился в рай

Лотрег:    Сквернее этого утра я в жизни не встречал

                  Отправь другому злостный мадригал

Умберто: Не больше сторожа ты занят на ночной работе

                 Проспался вот и поработал вроде

                 Ты убедительный нахал

Лотрег:    Что ты наглец сейчас сказал?

Умберто: Хотел бы я, чтобы тебя забрал капрал

                 И если б власть судьи я получил

      Худою газетёнкой ограничился твой мир

      Как пробка в бочке ты бы в камере сидел

      И вспоминал меня, когда баланду ел

Лотрег:    Ты угрожаешь мне?

                 Ступай пока не поздно прочь

                 Я не смогу такому дураку помочь (захлопывает дверь будки)

Умберто: Ах, так! Собакой в будке будешь выть

                 И о прощении молить (дёргает дверь)

     Держи удар!

     Достойный для лица противного товар

Авторос: Он на Лотрега замахнулся, но увернулся тот

                 И телефонной трубкой пнулся

     Пока в себя  Умберто приходил

     Тот на защёлку дверь закрыл

     Умберто барабанит по стеклу, ругается

     Достать Лотрега, словно рыбку кот пытается

Умберто: Отдай мне карточку, ты, вор! 

     Тебе я вынес приговор

Лотрег:   Ты в страсти стука по стеклу натрёшь мозоли на руках

    И всё твоё мажорство обратится в прах

Авторос: Умберто стул в кафе на улице поднял

     И размахнувшись им, в сердцах сказал

Умберто: Сейчас узнаешь ты мажора, но без ноты до

     Услышишь вместо Баха

     Стул ударившийся об стекло!

Авторос: Стекло разбилось и в кафе всё криком

     И на мгновенье солнце побелело ликом

     Лотрег из будки выскочил и кейсом замахнулся

     Кого-то нехотя задел, что тот едва очнулся

                 Мир для обоих в хаос погрузился

     С сиреной полицейской слился

Акт 1, сцена 3

Авторос: В тюремной камере сырой

     Как будто под древесною корой

     Умберто кашу медленно жевал

     Лотрег же хлюпал ложкой и молчал

     И переглядывались оба

     Тая во взгляде волчью злобу

     Молчанье вынуждает рано или поздно говорить

     Прошла неделя, и один из них стал речь творить

Умберто: Устал я здесь сидеть с тобою

     Я, по свободе глядя на вечернюю луну

  Весь вечер вою

     Но согласись по глупости мы тут

     Скажи хоть, как тебя зовут?

     Меня Умберто, а тебя?

Лотрег: (после паузы) Лотрегом именуюсь я

    И по твоей вине донельзя разорился

    Попал сюда и, чёрт тебя дери

    Навечно состоянием спустился

    Был важен для меня звонок

    Важней чем сердцу кровоток 

    А ты, (показывает пальцем на Умберто) а ты!

    Совсем ничто какую-то секунду подождать не мог

    Какая может быть свобода

    Мне и тюрьмы не надо

    Чтоб не видеть голубого свода

    Без денег, кажется, что и одежда на размер усохлась

    Испариною тело взмоклось

    Обволокла рубашкою смирительной всё тело

    Внутри меня всё безразлично бело

    Как будто высыпаны килограммы мела

    Увидел ты, как светится луна

    Нашёл куда смотреть, достигнув дна

    Быть может вправду это чудо

    Взирать луну через решёток груду

    Глядеть с холодной каменной натуры

    Теперь ты вдохновлённый напишешь партитуру

Умберто: Как не старайся, а в сарказме злости не утопишь

                 Я понимаю, что теперь ты вместо состоянья горе копишь

     Твоё я море денег расплескал

     А ты моё свидание украл

     Назначил девушке я встречу в этот день

     Она занять могла мою пресыщенную лень

     Спешил я очень сильно к ней

      Как по весне к реке ручей

      Послушай. Только понял вот сейчас …прозренье… ба!

      Никто не виноват, сюда вмешалось третье существо судьба

Лотрег:     Для большей простоты решенья

                  Почти всегда бывает верным моё мненье

       Ты на неё сослался

       И как солдат растерянный на поле боя

       В её ослепшей воле окопался

Умберто:  Да нет же, так и есть

                  То не простая была месть

       Подкинула судьба нам шпагу

       Которую вручила заострить коварнейшему магу

       Он жалом заточил орудье с двух концов

       Коварный замысел достоин премии восточных хитрецов

       Не надо было даже длительного боя

                  Одним движением сразились сразу двое

       Коловший и уколотый и вот

       Кровоточит душа героев, это ль каждый не поймёт

       Не так уж, чтоб я верил в происки судьбы

       Но стало быть, вдруг стал я с ней на ты

       Твою потерю я, поверь мне, понимаю

        И злость возникшую не осуждаю

       Скорбел бы я с тобою вместе

        Когда б замешены мы были на партнёрском тесте

    Своей утратой я почти не огорчён

 Шуршанием опавших денег был бы больше удручён

 И осень раннюю без денежной листвы

 В душе я встретил бы, увы

    В какой то степени мы квиты

    От неприязни, думаю, привиты

    Пока не набежал тюремный стаж  

    Пора подумать, как корабль свободы взять на абордаж

    Возможно, мысли у тебя какие-нибудь есть?

Лотрег:  Да, безусловно, есть, отмерю и тебе такую честь

               Пока ты по ночам луною любовался

               Я спал и мне во сне один чудак являлся

                Короткий жёлтый галстук рассветным облаком струился

                Его пиджак на сорок пуговиц полами длинными резвился

                На подбородке

Умберто: Выписанном бритвою, как кистью?

Лотрег:   (недоумевая) Да!

Умберто: Щетинился узор испанского манера?

Лотрег:    (удивлённо) Да!! Чернеющий …

Умберто: На белой коже, как в снегах пантера?

Лотрег:    (обескуражено) Ты тоже созерцал видение это?

Умберто: Яснее, чем блестит в ручье монета

     Твоё видение всю неделю наблюдаю

     Когда к решётке любопытным глазом припадаю

     И, оглушая тишину вечернюю шагами

     Приходит он сюда, мне кажется, за важными делами

     Скоблит своей тенью

     Как будто покрывает тленью

     Булыжники стены тюремной

     Жены закона самой верной

Лотрег:    Да-а-а, мифическое дело

     Во что угодно здесь поверишь смело

Умберто: Я слышал, если у двоих приметы сказочные совпадают

     Они и небылицу в правду превращают

      Быть может, он во сне хоть пару слов сказал

      Иль только модным “откутюром” соблазнял?

Лотрег:     Поведал сей мне господин

      План занимательный один

      В ближайший день он навестит нас и внесёт залог

Умберто: Залог, какой внезапный диалог

Лотрег:   Скорее даже не залог, а выкуп

                 За который воплотить придётся просьбу небольшую

Умберто: Он интригует просьбу, … но какую?

Лотрег:    Какую? Не могу сказать

     Разбужен был твоим: «Эй, хватит спать!»

     Одно я понял, если медяки его не оправдаем

     Здесь остаёмся, доспеваем

Умберто: День завтрашний нам принесёт ответы

     Увидим мы, как отразятся мутных снов приметы

     Стена тюрьмы закону верная жена

     Но перед нами, будь уверен, на развод подаст она

Авторос: День новый наступил

     И Солнца свет ожил

     Лишь в закромах тюрьмы темно

     Как будто кто-то нахлобучил дно

Охранник: (открывая дверь) На выход, следуйте за мной

Умберто: А что я говорил, лоскут от статуи свободы

      Отрежет нам приснившийся портной (Идут по коридору)

Охранник: На встречу, адвокат пришёл, поговорить он хочет

Умберто:  Я чувствую, удачу разговор нам этот прочит

Авторос:   Лотрег с Умберто в кабинет зашли

       И в кресле адвоката своего нашли

       Закинув ногу на ногу, в перчатках краснокожих он сидел  

       И взглядом пристальным на двух героев посмотрел

       Рукою предложил им сесть

       Нароло старый наш знакомый так и есть

       Молчанье некоторое настало

       Но от него неловко никому не стало

Адвокат:    Приветствую вас господа

Умберто:   Хай! Адвокат

 Лотрег:     А мы вас ждали,  видение моё вы оправдали

Адвокат:   Виденья вымыслом намерений бывают

       Но с правдой жизни в случае со мной

       Они уж точно совпадают

       Хочу я вас освободить

       За это надобно мне послужить

       Залог я выплачу тот час

       Как примите вы мой заказ

Лотрег:     Надеюсь, ваше предложенье

       Не приведёт в оцепененье

                   Меня и моего приятеля

Адвокат:   О, нет, конечно

Умберто:  Если так, готовы послужить

      Как два самоотверженных старателя

Адвокат:   Приятно слышать ваше мнение

                   Приятнее, чем моего брегета к ленчу пение

                  Но прежде, верно, вы хотите знать

                  С чего вдруг стал за вас я хлопотать

Авторос:  Лотрег с Умберто криво улыбнулись

                  С вниманием полнейшим здесь запнулись

Адвокат:   Открою тайну, почему особы ваши взяты во внимание

      Чтоб исключить меж нами всякое непонимание

      И объясню подробно, что за дело

      Вам провернуть придётся смело

      Тем самым, оправдав заклад

Лотрег:     Ну не томите так, каков же ваш расклад?

Адвокат:   Особу юную вам предстоит очаровать

       Да так, чтоб начала она от обожания стонать

       И чтобы образ чей-либо из вас

       Вот это главный мой наказ

       Искрился в переливах пыли водной

       Которой водопад её любви дышал свободно

Умберто:   Любви? Лотрег так, стало быть, мой визави

Адвокат:    Но ест условие одно

    Оно должно вам вжечься как клеймо

    Вы сами не должны в неё влюбляться

    Иначе со свободой вам придётся попрощаться

    И если, всё же, к вам флюиды просочатся

    То не живительным дождём

    А градом надобно им обрушаться

Лотрег:  Не беспокойтесь, наше сердце без того засеяно крупой

    Мы к делу подойдём с холодной головой

    Заказанный коктейль  через соломинку мы аккуратно цедить будем

    И тонкой струйкой жгучего напитка сердце не разбудим

    Любовь в нём станет льдом, примёрзшим к дну стакана

    Которую не оторвать и мощи урагана

Адвокат: В оркестре праздных чувств

    Вы звук любовный отследите

    И этот писк фальшивый

     Палочкою дирижёра отсеките

Умберто: Его отрубим мы со свистом гильотины

     И не дадим себе запутаться в любовных дебрях паутины

Адвокат: Я знаю, что способны вы любить и не влюбляться

      И отлучать сердца от чувств

      Лишь стоит вам за дело взяться

      Вот потому-то я и выбрал вас

      Исполнить скромный мой наказ

      Вы можете в себя влюбить

      Затем любовь предательством затмить

Лотрег:    Она от вас ушла, и вы хотите отомстить

Адвокат: Пусть будет так, я не могу её простить

     Вот деньги (кладёт пачку на стол)

     Прикупите из одежды что-нибудь по моде

Умберто: (шутливо) Чтобы прелестным глазкам быть в угоде?

Адвокат: А как же, всё сказал я вроде

    Да вот ещё вам папка с нужной информацией

     Пускай судьба Джером предстанет ясно

     Будто в кинозале инсталляция

     Я думаю, что вы схватили суть

     Ну что же отправляйтесь в путь

Акт 1, сцена 4

Авторос: И та, которая внимание Нароло так прельстила

     Нас мимолётно обаянием случайно угостила

     Впервые познакомимся мы с ней

     На улице в рассвете фонарей

     В разливе мармеладной уличной рекламы

     Переливались на её одежде цветовые гаммы

      Вечерние лучи, пунцовой блёсткой платья отражая

      Шла девушка, улыбкой свежих губ рассветной розе досаждая

      Когда ей говорил знакомый: «Джер, привет!»

      И провожал глазами полуночных красок бред

      «Такси, такси!» – она кричит и вскидывает руку

      Развеять думает дневную скуку

      Азартом ночи её тело увлекалось

      Да так, что пота к утренней поре не оставалось

      От танцев в брызгах юбок утопавших

      От казино не раз до макияжа обобравших

      От баров, ресторанов и кварталов

      И купленных там горячительных товаров

      Где отдавалась простодушному задору

      И скармливала жизнь свою ночному вору

      Но мы вернёмся всё-таки назад быстрей

      Узнаем, как дела идут у новоявленных друзей

Акт 1, сцена 5

Авторос: Неделя быстро пролетела

     Холёная одежда покрывает

     Умберто и Лотрега тело

     Откинувшись на стойку бара “Гавань Сильвера”

      Сидел Лотрег, браслетом отблеска медового играя

      Его рубашка, бирюзою отливая

       Волною ворота на шее разливалась

       Ударившись как будто бы о рифы плеч

       И перед нами грудь загаром чайным оголялась

      Умберто в белом  пиджаке

       Сверкающим гренландским спелым снегом

       Оплаченным недавно адвокатским чеком

       Напротив, в зеркале зернистом отражался

       Лианой галстук вокруг шеи оплетался

        И между лепестков воротничка

       Бутоном золотистого узла на шее распускался

       Его коричневые туфли глянцево блестели

       Под белыми струями брюк

       Весь свет впитать в себя хотели

       Навив на лампу дыма прядь очередную

       Лотрег процедил с струйкой кремовой

       Сквозь зубы речь такую.

Лотрег: (смотрит на часы) С минуты на минут появиться Джер должна 

      Рассчитано всё по крупицам как в часах песочных у меня

Умберто: С твоею точностью определять тебе бы

      Остановку сердца ипподромного коня

                  Когда бы ты ветеринаром на бегах сегодня был

                  И внутренности загнанных коней фонендоскопом рыл

Лотрег:    Ты прав, приборчик сей в ушах моих

     Отмерит час ещё живых

                 Узнаю я, когда падёт на беговой дорожке лошадь и…

Умберто: Протянет ножки

Авторос: Смеются оба, тут Умберто неожиданно смолкает

     И девушку он вроде примечает

Умберто: Я слышал через смех наш

      Ароматный шелест юбки

Лотрег:    Мы чуть не просмотрели за столом она

     А всё виной бессмысленные шутки

Умберто: Пойду, свидание назначу

      И выхлопочу нам удачу

Лотрег:   Всё делай, как договорились

                 Чтоб страсти адвоката навсегда смирились

Авторос: В изогнутой руке бокал, обвитый венчиком ногтей

     Браслеты змейкой у локтей

     Чрез трубочку коктейля ртуть сновала

     Высокий стул у барного причала

      И ножка туфельку на пальчике качала

      Умберто сделав па, присел за столик Джер

      Роскошным одеяньем взоры посетителей согрел

      Но вместо восхищения

       В глазах у Джер моргнуло полное недоумение 

 Умберто: Простите, но глаза знакомы ваши мне как небо поутру

       И губы мне знакомы, они как семечки грейпфрута

       Что выросли в Эдемовом саду

       Наполненные сочною расой 

       От вкуса их становишься живой

       А ваша пена апельсиновых волос

       Из волн закатных родилась

       Такая красота случайно не Джером звалась?

Джером:  Вам пышность фраз не удалась

                 Наверное, вы в клубах обо мне слыхали

      Да, Джер меня зовут, вы только это угадали

       Глаза мои из линз, а на губах помада

       По толщине как накипь на котлах из ада

       Про волосы скажу, что цвет их настоящий мне забылся

       Давным-давно он в снах о детстве снился

       Поэтому мне лучшим комплементом были бы слова о том

       Что внешности обман мне удался во всём

Умберто: Не умаляя красоты своей

      В кокетстве ваша прелесть расцветёт быстрей

      Коль заподозрили себя в обмане

      Правдивым отношеньем к себе сотрёте напускные грани

      Журнальным лицам мы ответим безразличьем и смиреньем

       Коль шалость ваша вперемешку с честным отношеньем

       Тогда я похвалю ваш вкус

       У светской дамы за соседней стойкой

       Губы как невыспевший арбуз (Джер улыбается)

      Обман ваш шуткой милой назову

      И в этих брызгах с радостью плыву

       А их стряпню румян (показывает на плакат)

                  Которую за красоту упорно выдают

                  Поверьте, но мужчины редко признают

                  В естественности ваша прелесть

      И непосредственно звучит красивым словом «лелесть»

      Младенцы это слово иногда кричат

      Когда на мир чудесный с чистотой глядят

     Такое слово мне о вас хотелось бы сказать

Джером:  Скажите лучше как вас величать

Умберто: О, извините, не представился я сразу

                 Меня зовут Умберто, и простите мне бесстыдную проказу

Джером:  Все ваши фразы бабочкой цветастой ветер миновали

     И слух мой нежною пыльцою опыляли

     Не знаю, как вам это удалось

     Но раз о правде вы заговорили

     У меня для вас её чуть-чуть нашлось

      И хоть вы плутовством грешили

      В раскаянии пред красотою всё лукавство искупили

      А мне обман ваш мил в той степени

       Как вам мои глаза иль губы

      Поэтому повременю показывать вам зубы

Умберто: Обман, который очевиден не обман, а шалость

                  Которая жизнь украшает малость 

                  Такой обман заметен сразу, от других его не узнают

      Как это происходит с наглой ложью

       В широких рубежах которой многие живут

      С какою несомненностью, с каким тупым упрямством

      Она рассудок враля покоряет преискуснейшим коварством 

Джером:  Давайте отвлечемся, хватит нам выщипывать ресницы

     Как говорили в пансионе благородные девицы

     Пора бы освежиться.

Умберто: (щёлкает пальцем официанту) Коктейль для дамы мне сигару

                 (к Джером) Сей штучки томный дым подходит чудно к вашему загару

Джером: (отпивая из трубочки) Ты, почему ко мне направился Умберто

     Для обаяния акульего найдутся здесь другие жертвы

Умберто: Видны в вас чувства в этом ваш успех

      И привлекает к вам людей за этот грех  

      И ко всему я, думаю, что ты из тех

      Кто не желает прятаться в глубокий мех  

      Кто любит, не боясь в зубах акульих отражаться

      Игрой рискованною неуёмно забавляться

      Другие в чешуе себя стремятся увидать

      И в искажённость смотрят  лишь бы правду о себе не знать

Джером:  Вы правы, что их лик не исказиться

                 Как есть, в уродстве пышном отраженье им явиться

      Но в нём они изъянов не заметят

      Уродство, выданное за красу, отметят

Умберто: Жестоко, Джер, о людях ваше рассуждение

      Хотя какое б не было, но это мнение

Джером:  Во мне жестокости не больше, чем в цветке

      Который с помощью корней и цепких веток

      Пророс сквозь толщину растительных зелёных сеток

      Себе отвоевав чуть-чуть пространства

      Я говорю вам без жеманства

Умберто: А друг мой говорит,

     Что всё пространство красоты вам покорилось

Джером: Такое мне признаться и не снилось

     И где же он, что ж медлит не подходит?

Умберто: Он скромен, нужных слов,

      Увы, так сразу не находит

Джером: (деланно удивляется) У вас? И скромный друг?

     О, нет, нисколько я не верю, чтоб так вдруг

     У яркого тореадора

      И гвозди в подошве из яркого узора

      Могу предположить, что друг ваш симулянт

      И отравился ложной скромностью

       Хоть сам заправский франт

Умберто: Вы думаете, что здоровые он ноги пледом укрывает

      А в тоже время на столе чечётку отбивает

     И когда надо притворяется больным

     Но представления о нем, возможно, будет у тебя иным

     А в наказание за твоё мнение

     Попробуй, угадай его здесь нахождение

Джером:  Искать я буду, но не в наказание за мнение

     А из-за любопытства, пред которым отступает и терпение

Авторос: Она глазами обвела весь зал

     И вид людей ей сразу всё сказал

Джером:  В рубашке бирюзовой он сидит

                 Глазами в тарелку натужно глядит 

                 Все остальные заняты едой

                 А он, как говорится, внутренней борьбой

                 Не между голодом и аппетитом как другие

                 А между посмотреть на нас иль нет

                 Вот мысли у него какие

Умберто: Ты мыслью запрягла, по крайней мере, экипаж

Джером:   Не важно, позови его

      Пускай дополнит комплементами мой макияж

Авторос:  Умберто взглядом подозвал Лотрега

                 Джером его движенье повторила ради смеха

                  К их столику тот подошёл

                  И сразу интерес у Джер нашёл

Джером:  И как же вас зовут?

Лотрег:    Лотрег

Джером:  Ну а меня Джером

Умберто: Ты опьянила друга моего как ром

Джером: (к Лотрегу) А занимаетесь вы чем

Лотрег:   Я дегустирую напитки как гурман их ем

Джером: Продегустируйте меня

               Скажите, из какого сделана огня

Лотрег:   Могу сказать, что для вина не выдержаны вы

                Возможно, сведенья вам эти не новы

               А для горящей страсти виски вас передержали

Джером: (морща глаза) Чего-то вы такое вот сказали

Лотрег: Вы поняли, что я имел в виду

               Не притворяйтесь, я найду

Джером: И в этом весь ваш комплимент

Лотрег:  К чему вам пресный сентимент

              Я девушку такую лучше интересом стоящим прельщу

               И развлеченьем редким угощу

               Скажу тебе я прямо, если хочешь время интересное найти

                То только с нами ты к нему должна зайти

                Мы те, кто развлекают ночь

                Да так, что отступать не хочет прочь

                В веселье нашем сумерки переливаются тенями

    Сребрятся звезды, будто шар

     Под куполом своими хрусталями

     И даже солнце от восторга в мрак стремится

     Едва заметными лучами

     Завидуя впервые темноте

Джером: Неужто всё, что вы поете, предназначено не пустоте

Лотрег:    Конечно только вам

                 Завет словесный я отдам

Умберто: Так вы хотите посмотреть

                 Как мы растопим чёрный айсберг неба

                 Послав в него лучами стрелы Феба

Джером:  Вы мне ещё скажите

                Что поутру и солнцу голову вскружите

Лотрег:   Когда оно спросонья, почему бы нет

    Чтобы забыло, для чего дневной нам нужен свет

Джером: Не слишком много ли для вас

     Ты не боишься что от слов твоих

     Расплавится луны каркас

Умберто: Хотите это разузнать

      Впорхните к нам в автомобиль, как знать

Джером:  Тогда летим скорей за мной

     Лотрег ты тоже в стороне не стой

 Авторос: Джер на сиденье опустилась, словно лёгкая вуаль

Джером:  Ну, жми, Лотрег, свою педаль!

Авторос:  В зыбучих креслах утопая

     Джером помчалась, патоку машин цветастых обгоняя

      И с ветром пеною волос переплетаясь

      Она летела, аромату ночи покоряясь

      Лотрег ногтём покачивая руль

       Пространство трассы убивал, как будто роем пуль

      Свет пыли перламутровой очками отражал

      Колёсами асфальта кожу обжигал

      Умберто обнимал сиденье и слегка Джером

       Хлестал как виски воздух ртом

       И что-то неустанно говорил

       Послушаем, что в воздухе пьянящем он с усердием топил

Умберто: Я, думаю, что ты искушена

                  Весельем необузданным пресыщена

                  Как джунгли дикие в животных и цветах

                  Но перед тем, что мы покажем

                  Пестрота тех зарослей истлевший прах

Джером: (с иронией) Быть может это грандиозней

                 Чем державы римской крах?

Умберто:  Есть клуб один, о нём никто не знает

      А мера искушённости в забавах

       Пропуском туда заветным обладает

Джером:   Не надо только восклицания: «О Боже!»

     Я всё здесь знаю лучше кожи

                 Которой хватит раз огня коснуться

     Чтоб к жару никогда не льнуться

Умберто: Я уверяю, Джер, что в клубе «Ядовитая медуза»

      Тебе не доводилось быть

       И мы имеем честь его название открыть

       Тот клуб на корабле находится

       Который раз в десятки лет фиестой яркою заводится

       Кипения людского магма растекается по залам

       От танцев море возле корабля не угодит

        И самым сумасшедшим баллам

        Которые от шторма возникают

 Лотрег:   Та атмосфера как свободное паденье чувства вдохновляет

     И капитан довольно редко приплывает

     Не больше, может быть, недели с нами проживает

     Нам повезло, на судно в этот вечер попадём

      На пик открытия чудесного взойдём

Умберто: Людей закружит в вихре благовоний ночь

     И насладившись забытьём страстей, покинет прочь

Авторос: Ну точно опустился камешек в песчаный пух ручья

     Автомобиль остановился мягко у героев в мнениях ничья

Джером: О-о! Похоже, вижу я корабль

                Неужто на него нам следует сойти

     Звездами млечного пути

     Переливается  на тёмном небе океана

Лотрег:   Вам восхищаться ещё рано

    То  только пена чтоб понять

    Попробовать вам надо и со дна стакана

 Джером: (язвительно) А вы, я вижу, в этом смысле пьяница завзятый

      От впечатлений без того богатый

      От спирта жизни, у которого

      Способность удивляться притупилась

Умберто: Поверь, твоею красотой зажжённая

      Вся накипь спиртовая испарилась

Лотрег:    Да это так, без кривотолка я скажу

     Пойду нам столик закажу (уходит на корабль)

Джером: (к Умберто) Ты хочешь это мне сказать

     Тем самым друга оправдать

     Та прелесть жизни, что вокруг него

      До этих пор кружила

      Все чувства ровным постоянством притупила

       И лишь когда меня увидел он

       То понял смысл красоты, в которую был раньше не влюблён

Умберто:  Да верен разговора твоего покрой

       И точен, словно появленье солнечных лучей

       Ну, скажем, утренней порой

       Я тоже раньше, как и все старанья жизни не внимал

        Но лик твой смысл красоты мне сразу указал

        И это миленькое личико (смотрит на Джером) такая малость

        Оно мне смыслом жизни сталось

 Джером: (игриво) Ты плут, но мне приятно

Умберто: Когда ты гнев меняешь на улыбку мне отрадно

 Лотрег: (возвращается)  Прошу вас выходите

                  И удивленье распушите

Авторос:  В машине в это время накопился любопытства газ

      Который пеной конфетти рванул чрез дверцу тот же час

      Причём со стороны Джером

      Тот выброс любопытства не сдержали б и втроём

      На пристани помощник капитана ожидал Джером

      И ей всё начало казаться карнавальным сном

       В периметр корабля кружится карусель

       По ней проносится костюмов маскарадная метель

       Факиров на причале стройный ряд

       Огонь из уст своих трубят

       Горят огни светлее дня

      Что растерялась бы, когда взойти заря

       Злачёных статуй сребро-розовый наряд

       Вдоль пристани они сей красотой пестрят

       Везде канатоходцы и жонглёры

       Вниманья нашего искуснейшие воры

       В костюме цвета чёрной бархатистой глубины

      Стоял Кастедо это знать читатели должны

      Он был помощник капитана

      Не обойдётся в мире ничего без мелкого обмана

      Рубашка, туфли и перчатки

      Переливались кожею рубиновой

      Цвета их были сладки

      И рядом девушка в старинном платье пышном

      Цвёл воротник на нём подобно вишням

      А юбка будто бы из мака лепестков

      На голове причёски чёрный кров

      Переплетался красными лентами

      И с шейки гроздья ниспадали белыми камнями

Умберто:  Сейчас, Джером, не удивляйся ничему

Джером:  Я удивлюсь не больше, чем разбуженная сну 

Авторос:  Стук чёток каблуков героев наших отдалялся

И тарантеллой клубных звуков заглушался

Кастедо:  Добро пожаловать к нам в жерло

Лотрег:    (к Джер тихо) Ну что дыхание перехватило, верно?

Девушка: Желаю вам проникнуться медузы ядом

Когда попробуете, то поймёте

Что не ровня он другим усладам

Авторос:  Тут девушка поцеловала в щёчку Джер

Подав особый клубный здесь пример

Затем поцеловала новоявленных друзей

Подобно бабочке коснувшейся крылами вод

И даже может быть нежней

Джер посмотрела на их лица

И как всегда её улыбка не пылится

 Джером: На щёчках ваших поцелуи млеют

Умберто: На щёчке у тебя такой же в точности алеет

Пока он ясно не заметен, под вуалью ночи тлеет

 Авторос: Джером взялась его рукой стирать

 Но вместо этого стал краской он пылать

Умберто: Не утруждайся сей налёт

На щёчке будет до утра искриться 

И лишь под солнечными жаркими лучами испарится 

Кастедо: Ожог на коже ядовитый в общество медузы собирает

Вы не волнуйтесь в нём всего лишь вещество

Которое к веселью призывает

Авторос:  Как будто в подтвержденье этих слов

Та девушка, что в красном

Оторваться предлагает от мирских оков

Доброжелательно кивает

И на корабль их приглашает

Джером по красной с чёрными узорами дорожке

Ступала осторожно, словно по листам кувшинки кошка

Умберто и Лотрег её под руки перед входом взяли

 Джером: (шутя) Вы страх возможный мой

Корсетом рук намеренно перевязали?

Лотрег:    Мы просто вам в приличиях не отказали (заходят в зал корабля)

Джером:  Как много света! Такое впечатление

                 Оно почти развеяло сомнение

Что вместо кислорода светородом я дышу

И свет в глазах закрывшимися веками не погашу

 Авторос: Кругом взметались карусели юбок

И звуки электронные рвались, казалось

Что из тысяч заводных шкатулок

Колонны красные стеклянный купол поднимали

Прожекторы паркет до блеска натирали

Бурлящего шампанского канкан

Запрыгал по стаканам дам

Джером:  У всех людей здесь поцелуи

Впиваются им в щёки как клыки акульи

Лотрег:     Скорее как медуз прикосновенья

Которые застряли безобидным жалом

Поцелуя без сомненья

Джером: Здесь поцелуями ланиты прижигают

И прихоть непонятную тем самым удовлетворяют

Умберто: Обычные рисунки на стекле от капель дождевых

Которые не возмутят воображенье

Даже не видавших виды молодых

В ужасные картины ты переплетаешь

И от фантазии надуманной страдаешь

Лотрег:     То просто заурядный клубный знак

Не важный как космическая пыль пустяк

 Представить капитану нужно вас

Исполнить его маленький наказ

Умберто: (со сладкой улыбкой) Представить солнышко луне

Джером: Что это значит, вы скажите мне?

Умберто: Прожорливое любопытство ваше

Не прокормить его нам даже

                 Отведаете блюда по порядку, мы же обещали

Джером: (капризно - кокетливо) Ум-м-м! Вы меня изголодали

Лотрег: Вы просто следуйте наверх за нами

Умберто: И будьте осторожны

Чтоб не закружилась голова тенями

Джером: От смерча лестницы

 Умберто: Да нет же от рассказов капитана

 Джером: Конечно же, ну, прямо

Авторос: По лестнице они поднялись

     Щелчок замка и в кабинете оказались

Лотрег: (открывая дверь каюты) Вы извините, мы к вам не стучались

Капитан: (он же Нароло) Как водопад всё глушит шум, вы не смущайтесь

Авторос: Нароло к торжеству одежды вид сменил

                 И это взгляд наш проследил

Мундир на нём был смугло синий

Расшитый жемчугом в узорах лилий

Бордовая фуражка со значком медузы

Которую Горгоной называли трусы

Жилетка золотистая и галстук красный

Два тёплых цвета рисовали образ неопасный

Его глаза затмением горели

И девушку как будто ели

От веского гламура одеянья отвлекали

И в сердце Джер неясную тревогу запекали

Мысли Джер: Теперь понятно, почему я солнышко, а он подобие луны

                        Когда я на него смотрю, его глаза затмением полны

                        К чему бы эта странная примета?

Капитан: Наш клуб, как речка пересохшая дождю, рад членам новым

Джером: Какое странное сравнение пред этим шумным звоном

                (приоткрывает дверь и опять закрывает)

                По-моему, здесь жизнь и до меня хлестала

                 Как этого могло вам показаться мало 

Капитан:  Без вас веселье наше вынуждено буйствует и только

                  Веселея без чувств не нужно столько

Поэтому прошу, спускайтесь вниз

 Исполните сей выход для меня на бис

 Плетите кружева из танцев

 Пока не онемеет мякоть пальцев

Авторос: Сказал благожелательно Нароло это

Не ожидая несогласного ответа

Коснулся перстнем поцелуя на щеке Джером

Медузы символ был на перстне том

К своим губам его он приложил

И непонятный сей обряд подробно объяснил

 Капитан: Мой перстень градусник напоминает

Температуру чувств он, меряя, вбирает

Затем приложенный к губам

Об искренности чувств оповещает нам

Джером: Разбухшим пресною водой

 И вялым, будто из парной

 Медузам в клубе места нет

Капитан: Ты правильно всё понимаешь

 Несмотря на юность лет

 Мне губы разные встречались

 Бывали и такие, от которых пальцы холодом слипались

 Но в вас огромнейшие чувства оказались

Умберто: И думаю, что в этой редкости не обознались

                 Проверили компанию вы нашу

                 Теперь пойдем, накопим развлекательного стажу

Лотрег:   Чувств и эмоций, как и денег, много не бывает

Умберто: Да, верно, это всякий знает

Капитан: Тогда вы это место сможете назвать

Не сложно сходу в ярких красках обозвать

Клондайком чувственных переживаний

Джером: Интригу навели

                Я в ожидании чувственных стенаний

Капитан: Тогда спускайтесь вниз

Джером: (к Умберто и Лотрегу) Идемте, утолим голодных чувств каприз

Лотрег:    (к Нароло) Ещё увидимся

Джером:  И не скучайте

Капитан:  Ступайте же ступайте

Авторос:   И как чулок с ноги по лестнице

Как будто на правах прелестной вестницы

Джером скользнула на танцпол паркетный

 Где воздух танцем взбит как крем десертный

Умберто: (к Джер) Позволь с тобою мне сплести для этого танцпола

Ковёр неповторимого прозрачного узора

Джером:   В изящном слове явно вижу лакомого ухажёра

 Надеюсь, танец будет ярче бога Ра

И у чудесного ковра не будет на полу зиять дыра

А вот и музыка давай попляшем «кадрыля»

 Авторос:  Диким ритмом первобытной Африки барабаны забурлили

 От ударов пианиста сотни клавиш в воздухе парили

 Контрабас звучал разбуженным вулканом

 Скрипки звук изящный извивался нотным станом

 Всё пространство раздували трубы звуками гигантскими

 И взметнулся зал, как сотня пробок от шампанского

 Пышной пеной платьев захлебнулось всё кругом

 И в руках Умберто разлетелся юбочный букет Джером

 В самом шторме оказалась наша пара

 Бархата и шёлка волны поднимались к потолку вдоль зала

 В разных плоскостях метались ноги руки

 И выделывали цирковые трюки

 И казалось людям, что нашли вакцину от душевной скуки

 Джером ловила телом все касания партнёра

 Гремучей, дерзкой страстью наводнялась кровь без спора

 И взгляд Умберто бисером блестел

 Нанизываться стал на чувства Джер

 Дыхание друг друга по их лицам проносилось

 С той силой, будто пред глазами дверь закрылась

 И после растрясного пируэта

 Она упала на руку Умберто

 Подняв при этом ножку ну, примерно

 Как в старых фильмах так же вот манерно

 Вдруг музыка остановилась

 И окруженье тишиной разбилось

 Как будто дирижёр собрал ладонью ветряные звуки

 И на пол опустились платья, брюки

 Джером смеялась, смех был побуждён

 Не шуткой, а восторгом карнавала

 Медузы поцелуй щека разгорячённая впивала

 Все шли на палубу испробовать вина, остыть от бала

 Изящество бокала силуэт руки Джером стройнил

 И пену кружевную её ротик пригубил

Джером:   Вот это сумасшедший танцевальный бит

 Я танцевала, будто африканская душа во мне горит

 Здесь нечто большее, чем музыки и тела флирт

Умберто: Скажу я больше мне… сейчас…

                  И не движенья танцев… голову кружит

Джером: А что же?

Авторос: Она придвинулась к нему

                 Едва касаясь кожи

Джером:  Вино бокала пенистого может?

Умберто: То, что мне голову кружит

И кровью опьяняющей кипит

Из сердца моего неудержимо льётся

Омоет чувства, на душу прольётся

Оно переполняет сердца моего бокал

Джером:  Мне кажется, что твой язык солгал

 Умберто: Язык мой чувствами подкован в этот раз

Но ты права он всё же лжет, скажу я без прикрас

Но только оттого, что чувства словом выразить

Нам до конца не удаётся

От этого обман в слова вплетётся

Велик тот человек, кто чувства понимает

И правильно их выражает

Джером:  А мне так думается, он ужасен

                 И правильностью чувств навязчив, скучен и опасен

Умберто: Художник словом истины цветов не передаст

                 Так слово чувствам правды не воздаст

Джером:  Важнее чувствам чтоб не врал ты, а не мне

                 И чтобы твои чувства правду говорили обо мне

 Умберто: К вопросу сложному, в чём мера правды

 Уж издревле привлечены досужливые барды

 За меру правды, если красоту твою мне взять

 Словами истины её не передать

 Но меньше будет верен тот

 Со стороны глядящий в мой нечестный рот

 Его цветы в сравнении с моими

 Окажутся всего лишь листьями сырыми

 Как точно он бы не описывал явленья

Язык за ложь постигнет кара онеменья

 В конце концов, опухнет меж зубами

 И будет проклятый суровыми богами (к ним подходит Лотрег)

Джером: (к Лотрегу) Ты, может, тоже что-то скажешь?

                Моё очарование словами как-нибудь докажешь (игриво, шуткой)

                Быть может, у тебя кружилась пьяным вихрем голова

 Когда смотрел, как я краду у танцевального движения права

 Тебе казалось, что сошла с орбит застывшая стена

Авторос: Умберто в это время в танцевальном круге потерялся

                  В пристрастиях к разгульной музыке сознался

Лотрег: (усмехнувшись) Быть может ты, и стоишь погреба вина

И равен рюмке опрокинутой твой пируэт

Но с большим удовольствием

Вино кружил бы в горле  в этом меньший вред 

Чем танцевал с тобою…

Джером: (дразнящим тоном) Ты отчего-то злишься на меня, поэтому сказал сей бред          

                (серьёзно) Хотя, я впрочем, поняла изъян

                   Ты попросту обычный грубиян

Лотрег:      Всё здесь не так мне кажется, ты попросту опасна

 И поцелуями своими обжигающе злосчастна

 Поэтому мне лучше целоваться с горлышком бутылки

 Джером:   Теперь понятны окончательно твои мне ссылки

 С опасностью своей рискуешь ты порезаться о лист бумажный

 Где слов моих идёт поход отважный

 К тому же ты со мной не целовался

 И кто сказал, что я позволю

 Чтобы яд мой на твою персону растекался

 Пожалуй ты не грубиян, но хуже трус

 С достоинством несущий этот груз

Лотрег:  Возможно трусости виной мой трепет

Джером: А это что ещё за новый лепет

Лотрег:  О трепете нежнейших чувств сказать хочу

Поверь, Джером, я не шучу

А их нередко девушки за трусость принимают

И эту робость едкою насмешкой унижают

О грубости непроизвольной речь вела

Она пристала после танца твоего с Умберто как смола

 Не отрицаю, может, я слегка был груб

И этим скрыть хотел ревнивый зуд

 Но чувств моих прозрачная  река

Чрез робости плотину поплывёт в песчаные стога

 Едва почувствовав теченье чувств твоих

Джером: Ты, правда мне о чувствах говоришь своих?

Лотрег:  Пока по милости твоей ещё живых

Авторос: Вот медленная музыка вновь заиграла

Джером обвила взглядом зал и увидала

Умберто в танце девушку к груди прижал

Он от неё недавно поцелуй с отметиной вкушал

 «Ах, так!» - Джером тут про себя вскричала

 И кавалера только что приобретённого обняла

 Увидев, как цеплялся взглядом за неё Лотрег

 Она кивнула головой, продолжив свой успех

Лотрег:   Меня из ревности к Умберто пригласили

 Джером: Лишь к танцу я ревную, если он кружится без меня

                 И с этим справится не в силе

Лотрег:   Тогда я посоветую не за Умберто, а за танцем последить

                Чтобы движеньями неправильными ног не наследить

 Джером: А я итак слежу, как над движеньем танца издеваются они

                Как будто злой волшебник их вниманию сказал - «Усни!»

Лотрег:   Вообще-то я хотел сказать о нашем танце

 А твой изысканнейший ум

 Запечатлел смысл сказанного мной в другом избранце

 По-моему, эта девушка фехтует ножками умело

 Скажу тебе я без зазрений смело

 Джером: По-моему, так фехтуя

И в танце, словно тетерев токуя

Сама себе проколет ноги каблуками

И это будет до того как стопы парня

 Всполоснёт острейшими штыками

Она же бездари в подмётки не годится

И тащит танец будто запряженная

В оглобли рук партнёра своего ослица

Лотрег: Да, ты права для танца чувственная страсть необходима

А не пародия бессвязная на пантомиму

К тому ж в её умении лащиться щекой

Её ленивая сонливость стала здесь виной

И грудь Умберто для неё не больше чем подушка

Щека в неё упёрлась словно плюшка

Лотрег:  Но только почему-то от подушки

               Румянами покрылись шея, щёчки, ушки

Джером: То мода новая недавно началась

                И теми, кто желает подрумянить кожу выше плеч

                Она немедля занялась

Лотрег:   Мне, кажется, она богата

 Позволила себе купить косметику

 Которую не смоют пальцы, словно пелену заката

 Естественнее лепестка растёртого о кожу краски рдеют

Джером: Ты девушек не знаешь у неё под краснотой

 Болезнь ужаснейшая тлеет

 А многие мужчины принимают на свой счёт

 Заслугу этой хвори

Лотрег: (иронично) При этом сами, подцепив заразу чувств

Терзаются от боли

По-моему, коль ты столько о недуге говоришь

Его сама и подцепить спешишь

Быть может, ты уже больна

Джером: Ты раздражаешь, будто в обувь ссыпал горсть зерна

Лотрег:  Скорее ревность положила в обувь раскалённые монеты

Ты ноги отдавила мне, выписывая в состоянии этом пируэты

Струящийся огонь движенья твоих ножек

Мехами юбки раздувает за пределы босоножек

 Рассчитывать на интерес к себе сейчас я не могу

Но предложением своим хотя бы танцу помогу

Давно он в ожидании

Когда ты обратишь к нему внимание

 Джером: (шуткой) В угли горящие мои набойки превратились

                 Политые вином на ваших стопах очутились

Лотрег:  Меня уж если провести не удаётся

               То и себя подавно обмануть

               Как не старайся не придётся

Джером: Ты от меня своими утвержденьями когда-нибудь отстанешь?

 Как не старайся мнение моё к себе

 Заносчивыми фразами не переманишь

 Давайте лучше танцевать

 И пусть вглядятся все с кого пример им брать

 Авторос: Джером поправив талией ладонь Лотрега

И прядкою волос коснулась века

Ногтём царапнула ему плечо

                  У галстука вдруг стало горячо

Как будто висельник почувствовал свою опасность он

Не скажешь чувствам просто так pardon

Дробясь на мириады бабочек

Летела музыка, пространство заполняя

И личико Джером небрежно опахая

Над морем растворялась, звуки ночи продолжая 

Оркестр прекраснейший затих

Но отношений не прервался стих

Фольгой мерцающего взгляда

Чрез пелену пролитого наряда

Джер полоснула с ног до головы Умберто силуэт

 Испачканный как ей казалось

 В платья красного искристый цвет

 Умберто, будто бы черпнув воды причёской, поклонился

 И в щёчку девушку поцеловав, смиренно удалился

Затем нечаянно взглянул он на Лотрега после на Джером

И у неё как буй из горла поднялся негодования и злобы ком

Умберто словно солнца луч скользнул по облакам

Улыбкой губы отогрел у разместившихся  вдоль зала дам

Но ухажеру, как известно

Всегда бывает тесно

И на Джером упрямо глядя

Сквозь джунгли тел скользил одежду гладя

Авторос: А в это время на балконе зала Капитан стоял

                И речь помощнику Кастедо прял

 Нароло: В Умберто не ошибся ты

 Как зверь, обученный для трюков

 Он исполняет зрителей мечты

Кастедо: К тому ж я думаю, что поцелуя яд

                Их чувства роковые обострил в сто крат

Авторос: На ярус ниже нам спуститься надо

                Чтобы Умберто видеть рядом

 Авторос: Умберто возле Джер стоял

                  Рукой её легонько приобнял

Умберто: Ну, как тебе здесь музыка?

                Даёт почувствовать всю танца остроту

Джером: (отбрасывая руку) Чрезмерно ты чувствителен, я посмотрю

                Тебе для чувства танцы не нужны

  Твоим губам все щёчки без того должны

 Во рту твоём язык всперчённый чувствами горит

 И охладить его любвеобильный рот велит

Умберто: Ты жест приличья поцелуем называешь

                  Своё доверие ко мне тем самым оскорбляешь

Я если б с ней и целовался

 То лишь затем чтобы сравнив с тобой

 Почувствовать, что обознался

 Но я уверен это пробовать с другой

 Ради сравнения с тобой

 Бессмысленно как сравнивать

 Прохладу ветра с вентиляторной волной

 Или бурление джакузи

С волной морскою в настоящем вкусе

Джером:   А мне так кажется что поцелуй твой

Девушки с иными кавалерами равняли

И в этом споре твои чары проиграли

 Всё потому что поцелуи приторны, как и слова

 И разбавляют девушки в губах иных сердечные дела

 Умберто: Я это называю у красавиц чувственным обжорством

Лобзаньями желудки сердца набивают

 С неукротимым постоянством и упорством

 От этого оно у них жиреет

 И к трепетному чувству дела не имеет

 Их сердце, говоря вульгарно

 Способно накопить почти буквально

 Как жир прекрасную любовь

 Не переварится она

 В переживания и трепет вновь

 От сажи чувств у леди

 Не бурлит, а лишь густеет кровь

 Не могут пить они особой нежности из поцелуя

 И собирать их, как цветы губами, о любви воркуя

 Напротив как грибы те дамы поцелуи набирают

 И щёки как корзины ими набивают

 И если бы они могли почувствовать

 Всю нежность лепестков

 То не блуждали в чаще бала

 С полными лукошками грибов

Джером: По-моему, ты переусердствовал, касаясь щёк

Умберто: Джером, позволь отдать тебе нежнейший мой цветок

Авторос: Джером от поцелуя увернулась

                И словом бойким отмахнулась

Джером:  Мне передаренный букет не нужен

                 Цветок в нём словно стрекозы крыло засушен

                 Ты всем цветы свои дарил

                  Хоть с губ те лепестки холодный ветер уносил

А я хочу, чтоб поцелуй предназначался только мне

Тогда он будет и в цене

Умберто:  Возможно, ты права, но ведь и я в долгу не оставался

И не дороже вытертой монеты поцелуй мой признавался

Я всем дарил неприхотливые цветы

Бывало как торговец в неудачный день

Выбрасывал с тележки вялые кусты

Но вот в бутоне рта для вас

Заветной розы аромат припас

Джером:  Ты жертва въедливой рекламы

                 И рот набит твой жвательными лепестками

Умберто: А ты не строй цинизма жертву из себя

Иронией в потоке слов гребя

Ведь ты же не такая

Как и любая девушка, которая немножко влюблена

К пороку этому немая

Джером: Мне интересно знать в кого же?

Умберто: В кого не знаю, а вот в жизнь, похоже

Кто любит жизнь тому быть циником негоже

Как не идёт античной статуе одёжа

А чтоб продолжить путешествие по жизни нашей

Её насыщеннее сделать и как можно краше

Послушаем игру, которую объявит капитан

С минуты на минуту

Сообщит по радио забавный план

Авторос: Раздался треска микрофонного поток

                 И голос капитана гипнотически изрёк

 Капитан: Прошу вас дамы, господа

Коль не составит вам труда

Покиньте палубу пройдите в зал

 Джером: Ну что ж идем, раз Посейдон сказал

Авторос: И от количества людей зал за минуту меньше стал

                 На тесноту никто не обратил негодования

                 Все были заняты иным вниманием

                 Стеклянным занавесом выходы на палубу закрылись

Заполнилось водою небо

Вместо звёзд златые рыбки закружились

Джером: (к Лотрегу и Умберто с удивлением) Мы погружаемся?

И море обступает нас мерцающей стеной

Мне интересно, что же ждёт нас под водой

Лотрег:   Важней всего, что удивленья ты дождалась

 Немного надо, чтобы это чувство

 Эхом изумленья отозвалось

Умберто: Его нам долго не придётся ждать

                 Быстрее жажды предстоит тебе то изумление алкать

Авторос: Вот на балконе капитан неспешно появился

                 И речью громогласной разразился

 Капитан: Имею честь представить вам подводный зал!

Сейчас увидите вы лестниц позолоченных обвал!

Спускайтесь! Попадёте на морские небеса

Где неустанно трудится великолепная краса!

Авторос:    И медленно разъехались в паркете двери

 Все в один голос восхищенье спели

 И как на клетке с птицею прелестной поднимают ткань

Так перед лестницей тянулись платья

Ножкам чудным отдавая дань

Что вызвало столь бурный интерес у дам?

Которые спускались, чтоб отведать

Впечатлений обжигающий напалм

Туда ступила вместе с капитаном Джер

Подав приятелям пример

Огромнейшее помещенье из стекла

За ним морская жизнь текла

Коралловое пламя гривой под прозрачным полом разметалось

 Оно с гирляндами сребристых рыбок по стенам переплеталось

 Джер с капитаном на полу цветастом очутились

От восхищения у девушки слова излились

Джером:  (к Капитану) Мне отчего-то кажется

Что это место кельей морю бурному окажется

Оно здесь исповедуется ярким цветом

И выливает краски чистые на чистоту нетронутым рассветом

Капитан:  И этот зал от вас такой же искренности просит

И в отношения людей он правду вносит

А удивительнее этого, что может быть?

Когда из лжи случайно правда может всплыть

Чувствительный романтик вдруг окажется расчётливым аскетом

А догматичный циник нам предстанет истинным поэтом

 Такое чудо здесь вершится

 Что даже магу не приснится

(к залу) Прошу полнейшего внимания!

Вам на особое настроиться придётся состояние

 Вы видите, какой здесь необычный зал

 Он непривычные намеренья нам загадал

 На искренность чистейших красок

 Мы все должны откликнуться

 Такой же чистотою без притворных масок

 Для этого я вам простейший фокус покажу

 Тем самым ваши мысли, чувства ублажу

 Лекарства от болезней есть, и я придумал зелье

 Которое от лжи все чувства вылечит

 Без всякого сомненья

 А чтобы с благодушием все исповедь приняли

 Прошу я запахи внести, чтоб мы им вняли

Авторос:  Тут благовонья в вазах заклубились

                  Все ароматом сладостным умылись

Капитан:   Вот этот фокус господа!

Вам нужно белым стихом выложить слова

 Которые предметами я внёс сюда

Кто сложит ребус чувственнее всех

То значить будет, что талант любви

Ему принадлежит без всяческих помех

Кто сердце стихом всем проймёт

Тот ключ заветный

К чувству новому через меня найдёт

Дарую это ощущение  ему (обводит глазами зал)

Ну что ж, сыграйте важную для вас струну

Вот и предметы эти

Из сундука их извлеку

Как с дна морского сети (вытаскивает и проговаривает)

Роза…манекена голова…полевой душистый цвет…

Короб хитрого менялы…горсть златых монет…

Родовой дворянский документ…

И для пущей страсти пистолет (через некоторое время)

Гость во фраке: Столько монет в моей коробе

         Что даже розы головки склоняют

                            Не говоря о цветах полевых

          Знатность в сравнении с этим-ничто

          Ваш пистолет превратится в оружье

          Только когда он в руке

          Я же всегда при любви-при оружии

 Капитан: Неплохо, что ж совсем неплохо

Но мне сдается, не дождались наши чувства

Умилительного вздоха

Быть может, ты оговорился

Не при любви, а при деньгах

Твой стих творился

Коль так бы сразу ты сказал

То наше сердце прямотой украл

 Гость в жилете: Послушайте меня

Быть может, мне удастся

Покорить горение любовного огня

Сад мой дворянский сверкает

Красным золотом роз

Но от цветка полевого

 Сходит с ума голова

Нет у менялы того 

За что бы я  это отдал

Даже под пистолетом

Капитан: Да, это лучше подтвердят и боги…

 Лотрег:   Постойте, я придумал строки

Роза и цветы, золото монет

Ящик менялы, документ на пистолет

Манекена голова-глупые любви слова

 Авторос: Все смеются, ха-ха-ха, после пауза наступает

 Капитан всех вопрошает

Капитан:  Есть ещё желающие прочитать?

Либо приз я не смогу отдать

 Так как не услышал строк достойных

 Истинной любви покорных

Джером:   Я хочу теперь сказать

Попытаюсь чувств не обижать

Свою любовь менять я буду

 Но не на золото и имя доброе

 А лишь на розу, на цветок единственный

Что пущен будет с пистолета в голову мою

Авторос:   Джером замолкла, все молчали

И чувствовалось, будто стих проматывался

 В светлой их печали

 Затем дождь мелкий из хлопков пошёл

 Который в ливень перешёл

Капитан: ( к Кастедо) Теперь я убежден, что выбор правильно наш пал

 Ты верную идею завещал

(к гостям) Итак кто сердце ваше покорил

И чувства нежные смутил?

1-й гость: (показывая на Джер) Её чудесный стих

                  Когда я слушал, сердца стук затих

2-й гость: Та девушка, что чувствам нашим задаёт переживанья!

3-й гость: Которая нас побуждает к главному для жизни пониманью!

Умберто: Чьи волосы отсвечивают краской солнца

 Капитан: Так пусть её лучи ворвутся в наше тёмное оконце!

Джер поднимайся на балкон

Одним стихотворением

Все чувства ты поставила на кон

Авторос:   Джером по лестнице неспешно поднималась

 Её спина при этом взглядам оголялась

 И кавалеры трость руки спешили подавать

 Она лишь успевала в благодарность им кивать

 Капитан: (шутя к гостям) На вас почтеннейшая публика!

 Обет веселья на всю ночь наложен будет

 И радость с вами да прибудет

 Для полученья приза

 То к чувству новому ей будет виза

Осмелюсь девушку забрать на час

(К Джер) Отправиться в мою каюту поспешим сейчас (заходят)

 В твоих глазах любовь я вижу

 Её дыханье в сердце слышу

 Но ты не хочешь замечать

 Талант, подаренный тебе принять

 Не понятым осталось чувство до конца тобой

 Ты увлеклась иной игрой 

 И накопила много разочарований

 Теперь же отрешиться хочешь от воспоминаний

 Боишься и порывы переводишь во влюблённость

 А то и в бледную симпатию как должность

 Но не всегда, ты знаешь, это удаётся

 Любовь терзающая, может быть, вернётся

 Тебя позвал я, чтоб обезопасить, если вдруг

 Ты чувствами начнёшь захлёбываться

 Под сердечный стук 

 Всё это обменять ты сможешь

 На стройное спокойствие

 Которое в теченье мыслей вложишь

 Возможно, это большим благом будет и тебе поможет

 Как путнику счастливейшую жизнь отложит

 Который по пустыне в жаркой лихорадке

 День за днём бредёт

 Мой дар оазис умиротворения найдёт

 У многих выбора такого в жизни не бывает

 Иль в безразличии, иль во влюблённости

 Бесстрастной и унылой пребывают

 Кук будто недуги их чувствами всецело заправляют

 Джером:   К тому ж случается, что все напитки слиты воедино

 И жизнь неразличима и безвкусна, словно глина

 Азарт во мне безудержно играет

 И интерес к забавам поощряет

 Поэтому я соглашусь на предложенье

 Какое мне принять решенье?

Капитан: Всего лишь на всего расписку написать

Джером: И что мне на бумаге намарать?

Капитан: Свою любовь Нароло отдаю сжигая

Джером: А это кто ещё такой, его я разве знаю?

Капитан: Одни знакомый коллекционер

Он собирает чувства

На спокойствие меняя, например

Авторос:  Джером записку написала и капитану передала

Тот смял её и положил под камень, изумрудного колечка

Надел Джером на палец со словечком

Капитан: (шутливо) Теперь с любовью ты обручена

Но этому контракту не подчинена

Кольцо лишь стоит потереть

Бумаге с чувствами истлеть-

Не будет мук и горестных страданий

Переизбытка радости

 Злосчастной боли от воспоминаний

 А это стоит дорогого

 Не надо многим счастья и иного 

 Спроси, как часто проклинали человеческую суть в любви

 Ты, ужаснувшись, эту данность, коль захочешь, обнови

 Ценнее золота алхимиков сей эликсир

 И преклониться перед ним готов весь мир

 Джером: Занятно как свою судьбу на палец я надела

 Капитан: Твоё желание и воля-половина дела

Тебе осталось нарядиться в ожерелье из парней

Спускайся вниз, собой наполни их сияние очей

А коль захочешь, утолишь бесценный дар

Да так чтобы остался при тебе навар

 Авторос: Как только вышла Джер, зашёл Кастедо

                 И завязалась интересная беседа

Капитан:  Джер чувству новому отдаться полностью захочет

И безнаказанность её в намерении упрочит

Она не выдержит и спалит договор

Столкнувшись с правдой чувств с их недостатками

Вот мой заочный приговор

 Кастедо:  Поистине, в коварстве ты своём хитёр

 Авторос:  А что произошло за это время

Как Джер восприняла непритязательное бремя?

Она, как если бы по мостовой по лестнице сбежала

И безотчётно всматриваться стала

В ликующую праздником толпу

Что в лёгком счастье танцевала

На скуку наложив табу

 Мысли Джером: Где он? Неужто потерялся?

Неужто, говоря со мною, обознался?

 А может, с кем-то упорхнул

 И в ветре на машине утонул?

 И тут вдали от всех Умберто увидала

 С её дыханья нервность спала

 Чем дальше он стоял от остальных людей

 Тем ближе находился к ней-

 Вот что понятно стало ей

 Джером:  Что ж не танцуешь?

                  Вздумал ты веселью изменять?

Умберто: Его я без тебя не в состоянии принять

Веселью изменяю я со скукой

Которая до встречи радостной

С тобою стала мне порукой

Джером садись скорее в мой автомобиль

И узаконь ещё не принятый сердечный билль

Веселье счастья мне не прибавляет

И только на мгновенье отвлекает

Неясное желание любви неукротимо притупляет

И если повезёт, на круговерть

Игривых взглядов разменяет

Джером:  Ночь отгуляв, не встретившись с рассветом

                 Не проживём мы до конца всех красок

                 Наслаждаясь цветом

Умберто: Как парню после долгого свиданья

                 Остаться без желаемого поцелуя

                 Равносильно расставанью

Джером: Хочу, чтоб чрез секунду превратился залп роскошной вечеринки

                В воспоминанье о растаявшей в тенях пылинки

Умберто: Решилась на побег, тогда нас ждёт дорога

                 И разноцветных фонарей чертога

Авторос:  Умберто девушку за руку взял

                 Проскальзывать чрез юбок веера он стал

На выхлоп дверь тяжёлую открыл

Их водопад из звёздных страз облил

Грудным урчаньем дал мотор

Ручьём по стёклам протекал

Сплетенья многоцветного узор

Джером переглянулась чувствами с Умберто

Машину повело к кювету

 Взорвались губы сладким соком мыльных пузырей

 И разбросало ласки по лицу и шее всей

 И каждый поцелуй равнялся вздоху пламенной любви

 Рассвет вуаль с сокрытых чувств сорви

 Умберто: Не обманулись поцелуями твоими чувства что родились

 В момент, когда увидел я тебя, они раскрылись

Ещё темно, но у меня в душе цветами распускается заря

Джером:   Я встретила тебя не зря

                  Бутон томился  не раскрытый

Не знала я, каким цветением распустится

Огонь в нём скрытый

 Пока под утро поцелуи тёплою расою не осели

И чувства сладостные в том цветке согрели

Не раз его пытались поливать

 Но в принудительной заботе

Чувству моему не прорастать

Ведь для меня любовь сама собою происходит

 Как и роса, рождённая по волшебству

Сама собою на цветенье сходит

Привычка страсти ранее во мне жила

И только этим чарам доставалась похвала

 Авторос: Они вновь начали, забывшись целоваться

Умберто зажигание включил

Не стал автомобиль взъерошенному рёву поддаваться

 Джером: (шутя) На мель машина села

                    Движенье наше съела

 Коль палубу мы не покинем

От ягоды предутренней росы остынем

Умберто: (шуткой) И этот риск покрыться хладом

 Простудным выйдет для тебя накладом

 Поэтому пойдём по волнам трав, аки по морю

Джером:   Я домой спешу и ты, пожалуй, прав

Умберто: Но думаю, сюжет желает продолженья

                 И монтажёра нет, который оборвал бы плёнки устремленья

 Джером: Свиданье первое тем хорошо, что требует терпенья

Законы фильма соблюдая

Мы кадр за кадром

Новым состояньем чувства наполняем

Умберто: (улыбаясь) Тогда нам следует приблизить романтическую сцену

 И погрузиться в обдуваемую ветром травяную пену

(берёт за руку Джером) Раскроется капотом чудная машина

 И станет нам подобием трамплина

Джером: (шуткой) Ты разложил на части романтический момент

Как будто формулою вывел комплемент

Теперь тем более с разбегу прыгать поспешим

И парашют сознанья отстегнув

К необъяснимым чувствам полетим

Авторос:  Они, за руки взявшись, погрузились в мякоть трав

 Решился кто на глупые поступки более в порывах прав

Умберто девушку над изумрудною рекой поднял

 И по его рукам шлейф юбок перламутровых стекал

 На трассе с лёгкостью Джер соскользнула

 Как чиркает летящая звезда, порхнула

 Возникла вспышка новая меж их телами

 Воспламененье погасилось влажными губами

 И мягче запаха арабской ночи поцелуй тот был

 Нежней касанья бабочки воды пыльцою крыл

 Неуловимо-кроткий, словно щёлк восточный по лицу скользнул

 Как будто тёплый воздух, приласкав холодный, с нежностью задул

 Машины проносящиеся юбки распыляли

 Но этот хаос жизни ласки умиротворяли

 И было полное спокойствие, как будто в центре урагана

 Как будто в шуме различимы стали звуки фортепьяно

Умберто: Моя любовь цветок созвездия в небесном поле хлеба

Моя любовь лишь сон для сумрачного неба

Но сон чудесный, от которого проснётся яркая звезда

                  И улыбнуться обращённые к её мерцанию уста

Джером: Тогда нам нужно сделать так, чтоб свод зарёй проснулся

 Пылающей любовью сна очнулся

 Не растворилось чтобы чувство в утренней прохладе

 Дыханьем, умирая на морозном яде

 Зажги небесный свод сиянием огня

 Как делаешь сейчас ты для меня

Умберто: Тебя увидев, нескончаемо моя заря пылать стремится

                 Оттягивая наступленье дня, с которым солнце хочет слиться

Джером: Меня жизнь приучила не влюбляться

Зарёй по небу никогда не распыляться

И чувству эфемерному не покоряться

Сладчайший запах притупляется со временем

 И, исчерпавшись, каждый человек становится нам бременем

А на ладонях от цветов невнятный запах остаётся

Когда он смешан с нашими мечтами

Образ нереальный создаётся

Который мы и любим, как придётся 

Но это лучше, чем …

Умберто: Мечта твоя пусть обойдётся

  Теперь я понимаю, почему ты флиртом забавляешься

Искусственными грёзами взамен любви так часто наслаждаешься

Я знаю выход есть в другом

Нам постараться новое создать вдвоём

И вот когда воздвигнешь общих чувств творенье

В другом ты воплотишь свои введенья

Джером: Как он в тебе

Умберто: И ничего из чувств не утаив себе

 И от любви правдивой будет наполняться чаша

 Нектар взаимных чувств не вычерпает сердце наше

 Как невозможно реку исчерпать

 Которую водой грунтовую земля стремится наполнять

Джером: Такая ночь была, где явь, где сновидения, не разгляжу

                Пора домой

Умберто: Я провожу

Джером:  В метро прокатимся давай

                 Чтоб отделить от сна реальность

                 Нужно мне попасть в постельный рай

Авторос:  Она Умберто за руку берёт

И по ступенькам мимо контролёра спящего ведёт

В пустом вагоне очутились

И в поцелуе нежном слились

 Джером: (через некоторое время, шутя) Двенадцать километров поцелуя…

От этого, пожалуй, не усну я

Мою мы станцию проехали теперь

На выход точно уж пора, за дверь

Бежим скорей в кровать

Остаток ночи обнимать

 Авторос: Деревья быстрыми шагами замелькали

Цветы на клумбах проносились мотыльками       

Вдруг плёнки раскрутившейся порвалось зрение

Умберто очутился у её имения

Умберто: Зайдём к тебе

 Джером: (улыбаясь) Нет, извини, сегодня я к себе

 Со сном в обнимку буду спать

 Твои же губы патокою поцелуя свяжутся опять (целует)

 И ничего не говори

 Пусть все, что на словах

Останется пока внутри

Увидимся, когда раскрасит тишину ночную соловей

И сумерек туман заволочет взгляд дней

 Авторос: В ответ Умберто что-то захотел сказать

                 Джер пальчиком дотронулась до губ, не дала их разнять

Джером:  Уста не размыкая, поцелуй неси

Не тронь неосторожным словом

И к молчанью пригласи

Ведь поцелуй мой робок и пуглив

Как лепесток подснежника к лучам ревнив

Умберто: Капризны мои губы стали

                 Готов  твой поцелуй спугнуть

                 Чтоб снова голодали

                 Чтобы позднее с большей жаждой ласки вняли

 Джером: Любви богатство множится от поцелуев

                 Прошу, не голодай, целую (целует, исчезая за дверями)

Умберто: Спокойный день, продли усладу ночи сном

                 Пусть мир утихнет пред твоим окном

Джером: Спокойный день тебе для сна

 Спокойней самой кроткой ночи

 Блаженством пусть наполнят сновиденья очи

Акт 2, Сцена1

Авторос: Лотрег в Умберто комнату попал

                 И спящим там его застал

Лотрег:  Глубокий день, пора проснуться

   Нароло за тобой послал узнать

   Насколько ты сумел во мраке развернуться

   Любовных чувств Джером случайно не подвёл

   А вместе с ним и замысла Нароло

Умберто: Я же не осёл

Лотрег:   А случаем свои ты чувств не подвёл

                 Когда сбежал не попрощавшись?

Умберто: Не волнуйся, верную игру я вёл

                 И спешкою хотел приблизить исполненье плана

Лотрег:  Что ж, собирайся

Велено тебя доставить мне в каюту капитана

(в машине) Прошу тебя не забывать: взамен любви

 Свободу предложили нам отдать

 А мне бы камерным певцом

                Вновь не хотелось стать

 И слушать эхо стен

 И на струне решётки ложкою играть

Умберто: Волна для моря не опасна

                 Так и твоё волнение напрасно

Актёр посредственный играет

Талантливый же проживает

При этом оставаясь игроком

Покинув сцену, забываю я о роли

Оставляя на потом

Теперь снимаю грим и становлюсь собою

Поверь, я честен пред тобою

Лотрег:    Что ж если так …

                 Но капитан уловит брак

Умберто: Без лишней выдумки в таких делах я сам лечусь

И если надо, кровь влюблённую пускаю, тем держусь

А сердца моего бурдюк

Я здравым смыслом разбавляю без наук

Лотрег:    Неплохо если думаешь ты то, что говоришь

Умберто: Ты с недоверием спешишь

Боишься, чтобы не подвёл

Пред капитаном я в долгу

Как в белой пудре мукомол

Лотрег:    Несём тогда муку, что ты для пирога смолол

 Авторос: У корабля машина стала

Их ожидали  у причала

Кастедо путников встречает

И к капитану провожает

Кастедо: (к Умберто) Тобою капитан доволен хочет быть

И, выслушав, хотелось бы ему

Настрой приподнятый не сбить

Авторос: В халате капитан открыл резную дверь по стуку

                 Пожал с любезностью Умберто руку

Капитан: (улыбаясь) Как удалась мне вечеринка?

Умберто: Такая жаркая была, что возгорит снежинка

С холодною луной бы перепутали светило

Когда б оно на праздник закатило

Бледней тенистой травки были бы его лучи

 Не ярче догорающей свечи

Капитан:   Ты для неё стал тем, кем я просил?

И чувство новое сегодня пробудил?

 Тебя Джером не спутала ни с кем?

 Влюбилась ли в тебя совсем?

 Нашла ли снадобье в тебе от всякой хвори

И только от тебя случиться могут чувств сердечных боли?

И стала грудь твоя тем озером, куда сорвался водопад её волос

Чтоб струям этим ты покой принёс

Умберто: Простите, не совсем понятно

                  Вы говорите, слишком образно

И от того невнятно

Кастедо: Наш капитан хотел бы знать

 Признались вы в любви друг другу?

 Правильно смогли мы угадать

Умберто: В любви, пожалуй, нет, а во влюблённости скорее

                 Пока лишь дымкой поля макового щёчки у неё алеют

 Капитан: Я понимаю, что за вечер потеряет голову лишь тот

                  Кто слабостью сентиментальных чувств живёт

Но за сегодня постарайся сделать так

Чтоб огненными лепестками вспыхнул мак

Умберто:  Я постараюсь, о ходе дела сразу же признаюсь

Лотрег: (с ухмылкой) Умберто, ну к чему тебе стараться

С твоими чувствами и без стараний дело может взяться

 Иль может, ты хотел сказать

Что волю чувствам не намерен дать

Небось, работал как досужий вол

Умберто: Не терпит чувство принудительной работы

Зря ты эту речь завёл

(к Нароло) Уж не из ревности мне это говорит Лотрег?

(к Лотрегу) А сам ты часам не влюбился, добиваясь нег?

 Лотрег: Я за исход большого дела беспокоюсь

               И потому с тобою спорюсь

Нароло: Я знаю, что Умберто наш на правильном пути

               Ему в любви не может просто так везти

Умберто: Вы правы и любовь во многом для меня лишь дело

                Импровизацией же чувств моё сердечко отболело

Нароло: Тогда для дела вот тебе в стальных доспехах конь (кладёт ключи в руку Умберто)    

               Езжай и громкою победой сердце дамы тронь

               (к Лотрегу) Останься, обсудить с тобою кое-что хочу

 Лотрег: Галопом нетерпенья сердце бьётся, к вам уже скачу

Акт 2,Сцена 2

 Авторос: Умберто возле дома Джер остановился 

  Набрал на домофоне номер

  Голос девушки явился

Джером: Умберто?

Умберто: Да, пришёл своим явлением природу обаять

 Джером: Как мне слова твои понять?

                 Быть может, говоришь о пении соловьином домофона?

 Умберто: Нет, о заре вечерней, о тебе

Что раскрывает светом ставни небосклона

 И хоть зари вечерней не бывает

Но с появленьем дивных глаз

Такое чудо наступает

Джером: Тогда пускай с тобою небо подождёт

                Когда моё сияние его до синей глубины прожжёт

 Умберто: Мои цветы перед окошком домофона

 Как грешницы в исповедальне

 Всепрощающего ожидают тона

 За безобразие пред красотой твоей сказать готовы: «Каюсь»

Джером: Умберто я уже спускаюсь

Умберто: Джером, и розы…

Авторос: Распахнулась дверь глазам прекрасное отмерь

Мерцанием брильянтов оросилась грудь

 И платья шёлк порхает как-нибудь

Джером: Я слышала начало, что ты говорил потом?

Умберто: Я говорил, когда спускалась ты о том

Что даже розы красотою искушённые не лгут

И пред тобою увядают, будто это их законный труд

Их факела букет не рдеет

В объятьях прелести твоей бледнеет

 Джером: (шуткой) Тогда пускай сегодня от меня всё красотой вскипит

 Умберто: Краса и так перед тобою стаей райских птиц летит

                (садятся в машину) Поехали! И пусть всклокоченною пылью воздух захлебнётся          

                Безудержной свободой скорость до конца напьётся

 Авторос: Стрела спидометра попала в двести

 Дыханье наше не на месте

Прижгла клеймом автомобиля лошадины силы

 В листве и скорости тонули кораблями виллы

  Джером: Умберто, так куда мы едем?

                 Иль просто фарами дорогу светим?

Умберто: Автомобиль наш быстрый никуда не привезёт

                 Пока лишённая объятий губ влюблённость ждёт

 Джером: Чего же ждёт? (страстно целуются)

Умберто: Теперь, мне кажется, дождалась

                  Влюбленность страстью нежною любви узналась

 Авторос: Подъехала машина к вилле

                 Деревья хоровод вокруг неё водили

Умберто: Мансарда в кружевах цветов без нас скучает

                  И ужин с запахом тропических краёв нас ожидает

Джером:  Тогда бегом наверх, пусть изводится по скуке

                 Мы без труда доставим эти муки

 Авторос: Мансарда, освещённая цветами

Ковры арабскими тонами

На столике в посуде хрупкой яства

Их вкус отлучит от поста священнейшее братство

Диваны разливаются манящими шелками

Помощницы богов любви

Кипят истерзанные ткани под телами

Мёд нежности по телу растекался

Растопленный горячкой поцелуев в кожу погружался

И времени прилежный счёт

В фонтане страсти растворялся

Нет неба, нет земли и нет пространства

Дыхание, стучат сердца,

И испаряется роскошное убранство

Смуглеет вечер, труд людей

 Нашёл свой отдых в мякоти диванов

 Проветривают кошельки коктейли ресторанов

 Джером: (полушёпотом) Люблю тебя, Умберто, я люблю

 Не так как любят солнце яркие цветы

 Не так как любят корабли порты

 А просто, потому что я люблю

 Любовью птиц встречающих

 Необъяснимой радостью зарю

Они не думают и трелями играют

 Подобно мне по утреннему лесу

 Нежность расточают

Любовь моя скупится лишь на время дня

Что проведёшь ты без меня

Умберто: Джером, люблю, люблю и я тебя

Слова от чувств слабеют

А звуки, испарившись с жарких губ, немеют

Они лишь поцелуями сказать сумеют (целуется)

Любовь моя в пучине звёзд затеряна была

Но ты вселенским притяженьем чувств её нашла

Она преодолела млечности бескрайней расстоянье

И слилась навсегда с твоим дыханьем

Как и тебе, мне сладостно легко

Любовь меж нами, большей радости

Нам, смертным, не дано

Я раньше наслаждался запахом цветущих роз

Самообман то был не больше дивных грёз

Так многие живут средь чувств в обмане

Пока не встретят дивное создание

Красивы розы, их морями много лет я шёл

И редкий полевой цветок меж них нечаянно взошёл

Но к розам кто привык, такое чудо лишь сорняк

В привычке чувств их жизнь, талант любви-пустяк (касается щеки Джером)

Джером:  Любовь, как солнце летнее, пришла, возможно

Цветам проснуться в этот час несложно

Так мне признанья милому нетрудно говорить

В лучах любви с беспечной радостью парить

 Умберто: И новой красоте твоей не очень требуются комплементы

 Она рождается от искренней любви

 Чарует подлинным моментом

В листве росистой-свежести приют

Такую свежесть только губы мне твои дадут (целуются)

Авторос:    Они лежали и молчали

 Смотря в глаза друг другу

 Нежностью дышали

Мысли Умберто: Да, дело сделано, но интерес спустя признанье я не потерял

 И чувств привычный ход не оправдал

 Что это? Неужели впрямь любовь случилась против всяких ожиданий?

 Не верю, быть не может после всех моих стараний

 Как я вуалью комплементов всю её укрыл

 И думал, зренье чувств надёжно притупил

 Слова любви до этого так много говорил

 Приспешниками низменных желаний находил

 И значимость утратили они всю для меня

 Дотронуться до них мне было легче, чем факиру до огня

 А может, я не прав и сам себя не знаю

 И на обман невольно обрекаю

 Быть может, это не любовь

 Напрасно разыгралась в мыслях кровь

 Но нет, себя возможно в чём угодно обмануть

 Но только не в любви и с этим мне не преминуть

 Мой взгляд летит к её глазам

 Когда целую сладость по устам

 Моя рука в невольном трепетном касании

 Во время танцев наблюдал её шелков дыхание

 Я говорил про красоту

 Но перед внешностью

 Мне личность по нутру

 Косметика особенно не украшает

 А личности подсветка

 На лицо свой отблеск прелести бросает

 И этой непохожей красотою покоряет

 Пока не поздно, нужно уезжать

 И виллу спешно покидать

 Иначе не смогу расстаться

Умберто: Джер, милая, поехали кататься

 Джером: (вскакивает) Давай! Вставай! Нам стоит охладиться

                  Прохладой вечера упиться

 Авторос: Умберто в платье Джер облёк

Как будто бы пыльцой покрылся мотылёк

Она впорхнула в одеянье

 И только в серьгах пальчики нащупали старанье

 У зеркала с минуту покружилась

 К Умберто обернувшись, обратилась

 Авторос: Тот на кровати сумрачный сидел

                 На девушку задумчиво глядел

Джером: Ну что же ты сидишь

 Смотри, какая радость в этой ночи

 И улицы открыли нам фонарным светом очи

Умберто: (рассеянно) Да, да, иду, спускайся вниз, бери ключи (протягивает связку)

Джером: (кладя пальцы ему на щёку)  Ты только так печально не молчи (Он улыбается)            

                Не против, если я сама авто до сытого урчанья заведу?

Умберто: Конечно, ты спускайся, я закрою ставни и иду

Авторос: Как только Джер машину завела

                Рука Умберто номер телефона набрала

Умберто: Лотрег, ты адвокату передай

                 Что выполнил условие

Спасибо от меня за помощь и прощай

Она всецело влюблена

Не вычерпать её любви до дна

Не нужен больше я ему

Я сделал все, чтоб не попасться нам в тюрьму

Лотрег: Осенний лист и тот от ветки отрывается с трудом

Ты сесть решил не в тот паром

Тебя Нароло лично ждёт к рассвету

И в пользе для тебя явиться и предстать к ответу

Умберто: Впервые слышу, кто такой Нароло

 Лотрег:   Зовут так адвоката, исполнял его ты соло

 Поэтому вернуться не забудь

 Не испарись в ночи, как ртуть

 Авторос: В машине мысли парня обуяли

                 Вот что они ему сказали

Умберто:  Что выбрать мне?

Счастливой сделать Джер я не могу

Её терзаньям лишь невольно помогу

Сбежав, словлю прекрасный день

И вновь в темницу попаду

При этом ожиданья друга подведу

Но что за друг, который думает

Лишь о судах в своём порту

Мои же чувства ни во что не ставит

И при удобном случае отравит

Я на весы любовь бескрайнюю

И необъятную свободу положил-

И чаши поравнялись

Одинаково я ими дорожил

Но, кажется, я начал понимать:

Неправильно так измерять

И для чего такая мне свобода?

Коль нет её в поступках, мыслях и любви

Она страшней урода

Что делать? Время всё подскажет

Когда клубок событий размотается

Ответ внутри мне истину укажет (останавливает машину)

Умберто: Джер, как ты думаешь, важней любви

                 Есть что-либо на свете?

Джером: Да, сладкий поцелуй, который семенем любви

                Другие губы навсегда отметит

 Умберто: Ну, а важнее поцелуя?

Джером: Наверно взгляд

                Что теплотою наполняет сердце, бризом дуя

Умберто: Так просто, ну, а больше этого есть что-нибудь?

 Джером: Желание любить и в поисках её пройти свой путь

 Умберто: Ты говорила о пажах любви

 Всё это ей упорно служит, словно звёздам соловьи

 Я понял, ничего важней любви не существует

 Джером: (улыбаясь) Для каждого, по крайне мере, кто в забвении целует (целуются)

Как что-то может быть важнее

Солнца, воздуха, земли или воды

Любовью воздадим мы богу за его труды

Умберто: Немного посидим на пляже

                 Надо мне стараться уезжать (идут к пляжу)

Джером: Я не могу тебя понять

 К чему тебе стараться, поленись

 И в скатерть лунную со мной у моря завернись

 Смотри, барашки звёздами клубятся

 Их серебристому ознобу хочется отдаться (смотрит на Умберто)

 Мне кажется, ты чем-то озабочен

Умберто: Нет, что ты, ну, а впрочем …

 Там лодка вдалеке рыбацкая стоит

 Нептун трезубцем нервы колит

 В плаванье манит

Авторос: С разбегу не раздевшись, прыгнули в пучину

                Воронка пузырьков обволокла, как тина

Джером: Щекочут пузырьки всё тело

                Плывём, пока дыханье не сробело (подплывают к лодке)

Умберто: Возьмём на абордаж пиратский флаг

                Заменит полотнище ночи

Джером: И, вторя страхам рыбаков

                Пускай сечёт им страхом очи (забираются на лодку)

Авторос: По борту капель дождь забил, и натянулись тросы

 И обнял парус ветра взрыв, и редким волосом

 Мелькают берега темнеющие косы

 Пугая чаек, как пугает хищник стадо антилоп

 Сливалась лодка с темнотой

 И позади из пены оставляла рок

 Гналась за новою судьбой

 Джером: (дотрагиваясь до плеча Умберто) Умберто, милый

                 Расскажи мне, от кого ты хочешь убежать

 Умберто: Почувствовать хочу я лишь стихию

Парусами ветер обуздать

Скользить к вершине волн, отбросив слов ремни

Балластом пусть в пучину улетят они

Джером: Ты прав, нет ничего естественней, чем обновиться

 И с красотой природы слиться

 Пусть казни подвергаются слова перед природой

 И пусть чрез них обмениваться чувствами

 В манерных ресторанах станет модой

Мысли Умберто: Я даже пред природой искреннею лгу

               И ситуацию так создал, что забыть

               О чувствах неотвязчивых смогу

               Увлёкшись бурною волной

               И легче будет пережить мне

               Расставание с тобой (смотрит на Джером)

Умберто: Вернёмся, после скачек на стихии

                 Земли брега вдвойне нам кажутся родные

Авторос: В прыжке по волнам лодка совершила пируэт

                И вскоре замерцал по берегу растёкшийся уютом свет

 Умберто: Уже накурены прибрежные костры

На пирсах лодочники заняли посты

 Зовёт заботливый вигвам

И стоит возвращаться нам

Авторос: Вспахала лодка жир блестящего песка

 И вновь для её брюха началась тоска

 Под пятками у Джер с Умберто вспыхнули песчаные вьюнки

 Машина тронулась

 Со взглядами прохожих мчится наперегонки

Умберто: (шутливо) Не знаю, встретимся мы завтра утром или нет

Но вот к полудню утолю мной данный чувственный обет

И приглашу вас на обед

 Джером: (улыбаясь) Легко день пробежал, как ветер по колосьям в поле

                 Любви волшебной покорилась наша воля

Умберто: Любовью заняты мы были

Без наших мыслей лёгкий день настал

Мы, наконец-то, жили

И попросту о времени забыли

Джером:   Нам чувства убыстряли время

Оно как будто потеряло стремя

И вот уже нам надо расставаться

 Умберто: И в этом сладость предвкушенья есть

Не стоит этого бояться

И чем трудней с тобою мне прощаться

Тем радостнее будет нам встречаться

Авторос: Машина возле дома Джер остановилась

 Минута сладостная долго длилась

 Они целуются, как захотели б целоваться сотни тысяч человек

 Не красота, не добродетель, а любовь спасёт наш век

Джером: Пускай с тобою ночь прошедшая уснёт

 В твою дремоту звёздочкой чудесной сон её войдёт

 Умберто: И ты усни, как соловей уставший

                  Сполна всё о любви сказавший

Авторос: Пройдя шаги, Джер повернулась

 Излучив улыбкой свет

 Умберто улыбнулся ей в ответ

 Машина скрылась, будто завернулась в тёмный плед

Акт 2, Сцена 3

Авторос: Умберто на кровати дома у себя

     Лежит, докучливые мысли теребя

Мысли Умберто: Нет сил мне делать что-то

Не взять мне эту ношу словно ноту

Пусть всё идет, как получается идти

Джером, любимая, ах, как тебя мне жаль, прости

И в роли быть или не быть

Я  не хочу, я не хочу служить

 Свобода без любви, любовь так без свободы

 Но ведь без солнца и земли не могут появиться всходы

 Как не бывает радуги без одного из семерых цветов

 Так эти чувства не бывают по отдельности, как ночь без снов

Но есть ещё одна возможность ничего не выбирать

Вот третий путь дилемму разрешил, пора в кровать

Авторос: Умберто умывался утром, в зеркало смотрел

Одеколоном спрыснулся, рубашку застегнул, в машину сел

Минут через пятнадцать он подъехал к кораблю

У входа повстречал Кастедо

Эту неприметную, казалось, тлю

Кастедо: Как вечер? Удался? Мы с нетерпеньем ждём вас, проходите

                Такая рань прохладная, ей за восход отменный всё простите

Авторос: Умберто за Кастедо шёл

                И к капитану в кабинет пришёл

                Тот в кресле разместился

                Лотрег же у окошка находился

 Нароло: Умберто, (тянет руку, улыбаясь) рад сегодня видеть

 Хочу вас тоже не обидеть

Лотрег уже всё рассказал

С успехом оправдали вы любовный капитал

Мы получили то, что может быть

Бесценнее произведения искусства

Волшебною зарёй пылают её чувства

Теперь оставьте нас Кастедо и Лотрег

 (к Умберто) Невинна будет речь моя, как первый снег

 (те удаляются) Ты знаешь притчу соловей и бледная луна?

 В ней соловей не пел, пока не заблестит она

 А та луна сияла лишь, когда услышит трели птицы

 Так истинному чувству в обоюдном суждено родиться

 Та настоящая любовь, которая возникла у Джером

 Родиться может, если есть она в ином

 Как Джер, такие люди в чувствах держат свой талант

 Не тронет трепета их сердца лживый франт

 И если выдашь увлеченье за любовь

 Пожнёшь от них призренье вновь и вновь

 Умберто: Хотите вы сказать

                 Что я Джером люблю тогда

Нароло: Но в случае с тобой я думаю, что это не беда

Я понимаю всё, ты любишь

И вряд ли сразу всё забудешь

И если мыслями мы можем управлять

То с чувствами сложнее совладать

 И вот что я задумал предложить тебе:

 Есть у меня сестра, возьми её себе

Умберто: Что вы хотите этим всем сказать?

Нароло:  А то, что клином клин мы будем вышибать

Ты помнишь, девушка на вечеринке

В красном платье танцевала?

Мне показалось, что на танец у тебя

Она немало чувств украла

Не исключаю, если бы не Джер

С неё бы взял для чувств своих пример

Останься с Карсией сегодня

Джер Лотрег займётся

Расскажет ей, как сердцу твоему

Без её глаз неймётся

Быть может, с Карсией останешься, в волос её пучине

Найдёшь себе усладу, будет все, как и поныне

 А о Джером напрасно не тревожься

 Как цвет к весне, так ты к её устам

 Коль не получится, вернёшься

Умберто: Не думаю, что я смогу остаться с Карсиканой

Нароло: Тогда я награжу тебя другим обманом

Ты с нею, может быть, расстанешься не потому, что любишь Джер

Есть остывание в твоей натуре, в этом мне поверь

Ты как металл: вблизи огня горяч

Но стоит отдалить тебя

Как ищешь у других костров удач

Побудь немного с Карсией и посмотри

Быть может, воплотятся в ней твои мечты

 И если увлечение случится на мгновенье

 Наполню смыслом я другим

 Твоих непостоянных чувств стремленье

Умберто: Займёшь желанием свободы

                 Заключив в темницу?

 Нароло: Нет, что ты, позабудь с твоим талантом

Заточить смогу на пляжи Ниццы

Тебя я очень берегу

И сделать зло ни в коем разе не смогу

Я думаю, что после Карсии подарок мой останется не нужен

Но, если к вечеру останешься ты безразличием простужен

 Тогда мы вновь поговорим

И сложности возникшие решим

Ну а сейчас на палубу иди

Там Карсикана будет, жди (проводит до двери)

Акт 2, Сцена 4

Авторос: Джером сидела в ресторане за большим окном

Покусывая нижнюю губу, чертила букву «У» ногою под столом

Взглянула на часы и подняла глаза

Лотрег пред нею, что за чудеса

Джером: Лотрег?

Лотрег: Прости, не быстрым был, как вестника, мой бег

Меня просил Умберто извиниться за предательское опозданье

Его нерасторопность заслужила нареканье

Он думал, что решил проблемы дня

Уверен был, что сам придёт

 И не рассчитывал занять меня

 Джером: И что же стало с ним?

 Лотрег:  Я вынужден блеснуть простым ответом, как сантим

 Его дела в нужде, нужда его в свободе

 И следует он неустанно этой моде

 Джером: Он что с другой?

 Мысли Лотрега: Правдивые слова, которые по-разному истолковать мы можем

В головку девушки уложим

Пускай по-своему поймёт их смысл Джером

И вряд ли выступлю я здесь вралём

Я говорю ей о возможном заключении

Она в измену всё перевела

Своими мыслями свершила преступление

Я стану здесь услужливым проводником

Который факел для похода распалил

Её же собственным костром

Лотрег: (после паузы) Нет, где-то с сто второй

Но мне он честно говорил

Тебя сильнее остальных любил

Что модою на новых девушек обязан мнению людей

 Когда же он с тобой его пристрастия

 Лишь с ним считаются скорей

Джером: Ты правду говоришь или намеренно

                Терзаешь сердце нежное обманом?

Лотрег:  Да, слышать это тяжело

Как жухнуть прежде времени цветам

Покрытым пепельным туманом

Не плачь, Джером, чернилами стекают слёзы

Не оросить им лепестков увядшей розы

Забудь его, не иссушай цветок

Чтоб пылью не рассыпался чудесный стебелёк

Возьми, пожалуйста, платок (протягивает)

Джером: (вытирает щёки и подводит глаза) Лотрег, да разве это слёзы

Они лишь размывают взгляд, как строчки скучной прозы

Меню и то мне интереснее читать

Гурманящие вкусы открывать

Давай прочтём гастрономический роман

Наполнит он глубоким содержанием мой гибкий стан

Составьте мне компанию, Лотрегги

И разделите запах запертой в бутылке неги

Джером: (официанту) Несите все, что превратит прозрачность стройного бокала

В рубин, наполненный мерцаньем зала

Лотрег, пока официант вино с испариною не принёс

Внесите в разговор наш первый взнос

И расскажите о себе, пока я не отпила из бокала

Уж после сведенья такие любопытны будут мало

 Лотрег: Тогда, пожалуй, мы дождёмся ароматного вина

Пускай вас интересом околдует

Точно дивное виденье сна

 И по тебе судя, как по себе

 Скажу, что интересен человек вдвойне

 Когда услышим мы о нём что-либо от другого

 Тогда пикантными подробностями обрастёт и речь немого

 Джером: Речь?

Лотрег: Здесь главное фантазией не пренебречь

  Поэтому спросите обо мне хотя бы у портье или лифтёра

  Их описания избавят от докучливого мора

Джером: Лишь сплетни драгоценный камушек способен превратить в колье

                Цепочку скучных слов, звездами возгорят они во мгле

Лотрег:  Кто в сплетне знает тонкий толк

               Тому на этот грех готов списать налог

Джером: Иной, рассказывая о себе, такою ложной скромностью покрылся

 Как оспой, что искусственно привился

Другой же, закатив глаза, себя так хвалит

Что вянет виноградная лоза

Как будто из неё он краски тянет

 Лотрег: Настолько сильно он достоинства и недостатки хвалит

               Что от стыда мертвец из гроба встанет

Джером: Ты, исповедуя теорию свою, поведай про Умберто

                И буду я признательна, наверно

Лотрег:  Поверь, что после нескольких глотков

Твой интерес не будет стоить этих слов

 Но если хочешь, паузу трезвости заполню

 И описаньем интерес твой временный восполню

 Чтоб после с большим аппетитом пила ты вино

 Вот кстати на подносе и парит оно

Джером: Рассказывай и ничего не смазывай

 Лотрег:  Из влюбчивых натур он и, к несчастью

 Прибывает в ручках у изменчивой привычки

 От этого сгорают увлечения его как спички

Джером: В рассказе  эти мелочи нисколько не уместны

 Его потуги чувств не интересны

 Которые азартом игрока питались

 И частью жизни только деловой

 Для парня этого остались

 Но если обминёшь в рассказе пышные стенанья

 Кто он тогда? Об этой стороне натуры

 Дай прямые показанья

Лотрег: Он сер, неразличим как пыль

  И это не надуманная быль

  Но лишь от солнца чьей-либо любви падут лучи

  И пыль пыльцою заискрится

  Словно дождь под фонарём в ночи

  Она тогда мерцает и блестит

  И эфемерным запахом любви парит

  Умберто в возбуждении нового способен быть прекрасным

  Во всём же остальном рутине предался с завидным постоянством

  И в повседневной речи пуст

  Бессмысленен, как скорого листания хруст

  Отнюдь я не намеренно его черню

  Таким как есть рисую, в стиле ню

 Джером: Назойливою мошкой твой рассказ летит

                 Он против любопытства моего спешит

                 Опять о чувствах говоришь

Лотрег: Ведь ты о них узнать спешишь

Когда о чём-то люди знать хотят

Они об этом говорят

Но если знать упрямо не желают

Того, о чём себе с притворным безразличием напоминают

Вот в этом самый искренний их интерес

Чем больше на словах небрежности

Тем больше в мыслях вес

Джером: Как предрассудочный рыбак

 Ты в этот раз попал впросак

 И отдалённый рёв кита

Поверь, но это дальше чем твоя пята     

Воспринял, как морского бога стон

Взаправду мне не интересен он

Лотрег: Опять себя ты выдаешь

              И вместо имени его ты «он» зовёшь

Джером: Но если удовольствие тебе доставит мне противоречить

Тогда я пас, не стану здесь перечить

А вот виднеются напитки, и я вижу, как они летят

Пьянящими ручьями с кровью слиться захотят (берут по бокалу)

Лотрег:  Ты не боишься прикоснуться ртом к бокалу

Вино в нём может обездвижить язычок, подобно жалу

Джером: (поднимая бокал) За нас! И жизнь лишённую надуманных прикрас!

 Которую заменят нам правдивые красоты

 Лотрег: Всё рядом, словно дивный мёд за тонкой стенкой соты

               От лёгкого касания растопится она, и нет заботы

 Джером: Заряженное крепостью вино

  Мы выстрелим, пожалуй, залпом

  Войну объявим лживым мыслям и словам

Лотрег:  И вытравим их горячительным напалмом (выпивает вино)

Хочу признаться, сколько б я не пил

О прелести твоей ни на секунду не забыл

Взглянув, тот час же отрезвляюсь красотою

Такая ясность в ней, как будто смерть вселилась в жизнь

Открыла мне глаза рукою

Джером: Как будто голова в морозный прорубь окунулась?

Лотрег:  Я знаю, ты покуда от насмешки не очнулась

Но это дань истории прошедшей

Уже не важной и ушедшей

Пусть старой памяти суфлёр очки сегодня потеряет

И ролью прожитых воспоминаний этим вечером не заправляет

Наверняка ты догадалась, что мне нравишься

Моими притязаньями неловкими, наверно, забавляешься

Поэтому хочу я объяснить невысказанное отношенье

Надеюсь, скорое признанье не покажется глумленьем

Быть может, это плохо описать сладчайший запах на словах

И обратить неуловимый флирт в словесный прах

Но не могу я дожидаться, чтобы крикнуть: ах!

Подали нищему кошель с монетой

Почувствовал он радость жизни в сумме этой

Но вот когда закончились деньжата

Вдвойне он нищету испробовал тогда-то

Ну что поделаешь, такая вот за роскошь плата

Как нищий бедностью пресытился, так я богатством

Что для него кошель, то для меня любви коварство

Когда со мной на корабле ты танцевала

Надежду оживляющую подавала

Я в те секунды радостью зажил

И танец чувства закружил

Но после вы нечаянно ушли

И я почувствовал себя

Как после денег нищий на мели

Я знаю, звёздам свойственно бывает угасать

Но свет их продолжает гроздьями созвездий небо украшать

Тебя не стало, свет во мне остался

И чувством новым пробуждался

Я знаю, деньги не важны тебе в скупом значении

И лишь хочу, чтобы зажила ты с собою в примирении

Скалистая волна крошится о землетрясение

И тонет ураган в потоке наводнения

И это может стать обыденным явлением

С условием, что будет повторяться с постоянством

Которое грозит распитие шампанского

Преобразить в обыденное пьянство

Поэтому спокойствие со мной внушительнее будет урагана

Оно сейчас такое редкое, как звук божественный органа

Цветок твоей души хочу наполнить ароматами кальяна

Джером: Ты так всё расписал, ещё чуть-чуть

                И море станет хуже ванночки горячей

Лотрег:  Не стоит быть тебе такой кусачей

Трава под снегом света зиму ждёт

 Когда он на неё лучи прольёт

 И камень драгоценный не бледнеет

 Веками отблеск золото не тлеет

 И также долго чувства ждать готовы

 Когда на них ты взглянешь снова

 И если через сотни лет большая Амазонка пересохнет

 Я буду лишь тебя любить, пусть даже небо от грозы оглохнет

 Джером: (удивлённо-насмешливо) Пускай, всё лучше будет жить

 Любовь, беря в заложники, на человека надевала мех

А ты природу облачил в сей грех

Лотрег: Ты правильно всё поняла, решения не избегай

              Ну, если не надежду, то намёк мне дай

 Джером: В тебе настолько много прагматизма

 В открытую всё говоришь, не без снобизма

 Интрига зародила бы ну если не любовь, то увлеченье

 Твои бы чувства взяты были девушкой на попеченье

 И если безразличен ей до этого вдруг был

 На интерес к себе интригою подбил

 Из этого быть может что-то получиться

 А ожиданьем можно снисхождения и жалости добиться

Лотрег: Непросто быть тому, кто не любим

Прислушайся к себе

На безразличие Умберто надевал свой грим

Джером: Ну, хорошо, во имя гордости

 С тобою встречусь не из мести

 Он не достоин этой чести

Лотрег:  Нальём вина за это грамм по двести (наливают)

Джером: Давай-ка завтра созвонимся

                Со встречею определимся (отпивает вина)

Акт 2, Сцена 5

Авторос: На палубе под освежающим навесом ложе

 Диван по нежности с листом фиалки схожий

 Атласным ворсом заласкает самую изнеженную кожу

 Умберто встретил в этом месте Карсикану

 В небрежной томе в глубине дивана

 Завёрнут стебель в платья красную парчу

 Мудрёная причёска, я о ней не умолчу

 Шатёр исчёрно-матовых волос

 В сплетении золочёных лоз

 Две пряди на висках игриво завивались

 Зрачки затменьем ярким на глаза спускались

 В их чёрном жемчуге цвета переливались

 Высокий лоб, разлётом по-монгольски брови

 Красива до ревнивой крови

 Её вниманье кавалерам не принадлежит

 Но каждый своим долгом ревновать спешит

 Обманывая мыслями себя: «Пока не с кем, пока моя

 Не может быть она твоя»

 Достойна зависти прелестнейших из дам

 Лишит почётной мудрости тибетских лам

Умберто: (кланяется) Я думаю, что некрасиво было бы для вас

 Чтоб я не посвятил вам в этот вечер глаз

 Я с восхищеньем вспоминаю тот прекрасный танец

 Заочно нас представил он

 Когда разлил по щёчкам обжигающий румянец 

 Моя фантазия бледнеет перед вашей красотой

 Так утреннего неба цвет бледнел перед зарёй

 Карсикана: Фантазия, быть может, отчего же вы

                   Бледны передо мной от подбородка до скулы (проводит пальцем по щеке)

 Я знаю, что меня вы не боитесь

 Выходит чувств своих упорно сторонитесь

Я нравлюсь вам, когда вы без Джером

А с ней горят воспоминанья обо мне огнём

То, что искусный негодяй, вы про себя конечно знаете

Таким самокритичным пониманьем девушек пленяете

 Залогом тонких чувств является такая странность

 Но я прошу, забудьте о других, отриньте ветряную данность

 Авторос: Его плеча она нечаянно коснулась

Его желанье страстным поцелуем вдруг очнулось (целуются)

Умберто спохватившись, оторвался

Как будто ненароком обознался

Карсия посмотрела на него

Ей всё понятно стало без того

Карсикана: Мой брат на многое способен

 Но счастье сделать для сестры неволен

 Так что ему сказать

 Со мной ты или нет?

 Умберто: Ему ты дай понять

                   Я с ним, а значит, я с тобой

 Вам это ведь не главное

 Хотите, чтобы Джер осталась навсегда одной

 Но почему? Хотел бы я узнать?

Карсикана: На это времени не трать

 Поверь, что я тебя люблю, и не привыкла к пораженьям

 А из-за этой Джер прибегла первый раз к сомненьям

 Я знаю, что о ней ты думаешь, но беззаветно не влюблён

 Но в тоже время мной из-за неё

 Как я привыкла, полностью не покорён

Умберто:  Тебя, я может, и могу понять

Но замысел Нароло мне б хотелось знать

Зачем ему нужна Джером?

Она ему важней, чем для дождя сердитый гром

 И если любишь, то не надо лгать

 Вокруг да около плясать

Карсикана: Не спрашивай меня, могуществен Нароло

 Когда узнаешь замысел его

 Глава твоя слетит, как мячик в конном поло

 Ты хочешь, чтобы Джер жила

 Такой же участи я от тебя ждала

 Прости за то, что сильно я тебя люблю

 И не пытай, сомнения твои не утолю

 Ты помнишь, как со мною танцевал

 Как сердцем к щёчке сладостно припал

 Так отчего же

 Вдруг стала Джер тебе дороже?

Умберто: Скажи мне, отчего цветам так дорог аромат

Ночному небу звездопад

Деревьям зелень, почему

Того и сам я не пойму

Карсикана: Ты прав, в любви пути не выбираем

                    Ступив на них, себя не понимаем

Умберто: Карсия, умоляю, мне о Джер ответь

                   Молчание больней, чем плеть (берёт за руку)

Карсикана: (после паузы) Ну хорошо, ну будет, ладно

 Твоё упрямство, как не странно, мне приятно

 Клянись, что кроме нас об этом не услышат

 Я многим жертвую, об этом в письменах не пишут

Умберто:  Клянусь, от слов своих не отрекусь

Карсикана: Где горизонт берёт начало

Корма бушующего океана водопадом ниспадала

 Под ней темнеющее никуда из чаши сей алкало

 Страх суеверный наводя на моряков

 Попавшему туда не вырваться из поглощающих оков

 Оттуда брат мой появился

 Такой как он законам мироздания не снился

 Он лишь в сказаниях древнейших упомянут был когда-то

 Но языки истлели те, рассыпались их черепа

 Народам этим нет возврата

 Известно всем, что страх растет, питаясь страхом

 Нароло будто червь грызёт сердца и обращает прахом

 Рождён от жрицы солнечной любви…

Умберто: Пожалуйста, обманом сказок не криви

Карсикана: Ты выслушай сначала до конца

 И вывод сделаешь, имею ли я званье наглого лжеца

 Отец его был бог морской бескрайней бездны

 Поверишь ли ты мне

 Теперешнему миру разговоры эти не уместны

Умберто: Хотя в делах Нароло магии не видел

Но ощущением её твой братец не обидел

В теперешнее время тот, кто понимает страсти человека

Владеет большей магией

Чем чародеи самого загадочного века

Продолжи то, что ты сказала…

Карсикана: И мать его, когда на бреге отдыхала

 Её могучая волна отца обняла

 И увлекла на край заката

 Где в водопаде появился раб мечты когда-то

 Нароло нарекли его

 О нём никто не знает ничего

 Он рос в глубинах сумрака, его же мать

 Пыталась сотни раз с младенцем на руках сбежать

 Тогда же бог, который властней океана был

 За непокорность жребию её в вулкан подводный заточил

 Над ним столбы из смерчей водяных возвёл

 И погибает всяк, кто в них вошёл

 Нароло рос, заручен был с отцовской властью

 Но, повзрослев, захвачен стал другою страстью

 И жажда чувств непонятного его томила

 И иссушала душу как ветрило

 Любви пока неясное желанье

 В наследство получил он через мать

 Оно ему не позволяло власть отцовскую спокойно перенять

 Мученья сына подточили б власть

 Наследник сильным должен быть

 И жёстким, как акулья пасть

 Когда ж узнал случайно он про заточенье

 То напрочь отказался выполнять отца веленья

 Отец всё понял и сказал

 К мечте возлюбленного сына он призвал:

 «Возьми корабль и отправляйся

 За исполненье одиссеи поручайся

Найди, что ты в себе искал

Чего настойчиво не понимал

А как найдёшь, тогда и возвращайся

 Предназначенью истинному покоряйся

 Когда властителем всех океанов сможешь стать

 Я отпущу тотчас же мать»

 Сменяются века веками

 Страстям испробованным сбился счёт

 А он того, что ищет, не найдёт

 И будет бороздить границы вод

 Пока желание своё вдруг не уймёт

 Но полностью все замыслы его и я не знаю

 Здесь линию рассказа в домыслах теряю

 Умберто: Мне кажется, что кое-что я начал понимать

                  Так кто же ты тогда несложно рассказать?

Карсикана: Я нимфа вод и за Нароло следую повсюду

 Так мне отец его сказал, перечить я не буду

 Кастедо же спасённый им когда-то мореход

 В знак благодарности с Нароло выступил в поход

 У долга своего заложник

                   Желаний исполнительный помощник 

Умберто: (слегка изумляясь) Сейчас фонтаны жёлтой прессы наводнения творят

Быть может, ты редактор их

 Пусть боги за такую мысль простят

 Хотя и убедительно всё говоришь

 Но мне сдаётся, на ветрах фантазии паришь

Карсикана: Десятки тысяч лет назад в глубинах океана

  До современного на карте плана

 Цивилизация существовала

 И Нимфаторией себя назвала

 А чтобы государство от других обезопасить

 Существование решили в мифы Греции окрасить

 Вся правда, что в сказаньях подаётся

 Мгновенно небылицей обернётся

 Такое понимание у большинства людей

 Но ты поверь мне, будь смелей

Умберто: Я верю и могу рассчитывать лишь только на тебя

Как в ледяной пустыне на искру огня

Мне Джер увидеть надо, помоги, коль можешь в этом

Стань для меня спасительным билетом

 Карсикана: Ты понимаешь то, о чём так безрассудно просишь

 Чтоб помогла я той, мою любовь к которой в сердце носишь

  Ты песню соловья поёшь, я в ней лишь ночь

  Которой прикоснуться к сердцу твоему невмочь

  И смотришь только на свою луну-

  Она исчезнет

 Лить закончишь песни радостной волну

Умберто: Карсия, милая, не будет песни, не увижу я луну

Без помощи твоей я в солнце утону

Люблю другую, не смогу себя я изменить

И честь большая для меня

Об одолжении тебя просить

Карсикана: Где видел ты, чтоб хищник пищу отдавал?

Умберто:  Но ты же человек, очнись

 Карсия, чувств твоих намеренно не предавал

Карсикана: (после паузы) Да, да, ты прав, подумать надо мне

 И разобраться в смутном дне

Умберто: Попробуй побороть свои желанья

                 Любовь питает не жестокость, а земное состраданье

Авторос: Карсия повернулась и на море долго смотрит

                Нежданная слеза на щёчке сохнет

                 Как ветки, дёргаются всхлипом плечи

                 На них Умберто пальцы положил

                 Но в этот час ей не до встречи

Как будто тяжкий плащ

Она откинула коснувшиеся руки

Так скрыть она пыталась муки

Карсикана: Ну, хорошо (пауза). Я слышала, сегодня вечером Джером

                    С Лотрегом в ресторане будет городском

Умберто: Выходит мой товарищ негодяй?

                 Направимся туда давай

 Карсикана: Нароло за такую блажь меня убьёт

   Коль ты нарушишь договор

   Тебя он тоже не спасёт

Умберто: Спасибо, Карсия, спасибо

Хоть милосердие твоё пугливо

Но это именно и помогает

Опасность от падучей смерти отдаляет

Карсикана: Нет, ты не прав, тебе я помогу

                    Лишь потому, что больше ревности и гордости любить могу

Умберто: Неужто может так взаправду получится

                 Чтоб девушка в секунду сотую могла влюбиться

 Карсикана: Здесь парень не всегда победу должен записать на счёт

                     Та, у которой сердце чистое, меня поймёт

Умберто: Эх, Карсия, что делать, если у людей

Со временем переплетается с порокам

Лента алая любовных дней

И мне хотелось бы вернуться в то прекраснейшее время

Когда любовь ещё не дышит через изнуряющее стремя

Когда не знаешь, отчего гроза

И кажется, что кружевную вышивкой блестит роса

Ещё всё в опыт не успело превратиться

И накипью на сердце отложиться

Через которую трудней огню пробиться

И чувствам новым вспламениться

Карсикана: Но с Джер ты именно к тому и возвратился

Умберто: Поэтому, быть может, я в неё влюбился

                 Пойдём, покуда вечер ночью не раскрылся

Авторос: Карсия ему руку дала

 Они сошли на берег

 Встретили Лотрега у причала

Лотрег: Привет, Умберто, (подаёт руку) вы уже вдвоём?

Умберто: Неважно, что сегодня ты сказал

                 Когда увиделся с Джером

Лотрег: Как мы договорились, я ответил ей

              Ты занят, и поэтому сменился русла твоего ручей

Умберто: О чём ещё вы говорили?

Лотрег:  Да не волнуйся, о тебе мы не забыли

От переданных слов она к великой радости плыла

Как яблоня весною расцвела

Умберто: Гермес и тот бы так не передал

Не оттого что он не ловок

                 Потому что меньше твоего он врал

Лотрег: Чтоб я не делал, ревности твоей я не достоин

Она в тебя влюбилась, будь спокоен

Неверием своим ты оскорбляешь

И дружескими чувствами пренебрегаешь

Кому как не тебе упрёки говорить

Когда ты сам любовь с двумя намерился крутить

 Карсикана: Копилку мыслей вы словами не опустошите

  И каждый при своём останется

 Как вы монеты слов о языки не трите

Лотрег: (отходя) Тогда всего хорошего

 Умберто: И вам того же схожего

Авторос: Когда Лотрег на расстоянье отбежал

                 Тут голос Карсии сказал

Карсикана: Последуем мы за Лотрегом тайно

  Чтоб нас он не заметил  и не передал

  Нароло опасения буквально

Акт 2, Сцена 6

 Авторос: Джером  с Лотрегом за столом сидели

                  И пищу не спеша со вкусом ели

Джером: У-м-м! Какая вкусная еда

Такое мясо чтобы получить, наверное, пришлось

Земные и небесные стада скрестить

Лотрег, подай, пожалуйста, мне острые приправы

 Лотрег: Я думаю, они вам не нужны

               Чтоб вдруг не обернулись горечью отравы

 Джером: Что ты сказать сей фразой хочешь?

                 Иль снова заблужденьем голову морочишь

Лотрег:  А ты взгляни, кто позади тебя вошёл

               Я думаю, приправу подходящую он для тебя нашёл

Авторос: Не повернувшись, Джер берёт бокал вина

                И выпивает всё до дна

Лотрег: Что ж прежде специй охлаждаешься вином?

Иль думаешь воображенье затушить

Чтоб стало всё вдруг нипочём

Джером: Лотрег не зли и зря не приставай с допросом

                Я пью от жажды

                Что важней официанта за спиной с подносом

Авторос: А в это время позади Джером

                Умберто разговор вёл за столом

Умберто: Карсия, извини, я должен объясниться

                 Моя нетерпеливость, как рассвет к цветку, стремится

 Авторос: Умберто встал, чтобы к Джером направиться

                  Но что это? Она с Лотрегом поцелуем упивается

 Карсикана: По-моему, сей цветок рассвета прежде твоего расправил лепестки

 И опыленьем занялся, в котором нету и намёка утренней тоски

По солнечным лучам

Умберто:  Что это значит?! Джер меня отдала палачам

 Как будто пепел выбросили все вулканы

И пересохли океаны

Их дно в штормах пустынных скрылось

Безжизненным песком покрылось

Авторос: Дошёл, себя не помня он

                 Услышал дружелюбный тон

Джером: (с улыбкой) Ты скоро появился

 А то я думать начала

 Что ты мне лишь приснился

Умбе-э-э-рто-о-о, что за встреча

Ты, верно, думаешь, что радости моей предтеча

Открыла я глаза-ты рядом

Чтоб сон мне не забыть

Решил его наполнить нежным взглядом

 Да только в этот раз приснился мне не ты

Открою небольшой секрет

Вы всё равно на пастбище с цветами все скоты

Умберто: Джером, ты что пьяна?

Джером: Нет, что ты, только лишь

 В простую правду влюблена

Мои слова желаешь обратить в нелепый бред вина

 Боишься стать банкротом в час

 Когда самоуверенности полная казна

 Тот, кто в букет два запаха сложить намеривает

 В итоге их не выделяет

 Лотрег мне верно намекает

 Как будто ты сменил поступки и слова

 Быстрее, чем разносится молва

Умберто: Джером, ты знаешь, как тебя люблю

Намеренно я чувства не травлю

Ведь ты неправду говоришь

Словами этими страдания сулишь

В свою я очередь хотел спросить

Зачем ты вдруг Лотрега начала любить?

Джером:   Я, может, просто из-за удовольствия целуюсь

И лёгкой связью без привязанности муторной любуюсь

Как соловей вольна я делать, что хочу

И лесу песню напеваю, а не ветке, на которую взлечу

Цветут цветы, но кроме садовода

Непринужденной радостью должны наполнить

Радугу дневного свода

Так девушек весеннего цветения краса

 Заполнить роем лепестков стремится всякого глаза

Ты можешь на цветки смотреть

 Но ветку отломав, росой им не блестеть

 А если ты цветок забудешь и поставишь в тень

 Над красотой тотчас нависнет тленья сень

 Поэтому ищу сама я солнце для себя

 Хоть и листы цветочка случаем дробя

 Тебе же я желаю с девушкой твоей

 Любви и счастья, будь смелей

Авторос: И к выходу Джером движенье начертила

 Лотрег её догнать хотел

 Она же взглядом отстранила

Акт 2, Сцена 7

Авторос:   Летят машины, льётся свет по лакированным бокам

Людей водоворот кружит, подобно сорванным цветам

 Где свет фонарный не добрался до ночных теней

 Там Джер брела, и горькая печаль плелась за ней

 Жара на улице стояла

 Соцветьями деревья обвязала 

 Но не она Джером в знобящий жар бросала

 Капкан удушливый на горло надевала

 Толпа шум отдалённой музыки глушила

 И слышалась невзрачная мелодия уныло

 Подобно музыке, в обиде растворялись чувства Джер

 И сердце наполнялось ей без всяких мер

 Где есть тот мир, в котором люди жили

 И чувства в муках не родили

 Где не было б сомнений и тревог

 Но в этом мире полюбить бы кто-то смог?

 Хотя в иные редкие мгновенья

 Туда попасть, как в рай хотим без всякого терпенья

 Куда же Джер направилась сейчас

 Кто её сердце от любви бы спас

 Она идёт в квартал приезжих

 Там, где друзей осталась память прежних

 Где выходцы из разных стран

 Весельем вспомнят родину

 Похлеще, чем любой канкан

 И с сей толпою беззаботной Джер сбегала

 В страну чужую, где всю суетность земную забывала

 Там танцевали, там смеялись и шутили

 Там картами игральный стол мостили

 И шулера измятую деньгу в карман тащили

 Каштановый мулат за стойкой бара улыбался

 При взгляде на него приятный трепет девушек касался

 Гадалки сонной попугайчик предсказанья вытащил бы вам

 Где кровь и страсть, и деньги увязались по пятам

 И верили б вы этим россказням охотнее, чем всем богам

 Прелестней райских птиц там на прилавках украшения сверкают

 И, словно сундуки пиратские, их продавцы пред вами открывают

 Контрабандисты с золочёными зубами продадут вам обезьянок на углу

 Клык ягуара, львят и белых, словно сахар, какаду

 И всякий, кто нырнёт в ближайший ресторан

  Забудет, если не излечится от всех душевных ран

  Там джентльмен с сигарою флиртует с продавщицей

  А та вгоняет взгляд в морского офицера, словно спицу

  Вот на подносах сладости арабские лежат

  И не сравнятся с ними удовольствия греховнейших услад

  От флирта влажный воздух здесь

  Во всём мелькает взгляд, полуулыбка, лёгкого касанья смесь

  Там негритянка пела джаз

  Как будто выворачивал её не голос, а экстаз

  От рок-н-ролла пламенем взметались юбок ткани

  Ручьями в казино стекались money

  И вот уже  Джером играет в казино

 Азартом страсти притупить ей остальные чувства суждено

 Не деньги, а везенье, прихоть случая её воображенье волновали

 Сродни любви непредсказуемые цифры выпадали

 Деньгами если проиграешь, расплатился и ушёл скорей

 И не растрачен чувств сердечных дорогой кошель

 Порхали бабочки на шеях официантов

 И охлаждали губы невезучих франтов

 За столиками вспыхивали возгласы и стоны

 В рассеянности поднимались проигравшие

 Как будто бы сорвали с них пагоны

 Пьянее пьяного вдруг становились, словно утонули в градусном вине

 Кто неудачу победил, и радость повышалась у него в цене

 И-и-и-ха! Кричал в душе, удачу оседлавший, будто бы ковбой

 Вот-вот слетит с норовистой

 Быть может, поплатившись грандиозною сумой

 Кружится шарик в смерче человеческих страстей

 Воронка алчная рулетки поглощает судьбы  всех людей

 И под гипнозом наблюдаемого сложно устоять

 Азарта демон если в вас вселился, будет изнутри сжирать

 Здесь проиграла Джер, пока не разлилась заря

 И старые знакомые ссужали фишки ей, как оказалось зря 

 Она такси остановила

 А в это время ночь рассветом стыла

 Как листья набухают поутру расой

 Сами собой наполнились глаза слезой

 Взгляд онемел, ресницы робко дёрнулись, и вот

 Ласкает тихо щёки слёз солёный пот

 В бессильном недвижении вся, лицо без выраженья

 И тело, полное смиренья

 Вот на кольцо Джером взглянула

 Рука к нему, безвольно отреченье потянуло

 Она коснулась, всё стереть готова

 И незаметно для себя убрала пальцы снова

 Сюда, быть может, по случайности надежда робкая вмешалась

 Или Джером мечтою новой обозналась

 Такого сразу не узнаешь

 Не всё словами разгадаешь

 Машина медленно притормозила

 Джер у подъезда дверь открыла

 Здесь у порога Карсия стояла

 От утреннего холода слегка дрожала

 

Акт 2, Сцена 8

Джером: Ты что тут делаешь?! Уйди! Вон убирайся!

Карсикана: Джер, выслушай меня

Джером: И не пытайся

 Умберто мало, хочешь и меня забрать?

 В самообман жизнь превратить, такому не бывать!

Карсикана: Отсюда я так просто не уйду

 Пока не выслушаешь, я покоя не найду

 Поймёшь ли ты меня, тебя я ждала

 Из-за любви к Умберто здесь стояла

 Ты думаешь, что я-преступник, вор

 Любовь укравший

 Вынесла заранее смертельный приговор

 Но даже если б это было так

 Последнее желание имеет каждый пойманный бедняк

Джером: (открывает дверь) Отлично, проходи (в коридоре) Ты вся замёрзла

                Кофе приготовлю, заходи

Карсикана: (через несколько минут с кофе) Ты, верно, думаешь и где сейчас Умберто

 Тебе всё по порядку расскажу

 Нарушу в этот раз закон омерто

 Вчерашним вечером была я для него предлогом

 И безопасности его залогом

Чтобы встретиться с тобой

Иначе он не мог тебя увидеть, если не со мной    

На риск огромный он пошёл

 Когда, придя в тот ресторан, тебя нашёл

Лотрегу его выдать будет легче

 Чем потушить на торте свечи

Наверняка Нароло обо всё узнает

Умберто и меня за это покарает

Джером: Какой ещё Нароло?

Карсикана: Помнишь капитана?

 Нароло его имя

 И лишил намеренно себя он истинного сана

 Услугу он Умберто и Лотрегу оказал

 Помог тюрьму покинуть

А за это в подчинении находиться обязал

Мне неизвестно, что от них он хочет

Но беды нам большие его замысел пророчит

 Он именно к тебе Умберто не пускал

И в этом замысел его понятный расцветал

 Со мной его Нароло хочет видеть

Чтоб о тебе забыл, а лучше стал бы ненавидеть

Умберто из любви решился

С тобою встретиться

И с участью так скоро не смирился

И вот когда пришёл Умберто, ты решила

Что он теперь со мной

Предполагаю, что Лотрега помощь не остыла

Когда ты начала вдруг целоваться

Он был в смятении, не смог во всём признаться

Произошло что дальше, знаешь ты сама

 Накладно вспоминать о прошлом шторме

 Когда сейчас трещит корма

Джером: Что этим хочешь ты сказать?

 Карсикана: Умберто нам пока не поздно надо выручать

 Поэтому должна тебе я всё сказать

  Когда ты вышла, он опомнился, погнался за тобой

 Но перед этим дал пощёчину Лотрегу, будто сам не свой

 А тот куда-то в спешности звонил

 И будь я старой девой, если он Нароло всё не слил

 Вдобавок ко всему Лотрега твой приятель обозвал

 И правду всю ему сказал

 Вот что дословно прозвучало

 Открыло их вражды начало (пересказывает)

Умберто: Смертельный негодяй! Таких, как ты, немного

 Но вот из тех немногих уготована тебе великая дорога!

Клеймлю пощёчиною (бьёт по щеке) По такой примете

Нароло опознает лучшего помощника на свете

 И после этого Лотрег ко мне спокойно подошёл

 Сказал, что капитан просил

Чтобы меня он на корабль привёл

 Тотчас на улицу мы вышли

 А я сбежала и в толпе исчезла, словно в поле мыши

Когда Умберто вылетел из ресторана

Последний раз я из толпы увидела его в машине капитана

 Джером:  Как ты меня нашла?

Карсикана: Я не случайно быстро так к тебе пришла

 Мы много информации с Нароло о тебе собрали

 И адрес твой конечно знали

Джером:    Зачем вам это знать?

 И почему ко мне внимание такое, не могу понять?

 Карсикана: Нароло нужно для каких-то целей

Не спрашивай, здесь я опять сижу на мели

 С минуты на минуту, кажется, он будет здесь

 То также мне легко предположить

 Как трудно сбить с мустанга спесь (смотрит в окно)

Карсикана: Приехал нужно чёрным ходом выбираться

Джером: Садись, я бегать не намерена

                Его прихода будем дожидаться

Авторос: Открылась дверь. Лотрег Кастедо и Нароло появились

                Как будто бы на плёнке проявились

Джером: О! Как вас много, о такой заботе не мечтала

Нароло: (к Карсии) Ты что-нибудь ей рассказала?

Карсикана: Достаточно, чтобы понять

                    Что ты намерен жизнями играть

Нароло: Пожалуйста, спускайтесь вниз к машине

Джер, дорогая, ты её не слушай

Карсия всегда сгущает краски на картине

И там, где небо бирюзою расцветёт

Его на полотне

В синюшную болезненную кожу обернёт

Джером: Я не покину это место

                Пока не скажите мне, что с Умберто

Нароло: Предложение твоё уместно (смотрит на часы)

Как раз сейчас он ест и пьёт

И лучше остальных живёт

Что до вчерашнего, то срочно он понадобился мне

В таких делах, как на торгах, секунда каждая в цене

 Лотрег: Спускайтесь вниз, вам же сказали

               В цивилизации атлантов тоже много знали

Джером: И всё же вы мне не ответили на мой вопрос

Кастедо: Мадам, вы сами спуститесь или хотите, чтобы в кресле снёс?

Авторос: Лотрег с Кастедо попытались Джер за руки взять

                Но вырвалась она и постаралась к стенке отбежать

Джером: Скажите, что с Умберто стало? Я не верю вам

Нароло: Чем раньше всё увидите

               Тем меньше нам придётся объясняться по слогам

Джером: (к Нароло) Скажи им, чтоб не трогали меня

                Сама спущусь без помощи в объятья дня

Кастедо: Поверьте, против вашей воли

Каждая ступенька нам больней огня

Вы извините нас, мы вынуждены были силою поторопить

В обход свободы нам приходится порою жить

 Лотрег: (открывая дверь) Прошу, явитесь миру

По вашим чувствам

Пусть поэт сегодняшнего дня настроит лиру

Джером: Вы что же, предрекаете мне сделать что-то необычное?

Нароло: Здесь делать не придётся ничего

Вы только стойте и смотрите, будто деревце тепличное

Карсия, тебе тоже надо приглашение

На просьбу, где пока царит терпение

Авторос: Все вниз спустились и в машине очутились

Поехали, Джером в окно взглянула

Отметить панораму улиц проносящихся не преминула

Джером: Мы почему на пристань не свернули?

                Вы снова ожиданья обманули?

Нароло: То было б большим преступлением для нас

Чем для цветенья хладный май как раз

 Джер, не волнуйся

 Перед незнаньем не пасуйся

Джером: Что за район, дома как глыбы, и куда мы едем?

 Заброшенная серость стен

 Которой и воображеньем не ответим

 Огромные ворота, что здесь делает угрюмый полицейский?

Нароло: Джер мы в тюрьме, не удивляйся

               Вид всего тут тягостный и мерзкий

Джером: В тюрьме? Что это значит?

Вы что не чувствуете?

Сердце, словно жрец во время ритуала скачет

Нароло: Прошу ещё раз, не волнуйся

               И страху от незнания не повинуйся

Авторос: Они прошли огромный коридора блок

 Охранник им открыл замок

 Умберто в этом кабинете за столом сидел

 И на вошедших посмотрел

Нароло: Я вас оставлю, вам, наверно, хочется поговорить

               Да четверть часа есть у вас, чтоб не забыть

 Авторос: С охранником он удалился

                 Как будто в тени растворился

Джером: Умберто!

Авторос: Джер его обняла

                Нежней охапки полевых цветов прижала

 Джером: Умберто, мой любимый я …

Так виновата, ну, прости, прости меня

О! Если бы я знать могла

Сейчас бы солнце улыбалось нам

 А не решётчатая мгла

Я вытащу тебя отсюда

Бесценную свободу нам добуду

 Умберто: Не надо, Джер, пополнил подлецов я ряд

Когда с Лотрегом согласился у Нароло на подряд

Известно ли тебе, что заключили мы с Нароло сделку

Она содрала всех благонамерений побелку

Джером: Да мне Карсия говорила

Умберто: Но то, что между нами там произошло

 Мне кажется, не прояснила

 Какой бы полной не была луна

Её сиянье тучи скроют, как монету мутная волна

Ты здесь не появилась бы ни в коем разе никогда

Узнав всю правду раз и навсегда

Так беззаботно все купаются в речных водах

Пока монетку правды не отыщет в илистых потьмах

Тогда покинуть реку все спешат

Чтобы монетку рассмотреть

Как будто камень драгоценный в сто карат

 Так ты оставишь реку моей лжи

Когда узнаешь правду

Джером: Нет, Умберто, не пугай меня, скажи

Умберто: Нароло выпустит нас из темницы

 С условием, что чувства покорить должны девицы

Мы обязались сделать так

Чтобы влюбилась ты в кого-либо из нас

 Как сон в большое поле, где цветёт коварный мак

 Твой выбор на меня невольно упал

 И вдохновение твоей любви я всё украл

 В угоду прихоти Нароло это я проделал

 Прощение твоё рассказ Карсии зря подделал

 Он приказал с тобой расстаться

 Иначе мне в тюрьме пришлось бы оказаться

 Я пред тобою виноват

 И мне дорога только в ад

Авторос: Глаза Джером намокли

И капли на ресницах сохли

Джером: Ужасная! Ужасная игра!

Где ставкой были чувства

Неужели уходить пора?!

Но нет, я не хочу и не желаю слышать ничего

 Всё это глупости, скажи мне

Что важнее для меня всего

 Ты любишь ли меня?

Авторос: Умберто не ответил

                А только взглядом Джер отметил

 Джером: Ну не молчи, ну не молчи

 Не затуши надежду маленькой свечи

 Твоё безмолвие невыносимее всего, что ты сказал

  Больней чем острый, словно старая трава, кинжал

 Умберто: Мне после этого всего

                 Любить тебя, как преступленье

                 И за него я коротаю здесь часы томленьем

Джером: Так значит, любишь ты меня?

Умберто: Люблю, люблю (обнимает)

Хоть этого не заслужил нисколько я

Как если бы трава сырая жаркого огня

Джером: Скажи, скажи ещё мне это

                Твоё признанье радостнее света

Умберто: Готов я повторить как праведник молитву сотни раз

                 В надежде искупить всё то, что сделал через этот лаз

Джером: Так ты признаешься мне только лишь затем

                Чтоб совесть искупить?

Умберто: Клянусь тебе я всем

Поверь, что я тебя люблю

Вину свою ни в коем разе не хвалю

 Джером: Умберто, милый, обними меня скорей

Держи, чтоб не попала я в пучину дней (обнимаются)

Ах, если бы могла я за тебя внести залог

Умберто: Оставь мне поцелуй

                 Он лучше всяких денег мне б помог

Джером: Я этим поцелуем выкупаю всю твою любовь

Умберто: Она и так уже твоя, как плоть моя и кровь (целуются)

Охранник: (К Джером)  Свидание закончено покиньте помещение двора

Умберто: Джером, любимая, тебе уже пора

Авторос: Скользнули медленно ладони

И задержались пальцы друг на друге

Словно на перине щёчки сони

Она к двери спокойно подошла

И только треснул ключ в замке

К Умберто снова полетела и дыханьем обожгла

Охранник: Вы нарушаете порядок дня

                   Свидание закончено, прошу вас слушаться меня

Джером: (полушёпотом) Пусть даже пережить мне судный день придётся

                Я вытащу тебя отсюда, и Нароло обойдётся

Умберто: Джером, ступай, иначе нам свиданья могут запретить

                 Для нас то будет хуже, чем цветку в пустыне жить

Не плачь, глаза твои слезами заискрились

И изумрудным отблеском размылись

Джером: Пускаю их лишь для того

                Чтобы цветок смочить и больше ничего

Авторос: Охранник Джер за руку вывел

 Нароло подбежал, едва увидел

 За ними, будто бы по наковальне дверь ударила

 Джером всю ненависть на подошедшего наставила

 Джером:  Как демон ненавидит свет

Так я вас ненавижу, вот вам мой обет

 Коварней золота задумали вы план

 Но он растает, к чувствам прикоснувшись

 Будто к правде изощреннейший обман

Нароло: Джер, разве я способен ложью обижать?

Злокозненные планы против вашей воли составлять

Ты знаешь, что заставить полюбить

Сложней, чем сытого вновь накормить

В то, что меж вами чувства нежные сплелись

Мои в том умыслы нисколько не сбылись

Не скрою, я тебе хотел немного отомстить

И за оставленных парней игрою безобидной подразнить

Поэтому двух резидентов подыскал

Но и не думал, что игра возьмёт такой накал

Во всём Лотрега здесь вина

С Умберто разделяет  по его желанию стена

 Джером: Но как Лотрег, как смог он это сделать?

 Нароло: Коварный план могла ты только от него отведать

 Ты помнишь после вашей встречи в ресторане

 На улицу ты вышла

 Уличив Умберто в отвратительном обмане

 Вот после этого он подошёл к Лотрегу

 И по лицу ему заехал людям на потеху

 Лотрег же ничего смешного в этом не нашёл

 Дал заявление в полицию, куда и двух свидетелей привёл

 Клянусь своею честью, я об этом ничего не знал

 И вам хочу помочь не меньше, чем влюблённым кинозал

 Джером: Ах, он подлец, наёмник подлости, коварства

Напрасно думает, что сможет излечить меня таким лекарством

Он что же, мыслит, если мне его не полюбить

За это в наказанье сможет отомстить

Ему лишь участь притязаний мелочных испить придётся

И больше для меня ни в чём он не найдётся

Нароло: Прошу, Джер, успокойся, выслушай меня

Я знаю, что негодование твоё горит быстрей огня

Меня просил Лотрег с тобою переговорить

Решение простое сей проблемы огласить

Он хочет на тебе жениться

За это пред Умберто дверь тюрьмы должна открыться

Я знаю, что Лотрега ты не любишь

Но этому помочь могу

Надеюсь, что меня ты не осудишь

Быть может, если б ты Умберто не узнала

К Лотрегу больше нежности и ласки проявляла

Джером: Что вы хотите этим домыслом сказать?

Нароло: А то, что средство есть, чтоб по Умберто не страдать

Ты помнишь, сделан был подарок мной

В котором чувства выгорают

Как под палящими лучами волос теменной

Кольцо тебе бы стоило немножко потереть

И о любви к Умберто никогда не петь

Тогда пойдёшь ты с лёгким сердцем за Лотрега

И будет ждать вас в браке нега

Подумай есть ещё немного время до суда

И если ты Умберто любишь, то

Уничтожишь чары злобного труда

Джером: То время, что даёте мне, заполнит не свобода, а мученье

Нароло: И всё же есть возможность, чтоб принять решенье

Ты его завтра скажешь в час вечерний

Ну а пока езжай, пожалуйста, домой

Я думаю, настало время для тебя побыть одной

 Джером: Да я поеду, как вы мне сказали

                 Но перед этим можно мне Лотрега видеть в зале

Нароло: Тогда секунду подожди, сейчас войдёт (вызывает по телефону)

               Мой адъютант Кастедо к нам его ведёт

Мне очень грустно, что устроить лишь могу свидание

На этом, к сожалению, закончатся мои к Лотрегу притязания

Тебе быть может и не стоит его видеть

Чтоб чувства лишний раз его особой не обидеть

Джером: Для этого ничтожества то было б честью пребольшой

 Которой не достоин он, как прокажённый палец

Перстня, что в оправе золотой (входит Лотрег)

Нароло: Я вас оставлю

Своим присутствием

Едва ли что-либо исправлю (выходит)

 Джером: Как ты бы не старался, а тебе меня не получить

Есть у меня кольцо волшебное

Его я потеряю, чтобы о любви забыть

Забыв Умберто, я тебя не полюблю

 И страсть преступную не утолю

Тебе достанется лишь тело

В котором чувство омертвело

Напоминаньем о любви к нему моё замужество окажется

Ради него я за тебя пойду, и мукой эта мысль тебе покажется

Лотрег: Джером, ты выгоды союза нашего не понимаешь

К Умберто зря привязанность питаешь

Ведь я хочу, чтоб счастлива ты была

Когда увидит он другую

Станешь для него лишь мила

Джером: Ты что же благодетелем моим себя считаешь?

Быть может, ты заслугой ставишь

То, что себе такую милость позволяешь

Не знаю, ты когда-нибудь поймёшь

В любви бесценнейшее счастье сам себе даёшь

Когда влюбляешься в кого-то

Тебя не заставляет он

Почувствовать к себе охоту

А ты же чувства хочешь навязать свои

Цветок песком попробуй напои

Заставь звезду на небе дня гореть

Ей проще будет умереть

Лотрег: Ты заблуждаешься, Джером

Как заблуждаемся мы о дожде, едва услышав гром

Так ты, услышав о моём старании

Решила ждать потока вод

Дорогу что размоет твоего желанья

Ты глубоко меня не знаешь

Мы будем счастливы

Влюбленности как только предрассудки растеряешь

Джером: Глубок ты поначалу был

 И шантажом тюрьмы настолько впечатлил

 Что нет необходимости получше мне тебя узнать

 Ведь мелкая натура на поверхности лежит, зачем её искать

 Какой бы ты поступок после этого не совершил

 То знай, на пне гнилом он ветку отпустил

 Как можешь ты любить, Лотрег?

 Когда моя любовь всего лишь для тебя

 Пристрастье пагубное, «крек»

 Ты называешь эгоизм свой искренней любовью

 Мои к Умберто чувства озаглавил вредной болью

 Моей любви опасность в том лишь для людей

 Что непонятна многим, хоть убей

 И в глубине души её ты тоже искренне боишься

 Словами, будто отвлекающей молитвою, заговорить стремишься

 Подлее яда в сладкой пище ты

 И раньше осени от омерзения к тебе падут листы

 Но я тебя уже не призираю

 Как после пыток с безразличием на палача взираю

 Я где угодно подпись для тебя поставлю

 И на свободу милую любовь отправлю

 Чтоб не случилось, а со мной тебе не быть

 И чувства равнодушия не утомить

 Я ухожу, Нароло передай

 Что завтра к вечеру я буду

 А пока прощай (уходит)

Акт 3,Сцена 1

Авторос: Холодное стекло едва печаль остудит

 И время вряд ли всё рассудит

 Джером к окну щекою прислонясь

На отражение своё облокотясь

На город сумрачный глядела

 Её дыханием стекло замлело

И млечный путь дорожных фонарей

Сливался в полосу огней

Луны глаз был затянут тучей

Как от удара при падучей

Над головою ни одной звезды

Как будто сведены небесные мосты

По отражению Джером

Стекали капли, но дождём

Рисунок не был их намечен

То слёзы окропляли с городом холодным встречу

 Заря ночные краски допивала

 Когда Джером уставшим сном лежала

Вот уже солнце светом окна застеклило

 К полудню с облаками время плыло

 Автомобиль к подъезду подкатил

 В звонок Кастедо позвонил

 И вскоре Джер по лестнице спустилась

 Пред нею дверь парадная открылась

Джером: Во внешнем виде ничего не упустил (касается воротника)

 Твой галстук бирюзовый мил

Кастедо: К чему ты это говоришь?

Джером: Сегодня день прекрасный, что же ты стоишь?

 Парные облака парят над нами знаменем

 Я лёгкости исполнена такой

 С которой по весне сгорает сад, цветущий пламенем

 Прав был Нароло

Кастедо: Это ты к чему?

Джером: Чтоб разлюбить, я прежде всю свою любовь пойму

Теперь понятно, не любовью я была поглощена

Её запретом польщена

Как говорил Нароло, если нет любви, её томленья, ожиданья

То лёгкость беззаботную приобрету, насытив этим все желанья

Кастедо: Так что же предложение Лотрега отрезвило?

Джером: Не знаю, но несносно стало жить мне и уныло

Сейчас я не могу совсем понять

В чём разница мне между ними

Словно манекенов одинаковых обнять

И будто бы от выбора светило обратит движенье вспять

 К Умберто если бы я чувствовала что-то

Я  за Лотрега не пошла как за оглохшим человеком нота

 И если свадьбою Умберто я смогу помочь

 То обещанье выполню тем самым

 Это я не прочь

Кастедо: Как розы запаха по сладости вернее нет

 Так не собрать правдивее как не из слов твоих букет

 Ты рассуждаешь абсолютно верно

 А вот и резиденцию Нароло волны поднимают мерно

Авторос: Она по трапу на корабль взошла

 К каюте капитана подошла

Кастедо: Постой немного здесь, а я тотчас (заходит в каюту)

                Тебя Нароло попросил зайти одну сейчас (Джером входит)

 Нароло: Кастедо может вы и провели

 Несложно это сделать с тем

 Кто отличит с трудом закаты от зари

 Как если бы он в жизни их не наблюдал

 И от незнания закат зарёю обозвал

 Но я то знаю, что любовь на безразличие сменив

 Её томление, тем самым в сотни раз усугубив

 Ко мне бы не смогла прийти с прекрасным настроеньем

 Как не смогла б пустынная волна

 Губам, иссохшим путника дать примиренье

 Скажи мне это правда, то, что уши адъютанта слышат?

 Джером: Да чувства все в кольце истлели и не брызжут

Мне не понятно, почему переживать могла я

Как ветер, в камышовую свирель уныло завывая

 Нароло: Ты, правда, думаешь всё так?

Джером: Сейчас любовь мне не понятна как для солнца мрак

 Нароло: Я вижу, что и вправду от неё далёка

 В словах холодных безразлично так жестока

 Вы не могли бы дать мне это милое колечко

 Джером: Неужто и у вас напрасно трепыхается сердечко

Как дереву опавший лист не нужен

Так мне оно нисколько не послужит

Пожалуйста, берите, я вам отдаю (снимает кольцо)

В распоряжение свободу выбора дарю (кладёт на стол)

Нароло: Поистине бесценен твой подарок

Пред ним богатый шейх, как раб последний жалок

Теперь Лотрега полагаю, следует тебе увидеть

Его любовь чрез обручальное кольцо похитить

Иди скорее прямо вдоль по коридору

Свиданием приговори зарвавшегося наглеца к укору

Джером: Мне незачем его хоть в чём-то упрекать

 Хотя, пожалуй, он бы мог и раньше

 К равновесию в любви призвать (выходит)

 Авторос: Кастедо чрез секунду появился

                 В его глаза Нароло взглядом ликованья впился

 Нароло: Все страсти порожденные любовью в кулаке сжимаю

(поднимает кулак с кольцом) И безграничной властью

Над людьми себя я награждаю

Теперь могущество отца почти не надо

Себя властителем нарёк другого склада

В природе скалы рушит ветер и вода

Людей же одиночество и хладность убивают без труда

Любви – проводырю людей глаза мы завязали

Неверный путь тем самым указали

Что тело без души – лишь труп

А человек без чувств

Что солдафон послушный груб

Как пьяный добровольно в сумасшедший пляс пустился

Так мир на колесницу полную безумства погрузился

Где кучер ненависти держит за поводья злое проведенье

И правит в чёрное ничто, где окружает тленье

Бутону если солнца нет, не стать цветком

Так людям без любви не быть вдвоём

Кастедо: Ты про Умберто и Джером сказал?

Нароло: На их судьбу давно уж наплевал

Любовь – моя! (смотрит на кольцо)

 Теперь я обладаю этим счастьем

И устою перед любым ненастьем

Чтобы Джером любовь мне передала

Кольца чудесного здесь мало

Тут надо чтобы люди отреклись

И позабыли это чувство добровольно

Без этого Джер не смогла б вручить так вольно

Она виновна в том, что больше остальных любила

Поэтому не сразу о любви забыла

С причины этой выбор на неё и пал

Что с остальных мне брать

Коль прогорел у них сердечный капитал

Пыльцы из пустоцвета не набрать

Любви в глазах потухших не узнать

Мне не понятно лишь одно

С чего прекрасную любовь все бросили на дно?

Кастедо: Без нас начался этот пир

На нём чума и поглотила мир

На этом празднике мы только гости

И нам достались со стола обглоданные кости

 Нароло: Ты прав всё люди сделали за нас

Мы появились только

В нужном времени и в нужный час

Читал ли ты последние газеты?

 Разводы множатся как к Рождеству приметы

 Уже тогда я понял, что Джером нам помогла

 Её любовь от сердца отлегла

 Взгляни на улицу, там в ненависти многие кричат

 Как пепел, из вулкана извергая мат

 Когда у человека чувства нет

 Он продаётся будто обесцененный браслет

 Я буду обладать не только властью вод безбрежных

 Но и людских страстей кромешных

 Но не подвластна мне одна их страсть

 Кастедо: Какая же?

Нароло: К деньгам готовность без роптанья пасть

Какое б не придумал я колечко

Оно здесь не поможет

Как с лошадью строптивою уздечка

Быстрее солнце станет остывать

Чем люди золотым тельцом пренебрегать

Нет фантастичнее сюжета

Чем людям отказаться от сего предмета

И не останется на свете гражданина

Которому я палец против алчности в колечке утоплю

Как если б это был язык и вина

 Кастедо: Ты думаешь, сравнение такое тут уместно?

 Нароло: Ты видел, чтоб остался у бокала язычок

И было бы ему не тесно

Вот так и с вожделением к деньгам

Наедине со страстью этой не останешься

Всех приберёт к рукам 

Ведь без неё он жизни смысл утратит

Что не нужно нам

Теперь по городу хочу я прогуляться. Ты со мной?

Кастедо: Людским самообманом насладиться шуткой или вечною судьбой?

Конечно, от такого отказаться

Как выколоть глаза

Когда цвета слепцу вдруг проясняться

Так нам всё в цвете истинном должно предстать

Хочу увидеть я, как люди совесть будут продавать

 Нароло: Она понизится в цене

 И акции её достанутся лишь мне

 Я тот, кто людям даст свободу

 Без совести ей быть, а это мне в угоду

Кастедо: От сделки ничего не потеряют

Природа пустоты не терпит

Новым чувством заполняет

На смену стойкую уверенность приобретут

Пошли скорей посмотрим

Чувства твоего кольца действительно не лгут?

 Нароло: Великая депрессия с обвала на Нью-йоркской бирже началась

                И никакая фирма не убереглась (уходят в город)

Акт 3,Сцена 2

Авторос: А в это время меж Лотрегом и Джером

                Шёл разговор послушаем, что было в нём

Лотрег: Я по тебе соскучился, Джером (после паузы)

              И каково твоё решенье?

Джером: Будешь ты не за бортом

               Умберто только отпусти

Лотрег: Ты за него меня прости

               В ближайшие часы окажется он на свободе

 И будет жить получше, чем «невроде»

 Его судьбу я этим, словом одеваю

 Лучше чем по пасмурной погоде (молчание)

 Джером: Ты от меня ещё услышать хочешь что-то?

 Лотрег: Устроить церемонию я завтра думаю

 Джером: Так сходу?

Ну что ж услуга за услугу

Чего не сделаешь, придя на помощь другу

 Лотрег: Ты об Умберто говоришь?

Джером: О вас двоих

                Ты в заблуждениях опять паришь

 Само собой ему я помогу

 Но и тебя от одиночества уберегу

Лотрег: Так ты выходишь не из-за любви к Умберто?

 Джером: Конечно нет, так обстоятельства сложились. Верно?

Давай-ка лучше к роскоши меня готовь

Чтобы вселенная от церемонии взорвалась вновь

Лотрег:  Скажи, ты надо мною издеваешься и призираешь?

 Джером: Сегодня ты догадкой не блистаешь

 Напротив я хочу добра быть и учтива

 За то, что без сердечных мук живу, поэтому счастлива

 Тебе хочу сказать за это я спасибо

 И никаких не может здесь быть либо

 Ты будешь для меня не в тягость

 Как юноше тяжёлый быстрый танец не испортит младость

 И выйдя за тебя, не значит полюбить

 Как, научившись плавать Дарданеллы переплыть

 Я разве что-то обещала

Лотрег:   Твоё пренебреженье чувствами к Умберто для меня не мало

 Как лепесткам цветов без света к солнцу не клониться

 Так и с тобою без Умберто будет легче сговориться

 Не будешь ты о нём скучать

 И грустью о любви бессмысленной напоминать

 Теперь всё будет хорошо как после редкого дождя

 Который только освежит в ненастье чувств не перейдя

 Но …Джер, мы не были обручены

 Поэтому в залог до свадьбы поцелуй оставь

 Чтобы сомненья были разоблачены

Джером: Твою я прихоть ублажу

                Тебя всего лишь средством к долгу нахожу

 Лотрег: Опять меня в открытую ты унижаешь

 Брезгливым безразличьем оскорбляешь

 А вдруг я всё переверну

 От свадьбы откажусь

Умберто за решётку затолкну

Джером: Меня пугать надумал что ж

 Престиж тебе дороже пропадёшь за грош

 Со мною вес в глазах коллег приобретёшь

 Коль я тебя отвергну, как ты это оправдаешь

 Ответь мне на вопрос, как сам считаешь

 Такую сделку никогда тебе не провернуть

 Как если не сейчас

Чтоб обстоятельства так лихо обмануть

С словами ты смиришься брошенными мною

У бедуина полюбившего пустыню

Нет роптания к полуденному зною

Ты ради денег к худшим униженьям шёл

Слова в сравнении с ними для тебя

 Как пыль, осевшая на пол

Авторитет, богатство, положенье всем ты обладал

 Сложней всего нажить в любви бесценный капитал

 Лотрег: Довольна неоправданного разговора

От россказней вреда бывает больше чем от мора               

Нароло мне сказал, чтоб Карсию ты взяла

И свадебное платье выбирала

Оно любую взбалмошную девку в чувство приведёт

Джером: Я в этом платье утону, оно тебя не ждёт

Авторос: Лотрег хватает Джер и начинает целовать

                Она в ответ смеётся и пытается сказать

Джером: Хватаешь, будто взять мою любовь желаешь

 И страстным поцелуем на свою надеешься что обменяешь

 Возможно, ли чтоб долг вдруг в чувство превратился?

 И тёплым ароматом на губах заледеневших вился

 А ты меня хватаешь будто бы влюблённую влюблённый

 Так долг я не смогу отдать

 Поэтому прими мой поцелуй спокойный

Авторос: Джер механически его поцеловала

                Как будто к ритуалу повседневному призвала

 Джером: Теперь удостоверился, что я тебя не брошу

  И это для меня пустяк несу я с лёгкостью такую ношу

  Ты не волнуйся на мой счёт

  А церемонию готовь, пусть за меня она соврёт

  Теперь хочу наряды примерять

  Надеюсь, эту прихоть женскую не стоит изъяснять

  Ступай Карсию позови

  И гардероб свой тоже обнови (Лотрег уходит)

Акт 3, Сцена 3

Авторос: Тюрьма охранник к камере идёт

                И гроздь ключей в руке несёт

Охранник: Освобождаем камеру, закончен срок

Умберто: Как необычно скоро он истёк

                 И всё же почему?

 Охранник: Моя работа вам открыть

 А больше знать и ни к чему

 Какая б не была причина радоваться вы должны

 И выходом все обстоятельства поверьте, будут сглажены

 А вместо радости вопрос глупейший задаёте

 Сомнения ненужные зачем-то выдаёте

 Когда как шанс свобода выпадает

 Сомнение здесь не моргает

 Как деньги обронённые

 Свободу каждый поднимает

 Ступайте же ступайте!

 И никогда сюда не попадайте

 Умберто: Спасибо за совет

Он прост и верен

Словно к первому свиданию букет

 Охранник: Спешите же скорей к свободе

                    И помните сомнения теперь не в моде

Умберто:  Прощайте и меня не поминайте (уходит)

Акт 3, Сцена 4

Авторос: Умберто по проспекту шёл

 Сад за оградой как обычно цвёл

 Поодиночке люди как обычно шли

 И равнодушие в глазах несли

 И не было расстройства обречённого у них

 Оно покоится на чувствах только вот живых

Прохожая: Вы не подскажите на этой улице

                   Нароло адвокатская кантора?

 Умберто: Кого? Откуда вам известно имя вора?

 Прохожая: Вы с кем-то спутали наверно

Сей господин ведёт себя поистине примерно

Его весь город знает

Ведь он потребность самую насущную нам утоляет

Взгляните, на домах горит реклама

Она наделала не мало одобрительного гама

Умберто: (читает надпись) Разводы обернуться в состоянья

 Когда вы думаете о себе

 А мы о ваших истинных желаньях

Занимаемся делами бракоразводных процессов

«Компания Нароло» всё сделает в угоду ваших интересов

Ждём с нетерпеньем вас!

 Готовы выполнить любой заказ!

Авторос: Умберто громко засмеялся

                 В недоумении случайный собеседник оказался

 Прохожая: Чего смеётесь, разыграть меня хотите?

 Дороже у него, но в быстроте

 Полученного счастья вы ему не откажите

Умберто: Вы, правда, верите в такую безыскусную рекламу?

Прохожая: Конечно, этот господин способен устранить любую драму

 Имеет он чудесный дар

Людей так разлучать

Чтоб не остался в их душе нагар

 К тому же люди выгоду узрели

 В том, как живут сейчас

 И разойтись для закрепленья счастья захотели 

Достаточно супруга одного

Чтобы расторгнуть брак

 И больше ничего

Умберто: Пожалуй, вы меня и убедили

И если так он популярен

Будут устланы к нему людьми все мили

Нам стоит за толпою поспешить

Как ветке по теченью плыть

Авторос: Они в поток людской попали

 Чрез несколько минут перед конторой стали

            Там очередь образовалась

            Весть быстро в городе распространялась

1-й из очереди: Бывают же дельцы, которым дар провидца дан

                           Благословенней он небесных манн

Умберто: Я не хотел бы ваших слов неясный смысл красть

                 Чтобы в невежество не впасть

1-й из очереди: Предвидя спрос на расторженье браков

  Наставил повсеместно этот господин рекламных знаков

  Открыл заранее контору

  И всех прибегнувших к услугам

  Подвергает денежному сбору

  Однако то, что он взамен нам предлагает

  Всех без разбора подкупает

Умберто: И что же это за сокровища такие?

Прохожая: Быстрей от языка откажутся немые

 Чем от такого предложенья

 И все разделят это мненье

 Всё дело в том, что после расторженья брака

 Условие прелестное, однако

 Гарантию на вечность он даёт

 Что нам с союзом больше никогда не повезёт

 Случайные свидания не в счёт

 Но если всё же мы пойдём на это

 Заплатит неустойку равную джек-пот билету

 По представлениям его такого быть не может

 Не знает он, что человека притяженье гложет

 Умберто: Вы полагает, настолько он наивен

Что в разумении помыслов людских невинен

Какой-то здесь подвох мне кажется заложен

Не может быть, чтоб меч остался навсегда без ножен

Прохожая: Людей предвидится так много

 И неустойку он с лихвой покроет

 Всё равно, что оторвёт у бога

 Газеты почитайте прибыльнее нефти тяжбы о разводах

 Процент их возрастает будто …

Умберто:  (тихо как бы про себя) Бородавки на уродах

1-й из очереди: Смеётесь? Может, вы считаете не допустимым это?

                           По-моему, вполне нормальная для времени примета

Умберто: Вы о разводах говорите?

1-й из очереди: Нет о доходах, за которые вы кажется, корите

 То дело верное, что прибыль нам несёт

 Всё остальное раньше солнца пусть зайдёт

 Под видом виски воду продаёшь

 Картофель за топазы выдаёшь

 За плату воздух в комнаты пускаешь

 Кур вместо райских птиц по дорогой цене толкаешь

 Из жара ненависти слитки золотые

 Как Нароло выплавляешь

 Почётно это разве ты не знаешь?

Что может лучше деловой сноровки быть

Такой талант мне нечем крыть

Умберто: Его обидно было бы пропить

Когда бы можно было ваши мысли в доллары перевести

То их бы было столько, что не унести

Мне с этими деньгами спорить невозможно

В неистинность бумажных аргументов верить сложно

Пожалуй, мне бы стоило немножко постоять

Тем самым ваши взгляды отстоять

К Нароло на приём я попаду

Чтоб не испытывать любовную нужду

Какое совпаденье странное контора

Открылась в тот же день когда случилась мировая ссора

У этих двух событий явно связь с Нароло

                  (к прохожей) Вы почему сегодня вдруг решили наскоро расстаться?

Прохожая: Я не могла случайно обознаться

Как будто бы последние росинки чувств

 Неведомые силы испарили

 Обременённые их грузом листья вдруг освободили

 Умберто: Теперь я вижу к солнцу без препятствий тянуться они

Но не теплом, а блеском золота ты солнышко мани

Неведомые силы то реклама возбуждает

И неугодное заказчикам она бесследно испаряет (к одному из очереди)

Простите, а у вас как с чувством дело обстоит?

1-из очереди: С утра оно не то что не горит

Чего признаться мне привычка жизни не велит

Но даже и не пепелит

Мысли Умберто: Поверить в то, что схожий сон приснился людям можно

  Для этого всего лишь сумасшедшим надо стать

  Что по теперешнему времени не сложно

  Но даже если обернёшься сумасшедшим

  Тому как чувства разом отказали

  Младенцам не поверить в мир пришедшим

  Чтоб чувства близились у всех к нулю

   И приравнялись к хладному углю?

Умберто:  А вот и очередь за разговором испарилась

                  Быстрей чем что-либо приснилось

Пред мною любопытство, но его не стану пропускать

А вместе с ним зайду, чтоб нетерпение унять (заходит)

Акт 3, Сцена 5

Нароло: Умберто? Честно говоря, я удивлен, что ты пришёл

Я думал ты в свободе радость без меня нашёл

А может, по-приятельски меня вдруг навестил

Умберто: Что с Джер?

Нароло: Как? Ты её не позабыл?

Я думаю, она сейчас твою свободу покупает

И платье к свадьбе примеряет

Умберто: Хотел через тебя спасибо ей сказать

                Чтоб муки совести пред нею оправдать

Нароло: Поверь что это ей не в тягость

               Как вишне рой цветов тяжёлых в радость

Умберто: Понятно, что она немало рада

                 Как всякая невеста красоте наряда

Нароло: Но главное что в её сердце счастье безмятежное вселяет

В пристрастьях безразличье неразборчивое оставляет

 Так это невозможность полюбить

Умберто: Но как она могла такое чувство просто так забыть?

Нароло: Привычку прошлой жизни просто так не победить

Объекта в поле зренья нет – любовь пропала

Такое сердце для забав сиюминутных и любви ей мало

Замкнуться на тебе одном она не в состоянии

И в этом её скверное и притягательное обаяние

Любовь ей может приключеньем быть

Но жизнью нет, и следует тебе остыть

 Умберто: А я итак не горячусь

И сам от хладности хронической лечусь

Но видно это не удастся

Когда жизнь в мерзлоте

Нам нечего пугаться

Чьё сердце в вечной мерзлоте лежало

И солнцу не проткнуть лучом, горящим жала

Поэтому Джером я понимаю

И выбора её не осуждаю

Сама собой она осталась верно?

И не разыгрывает мотылька

Когда привыкла прыгать словно серна

Нароло: С таким прекрасным к жизни отношеньем

               Ты мог бы компаньоном стать, прими решенье

Умберто: О, с удовольствием работы лучше нет для нрава моего

Как соучастником быть дела твоего

Но чтобы в тонкостях работы преуспеть

Открой мне тайну как сердцами смог ты овладеть

Нароло: Кукушки пенье потому однообразно

Что бессердечно это существо, поэтому поёт ужасно

У соловья прелестной песни не отнять

Для милой он поёт нам этого ль не знать

Так вот кукушкино потомство опытному птицелову отыскать

Полегче, чем булыжник на дороге взять

Как эта птица люди чувства забывают

Моя рука их только подбирает

И если я их соберу

Людишки вряд ли обеднеют

Я им только помогу

От тяжести ненужной их уберегу

 Умберто: Но хитрость всё-таки какая-то была?

                 Которая всех к этой двери привела (показывает на дверь)

 Нароло: У Джер на пальчике волшебное колечко было

 Она его потерла, и любовь безвременно остыла

 Я доктор, по симптомам угадавший о пришествии чумы

 И если сделать с пострадавшим ничего не в состоянии

 То пусть хотя бы проживёт он без сумы

 Известно, то о чём не знаешь, нужным быть не может

 В сравнении с этим золото значительно дороже

 Умберто: Пожалуй, лучше для меня карьеры не найти

И поспешу я в ногу с предложеньем вашим по пути

Но для начала мне хотелось день другой спокойно отдохнуть

Ведь после заключения не так то просто стать

               На истинный достойный путь

Нароло: Конечно, поезжай домой

              Усталость праздностью непринуждённой смой

 Умберто: Ещё увидимся (пожимает руку)

Пускай моя рука залогом дружбы станет

Которая и после засух не увянет (выходит)

 Нароло: (к Кастедо) С чего Умберто отдыхать?

 В тюрьме он долго не пробыл

 А значит, не успел устать

 Ступай за ним, но только осторожно

 Чтоб тенью вы не встретились

 Кастедо: Такую просьбу с лёгкостью исполнить можно (выходит)

Акт 3, Сцена 6

 Авторос: Умберто по безлюдной улице идёт

                 И размышленья вслух ведёт

Умберто: Где платье будет Джер искать? (пауза)

 С салоном «Ароматова» её пристрастьям совпадать

 Туда я первым делом и пойду

 И если повезёт, любви осколки там найду

 Пора спешить пока гангрена очерствения сердца не коснулась

 С утра болезненное равнодушие очнулось

 Роса мне в помощь была поутру

 Она блестела как её глаза в чувствительном жару

 Когда смотрел я на мозаику соборного стекла

 Она, переливаясь, солнечной рекой её волос текла

 Смеяться будут, но когда вдевал я в ушко нитку

 Её я ушко вспоминал и лёгкую улыбку

 Я за углом приметил девушек, которые клубнику ели

 Её же губы ярче, чем от сока сладкого у тех девиц алели

 Костёр любви мой угасает

 И только память чувства распаляет

 Влюблённый человек во всём найдёт часть милого создания

 Но стоит поспешить, чтоб не остаться при воспоминаниях

 Такси! (останавливается) Гони быстрее глупой мысли

 Таксист: За скорость мне деньжат начисли (отъезжают)

Авторос: Умберто у салона вышел и к двери идёт

 Таксист его у входа ждёт

 Внутри оранжевые волосы заметил

 На фоне белых платьев вид их был лучист и светел

Умберто: Джер, … я пришёл

Джером: (поворачивается улыбаясь) Пришёл чтоб помогать

                Мне платье к свадьбе выбирать? 

Умберто: Не верю что тебе не важно

 Идти за проходимца это же ужасно

 Ведь ты его не любишь это же из-за меня

 Лишаешь ты себя надежды солнечного дня

 Любовью жертвуя, мы счастье никому не купим

 А только душу загодя навеки сгубим

 Тебе не нужно будет исполнять свой долг

 Когда о том, что я спалил все платья, разойдётся толк (достаёт зажигалку)

 Меня опять в темницу упекут

 И обязательства перед Лотрегом пропадут

 Джером: (смеётся) Ты, что с ума сошёл и ты и твой Лотрег

Мне будто бы один и тот же человек

Проходит время и пора в приличиях мне замуж выходить

По предписанию, как водится, остепениться и спокойно жить

Так обстоятельства сложились, он сегодня подвернулся мне

Похоже это на цветок что вдруг раскрылся на окне

И незачем цветением пренебрегать

Коль так случилось, буду продолжать с привычки поливать

Отказывать Лотрегу перед свадьбой не красиво

Тем более не обоснованно смотреться будет диво

 Умберто: А как же то, что я тебя люблю?

Джером: Поверь что я твою любовь

Своими чувствами не прокормлю

Неужто не понятно ты мне безразличен

Как небу серому цветок

Что тянется к лучистым нитям

Я ничего не потеряю

 Богатство, получив, я это знаю

Тебе с бесчувственной особой нелегко придётся жить

 Койота хуже будешь выть

Умберто: Джером, поверить не могу, забыла?!

 Ведь ты меня отчаянно любила

 Не верю, чтоб в тебе ни капли не осталось крови

 Которая вскипает от любовной воли

 Моя любимая, твой поцелуй любовь пророчит

 А мой же возвратит к той ночи (целует Джер)

 Джером: Зачем ты это делаешь Умберто

 Я добровольно отказалась от любви

 И понимаю это верно

Умберто: Как можно добровольно отказаться?

 Воспоминания о лете даже у травы

 Под снегом в зелени ютятся

 Любви к лучам ей никогда не позабыть

 Без этого как человек, без чувств она не может жить

Джером: Любовь назойливее мухи нам мешает спать

                А вечером стадами облачных барашков скачет чрез кровать

 Умберто: Как мозг для мыслей создан руки для работы

Так душу создавали для любви

И в этом наша перед ней забота

Кто о тебе заботился, ты можешь мне сказать?

Джером: Кольцо, по-видимому, дала эту роль сыграть

Умберто: Что за кольцо? Которое для обрученья?

Джером: Развею я твоё недоуменье

Пред тем как я с Лотрегом обручилась

Я с безразличной хладностью соединилась

Умберто: Как греческий оракул ты загадкой говоришь

 Ты случаем не о кольце Нароло мне твердишь?

Джером: Нароло дал кольцо, сказав, что если я его потру

 Я у себя любовь тот час же украду

Умберто: Ах, та-а-а-к! Теперь я знаю

  Не блефовал сей господин, я понимаю

 Желанием Лотрега наш Нароло прикрывался

 А в это время жуткий план

На всех людей распространялся

В твоих руках волшебное колечко оказалось

Искра которого в сердцах с холодным газом разорвалась

Джер, милая, нам разве ничего не изменить

Неужто нет противоядья, чтобы чувства разбудить

 Джером: Полно от этого метаний, бесконечная помеха

 Уволь меня от данного успеха

  Коль в выборе наряда не желаешь помогать

  Ступай, чтоб места лишнего не занимать

 Авторос: Не обращая на него вниманье

Джером направила на платья притязанья

Умберто от неё отходит

И вопрошающая мысль в нём бродит

Умберто: (у выхода) Но отчего же этим зельем я не поражён?

 Карсикана: (выходя из примерочной) Быть может, потому что ты

По-настоящему теперь влюблён

Позволила себе я разговор подслушать ваш

Тебе поторопиться стоит, а иначе ты любовь придашь

Умберто: Поторопиться, но куда и для чего?

                 Попали люди навсегда под власть его

 Карсикана: Я в старых манускриптах некогда читала

Любовь когда-то верность возвращала

И прежде мир пыталась ненависть и хладность захватить

Но находился тот, кто не давал им человека полностью поработить

К отцу Нароло в замок должен ты попасть

Чтобы любовь на землю передать

В пучину вод тебе нырнуть придётся

Дворец отца Нароло жемчугом в глаза вольётся

Он глубже, чем звезда на небе светит

Не то что человек, а даже тварь морская

Эту бездну никогда не встретит

Умберто: Но как же я доплыть смогу?

Карсикана: Прости, но в этом я тебе не помогу

 Когда момент наступит тот

 Решишь, способен покорить глубоким вздохом толщу вод

 Ступай быстрее, время не теряй

 Пока не воцарился на земле Нароло рай (берёт за руку)

 Чуть не забыла главное, на выступе Драконовой скалы

 Бросайся в воду не жалей скулы

 И что есть сил, греби руками

 Как будто рыба плавниками

Умберто: Спасибо Карсия, но почему ты безответно помогаешь?

Карсикана: Мучения твои мне в тягость разве ты не знаешь?

Авторос: Он резко повернулся и к такси бежит

                Сказать водителю маршрут спешит

Таксист: Куда теперь?

Умберто: К Драконовой скале

Таксист: То место не приветливое

И скала как будто выпачканная в угле

Опасный камень это каждый знает

О нём собака редко лает

Авторос: На это утверждение он денег дал

Водитель после только скорость прибавлял

Машина у назначенного места стала

Умберто вышел, заплатив ему немало

Умберто: Езжай быстрее и не жди меня

                Ты легче встретишь пред собою молнию огня

Авторос: Таксист отъехал он на край скалы взобрался

                И взгляд в кипучей бездне потерялся

Умберто: О Боже! Эти волны словно глыбы

 Чёрта посадили бы на взвившиеся пеной дыбы

 Обернувшись камнем в жерло пропасти мне не попасть

 Чернотой блестит бездонная морская пасть

 Неужели в этом ужасе спасенье

 В мглу зовёт любви прекрасной притяженье

 Оступиться не боюсь

 Повернуть назад страшусь

 На таран возьму я волны

 Как бы не было мне больно

Авторос: Он прыгнул и метнулся в пропасть

 Рассёк пучину, будто винтовая лопасть

 Руками глубину безмерную копая

 Стал погружаться, ужас постепенно понимая

Мысли Умберто: Аркан стальной мне горло придушил

 Железный обод грудь сдавил

 Дыханье мучается и удавку надрывает

 Вздох обессиленный, мне в горло кляп вгоняет

 Но не сдаваться мне ещё чуть-чуть

 В полёте вниз руками тяжело взмахнуть

 Проклятый шомпол мне кадык из горла вырывает

 Ещё немного душу, словно волос на расчёску намотает

 Постой есть шанс пытаться всплыть

 Но нет, Джером, такому никогда не быть

 В глазах темнеет, может это не глаза, а в толще океана

 Свечою догорает свет на дне потухшего вулкана

 Сочится в тело, словно чрез песок

 Воды солёной нескончаемый поток

 Всё кончено, всё кончено …

 Но нет о чудо! Мне как будто легче стало

 Я словно облачного пуха прядь

 Мне притяженья тела мало

 Страдания ушли парю в глубины окунаясь

 Но что? Но что это? …за тень мерцает, … отдаляясь (подплывает)

 Знакомые черты: О Боже! Это моё тело

 Всё белизною онемело

 Я умер? Утонул? Чего хотел я глупый?

Соперничал со смертью и всплыву как мячик сдутый

 Кем стал я? Привидением безликим

 В таком обличии разве я способен

 Прикипеть к делам великим?

 Но нет сомненья прочь! Во мне душа осталась

 Она в помощницы любви призвалась

 Хоть отраженье тела стало мягче пыли

 Мой дух не сломлен

 И телесные условности его не заклеймили

Что это? Ночь передо мною прояснилась

И светом дно морское расступилось

Авторос: Переливались крыши перламутровым огнём

Коралловые стены ниспадали кружевным дождём

Медузы будто фонари искрились вдоль дорожек

И вились возле света стайки осминожек

Ворота покрывала лава янтаря

Вдоль стен с обрывками цепей виднелись якоря

Таблички с именами утонувших кораблей на них прибиты были

Их век закончился, когда шторма над палубами выли

Почувствовал Умберто притяженье дна морского

Когда коснулся ила золотого

Вода морская не выталкивала на поверхность

Как будто вновь вернула в тело ощущать бессмертность

Он сделал шаг, другой, остановился

Песок клубами золотыми до колен резвился

Не может головы поднять

И начал к злату припадать

 Умберто: Его здесь больше чем песка в Сахаре

                  Моё! И всё моё! Не зря подвергнулся я смертной каре

 Авторос: Он на песок коленями спустился

Рукой с безумным видом в злато впился

Спустя секунду голову задрал

В морское небо прокричал

Умберто: Что я творю?!! Любовь и жизнь на злато мёртвое меняю

  Ещё чуть-чуть и окончательно себя я потеряю

 Я в приведенье смертью обращённый

 Тянусь к богатству как влюблённый

 Что за создание такое человек?

 Мертвец, а тянется к сокровищам как бек

 Бессмысленней порока не найти

 Вот настоящий ад

 И суждено тут сердцу алчному быть взаперти

 Пустыню золото мне пересечь придётся

 И с жаждою, томительною жаждою богатства побороться

 Вставай, Умберто, если смог со смертью совладать

 То злату на пути не встать

Авторос: Он медленно с трудом поднялся

                И в направлении ворот подался

Умберто: Что это за создание там вдали такое? (подходит)

                 Ты кто? Иль что?

Существо: Я привидение морское

Здесь сотни лет я нахожусь

И над богатствами бессмысленно тружусь

Я набиваю златом закрома кармана

Но просыпается оно сквозь одеянье

 Как будто через небо манна

 Ничто через ничто мы просыпаем

 И только этим обладаем

 Ты приглядись, таких как я здесь сотни

 И нам здесь тяжелее, чем зверям на скотобойне

 У этих тварей смерть лишь миг

 У нас же пытка золотом невыносимый бесконечный крик

 Как черви в нём мы копошимся

 И после смерти к золоту стремимся

 Имея под ногами всё

 В насмешку Сарго мы постимся

 Авторос: Умберто посмотрел по сторонам

Из золотых могил вставали привидения и поднимали гам

Через карманы шляпы сапоги

Они просеивали золото, крупицы не держали пиджаки

Умберто: Кто этот Сарго? Что страданьям вашим потакает

                 И к бичеванью жадностью вас призывает

Существо: Он в замке этом восседает (показывает рукой)

 Страстями мира заправляет

 На многое способен мне поверь

 Пред ним открыта в тайны мироздания дверь

 Ступай, коль силы есть в твоих ногах

 Ты с каждым промедленьем обращаешь сердце в прах 

Умберто: Мне страшно, оттого что не сдержусь

                 И похотливой алчности всецело покорюсь

Существо: На это ничего сказать я не могу

Сокрытые не видны силы в сердце

Как и бабочки на дальнем берегу

Чем ближе к берегу плывёшь

Тем легче их расцветку узнаёшь

Чем ближе будешь к замку подходить

Тем меньше чувствам в замешательстве блудить

 Коль можешь, то ступай

 Коль нет, отыщешь в копях адский рай

 И если ты способен к шагу

 То не подвластно сердце алчущему магу

 Иди не думай ни о чём

 Ты ясно знаешь, что по чём

 Умберто: Ну что ж спасибо за совет

Существо: Прощай, иного дела мне и нет

 Ты только бурь подводных сторонись

 Они опасны берегись

Авторос: Умберто шаг за шагом шёл

 Сквозь бурю золотистой пыли путь далёкий вёл

 Он пылью золота дышал

 И ветер тело призрачное златом наполнял

 Под тяжестью слабели ноги руки

 Но он не сдался алчной жажде на поруки

 Вот, наконец, ворота заблистали

 Как рот огромной рыбы

 Чрево замка открывали

Умберто: Пришёл! Я здесь и в этом нету чуда

 В сравнении с волшебством любви

 Всё золото лишь маленькая ссуда

 От тела дым в крупицах золота остался

 Но к сердцу моему он позолотой не добрался

 Авторос: Сквозь розовые сумерки пройдя

 Умберто вышел в зал роскошный погодя

 Огромные морские звёзды бархатом пурпурным млели

 Пленительные нимфы на диванах этих пели

Поют:    Нет на земле прекрасней нас девиц

Тут счастье там падёшь ты ниц

Волнуется поверхность моря

На дне всё тихо и не знают горя

Умберто, милый, подойди поближе

Дай руку (протягивают руки) тише, тише, тише …

Мысли Умберто: Какие же они чудесные о, Боже!

                              Но нет Джером мне всё-таки дороже

Умберто: Нет, прочь плывите, я пришёл затем

                 Чтоб Сарго видеть и скажите это всем

Авторос: Колонны пузырьков по своду разбегались

 И в потолок воздушной пустоты сливались

 Коралловый начищенный паркет

 Переливался будто преломлённый в волнах свет

 Со стен картины моря нависали

Чешуйками как мелкими мазками их нарисовали

 И всюду стайки райских рыб порхали

 А нимфы петь не прекратили

 К себе Умберто вновь манили

Поют: Земля и то от солнца отдыхает

Когда в пучину сумерек впадает

Любовь, коль вечно стала бы пылать

Сожгла б цветок как волн пустынных гладь

Умберто, милый, с нами оставайся

 От счастья вечного не отрекайся

Умберто: О месте этом Карсия мне рассказала

 Любовь дорогу указала

 Вы голосами сладкими не усыпите

 Коль счастье мне желаете

 Дорогу к Сарго укажите

Авторос: И меж собою нимфы пошептались

                Вопросом у него дознались

1-я Нимфа: Ты знаешь Карсию сестрицу нашу?

2-я Нимфа: Коль помогла тебе, и мы поможем донести поклажу

Умберто: В намерении кто убеждён своём

                 Тому и тяготы все будут нипочём

1-я Нимфа С секунды на секунду лунная дорожка в зал падёт

 Иди по ней к жемчужной башне Сарго там живёт

Умберто: Спасибо вам за помощь девицы морские

                 Как жизнь мне эти речи дорогие

 2-я Нимфа: Скорей иди, пока не передумали, не жди

Авторос: Рассыпались ступени серебром зеркальным

 И по мерцающему воздуху

 Умберто подходил к дверям хрустальным

 Он дверь тяжёлую открыл

 И на мгновенье каплей восковой застыл

 По всем канонам греческого сплава

На троне мраморное тело восседало

Переливались кудри жемчугом иссиня-чёрным

И по плечам лозой плелись

Как если бы по склонам горным

Большие как у сфинкса изумрудные глаза

Главу венчала диадемы бирюза

На бёдрах красная повязка с золотым узором

Высокие сандалии в тон с головным убором

Сарго: Зачем пришёл ко мне ты человек?

            Тебе ль не дорог твой тщедушный век?

Умберто: (кланяясь) Осмелюсь с вами говорить

Приветствую вас, Сарго, я пришёл просить

Чтобы любовь на землю возвратили

У сына отняли и вновь в сердца людей вселили

Сарго: Над сердцем человеческим с Нароло не имеем власти

            В самом себе скрываются для каждого его напасти

Умберто: А как же колдовство кольца?

Сарго:    Неужто думаешь, что безделушка может усмирить закон творца

Закон любви закон надежды

Коль не поверили б в обман, всё было бы как прежде

Когда бы Джер и ты не верили в пустые чары

То не разбилась никогда бы ваша пара

Простая истина все остальные деньги любят

И ради них любые чувства губят

Надёжность сбережений им любви дороже

Которая приходит и уходит всё же

Владея золотом мирским

Нароло дал бы это им

Ты видел привидения на дне морском

Таким же люд он хочет сделать больше чем рабом

И если раб способен приходить в негодованье

То воля человека ожирела бы от злата без особого старанья

А выше воли человека ничего не покорить

Властителем земным, коль завершит свой план Нароло быть

Законы мироздания поправ

Венец творенья растоптав

О договоре нашем и о матери забыл

Его вихрь новой власти захватил

Но ты с Джером могли сердца людские бередить

Поэтому хотел Нароло вас и устранить

Джером историю с кольцом внушить

Тебя же просто утопить

Не приходи в отчаянье, таких как ты не видно

Ты не один и жизнь от вас зависит, очевидно

 Умберто: Мне так, мне так обидно

                Что я Нароло больше чем любви поверил

 Сарго: Ты же человек

              А человеку заблуждаться никогда не стыдно

              Не важно, что я говорил

              А важно, что ко мне с любовью ты приплыл

              Ты привидение, но чувствами живой

              Коль в теле человека нет любви

 Он отошёл без смерти на покой

 В твоих руках судьба зари

 Тебе укажут путь медузы-фонари

Авторос: И купол башни медленно раскрылся

                И потолок водою синею разлился

Сарго: На берегу под чёрною скалой

Коль сможешь, обретёшь себя

Ну что же ты не стой

Умберто: Что это значит?

Сарго: Всё поймешь, когда на пляж песчаный попадёшь

            Я вижу, ты уже плывёшь

Умберто: (отдаляясь) Спасибо, Сарго, буду век вам благодарен!

Сарго: Не стоит перед тем, что можешь ты

           Я как слепой пред полотном бездарен

Авторос: Умберто медленно от пола оторвался

Течением влекомый к радужной поверхности поднялся

 И свет растёкшегося солнца расточался

Когда к вершине океана он взметался

Умберто выплыл на песчаный пляж

И что же видит сил потусторонних паж

Акт 3, Сцена 7

Авторос: На пудре белоснежного песка

Виднеется подёрнутая белизной рука

Он ближе подошёл и видит тело

Как будто вылепленное из мела

Умберто: О, Господи! Что с плотью стало

Она в смертельных судорогах пала

Как я ужасен! На себя смотрю едва дыша

От мерзости всем существом дрожа (задумывается)

Но, кажется, я Сарго начинаю понимать

Его слова о пламенной душе…

Ты обретёшь себя… да, да мне следовало знать…

Не оттого, что я утопленник ужасным тело стало

А оттого, что без души оно лежало

На душу тело следует надеть

Осталось только отвращенье к плоти мне преодолеть

Но что я говорю? Нет права у меня

Натуру человека необдуманно корить

И следует принять все искушенья, без которых он не может жить

Кто не испачкался в страстях и заблужденьях

Тот не способен человеком стать

Свободным как полёт твореньем

 Без заблуждения к любви и истине прийти нельзя

Как сходу первого взять на доске ферзя

 Душа в соединении со страстями тела

Того, кого мы человеком называем, воссоздаст умело

Авторос: Умберто обнял брошенное тело

 В свой дом душа как благовоние влетела

 Туманом призрак растворился

 И с синевой морскою слился

 Умберто на песке минуту третью недвижим лежал

 Вот спазм дыхания по горлу пробежал

 Он воздух ртом глотает

 Как хлеб голодный поедает

 Спиною изогнулся будто бы на дыбе

 Издал короткий стон как киркою по глыбе

 Открылись веки, свет глаза ожёг

 Как будто на зрачки пал солнца стог

 Так с непривычки иногда бывает

 Когда разбуженного свету представляют

Умберто: Поднялся на колено

                 И чувствую, стучит на шее вена

Авторос: Он острый камень подобрал

                По пальцу чиркнул, разодрал

Умберто: Вот кровь моя я заручился с жизнью ею

                 Теперь не так то просто околею

Авторос: Умберто встал и по скале забрался

 Под обувью песок с камнями просыпался

 Он на дороге прежнего таксиста увидал

 И с удивлением сказал

Умберто: Ты не уехал?

Таксист: Да остался, почувствовал я что-то, может, обознался

Умберто: Нет, ты всё верно предпринял

                 Гони на пристань, может, я не опоздал! (садятся в машину)

Акт 3, Сцена 8

Авторос: Кастедо и Нароло в кабинете

                Ведут о том беседу, что творится в свете

 Нароло: Ты Карсии всё верно изложил

 На дно отправила Умберто

 Век он свой отжил

 Оттуда к нам никто не возвращался

 Наверняка он утонул, иль искушениям поддался

 Не зря в моём понятии алкоголь любви, есть ревность

 Рассудок пьяный в мести сохраняет трезвость

 Я правильно всё рассчитал

 И человеческие страсти для своих потреб нанял

 И выйдя замуж, Джер Лотрега не полюбит

 И с ним себя быстрей загубит

 А безразличие её привычкой станет

Кастедо: Питаясь им, цветок любви увянет

Нароло: Кастедо, понял я, что верную любовь не там искал

Да! Жажда денег – истинный любовный идеал

Перед которым меркнет жизнь и смерть

Мертвец очнётся, если слитком грудь пригреть

Авторос: Открылась дверь Карсия в кабинет вбежала

                И впопыхах она сказала

Карсикана: Вы Джер не видели? Я только платье свадебное надевала

Кастедо: Ты весь корабль обошла?

Карсикана: Я каждую каюту обыскала

Нароло: Не может быть! Неужто эта дрянь сбежала!

Карсикана: Ну, отчего?

Нароло: Я тоже не могу понять

              Извилистые линии её души чертили без лекала

Кастедо: Я думаю, что это взбалмошность пустая

               Горячка перед свадьбою

Нароло: Не знаю. Коль так то ничего мы не теряем

               А если чувства проявляет

Мы с Кастедо ой как пострадаем

Искать! Немедленно искать!

(к Кастедо) Свяжись с Лотрегом там, где свадеб нету

Платье белое легко узнать

Кастедо: Ты прав по платью мы её найдём

                И на корабль приведем

Авторос: Нароло с Карсией в одну машину сели

                Лотрег с Кастедо в двух других на поиски летели

Акт 3, Сцена 9

Таксист: Я дальше ехать не могу

                Толпа собралась в центре

Умберто: Все равно спасибо дальше сам я побегу

Авторос: Через людей он пробивался, что есть сил

                И у прохожего спросил

Умберто: Что здесь случилось?

                 С чего народа столько в центре объявилось?

 Прохожий: К Нароло брак расторгнуть мы пришли

  И в подвенечном платье девушку на крыше взглядами нашли

 Она твердит, что влюблена

 Какого-то Умберто ищет среди нас она

 На это чудо человеческой любви пришли все посмотреть

 Такое даже в цирке не узреть

 Какой страны Умберто денежная единица?

 Неужто лучше золота, коль с нею породниться? (смеётся)

Авторос: Умберто сквозь толпу идёт

                И перекрикивая всех, зовёт

 Умберто: Джером!!! Любимая!! Джером!!!

 Джером: Умберто?! Слышится ли мне?! (смотрит вниз)

Умберто: Джером!!

Джером: (проникновенно) Умберто, мой любимый!

Умберто: Джером! Я здесь, с тобою! Поднимаюсь!

Джером: Ты ли это?! Соловей мой милый

Авторос: По лестнице быстрее ветра он взметнулся

                Джером к себе прижал, не обманулся

Умберто: Быстрей я пред разлукой поцелуем оправдаюсь

Джером: Я пред тобою тоже поцелуем каюсь (целуются)

Умберто: О, Джер! Любимая

Джером: Умберто, мой, Умберто (обнимаются)

Я поняла, когда надела платье это

Что нет дороги с того света

Когда бы за него пошла

Погибла бы моя душа

Авторос: А в это время к офису машины подъезжали

 Нароло с товарищами двери открывали

 На крыше Джер узрели

 И криками бессмысленную выходку призрели

Нароло: Джером, немедленно спускайся!

              Проклятье! Твой Умберто всех погубит, возвращайся!

Авторос: Они по лестнице наружной начали взбираться

                Джером на месте приказала оставаться

Джером: (К Нароло) Пускай за мой побег посадишь ты его в темницу

Моя любовь от этого тебе не покориться

Я разобьюсь о мостовую!

Коль тронешь ты Умберто, оступлюсь, я не блефую!

Авторос: Она ступила на край крыши

Пред ней открылась площади громадной ниша

И платье развевается как знамя

Не потушить любви воскресшей пламя

1-й зевака: Она и вправду его любит!

2-й зевака: Такое чудо сердце будит!

3-й зевака: Не трогайте её, оставьте!!

Кастедо: (к народу) Она всё лжёт

                Со слов Нароло девушку представьте

Нароло: (к народу с лестницы) Вы, что не видите, она с ума сошла!

Наш с вами бизнес хочет подорвать

 Вот её жадность до чего дошла

 Джером: (к народу) Спросите у него, зачем в разгар компании безбрачной

Ты свадьбою моею занялся удачно!

Хотел он шантажом меня любви лишить

И от любимого навеки отвратить

Коль солнца нет, зачем рассвет чернить?

Коль нет любви, зачем её как вор тащить?

Красть прятать то чего не существует

Неужто в этом больше важности

Чем в золоте, которое он (показывает на Нароло) в вас пакует

Коль мне не верите, на пристани корабль стоит

Он свадебною церемонией горит

4-й зевака: Да девушка действительно не врёт

Я из окна прекрасно вижу

Пристань свадебными розами цветёт

2-й зевака: Нароло, как нам это объясните?!

Нароло:  Хотел я, чтоб клиентов больше появилось

                Затем, расторгнув брак, мне б с этого копеечка скатилась

Джером: Так почему с Умберто ты не дал вступить в союз?

Нароло: Всё просто, потому что не велик его дохода груз

              С Лотрегом выгоднее сделку заключить

 Умберто: Не верьте! Он не хочет

                  Чтобы хладность удалось нам растопить

Боится, как бы чувства ваши

С нашей помощью не воскресить

Когда бы вы любовь узрели!

То усомниться в золоте могли

И чувства настоящие, быть может, вожделели

Он золотом не смог бы вас поработить

Достоинство и волю усмирить

1-й зевака: Долой Нароло!

3-й зевака: Убирайся прочь!

2-й зевака: Так вот как ты хотел помочь!

4-й зевака: Ты наши чувства чрез обман украл!

2-й зевака: И душу золотым ковшом черпал!

Нароло: Да разве виноват я, что любовь свою

 Вы оценили в драгметалл

 Я только спрос на это угадал

 Меня, приговорив к изгнанию

 Со мною жажду денег не изгоните

 При всём старании

 И у того, кто жаркие пески оставит жажда не пройдёт

 Проклятье это навсегда легло на ваш презренный род

 Не может быть, чтоб губы человек не освежил

 Дня не проходит, чтоб деньгами он не жил

Умберто: Изгнать его из сердца наша главная задача

                 И в этом нам мерещится надежда и удача

Нароло: А ну-ка расступитесь обвиненья ваши мелки

Кто-то из толпы: А как же наши с вами сделки?

              Кто гарантирует с тобою соглашенье?

Нароло: Вот он (показывает на Лотрега) Коль хочешь, забирай моё именье

Лотрег: Спасибо за такой подарок

Нароло: На нём не прогоришь, не превратится он в огарок

Тебе лишь стоит в страсти человеческие акции вложить

 И дивиденды получить

(к толпе) Вот вам приемник мой

Я ухожу покамест на покой

Эй! Расступитесь! Карсия, Кастедо, на корабль идёмте

(к толпе) Ещё не раз вы пожалеете о драгоценном ломте

 Я ухожу не потому, что вы меня гоните

А потому что кое-кто вам шанс даёт (смотрит на Джером и Умберто)

Ну что ж пока живите

 Авторос: Они отъехали в машине

                 Корабль исчез в морской пучине

Лотрег: Покинул император нас да здравствует король! (открывает двери)

              Желающие заходите, не сменился наш пароль

Авторос: С опаской несколько людей заходят

                Лотрег любезно их проводит

Народ: (к Джером и Умберто) Спускайтесь же, спускайтесь к нам!

             Готовьтесь люди к свадебным пирам!

Умберто: (к Джер спускаясь) Тебе не кажется, что мы народ любовью повенчали

Джером: (целует его) Что говорить нам о Нароло

                Если с человеком боги всех религий прогадали

 Надеялись, что он в Эдеме будет жить

 Но, видно, очень захотелось этому созданию

 По-настоящему любить

Умберто: Любимая, я знаю неплохое место

 Где платье свадебное было бы уместно

 Коль ты согласна, я тебя хотел бы пригласить (берёт за руку)

Джером: (улыбаясь) Плохим бы тоном было

               Заставлять любимого просить

Авторос: Герои с нашими мечтами удалились

Быть может, с горизонтом слились

Как вечер незаметно ночь меняет

Так жизнь людей всё чаше протекает

Коль отнял скучные часы

И позабавил вас я рад

Извольте мне, коль вы поиздержались                                 Чернявский Дмитрий ©

От мыслительных затрат                                                         28.05.2008

 

 

 

Чернявский Д.

    Закончил ГГУ им. Ф. Скорины. Исторический факультет.

    Адрес: Беларусь г. Гомель ул. Дынды 3 кв. 125.

                Тел. Моб. 232 10 01 или 619 77 10 МТС

                Тел. Дом. (8029) 57 74 57

    E-mail dima_chernyavski@mail.ru