служу советскому союзу

 

Вячеслав Киреев

Эдуард Сашко

 

По мотивам рассказов А. Покровского, А. Макарова, А. Гуторова

 

 

 

 

 

 

Эдуард Сашко

Вячеслав Киреев

 

ed.saszko@gmail.com (тел. +37061048216)

bim2000@inbox.ru (тел. 8-960-2654641)

 

 

Синопсис сценария «СЛУЖУ СОВЕТСКОМУ СОЮЗУ»

 

Сценарий состоит из 4-х историй. В каждой истории персонажи разные. Объединяет истории одно – Советская армия. Действие происходит в разное время в частях советской армии, расположенных в разных местах Советского Союза и не только. Люди служат несуществующему государству. Зачем и чему они посвящают свою жизнь?

Сценарий написан по рассказам А. Покровского, А. Гуторова, А. Макарова.

 

История первая. «В ПОСЛЕДНИЙ ПУТЬ»

 

Самое начало восьмидесятых годов прошлого столетия. На забытой богом заполярной базе подводных лодок умирает советский офицер-подводник.

 

Командир базы приказывает списанному из плавсостава капитан-лейтенанту Звереву проводить в последний путь так некстати умершего офицера.

 

Капитан-лейтенант Зверев не имеет соответствующего опыта, однако приказы командиров не обсуждаются, а выполняются и Зверев принимается за исполнение.

 

Родственников у покойного офицера нет, а двоюродная тетка на Урале приехать на похороны не может – не на кого хозяйство оставить. Если родственники приехать не могут, значит, тело должно быть доставлено на родину.

 

Для доставки столь специфичного груза нужен цинковый контейнер. А если цинка нет, и неизвестно, когда будет? И где гарантия, что работяги в размерах не ошибутся?

 

Наконец добирается капитан Зверев со своим контейнером до вокзала, грузится на поезд, садится у окошечка передохнуть. Приходит бригадир проводников на документы посмотреть. «Ну, так и знал, неправильно. На следующей слазь!» Найдет ли Зверев способ договориться с бригадиром? Находит.

 

Доставляет Зверев ценный груз на родину. Встречает его тетка покойного – бабка Мария, которая никак не может признать своего племянника, Мишку Иванова. Совсем маленьким она его помнит: «Волосики кучерявые, нос курносый, а этот, лысый какой-то, что ли?»

 

Утряслось. Поминки шикарные справляют. Теперь Звереву можно и о себе подумать, в баньку надо сходить. Банька за железной дорогой, а на путях воинский эшелон стоит. «Стой, стрелять буду!»

 

Арестовывают Зверева и запирают в вагоне. Запирают и забывают. Совсем дикий становится Зверев от такого обращения. Вспоминают о нем через трое суток и сдают в КГБ.

 

Очень уж подозрительная личность этот Зверев, офицером себя называет. Чем больше у следователя вопросов, тем непонятнее ответы. Разбираются в ситуации.

 

Устанавливают личность, извиняются. Можно на вокзал идти, получать бесплатный билет. Вот только кто же такой подозрительной личности бесплатный билет выдаст? На таких своя управа есть – милиция.

 

Долго ли, коротко ли, но возвращается Зверев на Урал, к бабке Марии. Приводит себя в порядок и собирается в обратную дорогу.

 

Кладет в портфель курочку, вытирает прощальную слезу, целует бабку Марию в сморщенную щечку и решает, что не хочет он больше быть советским офицером. Потому что нет в Советском Союзе человека бесправнее, чем советский офицер, которого каждый обидеть может.

 

 

История вторая. «ЛЮБОВЬ ГОРЯЧАЯ, КАК БОРЩ»

 

В военной части служит повар Матюхин. Он влюблён в медсестру из санчасти - не красавицу, но девушку привлекательную. Он оказывает ей «поварские» знаки внимания – подкладывает в тарелку котлеты побольше, достаёт для неё дефицитные десерты – зефир, апельсины, бананы, а под двери её кабинета подкладывает пирожки. Но медсестра не замечает повара, все добавки воспринимает как должное.

 

Матюхин решает признаться в своих чувствах: «Когда я вас не вижу, у меня сводит живот, как будто я не пообедал... Любовь моя горячая, как только что приготовленный борщ...». Но медсестра в ответ только смеётся. А когда под окном проходит молодой замполит Мышев, она начинает волноваться, подходит к окну и заводит с ним разговор.

 

Повар Матюхин очень обижается, злится. Он решает отравить Мышева крысиным ядом, который даёт Матюхину младший лейтенант Петров «для борьбы с грызунами на продовольственном складе». Матюхин подсыпает яд в еду замполиту Мышеву, в этот раз обедающему в своём кабинете. В результате предварительного следствия, арестовывают лейтенанта Петрова, который повздорил с замполитом «по политическому вопросу» и грозился того убить. Матюхин же изводится, попадает в больницу с расстройством нервной системы, после чего его комиссуют...

 

 

История третья. «ВАСЯ «ПИТБУЛЬ» ПРУТИКОВ»

 

Действие происходит в декабре девяностого года прошлого века в военной части советской армии, расположенной на территории уже объединённой Германии.

 

В канун католического Рождества немцы решили сделать подарок дружественной советской армии. Привезли в часть три трейлера с фруктами. Но это ещё не всё. Немецкие «коллеги» - военнослужащие разведшколы Бундесвера, расположенной по соседству с советским гарнизоном, - предлагают устроить праздничный турнир по боксу. «Наше» командование соглашается.

 

Решено провести три боя. А в советской части есть только два спортсмена – боксёр и борец, которые без обсуждений должны участвовать. Надо выбрать третьего участника соревнований из числа рядовых солдат. При слове «отпуск» глаза у солдата начинают блестеть. Откуда-то появляется в солдатах патриотический дух, каждый мнит себя, по меньшей мере, Мохаммедом Али. За отпуск солдаты готовы на все. Но в этот момент мимо окон казармы по направлению к штабу марширует рота разведчиков «Бундеса», и драться всем как-то сразу расхотелось. Немцы все, как один, под два метра ростом, а размаху их плеч позавидовал бы любой шкаф. Воинственный пыл мгновенно угасает. Рядовые один за другим отказываются. И тут боксёр Власов предлагает:

- А пускай Вася Прутиков идёт, я его натренировал. Правда, Вася?

Все поддерживают предложение Власова и единогласно голосуют за то, чтобы Вася отстаивал на боксерском турнире честь противовоздушной обороны. Вася пытается протестовать, но его никто не слушает и даже придумывают ему «сценический» псевдоним – Вася «Питбуль» Прутиков. Все желают ему удачи и почти насильно волокут его в тренировочный зал. Власов вызывается пойти с ним, чтобы еще раз «потренировать» Васю перед ответственным поединком.

 

Два боя проходят с переменным успехом. В итоге советский боксёр Власов одерживает победу, а борец Алиев терпит техническое поражение, поскольку проводит борцовский приём. Счёт по боям равный – 1:1. наступает черёд Васи.

 

Весь дивизион рвётся пойти посмотреть на Васин подвиг, но рядовым объясняют, что зал в штабе слишком мал, чтобы вместить всех желающих. Вечером там должно собраться все высшее офицерство полка с женами плюс немецкие гости.

 

Вася росточком всего под метр пятьдесят, невозможно худющий, с вечно красным лицом и слезящимися от какой-то аллергии глазами. Всем Васю жаль, но в то же время никто не хочет оказаться на его месте. Солдаты выходят из казармы перекурить, и, смотря на светящиеся в темноте окна штаба, гадают, «как там наш Вася».

 

Проходит час, второй, а Вася все не возвращается.

 

Наконец, дверь открывается, и на пороге показывается живой, довольный, с улыбкой до ушей Вася, держащий в руках огромный, размером почти с него самого, торт.

- Выиграл! – только и успевает произнести он, прежде, чем его подхватили на руки и стали качать. Через несколько минут в ленинскую комнату входит вернувшийся из штаба комбат.

- Уже знаете, за что наш герой получил торт? В его весовой категории не нашлось соперника. Самый худой немец был кило на пятнадцать тяжелее Васи, и его признали победителем.

Раздаётся взрыв смеха.

- Наверное, одни боксерские перчатки немца весили больше, чем весь Вася! – теперь уже веселье не прекращается. Хорошему настроению способствует и шикарный торт.

 

 

История четвертая. «ОФИЦЕР БЕЗ ВРЕДНЫХ ПРИВЫЧЕК»

 

Марина Павловна, стройная одинокая женщина среднего возраста, в ожидании автобуса читает объявление: «Одинокий офицер, без вредных привычек, снимет жилье на любой срок». Непонятно для чего, Марина Павловна срывает бумажку с номером телефона и кладет ее в сумочку.

 

Придя на работу, Марина Павловна долго думает, покрасить волосы в рыжий цвет или позвонить по объявлению. На другом конце провода отзывается некто «дежурный», который уверяет Марину Павловну, что постоялец будет действительно офицер и действительно одинокий. Назначив смотрины на вечер, Марина Павловна уходит с работы сразу после обеда.

 

Внимательно осмотрев свою крохотную однокомнатную квартиру, Марина Павловна понимает, что единственное место, где она может поселить офицера – это диван, стоящий напротив оттоманки, на которой спит она.

 

Появление постояльца повергает ее в легкий шок. В офицере необычно все: его имя «товарищ капитан!», его манера одеваться «это не пальто, это шинель!», его исполнительность «разрешите бегом?». Личная жизнь Марины Павловны кардинально меняется.

 

Подруги на работе мечтают завести себе офицера, а Марина Павловна ищет путь к его сердцу. Она каждый вечер проводит у плиты, но офицер лишь молча съедает все, что она готовит. Она пытается говорить о том, что ему интересно, но, заслушавшись, лишь прожигает утюгом новую дыру в занавеске, которая отделяет его диван от ее оттоманки.

 

Любовное томление, поселившееся в сердце Марины Павловны одновременно с постояльцем, постоянно подогревается близким соседством. Когда томление достигает точки кипения, Марина Павловна командует: «Товарищ офицер! Ко мне!», но офицер лишь смотрит на Марину Павловну снизу вверх и виновато бормочет что-то про деньги, перловку, начфина… И однажды исчезает, оставив после себя невнятную записку, дырявый погон и пуговицу со звездой.

 

Марина Павловна, стройная одинокая женщина с копной ярко-рыжих волос, подходит к автобусной остановке. Оглянувшись по сторонам, он достает из сумочки листок бумажки и баночку с клеем. На обшарпанной стене появляется новое объявление: «Одинокая женщина сдаст комнату офицеру. Порядочному, скромному, на любой срок».

 

 

Вместо эпилога

 

Поезд уезжает. Зверев («Последний путь») провожает взглядом удаляющиеся вагоны. Он оборачивается, а на перроне никого. Только на лавочке сидят улыбающийся Вася Прутиков с тортом на коленях («Вася «Питбуль» Прутиков), измождённый и рано поседевший Матюхин («Любовь горячая, как борщ») и внимательно и с интересом смотрящая на офицера Зверева Мария Павловна («Офицер без вредных привычек»). Зверев подходит к ним, садится на лавочку, достаёт пачку сигарет и закуривает. Вдали раздаётся прощальный гудок паровоза...

 

 

 

 

 

 

 

 

 

bim2000@inbox.ru

тел. дом. (812) 352-9157,

моб. 8-960-2654641

 

ed.saszko@gmail.com

тел.: +37061048216

 

 

 


зтм.

 

титр: в последний путь. история первая

 

ИЗ ЗТМ

 

ИНТ. ЛЕСТНИЧНАЯ ПЛОЩАДКА МАЛОЭТАЖНОГО ДОМА. ДЕНЬ

 

Большой волосатый кулак громко и настойчиво стучит в обшарпанную дверь. После короткой паузы указательный палец все той же руки втыкается в заляпанную старой побелкой кнопку звонка. После длительной непрерывной трели снова наступает короткая пауза. За дверью царит полная тишина.

 

Капитан-лейтенант ЗВЕРЕВ вопросительно поворачивается к стоящему рядом МИЧМАНУ.

 

ЗВЕРЕВ

Ну что, будем ломать?

 

МИЧМАН

А может еще раз постучать?

 

ЗВЕРЕВ

Нет уж. Хватит! Три дня уже стучим. Всех баб проверили, все подвалы обошли. Здесь он. Негде ему больше быть. Опять пьет, сволочь, а во вторник в автономку.

 

Зверев нервно закуривает сигарету.

 

ЗВЕРЕВ

Бугаи твои где?

 

Снизу слышится грохот хлопнувшей двери подъезда и топот ног поднимающихся вверх людей.

 

МИЧМАН

Вон, похоже, поднимаются.

 

Мичман перегибается через перила лестницы и смотрит на площадку нижнего этажа. Увидев черные фигуры двух своих матросов, Мичман облегченно вздыхает и прислоняется к стене.

Первым, шагая сразу через две ступеньки, поднимается огромный, в распахнутом до пояса бушлате, СТАРШИНА. За ним мелко семенит молоденький МАТРОСИК с большим топором в руках.

 

Старшина неторопливо подходит к нужной двери и вопросительно смотрит на Зверева.

 

СТАРШИНА

Эта?

 

Зверев утвердительно кивает. Старшина внимательно осматривает дверь, подходит вплотную и слегка толкает ее широкой ладонью. Матросик держит топор наготове. Старшина поворачивается к присутствующим, берет Матросика двумя пальчиками за ворот бушлата и отодвигает его в сторону.

 

СТАРШИНА

Отойди-ка, братишка. Щас сделаю.

 

Офицеры и матрос прижимаются к стенам. Старшина отходит от двери на три шага, выставляет вперед мощное плечо, и коротко ухнув, танком бросается на дверь. От сильного удара хлипкая дверь влетает в квартиру. Старшина делает еще пару шагов по инерции, и сразу же возвращается на лестничную площадку, отряхивая пыль с рукава бушлата.

 

ЗВЕРЕВ

Ждите здесь. Офицер все-таки. Я быстро.

 

Зверев решительно заходит в квартиру. Мичман достает сигарету и, зажав ее в губах, роется в карманах в поисках спичек. Матросик аккуратно ставит ненужный уже топор у стены и с любопытством смотрит в окно.

 

Внезапно в дверном проеме появляется Зверев. Мичман, так и не успев зажечь спичку, поворачивается к капитан-лейтенанту. Зверев молча снимает с головы фуражку. Только сейчас осознав, что произошло, матросы так же молча снимают пилотки. Мичман суетливо тыкается в карманы, пряча сигарету и спички.

 

ЗВЕРЕВ

Все. Допился. Судя по запаху как раз три дня уже.

(матросам)

Вы оба. Остаетесь здесь. Охраняете.

(мичману)

Дуй в прокуратуру. Потом в милицию. Я – в штаб.

 

Зверев надевает фуражку и вместе с Мичманом торопливо сбегает вниз по лестнице.

 

ИНТ. КАБИНЕТ КОМАНДИРА ДИВИЗИОНА ПОДЛОДОК. ДЕНЬ.

 

Контр-АДМИРАЛ, вытаращив глаза, откидывается назад в своем массивном кресле. Его толстые, гладко выбритые щеки начинают багроветь.

Перед широким, дубовым столом Адмирала навытяжку стоит Зверев и поедает глазами тучного командира, восседающего под огромным портретом Л.И.Брежнева.

 

АДМИРАЛ

Как так умер? Да что вы себе позволяете? Молчать!

(в телефонную трубку)

Дежурный? Никонова мне. Срочно! Никонов? Ты что же, гад, делаешь? А? У тебя тут личный состав за сутки до автономки мрет, а ты ни ухом, ни рылом. Мухой чтоб, а то сам пойдешь! Вечером доклад.

(Звереву)

Так, а ты тут чего? Списанный?

 

ЗВЕРЕВ

Так точно. Капитан-лейтенант Зверев. Списан из плавсостава в октябре 1979 года.

 

АДМИРАЛ

Родственники есть?

 

ЗВЕРЕВ

Так точно. Сестра в Мурманске с двумя племяшками. Все к себе зовет. Родители еще…

 

АДМИРАЛ

Да не твои! У покойника родственники есть?

 

ЗВЕРЕВ

Так точно. Тетка. Двоюродная. Живет на Урале, в селе Малые Махаловки.

 

АДМИРАЛ

Вот и займешься, раз списанный. Чтоб все честь по чести, как положено. Встретишь с поезда…

 

 

 

 

ЗВЕРЕВ

Так не может она, товарищ контр-адмирал. Звонили мы ей, говорит корова у нее…

 

АДМИРАЛ

Значит, сам доставишь. Цинковый гроб на плавзаводе закажешь, командировку в финчасти оформишь. Через сутки на доклад. Вопросы?

 

ЗВЕРЕВ

Никак нет.

 

АДМИРАЛ

Свободен.

 

ИНТ. КАБИНЕТ НАЧАЛЬНИКА ПРОИЗВОДСТВЕННОГО ОТДЕЛА ПЛАВЗАВОДА ДЕНЬ

 

НАЧАЛЬНИК производственного отдела и Главный ИНЖЕНЕР недоуменно переглядываются и снова смотрят на стоящего перед ними Зверева.

 

НАЧАЛЬНИК

Нету цинка.

 

ЗВЕРЕВ

Как нету?

 

ИНЖЕНЕР

Лимит на текущий квартал израсходован.

 

ЗВЕРЕВ

Вам же звонили!

 

НАЧАЛЬНИК

Времена прошли. Позвоните в следующем месяце, что-нибудь придумаем.

 

ЗВЕРЕВ

Куда ж его сейчас девать?

 

ИНЖЕНЕР

А где он у вас до сих пор лежал?

 

ЗВЕРЕВ

Дома.

 

 

НАЧАЛЬНИК

Вот пусть там и полежит, ничего страшного, по ночам сейчас уже холодно. Только окна, конечно, нужно будет открыть.

 

ЗВЕРЕВ

Дак а днем-то жара!

 

ИНЖЕНЕР

А может в холодильник его?

 

ЗВЕРЕВ

Какой холодильник! У него «морозко» - трехлитровую банку и то не засунешь…

 

ИНЖЕНЕР

Холодильник мы дадим, есть у нас на складе один, из столовой. Хороший, большой, промышленный. Компрессор вот только барахлит иногда. Отключается, зараза, когда захочет. Три раза все котлеты пропадали…

 

НАЧАЛЬНИК

А с транспортом поможем, грузчиков выделим, электрика дадим, чтоб подключил, как положено. Там провода какого сечения? Восьмерка? Медные или алюминиевые? Ну вот…

 

ЗВЕРЕВ

Что вот? Нет, так дело не пойдет.

 

ИНЖЕНЕР

Ну, тогда мы не знаем.

 

Начальник и Инженер демонстративно начинают перебирать бумажки на столе, забыв о присутствии Зверева.

 

ИНТ. КОРИДОР ШТАБА дивизиона подлодок ДЕНЬ

 

Зверев громко хлопает дверью, ведущей с лестницы, и идет к кабинету контр-Адмирала. Он энергично машет правой рукой и ругается вслух.

 

 

 

ЗВЕРЕВ

Ах, чтоб… Зараза… Я же офицер… Вот ведь… Нет-нет, ты только подумай… И чтоб такое! А-а-а, чтоб они сами все подохли!

 

Зверев подходит к двери кабинета контр-Адмирала и поправляет галстук.

 

ИНТ. КАБИНЕТ КОМАНДИРА ДИВИЗИОНА ПОДЛОДОК. ДЕНЬ.

 

Адмирал откидывается на спинку широкого кресла.

 

АДМИРАЛ

А я-то думал, что его давно похоронили.

 

ЗВЕРЕВ

Никак нет.

 

АДМИРАЛ

Деньги вам собранные отдали?

 

ЗВЕРЕВ

Так точно.

 

АДМИРАЛ

Ну вот! Что же вы?

 

ЗВЕРЕВ

Нету цинка.

 

АДМИРАЛ

А что вы сделали, чтоб этот цинк был? Почему не добились? Почему не настояли? Расписываетесь тут, стоите, в собственном бессилии!

 

Адмирал нервно протирает белоснежным платочком испарину на раскрасневшейся, блестящей лысине.

 

АДМИРАЛ

(орет)

Нужно добиваться! А не демонстрировать здесь свои неспособности и беспомощность полнейшую! Рыть нужно! Рыть! Доросли тут до капитан-лейтенанта! Бог ты мой, какая тупость, какая тупость! Цинк ему ищи!

адмирал

(прод.)

Рот раскрой, положи – он закроет и проглотит. Так что ли? Я! Здесь! Поставлен! Не для цинка!!! Понимаешь? Не для цинка! Идите. И не прикрывайте мелкой суетливостью своего безделья! Цинк чтоб был! Доложите! Все!!!

 

Адмирал бросает белоснежный платочек в стол и громко хлопает, закрывая выдвижной ящик.

 

ИНТ. КОРИДОР ШТАБА дивизиона подлодок ДЕНЬ

 

Зверев медленно идет по коридору и энергично машет рукой в такт произносимым вслух ругательствам.

 

ЗВЕРЕВ

Ах чтоб… Я!.. Офицер!.. Дурдом… Провались… Чтоб еще раз… Этот гребаный… Провались… Никогда еще… Да ведь я!… Провались…

 

ИНТ. КАБИНЕТ НАЧАЛЬНИКА ПРОИЗВОДСТВЕННОГО ОТДЕЛА ПЛАВЗАВОДА ДЕНЬ

 

Немного помятый, заросший трехдневной щетиной Зверев стоит перед Начальником и Инженером. Инженер и Начальник недоуменно переглядываются и снова смотрят на Зверева.

 

НАЧАЛЬНИК

Деревянный?

 

ИНЖЕНЕР

А цинковый уже не надо?

 

ЗВЕРЕВ

Надо. И цинковый и деревянный. Цинковый подождем – я уже договорился. Товарищи из морга навстречу пошли.

 

Начальник снимает трубку дискового телефона и начинает набирать номер.

 

 

 

 

 

ИНТ. Кабинет патологоанатома. МОРГ ДЕНЬ

 

Светло-серые стены, яркий свет ламп дневного освещения, несколько белых застекленных шкафов по стенам, белый письменный стол. За столом сидит ПАТОЛОГОАНАТОМ, невзрачный субъект неопределенного возраста, в белом халате. Патологоанатом что-то сосредоточенно пишет в толстой амбарной книге.

 

Слева от стола находится входная дверь, а напротив – большая, железная дверь с полустершейся надписью «Холодильник». Из-за железной двери доносится неопределенный шум – возня, шорох, побрякивание металлических предметов, невнятные реплики.

 

Входная дверь распахивается и в помещении появляется запыхавшийся Зверев. У Зверева красное, небритое лицо, галстук сбит набок, верхняя пуговица рубашки отсутствует. Зверев тяжело дышит.

 

Патологоанатом перестает писать и недоуменно смотрит на Зверева.

 

Патологоанатом

Извините, вы к кому?

 

Зверев

Я? Как к кому? К Мишке Иванову.

 

Патологоанатом

Еще раз извините, но здесь таких нет.

 

Зверев

Как нет? А куда же он делся?

 

Зверев в недоумении оглядывается по сторонам.

 

Зверев

Его же к вам три недели назад привезли, на хранение. Я сам с главврачом договаривался. На месяц. А вы такое говорите…

 

Патологоанатом

Ах вот вы о ком. Так бы сразу и сказали. Здесь он. А вы собственно кто?

 

Зверев

Фуу-ух! Зверев я. Ответственный.

 

Патологоанатом

Аааа… Можете пройти.

 

Зверев

Нет уж. Я лучше здесь постою. А ящики подвезли?

 

Патологоанатом

Какие еще ящики?

 

Зверев

Как какие? Гробы. Цинковый и деревянный. И два матроса должны были подойти, чтобы Мишку это самое…

 

Патологоанатом

Аааа… Ну, привезли. Работают.

 

Патологоанатом коротко кивает на большую железную дверь.

 

Зверев

Фуу-ух! Слышь, доктор, мне бы подлечиться. А то мы тут вчера ребят в отпуск провожали…

 

Патологоанатом

Да я собственно не доктор. Вернее немного не тот доктор.

 

Зверев

Как это не тот доктор? Ветеринар что ли? Ребята с доков вас «Последней надеждой» зовут.

 

Патологоанатом

Ребята значит. С доков.

 

Патологоанатом тяжко вздыхает, встает, подходит к стеклянному шкафчику, достает две пробирки и вручает их Звереву. С нижней полки шкафчика Патологоанатом достает большую колбу с абсолютно прозрачной жидкостью.

 

Патологоанатом

Держи крепче.

 

Зверев изо всех сил сжимает в каждой руке по пробирке. Патологоанатом аккуратно наполняет одну пробирку.

 

Железная дверь неожиданно распахивается. Из-за нее выглядывает вспотевший Старшина. Зверев и Патологоанатом вздрагивают от громкого звука хлопнувшей двери и поворачиваются к Старшине.

 

Старшина

Здрасьте товарищ капитан. Он у вас что, вырос что ли? Никак не лезет. Сантиметров десять не хватает. Кто мерку то снимал?

 

Зверев

Матрос Пьянков. Зараза!

 

Старшина

Знаю такого. На прошлой неделе дембельнулся, а то б я ему... Ну ладно, будем цинковый пробовать.

 

Старшина скрывается за железной дверью. Зверев и Патологоанатом переглядываются. Патологоанатом наполняет вторую пробирку. Зверев жадно облизывает губы.

 

Распахивается входная дверь и в помещение решительным шагом заходит Адмирал в сопровождении двух капитанов второго ранга и Мичмана.

 

Адмирал

Так, а тут что у нас?

 

Мичман

Морг, товарищ адмирал.

 

Адмирал бегло оглядывает помещение, его взгляд останавливается на замерших фигурах Зверева и Патологоанатома.

 

Адмирал

Понятно.

(Звереву)

Что-то мне лицо твое знакомо.

 

Зверев открывает рот чтобы представиться. Адмирал жестом останавливает его.

 

Адмирал

Погоди! Я сам. Зайцев? Нет. Волков? Нет. Зверев! Точно! Зверев.

 

Зверев утвердительно кивает.

 

Адмирал

Три недели назад ты мне должен был доложить о…

 

Адмирал еще раз более внимательно оглядывает помещение.

 

Адмирал

Морг значит.

(Звереву)

Где?

 

Зверев не реагирует. Патологоанатом деликатно показывает на железную дверь холодильника, из-за которой слышна возня.

 

Адмирал быстрым и решительным шагом заходит в помещение холодильника. Свита следует за ним.

 

Закрыв глаза, Зверев выпивает содержимое одной из пробирок. Шумно выдыхает воздух, вытирает слезу, и громко, с чувством нюхает рукав. Патологоанатом смотрит на него с восхищением. Из холодильника слышны громкие голоса.

 

Адмирал со свитой выходят из холодильника.

 

Адмирал

Не лезет! Позор-то какой! Офицер и не лезет!

(Звереву)

Делай что хошь – режь, ешь, но чтобы влез! Влез! Хочешь, сам ложись впереди и раздвигай! Хочешь – не ложись! Хочешь – мы тебя вместо него похороним. В общем, как хочешь, но чтоб было! Позор-то какой! Ну, вы у меня пострадаете за Отечество! Доложишь!

 

Адмирал и свита поспешно покидают морг.

 

Зверев и Патологоанатом переглядываются. Зверев переводит взгляд с Патологоанатома на пробирки, зажатые в кулаках.

 

Зверев

Может полить его чем-нибудь? Или побрызгать? Ему ведь теперь уже все равно. Как считаешь, доктор?

 

 

Патологоанатом с негодованием смотрит на Зверева, забирает у него наполненную пробирку и залпом выпивает ее содержимое. Патологоанатом тяжело дышит открытым ртом, глаза слезятся, нос покраснел.

Из холодильника раздается страшный грохот.

 

Старшина

(голос за кадром)

Влез! Влез!

 

Зверев и Патологоанатом переглядываются.

 

НАТ. ТЕРРИТОРИЯ ВОЙСКОВОГО ГАРАЖА ДЕНЬ

 

Здоровяк ВАСИЛИЙ удобно устроился на оружейных ящиках и, прикрыв глаза, принимает солнечные ванны. К Василию подходит уставший Зверев. Ворот бежевой рубашки расстегнут, правый рукав забрызган маслом, в одной руке фуражка, в другой - некогда белый носовой платок. Зверев вытирает платком лоб и виски. Нервно переступает с ноги на ногу.

 

ЗВЕРЕВ

Василий?

 

Огромное тело в полосатой тельняшке и замызганных штанах не подает признаков жизни. Зверев прячет платок в карман и надевает фуражку. Оглядывается по сторонам. Подходит вплотную.

 

ЗВЕРЕВ

Василий!

 

Никакой реакции. Зверев наклоняется над могучим торсом и несколько мгновений присматривается к неподвижной груди Василия, нервно водит носом, принюхивается. Зверев выпрямляется и с тоской в глазах оглядывается по сторонам. Не увидев никого поблизости, Зверев с отчаянием тормошит бесчувственное тело.

 

ЗВЕРЕВ

Василий!!!

 

ВАСИЛИЙ

Ну, я Василий. А ты кто?

 

Зверев радостно выдыхает. Василий все так же неподвижен, глаза закрыты.

 

ЗВЕРЕВ

Фуу-у! Ну и напугал ты меня! Я уж было подумал… Зверев я. С базы. Насчет твоей машины хотел договориться.

зверев

(прод.)

Мне сказали, что ты сегодня свободен, а мне бы с приятелем до железнодорожной станции добраться нужно.

 

ВАСИЛИЙ

А в гараже чего? Взяли бы «газик». У меня машина большаааая…

 

ЗВЕРЕВ

А мне и нужна большая. У нас с собой ммммм вещей много. Тяжелых. «Газик» не подойдет, а все грузовики после целины до сих пор не на ходу.

 

ВАСИЛИЙ

Машина за штабелями. Иди, грузись, через час обед закончится, сразу и поедем.

 

ЗВЕРЕВ

Фуу-ух! Вот спасибо-то! Ну, я побежал!

 

Зверев несколько мгновений смотрит на неподвижное тело Василия, потихоньку разворачивается, определяет направление и быстро уходит в сторону высокого штабеля, сложенного из старых шпал. Обойдя штабель справа, он останавливается как вкопанный. Перед ним стоит большой грязный самосвал с огромной надписью «МУСОР» на ржавом борту.

 

НАТ. ВОКЗАЛЬНЫЙ ПЕРРОН ДЕНЬ

 

Суетливой рысцой, расталкивая пассажиров и провожающих, по перрону несется Зверев. В его правой руке ежесекундно булькает и звякает старый пузатый портфель. Он смотрит на свои «командирские» часы и быстро оборачивается назад. Следом за ним, широким, размеренным шагом движется НОСИЛЬЩИК, который ловко лавирует тележкой с цинковым ящиком среди чемоданов и сумок отъезжающих.

 

ЗВЕРЕВ

Это пятый, а нам девятнадцатый. Десять минут осталось!

 

НОСИЛЬЩИК

Успеем!

 

Через короткий промежуток времени Зверев с носильщиком подбегают к девятнадцатому вагону. Усталый, но довольный, Зверев снимает фуражку и тыльной стороной ладони вытирает пот со лба.

 

ЗВЕРЕВ

(носильщику)

Ну, давай за этот край берись, только поосторожнее, а то он тяжелый, гад.

 

Положив портфель на цинковый ящик, Зверев, напрягаясь от чрезмерных усилий, спиной входит в тамбур и тут же упирается в могучую грудь ПРОВОДНИЦЫ. Проводница стоит, уперев руки в широкие бока, перекрывая вход в вагон.

 

ПРОВОДНИЦА

Куда!?

 

ЗВЕРЕВ

У нас разрешение есть!

 

Съехавшая на глаза фуражка мешает Звереву разглядеть лицо Проводницы, и он из последних сил выворачивает шею в ее сторону.

 

ПРОВОДНИЦА

Назад! Я тебе дам «разрешение», а людей я куда дену?

 

ЗВЕРЕВ

Так куда назад-то? Через минуту трогаемся! Может, как-нибудь договоримся?

 

Неимоверным усилием Зверев резко поднимает цинк. Портфель, лежащий сверху на ящике, выразительно булькает.

 

ПРОВОДНИЦА

Назад говорю! В почтовый давай. За мной бегите, а то не успеем!

 

Проводница выпихивает Зверева на перрон и резво бежит вдоль состава к почтовому вагону. Зверев и Носильщик из последних сил бегут следом за ней.

 

ИНТ. КУПЕ ПОЕЗДА ДЕНЬ

 

Набирающий скорость поезд легонько покачивается и постукивает на стыках рельсового полотна. За окном проплывают окраины северного города.

Успокоившийся Зверев сидит за столиком у окна купе и вытирает обильный пот уже совсем не свежим платочком. В проходе вагона раздается шум и топот нескольких пар ног. В дверях купе появляется розовощекий толстяк БРИГАДИР.

 

БРИГАДИР

Ну и где тут эти похоронщики? Этот?

 

Высунувшаяся из-за его плеча Проводница торопливо подтверждает его догадку:

 

ПРОВОДНИЦА

Этот, этот. Силой ворвался, а еще в форме!

 

БРИГАДИР

Ты что ли? Да? Документы давай!

 

Дрожащими от волнения и физического перенапряжения пальчиками Зверев достает аккуратно сложенные документы из внутреннего кармана кителя. Одной рукой передает документы Бригадиру, другой вытирает пот со лба.

 

Бригадир разворачивает бумаги и бросает на них быстрый взгляд.

 

БРИГАДИР

Ну, так и знал. Неправильно. На следующей слазь. Не забудь его прихватить. Проверю. Знаю я вас, был уже один такой прохвост, намаялись.

 

ЗВЕРЕВ

Да как же так? Я ж это… Вот печати, вот справка, вот командировочное удостоверение. Ох ты ж боже ж ты мой, где же оно…

 

Зверев суетливо копошится в карманах кителя, заглядывает под матрас на верхней полке, хватается за портфель. Портфель выразительно булькает.

 

Бригадир

Ну ты это… Если найдешь еще какие документы, к Нинке приходи, я там буду.

 

Зверев на секунду замирает, и недоуменно смотрит на Бригадира. Портфель булькает еще раз.

Зверев переводит взгляд на портфель, потом на Бригадира и расплывается в широкой улыбке. Бригадир многообещающе подмигивает заплывшим от жира правым глазом и выходит из купе.

 

ИНТ Купе проводника День

 

Распаренные от принятого алкоголя Зверев и Бригадир сидят друг напротив друга в тесном купе проводников. На столике перед ними живописно расположились опорожненная на две трети бутылка «Пшеничной», граненые стаканы, закуски и бутерброды из вагона-ресторана.

 

Бригадир

Так вот я и говорю… Нинуль, ты чего это? Давай, давай, еще по одной разливай, а то ишь ты…

 

Скромно сидевшая до этого в углу, Проводница подходит к столику, точными движениями разливает оставшуюся водку по стаканам, подкладывает в тарелки салат, затем возвращается на свое место.

 

Бригадир закуривает папиросу.

 

Бригадир

Так вот я и говорю, ты когда в следующий раз повезешь кого…

 

Зверев давится салатом и начинает кашлять до слез в глазах.

 

Бригадир

(продолжая)

…ты обязательно все правильно оформи, да смотри, он у нас сам понимаешь, где едет. У нас иногда «Жигули» раздевают, а ты цинка вон сколько везешь! Это ж вещь! Приедешь, станешь снимать, цинка нет, а он голый давно, сродственник то твой. Было уже такое, бесплатно дарю.

 

Бригадир довольно хохочет и подмигивает. Зверев бледнеет, выпрямляется и откладывает вилку. Бригадир ловко опрокидывает содержимое стакана в свою бездонную глотку и поднимается.

 

 

 

Бригадир

Ну да ладно, засиделся я тут, а мне еще в головной вагон надо. Нинуль, проследи тут за товарищем, чтоб нормально доехал. Ну, бывайте здравы.

 

Прихватив с собой непочатую бутылку водки из раскрытого портфеля, тучное тело Бригадира исчезает за дверями купе. Зверев с тоской в глазах смотрит в окно, на проплывающие мимо пейзажи.

 

Быстро проплывают за окном пейзажи нашей необъятной страны. Леса, поля, реки. Изредка мелькают беленькие здания маленьких станций и полустанков со смешными названиями. Несколько раз день сменяется ночью. Проплывет мимо и спрячется за занавеской желтая луна, лучик солнца скользнет по пыльному стеклу, на минутной стоянке вдруг вынырнет снизу широкое красное лицо торопливой бабульки и затрясет она прямо в камеру корзинкой с румяными пирожками. Дорога…

 

Поезд замедляет ход и за окном появляется беленькое здание вокзала с давно некрашеной надписью «МАЛЫЕ МАХАЛОВКИ».

 

ИНТ. Вагон поезда день

 

Проводница заполошно бежит по проходу вагона.

 

Проводница

Саша, Саша, ты где? Твоя остановка! Минуту всего стоим!

 

Остановившись в дверях купе Проводница выдыхает и поправляет выбившуюся из сложной прически прядку волос.

 

Проводница

Сашенька, пора, там ребята твой ящик уже выгружают…

 

Заросший недельной щетиной, Зверев стоит к ней спиной с граненым стаканом в руке. Перед ним застыли в ожидании двое попутчиков – пятидесятилетние мужики в серых майках и тренировочных штанах. Прищурившись от едкого дыма беломорин, зажатых в крепких желтых зубах, они молча поднимают наполненные водкой стаканы.

 

Зверев

Ну, на посошок!

 

 

 

Быстро выпив водку, Зверев ставит стакан на стол, медленно вытирает рот рукавом бежевой рубашки, подхватывает в одну руку опустевший портфель и китель. Оборачивается в дверях купе.

 

Зверев

Будь здрав, мужики!

(Проводнице)

Нинок, не суетись, успеем! Шуруй впереди, а я за твоей кормой пристроюсь.

 

Проводница и Зверев быстро уходят в сторону тамбура.

 

Нат. Железнодорожная Станция «Малые махаловки» день

 

Зверев стоит возле цинкового гроба на совершенно пустынной станции. Проводив взглядом удаляющийся в клубах пара поезд, он кладет портфель на цинковый ящик, достает сигарету и присаживается сам. Поднеся спичку к сигарете, Зверев видит две спешащие к нему фигуры.

 

Зверев торопливо поднимается, подхватывает портфель, давит ботинком сигарету и поправляет фуражку.

 

К Звереву подходят двое – сухонькая старушка БАБКА МАРИЯ и огромный, веселый бородач ПАША.

 

Паша

Ну вот мать, как раз к поезду, а ты боялась.

 

Зверев

Бабка Мария?

 

Бабка Мария

Она, она самая, сынок!

 

Зверев расправляет плечи, достает носовой платочек и вытирает лоб под фуражкой. Широко улыбаясь, обнимает Бабку Марию за плечи, хлопает Пашу по плечу и широким жестом показывает гроб.

 

Зверев

Вот! Сам!

 

Паша хмурит брови, Бабка Мария прикладывает к губам кончик платка, Зверев роется в портфеле, достает и протягивает Бабке Марии бумаги.

 

Зверев

Вот, пока не забыл. Что тут? Бумаги, письма, фотографии…

 

Бабка Мария передает бумаги Паше. Ее взгляд останавливается на фотографиях, она их перебирает и смотрит на Зверева.

 

Бабка Мария

Слышь, милок, а вроде… это и не Мишка вовсе… Иванов-то… я его маленьким совсем помню… Давно не видала. Волосики у него вроде черные были, да и курносый он, а этот… лысый какой-то что ли?

 

Зверев роняет портфель.

 

Зверев

Да ты что, мать! Как не тот!? Мать! Это ж не мальчик кудрявый, это ж мужчина! Он же эта, того… под водой! Подводник он, мать! А там не только на себя, на лошадь похож не будешь!

 

Зверев снимает фуражку, вытирает лоб платочком, слегка пошатнувшись, присаживается на цинковый ящик. С потерянным взглядом начинает шарить в карманах в поисках сигареты.

 

Паша смотрит на Зверева, Бабку Марию, на фотографии. Мгновенно оценивает ситуацию.

 

Паша

Вылитый Мишка! Вылитый!

(отмеряет двадцать сантиметров)

Я его мерзавца вот с такого возраста знаю. Вылитый!

 

Зверев дрожащими руками ломает одну спичку за другой в попытках поджечь сигарету. После слов Паши немедленно поднимается и начинает интенсивно похлопывать Бабку Марию по худенькому плечу.

 

Зверев

Ну вот! Что я говорил!? Даааа, ну ты мать даешь! Мишку не узнать! А? Дааа!

 

Зверев прикуривает сигарету со стороны фильтра, кашляет, выплевывает сигарету, прячет спичечный коробок в карман, поднимает и застегивает портфель.

 

 

 

Зверев

Ну ладно, граждане. Вам туда

(кивок на гроб)

а мне обратно. Извините, если что. Кассы тут у вас где?

 

Могучими лапами Паша хватает Зверева за грудки и притягивает к себе.

 

Паша

Какие кассы? Ты чего эта? Привез, бросил и сматываться? А народ? А поминки? Не пущу!

 

Зверев потерянно оглядывается на Бабку Марию. Она утвердительно кивает. Зверев снова смотрит на Пашу.

 

Зверев

Так эта… Флот же ждет… Боевые корабли…

 

Паша

Подождет, не обломится. Народ тебя ждет. А для флота мы справку заделаем. Печать у нас есть. Вроде как заболел ты тут у нас. А?!

 

Паша отпускает Зверева, громко и раскатисто хохочет.

 

Инт. Деревенский дом день

 

Бревенчатые стены, скрипучие полы, вышитые крестиком занавески, герань на подоконниках. По стенам висят детские фотографии Мишки Иванова. Вот он с мячом, вот на завалинке с дедом, а вот он на речке, купается с соседскими пацанами. Курносый нос, черные, вьющиеся волосы, озорные глаза. И траурная ленточка, перечеркивающая правый нижний угол.

 

За празднично убранным столом сидят, тесно прижавшись друг к другу, нарядные старички и старушки. В центре стола стоит огромнейшая бутыль чистого, как слеза, самогона.

 

Во главе стола, рядом со столетним ДЕДОМ сидит Зверев. Все старички, без исключения, позвякивают и поблескивают разнообразнейшими медалями. Ухоженная, окладистая серебряная борода столетнего Деда прикрывает четыре георгиевских креста.

 

 

 

Золотистая вареная картошка, плошки с холодцом, квашеная капуста, грибы соленые и маринованные, огурцы свежие и малосольные, помидоры, словом, осеннее великолепие заполняет все свободное пространство огромного стола, покрытого белоснежной, с вышивкой по краю, скатертью.

 

Мелодичное позвякивание вилок и медалей дважды прерывается для молчаливого распития самогона из граненых, стограммовых стопок.

 

Раскрасневшиеся лица с интересом рассматривают медали за десять и пятнадцать лет безупречной службы.

 

Старичок №1

Дааа… Нам таких не давали…

 

Старичок №2

Они теперь вон какие…

 

Старичок №3

Молодца, Мишка, молодца! Не посрамил…

 

Бабка Мария наполняет стопку Зверева. Зверев смотрит на стопку с самогоном. Вытирает рукавом влажные губы. Ослабляет галстук. Берет стопку. Обводит всех присутствующих захмелевшим взглядом. Поднимается.

 

Зверев

Сказать хочу!

 

За столом раздается шиканье. Сидящий в дальнем конце стола Паша машет рукой на замешкавшуюся старушку. Звяканье вилок и медалей быстро затихает. Воцаряется гробовая тишина.

 

Зверев начинает говорить.

 

Зверев говорит очень эмоционально. Он резко жестикулирует левой рукой, плавно водит правой, в которой держит стопку самогона. Увлеченный пламенной речью, Зверев не замечает, что расплескивает самогон на нарядные одежды своих соседей и на белоснежную скатерть. Бабка Мария ловит капли самогона вышитым полотенцем.

 

Собравшиеся слушают Зверева затаив дыхание. Рты приоткрыты, глаза устремлены на Зверева.

 

Зверев заканчивает свою речь.

 

Зверев

…Пусть у них все будет хорошо…

 

Голос Зверева дрожит от избытка чувств.

 

Зверев

…Пусть они не горят, не тонут, пусть им всегда хватает воздуха. Пусть они всегда всплывают, пусть их ждут на берегу дети, любят жены, их нельзя не любить, товарищи, их нельзя не любить!

 

бабка мария

Ох ты ж боже ж ты мой! Бедненькие вы мои, бедненькие!

 

Зверев одним махом выпивает самогон и, обессиленный, садится на свое место. Бабка Мария отпивает из своей стопки, промокает слезы кончиком платка и целует Зверева в лоб.

 

Зверев сосредоточенно ловит вилкой маринованный грибочек.

 

Паша с шумом ставит свою стопку на стол.

 

Паша

Капитан! Хорошо сказал! Ох, хорошо! Дай я тебя поцелую!

 

Паша пробирается к Звереву и трижды его целует. Один за другим поднимаются все старички, начинают подходить к Звереву и целовать его.

 

Столетний Дед тоже поднялся для поцелуя, но он стоит за спиной Зверева и не знает, как привлечь к себе внимание.

 

Перед Зверевым стоит огромный шестидесятилетний ГРИШКА.

 

Гришка

Ну вот милай, ну… дай я тебя поцелую!

 

Дед

Гришка! Язви тя, ты что, зараза, во второй раз лезешь? А ну брысь!

 

Гришка

Да ладно, да я ж только…

 

Гришка смущенно отходит в сторону.

 

Зверев поворачивается к столетнему Деду и трижды с ним целуется.

 

Нат. Крыльцо деревенского дома Вечер

 

Дверь, ведущая в дом, широко распахивается, выпуская в тишину деревенского вечера звуки бесшабашного русского застолья.

 

На крыльцо выходит Паша, с шумом втягивает в свои легкие свежий воздух, медленно выдыхает и оглядывается по сторонам.

 

На завалинке сидит Гришка и степенно курит самокрутку в компании трех старичков.

 

Паша

Капитана нашего не видели? Вроде как выходил…

 

Гришка

В уборную пошел. Полчаса уж, почитай, прошло.

 

Паша

Дак что же вы, отцы сидите-то? А ну как заблудится? По такой-то темени… Ииэхх!

 

Паша спрыгивает с крыльца и широким шагом уходит на задний двор.

 

Нат. Деревенский туалет вечер

 

Еще издалека Паша видит рядом с туалетом темную фигуру, прислонившуюся к дереву. Это Зверев.

 

Зверев стоит в трех шагах от туалета, уперевшись лбом в ствол яблони, и горько плачет. Руками он поддерживает расстегнутые штаны, его плечи мелко подрагивают от рыданий.

 

Паша подходит к Звереву и обнимает его за плечи.

 

Паша

Ой, милай, ну что ж ты так расстроился-то? Пойдем, пойдем к дому, отдохнуть тебе надо…

 

Поддерживая Зверева за плечи, Паша ведет его к дому. Зверев сильно шатается.

 

Зверев

Чтобы я!.. Когда!.. Помереть на флоте… Да ни в жисть!!!

 

Зверев сильно машет рукой, подчеркивая жестом последнюю фразу, и чуть не падает.

 

Паша

Ну что ты, что ты! Завтра в баньку пойдем. Я с утра раненько протоплю, напарю тебя хорошенько. Будешь у нас как новенький…

 

Две шатающиеся фигуры скрываются за углом дома.

 

Нат. Деревенский двор утро

 

Раннее деревенское утро. Яркое солнце, шелест еще не потерявшей свой цвет листвы, перезвон птичьих голосов.

 

У калитки стоят Зверев и Бабка Мария.

 

Заросший недельной щетиной Зверев одет в старый ватник на голое тело, синие тренировочные штаны и дырявые сандалии. На голове треух, под мышкой березовый веник.

 

Бабка Мария

Вот, вдоль домов и иди. Потом через пути, мимо станции, там дорожку увидишь, по ней пойдешь, а там мостки. Через речку перейдешь, и к озеру выйдешь. По дымку баньку-то и найдешь. Пашка там с зари кочегарит.

 

Зверев

Ну что, пошел я тогда?

 

Бабка Мария

Иди, сынок, иди милай.

 

Зверев сладко вздыхает и не торопясь, двигается в путь.

 

Нат. Железнодорожная Станция «Малые махаловки» день

 

На железнодорожных путях стоит длинный воинский состав.

 

Зверев неторопливо идет вдоль состава, постоянно поглядывая под вагоны. Останавливается на стыке двух вагонов, задумчиво смотрит в просвет, чешет щетину на подбородке, оглядывается на здание станции и, тяжко вздохнув, бредет дальше, в сторону последнего вагона.

 

У последнего вагона стоит ЧАСОВОЙ.

 

Зверев останавливается около Часового и внимательно его осматривает. Он переводит взгляд с пыльных сапог на чрезмерно ослабленный ремень, затем на расстегнутую пуговицу воротничка гимнастерки и, наконец, встречается с невозмутимым взглядом молодого солдата - Часового.

 

Зверев

Откуда едете?

 

Часовой

Откуда надо, оттуда и едем.

 

Зверев

А куда едете?

 

Часовой

Куда надо, туда и едем.

 

Зверев

А что везете-то?

 

Часовой

А что надо, то и везем.

 

Зверев

Ну ладно, сынок. Служи и охраняй. Родина тебе доверила, так что давай. Бди. А я пошел.

 

Зверев поворачивается к часовому спиной и делает пару шагов. Часовой снимает с плеча карабин и направляет его на Зверева.

 

Часовой

Куда ж ты пошел, дядя? Стой! Стрелять буду!

 

Часовой передергивает затвор. Зверев вздрагивает всей спиной и останавливается.

 

Инт. Штабной вагон день

 

НАЧАЛЬНИК ЭШЕЛОНА в звании капитана внутренних войск спит сидя, прислонившись к стенке купе. Рот приоткрыт, веки тревожно подрагивают.

 

На столике перед ним лежит раскрытый журнал «Огонек», рядом с журналом стоит пустая бутылка из-под «Жигулёвского» пива и граненый стакан, наполненный на треть жидкостью светло-желтого цвета.

 

Дверь купе с шумом открывается, Начальник эшелона моментально придвигается вплотную к столику и, не открывая глаз, наклоняет голову над журналом.

 

В купе входит Зверев, за ним, в коридоре вагона виднеется Часовой.

 

Зверев

Здрасьте!

 

Начальник эшелона ладонью разглаживает страницу журнала.

 

Зверев

Хе-хе. Ммммм. Здрасьте.

 

Начальник эшелона приоткрывает один глаз и переворачивает страницу журнала.

 

Зверев

Вот! Взяли…

 

Часовой

Интересовался, куда едем, что везем.

 

Начальник эшелона прокашливается, прочищая горло.

 

Начальник эшелона

(Часовому)

Молодец Петров!

(Звереву)

Кто такой?

 

Зверев

Я – Зверев! Капитан.

 

Зверев на секунду задумывается.

 

Зверев

Лейтенант.

 

Начальник эшелона

Так капитан или лейтенант? Вы бы гражданин определились бы. Документы есть?

 

Зверев

Какие документы, отец родной? Я же в баню шел.

 

Начальник эшелона открывает второй глаз и осматривает поверхность стола.

 

 

Начальник эшелона

Значит вот что. Особый отдел мы с собой не возим, поэтому на станции сдадим.

 

Начальник эшелона протягивает руку и берет граненый стакан.

 

Зверев

Да вы что? Я же Зверев. Капитан! Лейтенант! Помощник начальника штаба! Я же все документы через пять минут могу принести!

 

Начальник эшелона подносит стакан к носу и нюхает. Его лицо кривится от отвращения, кадык дергается в рвотном позыве. Он ставит стакан на стол и вытирает рукавом пересохшие губы.

 

Начальник эшелона

Не надо! СИДОРЧУК!

 

За спиной Зверева появляется стриженая голова огромного детины - Сидорчука.

 

Сидорчук

Я, товарищ капитан!

 

Начальник эшелона

Так, Сидорчук… Заверни гражданина помощника начальника штаба в тот, дальний штабной вагон. Писать не выводить, пусть там делает. Ну, и так далее…

 

Зверев

Да вы что! Да как вы смеете! Я же капитан!

 

Сидорчук кладет свою лапу на плечо Зверева. Зверев оглядывается.

 

Сидорчук

Ша, Маша!

 

Зверев покорно вздыхает и выходит из купе.

 

Инт. Товарный вагон день

 

Пол пустого товарного вагона усыпан соломой.

Под высоким потолком виднеется голубое небо, расчерченное клеточками толстой решетки на маленьком оконце. Вагон едва заметно покачивается под перестук колес.

 

В углу вагона, на куче перепревшей соломы сидит задумчивый Зверев. Треух на затылке, веник под мышкой. Слышен гудок паровоза. Зверев вздрагивает.

 

Состав постепенно замедляет ход, выпускает пар, и под перестук буферов вагонов, останавливается.

 

Зверев немедленно поднимается на ноги и смотрит на высоко расположенное окошко. Быстро оглянувшись вокруг себя, он начинает сгребать всю солому в кучу. Взобравшись на хлипкое сооружение, он цепляется за решетку окна, тянется из всех сил, скребет сандалиями по стене вагона и, наконец, выглядывает наружу.

 

Через решетку видна старая кирпичная стена очередного полустанка. Перед окном быстро пробегает какой-то солдат.

 

Зверев

Эй! Стой! Стой, кому я сказал! Я – Зверев! Зверев я! Мне в особый отдел надо! Стой, сволочь!

 

Пальцы Зверева срываются с решетки, и он падает на кучу соломы под окном.

 

Зверев

Вот зараза! Ну, я вам покажу!

 

Зверев быстро вскакивает на ноги и начинает колотить ногами в дверь вагона. Зверев тихо ойкает и, припадая на одну ногу, начинает хлестать веником по двери.

 

Зверев

Открывай! Открывай, кому сказал! Я – Зверев! Я вас всех под трибунал за издевательство! Я капитан! Начальник помощника штаба! Открывай, кому говорю!

 

Обессиленный Зверев, тяжело дыша, садится прямо на грязный пол вагона, вытирает рукавом пот со лба и начинает хохотать как умалишенный.

 

Инт. Товарный вагон ночь

 

В черноте вагона виден только светлый прямоугольник маленького оконца.

Перестук колес, покачивание вагона, протяжный гудок, покачивание прекращается, поезд замедляет ход и останавливается.

 

На куче соломы чернеется силуэт Зверева. Треух на затылке, веник под мышкой, на небритой щеке блестит в лунном свете скупая мужская слеза.

 

Инт. Штабной вагон день

 

Поезд приближается к крупной станции. За окном мелькают старые здания вагонного депо, немногочисленные чахлые кустарники, поезда пригородных электричек.

 

Начальник эшелона стоит перед столиком и запихивает журнал «Огонек» в полевую сумку. Начинает поправлять портупею. Раздается осторожный стук в дверь купе.

 

Начальник эшелона

Ну кто там еще?

 

Дверь откатывается в сторону, в купе заходит Часовой.

 

Часовой

Товарищ капитан, к Ярославлю подъезжаем.

 

Начальник эшелона

Знаю. Всё?

 

Часовой

Никак нет. Там этот, задержанный… Трое суток прошло. Он теперь уже и не стучится…

 

Начальник эшелона

Так. Понял. На станции пойдешь к коменданту, пусть комитетчиков вызовет. Передашь им задержанного. Стоим тут до полуночи, приду за час до отправления. Сидорчук старший. Вопросы?

 

Часовой

Никак нет!

 

Начальник эшелона

Свободен!

 

Часовой покидает купе.

 

 

Инт. Кабинет следователя КГБ вечер

 

Серые стены, тусклый свет, портрет Дзержинского в скромной раме. Хороший письменный стол. На столе чистый лист бумаги, карандаш, графин с водой, стакан, пепельница, телефон.

 

За столом сидит невзрачный СЛЕДОВАТЕЛЬ в сером костюме. Перед ним покачивается на табурете одичавший Зверев.

 

Следователь

Фамилия?

 

Зверев мычит, хрипит и тычет грязным пальцем в графин с водой.

 

Следователь

Фамилия?

 

Зверев мычит, хрипит и тычет грязным пальцем в графин с водой.

 

Следователь вздыхает, наливает в стакан воду и протягивает Звереву. Зверев приподнимается, тянется за стаканом. Следователь отшатывается, ставит стакан на край стола и немного отодвигается назад, зажимая ладонью нос.

 

Зверев хватает стакан и в один глоток опустошает его. Смотрит на Следователя, наливает и выпивает второй стакан, затем третий.

 

Зверев выдыхает с облегчением и снова садится на табурет.

 

Зверев

Сигарету.

 

Следователь молча достает из пачки сигарету, протягивает её Звереву, зажигает спичку и дает прикурить. Зверев с наслаждением курит.

 

Следователь берет карандаш.

 

Следователь

Фамилия?

 

Зверев

Моя? Зверев!

 

Следователь

Чем занимаетесь?

 

Зверев

Я – капитан!

 

Следователь

Значит так и запишем – капитан дальнего плавания.

 

Зверев

Я – офицер!

 

Следователь

Очень хорошо. Где проживаете?

 

Зверев

Поселок Заречное.

 

Следователь

Так, так, так. Это где ж такое?

 

Зверев

Под Мурманском.

 

Следователь

А взяли вас в Малых Махаловках. Очень интересно. Узловая станция, воинские эшелоны. В мутной водичке плаваете, гражданин капитан. Документы есть?

 

Зверев

Какие документы? Я в баню шел! Вот!

 

В доказательство Зверев тычет в лицо Следователя полуистлевший веник. Следователь отодвигается еще немного.

 

Следователь

Ну хорошо, хорошо – в баню. У вас дома ванны нет что ли?

 

Зверев

Есть ванна.

 

Следователь

А вы значит, в баню решили сходить, да не где-нибудь, а в Малых Махаловках. Это ж сколько тысяч километров? А?

 

Зверев

Я туда товарища отвозил.

 

Следователь

Какого товарища?

 

Зверев

Боевого. Мишку Иванова.

 

Следователь

Боевого значит. Ну и где же он сейчас, этот боевой товарищ?

 

Зверев

В могиле. Умер он. Как раз после поминок я в баню-то и пошел.

 

Следователь

Очень интересно. Когда умер и при каких обстоятельствах?

 

Зверев

Пил много, оттого и помер. Вчера как раз сорок дней стукнуло.

 

Следователь

Замечательно. Умер полтора месяца назад, а похоронили только сейчас. Очень хорошо!

 

Зверев

Так это… Цинка… Это... В общем, гроб долго ждали.

 

Следователь

Ну знаете ли! Я все могу понять. Могу понять, что у вас там, под Мурманском, колбасы «Останкинской» нет, но чтобы гробы в дефиците были – это уж слишком! Может хватит ваньку валять?

 

Следователь нажимает потайную кнопку. Дверь приоткрывается, появляется белобрысая голова сотрудника.

 

Следователь

Нечаев, пробей по Мурманску клички «Капитан» и «Офицер» и ПЕТРИЩЕНКО позови.

 

Голова сотрудника исчезает, дверь тихо закрывается. Через пару секунд дверь широко распахивается, в кабинет заходит огромный Петрищенко. Зверев смотрит на Петрищенко через плечо и начинает нервно мять в руках облезлый треух.

 

Петрищенко встает позади Зверева, скручивает в кулак воротник его телогрейки.

 

Петрищенко

Ну что, говорить не хочет? Ох ты, ё-моё! Где ж тебя такого взяли?

 

Петрищенко прикрывает нос левой рукой.

 

Зверев

Не надо Петрищенко.

 

Следователь

(Петрищенко)

Проведете дознание, потом в камеру до понедельника.

 

Петрищенко без видимых усилий отрывает Зверева от стула и начинает тащить к двери. Зверев скользит сандалиями по линолеуму, пытается сопротивляться.

 

Зверев

Петрищенко, Петрищенко… Приходько!

(орет)

Приходько!!! Приходько!!!

 

Петрищенко

Ты чего это, дружок? Мы же еще не беседовали. Петрищенко я, а не Приходько.

 

Зверев

Стойте, стойте, я все скажу… Гражданин следователь! Приходько Виктор Васильевич, улица Рузанова, дом 25, квартира 15.

 

Следователь и Петрищенко обмениваются быстрыми взглядами. Следователь придвигает к себе лист бумаги и берет карандаш.

 

Следователь

Приходько значит. Адрес повторите.

 

Следователь склоняется над листом бумаги и начинает быстро писать.

 

 

 

ИНТ. Квартира Приходько ночь

 

Громкий стук в дверь. Около обитой серым дерматином двери стоят ПРИХОДЬКО Виктор Васильевич и его жена ЗИНА. Пятидесятилетний, почти совсем лысый, Приходько одет в спортивные штаны и обвисшую майку, его жена Зина - в халате и бигудях. Громкий стук в дверь. Оба вздрагивают.

 

Приходько

Спроси.

 

Зина

Сам спроси. Два часа ночи, кого это там несет?

(в сторону двери)

Кто там? Щас милицию вызову!

 

Голос

(за кадром)

Комитет Государственной Безопасности. Открывайте!

 

Зина

Ох ты ж боже ж ты мой! Ой что деется!

 

Зина бежит к двери, отпирает английский замок и открывает дверь.

 

Приходько прислоняется к стене и закрывает глаза.

 

В квартиру входят два сотрудника КГБ.

 

Сотрудник КГБ

Гражданин Приходько Виктор Васильевич?

 

Приходько открывает глаза.

 

Приходько

Да, это я.

 

Сотрудник КГБ

Одевайтесь, проедите с нами.

 

Зина

Ой, чуяло мое сердце.

(Приходько)

Опять анекдоты рассказывал? Говорила я тебе… Ой дурак, ну дурак…

 

Приходько снова закрывает глаза. Зина убегает в комнату.

 

Через некоторое время, полностью одетый Приходько идет к выходу из квартиры. За ним семенит его жена Зина.

 

Зина

Вот, чемоданчик-то возьми, чемоданчик… Там все – две смены белья, мыло, теплые носки…

 

Приходько

Зина!

 

Зина

Только сухари-то я на дачу увезла, боялась – пропадут. Ты уж прости меня, дуру, все хотела новых насушить, не успела…

 

Приходько

Зина!

 

Зина цепляется за рукав плаща мужа.

 

Зина

Ой, на кого ж ты меня покидаааешь…

 

Приходько

Зина!

 

Приходько нервным движением высвобождает руку и выходит из квартиры вслед за сотрудниками КГБ.

 

Инт. Кабинет следователя КГБ ночь

 

Следователь сосредоточенно пишет, сидя за столом. Рядом сидит Зверев и нервно курит, часто стряхивая пепел в пепельницу.

 

Дверь широко открывается, в кабинет входит Приходько. Зверев роняет сигарету.

 

Зверев

Дядя!!!

 

Вздрогнув всем телом, Приходько роняет чемоданчик.

 

Зверев в два прыжка настигает Приходько и заключает его в объятия.

 

Приходько пятится к стене, пытается вырваться из вонючих объятий небритого и немытого чудовища.

 

Приходько

Нет! Нет! Отпустите меня! Отпустите!

 

Зверев

Дядя! Дядя! Родной!

 

Зверев пытается поцеловать Приходько. Приходько побагровел от неимоверных усилий избавиться от железной хватки Зверева.

 

Приходько

Отпустите! Какой я тебе дядя! Преступник!

 

Следователь подбегает к родственникам, хватает Зверева за ворот телогрейки и с трудом усаживает его на табурет.

 

Открывается дверь, появляется Петрищенко.

 

Петрищенко

(Следователю)

Все нормально?

 

Следователь

Да, да, все в порядке.

 

Петрищенко с подозрением осматривает Зверева и Приходько, пожимает плечами и удаляется.

 

Зверев плачет от радости, Приходько тяжело дышит, поправляет сбившийся плащ, отряхивает невидимую пыль.

 

Зверев

Дядя Витя, это же я, Сашка Зверев. 20 лет не виделись. Я же тебе всегда открытки отправлял, на Новый год и на Первое мая. А помнишь, как я в детстве марки собирал…

 

Приходько

Ох! Сашка!..

 

Следователь внимательно смотрит на обоих и со вздохом садится за стол. Придвигает к себе граненый стакан, поднимает графин. Графин пуст. Со вздохом ставит графин на место, отодвигает стакан.

 

Следователь

(Приходько)

Вы уж извините, если что. Служба у нас такая. Всякое, знаете ли, бывает, а вдруг…

 

Приходько

Да! Да! Всякое бывает! Всякое бывает…

 

Приходько широко улыбается и плачет одновременно.

 

ИНТ. Вестибюль городского отдела КГБ ночь

 

Следователь и Петрищенко провожают Зверева.

 

Следователь

На вокзал мы позвонили, билеты до Малой Махаловки тебе выдадут. Когда выйдешь, поверни направо, через три квартала будет площадь, за ней – вокзал. Ну, счастливо!

 

Следователь подает Звереву руку. Улыбающийся Зверев отвечает жарким рукопожатием.

 

Петрищенко протягивает свою гигантскую ладонь. Зверев пожимает ее двумя руками. Следователь брезгливо протирает свою руку белоснежным платочком.

 

Следователь

Да, и еще…

 

Следователь прячет носовой платочек в карман.

 

Следователь

Ты в баню-то все же сходи.

 

Зверев машет рукой, поправляет треух и идет к дверям.

 

Петрищенко

Зверев!

 

Зверев останавливается и поворачивается.

 

Петрищенко

Веник.

 

Зверев улыбается еще шире, смотрит на облезлый березовый веник, сует его в урну и выходит на улицу.

 

Инт. Кассовый зал железнодорожного вокзала ночь

 

Давно некрашеный кассовый зал почти пуст, лишь несколько транзитных пассажиров пытаются скоротать ночь на неудобных скамейках. В длинном ряду билетных касс светится только одно окошко.

 

Зверев пересекает зал по диагонали, направляется к заветному окошку. В кассе, перед маленьким зеркальцем открытой пудреницы, скучает краснощекая девица - КАССИР.

 

Зверев решительно подходит и сует свою рожу в окошко.

 

Зверев

Я – Зверев! Мне билет нужен. Вам звонили.

 

Кассир

Деньги давай. Знаю я вас.

 

Зверев

Какие деньги? Я же без денег! Ты что, слов человеческих не понимаешь?

 

Кассир закрывает окошко и достает пилку для ногтей.

 

Зверев

А ну открой! Открывай, я сказал! Ты что, кукла румяная, наела тут задницу шире стула и думаешь все можно? Открывай!

 

Кассир невозмутимо снимает трубку телефона и набирает номер.

 

Кассир

(в трубку)

Вань, это я. Зайди пожалуйста, тут один деятель права качает.

 

Кассир вешает трубку и, не замечая Зверева, продолжает полировать ноготь на мизинце.

 

Зверев настойчиво стучит в окошко, скребет щетиной по прилавку.

 

Зверев

Открывай! Я – Зверев! Вам звонили! Я от КГБ! От! К! Г! Б!

 

Сзади к Звереву неслышно подходит МИЛИЦИОНЕР.

 

Милиционер

Зверев?

 

Зверев быстро поворачивается лицом к Милиционеру.

 

Зверев

Зверев.

 

Милиционер

Из КГБ?

 

Зверев

КГБ.

 

Милиционер

Следуйте за мной.

 

Милиционер поворачивается и идет по направлению к выходу из зала. Зверев семенит вслед за ним.

 

ИНт. Дежурная часть отделения милиции ночь

 

В дежурную часть отделения милиции входит Зверев в сопровождении Милиционера. За пультом скучает ДЕЖУРНЫЙ офицер, рядом с ним лениво листает журнал «Крокодил» его ПОМОЩНИК.

 

Милиционер

Привет, мужики. Скучаем? Вот, принимайте. Говорит, что из КГБ, Верку в кассе напугал, требовал бесплатный билет. Разберитесь.

 

Дежурный

Разберемся.

(принюхивается)

Из КГБ значит. Васян, сунь его в «аквариум» пока мы тут разбираться будем.

 

Помощник откладывает журнал и, позвякивая ключами, отпирает помещение для задержанных. Зверев недоверчиво оглядывается.

 

Помощник

Чё стоим, любезный? Посиди тут, отдохни, пока мы работать будем.

 

Зверев молча проходит в «аквариум».

 

Инт. Помещение для задержанных ночь

 

Серые, исписанные и исцарапанные стены, тусклая лампочка над дверью, длинная скамья, заплеванный пол. На скамье спит ХАНЫГА. Бесцветные волосы, седая щетина на одутловатом лице, мешки под глазами, три вытатуированных перстня на грязных пальцах правой руки.

 

Задумчивый Зверев скромно присаживается в уголке. Ханыга сразу же просыпается и садится. Молчит, искоса рассматривает Зверева.

 

Ханыга

Слышь, зёма, закурить угости?

 

Зверев

Нету.

 

Ханыга

Давно откинулся?

 

Зверев

Часа два.

 

Ханыга

Хм. А по запаху на две недели похоже. Чем занимаешься?

 

Зверев

Я офицер.

 

Ханыга

Не слыхал. Местных-то я всех знаю… Столичный?

 

Зверев

Я из КГБ.

 

Ханыга

Ааа… Политический. Я по молодости тоже по райкомам лазил. Да, зёма, невезуха тебе, не успел откинуться и опять на нары. Надолго?

 

Зверев

Я здесь на полчасика, пока билет выписывают.

 

Ханыга

Кемарь спокойно. Раньше понедельника тут никто и не вздрогнет. Ну, бывай. Будет курево – заходи.

 

Ханыга ложится на бок и засыпает.

 

Зверев обеспокоено осматривается. Смотрит поочередно на дверь и на Ханыгу.

 

Зверев

Какой понедельник, почему понедельник?

 

Зверев подбегает к двери и начинает молотить в нее кулаками.

 

Зверев

Эй! Открывай! Открывай, я сказал! Где билет? Я – Зверев! Сообщите в КГБ! Мне билет нужен!

 

ИНт. Дежурная часть отделения милиции ночь

 

Дежурный офицер и его Помощник слышат крики Зверева и переглядываются.

 

Помощник

Дааа… Удружил Ваня.

 

Дежурный

Пойди, спроси, может в ООН тоже сообщить чего-нибудь надо? Пересу де Куэльяру. Очумел совсем, работать мешает.

 

Дежурный откладывает в сторону кроссворд и в задумчивости подпирает кулаком подбородок.

 

Помощник

Может дать ему, чтоб не егозил?

 

Дежурный моментально оживляется.

 

Дежурный

Ага! Только совсем чуток, а то у меня от этих криков совсем голова разболелась.

 

Помощник встает, и, позвякивая ключами, направляется в сторону двери помещения для задержанных.

 

Инт. Помещение для задержанных День

 

В «аквариум» заходят Следователь КГБ и Дежурный милиционер. Следователь от двери осматривает два спящих тела.

 

Следователь

Который?

 

Дежурный

Зверев! Встать!

 

От громкого окрика Зверев вздрагивает всем телом и, не открывая глаз, принимает сидячее положение. Под его левым глазом багровеет огромный синяк, нос и щека поцарапаны.

 

Следователь

М-дааа… Давно он у вас?

 

Дежурный

Доставили в ночь с пятницы на субботу. Напал на кассиршу, пытался взломать кассу. При задержании сопротивлялся.

 

Следователь

Понятно. Оформите билет, посадите в вагон, дождитесь отправления поезда. Отзвонитесь, доложите. Выполняйте.

 

Следователь разворачивается и выходит. Дежурный задумчиво рассматривает Зверева.

 

Нат. Железнодорожная Станция «Малые махаловки» ВЕЧЕР

 

К железнодорожной станции подходит поезд. Раздается гудок, шипит выпускаемый пар, проводники открывают двери вагонов.

 

Из последнего вагона выпрыгивает на перрон Зверев. Он воровато оглядывается по сторонам, затем бегом скрывается в ближайших кустах.

 

Нат. Деревенский двор вечер

 

Зверев отодвигает в сторону две доски старенького забора и пролезает во двор Бабки Марии через образовавшуюся щель. Из дома слышны звуки разухабистого деревенского веселья.

 

Скрытый густыми зарослями малины, Зверев крадется вдоль забора, рассматривая дом. Неожиданно дверь дома открывается и на крыльцо выходит Паша. Зверев немедленно приседает под смородиновым кустом.

 

Паша потягивается, зевает, смачно плюет через перила и спускается с крыльца. Неторопясь, покачиваясь из стороны в сторону, Паша идет прямиком к смородиновому кусту. Доходит до куста, останавливается, подхватывает себя под пояс и выпускает тонкую, звонкую струйку.

 

Из-за куста поднимается странное создание и голосом Зверева спрашивает:

 

Зверев

Чего это здесь?.. А? Паша?

 

Паша таращит глаза, икает, роняет струйку в штаны.

 

Паша

Допился. Привидится же такое!..

 

Паша разворачивается и неуклюже бежит к дому.

 

Зверев

Стой!

 

В несколько прыжков Зверев настигает Пашу, хватает его за плечи. От толчка в спину Паша теряет равновесие и падает на землю вместе с Зверевым.

 

Нат. Крыльцо деревенского дома Вечер

 

На завалинке сидят, крепко обнявшись, Паша и Зверев. Оба плачут пьяными слезами. Паша держит в руке недопитую четверть самогона, в руке Зверева – граненый стакан.

 

Зверев

…А поезд колесами тук-тук, тук-тук… А я им говорю: «Открывай, зараза!». А проводница, стерва, даже чаю не дала… А колеса тук-тук, тук-тук…

 

Паша

А мы тебя почитай десять дней по всему озеру баграми искали. Мостки-то через речку, по которым ты пройти должен был, они ж без перил! Всю округу взбаламутили, даже военный вертолет прилетал… А я им потом говорю: «Хватит!». В общем, справили мы по тебе поминки. Хорошие получились поминки. Даже ты на них успел.

 

Зверев

А я им говорю: «Я офицер!» А они мне… Ии-эх, Паша! Не хочу! Не могу…

 

зверев

(прод.)

Ни жить достойно, ни умереть спокойно… Ни жить спокойно, ни… Эх, Паша!

 

Зверев рыдает еще сильнее, прячет свое лицо на могучем плече Паши. Паша заботливо отгоняет от Зверева мух, размахивая трехлитровой бутылкой с недопитым самогоном.

 

Нат. Железнодорожная Станция «Малые махаловки» ВЕЧЕР

 

Гладко выбритый, намытый, причесанный и отутюженный Зверев прощается с Бабкой Марией и Пашей. Зверев нервно перекладывает пузатый портфель из одной руки в другую, Бабка Мария трет покрасневшие глаза кончиком платка, Паша ковыряет бетон полустанка носком старого ботинка.

 

Вдали появляется поезд, раздается короткий гудок и полустанок наполняется шумом приближающегося локомотива.

 

Паша

Ты уж извиняй, если что не так вышло.

 

Бабка Мария

Ты только курочку сразу съешь, а то испортится. Ой, батюшки! А соль-то я и забыла! Яиц десяток положила, и без соли! Как же теперь без соли?

 

Зверев

Да ладно, бабМария, не переживай. У проводника спрошу. И ты, Паша, не переживай. Я хоть развеялся немного. Товарища проводил, дядю повидал, друзей нашел. Вы же мне теперь все как родные…

 

Паша

Так ты это, того, окончательно решил?

 

Зверев

Бесповоротно. Оформлю документы и к сестре в Мурманск поеду, она меня давно зовет. Руки есть, на сейнер устроюсь…

 

Паша

А может к нам? У нас работы на всех хватит…

 

Зверев

Спасибо, Паша. Лучше я к вам в отпуск приезжать буду. Ну, мне пора, давайте прощаться.

 

Около них останавливается первый вагон шумно подъехавшего поезда. Проводник, грудастая тетка в красном берете, распахивает дверь тамбура, откидывает металлическую площадку, прикрывающую ступеньки и мило улыбается Звереву.

 

Зверев крепко обнимает Пашу, целует Бабку Марию в сморщенную щечку, подхватывает портфель и поднимается в тамбур вагона. Проводник опускает площадку на ступеньки и показывает желтый флажок последнему вагону. Локомотив дает короткий гудок, буфера вагонов лязгают.

 

Зверев выглядывает из-за мощного плеча проводника, машет рукой на прощанье. Поезд трогается. Паша машет двумя руками и что-то кричит, но ничего не слышно. Бабка Мария плачет, машет рукой. Мимо них, с нарастающей скоростью и грохотом проносятся вагоны. Мелькает последний вагон и сразу становится тихо.

 

Паша опускает руку, тяжело вздыхает и поворачивается в сторону здания вокзала.

 

На пустом полустанке стоит человек в черном кителе офицера ВМФ, с чемоданчиком в руке. Офицер пару секунд смотрит на Пашу и Бабку Марию, затем решительно направляется к ним.

 

Офицер подходит к замершему в недоумении Паше ставит чемоданчик на грязный бетон перрона и широко улыбается.

Поворачивается Бабка Мария и видит перед собой словно сошедшего с детских фотографий, повзрослевшего, но все такого же родного – с курносым носом и черными, вьющимися волосами - Мишку Иванова.

 

Бабка Мария

Мишка!..

 

Ноги Бабки Марии подгибаются, и она падает в обморок на руки Паши.

 

ЗТМ.

 

Конец

 

 

 

 

зтм.

 

титр: офицер без вредных привычек. история вторая

 

ИЗ ЗТМ.

 

НАТ. АВТОБУСНАЯ ОСТАНОВКА УТРО

 

В тишине раннего утра отчетливо слышен торопливый перестук каблучков. Пыльный "Икарус", стоящий у павильона автобусной остановки, с лязгом и скрежетом закрывает двери. Пыхнув сизым облаком выхлопных газов, старенький автобус неторопливо выезжает на проезжую часть, держа путь к следующей остановке.

 

Перестук каблучков замедляется и на остановку выходит МАРИНА ПАВЛОВНА, миниатюрная стройная женщина средних лет. Она провожает взглядом отъехавший автобус, оглядывается назад, чтобы посмотреть, не едет ли следующий автобус, бросает взгляд на маленькие часики, качает головой, хмурит от огорчения брови и неторопливо подходит к обшарпанной стене павильона.

 

В ожидании следующего автобуса, Марина Павловна разглядывает наляпанные друг на друга бумажки частных объявлений: "ПРОДАМ КОЗУ...", "ПРОПАЛА СОБАКА, СУКА, ЗВАТЬ НЮСЬКА...", "ОДИНОКИЙ ОФИЦЕР...", "КУПЛЮ НЕДОРОГО..." Стоп! Что это? Вот: "ОДИНОКИЙ ОФИЦЕР, БЕЗ ВРЕДНЫХ ПРИВЫЧЕК, ПОРЯДОЧНЫЙ И СКРОМНЫЙ, ОТЛИЧНИК БП, СНИМЕТ ЛЮБОЕ ЖИЛЬЕ НА ЛЮБОЙ СРОК. ЗВОНИТЬ В ЛЮБОЕ ВРЕМЯ".

 

К остановке подходит переполненный автобус. Марина Павловна машинально отрывает бумажный завиток с номером телефона. Она оборачивается на шум открывшихся дверей, торопливо комкает бумажку, бросает ее в сумочку и решительно втискивается в толкотню салона рейсового автобуса.

 

ИНТ. БУХГАЛТЕРИЯ УТРО

 

В тесном кабинете заводской бухгалтерии стоят четыре массивных двухтумбовых стола. На столах громоздятся кипы бумаг и картонных скоросшивателей. За столами сидят ВИКА, АНЯ и СВЕТЛАНА БОРИСОВНА, замужние дамы почтенного возраста.

 

Они деловито щёлкают костяшками счетов и шелестят бумажками. В кабинет входит запыхавшаяся Марина Павловна. Она вешает легкий плащик и садится на свое место.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Девчонки, привет!

 

"Девчонки" вздыхают, косятся на Марину Павловну и продолжают шелестеть бумагами. Марина Павловна ставит сумочку на стол, достает из нее объемистую косметичку, вынимает из косметички зеркальце и начинает приводить себя в порядок. Рядом с цилиндриком губной помады она замечает маленький бумажный комочек.

 

Марина Павловна разворачивает бумажную полоску и видит номер телефона. Разгладив бумажку, она кладет ее рядом со своим телефонным аппаратом и снова смотрится в круглое зеркальце.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Девочки, а может, мне в рыжий цвет покраситься?

 

Марина Павловна трогает чёлку и косится на бумажку с телефонным номером.

 

ВИКА

Маринк, ты чего это удумала?

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Скучно, Викуль.

 

СВЕТЛАНА БОРИСОВНА

Мне бы твои волосы, я бы всех мужиков... Уу-ух!

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Девочки, а офицеры, они какие?

 

АНЯ

А ты что, ни одного офицера не знаешь?

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Почему ни одного? Поручик Ржевский. Мне о нём один товарищ рассказывал, из парткома. Поручик - это ведь тоже офицер?

 

АНЯ

Ха! Скажешь тоже! Поручик...

 

СВЕТЛАНА БОРИСОВНА

Я тебе, Маринка, так скажу: есть мужики, а есть офицеры.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Да? Ну, тогда позвоню. Посмотрим, что это такое.

 

Марина Павловна снимает телефонную трубку и набирает номер.

 

ВИКА

Куда позвоню? Стой!

 

АНЯ

Маринка, подожди!

 

"Девочки" резво поднимаются со своих мест и окружают стол Марины Павловны плотным кольцом, старательно вслушиваясь в искаженный мембраной голос абонента.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Алло, здравствуйте! Я по объявлению, насчет жилья. Мне офицер нужен. Дежурный? А кто это? Ах, это вы дежурный? Боевой товарищ офицера?

 

Марина Павловна растерянно оглядывает своих подруг.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

А он настоящий офицер? Хочу сразу предупредить, пусть этот ваш офицер ни на что особенное не рассчитывает! Он у вас точно одинокий?

 

Марина Павловна облегченно выдыхает и, увидев утвердительные кивки подруг, произносит:

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Ладно. Пусть вечером приходит. Посмотрим. Атаманская 51-15. До свидания.

 

Вика, Аня и Светлана Борисовна неторопливо возвращаются на свои рабочие места. Вика задумчиво смотрит в окно, Аня растерянно разглядывает лежащие перед ней гроссбухи. Украдкой оглядев подруг, Светлана Борисовна достает из ящика стола конфету и, торопливо прошуршав фантиком, быстро бросает карамельку в рот.

 

 

ВИКА

Ну, ты Маринка даешь!

 

АНЯ

А может, только так и надо. А где он у тебя спать-то будет?

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Не знаю. Может, на кухне?

 

СВЕТЛАНА БОРИСОВНА

Это на твоих-то пяти метрах? Офицер - не лошадь, стоя спать не приучен. Ты уж придумай что-нибудь поинтереснее.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Не знаю, девочки. Я, наверное, сегодня сразу после обеда уйду. Пойду думать.

 

СВЕТЛАНА БОРИСОВНА

Думай, думай. Офицеры - они такие. Вон, у моей соседки, дочка за офицера выскочила. Где уж она его нашла - не знаю, ничего сказать не могу. Пять лет по гарнизонам помыкались, а теперь он в Москве при Генштабе служит. А она как барыня, одна в трехкомнатной квартире, на Красную площадь погулять выходит. Вот тебе и офицеры, а ты говоришь.

 

"Девочки" вздыхают, придвигают к себе счёты, берут шариковые ручки и принимаются за работу. Марина Павловна долго смотрит на мятый клочок бумажки с телефонным номером, затем решительно прячет его под телефонный аппарат и принимается за работу.

 

ИНТ. КВАРТИРА МАРИНЫ ПАВЛОВНЫ ПРИХОЖАЯ ДЕНЬ

 

Дверь распахивается и в крохотную темную прихожую торопливо входит Марина Павловна. Она вешает плащик, сбрасывает туфли и направляется в комнату. Дойдя до дверей комнаты, она останавливается, и оглядывается на туфли.

 

Марина Павловна возвращается, аккуратно ставит туфли на место, поправляет плащик и, бросив взгляд на свое отражение в зеркале, уходит в комнату.

 

ИНТ. КВАРТИРА МАРИНЫ ПАВЛОВНЫ КОМНАТА день

 

Стоя в дверном проеме, Марина Павловна критическим взглядом осматривает единственную комнату своей квартиры. Стены узкой и вытянутой, как пенал комнаты оклеены новыми обоями с легкомысленным рисунком в виде голубеньких цветочков, никогда не существовавших в природе.

 

Единственное окно, выходящее во двор, плотно задернуто шторой с оборками. Полированный шкаф с одеждой, точеная этажерка с коллекцией журналов "Бурда моден" на польском языке, оттоманка с торшером у изголовья и трехместный диван напротив - все это содержится в идеальном порядке.

 

Марина Павловна принимается за уборку. Она шумит водой на кухне, гремит мусорным ведром в совмещенном санузле, протирает влажной тряпкой подоконник, поправляет занавеску. Утомившись, она присаживается на диван, чтобы подкрасить губы.

 

Посмотрев на часы, показывающие 18.00, Марина Павловна включает торшер, берет с этажерки журнал, перелистывает несколько глянцевых страниц, начинает читать и, незаметно для себя, засыпает.

 

ИНТ. КВАРТИРА МАРИНЫ ПАВЛОВНЫ КОМНАТА вечер

 

Марина Павловна медленно открывает глаза и видит перед собой сплошную серо-буро-зеленую шевелящуюся стену. Она смотрит немного выше и видит два десятка блестящих глаз.

 

Десяток солдат в грязном камуфляже, с сумками, мешками и автоматами молча и беззастенчиво разглядывают Марину Павловну. Марина Павловна невольно вжимается в спинку дивана.

 

ОФИЦЕР

Взвод!

 

Марина Павловна вздрагивает вместе с люстрой.

 

ОФИЦЕР

Кру-гом! В расположение части! Шагом! Марш!

 

Солдаты поворачиваются на 180 градусов. Они ставят на пол сумки и мешки и выходят из комнаты, глухо топая кирзовыми сапогами. Громко хлопает входная дверь и становится тихо.

 

В комнате стоит, переминаясь с ноги на ногу, только один солдат (ОФИЦЕР), лет тридцати с небольшим, высокий, коротко стриженый, с грязно-зеленым мешком в руках.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Это вы офицер? Вы один будете жить?

 

Марина Павловна приподнимается, чтобы заглянуть в прихожую.

 

ОФИЦЕР

Натурально.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

А как вас зовут?

 

ОФИЦЕР

Товарищ капитан.

 

Марина Павловна встает с дивана и протягивает Офицеру руку.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

А меня - Марина Павловна.

 

Не замечая протянутой руки, Офицер бухает под ноги Марины Павловны тяжелый мешок.

 

ОФИЦЕР

Вот, хозяйка, сечку принес. В оплату за первый месяц.

 

Марина Павловна опускает глаза на зеленый мешок, затем смотрит на Офицера снизу вверх.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Очень хорошо. С оплатой за второй месяц торопиться не стоит. Располагайтесь.

 

Марина Павловна вздыхает и выходит в прихожую.

 

ИНТ. КВАРТИРА МАРИНЫ ПАВЛОВНЫ ПРИХОЖАЯ вечер

 

Марина Павловна стоит перед вешалкой, на которой висят в ряд четыре шинели. В прихожую входит Офицер и в крохотном помещении почти не остается свободного места.

Марина Павловна хмурит брови, ее нос подрагивает от новых, необычных запахов. Машинальным движением она застегивает верхнюю пуговицу халата и поворачивается к Офицеру.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Товарищ капитан, а зачем вам четыре пальто?

 

ОФИЦЕР

Это не пальто. Это шинели.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

А все же?

 

ОФИЦЕР

Так я же четырнадцать лет служу!

 

Офицер снимает и вешает на последний, пятый крючок вешалки, пятнистый бушлат.

 

ИНТ. КВАРТИРА МАРИНЫ ПАВЛОВНЫ САНУЗЕЛ вечер

 

В совмещенном санузле, между ванной, раковиной и унитазом есть место только для одного человека. Марина Павловна стоит перед зеркалом и убирает с полочки в косметичку многочисленные баночки и тюбики.

 

На освободившееся место она ставит полустертый помазок, "Тройной" одеколон, осторожно кладет опасную бритву. Двумя пальчиками выкладывает на раковину брусок хозяйственного мыла. Не оборачиваясь, она дает указания Офицеру.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Лишнюю обувь - в шкаф, оставить в мешках. Нижнее белье - на верхнюю полку. Мусорное ведро на кухне. Весь мусор - туда. Ведро выносить каждый вечер.

 

В проеме открытой двери появляется Офицер.

 

ОФИЦЕР

А парадную форму куда?

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

В шкаф, рядом с моим пальто. Там должны быть свободные плечики.

 

Офицер исчезает.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Свет в туалете выключать. Комнату проветривать каждое утро. Вечером занавешивать окна, посуду мыть сразу после еды...

 

В проеме открытой двери появляется Офицер с мешком сечки в руках. Марина Павловна смотрит на него в зеркало.

 

ОФИЦЕР

А сечку куда?

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Рассыпать по банкам, выставить на балкон.

 

Офицер исчезает. Марина Павловна достает со дна пустого вещмешка два вафельных полотенца.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Еду убирать в холодильник. Следить, чтобы дверца холодильника была плотно закрыта...

 

В проеме открытой двери появляется Офицер с двумя майонезными банками в руках.

 

ОФИЦЕР

Слышь, хозяйка, маловаты банки будут.

 

Марина Павловна смотрит на Офицера в зеркало и вздыхает.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Майонезные банки поставить на место. Взять трехлитровые под раковиной. Плотно закрыть крышками. Пластмассовые крышки в верхнем ящике тумбы.

 

ОФИЦЕР

Виноват.

 

Офицер снова исчезает. Марина Павловна тяжко вздыхает, вешает вафельные полотенца на крючок у раковины, аккуратно складывает вещмешок и пихает его на полку.

 

ИНТ. КВАРТИРА МАРИНЫ ПАВЛОВНЫ КОМНАТА вечер

 

Вдоль всей комнаты, от окна до шкафа висит цветастая занавеска, которая отделяет оттоманку Марины Павловны от дивана Офицера. Бледно-зеленая занавеска с крупными аляпистыми розами наполовину сдвинута.

 

На оттоманке лежит обессиленная Марина Павловна и дает последние указания стоящему перед ней навытяжку Офицеру. Офицер что-то записывает в офицерском планшете.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Друзей не водить. Не курить. Обувь чистить на лестничной площадке. Здороваться с соседями. Дверь на ночь запирать. Не храпеть. На музыкальных инструментах не играть.

 

Марина Павловна окидывает взглядом Офицера с головы до ног, тихо вздыхает и укрывается пледом до плеч. Офицер замирает и вопросительно смотрит на Марину Павловну.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

И вот еще что. Чтобы вы ничего такого насчет меня не подумали и не посмели.

 

Офицер что-то быстро помечает в планшете.

 

ОФИЦЕР

Есть! Разрешите идти?

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Спокойной ночи.

 

Марина Павловна закрывает глаза. Глухо щелкают каблуки, гаснет свет. Офицер коротко шуршит одеждой и занавеской. Тихо скрипят пружины дивана. Офицер осторожно кашляет в кулак. Марина Павловна улыбается и засыпает.

 

ИНТ. БУХГАЛТЕРИЯ УТРО

 

Вика, Аня и Светлана Борисовна деловито щёлкают костяшками счетов и шелестят бумажками. В кабинет входит запыхавшаяся Марина Павловна. Она вешает легкий плащик и садится на свое место.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Девчонки, привет!

 

Марина Павловна ставит сумочку на стол, достает из нее объемистую косметичку, вываливает на стол целый ворох тюбиков и баночек, выуживает из этой кучи зеркальце и начинает приводить себя в порядок. "Девчонки" моментально окружают ее стол.

 

АНЯ

Ну, давай! Не томи!

 

ВИКА

Приходил? Устроила?

 

СВЕТЛАНА БОРИСОВНА

Сам-то он как?

 

Марина Павловна невозмутимо пудрит носик.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Не знаю, девочки. Я думала, у него погоны золотые будут, или хотя бы звездочки. А они все зеленые.

 

Марина Павловна начинает красить ресницы.

 

СВЕТЛАНА БОРИСОВНА

Да бог с ним, с погонами-то! Выглядит-то он как?

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Ой, не знаю. Большой он. Стриженый. В сапогах ходит. И пахнет.

 

АНЯ

Стриженый - значит, следит за собой, а в сапогах они все ходят.

 

ВИКА

Тебя, Анька, послушать, так они все одинаковые. Я в прошлом месяце одного в ботинках видела. А чем он пахнет?

 

СВЕТЛАНА БОРИСОВНА

Казармой он пахнет. Они там все вместе живут, кто без жилья. Маринка, ты лучше прямо скажи: довольна?

 

Марина Павловна красит губы и поправляет чёлку.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Даже не знаю... Мне бы кого поменьше...

 

СВЕТЛАНА БОРИСОВНА

Куда меньше? Ты моего шпинделя видела? Ни гвоздь забить, ни белье развесить, все самой приходится. А уж про другое вообще молчу. Так, суета одна.

 

Марина Павловна откладывает в сторону зеркальце и обводит задумчивым взглядом своих подруг.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

А вообще он послушный. Исполнительный.

 

АНЯ

Вот! А что нам, бабам, еще надо?

 

ВИКА

Ты его хоть чаем напои, угости чем-нибудь, а то кто их знает, чем их там кормят-то?

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Посмотрим. Зайду в кондитерскую после работы.

 

СВЕТЛАНА БОРИСОВНА

Всё девоньки, работать!

 

Аня, Вика и Светлана Борисовна возвращаются на свои рабочие места. Марина Павловна медленно складывает баночки и тюбики в косметичку, придвигает к себе два скоросшивателя и погружается в работу.

 

ИНТ. КВАРТИРА МАРИНЫ ПАВЛОВНЫ КУХНЯ вечер

 

На газовой плите тоненько свистит блестящий чайник. Марина Павловна поворачивает ручку плиты, выключая газ, и снимает чайник. Она наполняет кипятком стоящие на крохотном кухонном столе большую и маленькую кружки. Убедившись в идеальной чистоте чайных ложек, кладет их на блюдца.

 

Марина Павловна ставит на стол две тарелки и выкладывает на них четыре эклера, по два эклера на каждую. Задумчиво облизав пальчик, она перекладывает один эклер на тарелку, стоящую у большой кружки.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

(кричит)

Товарищ капитан! Идите чай пить!

 

В дверном проеме появляется Офицер. Марина Павловна садится с той стороны стола, где стоят маленькая кружка и тарелка с одним эклером.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Присаживайтесь. Угощайтесь.

 

Офицер садится широко, основательно, и его колено прижимается к колену Марины Павловны. Марина Павловна моментально краснеет и отодвигает свое колено в сторону.

 

Марина Павловна и Офицер одновременно тянутся за рафинадом и их руки встречаются. Марина Павловна тут же отдергивает свою руку. Так и не решившись взять рафинад, она помешивает ложечкой чай и осторожно придвигает свое колено к колену Офицера.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Тесновато у меня, правда?

 

Офицер тщательно размешивает в кружке шесть кусков рафинада.

 

ОФИЦЕР

У вас квартира. Натурально.

 

Офицер зажимает в кулаке хрупкий эклер и съедает его в два приема.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

От месткома.

 

Марина Павловна берет свой эклер двумя пальчиками и осторожно надкусывает. Офицер шумно отхлебывает горячий чай.

 

ОФИЦЕР

Да хоть от черта, зато жилье.

 

Офицер съедает второй эклер и снова шумно отхлебывает чай.

 

ОФИЦЕР

Чай вот можно спокойно попить. Кондитерские изделия хочешь сразу употребляй, а хочешь - в холодильник ложь. И никто не съест.

 

Марина Павловна облизывает чайную ложечку и кладет ее на блюдце.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

А у вас там... В казарме, есть холодильник?

 

Офицер моментально съедает третий эклер.

 

ОФИЦЕР

Не положено! В пищеблоке есть. Целых три. Слона можно заморозить.

 

Марина Павловна заворожено наблюдает, как Офицер допивает горячий чай.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Может, еще чаю?

 

ОФИЦЕР

Спасибо, хозяйка. В люлю пора.

 

Офицер шумно встает и выходит. Марина Павловна слышит, как скрипят пружины дивана. Она вздыхает, смотрит на свой едва надкушеный эклер, на свою кружку с недопитым чаем, встает и начинает убирать со стола.

 

ИНТ. КВАРТИРА МАРИНЫ ПАВЛОВНЫ КОМНАТА вечер

 

Марина Павловна лежит на оттоманке и задумчиво смотрит на занавеску, отделяющую ее от Офицера. Мягкий свет торшера освещает журнал "Бурда моден" на польском языке в ее руках.

 

Марина Павловна откладывает журнал в сторону, встает, трижды проходится по комнате вдоль занавески и снова забирается с ногами на оттоманку. Она прикрывает ноги пледом, берет в руки журнал и, прикусив губку, смотрит на занавеску.

 

 

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Товарищ капитан! Вы не вынесете мусор?

 

Диван пронзительно скрипит пружинами, и Марина Павловна тут же начинает читать журнал. Занавеска отодвигается, Офицер молча выходит из комнаты. Марина Павловна украдкой провожает его взглядом.

 

Хлопает дверь туалета, входная дверь. Через пару минут хлопает входная дверь и дверь туалета. Офицер входит в комнату и молча прячется за занавеской. Диван коротко скрипит.

 

Иностранные слова начинают расплываться перед глазами Марины Павловны. Она хмурит брови, откладывает журнал в сторону, встает и начинает решительно снимать занавеску.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Гладить буду!

 

Сложив занавеску на оттоманку, она разворачивает гладильную доску, включает утюг и смотрит на Офицера, невозмутимо читающего устав.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Товарищ капитан, а у вас тяжелая работа?

 

ОФИЦЕР

Это не работа. Это служба.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

А служба у вас тяжелая?

 

ОФИЦЕР

По-разному бывает. Бывает, идешь, значится, на дежурство, а там... толкать-колотить... Или наоборот, идешь, значится с дежурства, а там... толкать-колотить... И в люлю. После дежурства - в люлю. Это святое.

 

Марина Павловна гладит занавеску, не отрывая взгляда от Офицера.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

А далеко идти?

 

 

ОФИЦЕР

Да через плац. Метров сто.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

А что вы все на дежурство или с дежурства?

 

ОФИЦЕР

Дык, офицеров нету. Они ж вроде и есть, а как в гарнизон куда подальше, так и нету. Сутки в карауле, сутки спишь.

 

Пораженная до глубины души, Марина Павловна останавливает движение утюга.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

И так всю службу?

 

Офицер мечтательно откладывает в сторону тоненькую книжечку устава.

 

ОФИЦЕР

Не, отпуск это святое. Раз в год. Правда, денег не дают, а ВПД не берут. Так там и отпускаешься. Неделю в люле - это святое. Потом корзину в зубы и в лес.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

За грибами?

 

ОФИЦЕР

Не, чтобы командир не поймал. А то увидит, он и в отпуске упросит в караул заступить.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

А корзина тогда зачем?

 

ОФИЦЕР

Алиби. Взойдешь на пригорочек, березы, елки всякие кругом. Наломаешь лапника и...

 

Офицер сладко вздыхает в унисон с протяжным скрипом дивана.

 

ОФИЦЕР

(продолжает)

...И в люлю.

 

Марина Павловна коротко вскрикивает и резко поднимает утюг. На занавеске красуется дыра по форме утюга с обгорелыми, еще дымящимися неровными краями.

 

ИНТ. КВАРТИРА МАРИНЫ ПАВЛОВНЫ КОМНАТА ночь

 

Комната, разделенная пополам цветастой занавеской освещена пробивающимся сквозь прозрачную тюль светом улицы. Марина Павловна лежит с открытыми глазами и косится на занавеску.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

(громким шепотом)

Товарищ капитан!

 

ОФИЦЕР

Я!

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

А почему вы одинокий?

 

ОФИЦЕР

Служба такая. Не способствует.

 

Марина Павловна укутывается одеялом и поворачивает голову в сторону дивана за занавеской.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Вы знаете, мне кажется, что одиночество противоестественно природе человека. Не зря говорят, что миром правит любовь. А настоящая любовь, она ведь такая... Вот взять и умереть в один день, в один вздох.

 

Офицер шумно зевает.

 

ОФИЦЕР

Не знаю. Я вот умирать не хочу. Ни вместе, ни по отдельности. Мне в этом году еще пять процентов выслуги положено. И ботинки хромовые, и брюки навыпуск, и шинель...

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

А зачем вам пятая шинель?

 

ОФИЦЕР

Положено.

 

Офицер коротко скрипит диваном.

 

ОФИЦЕР

По арматурной ведомости в этом году шинель положена. А вы говорите умереть. Не знаю.

 

Марина Павловна некоторое время вслушивается в размеренное дыхание Офицера, затем улыбается, закрывает глаза и засыпает.

 

ИНТ. БУХГАЛТЕРИЯ утро

 

Марина Павловна задумчиво передвигает костяшки счетов и изредка что-то записывает в толстую ведомость.

 

СВЕТЛАНА БОРИСОВНА

Маринка! Опять в накладных все перепутала!

 

ВИКА

Светлана Борисовна, не трогай ее. Видишь, человек в состоянии.

 

АНЯ

Ага, прям как я в шестнадцать лет.

 

ВИКА

Тебе все шуточки, а у человека, может быть, судьба...

 

СВЕТЛАНА БОРИСОВНА

Ну, и как там, эта судьба?

 

Марина Павловна откладывает ручку в сторону.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Он хороший.

 

АНЯ

Все они хорошие, пока одинокие.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Он морально устойчивый... И отличник БП.

 

АНЯ

Ну, если отличник БП...

 

ВИКА

Так у вас до сих пор ничего...

 

Светлана Борисовна суетливо шуршит фантиком и украдкой бросает в рот карамельку.

 

СВЕТЛАНА БОРИСОВНА

Помолчали бы лучше, девки! А ты его кормить пробовала?

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Только чаем. И кондитерскими изделиями.

 

СВЕТЛАНА БОРИСОВНА

Ну и дура. К мужику, хоть он и офицер, через желудок подходить надо. Самый верный ход. Соскучился, небось, по домашнему, офицерик...

 

ВИКА

А когда все съест, поговори с ним, о том, что ему близко.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

А что ему близко?

 

АНЯ

Вот и узнай.

 

Марина Павловна задумчиво размазывает кляксу на чистом бланке зарплатной ведомости.

 

ИНТ. КВАРТИРА МАРИНЫ ПАВЛОВНЫ КУХНЯ вечер

 

Маленький обеденный стол заставлен тарелочками с салатами, квашеной капустой, лоснящейся маслом селедкой в кружевах репчатого лука, красиво разложенными шпротами.

Марина Павловна снимает с плиты кастрюлю, придерживая крышку, сливает из нее горячую воду в раковину и ставит обратно на плиту.

 

Она снимает с себя затейливый фартучек, тщательно моет руки и достает из шкафчика чистую тарелку. Немного подумав, она ставит тарелку обратно и достает другую, раза в два большую.

 

Приоткрыв крышку кастрюли, он начинает накладывать на тарелку разваристую картошку. Положив в тарелку кусочек сливочного масла, она ставит тарелку на стол. Марина Павловна осматривает стол и, спохватившись, посыпает картошку мелко нарезанной зеленью.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

(кричит)

Товарищ капитан! Идите ужинать!

 

В дверном проеме появляется Офицер и в кухне становится тесно. Офицер широко и основательно садится за стол, берет ложку и начинает есть.

 

Марина Павловна осторожно садится рядом и медленно придвигает свою ногу к ноге Офицера. Она отщипывает кусочек черного хлеба и медленно, по крошке, жует его, наблюдая, как Офицер уничтожает приготовленный ею ужин.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Вы, наверное, в разных местах служили?

 

Офицер ложкой ест шпроты.

 

ОФИЦЕР

Север.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Север? И северное сияние вокруг?

 

Офицер вываливает в тарелку с картошкой красиво разложенную селедку.

 

ОФИЦЕР

Какое сияние? Периметр.

 

Офицер доедает последний кусочек селедки и приступает к капусте.

 

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

И что же, у вас так ничего интересного не было? Я слышала, в гарнизоны театр или просто артисты приезжают.

 

Офицер съедает всю капусту и косится на тарелку с солеными огурчиками.

 

ОФИЦЕР

У нас в роте каждый день театр. Уголок Дурова. Там такие артисты есть...

 

Офицер пытается ухватить ложкой сразу два соленых огурца.

 

ОФИЦЕР

А интересного полно. Вот, медведь однажды замполита задрал.

 

Марина Павловна округляет глаза и, не отрывая взгляда от Офицера, пытается на ощупь отломить себе еще кусочек хлеба.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Как задрал?

 

ОФИЦЕР

Начисто.

 

Офицер съедает последний огурчик и осматривает пустые тарелки.

 

ОФИЦЕР

Как Брежнева не стало, так в тот же день медведь из леса вышел и нашего замполита задрал.

 

Марина Павловна роняет кусочек хлеба.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Какой медведь?

 

Офицер вычищает кусочком хлеба свою тарелку.

 

ОФИЦЕР

Бурый, наверно. Даже юфтю съел.

 

Марина Павловна снова роняет кусочек хлеба.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Какую юфтю?

 

Офицер отваливается от стола и вытирает рукавом губы.

 

ОФИЦЕР

Да на сапогах. Одни подметки остались.

 

Марина Павловна только сейчас замечает, что все тарелки пусты.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Ну... Тогда, может, чаю?

 

ОФИЦЕР

Спасибо, хозяйка. В люлю пора.

 

Офицер шумно поднимается и выходит. Марина Павловна задумчиво смотрит на стол, уставленный пустыми тарелками.

 

ИНТ. БУХГАЛТЕРИЯ УТРО

 

Аня, Вика и Светлана Борисовна молча смотрят на Марину Павловну, которая медленно и старательно выписывает накладную.

 

АНЯ

Маринка, не молчи! Как ужин прошел?

 

Марина Павловна берет следующую накладную.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Нормально. Все съел.

 

Аня, Вика и Светлана Борисовна молча переглядываются.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Вообще-то он хороший...

 

Марина Павловна задумчиво откидывается на спинку стула.

 

 

 

 

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

(прод.)

Не храпит. Продукты в дом носит. Целый мешок какой-то сечки принес.

 

АНЯ

Мне бы такого офицера. Чтоб не храпел и по магазинам бегал.

 

ВИКА

Вот и заведи. Что же ты со своим- то алкашом мучаешься? У тебя целая комната свободная, вот и сдай!

 

АНЯ

А сама чего?

 

СВЕТЛАНА БОРИСОВНА

А вот я бы взяла. Молодого, стриженого, в сапогах... И-ех! Только кому я с тремя дитями интересная?

 

Марина Павловна с улыбкой смотрит на разгорячившихся подруг.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

А еще он меня утром в ванну всегда вперед пропускает. А еще он не пьет. И, похоже, что даже не выпивает.

 

СВЕТЛАНА БОРИСОВНА

Давай, Маринка, давай! Дожми его! Закорми его так, чтобы... Да я бы на твоем месте... И-ех!

 

Светлана Борисовна так сильно хлопает ладонью по кипе приходных ведомостей, что десяток листочков разлетается по всему кабинету. Совершенно расстроенная Светлана Борисовна распахивает ящик стола, достает оттуда кулек с карамельками и высыпает конфеты на стол.

 

СВЕТЛАНА БОРИСОВНА

Угощайтесь, девчонки!

 

Вика и Аня подходят к столу Светланы Борисовны, чтобы взять по горсточке конфет.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

А может, пусть бы лучше храпел? А? Я не против.

 

Вика, Аня и Светлана Борисовна с удивлением оборачиваются к Марине Павловне. Марина Павловна задумчиво меняет стержень в шариковой ручке.

 

ИНТ. КВАРТИРА МАРИНЫ ПАВЛОВНЫ КОМНАТА ночь

 

Марина Павловна молча полулежит на оттоманке, с закрытым журналом на коленях. Она медленно поворачивается в сторону дивана и пытается разглядеть Офицера через одну из десятка дырок, прожженных утюгом в занавеске. Офицер лежит молча, уставившись неморгающим взглядом в потолок.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Товарищ капитан! А что вы любите?

 

ОФИЦЕР

Мороженое люблю. Сливочное. На скамейке.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Это как?

 

ОФИЦЕР

Сидишь в парке, на скамейке, а солнышко тебе прямо в глаз светит.

 

Марина Павловна откидывается на подушку и тоже смотрит в потолок. Замечает там несколько трещинок. Она бросает взгляд на Офицера, видит, что все также неподвижен и все также смотрит в потолок. Марина Павловна снова начинает рассматривать трещинки на потолке.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Потолок побелить надо, да все руки не доходят.

 

Из-за занавески не доносится ни звука. Марина Павловна вздыхает и выключает торшер.

 

ИНТ. БУХГАЛТЕРИЯ УТРО

 

Аня, Вика и Светлана Борисовна ёрзают от нетерпения на своих рабочих местах. Марина Павловна шуршит накладными, не замечая ничего вокруг. Первой не выдерживает Аня.

 

АНЯ

Маринк, ну? Чего там?

 

Марина Павловна вздыхает и кладет перед собой новую пачку накладных.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Ничего.

 

СВЕТЛАНА БОРИСОВНА

Так я и знала! Все они, мужики...

 

ВИКА

Ты, Светлана Борисовна, своего-то со всеми не равняй, это же офицер! На, Маринка, принесла я тебе последний аргумент.

 

Вика выкладывает на стол газетный сверток. Аня и Светлана Борисовна моментально оказываются у стола Вики. Марина Павловна отрывается от бумаг и смотрит в сторону стола Вики.

 

Аня интенсивно шуршит газетой, потом торжествующе поворачивается к Марине Павловне. В ее руках разворачивается красное шелковое платье с глубоким декольте.

 

ВИКА

Я в него уже давно не влезаю, а Маринке в самый раз будет.

 

Онемевшая Марина Павловна привстает со стула.

 

СВЕТЛАНА БОРИСОВНА

Чего стоишь-то? Иди сюда, давай, хотя бы приложим.

 

Марина Павловна подходит к подругам и, придерживая платье у плечей, демонстрирует его подругам.

 

АНЯ

Эх, Маринка, завидую я тебе. Красивая, с офицером, да в таком платье хоть сейчас под венец, хоть немножко погодя.

 

 

ВИКА

Да она и так, считай, замужем. Чем у нее жизнь хуже семейной? Даже лучше, она у нас женщина свободная.

 

СВЕТЛАНА БОРИСОВНА

А то, что этот офицер немножко того, так это дело наживное и не совсем обязательное. Слюбитесь, дело молодое. Я по молодости своего Ваньку целых два дня охмуряла, подойти ко мне боялся, да и сейчас бывает...

 

АНЯ

Давай, Маринка! Чтоб сегодня же...

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Спасибо вам, девочки. Я такая... счастливая...

 

Марина Павловна целует своих подруг, прижимает к лицу тонкий шелк платья и начинает безудержно плакать.

 

ИНТ. КВАРТИРА МАРИНЫ ПАВЛОВНЫ КУХНЯ ВЕЧЕР

 

Марина Павловна, в красном платье с глубоким декольте беспокойно выглядывает в окно. Увидев в оконном стекле свое отражение, она поправляет тщательно уложенную прическу и поворачивается к кухонному столу, накрытому новой клеенкой.

 

На столе красиво расставлены тарелки с оладьями, сырниками, стоят розеточки со сгущенкой, вареньем и сметаной. Марина Павловна меняет две тарелки местами, затем, спохватившись, достает из шкафчика бумажные салфетки и аккуратно раскладывает их на столе. Хлопает входная дверь.

 

ОФИЦЕР

(голос за кадром)

Хозяйка! Я оплату принес. Перловку за второй месяц.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Ставьте в ванную, в угол.

 

Хлопает дверь санузла, слышно, как Офицер бухает мешок с перловкой на пол. Марина Павловна встает в дверном проеме и смотрит, как Офицер снимает шинель.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

А что вы все официально, по имени-отчеству или "хозяйка"? Мы же все-таки люди теперь не чужие, давайте как-нибудь попроще.

 

Марина Павловна прислоняет голову к косяку и наблюдает, как Офицер проходит в санузел и начинает мыть руки.

 

ОФИЦЕР

Павловна, к нам в военторг, в счет зарплаты, колготы завезли, так я возьму пары три?

 

Офицер вытирает руки вафельным полотенцем и вопросительно смотрит на Марину Павловну. Марина Павловна встречается с ним взглядом и смело встряхивает чёлкой.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Ужин стынет. Давайте кушать.

 

Марина Павловна подходит к плите и берет чайник. Офицер садится за стол и, не увидев ложки, берет вилку. Марина Павловна подходит к столу и, тесно прижавшись ногами к колену Офицера, наклоняется над столом, наливая свежезаваренный чай в чашки. Ослепительное декольте нервно дышит в нескольких сантиметрах от лица Офицера.

 

Растянув наполнение чашек на волнительную минуту, Марина Павловна ставит чайник на плиту и садится напротив Офицера. Офицер наматывает на вилку сразу три блинчика.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Чай индийский, высший сорт. Теперь такой трудно достать.

 

Офицер уничтожает всю сгущенку и переходит к розетке с вареньем.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Да вы сырнички, сырнички пробуйте. Со сметанкой.

 

Марина Павловна привстает и наклоняется над столом, придвигая розетку со сметаной поближе к Офицеру.

Чрезмерно откровенное декольте в течение нескольких прекрасных секунд подрагивает в паре сантиметров от носа Офицера.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Да... Что вы ни говорите, но раньше все по-другому было.

 

Офицер невозмутимо крошит вилкой сырники.

 

ОФИЦЕР

Точно!

 

Офицер возит сырником по сметане.

 

ОФИЦЕР

Я вот тоже. Замполит меня всегда в пример ставил. А теперь никто не верит. Зама съели...

 

Марина Павловна невольно комкает салфетку. Офицер съедает последний сырник.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Опять медведь?

 

ОФИЦЕР

Какой медведь? Комбат!

 

Офицер залпом выпивает чай. Марина Павловна растерянно окидывает взглядом пустые тарелки.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

А... А какая маска на ваш взгляд лучше? Клубничная или морковная?

 

ОФИЦЕР

Не знаю. Не пробовал. Спасибо, хозяйка. В люлю пора.

 

Офицер шумно поднимается и выходит. В комнате протяжно скрипят пружины дивана. Марина Павловна задумчиво смотрит ему вслед и нервно комкает салфетку, превращая ее в маленький, бесформенный бумажный комочек.

 

 

 

 

ИНТ. КВАРТИРА МАРИНЫ ПАВЛОВНЫ КОМНАТА ВЕЧЕР

 

Марина Павловна входит в комнату и на секунду останавливается. Через многочисленные дырки, прожженные утюгом в занавеске ей виден Офицер, который неподвижно лежит на диване, уставившись в потолок.

 

Марина Павловна прикусывает ноготок на большом пальце правой руки и несколько раз проходит взад-вперед вдоль занавески.

 

Остановившись у своей оттоманки, она бросает взгляд на задернутое шторами окно и решительно сбрасывает с себя платье. Поправив на плече лямочку комбинации, Марина Павловна хмурит брови, упирает кулаки в бока и разворачивается лицом к занавеске.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Товарищ капитан!

 

ОФИЦЕР

Я!

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Ко мне!

 

ОФИЦЕР

Есть!

 

Коротко взвизгивают пружины дивана, занавеска резко отодвигается в сторону. Капитан стоит перед Мариной Павловной в фуражке по стойке "смирно". Марина Павловна делает шаг вперед, приближаясь к Офицеру вплотную.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Вы... Вы... Вы уже два месяца живете...

 

Марина Павловна тычет в грудь Офицера дрожащим указательным пальчиком.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Вы же офицер!

 

Марина Павловна отвешивает Офицеру звонкую пощечину. Плечи Офицера содрогаются, губы кривятся, глаза наполняются слезами. Офицер падает на колени.

 

ОФИЦЕР

Нету! Нету!

 

 

Марина Павловна недоуменно смотрит на рыдающего Офицера сверху вниз.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Чего нету?

 

Плечи Офицера дрожат от рыданий, по щекам катятся крупные слезы.

 

ОФИЦЕР

Денег нету! Начфин... довольствие... не платят! Паёк, вот, таскаю...

 

Марина Павловна глубоко вздыхает, снимает с головы Офицера фуражку и отбрасывает ее в сторону. Она прижимает голову Офицера к своему животу и нежно гладит стриженый затылок.

 

ОФИЦЕР

В следующем месяце тушенку дадут, так вы не сомневайтесь, все до баночки...

 

Марина Павловна с невыразимой тоской смотрит на Офицера и продолжает машинально гладить колючий ёжик на голове всхлипывающего Офицера.

 

МАРИНА ПАВЛОВНА

Глупышка... Что же ты так... Ох! Видно не судьба.

 

Рыдания Офицера постепенно затихают, но он продолжает стоять на коленях, обняв Марину Павловну за ноги и пряча лицо в мокром от слез шелке комбинации.

 

ИНТ. КВАРТИРА МАРИНЫ ПАВЛОВНЫ ПРИХОЖАЯ ВЕЧЕР

 

Марина Павловна входит в квартиру, снимает плащик и замирает, не увидев на вешалке шинелей. Пол прихожей затоптан солдатскими сапогами. Рука Марины Павловны вздрагивает, она не глядя пытается повесить плащик, промахивается, и бежит в комнату, не обращая внимания на упавший плащ.

 

ИНТ. КВАРТИРА МАРИНЫ ПАВЛОВНЫ КОМНАТА ВЕЧЕР

 

Марина Павловна врывается в комнату, машинально делает несколько шагов и останавливается возле дивана, осматриваясь вокруг.

Все вещи Офицера исчезли, занавеска сдвинута в сторону, на диване белеет неровно оторванный тетрадный листочек.

 

Марина Павловна без сил опускается на диван и берет в руки листочек. Сквозь пелену слёз она может различить только некоторые слова: "...ТРЕВОГА...СУДЬБА ВОЕННАЯ...НЕ ПОМИНАЙТЕ...ЭХ, ПАВЛОВНА..."

 

Губы Марины Павловны дрожат, по щекам неудержимо текут крупные слезы. Он крепко сжимает листочек в кулак и утыкается лицом в диванную подушку. Все ее маленькое, изящное тело содрогается от рыданий.

 

ИНТ. КВАРТИРА МАРИНЫ ПАВЛОВНЫ КОМНАТА ДЕНЬ

 

Яркий свет солнца, проникающий через идеально чистое окно, наполняет комнату Марины Павловны. Марина Павловна, одетая в домашний халатик, тщательно складывает бледно- зеленую занавеску с аляпистыми розами. Сложив занавеску в идеальный прямоугольный сверток, она прячет ее на верхнюю полку шкафа. На одной из полок она замечает блестящую золотую пуговицу со звездой.

 

Марина Павловна кладет пуговицу на этажерку и подходит к дивану. Прямо в центре сиденья дивана заметна округлая впадина. Марина Павловна разглаживает впадину ладонью, поднимает диванную подушку и взбивает ее. Перевернув, подушку, она хочет положить ее на место, как вдруг замечает в самом углу краешек офицерского погона.

 

Марина Павловна достает погон, кладет подушку на место и подходит к этажерке. Она несколько секунд рассматривает погон с четырьмя отверстиями, оставшимися от капитанских звёзд, и придвигает к себе шкатулку. Открыв шкатулку, в которой хранятся броши, колечки и цепочки, Марина Павловна осторожно кладет туда пуговицу и дырявый погон.

 

Протяжно вздохнув, Марина Павловна закрывает шкатулку и еще раз осматривает комнату. Комната выглядит точно так же, как выглядела до появления Офицера.

 

НАТ. АВТОБУСНАЯ ОСТАНОВКА УТРО

 

В тишине раннего утра отчетливо слышен торопливый перестук каблучков. Пыльный "Икарус", стоящий у павильона автобусной остановки, с лязгом и скрежетом закрывает двери. Пыхнув сизым облаком выхлопных газов, старенький автобус неторопливо выезжает на проезжую часть, держа путь к следующей остановке.

 

Перестук каблучков замедляется и на остановку выходит Марина Павловна, миниатюрная стройная женщина средних лет с копной ярко-рыжих волос.

 

Она провожает взглядом отъехавший автобус, оглядывается назад, чтобы убедиться, что другого автобуса нет, мельком смотрит на маленькие часики, и неторопливо подходит к обшарпанной стене павильона.

 

Марина Павловна расстегивает сумку, достает из полиэтиленового пакета тетрадный листок и пузырёк канцелярского клея. Выдавив несколько прозрачных капель на листок, она приклеивает его поверх старых объявлений и тщательно разглаживает ладошкой.

 

К остановке подходит переполненный автобус. Марина Павловна оборачивается на шум открывшихся дверей, торопливо закрывает сумочку и решительно втискивается в толкотню салона рейсового автобуса.

 

На обшарпанной стене павильона белеет свежее объявление: "ОДИНОКАЯ ЖЕНЩИНА СДАСТ КОМНАТУ ОФИЦЕРУ. ПОРЯДОЧНОМУ, СКРОМНОМУ, НА ЛЮБОЙ СРОК."

 

ЗТМ.

 

КОНЕЦ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

зтм.

 

титр: вася «питбуль» прутиков. история третья

 

из зтм.

 

инт. спортзал день

 

МАМЕДОВ поднимает гири.

 

На ринге боксируют ВЛАСОВ – коренастый атлетичный молодой человек, и ВАСЯ - нелепое создание, ростом под метр пятьдесят, невозможно худющий и с оттопыренными ушами. Точнее, боксирует Власов, а Вася старается прикрыться, уйти от ударов, то есть выступает в роли груши.

 

Вокруг ринга бегает СТАРШИНА.

 

старшина

Власов, ты это... осторожнее, у тебя единственный спарринг-партнёр... Правой работай... Раз, два. Прямой – раз, два, а потом хук... Совсем как я, когда в «Трудовых резервах» занимался...

 

Вася входит в клинч – обнимает Власова. Уже изрядно уставший Вася прижимает голову к широкой груди Власова.

 

старшина

Вася! Вася! Боксируй! По корпусу его, по корпусу! Опять вцепился в него, как питбуль. Да отпусти его, Вася! Брэк! Брэк, я говорю!

 

Вася нехотя отрывается от Власова, но «на прощание» делает два робких удара по его корпусу.

 

старшина

Власов, будешь так работать, ничего у тебя не получится. Надо того... ногами работать. И не раскрывайся ты. Ходишь с опущенными руками как это... в клубе на танцах...

 

В спортзал входит ЛЕЙТЕНАНТ.

 

старшина

Так, ребятки, перерыв!

 

лейтенант

Мда... Старшина, там немцы рождественские подарки прислали. Пошли бойцов разгрузить.

 

старшина

Есть!

 

лейтенант

Мда... Не ори ты так.

 

старшина

Есть не орать. Мамедов, иди вместо гирь потаскай мешки...

 

лейтенант

Коробки.

 

старшина

Ну, да, коробки. Власов, в порядке тренировки тоже валяй.

 

Власов и Мамедов уходят.

 

старшина

Прутиков.

 

Вася еле стоит, говорит тихо.

 

вася

Я...

 

старшина

Да не ори ты так. Эх, Вася... Свободен.

 

вася

Есть.

 

Вася уходит. Старшина смотрит ему вслед.

 

старшина

Питбуль... Вася...

 

Лейтенант подходит к груше.

 

лейтенант

Мда, давненько...

 

Лейтенант бьёт по груше, груша начинает раскачиваться.

 

инт. казарма день

 

Вася приходит в помещение казармы. ДЕЖУРНЫЙ останавливает Васю.

 

дежурный

Вася! Ко мне! Где был?

 

вася

Боксом занимался.

 

дежурный

Пока ты там груши околачивал, почта пришла. Письмо тебе.

 

вася

Письмо?

 

Дежурный протягивает Васе письмо.

 

Радостный Вася берёт конверт, осматривает его и расплывается в улыбке.

 

вася

От родителей.

 

Вася вскрывает конверт, вынимает из него сложенный вдвое лист, читает.

 

Улыбка медленно сходит с лица Васи.

 

экст. продовольственный склад день

 

У склада стоят два грузовика.

 

Возле грузовиков суета: с грузовиков подают коробки немцы, принимают товар и уносят на склад советские солдаты.

 

Среди разгружающих ФЕДОСЮК, ТУРСУНОВ, ГОВОРОВ, Власов, Мамедов.

 

У грузовиков стоит НЕМЕЦКИЙ ОФИЦЕР.

 

К нему подходит советский ПОДПОЛКОВНИК.

 

Немецкий офицер говорит по-русски достаточно хорошо, но с сильным акцентом.

 

ПОДПОЛКОВНИК

Ну, как, Клаус?

 

 

немецкий офицер

Всё делается шнель. Здес все документ. Проверь, чтобы было ин орднунг.

 

ПОДПОЛКОВНИК

У вас, немцев, всегда всё ин орднунг. Это у нас всё через как обычно. Эй, боец!

 

говоров

Рядовой Говоров!

 

подполковник

Говоров, что ты коробку как младенца держишь? Смелее! Взял несколько и бегом на склад!

 

Говоров

Они ж тяжёлые, товарищ подполковник.

 

ПОДПОЛКОВНИК

Значит, носить тебе тяжело, а жрать тебе не тяжело? Бегом!

 

немецкий офицер

Владимир, у нашего военного руководства есть предложение к вашему руководству.

 

подполковник

Так, может, мы его под шанпс и обсудим? Пока разгрузка- погрузка...

 

немецкий офицер

О найн, найн! Я ещё по командировкам в Россию помню, что такое обсудить под шнапс, а мне сегодня ещё много дел, и отчёт шрайбен.

 

подполковник

Жаль... Ну, да ладно, что там у вас за предложение?

 

инт. казарма вечер

 

Солдаты, в том числе ДЕД, Власов, Федосюк, Турсунов, Говоров, Вася и другие – как дети, с аппетитом едят фрукты.

 

Судя по банановым шкуркам, лежащим рядом с Турсуновым, больше всех налегает на «подарки» именно он, Турсунов.

 

турсунов

Из-за праздника разрешили есть в казарме. Побольше бы таких праздников.

 

Говоров

Да-а-а, после учебки тут рай. В Союзе даже масло по талонам. А тут - бананы, персики.

 

федосюк

Хорошо, когда такие вкусные подарки. Мой отец только по праздникам в пайках получал мандарины. Персиков я вообще не видел. А тут разгрузил – ешь.

 

Вася пробует йогурт.

 

вася

Какая-то сметана сладкая. Испортилась, что ль?

 

федосюк

Чума ты, Васька. Это ж йогурт. У нас в ларьке таких полно – бери, не хочу.

 

власов

Лучше б они джинсы привезли. Комсоставу вон зефир достался. Сам к комбату носил. Белый, розовый, в шоколаде. А мы шиш увидим его.

 

Говоров

А ты, Мамедов, чего не ешь?

 

Мамедов

Я когда их ем, по дому скучаю.

 

дед

Эх, послать бы несколько этих... бананов домой. Персики вот. У меня сеструха такое любит.

дед

(прод.)

Когда в магазин привозили, весь день могла за ними в очереди простоять. А потом за час всё съест и сидит, грустит. Чего грустишь, спрашиваю. По хорошей жизни, грит.

 

В казарму входит Подполковник, Лейтенант и Старшина.

 

старшина

Смирно!

 

подполковник

Вольно. Сидите, бойцы. Как фрукты? Вкусно?

 

солдаты

(наперебой)

Вкусно, тащ подполковник... ещё как...

 

подполковник

А то не вкусно. Наша родина – не Африка, у нас бананов не растёт. Но я здесь по другому делу.

 

Подполковник распрямляет плечи и начинает официально:

 

подполковник

Товарищи зенитчики! Родина приготовила для вас новое испытание. Послезавтра, то есть в канун местного Рождества, в штабе полка состоится товарищеский турнир по боксу между нашими бойцами и курсантами немецкой разведывательной школы. Мы должны выступить с честью, доказать, что советский солдат был и остаётся сильнее немецкого солдата! Это до развала стены кое-кто был нам товарищ, а сейчас снова надо бить немца. Пусть знают, что такое советский солдат и где место немецкому солдату. Вопросы?

 

Солдаты отводят глаза в сторону, стараясь не смотреть на Подполковника.

 

подполковник

Ну, Ерохин, дальше ты, а я пошёл.

 

Подполковник уходит.

 

лейтенант

Мда... Будет три боя, в общем и целом до двух побед.

Значит, нужны три боксёра. Кто? Кто не испортит праздничный вечер командному составу? Добровольцы есть?

 

Солдаты инициативы не проявляют.

 

лейтенант

Забыл сказать. Победители получат отпуск!

 

При слове «отпуск» солдаты «оживают».

 

федосюк

Да мы их били и бить будем.

 

турсунов

За отпуск... то есть за родину на всё готовы, даже боксом заняться...

 

Лейтенант улыбается, видя такую готовность и желание солдат выйти на ринг.

 

Говоров

Это вот с этими боксировать?

 

Говоров стоит у окна. Все бегут к нему, смотрят в окно.

 

Мимо окон казармы по направлению к штабу марширует рота НЕМЕЦКИХ РАЗВЕДЧИКОВ – все стройны, высоки, широкоплечи.

 

федосюк

Ого, какие бугаи!

 

дед

Скорее в реанимацию поедешь, чем в отпуск.

 

лейтенант

Мда... Ты, дед, не мути народ, не снижай боевой дух.

лейтенант

(прод.)

Итак, товарищи зенитчики, кто же на турнире будет отстаивать честь противовоздушной обороны полка?

 

старшина

Это... Времени осталось совсем того... немного. Надо начинать это... готовиться. Власов пойдёт. Зря мы, что ли, тренировались? Вот и посмотрим, что мы умеем. Мамедов, тоже пойдёшь.

 

Мамедов

Я не боксёр, я борец.

 

лейтенант

Мамедов, ты не борец, ты боец. И ты должен защищать родину на всех участках фронта. Так, двое есть. Кто третий?

 

Лейтенант обводит солдат взглядом.

 

старшина

Федосюк?

 

федосюк

У меня это... болит. Всё болит. Этой ночью думал даже, что помру...

 

лейтенант

Мда... Не часть, а медсанбат...

 

старшина

Может, ты, дед?

 

дед

У меня дембель скоро. Зачем мне отпуск?

 

Все молчат. Вперёд выходит Вася.

 

вася

А можно мне?

 

Все с удивлением смотрят на Васю.

 

дед

Во даёт.

 

старшина

Ты это... чего, Вася? Того?

 

вася

Мне в отпуск надо. Домой. Вот... Пожалуйста... А?

 

лейтенант

Отставить сантименты. Тут вопрос государственной важности, а ты домой.

 

Старшина смотрит на высокого мощного Турсунова.

 

старшина

Алладин...

 

турсунов

Алаудин я...

 

старшина

Короче, Турсунов, пойдёшь.

 

турсунов

Никак нет. Не могу я, товарищ старшина. Рука болит, нога болит.

 

старшина

Турсунов, ты это... крепкий, мощный, нормативы у тебя того... почти, как у Власова. Так что без разговоров.

 

турсунов

Но...

 

лейтенант

Рядовой Турсунов, это приказ.

 

турсунов

Слушаюсь, товарищ лейтенант.

 

 

 

 

 

 

 

лейтенант

С завтрашнего дня вплоть до боёв вы трое на особом режиме – тренировки, спецпитание, никаких заданий, нарядов и прочее. Всё. Мда...

 

Лейтенант уходит.

 

старшина

Это... подъём завтра в семь...

 

федосюк

Ого, сони. Может, и мне всё-таки подраться с немцами.

 

старшина

Федосюк, на ринге не дерутся, а того... боксируют. Власов, Мамедов, Турсунов, после подъёма сразу ко мне.

 

экст. стадион утро

 

Власов, Мамедов и Вася под команды Старшины бегают по стадиону.

 

Турсунов плетётся позади всех.

 

старшина

Не торопимся, Турсунов, не торопимся. Мы это... разминаемся, а не соревнуемся. Лёгкий темп.

 

турсунов

Так я же говорю, нога болит, рука болит...

 

старшина

Разговорчики в строю!

 

инт. спортзал день

 

Власов, Мамедов и Тиурсунов отрабатывают удары на груше. Старшина даёт советы.

 

 

 

 

старшина

Мамедов! Что ты на неё смотришь, как на бабу? Ты того... атакуй!

 

мамедов

Так пусть нападает.

 

старшина

А ты это... ударь её. Ударь. Власов, апперкот отрабатывай. Это ж твоя того... коронка. Снизу вверх – и выложился весь в удар!

 

инт. столовая день

 

Власов, Мамедов и Турсунов сидят за отдельным столом. Они молча смотрят на «роскошные» блюда, стоящие перед ними.

 

На тарелках - фрукты, зефир, конфеты.

 

старшина

Вы это... ешьте, ешьте. Чего смотреть?

 

Троица набрасывается на еду, как на последний в своей жизни обед.

 

старшина

Значит, после обеда час поспите, потом снова того... в спортзал.

 

За соседним столом сидят Федосюк, Говоров, Дед и грустный Вася.

 

федосюк

Котлеты...

 

дед

Даже дедушек так не кормят.

 

федосюк

А потом спать...

 

Говоров

Надо было соглашаться.

 

федосюк

Зато их бить будут. И, между прочим, по лицу.

 

 

вася

А моя Глаша такие котлеты делала. Ну, вкусные, как конфеты...

 

дед

Слушай, Вася-питбуль, не рви мне душу своей Глашей.

 

инт. спортзал день

 

Старшина показывает Турсунову и Мамедову, как надо передвигаться по рингу, показывает удары.

 

Мамедов на всё это смотрит неподвижно, Турсунов старается повторять удары, показанные Старшиной.

 

старшина

Прямой. Боковой. Снова прямой. И серия: правой,

левой, правой – отошёл. Правой, левой, правой – отошёл. Ноги не того... не прямые, Турсунов. Мягко надо. Так, взял это... скакалку, Турсунов.

 

инт. казарма вечер

 

Солдаты окружили Власова, Турсунова и Мамедова.

 

дед

Ну, бойцы, готовы родину защищать?

 

Власов вытягивается на кровати.

 

власов

Всегда готовы.

 

Турсунов очищает банан.

 

турсунов

Сейчас вот бананы съедим, поспим и будем совсем готовы. Пока дают и разрешают есть в казарме, надо есть.

 

инт. казарма ночь

 

Все спят.

 

Слышно, как постанывает Турсунов.

 

Мамедов садится на кровати.

 

мамедов

Эх!..

 

Просыпается Говоров. Мамедов и Говоров говорят шёпотом.

 

 

Говоров

Мамедов, ты чего не спишь? Волнуешься, что ли, перед боем?

 

мамедов

Не понятный мне этот бокс.

 

Говоров

Бокс – спорт для настоящих мужчин.

 

мамедов

Ну, и чего ты им не занимаешься?

 

Говоров

Больно умный ты в армии стал, Мамедов.

 

мамедов

Джабраил.

 

Говоров

Чего?

 

мамедов

Меня зовут Джабраил.

 

Говоров

Понятно. Слушай, Джабраил, а чего ты в армию в семнадцать пошёл?

 

мамедов

Надо было выбирать – в армию или в турму.

 

Говоров

О как. За что?

 

 

 

 

 

мамедов

На районных соревнованиях мне тренер сказал, чтоб я сдался сыну председателя райкома. А у нас в семье не умеют сдаваться...

 

Говоров

И что? За это в тюрьму?!

 

мамедов

После соревнований меня подождали друзья сынули. Я их всех поборол, а сынуле поломал руку.

 

С кровати вскакивает держащийся за живот Турсунов и бежит в туалет.

 

турсунов

Ой, горе мне... что-то живот крутит...

 

Говоров

В пятый раз уже. Это ему бананы и котлеты выходят боком.

 

Слышны всхлипывания.

 

Говоров

Кто это? Васька, ты, что ли?

 

Говоров и Мамедов встают с кроватей, подходят к Васе.

 

Вася плачет.

 

Говоров

Случилось чего, Вася?

 

вася

Письмо получил из дома... маманя пишет... Глашу замуж... хотят отдать... Говорит, или за Васю, или за Пашку... Тока быстро... В отпуск мне надо...

 

мамедов

И ты за неё на смерть готов пойти?

 

вася

Люблю ж...

 

Говоров

Дела... Такой маленький человечек с таким большим сердцем.

 

инт. кабинет подполковника вечер

 

Подполковник сидит за столом. Перед ним стоит Старшина.

 

подполковник

Ну, что, старшина, готовы бойцы к сражению? Смотри мне. Если мы победим, то и ты внеочередной отпуск получишь. А нет, так нет. Понимаешь ты, нам проигрывать никак нельзя.

Наш генерал проиграл на бильярде ихнему генералу в Москве на день Победы. Так что сейчас на ихнее Рождество и на ихней территории мы обязаны немцев побить. Понятно?

 

старшина

Так точно, товарищ подполковник.

 

подполковник

Ну, иди, настрой бойцов, чтоб были во всеоружии.

 

старшина

Товарищ подполковник, тут это... один боец... Живот у него того... прихватило... в смысле, понос... ещё ночью... отравился, видать...

 

подполковник

Ну, так отправь его в санчасть. Пусть ему там клизму вставят. Чего ты мне это говоришь?

 

старшина

Так он это... сегодня должен того... боксировать...

 

 

 

подполковник

Что? Что ты сказал? Кто такой?

 

старшина

Рядовой Турсунов...

 

подполковник

У тебя бой через час, а ты мне только сейчас об этом говоришь?!

 

старшина

Так думали, что это... поправится... а он ни в какую...

 

подполковник

Значит, так. Я не знаю, что ты будешь делать – клизмы, бинтовать или ещё чего, но чтоб третий боец был! Иначе я тебе и твоему Турсунову такие клизмы пропишу!..

 

старшина

У меня это... есть один вариант... но он того...

 

подполковник

Чтоб боксёр был!

 

инт. спортзал вечер

 

В спортзале устроен зрительный зал – поставлены стулья, расставлены столики. На столиках выпивка, фрукты.

 

Присутствует только командный состав с советской и немецкой стороны.

 

За соседними столиками сидят генералы – советский ГЕНЕРАЛ и НЕМЕЦКИЙ ГЕНЕРАЛ.

 

Тут же в зале сидят Подполковник и Немецкий офицер, Лейтенант и другие представители командного состава советской и немецкой частей.

 

За рефери и ведущего – Старшина. Он, читая по бумажке, представляет первую пару боксёров:

 

старшина

В синем углу – Франц Ви... Витчге - Германия.

 

ФРАНЦ, прыгая на месте, сбрасывает халат, производит несколько быстрых ударов по воздуху.

 

старшина

В красном углу – Мамедов... Джа... Джабраил... Ахмед... оглы.

 

Мамедов неподвижно стоит, наблюдает за Францем.

 

Генералы обмениваются взглядами.

 

Старшина жестом приглашает боксёров в центр ринга.

 

Франц протягивает руки в перчатках, чтобы поприветствовать Мамедова, но тот остаётся неподвижным.

 

Франц бьёт Мамедова по перчаткам.

 

Раздаётся гонг – бой начинается.

 

Франц начинает прыгать вокруг Мамедова.

 

Мамедов следит за Францем.

 

старшина

(тихо)

Мамедов, ты это... руки подними.

 

мамедов

Чего?

 

Мамедов пропускает «разведочный» удар, после чего поднимает руки и начинает, словно чего-то выжидая     , ходить по рингу.

 

Мамедов получает удар. На этот раз подготовленный, сильнее прежнего.

 

старшина

(тихо)

Ты хотя бы того... защищайся, Мамедов. Как я тебя учил? Солнышко от хуков...

 

Немецкий генерал улыбается, подмигивает Генералу.

 

Советский Генерал начинает нервничать.

 

генерал

Ну, давай же, врежь ему хоть разочек!..

 

инт. казарма вечер

 

Солдаты собрались вместе.

 

Говоров

Ну, как они там?

 

дед

Федосюк прибежит, расскажет.

 

инт. спортзал вечер

 

Бой продолжается. Мамедов пропускает ещё один удар.

У него на лице уже видны синяки.

 

Франц порхает по рингу, как бабочка, и наносит удары, – серии, одиночные - достигающие цели.

 

 

генерал

Что ж ты?..

 

Франц снова наносит удар, но тут Мамедов уклоняется, захватывает Франца и совершает борцовский бросок. В зале тишина.

 

лейтенант

Мда...

 

Реферри-Старшина склоняется над Францем. Тот вставать не собирается.

 

Секунданты Франца через канаты выходят на ринг, помогают Францу покинуть поле боя.

 

Старшина смотрит на Генерала.

 

Генерал смачно ругается.

 

Подполковник грозит Старшине кулаком.

 

старшина

(несмело)

Техническое поражение... Мамедову... оглы...

 

инт. казарма вечер

 

Солдаты сидят вокруг импровизированного стола.

 

Дверь открывается – на пороге стоит запыхавшийся Федосюк.

 

 

федосюк

Генерал лично... уф... расстреляет Мамедова. В общем, один – ноль в пользу немцев.

 

дед

Не доживёт Мамедов до расстрела. Я сам его порву.

 

инт. спортзал вечер

 

На ринге уже идёт следующий бой – Власов против своего немецкого СОПЕРНИКА.

 

Бой идёт равный – соперники обмениваются ударами, умело защищаются...

 

Генерал сжимает кулаки – он весь в бою – сопереживает Власову.

 

генерал

Правой, правой давай... А сейчас хук...

 

Подполковник смотрит на ринг, машет кулаками - имитирует бой.

 

Бой проходит с переменным успехом.

 

Звучит гонг.

 

Соперники расходятся по углам.

 

СЕКУНДАНТ Соперника Власова ставит табуретку, Соперник садится.

 

Секундант начинает эмоционально объяснять и показывать своему подопечному, что и как надо делать.

 

Старшина подбегает к Власову.

 

старшина

Ну, Власов, ну, ты того... молодец! Держишься хорошо. Ногами передвигай, погоняй его – пусть побегает за тобой. И это...  не раскрывайся. Прибереги апперкот, не показывай раньше времени, чтоб это был для него полный ахтунг. Один раз, но как. Понятно, Власов?

 

власов

Понятно.

 

Звучит гонг.

 

старшина

Ну, иди.

 

Власов рвётся в бой...

 

Немецкий офицер следит за боем, закусив губу.

 

Генерал и Немецкий генерал переглядываются.

 

Оба генерала напряжены. Кажется, ещё мгновение, и они сами выйдут на ринг... или же пойдут друг на друга...

 

На ринге Соперник Власова бросается в атаку.

 

Власов уходит от ударов, изредка «огрызаясь» прямым ударом то левой, то правой рукой.

 

После очередного удара Власов раскрывается и тут же пропускает сильный удар.

 

Власов не может удержаться на ногах, падает.

 

Генерал вскакивает со стула.

 

Немецкий генерал издаёт радостный клич.

 

Генерал оборачивается к Немецкому генералу и готов того порвать...

 

Немецкий генерал разводит руками, мол, что поделаешь...

 

Старшина склонился над Власовым.

 

старшина

... пять... Вставай, Власов... ну, же... давай...

 

генерал

(сквозь зубы)

Давай...

 

старшина

... шесть... Власов, это... отпуск...

 

власов

Мне кажется, я уже в отпуске...

 

старшина

Я те дам в отпуске... семь... ну!

 

Власов с трудом, но встаёт.

 

Генерал облегчённо вздыхает.

 

генерал

Боец! Вот это боец!

 

Власов поднимает руки, показывая, что к бою готов.

 

Старшина показывает три пальца на руке.

 

старшина

Сколько видишь пальцев? Сколько видишь пальцев?

 

власов

Все... три...

 

старшина

Бокс!

 

Зрители снова заводятся – поддерживают боксёров.

 

После нокдауна Власов по рингу передвигается вяло.

 

Боксёры обмениваются ударами...

 

Соперник Власова проводит серию ударов, прижимая Власова в угол ринга...

 

Генерал морщится.

 

Немецкий генерал злорадно улыбается.

 

Подполковник смотрит, затаив дыхание.

 

И только Лейтенант, кажется, смотрит на бой спокойно, но его напряжение выдают капельки пота на лбу.

 

Остальные присутствующие на матче очень эмоционально кричат – поддерживают кто советского, кто немецкого боксёра.

 

И далее всё происходит медленно-медленно: Соперник Власова проводит прямой удар, Власов уходит от удара и тут же наносит раскрывшемуся Сопернику сокрушительный апперкот – удар снизу.

 

Голова Соперника Власова медленно откидывается назад, сам Соперник медленно опускается на колени... и падает на ринг.

 

Спортзал оглушается криком.

 

Подполковник, ликуя, сжимая кулаки, подпрыгивает со стула.

 

Генерал подмигивает Немецкому генералу.

 

Немецкий офицер качает головой.

 

Старшина на ринге считает:

 

старшина

... восемь... девять... Аут!

 

Лейтенант достаёт из кармана платок и вытирает пот со лба.

 

лейтенант

Мда...

 

Генерал наклоняется к Лейтенанту.

 

генерал

Кто таков?

 

 

лейтенант

Рядовой Власов.

 

генерал

Сержант Власов.

 

лейтенант

Так точно.

 

экст. казарма вечер

 

У дверей казармы курят Дед, Федосюк и Говоров.

 

дед

Интересно, как там Вася? Счёт-то один – один. Его бой решающий.

 

Говоров

Да, дела... Жаль его, конечно...

 

федосюк

А начальство само виновато. Устроили тут спортивный праздник.

 

инт. спортзал вечер

 

Генерал торжествующе смотрит на Немецкого генерала.

 

Старшина объявляет следующую пару боксёров:

 

старшина

В красном углу... Советскую армию представляет... Вася... Василий «Питбуль» Прутиков...

 

Зал замирает...

 

Из рук Подполковника выпадает рюмка водки...

 

Лейтенант смотрит на ринг и выдаёт своё очередное:

 

лейтенант

Мда...

 

Торжество сходит с лица Генерала и уступает место глубокому недоумению...

 

У Немецкого генерала разыгрался тик – у него подёргивается уголок рта...

 

Немецкий офицер сглатывает слюну и одним махом выпивает рюмку водки.

 

На ринге, как ни в чём ни бывало, стоит сосредоточенный Вася. На нём спортивный халат размера на три больше, чем надо. Перчатки же выглядят пудовыми гирями в руках первоклассника...

 

инт. казарма вечер

 

Солдаты молчаливо доедают фрукты. Но вот Федосюк нарушает молчание:

 

федосюк

Он геройски погиб, защищая родину.

 

Казарма разрывается взрывом смеха.

 

Говоров

Васю принесут. Сам не дойдёт.

 

И припадок нервного, истерического смеха повторяется.

 

Дверь открывается.

 

Все солдаты как по команде прекращают смеяться и оборачиваются.

 

На пороге стоит живой, довольный, с улыбкой до ушей Вася, держащий в руках огромный, размером почти с него самого, торт.

 

вася

Вот... выиграл...

 

Все, кто сидит в казарме, бросаются к Васе, берут у него торт, ставят торт в сторонку и с криками «Ура!» начинают качать Васю.

 

Дед ставит посреди казармы стул.

 

Васю ставят на стул.

 

дед

Ну, рассказывай.

 

Не успевает Вася открыть рот, как в казарму входит Подполковник в сопровождении Лейтенанта и Старшины.

 

подполковник

Уже знаете, за что наш герой получил торт? В его весовой категории не нашлось соперника. Самый худой немец был кило на пятнадцать тяжелее Прутикова. Вот Васю и признали победителем.

 

В казарме все смеются.

 

старшина

Васю «Питбуля» Прутикова! Ну, питбуль, заработал отпуск!

 

И новый раскат смеха.

 

федосюк

Наверное, одни боксерские перчатки немца весили больше, чем весь Вася!

 

Все, в том числе и Старшина, смеются.

 

Суровый Подполковник тоже не может удержаться.

 

Даже Лейтенант постепенно «заводится» и заходится смехом.

 

зтм.

 

КОНЕЦ

 

 

зтм.

 

титр: вместо эпилога

 

из зтм.

 

экст. Железнодорожная Станция «Малые махаловки» день

 

Поезд трогается и уезжает.

 

Зверев провожает взглядом удаляющиеся состав. Он оборачивается.

 

По пустому перрону ветер гоняет газету.

 

На лавочке сидят улыбающийся Вася Прутиков с тортом на коленях и внимательно, с интересом смотрящая на офицера Зверева Мария Павловна.

 

Зверев подходит к ним, подсаживается к ним на лавочку, достаёт пачку сигарет и закуривает.

 

Вдали раздаётся прощальный гудок паровоза...

 

Зтм.

 

титр: конец