ИНТЕРВЬЮ

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
Александр БЛОК:

БРЕМЯ ИМЕНИ

Говорят, имя — это судьба. Если имя дается человеку в честь героя, гения науки или искусства, родители предполагают некоторые совпадения в судьбе тезок.  
А что бывает, если и имя, и фамилия человека полностью совпадают  со всем известными именем и фамилией одаренной и незаурядной личности?

Петербургский актер театра и кино Александр Блок известен зрителям по таким конолентам, как «Перикола», «Прекрасная Елена», «Хмель», «Разборчивый жених», «Русская невеста», сериалам «Бандитский Петербург», «Честь имею», «Женская логика» и многим другим кинофильмам.

 

Интервью
Александра БОГДАНЧИКОВА

Кор. Александр, вы — тезка великого поэта. Как вам живется с таким именем? Как влияет оно на вашу судьбу?

А. Б. Ужасно. В детстве меня часто дразнили. И все клички и прозвища, начиная с детского сада, увы, не имели ничего общего с поэзией.

Кор. А потом?

А. Б. Шли годы, смеркалось… Жить с этим именем и фамилией было по-прежнему трудно. Всегда. Многие почему-то считали, что это псевдоним…

Кор. Считали его нескромным?

А. Б. Когда я заканчивал театральный институт, меня вызвал в кабинет мэтр и сказал: «Ты знаешь, что с такой фамилией в искусстве жить неприлично?» «А что делать?» — растерялся я. Мы с ним целый час придумывали мне псевдоним, но ни один ему не нравился. И он махнул рукой: «Ладно, будь Александром Блоком». Но все почему-то продолжают думать, что это — мой псевдоним. Иногда даже просят паспорт показать. Много казусов, смешных случаев по этому поводу.

Кор. Например?

А. Б. Я живу на улице Декабристов, по диагонали, можно сказать, от дома-музея Блока. У меня тесть — ветеран войны, да еще работал на телефонной станции, но, как ни странно, телефона у нас не было. И вот, наконец, когда он пробил телефон, то номер дали из дома-музея Блока. Мне периодически звонили и спрашивали: «Это дом-музей Александра Блока?» Я думал, кто-то издевается, шутит, и отвечал: «Пока еще нет!»

Кор. А связи, родственной или духовной, у вас с поэтом Блоком нет?

А. Б. Ну почему же, духовная есть. Можно провести много параллелей. Например, при поступлении в театральный институт я читал Блока. Еще мой великий тезка, будучи поэтом, мечтал быть артистом, а я стал.

Кор. Вы с поэтом Блоком не родственники?

А. Б. Совсем не родственники. Мой отец с юга Украины. У нас немецкие корни: предки из каких-то бывших петровских поселений (он бабушку спрашивал, которая родилась еще в XIX веке).

Кор. Стихов не пишете?    

Стихи не пишу, зато с Пушкиным знаком.

Кор. Как это?

Однажды в институте мне говорят: «Ты должен обязательно познакомиться с одним человеком». Нашли его, говорят: «Познакомьтесь, пожалуйста». Протягиваю ему руку, представляюсь: «Александр Блок».  Он пожимает мою руку и называет себя: «Александр Пушкин».

Кор. Вы сказали, что при поступлении в театральный институт читали Блока…

А. Б. Да. Приехал из Симферополя, очень боялся. Пришел на Моховую, сидел, смотрел, как там бланки заполнять и все такое… И вдруг ко мне подходят и говорят: «Молодой человек, вы поступать?» «Да». «Заходите». Я в тот день не хотел.  И сказал, что еще не заполнил анкетку там одну… А мне: «Ничего, ничего, заходите!» Зашел. Сидит комиссия уставшая: «Пожалуйста, имя, фамилию, и что будете читать». Я: «Александр Блок…» Они: «Вы что, глухой? Мы глухих не принимаем в театральный. Сначала имя и фамилию, потом — что будете читать Александра Блока». Я: «Меня зовут Александр Блок…»  Комиссия сразу проснулась. Все смеялись… Я опять: «Александр Блок…» Они: «Да мы поняли». Я: «Да нет, я «Скифы» Блока буду читать».

Кор. Ну вот, помог тезка привлечь внимание приемной комиссии. Значит, это не только отрицательно влияет.      

А. Б. Иногда отрицательно. А иногда очень хорошо. Сразу запоминают. При следующей встрече не приходится напоминать, кто я такой.

Кор. Скажите, вас сформировало великое имя, или все сложилось независимо от этого?

А. Б. Мне кажется, что я был бы на сегодняшний день тем,  кто я есть, даже если бы меня звали Вася Метелкин.

Кор. Журнал, для которого я беру у вас интервью, называется «Невероятный мир». Было ли в вашей жизни что-то невероятное?

А. Б. К моему возрасту столько всякого невероятного случилось… Например, когда я был студентом, жил в комнате одной, в общежитии. Помню, отчего-то вдруг проснулся. Занимался рассвет. Контровой свет такой… Вижу, у моей постели стоит человек. Он был в каком-то длинном темном плаще и шляпе. Как только я открыл глаза, стал судорожно вспоминать, где я, что я… И понял, что в общежитии, и что у меня  никого не должно быть. Лица незнакомца не вижу, свет контровой, сзади… И тогда спокойно спрашиваю: «Кто здесь?» Тишина в ответ. У меня такое состояние, что я начинаю медленно сгибать ногу под одеялом, потом отбрасываю одеяло и бью его ногой в живот. Бам! И он исчез. Что это было?.. Кто?..

Кор. Александр, а люди, с которыми вы общаетесь, дружите, верят в невероятное?

А. Б. Не только верят. Со многими из них происходили совершенно невероятные вещи. У меня замечательные друзья. Поэтесса Людмила Заподинская рассказала просто потрясающую историю, случай из своей жизни. Работала она тогда в ЛОСХе (Ленинградское отделение Союза художников). Видит сон. Идет она на работу. Входит в вестибюль. Там, на доске объявлений некролог: скончалась такая-то, на 69 году жизни, после продолжительной болезни… Уже наяву приходит Людмила на работу (она там не всех же знала, народу много), поднимается в отдел к  подруге и спрашивает ее: «У нас случайно не работает такая-то?» Та говорит, что да, есть такая в таком-то отделе… Прошло месяца два. Приходит Людмила на работу и видит на доске объявлений именно тот некролог из сна! Она просто обалдела. Когда поднялась к подруге, та сидела, сжавшись в комочек и смотрела на нее во-от такими глазами. Потому что вспомнила сон, который Людмила ей рассказала два месяца назад.

Таких много случаев. Обычно сидим, вспоминаем, и каждый что-то такое рассказывает. Кто сон, кто — как летал…

Кор. Вот о полетах подробнее, пожалуйста. Кто, куда и на чем?

А. Б. Та же Заподинская и летала. Как-то сидела она со своей подругой  на лавочке. А подруга тогда поссорилась со своим молодым человеком и буквально достала ее своим нытьем. До такой степени, что Людмилу начало трясти. И почему-то она выпалила: «Я сейчас к нему слетаю». Далее она рассказывала: «Вдруг я впала в состояние какого-то транса. Чувствую, что сижу на лавочке, и в то же время взлетела. И влетела в окно квартиры на четвертом этаже, зависла там под потолком. Вижу молодого человека, лежащего на диване. Начинаю рассказывать подруге, что я вижу. Описала точно футболку, которую, оказывается, она ему подарила. И многое другое. Подруга спрашивает: «Ты что, бывала у него дома?» А я не только не бывала, но и никогда в жизни не видела ее Колю!»

Кор. Мы разговариваем в перерыве, на съемках фильма «Женская логика». Кого вы здесь играете?

А. Б. Убийцу. Правда, Станислав Сергеевич Говорухин, мой партнер, сказал, что у меня глаза добрые…

Кор. Если всю жизнь играть негодяев, не может ли это сказаться на личности актера? И не придется ли потом за это отвечать?

А. Б. Нет, нет. Ведь есть это магическое «если бы».

Кор. Но некоторые актеры, воплотившие положительный образ, говорят, что такие роли их облагораживают.

А. Б. Возможно. Но, примеряя на себя чей-то негатив, можно даже очиститься, избавиться от того плохого, что есть в каждом человеке. Если человеку плохо, это надо обязательно выплескивать, выбрасывать, проговаривать. Я не знаю, выходить в поле и кричать, очищая свой организм. Иначе дурная энергия  может накапливаться и неизвестно во что вылиться.

Кор. Как вы вживаетесь в образ убийцы?

А. Б. В мире нет ни одного человека, который в мыслях бы не убил другого человека.

Кор. Следовательно, и вы…

А. Б. У меня были друзья, семейная пара. Они заняли приятелю денег, а он нанял киллера, чтобы не отдавать долг. Причем, ее еще долго пытали, требовали расписку… Когда я узнал, у меня были чувства убийцы: если бы тогда мне дали пистолет, я бы, не моргнув глазом, застрелил бы этих негодяев.

Кор. Вы «за» или «против» смертной казни?

А. Б. Я, наверно, «за», хотя знаю статистику, по которой это ни от чего не защищает, не спасает.

Кор. В какой роли вы бы ни за что не стали сниматься по этическим соображением? Или для вас все интересно, все надо играть?

А. Б. Для меня в этом плане нет табу. Никакого.

Кор. То есть, вы бы спокойно согласились  на роль Воланда?

А. Б. Да. Актерская профессия — она греховна. Но Бог простит, потому что она служит людям, она для людей, она гуманная профессия. Какого бы негодяя, какую бы сволочь мне не предложили сыграть, я бы это сделал. Потому что он мне мерзок, но я хочу понять его образ мыслей, причины, почему он так поступает, чем доведен, что это за смещение человеческого сознания?

Кор. Не все актеры так всеядны.

А. Б. Да. Многие говорят: «Ах, что вы, я вот такой Иван-царевич по жизни, я буду пропагандировать только гуманные ценности».

Кор. Почему, на ваш взгляд, некоторые актеры отказались от участия в киноверсии «Мастера и Маргариты» по Булгакову именно по духовным соображениям, не желая играть бал сатаны, например?

А. Б. Мне трудно за них ответить. Если уж до такой степени… Можно даже сходить в церковь и посоветоваться с батюшкой, попросить благословения.

Кор. Вы сами сказали, что актерская профессия греховна…

А. Б. Да, как и многое, что делает человек. Если человек украл, — это грех. Но и он может быть прощен. Так и с ролью. Мне такие отказы непонятны. Тем более, самое интересное, что все, кто по духовным соображениям отказались от тех или иных ролей, придут эту картину смотреть. И все читали роман. Тогда они должны были сжечь эту книгу, или выбросить, или даже не прикасаться к ней… Но все придут смотреть кино.

Кор. Можно ли представить себе ситуацию, что в искусстве нет темы зла?

А. Б. Невозможно. Тогда и искусства не будет.

Кор. Почему?

А. Б. Потому что в жизни такого не бывает.

Кор. Господь создал рай, где не было зла. Правда, мы знаем, что потом случилось и к чему это привело. Человеческая цивилизация гибнет и, возможно, не в первый раз.

А. Б. Плюс не может существовать без минуса, белое — без черного. Мир людей без зла —  это утопия.

Кор. Но люди пытаются разделить эти понятия.

А. Б. Теоретически мы пытаемся это разделить. Но зло и добро находятся в единстве. А искусство — это чувство меры, это баланс между тем и другим.

Кор. Если взять отдельно две эти стороны нашей жизни, вы на темной или на светлой стороне?

А. Б. Я на светлой. Конечно, на светлой.

 

 

 

 

 

               

    

 HOME       ИНТЕРВЬЮ     СЪЕМКИ       ПРЕДЛОЖЕНИЯ       КИНОСЦЕНАРИИ       АКТЕРСКОЕ АГЕНТСТВО        ТВОРЧЕСТВО ФОТОГРАФОВ-ХУДОЖНИКОВ

Все права на материалы, находящиеся на сайте http://roskino.com/ охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом электронном использовании, после письменного разрешения, гиперссылка на «roskino.com»  обязательна.
© "NM"  Reg.№ 831, от 22 04 1991 Роскомпечати, Москва. 
Главный редактор журнала Александр Богданчиков
197101, Санкт-Петербург, Каменноостровский пр.кт, 10
 Copyright © 2000-2007. All rights Reserved.
Design by Abf.    e-mail:
post@roskino.com    ICQ:482461075 



Rambler's Top100  

 

                            НЕВЕРОЯТНЫЙ МИР!  ИЗДАНИЕ О НЕПОЗНАННОМ