ИНТЕРВЬЮ С СОЗДАТЕЛЕМ ФИЛЬМА

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КИНОЛЕГЕНДА ОБ ИХТИАНДРЕ

Недавно вышел на телеэкраны ремейк прославленного фильма «Человек-амфибия». Оценку ему даст зритель. А сегодняшнему поколению, наверное, небезынтересно будет  узнать, как снимался его предшественник, первый подводный советский фильм, ставший легендой.

Фильм «Человек-амфибия», созданный по мотивам романа известного отечественного фантаста Александра Беляева, сразу завоевал симпатии зрителей всех возрастов, а главный герой киноленты Ихтиандр — юноша, которому гениальный хирург пересадил жабры акулы, — стал кумиром нескольких поколений молодежи. Фильм давно стал легендой отечественного кинематографа и сам изрядно оброс легендами. В 1961 году эта одиссея получила путевку в жизнь. А начиналось это так.

Режиссер Владимир Чеботарев и оператор Эдуард Розовский сидели над обрывом глубокого горного ущелья на съемках совершенно другого фильма, рассматривали парящих высокого в небе орлов и обсуждали идею о съемках фильма глубоко под водой. Причем не просто подводного фильма, а экранизации романа Александра Беляева «Человек-амфибия».

Идея «пошла по умам», и в голове Алексея Каплера завершилась сценарием первого советского приключенческого подводного фильма. А дальше...  

О том, что было дальше, рассказывает оператор-постановщик Эдуард Розовский, снявший за свою жизнь множество документальных и 72 художественных фильма, пятым из которых был 
«Человек-амфибия».  

 

Людмила ОСОКИНА,

Александр ПОТАПОВ

 

ЛЕГЕНДЫ

Говорят, при съемках сцены, когда Педро Зурита (Казаков) за-ставлял Ихтиандра нырять за жемчугом, на Коренева надели металлический пояс с 30-метровой цепью, которая чуть не утопила актера, потому что матрос выпустил ее из рук. А оператор бросился спасать человека-рыбу и утопил камеру.

 Другая версия. Ихтиандра-Иванова привязали к якорю, когда по-следний бросали в воду в другой сцене. Веревка якобы запуталась так сильно, что ныряльщик долго не мог ее развязать и чуть не захлебнулся от нехватки воздуха.

Фильм долго не выпускали на широкий экран как антисоветский.

Под водой у Вертинской была дублерша, потому что она не умела плавать.

Подводный костюм Ихтиандра — старенький «Калипсо» — после съемок списали, а потом он попал к тренеру по фигурному катанию Станиславу Жуку. В этом костюме Жук несколько лет охотился под водой.

 

АВАНТЮРА

— Сценарий проходил утверждение с большим трудом, потому как изначально все это считалось авантюрой, — вспоминает Эдуард Александрович. — Съемок в открытой воде в автономном режиме просто не было, это были 1958 — 1959 годы.

 Сначала вся съемочная группа полгода занималась в школе подводного плавания, и все получили удостоверения профессиональных легководолазов. При съемках береговая часть находилась на глубине 14 м, а мористая — на 18 м. Некоторые сцены снимали на большей глубине.

Хотели снимать на Красном море, где очень прозрачная вода, видимость — 90 метров, но... испортились отношения между нашей страной и Египтом. Начался поиск «натуры». В Каспии вода оказалась мутной. Мы перекочевали в Крым и два месяца обследовали под водой все побережье. Выбор пал на бухты Ласпи и Голубую недалеко от Севастополя. Два года длился подготовительный период, а сами съемки заняли около года. Консультантами первого отечественного подводного художественного фильма были сотрудник Ленин-градского института физической культуры им. П. Ф. Лесгафта, аквалангист Владлен Кебкало и первый чемпион СССР по подводному спорту, инженер Рэм Стукалов.

 

ВСЕ ВПЕРВЫЕ

— Никто не знал, с чем столкнемся, — продолжает Розовский.— Заложили в смету среднюю стоимость фильма — около 400 тысяч рублей, хватило.

Техники не было. Помогали, кто только мог. Делали акваланги, подводные штативы, боксы для камер, свинцовые грузы. Потому что выяснилось, что самое сложное под водой — снять статичный кадр.

Приспособили камеры для съемок под водой: стабилизаторы, система подкачки, балансировка, поплавки, крылья — сложные технические решения.

Перед объективом камеры была специальная трапецеидальная клетка с большим оргстеклом впереди. Внутри этой клетки, обтянутой сеткой, плавала какая-то рыба, чтобы, куда ни повернись, всюду была живность. (Я придумал.)

Все хотелось сделать в лучшем виде — без подвохов и обмана. Некоторые опасные и рискованные вещи проверяли на себе. Прежде чем привязать артиста к якорю и бросить на глубину 18—20 метров, мы вдвоем с Владленом Кебкало, не привязываясь, обхватили огромное веретено якоря, который по  команде бросили в воду. На глубине около 5 метров нас оторвало от якоря и в полуоглушенном (от грохота цепи) состоянии выбросило наверх. Мы поняли, что Бог миловал. Поэтому к якорю привязали манекен, одетый «под Ихтиандра», а когда он упал на дно и поднял клубы ила, сняли другой кадр — с привязанным Володей Кореневым. А вокруг были аквалангисты с запасными аквалангами, чтобы Ихтиандр мог дышать под водой. Вот так снимался этот эпизод. А легенды пусть остаются легендами.

 

УПРЯЖЬ ДЛЯ АКУЛЫ

Самый сложный эпизод — это бой Ихтиандра с акулой. — В глазах маститого оператора вспыхивают искорки. — Акулы не было. Рыбаки притащили нам большую белугу, килограммов на сто пятьдесят, но с распоротым брюхом. Икру вынули. Нам пришлось набить эту рыбу всякой требухой и зашить через край. Отсюда у нас была масса неприятностей: рыба все время переворачивалась кверху брюхом и был виден разрез. Но после многих попыток что-то сняли. Однажды, действительно, чуть не утопили камеру.

Пока снимали эту белугу, нас вынесло течением в море, и рыба стала тонуть. Ее надо было поднимать, а под водой только я остался в акваланге. Начался челнок: бросил камеру, пошел за рыбой, поднял ее немного наверх, а в это время камера тонуть стала. Стал поднимать камеру. Вот так: камера — рыба, рыба — камера, пока воздух в баллонах не кончился. Потом уже ребята сверху ныряли, по очереди поднимали рыбу, меня и камеру. Потому что воздуха в аквалангах ни у кого не осталось. В общем, обошлось...

С помощью Союза художников сделали 6-метровую резиновую акулу. Надо было две тонны балласта, чтобы притопить это чудище, которое стоило больших денег, но на акулу не походило. Сделали деревянную, с моторчиком. Но и ее нельзя было использовать — оставляла пенный след. Снова помогли рыбаки: привезли небольших катранов — черноморскую акулу. По частям снимали: крупно, перед самым аппаратом — голову, крупно — хвост. Крупным планом — резинового монстра. А для катранов даже упряжь делали, как для лошадей: узду на них надевали, чтобы непо-средственно перед камерой плыли. Однажды едва успели обрезать эти постромки, а то утащили бы камеру на глубину.

Разное происходило: переворачивались лодки и катера, все оказывалось на дне — акваланги, декорации, все на свете. Но ничего не утонуло, все подняли.

 

15 ИХТИАНДРОВ

 И 10 ГУТИЕРЭ

— После большого конкурса в один прекрасный день по студии ходили 15 —16 Ихтиандров и 10 —12 Гутиерэ, примерно одинаково одетых, — раскрывает секреты Эдуард Розовский. — Уже из них отобрали Коренева и Вертинскую.

— Чем они были привлекательнее других?

— Внешними и внутренними данными. Своей чистотой и непо-средственностью.

Настя была чудо как хороша и очень хотела сниматься в фильме. Сначала она и плавать не умела, но активно училась и плавать в акваланге, и нырять. Она была так упорна, что категорически отказалась от дублерши (не устраивала ее фигура) и во всех сценах под водой снималась сама. Дублершей была Галя Скорикова (Шурепова), одна из сильнейших спортсменок-подводниц СССР, но она только помогала: первой проходила маршруты, страховала.

И Володя был чертовски привлекательным. Его роль — удивительная непосредственность восприятия человека «не от мира сего», который  впервые попал в непонятную ему среду, в этот мир.

Для меня как оператора задача была довольно сложная — показать этот мир глазами Ихтиандра, который впервые оказался в людской толчее, толпе, в мире, где существует продажность, воровство, смерть, непонятные законы и т. п.

Решено было снимать отраженно, через какие-то детали, в которых отражается жизнь города: витрины, гнутые зеркала, стоящие на улицах, сверкающие колпаки и крылья машин. По существу, через кривые зеркала... Мне кажется, что это точно легло на характеристику героя.

Самая моя большая радость, когда я сейчас смотрю картину, — феерический подводный танец Ихтиандра и Гутиерэ: где Настя сама с Толей Ивановым (дублером Коренева) плывет под водой...

 

О ЧЕМ НЕ ЗНАЕТ ЗРИТЕЛЬ

По сей день многие думают, что артист Коренев-Ихтиандр делал все сам: великолепно плавал под водой, нырял на ошеломляющую глубину и даже вел поединок с акулой. Однако это не так.

В самых сложных съемках у него был дублер — студент третьего курса Института физкультуры имени Лесгафта пловец-перворазрядник Анатолий Иванов. Правда, его участие в фильме оценили более чем скромно. Он упомянут лишь в титрах среди участников массовых сцен! Конечно, это вопиющая несправедливость. Без него... Легко догадаться, что было бы без него.

В один из зимних дней сотрудник института физкультуры Владлен Иванович Кебкало предложил Иванову пройти пробы на роль дублера Ихтиандра. Кинопробы проводились в бассейне института. Анатолий мог длительно задерживать дыхание под водой, плыть и нырять в ластах с большой скоростью. Кто же из молодых людей откажется от столь лестного предложения? И Анатолий согласился.

Претендентов на роль дублера Ихтиандра было несколько. Чемпион СССР по плаванию Кузьмин плыл отменно, но слишком спортивно. Аквалангист Ефремов, наоборот, передвигался под водой несколько тяжеловато. Зато Иванова природа одарила пластичностью, и под водой он плыл легко и элегантно. Он-то и стал настоящим властелином моря, участником большинства подводных съемок фильма.

Как-то выдающийся спортсмен-подводник, многократный рекордсмен мира Андрей Красников признался одному из авторов: «Я стал заниматься подводным спортом только потому, что хотел плавать, как киногерой Ихтиандр». И это ему, судя по результатам, почти удалось! В 1969 году на чемпионате СССР А. Красников стал победителем в плавании в ластах на дистанциях 100, 200, 400, 800 и 1500 метров, завоевал пять золотых медалей и прибавил к ним еще одну победу в эстафете. Пока этот результат не удалось повторить никому. Может быть, такой успех пришел к А. Красникову потому, что тренировался он у Александра Иванова — самого что ни на есть настоящего «Ихтиандра».

 

КОСТЮМ ИХТИАНДРА

— Никакого «Калипсо» не было в помине, — развенчивает еще одну легенду Розовский. — А для Ихтиандра придумали комбинезон из эластичной ткани (из которой делали плотные женские колготки). Из старой кинопленки вырубили чешуйки (10 000 штук), покрасили их перламутровой краской и вручную нашили на комбинезон. Таких костюмов сделали четыре. Один из них сейчас находится в кинотеатре «Кристалл-палас» на Невском проспекте.

Художники Всеволод Улитко и Тамара Васильковская придумали форму очков, шлем, плавник на костюме. Сначала думали, что в шлем сможем поместить какой-нибудь баллончик с кислородом для автономного дыхания, но  не вышло.

В фильме Анатолий Иванов впервые плыл способом «дельфин» в раздельных ластах, которые мы склеили сами.

 

ЛИДИНГ, НА ПОМОЩЬ!

— Из-под Синопа нам привезли четырех дельфинов в ваннах. Костя Константиновский — укротитель тигров — безуспешно пытался их дрессировать. Несколько кадров плывущего дельфина удалось снять в вольере. Потом вольеры разбило штормом, трое ушли в море, а один оставшийся сдох, но свою роль он отыграл не хуже живого. Именно его, «подплывшего», подтаскивали к Ихтиандру.

 

КАЖДЫЙ КАДР — ЭПОПЕЯ!

— Приходилось долго ждать хорошей погоды и прозрачной воды, — выкладывает все новые подробности наш собеседник (как будто это происходило совсем недавно и не было за плечами десятков других фильмов). — Сложно было с декорациями: каждая водоросль имела чуть ли не полтонны балласта. Помощником моим под водой была осветитель Тоня Иванова — замечательная девушка крупных габаритов. Она служила мне подводным штативом: стояла на дне, груженная свинцовыми поясами, а я — на плечах снимал с верхней точки.

Было тяжело физически. Но самое тяжелое — входить в воду второй раз. Так замерзали, что на суше надевали на себя все: свитер, рейтузы, спальник, на голову феску, сверху матрас — и все равно «колотун». Нужно было, чтобы кто-то сверху сел, чтобы быстрее согреть.

Практически каждый кадр — это целая эпопея! Но когда в 1961 году картина вышла на экран, столько неприятностей было! Критики ополчились: третьесортный жанр, нельзя портить высокий вкус советского зрителя жанром приключенческого фильма, — по зубам картину били. Только через три года, когда фильм набрал 100 миллионов зрителей, стали говорить о целесообразности этого жанра, а картина получила право на существование. Но для съемок под водой путь был закрыт. Я хотел бы посмотреть, кто сейчас может сделать подводную картину на том уровне, на каком ее сделали мы.

 

ЧАСЫ НА ПАМЯТЬ

В сентябре 1998 года Эдуард Розовский наконец-то побывал на Красном море, где не смог снять фильм. К сожалению, он не взял с собой удостоверение легководолаза, и акваланг ему в прокат не дали. Пришлось плавать с маской и ластами. И вот однажды на дне что-то блеснуло. 62-летний оператор-подводник вдохнул поглубже и нырнул на 7 метров. И не зря! Он до-стал идущие японские часы «Карден» для подводных погружений. У них был сломан ремешок (потому и утонули). Теперь Эдуард Александрович постоянно носит эти часы. Как память о Красном море. И о фильме «Человек-амфибия».

 

«ОН МОЙ ЛЮБИМЫЙ ГЕРОЙ!»

В юности одного из авторов этих строк судьба свела с человеком, который лично знал Беляева. Он вспомнил, что в 1929 году, будучи у писателя дома на Петроградской, слышал, как Александр Романович на вопрос одного из гостей, а будет ли продолжение романа об Ихтиандре, ответил: «Оно уже есть». И даже рассказал сюжет...

Известно, что роман Беляев писал легко, по 20—30 страниц в день.

«Когда книга написана, ее герои меня больше не интересуют!» — говорил Александр Беляев. Но для Ихтиандра он сделал исключение.

«Ихтиандр, — утверждал фантаст, — символ, чего упорно не замечают читатели. Да, да! Он мой любимый герой, но он символ! И не чего-нибудь, а единения человека с морем... Кстати, Сальватор тоже символ — безграничных возможностей науки...»

 

ИХТИАНДР МОГ  ... УТОНУТЬ

— Я заканчивал четвертый курс ГИТИСа, когда стал сниматься в роли Ихтиандра, — охотно вспомнил давнюю историю Владимир Борисович Коренев, актер московского театра им. Станиславского. — Мне был 21 год. Помню, что примерно полгода после съемок на студии каждый вечер плавали в бассейне института им. Лесгафта — отрабатывали технику ныряния, осваивали акваланг. А когда попали на море, было удивительно интересно. Подводный мир поражает всех и доставляет большое удовольствие. И потом, было лето, мы были молодые... Единственная неприятность — я постоянно замерзал, потому что был очень худым, а снимали под водой по нескольку часов в день. Трикотажный костюм сразу намокал и нисколько не грел. Сначала мне сшили под него прокладку из поролона, но и это не спасало. Потом под костюм смастерили резиновые рубашечку и трусы. Вода под них проникала, нагревалась от тела, и было чуть теплее.

А однажды я чуть не утонул. При съемке эпизода прыгнул в воду с железным обручем на поясе и длинной цепью весом 15—20 кг. Матрос, державший эту цепь, выпустил ее из рук, и меня потянуло на дно. Спас оператор — подхватил цепь. Сам бы я не смог подняться с обручем на поясе, хотя было и не слишком глубоко — метров десять.

Розовский очень много придумал сам для техники съемок, ведь все делалось впервые. Съемочный коллектив был очень дружный, прелестные люди, поддерживали друг друга.

Я не был влюблен ни в одного героя, какого играл. И в Ихтиандра тоже. Конечно, нравилось играть, но это скорее профессиональное отношение.

Хорошо, что у меня есть только один фильм — светлый, добрый, но который все вспоминают. Некоторые сыграли во многих фильмах, но кто вспомнит эти роли...

 

«Я НЕ БЫЛА ГОТОВА

 К СЛАВЕ», — УТВЕРЖДАЕТ АНАСТАСИЯ ВЕРТИНСКАЯ

— На съемках фильма мне исполнилось 16 лет. Это был второй мой фильм: я уже снялась в «Алых парусах».

— Какой эпизод из подводных съемок мне больше всего запомнился? То, что я все время дрожала от холода. Вода была холодная. А так... Все было достаточно обыденно. Снимался банальный фильм под водой по произведению на уровне шлягерной беллетристики. Никто не знал, что он станет таким популярным. В нем ведь нет ничего особенного: чувства понятные, роли простые...

Как я относилась к успеху?.. Я человек замкнутый, люблю уединение и покой. Бабушка нас воспитывала в строгости. Мы ходили за хлебом, убирали квартиру, выполняли все домашние обязанности. И после фильма эти обязанности никуда не делись. Поэтому бытовая часть жизни стала невыносимой. Меня узнавали в очередях, как бы я ни пряталась за огромными темными очками, а потом — в институте, в театре. Иногда толпами бежали за автографом. Жить стало тяжелее. Я не была готова к такой славе.

Если сравнивать эту роль с более зрелыми, то я отношусь к ней с достаточной снисходительностью, как к первой роли. Я ведь не была актрисой, не имела опыта. Смеюсь над образом с нежностью и теплотой и делаю скидки на возраст. Смотрю на фильм, как смотрят на детские фотографии, где есть подростковая нелепость. Сейчас можно было бы сделать замечательный сериал, потому что это бессмертный жанр.

Я не являюсь таким человеком, который без конца смотрит свои роли, хотя кассета с этим фильмом у меня есть.

 

ЛЮДИ-РЫБЫ

Вымысел фантаста казался таким правдоподобным и привлекательным, что многие приняли его за реальность. Появились желающие превратиться в человека-рыбу. В сороковых годах прошлого века один деревенский паренек попросил хирурга пересадить ему жабры сома (за неимением акульих) и даже предлагал эскулапу расписку на случай смертельного исхода...

К слову, и после выхода на экран фильма «Человек-амфибия» появились люди, которые были помешаны на том, что у них есть жабры, и они не могут дышать. Анастасия Вертинская рассказывала: «Как-то за мной бежал человек по улице и в эпилептическом припадке упал мне на руки и закричал: «Пить! Воды! Воды!»

Считается, что пересадить человеку жабры современная медицина пока не может, а вот создать искусственные — пожалуйста. И, хотя в этом случае человек не сможет вернуться на землю, в свое время первый акванавт планеты бельгиец Робер Стенюи пожелал превратиться в амфибию. К счастью, этого не произошло.

Иначе решить проблему пытался доктор Иоганнес Килстра из Лейденского университета в Нидерландах. Он задумал научить человека дышать... водой! Точнее, физиологическим раствором солей, насыщенным кислородом. Стать первым в мире человеком-амфибией согласился 38-летний американский акванавт Френсис Фалейчик. Он дышал водой около четырех часов! После Фалейчик заявил: «Я не чувствовал никакого неудобства и не ощущал лишнего веса в груди, как ожидал».

Как сложилась судьба этого открытия дальше — неизвестно, ученый перестал публиковать сообщения о своей работе.

В 1967 году супруги Бонвентура получили патент на извлечение кислорода из морской воды с помощью небольшого устройства. Сан-Францисская компания «Аквантик коропорейшн» сразу отдала миллион долларов за право пользоваться им, и теперь об этом аппарате ничего не известно.

В 1962 году Жак-Ив Кусто прогнозировал, что к 2000 году под водой должен родиться новый вид человека — Гомо акватикус, который не будет нуждаться в воздухе или в искусственных дыхательных смесях. У него удалят легкие, а в кровеносную систему введут миниатюрное устройство, которое химически будет питать кислородом кровь и удалять из нее углекислый газ. Похоже, этот прогноз знаменитого исследователя глубин пока не оправдался.

 

ПЕРВЫЕ ПОДВОДНЫЕ

Впервые фотографировать под водой начал в 1893 году француз Луи Бутан.

Американец Джон Эрнест Уильямсон, газетчик-карикатурист и фоторепортер из Норфолка (штат Вирджиния), который в 1913 году впервые познакомил с подводной фотографией широкую публику, стал и первым подводным кинематографистом. Из наблюдательной кабины под килем баржи Джон Уильямсон в 1914 году снял фильм в шести частях «Подводная экспедиция Уильямсона». Он имел успех во всем мире. Это была одна из первых документальных кинокартин о жизни моря. Через год он выпустил фильмы «Подводный глаз» (о поисках затонувших сокровищ), «Дочь моря» и ставший шедевром «Двадцать тысяч лье под водой» (на Багамских островах) по роману Жюля Верна.

Зрители видели на экране затонувшие корабли с сокровищами, схватки моряков с акулами и спрутами. Роль смельчака, с ножом в руках боровшегося с гигантским осьминогом, играл сам режиссер. Своим реализмом схватка потрясала даже натуралистов.

Хотя на самом деле спрут был... запатентован Уильямсоном в США под № 1378641 и представлял собой сложную комбинацию каучуковых рукавов с пружинами и чашевидными присосками; внутри чудовища сидел управлявший им водолаз. Автор изобретения рассказал об этом только в своих мемуарах, 30 лет хранившихся в сейфе нотариальной конторы. Но он так и не раскрыл тайну уникальной конструкции. Об этом сожалели американские постановщики, которые не могли создать морских страшилищ (несмотря на наличие современных технических средств) с той достоверностью с какой они «работали» в немом кино у Уильямсона.

Первое цветное фото под водой было сделано в 1926 году В. Лонглеем и Ч. Мартином, членами Американского национального географического общества.

Первый советский художественный фильм о работе водолазов «Путь корабля» снят в тридцатые годы. Второй фильм «Сокровища погибшего корабля» был посвящен деятельности экспедиции подводных работ особого назначения  (ЭПРОН). Но все попытки подводных съемок в водолазном скафандре были случайными.

С усовершенствованием в 1943 году Жаком Кусто и Эмилем Ганьяном акваланга на экранах всего мира начали демонстрироваться  документальные, научно-популярные, художественные фильмы, снятые под водой. Первые фильмы Жака-Ива Кусто «Затонувшие корабли» и «В мире безмолвия». В 1956 году на кинофестивале в Каннах фильм «В мире безмолвия» был отмечен первой премией среди документальных фильмов.

«Человек-амфибия» — первый (и единственный) советский художественный фильм, снятый под водой в натурных условиях.

После него в нашем кинематографе появились фильмы с отдельными эпизодами, снятыми под водой: «Голубая стрела», «Тайна двух океанов», «Последний дюйм», «Над нами Японское море», «Пираты  ХХ века», но до самого последнего времени не было снято ни одного подводного полнометражного художественного фильма.

Санкт-Петербург

 

 

 

 

 

               

    

 HOME       ИНТЕРВЬЮ     СЪЕМКИ       ПРЕДЛОЖЕНИЯ       КИНОСЦЕНАРИИ       АКТЕРСКОЕ АГЕНТСТВО        ТВОРЧЕСТВО ФОТОГРАФОВ-ХУДОЖНИКОВ

Все права на материалы, находящиеся на сайте http://roskino.com/ охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом электронном использовании, после письменного разрешения, гиперссылка на «roskino.com»  обязательна.
© "NM"  Reg.№ 831, от 22 04 1991 Роскомпечати, Москва. 
Главный редактор журнала Александр Богданчиков
197101, Санкт-Петербург, Каменноостровский пр.кт, 10
 Copyright © 2000-2007. All rights Reserved.
Design by Abf.    e-mail:
post@roskino.com    ICQ:482461075 



Rambler's Top100  

 

                            НЕВЕРОЯТНЫЙ МИР!  ИЗДАНИЕ О НЕПОЗНАННОМ