Liter A  Литературно-художественный журнал


Любовь Талимонова

З в у к

 

 

         Где-то там, на дне глубокого оврага около реки, жил-поживал Звук. Он был невидим, но  его  слышали все. Куда бы ни ходил Звук, что бы ни делал, его было слышно во всём мире. Даже когда он спал на берегу реки, то журчал ночью тихим ручейком. А когда Звук сидел на большом обточенном камне посередине речки и молча думал думу, то воздух наполнялся звенящей тишиной.

            Когда солнце  поднималось и освещало  склоны  оврага, Звук тоже поднимался высоко в небо и вместе с птицами пел их песни. Если вечером синяя туча занимала собой полнеба и проливалась звонким летним дождём, Звук радостно хлопал в ладоши, стучал каплями по земле и прыгал по лужам. После грозы Звук вместе с быстрыми потоками воды сбегал в овраг;  там он уже гудел и шумел вместе с разлившейся рекой. Он гремел камнями и водоворотами, а потом постепенно стихал.

          Когда наступала осень, Звук мелким дождём шелестел по траве и тихо постукивал по жёлтым листьям и дороге. С осенним туманом Звук играл в прятки: он появлялся на изгибе реки и тут же исчезал где-то за поворотом.

          Зимой по оврагу часто проезжали холодные Ветры на морозных конях. Звук свистел им вслед, отчего морозные кони неслись ещё быстрее, заметая сам овраг и речку снегом из-под копыт. Вслед за Ветрами прилетала Метелица - проказница. Она кружилась, смеялась, заметала всё на своём пути и часто пела протяжные песни. Звук всегда танцевал со снежной красавицей и всегда подпевал ей: “ У-у, у-у!”

          С наступлением весны Звук обычно был так доволен ярким солнцем и так занят, что почти не отдыхал. Он трещал с ломающимся льдом, с тающим снегом он шумно вливался в весеннюю реку и грохотал на всю округу. Звук бегал по лесам и полям, будил птиц и напоминал им о весёлых мелодиях. Первым цветам и листочкам он пел неслышимые песни новой жизни. Крылышки всё ещё сонных жуков и шмелей Звук наполнял гудением и жужжанием...Везде и всюду Звук находил себе работу и заботу весной, за весь день он не приседал ни на минуту, поэтому к вечеру он ужасно уставал. Тогда Звук спускался на дно тёплого оврага и  ложился на мягкую зелёную травку около реки. Засыпая, журчал тихим ручейком и плескал мягкими волнами о берег под лунно-звёздным небом до следующего утра.